'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: Это радио «Эхо Москвы», добрый вечер. 23 часа и 5 минут в российской столице, время «Аргентума» на «Эхе» — это значит, что программа «Попутчики» уже началась. Александр Плющев в кои-то веки не прогулял, вовремя успел, прибежал, сел, занял место.

А.ПЛЮЩЕВ: Да ладно, я не помню даже, когда я прогуливал в последний раз, ну опаздывал, бывало, ну ничего.

Д.БОРИСОВ: Конечно, память-то, как у рыбки, поэтому – что делать, что делать.

А.ПЛЮЩЕВ: Как у РыбкиНА, я бы даже сказал. У РыбкиНА!

А.ГОЛОВИН: Зато я приехал пораньше, на полчаса.

Д.БОРИСОВ: Да, Александр Головин, вот, вместе с нами тоже. Билет ему вручили наши продюсеры, он сел и, только сев в купе, спросил: «А куда едем?», а мы не рассказали. Пусть будет сюрпризом.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. А знаешь, это в фильмах так в комедийных часто бывает, что люди обнаруживают себя на пути во Владивосток где-нибудь.

Д.БОРИСОВ: Слушай, немножко отвлекаюсь от темы, ты тут вспомнил одного персонажа, и я понял, что это было пять лет назад ровно. Пять лет?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

Д.БОРИСОВ: Или шесть. Это же была, наверное, дата недавно совсем?

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное, да.

Д.БОРИСОВ: И почему-то не вспомнили, это же было гениальное интервью. Мы вспомним, мы обязательно пригласим этого человека в программу «Попутчики», слушайте!

А.ПЛЮЩЕВ: Хотелось бы, кстати.

Д.БОРИСОВ: Мне кажется, вместо программы «Попутчики» можно вспомнить это замечательное интервью с Иваном Рыбкиным.

А.ПЛЮЩЕВ: Можно, можно повторить.

Д.БОРИСОВ: Когда он летал, в Киев да, кажется?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Кстати никто не знал, летал или в поезде ездил, между прочим.

Д.БОРИСОВ: Летал ли в поезде он в Киев. Ладно, это мы вспомним, хорошая идея пришла в голову. А я вам расскажу, почему Александр Плющев сегодня не пропустил, вовремя приехал, все, собранный такой. Даже, вот, оделся, в кои-то веки, по дресс-коду. Потому что, на мастер-класс приехал.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, да, конечно. Каждый раз, когда приходят сюда актеры, я у них выспрашиваю всячески.

А.ГОЛОВИН: Так нет, мастер-класс наоборот должен показывать, по-моему.

А.ПЛЮЩЕВ: Я?

А.ГОЛОВИН: И рассказывать, да.

Д.БОРИСОВ: Нет-нет-нет. Дело в том, что у него мастер классы по другому поводу.

А.ПЛЮЩЕВ: По другому мастерству.

Д.БОРИСОВ: Про интернет, всякие премии Рунета, вот это, там он да, мастак, там их ведет, все прекрасно, там он звезда, да. А в новом амплуа он еще не звезда. Он начинающий актер. Вот бывают люди.

А.ГОЛОВИН: Звездочка.

Д.БОРИСОВ: Еще даже не звездочка.

А.ГОЛОВИН: Ну, это как я, начинающий актер.

Д.БОРИСОВ: Нет, по сравнению с тобой он…

А.ГОЛОВИН: Нет, ну я тоже начинающий.

Д.БОРИСОВ: Он более начинающий, потому что ты хотя бы звездочка, а он пока так еще, ты вот где-то уже более-менее на небосклоне, а он пока еще в шахте.

А.ПЛЮЩЕВ: Оценил, оценил тоже, молодец.

Д.БОРИСОВ: А он пока в шахте.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты уже ничего, подаешь надежду.

А.ГОЛОВИН: Нет, ну действительно, да, ничего.

Д.БОРИСОВ: А он пока, может быть золотая руда, но руда, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, я в шахте еще пока.

Д.БОРИСОВ: Ее еще не добывают.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, Дима просто, чтобы ты понимал, Дима просто рассказывает, слушатели-то уже в курсе, какую передачу издевается надо мной. Я просто тут снялся в эпизоде фильма, и поэтому у всех актеров все про профессию, про профессию, значит, выспрашиваю, да.

Д.БОРИСОВ: Ну, это начало просто, понимаешь. Сначала эпизод, эпизодик, потом эпизод.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, начало большого пути, может быть. Может быть, вот так вот. А у тебя как все начиналось? Расскажи.

А.ГОЛОВИН: Ой, у меня начиналось все с модельного агентства Славы Зайцева.

Д.БОРИСОВ: Опа!

А.ПЛЮЩЕВ: Оба-на!

А.ГОЛОВИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: А я думал, что все модели два метра минимум.

А.ГОЛОВИН: Вот я тоже так думал, когда шел на кастинг.

Д.БОРИСОВ: Такой комплимент от Александра Плющева.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну просто…

А.ГОЛОВИН: Я когда шел когда на кастинг, тоже думал, что все…

А.ПЛЮЩЕВ: Александр не два метра ростом.

А.ГОЛОВИН: Нет, далеко не два метра, да, еще далеко мне до двух метров, но я, тем не менее, расту все-таки. В общем, в модельное агентство вообще сестру хотели отправить.

Д.БОРИСОВ: Но она заболела, и пришлось на кастинг идти.

А.ГОЛОВИН: Нет, я напросился, когда я узнал.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты в прошлый раз про близнецов все спрашивал, вот оно.

А.ГОЛОВИН: Я напросился, потому что узнал, что там есть и актерское мастерство, и дефиле, и хореография, и все остальное. Это школа маленькая. Вот, я вот с этой школы начал, с маленькой, педагог меня заметил, потому что я ему делал все наоборот – он меня просил, там, делать Филиппа Киркорова под него, под фонограмму петь типа, он мне говорил: «Тебе Филипп Киркоров, тебе, Лолита», кому-то, всем. А я делал ему «Отпетых мошенников», и он мне с первого раза сказал: «Что же ты делаешь, я тебя просил Филиппа!», я говорю: «Да он мне не нравится!», он говорит: «Ничего, нравится, не нравится, в следующий раз чтобы принес», я говорю: «Хорошо». А в следующий раз я опять всю группу баламучу, чтобы они со мной, помогали мне в танцах, и я опять «Отпетых мошенников». В общем, этот педагог меня заметил, и мы с ним выучили прозу, стих, басню, и он меня поставил в базу данных киностудии Горького. Вот так все и началось.

Д.БОРИСОВ: А потом эту базу посмотрел…

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну знаешь, в базу-то мало ли кто попадает. Далеко не все потом попадают на большой сериальный экран, и не только сериальный, надо сказать.

А.ГОЛОВИН: Ну, как, труд, труд и еще раз труд. Я, как бы, не сразу же, тоже начал сниматься. Пошел в «Ералаш» потом, вот от «Ералаша» как раз в базу данных пришли выбирать ребят на фильм «Сволочи», куда я и попал. Так что все взаимосвязано.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, а фильм «Сволочи» был фактически кинодебют?

Д.БОРИСОВ: Да нет.

А.ГОЛОВИН: На самом деле нет, у меня уже…

А.ПЛЮЩЕВ: Кино, я имею в виду, кино.

А.ГОЛОВИН: Ну, такой громкий?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.ГОЛОВИН: Это был первый, наверное, такой.

А.ПЛЮЩЕВ: А дебют, который был не громкий?

А.ГОЛОВИН: Ну как, у меня была сказка замечательная. Сказок мало вообще в России снимают.

А.ПЛЮЩЕВ: Последнее время да.

А.ГОЛОВИН: Да, очень жалко. И это было первое. Первая моя, вообще картина, это был «Водевиль» Виталия Москаленко – ну такой, веселый водевиль. А второе это сказка, «Повелитель луж», это такой полный метр был. Вот так.

А.ПЛЮЩЕВ: Дорогие друзья, несмотря на то, что мы едем, по-прежнему телефон у меня в руках, и вы можете присылать на него SMS.

А.ГОЛОВИН: Что-то быстро едем, кстати.

А.ПЛЮЩЕВ: По +7 985 970 45 45, если к Саше Головину у вас есть вопросы. Ну, на самом деле, один из случаев, когда я рад… не то что рад, а прямо счастлив тому, кто у нас попутчик сегодня, потому что мне даже особенно не надо лишний раз изучать, кто же этот человек, и так далее. Благодаря собственной дочери я смотрел, частично смотрел «Кадетство», хотя, честно скажу, мой тамошний герой это Перепечко.

А.ГОЛОВИН: Понятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, вот, был там такой курсант. Ты не знаешь, конечно, ты же не смотрел.

Д.БОРИСОВ: Я не смотрел.

А.ГОЛОВИН: Вы, наверное, тоже хозяйственный, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, просто по типажу, по типажу, конечно, близок мне. Ну и теперь Саша еще и в «Папиных дочках» участвует, это вообще сериал всех времен и народов, ситком.

А.ГОЛОВИН: Спасибо.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, и поэтому мне не нужно абсолютно ничего особенного изучать, но, тем не менее, ведь все равно, настоящая известность, настоящая слава пришла благодаря вот этим двум, ну и прежде всего, конечно, «Кадетство» на СТС. Так, вообще, насколько я могу судить, видимо, было даже такое целое фанатское движение, которое за вами как за кадетами бегали, в основном из девочек состоящее, судя по всему?

А.ГОЛОВИН: Ну было дело, было дело. Девчонки стояли под забором, выцарапывали наши имена, всякие там номера телефонов оставляли. Когда, я помню, Перепечко ваш выходил, самый лютый его подарок, это ему девочки, подбежали, говорят: «Печка, Печка!», он: «Да, да, что вам, что вам?», «Это тебе подарок!», достают из красивой коробки обычную колбасу, завернутую в красивую ленточку. Мы все очень смеялись, мы были голодны и сразу ее съели с хлебом. Так что, вот такая вот история была смешная.

Д.БОРИСОВ: Когда шло «Кадетство», начинало сниматься, тебе было 16-17, сколько тебе было?

А.ГОЛОВИН: Да, так и было.

Д.БОРИСОВ: И тут вдруг, бац, все девочки узнают, выбирай любую, слава, все.

А.ГОЛОВИН: Ну так нет. У меня, допустим, нет девушки.

А.ПЛЮЩЕВ: О, какое заявление сейчас прозвучало на всю большую аудиторию! Я уж не знаю, сколько среди наших слушателей, которые сейчас прильнули к приемникам, девушек.

Д.БОРИСОВ: Давайте сделаем Плющеву приятное, пусть у него повибрирует телефон. + 7 985 970 45 45.

А.ПЛЮЩЕВ: Я даже положу куда-нибудь, чтобы он там получше повибрировал.

Д.БОРИСОВ: Присылайте туда, девушки, свои контакты для Саши, правда, Плющев будет работать передатчиком.

А.ПЛЮЩЕВ: Не Плющева Саши.

Д.БОРИСОВ: Да, для Головина, но Плющев будет передаточным у нас человеком.

А.ПЛЮЩЕВ: Я пофильтрую.

Д.БОРИСОВ: Пофильтрует. Заодно повибрирует.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, но вообще-то прозвучало так, на самом деле, хорошо, понимаешь. У человека, у которого, казалось бы, должно быть девушек восемнадцать, по меньшей мере, у него девушки нет. Или просто одной нет?

А.ГОЛОВИН: Просто одной нету.

А.ПЛЮЩЕВ: А, хорошо, все. Это важное уточнение, девушки, вы имейте ввиду.

А.ГОЛОВИН: Что же, я же тоже человек.

А.ПЛЮЩЕВ: Это правильно, это верно.

Д.БОРИСОВ: А после модельной школы удалось походить по подиуму?

А.ГОЛОВИН: Ой, ну удалось, были всякие рекламы одежд, не буду их рекламировать. Приходилось. Мне, на самом деле, это очень нравилось. У нас было такое дефиле, как бы вместе с танцами, и обязательно я все время там делал что-то, не знаю, приходилось прикалываться и импровизировать, мне это очень нравилось. Но это был какой-то момент жизни, через который я уже прошел, сейчас я к этому не хочу возвращаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, актерство это твое, ты уже понял, навсегда?

А.ГОЛОВИН: Да, я очень хочу стать актером, да, и как-то прогрессировать, вот моя мечта. Но не стать моделью.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, в общем, наверное. Я, честно говоря, ни разу не видел актера, который мечтает стать моделью, вот наоборот много раз, как-то так. Почему так, интересно? Неужели одна профессия как-то хуже другой? Никогда не думал. Мне казалось, все хороши.

Д.БОРИСОВ: Ну не все модели хотят стать актерами.

А.ПЛЮЩЕВ: Не все, не все.

Д.БОРИСОВ: Знаешь, довелось мне, по ту сторону баррикад, правда, по другую, быть на кастинге одном актерском, и там… модельном даже, точнее. И я вышел в комнату, где сидели девочки-модели, и одна другой говорит, рассказывает историю, как ее позвали на какой-то кастинг. Ее позвали, значит, посмотрели, улыбнулась, и тут попросили что-то сказать, какие-то слова, и тут она говорит: «А я же не говорю, я же модель». Поэтому не все, не все готовы. Тут вот Станислав SMSку прислал, Плющев, забери телефон себе. Что ты мне показываешь? У тебя пусть вибрирует. Ну ладно, я одну, так и быть, прочту.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну покажи да, давай.

Д.БОРИСОВ: Ты обижен на Владимира Меньшова, спрашивают тебя, за то, что он отказался вручать «Сволочам» кинонаграду?

А.ГОЛОВИН: Ой, честно сказать…

Д.БОРИСОВ: Была эта история такая.

А.ГОЛОВИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Так давно да?

Д.БОРИСОВ: В 2006-2007 году.

А.ГОЛОВИН: Да, вот обидно, наверное, обидно, есть такое слово. Обида заключалась в чем? Обида заключалась в том, что над фильмом работали не только взрослые люди, а большинство ребят, даже, наверное, все, были несовершеннолетние. И кинуть молодым ребятам, которые прилагали к этому труд какой-то, хотели услышать какие-то похвальные слова… мы вместо этого увидели, что нам кинули конверт на пол. Но сразу же мы друг другу всем сказали, Александр Ашотович Атанесян наш, мой любимый режиссер, сказал, что нам за наш фильм не стыдно. Поэтому нам действительно за наш фильм не стыдно, обида прошла. Я, знаете, так обижаюсь, на какой-то период времени, даже, наверное, на полдня, максимум, но потом я в любом случае как-то стихаю. Прощаю человека, в общем.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, с тобой, в этом смысле, легко взаимодействовать? Так, опа, ты просто забываешь? ведь это же не просто так…

А.ГОЛОВИН: Ну, смотря как обидеть, конечно. Человеку просто свойственно ошибаться, и в некоторых моментах можно понять или не можно понять. Но я чаще всего понимаю.

А.ПЛЮЩЕВ: А если человек сознательно на это идет?

А.ГОЛОВИН: То таких людей нельзя прощать, конечно же. Просто нужно с ними не общаться, и все.

Д.БОРИСОВ: А родители смотрели «Сволочи»?

А.ГОЛОВИН: Да, смотрели на премьере, все вместе смотрели, конечно, смотрели. Понравилось все, со слезами подошли друг к другу, обняли друг друга, батя сказал: «Молодец!», я ему сказал: «Спасибо», ну вот, так.

Д.БОРИСОВ: Вообще отношения у тебя с родителями нормально складываются?

А.ГОЛОВИН: У меня очень хорошие отношения с родителями, я вообще такой, семейный человек, на самом деле.

Д.БОРИСОВ: Вот не скажешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.ГОЛОВИН: Честно сказать, да, я живу до сих пор с родителями, не хочу никуда от них уезжать, у меня даже мысли нет такой. Все мои ровесники взрослеют, говорят: «Ой, как мне надоели мои родители, как мне хочется уйти, снять себе квартиру, жить там с девушкой». Я не хочу, не горю этим, хочу, наоборот, побольше быть с родителями. Мне с ними удобно, и в плане поесть, и в плане одежды что-то, ну, тут такие мелочи, ну это мелочи жизни. В общем, я семейный человек, очень люблю родителей. Вот у меня папка сейчас приболел, вряд ли слушает интервью мое вот это сейчас, но я ему желаю, чтобы он выздоровел в самое ближайшее время, я его очень люблю.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы тоже присоединяемся к пожеланиям этим, болеть не здорово.

Д.БОРИСОВ: Ты так сказал: «До сих пор живу с родителями» — тебе сколько сейчас лет?

А.ГОЛОВИН: 21.

Д.БОРИСОВ: 21.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну ничего, вполне.

А.ГОЛОВИН: Ну я говорю, просто мои ровесники все с 18–17 лет живут одни, давно уже. Поэтому 21 год – это уже взрослый человек, да, но я вот говорю, не горю желанием уехать от родителей.

Д.БОРИСОВ: Ты во сколько уехал от родителей?

А.ПЛЮЩЕВ: В 20, черт побери, в 23? В 22. В 22 или 23, где-то так.

А.ГОЛОВИН: Из-за девушки?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, мы женились, и все, и привет.

А.ГОЛОВИН: А, ну привет, естественно.

Д.БОРИСОВ: Ну, сразу жениться, только с этим вариантом?

А.ГОЛОВИН: Ну, там тоже привет.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да-да-да. Прям, знаешь, сразу из одной семьи в другую.

А.ГОЛОВИН: А вы?

Д.БОРИСОВ: Я вот…

А.ПЛЮЩЕВ: Вы. Дим, а вы? Дима, давайте с вами на «вы»?

Д.БОРИСОВ: Давайте Александр.

А.ГОЛОВИН: Нет, вы ко мне на «ты», вы сказали, а мы с вами не договаривались.

А.ПЛЮЩЕВ: Оба! Договаривались-договаривались, еще до меня, да.

Д.БОРИСОВ: О, здравствуйте. Хорошо, Александр, ладно, договорились.

А.ГОЛОВИН: Ну ладно.

А.ПЛЮЩЕВ: Он очень чувствителен к этому, ты с ним осторожнее.

Д.БОРИСОВ: Просто у меня есть пара.

А.ПЛЮЩЕВ: Пара у него есть!

А.ГОЛОВИН: Дмитрий, Дмитрий, простите, как ваше отчество?

Д.БОРИСОВ: Дмитрий Дмитриевич.

А.ГОЛОВИН: Димка, расскажи о своей истории, как ты уехал от семьи?

Д.БОРИСОВ: Я уехал в 20.

А.ГОЛОВИН: В 20!

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, а других, между прочим, подзуживаешь.

Д.БОРИСОВ: Ну как-то, не знаю, можно было и позже. Мне не кажется, что 21 – это время, как раз, когда можно уже легко расстаться с родителями и жить. Можно все еще. Я не тороплюсь, там допустим, жениться, не хочется еще.

А.ГОЛОВИН: А уехал из-за девушки?

Д.БОРИСОВ: Конечно, потому что нужно было снимать квартиру.

А.ГОЛОВИН: До сих пор с ней живешь?

Д.БОРИСОВ: Нет.

А.ГОЛОВИН: Вот, значит, нужно было оставаться с родителями.

Д.БОРИСОВ: Ну нет, почему же, почему же? Зато сколько бытовых вопросов решено! Знаешь, когда долго живешь с родителями во взрослом возрасте, у тебя начинаются какие-то привычки свои, какие-то свои бытовые заморочки, а родителей-то не изменишь. У меня вот, например, очень большие конфликты были с папой по поводу там, не знаю, убранности комнаты, какого-то такого вот чего-то, я вспоминаю сейчас. И отношения-то портились из-за этого.

А.ПЛЮЩЕВ: В то время еще не было веб-камер.

А.ГОЛОВИН: Вроде мелочь, да?

Д.БОРИСОВ: Абсолютная фигня, да, и как-то не хочется из-за этого…

А.ПЛЮЩЕВ: Мне вот что нравится, Саша, на самом деле, едва ли не первый наш гость, который сам берет у нас интервью, а не мы у него.

А.ГОЛОВИН: Ну мы же общаемся, едем так хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: Клево, клево, это замечательно, наоборот, радостно. На самом деле, ну вот приходят люди и ждут: «Ну что, ну что, и что он у меня спросит? Ну что, ну уже сто раз это спрашивали», а тут клево, пришел человек, знаешь, так.

Д.БОРИСОВ: Мне нравится, да, здорово? Может вообще это…

А.ПЛЮЩЕВ: Как-то вот ввести, сделать такую передачу «Возьмите у нас интервью».

Д.БОРИСОВ: «Пожалуйста!»

А.ПЛЮЩЕВ: «Возьмите это немедленно!» Так, сейчас, секунду. Тут есть несколько вопросов про твоего персонажа.

А.ГОЛОВИН: Так.

А.ПЛЮЩЕВ: В «Кадетстве». Я, кстати, тоже хотел спросить. Он насколько тебе соответствует, как человеку?

А.ГОЛОВИН: Ну, вы знаете, как человеку, как персонаж… просто, когда нас утверждали на этот сериал, мы были, опять же, несовершеннолетние еще и не имевшие актерского образования, поэтому режиссер специально выбирал персонажей, ну и людей, по характеру похожих точнее на персонажей. Поэтому, я думаю, в каждом из нас, герое этого сериала, есть, думаю, 50% смело, нашего, то что в нас живет, поэтому похож я чем-то.

Д.БОРИСОВ: Играли себя, в общем, все.

А.ГОЛОВИН: Ну, не так чтобы, прям себя, но я там присутствовал.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот смотри, там же еще какая штука – кроме личных взаимоотношений, каких-то очень забавных, интересных, часто вполне заурядных, значит, там есть еще и одна, прям такая красная линия, это служба.

А.ГОЛОВИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Служба военная и так далее, к которой многие наши молодые люди, я, например, не исключение, когда был молодым человеком, вот, не знаю, как Борисов…

Д.БОРИСОВ: 300 лет тому назад.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. …как Борисов относится к этому, по-моему, точно так же, значит, они относятся с прохладцей, к службе-то, и всячески стараются ее избежать.

А.ГОЛОВИН: Ну, службу какую чаще стараются избежать, армию?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.ГОЛОВИН: Так и скажите – армию, а службы сейчас у нас повысились, говорят, в Суворовское училище все рвутся.

А.ПЛЮЩЕВ: И это сделал ты, это сделал ты.

А.ГОЛОВИН: Ну, мы, это сделали мы.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, в том числе, да.

А.ГОЛОВИН: Но, мы просто показали, там действительно были драки, были очень плохие ситуации, но на тот момент, когда мы там жили, я уверен, что мы еще умудрились что-то поменять там. Просто мы, наверное, показали, как можно жить, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, тут нужно пояснить, что вы жили прямо в училище в самом.

А.ГОЛОВИН: Прямо в училище, конечно, мы жили прямо в училище вместе с курсантами. Просто в армию – как, я тоже не горю желанием в армию, потому что, что о ней говорят? Что там разбивают табуретку об голову, ломают тебе жизнь, ты уходишь оттуда калекой каким-то. Конечно же, почему ты должен идти туда? Чтобы тебя старшие гоняли и заставляли тебя работать? Это ненормально, поэтому никто и не рвется туда. А если бы у нас было все…

А.ПЛЮЩЕВ: Это правда, но тем не менее, тем не менее, вот вы же, и это действительно так, это все подтверждали, что с выходом этого сериала, вообще редко, на самом деле, какое кино сейчас реально оказывает влияние на жизнь, и у нас все-таки стало больше как в Штатах, «just a movie», вот это just movie. Ну посмотрели все, посмеялись, но это реально оказало влияние на жизнь, «Кадетство». И мне кажется, кстати, до этого сериала, например, очень долго не было такого вот реально детского кино.

А.ГОЛОВИН: Патриотического.

А.ПЛЮЩЕВ: Не обязательно даже патриотического, просто реально детского, которое бы дети между собой, не только смотрели, ну дети, подростки там, но и обсуждали между собой. То есть когда я рос, там какие-нибудь «Приключения Электроника», не знаю…

А.ГОЛОВИН: Ну да, шикарный фильм.

А.ПЛЮЩЕВ: … или этот самый, «Гостья из будущего».

А.ГОЛОВИН: В лагере где они там, черно-белый.

Д.БОРИСОВ: ГостьЯ.

А.ПЛЮЩЕВ: Гостья, да. И этот, «Петров и Васечкин».

А.ГОЛОВИН: Да!

А.ПЛЮЩЕВ: «Петров и Васечкин», все естественно, все, потом прям – бам, нет кино, вот, ну 10 лет, или там 15, нету!

А.ГОЛОВИН: Был период же такой, когда у нас плохо было с кинематографом.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще с кинематографом.

А.ГОЛОВИН: Да. И вот, появилось «Кадетство», которое приняли, дети приняли, и он не фальшивил, но, с другой стороны он, как бы, явно промоутировал, рекламировал, продвигал службу в армии. Может быть, это и хорошо, не знаю, но вот просто меня интересовало твое отношение к этому. К тому, что ребята идут в кадетские корпуса, это все равно будущее.

А.ГОЛОВИН: В кадетские корпуса — это очень хорошо, потому что идет период возраста, там, 9-й класс. Такой момент, когда человек, в принципе, парень в любом случае, взрослеет, и, не знаю, окружают его сигареты, пиво, ну, плохой образ жизни. И этих ребят очень много, которые сами ведут такой образ жизни, еще и затягивают других, а человек, который еще не понял, как можно жить и что, куда сунуться, он, может быть, ведется на это и, мне кажется, лучший вариант это учиться где-то в Суворовском училище, заниматься спортом, учебой, где тебя от этого уберегут, так что.

Д.БОРИСОВ: Ты куришь?

А.ГОЛОВИН: Курю.

А.ПЛЮЩЕВ: А там реально могут от чего-то уберечь?

А.ГОЛОВИН: Ну конечно, там идет, не знаю…

А.ПЛЮЩЕВ: Ты, кстати, вот там побывав, много нового узнал, и вообще, это был какой-то период твоей жизни, чем он отмечен?

А.ГОЛОВИН: Ну как, он чем отмечен? Больше всего отмечен он мне тем, что мне стукнуло 18 лет, я как раз вот и жил, в принципе, один. Для меня это, для себя я повзрослел, в этот период, когда я работал.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну ты представлял себе так их? там, быт, я не знаю.

А.ГОЛОВИН: Ну, в принципе, представлял я себе его так, как он есть и там. Все нормально – вонючая казарма, не знаю, такие вещи.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, а кстати, почему было решено вас там поселить, почему не…

А.ГОЛОВИН: Ну, чтобы мы смогли прочувствовать, наверное, эту всю учебу, посмотреть, вместе с ними на зарядку побегать с утра, покушать ихнюю еду, чтобы мы смогли понять.

А.ПЛЮЩЕВ: Что, вас не отдельно кормили даже?

А.ГОЛОВИН: Да, даже. Одно время, но потом уже кормили отдельно.

Д.БОРИСОВ: Потом вы взбунтовались.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да, бунт.

А.ГОЛОВИН: Нет, ну просто у нас шел большой график, мы по 14-16 часов работали, и если бы еще и, как они, жили, то мы бы вообще уже как выжатые лимоны были, поэтому с нами были солидарны.

А.ПЛЮЩЕВ: С другой стороны, попав в эту, если можно выразиться таким словом, обойму СТСных, что называется, сериалов, мне кажется, люди рискуют, реально рискуют, там и остаться навсегда. Не боишься ли ты этого? Вот сейчас, после «Кадетства» уже «Папины дочки», потом дальше пойдешь, потом там продолжение «Няни» снимут.

А.ГОЛОВИН: Слава Богу, у меня сейчас есть два полных метра Александра Ашотовича Атанесяна, это криминальная драма «Близкий враг», фильм «На измене», который вот, 26-го сейчас будет премьера, это комедия, выйдет на новый год фильм Бекмамбетова «Елка».

А.ПЛЮЩЕВ: «Елки зеленые».

А.ГОЛОВИН: «Елки зеленые», да, ну «Елка», по-моему, называется так, «Елка» и все.

А.ПЛЮЩЕВ: Уже третий раз изменили название.

А.ГОЛОВИН: Да, было «Новый год шагает по стране», «Елки зеленые», вот теперь «Елка». И работаю сейчас еще в антрепризах, слава богу. Спектакли, классика – «Декамерон», Билокси Блюз, «Однажды в Нью-Йорке», «Малыш и Карлсон», детский спектакль. Я не боюсь этого, чтобы меня ассоциировали, это дело актерское, наверное – менять себя, менять свое амплуа пытаться. Я берусь за работу и никогда не отказываюсь и, на самом деле, не боюсь, наверное, что меня будут ассоциировать с погонами, потому что я сам по себе хочу меняться и, в принципе, в какие-то моменты меняюсь, поэтому нужна, наверное, еще какая-то роль другая, чтобы я смог оправдать себя и зрителя.

А.ПЛЮЩЕВ: А учиться?

Д.БОРИСОВ: Что с учебой?

А.ГОЛОВИН: Ой, с учебой… ну как, я такой самоучка, знаете. Я поступал во МХАТ, меня не взяли, вот. Я слетел, да, в самом конце, но, опять же, я работал. Снимался, измученный ездил на прослушивания, вот, ну, в общем, все было так быстро-быстро и непонятно, и уставшее все было. Ну не взяли, факт в том, что не взяли. Видимо, не готов был. Мне это очень было обидно, я чуть ли не через дорогу бежал, хотел, чтобы меня машины сбили, думал: «Ну как же так, я же хочу этому учиться, просто, чтобы меня научили. Хочу! А меня вот так вот отбривают».

Д.БОРИСОВ: Ну, попробовал потом еще куда-нибудь?

А.ГОЛОВИН: Ох, вы знаете, есть работы сейчас очень много. Говорят, родителям нужно отдавать все свои деньги в образование детей, у меня вот другая история. Я помогаю родителям, мы строим дом, зарабатываю деньги, и все деньги я отдаю родителям, в семью. Пока я занимаюсь самообразованием. Надеюсь, в дальнейшем все-таки поступлю и буду уже дипломированным актером.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушай, вот все-таки есть люди с готовыми ответами, что называется, хорошими. Я вот все время, проблема тоже такая, когда меня спрашивают «Ну а как?», я говорю «Ну меня вот выперли из института», и все. А вот это вот, надо формулировочку эту взять: «Занимаюсь самообразованием».

Д.БОРИСОВ: Александр Головин сегодня в программе «Попутчики». Ну вот, Плющев, ты занимаешься самообразованием все время, это понятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, в том-то и дело.

Д.БОРИСОВ: Теперь вот тебе нужно попробовать тоже МХАТ, в школу-студию попробовать. Давай тебя попробуем?

А.ГОЛОВИН: Поздно уже, по-моему.

А.ПЛЮЩЕВ: Я думаю, что все уже, там меня даже не пустят на порог, просто скажут: «Чего тебе надобно, старче?»

А.ГОЛОВИН: Если только с Перепечко спутают.

Д.БОРИСОВ: А там есть возрастной ценз?

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, везде есть. Во-первых… подожди, ну я не знаю, если только вечернее какое-то образование.

А.ГОЛОВИН: Там до 27-ми, по-моему.

А.ПЛЮЩЕВ: Во-первых, в любом институте есть до 27-ми.

А.ГОЛОВИН: Ну если только на заочное можно поступить.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот-вот, типа того.

Д.БОРИСОВ: Да ладно, что ли с 20-ми до 27-ми?

А.ГОЛОВИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну есть, да, а ты не знал, старик?

Д.БОРИСОВ: Погоди.

А.ПЛЮЩЕВ: Или там до 30-32, ну что-то такое.

Д.БОРИСОВ: Мне казалось, что со мной даже учились люди старше.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну они, может быть, поступили раньше, академы там, туда-сюда.

Д.БОРИСОВ: Подожди, ну никогда, должно быть, это неправильно, значит. Давай призовем изменить ситуацию, это неправильно.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну просто есть дневная форма обучения, а есть там вечерняя.

Д.БОРИСОВ: Давай тебя на вечернее отправим, какая разница.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, да.

Д.БОРИСОВ: Но заочно актерству как учиться, какой смысл?

А.ПЛЮЩЕВ: Как, читаешь – Михаил Чехов, да, там это, «Искусство актера» и вот, «Мастерство актера».

Д.БОРИСОВ: Ты уже прочитал просто, да, ты сейчас блещешь своими знаниями, что вдруг, услышит какой-нибудь маэстро.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, мне наша коллега, Лена Кандарицкая посоветовала почитать, просто я вспомнил.

Д.БОРИСОВ: Да-да, ну как, помогло?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, интересно, интересно.

Д.БОРИСОВ: Тебя убили там, тебя же убивают в фильме, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, надо, ты понимаешь, в чем дело, надо бросать все и начинать заново.

А.ГОЛОВИН: Необязательно.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, надо-надо. Понимаешь, нет, другое дело, это же какая история, ты же прямо сразу попал, фактически, ну там, единственное, что тебе пришлось, оставить карьеру модели, да?

А.ГОЛОВИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Фактически, я думаю, ты без сожаления это сделал, вот. Если бы ты до этого 15 лет проработал бы в другой сфере, ну в сильно-сильно другой.

А.ГОЛОВИН: Да, было бы трудно бросить это дело, согласен.

А.ПЛЮЩЕВ: За которое уже деньги получаешь даже.

Д.БОРИСОВ: Так погодите, а может, если уже деньги получаешь за актерство, уже вроде снимают, полный метр, сериалы, есть какая-то узнаваемость, известность, может быть образование сделать для себя вообще другое, зачем тебе актерское образование?

А.ПЛЮЩЕВ: Или вообще оно не надо?

Д.БОРИСОВ: Ну или какое-нибудь другое, ну знаешь там…

А.ПЛЮЩЕВ: Экономист, финансист, что еще, юрист.

А.ГОЛОВИН: Нет, ну это не просто так же есть школы эти, маленькие там новеллки играют, это опыт, это не просто так четыре года. Я не могу ответить на этот вопрос, но есть какие-то упражнения.

А.ПЛЮЩЕВ: Методика.

А.ГОЛОВИН: Понять, да, методику, суть, зачем или как себя в какой-то момент настроить на позитив, негатив.

Д.БОРИСОВ: Ну есть же опыт.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, понимаешь, я очень хочу сейчас прям помочь Саше здесь, я, главное, понимаю, что он хочет сказать. Мне кажется, что талант, ну вот как я, например, значит, может быть любой величины.

Д.БОРИСОВ: Это да! Может быть любой величины.

А.ПЛЮЩЕВ: Громадный, безумно громадный, понимаешь, и могут быть самородки, безусловно. Но, точно так же, как и камни вот эти драгоценные. Но без огранки все равно стоимость его сильно ниже.

Д.БОРИСОВ: Золотце ты наше.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, вот огранка, обучение – это и есть огранка.

А.ГОЛОВИН: Спасибо, дай пять.

А.ПЛЮЩЕВ: Извини, что за тебя ответил, но мне кажется, я почувствовал, что ты хочешь сказать.

А.ГОЛОВИН: Ну мы же рядом сидим.

А.ПЛЮЩЕВ: Это же важно, здорово. А что сейчас? Чем ты сейчас занимаешься, кроме того, вот, понимаешь, что… Кстати, еще один, у меня вопрос один другой обгоняет, извините, сумбур такой вместо музыки. Значит, насколько отстают сериальные серии от, извините за тавтологию, от съемок? Ну вот, допустим, вот сейчас показывают «Папиных дочек», это когда снимали?

А.ГОЛОВИН: А, по времени? Ну вот знаете, мы снимали «Кадетство», допустим 30 серий мы отсняли или 15, 15 серий мы отсняли или 20, уже начали показывать, а мы все снимали дальше. То есть мы снимались, прибегали, включали телевизор, а там мы. То есть вот так было. В больших сериалах обычно, ну вот, как бы половину отсняли и дальше уже догонять, бежим догоняем, вот так.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, какой вот этот вот лаг получается? ну вот, несколько недель?

А.ГОЛОВИН: Ну да, больше половины главное отснять, допустим, если 30 серий, то 20 серий бы отснять.

Д.БОРИСОВ: А если серий 200, никто не ждет, пока будет до сотни, ты понимаешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, естественно.

Д.БОРИСОВ: Вообще каналы обычно хотят закрыть месяц.

А.ПЛЮЩЕВ: А, то есть с лагом в месяц это да?

Д.БОРИСОВ: И это касается еженедельных программ, например, когда записали.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, то, что мы сейчас смотрим, это было уже когда-то отснято. А в чем ты еще сейчас снимаешься, кроме «Папиных дочек»?

А.ГОЛОВИН: «Папины дочки», я уже тоже не снимаюсь пока.

А.ПЛЮЩЕВ: Все уже, да?

А.ГОЛОВИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Видишь как, а мы-то все верим! Сидим, смотрим и верим!

А.ГОЛОВИН: Ну, в общем, сейчас выйдет на большой экран криминальная драма моего любимого режиссера, Александра Ашотовича Атанесяна.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушай, прям ты артист одного режиссера как-то!

А.ГОЛОВИН: Ну, знаете, вообще, у режиссеров есть свои актеры, с которыми они работают, с которыми уже слажена работа, есть такой момент. Как не знаю, у Михалкова, посмотрите его фильмы, там же одни актеры у него, наверное, снимаются. Ну, правда?

Д.БОРИСОВ: Один точно всегда снимается.

А.ГОЛОВИН: Да-да, один точно, да-да-да. Да. Так что есть такая вот вещь. Криминальная драма «Близкий враг», то есть, ну очень хорошая картина, мы недавно ее посмотрели всю, была премьера.

Д.БОРИСОВ: До Плющева доходит просто медленно, не обращай внимания, до него только сейчас дошло.

А.ПЛЮЩЕВ: Извините, я через 10 минут рассмеюсь, да.

А.ГОЛОВИН: Я понял. Ну вот, и сейчас выйдет комедия, 26-го у нас премьера, во вторник, «На измене».

Д.БОРИСОВ: Про что, рассказывай.

А.ГОЛОВИН: Это пьеса была № 13.

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди, подожди, во вторник она выйдет?

А.ГОЛОВИН: Вот, нет, это премьера будет, премьера, а выйдет в четверг, по четвергам премьеры.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, естественно.

А.ГОЛОВИН: Наша премьера.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот следующий широким прокатом будет?

А.ГОЛОВИН: Да, вроде очень широкий прокат.

А.ПЛЮЩЕВ: О, надо пойти посмотреть, комедии давно наши не смотрел.

А.ГОЛОВИН: Посмотри, и криминальную драму посмотрите, очень даже.

А.ПЛЮЩЕВ: Так про что, извини, я перебил?

Д.БОРИСОВ: Комедия про что.

А.ПЛЮЩЕВ: Комедия, я перебил просто.

А.ГОЛОВИН: Комедия, да, «пьеса № 13» есть такая. Там, значит…

Д.БОРИСОВ: Это та же, что во МХАТ идет?

А.ГОЛОВИН: Да, да, вот наподобие, только на наше время, наверное, она переделана.

Д.БОРИСОВ: А там Серебренников, по-моему, ставил, №13?

А.ГОЛОВИН: Очень интересный фильм получится, комедия, у нас. С мультиком она, там, параллельно идет, поэтому ждем-ждем-ждем всех!

А.ПЛЮЩЕВ: Здорово, слушай, это то, в чем ты отснялся уже?

А.ГОЛОВИН: Да, да.

А.ПЛЮЩЕВ: А снимаешься?

А.ГОЛОВИН: Снимаюсь, сейчас вот закончил, «Голубка», такой сериал на «РТР». Ну это все сериалы, как бы так, сейчас антрепризы я учу.

Д.БОРИСОВ: Но ты соглашаешься на все, что предлагают? Вот смотри, сериал «Голубка» на «РТР», это же явно…

А.ГОЛОВИН: Как, ну вот на голубого я не соглашусь, а стараюсь браться за все, потому что если режиссер видит во мне какого-то этого персонажа и он готов мне помочь, то я готов работать и сделать из этого что-то интересное.

Д.БОРИСОВ: А что ты не согласишься, прости?

А.ГОЛОВИН: На какого-нибудь голубого или трансвестита.

Д.БОРИСОВ: А, как бы в этом плане.

А.ПЛЮЩЕВ: А, ну это ладно, это не страшно.

А.ГОЛОВИН: Это страшно как раз.

А.ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду, что для искусства не будет большой потери, то есть отказ от данной роли, я имею в виду.

А.ГОЛОВИН: Для некоторых масс, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди, я вот о чем хотел спросить… ну иногда вот включаешь ты, даже не включаешь телик, знаешь, где самый трэш со мной происходит, это вот все, что связано с автомобилями – это автомойка и салон техобслуживания, там все время работает телевизор, и от него скрыться невозможно совершенно, вот, и там я смотрю такое – вообще жесть!

Д.БОРИСОВ: Ты узнаешь о существовании новых каналов обычно.

А.ПЛЮЩЕВ: Мало того… по старым такое идет, какие-то, вот это, знаешь, с психологами что-то там такое происходит, ну по разным каналам, по разным, надо сказать, еще что-то, такой трэш вообще! И главное, хорошие артисты, я Виторгана, например, видел в одном, по «России» кажется. Вот, ну вообще трэшак жесткий. И, я это к чему все говорю…

Д.БОРИСОВ: Подожди, ну как правило, в таком трэшаке снимаются какие-то такие актеры, что лучше бы они и не играли.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет-нет, там вот Виторган типа ведущий был, он такой от автора все рассказывал, от автора, а актеры – да, такого второго эшелона, скажем так. Ну вот, даже я, человек не очень разбирающийся, понимаю, что это трэш, нельзя в таком сниматься уважающему себя актеру.

Д.БОРИСОВ: Нет, ну подожди, ну ты сказал «Голубка» это же какое-то мыло, да, стосерийное, нет?

А.ГОЛОВИН: Нет, не 100 серийное, 12-серийное.

Д.БОРИСОВ: Но мыло.

А.ГОЛОВИН: Почему мыло?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну потому что название, понимаешь, название.

А.ГОЛОВИН: Художественный сериал.

Д.БОРИСОВ: Название такое, как примерно «Институт благородных девиц», примерно этой оперы, или та, «Обручальное кольцо».

А.ГОЛОВИН: Ну, когда увидите фильм, тогда и будете судить, так нельзя, судить по названию.

Д.БОРИСОВ: Хорошо.

А.ГОЛОВИН: Как мы говорили, бывает, обычно думаешь о человеке хорошее, приходит, а он полный козел, или наоборот. Так что нужно сначала посмотреть, а потом принять решение.

А.ПЛЮЩЕВ: 12 серий все будем смотреть «Голубки».

А.ГОЛОВИН: Придется уже, после этих фраз-то.

А.ПЛЮЩЕВ: А ты там кого играешь, главную роль?

А.ГОЛОВИН: Нет, не главную, но такую, вспомогательную, наверное. Такая линия вторая там.

А.ПЛЮЩЕВ: Во всех 12-ти сериях?

А.ГОЛОВИН: Нет, не во всех.

А.ПЛЮЩЕВ: Чуть-чуть.

А.ГОЛОВИН: Чуть-чуть.

Д.БОРИСОВ: Так, мы не договорили про то, на что соглашаешься. Мы уже поняли, на что ты точно не согласишься, но сниматься в сериалах тебя не пугает, что вот тебя будут воспринимать как сериального актера. Я знаю, что у многих есть такой, как бы это сказать, пунктик, что – нет, только в полном метре, нет, вот лучше не продаюсь.

А.ГОЛОВИН: Это уже серьезные актеры так судят, а мне что, мне приятно поработать, набраться опыта, для меня это самое главное.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну тоже вариант, но, с другой стороны, мне кажется, ты уже можешь отделить что-то, какие-то вещи.

А.ГОЛОВИН: Могу, могу, конечно же. Но можно и сериал, как раз и вот «Кадетство», видите, он же всем понравился, и он хороший сериал.

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди-подожди, да, «Кадетство». И более того, он все-таки не ситком совершенно, да, он все-таки больше такой, на фильм похож.

А.ГОЛОВИН: Жизненный.

А.ПЛЮЩЕВ: Но это не такой, знаешь, не театрик.

А.ГОЛОВИН: Но это сериал.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, с другой стороны, сериал.

А.ГОЛОВИН: Так что, можно и в хорошем сериале, если попадется группа хорошая, коллектив, в котором все будут стараться и делать, а не каждый отвечает за свою работу, как бывает обычно, а когда идет помощь, конечно, друг другу и с душой все относятся к этому делу, получается всегда.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушай, а ты же снимался в компании и с вполне именитыми актерами. Ну например, просто вот на вскидку, первое, что пришло в голову. В «Кадетстве», Александр Пороховщиков, это вообще именитый, заслуженный и очень, действительно, хороший, талантливый, мощный актер. Вот, как к вам, во-первых, пацанам, они относились? А во-вторых, к людям, которые делают буквально первые шаги на съемочной площадке? Как было взаимоотношение? Был ли какой-то момент, я не знаю, субординации?

А.ГОЛОВИН: Субординация? Нет, все очень культурно себя вели, все прекрасно понимали, где они находятся и зачем. Со стороны взрослых актеров была только помощь, когда и мы уставали, смотрели на взрослых актеров, которые тоже уставали, и когда они шли в кадр, у них горели глаза, они весь текст помнили, барабанили, и это все было шикарно. То есть мы не понимали, как же это так. Они сами занимались, играли с нами в упражнения в актерские, давали нам всякие задания, было все очень весело и с помощью какой-то. Все время они объясняли тебе, что так, что не так, было легко работать с ними. Когда взрослые актеры были, всегда проще работалось и быстрее.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты говоришь про упражнения уже не первый раз, про какие-то занятия. То, что ты освоил из актерской профессии, это в обычной жизни, бытовой, пригождалось когда-нибудь, я не знаю, использовалось ли тобой?

А.ГОЛОВИН: Ну, в обычной жизни, наверное, все-таки вряд ли, это все перед спектаклем разминка речевая.

А.ПЛЮЩЕВ: Я даже не столько про упражнения конкретно, а допустим, про то, что иногда нужно изобразить, и довольно жизненно, что ты находишься, например, в затруднительном положении.

А.ГОЛОВИН: Жалко, я бы хотел бы иногда, чтобы меня не узнали, но чаще всего: «А, это ты, Макар!» и сразу «Эх, черт», и уже не сможешь поиграть с ними, и обмануть их, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну у тебя Макаров второй фамилией фактически стала?

А.ГОЛОВИН: Ну, да, да. Бывали хорошие ситуации, когда, допустим, вот на смотровой площади есть, как на лыжах катаются.

Д.БОРИСОВ: Трамплин.

А.ГОЛОВИН: Ну, нет, подъемник, да? И вот на этом подъемнике люди просто катаются, и мы пришли туда, перед нами закрыли кассу, мы — «ой, девушка, пожалуйста, как же так?», «Все, закрыто, нету билетов!», а потом «Ой, так это же ты! Ну конечно, как же я вас не пропущу». То есть, как бы, да, в таких моментах очень всегда приятно себя чувствуешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну это просто обратная сторона известности, это ладно. Это и мы с Дмитрием Борисовым…

А.ГОЛОВИН: Ну, применять это не приходится.

Д.БОРИСОВ: Плющев про что спрашивал – про то, что вот научили тебя хорошо текст запоминать. Вот он что хочет – он же хочет пойти на курсы и вот будет новости потом здесь вести, на «Эхе».

А.ПЛЮЩЕВ: Да, теперь вот дадут, наконец-то повести мне новости.

Д.БОРИСОВ: Да, он придет и отчитает, все наизусть помнит. Удобно? Удобно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.ГОЛОВИН: Ну, это как раз самообразование.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, хорошо. Вот тебе говорят.

Д.БОРИСОВ: Люди тратят деньги, вы не задаете вопросы SMS, хватит уже, молчать, ведущие! Пишут.

А.ПЛЮЩЕВ: А что вы не задаете вопросы на SMS? +7 985 970 45 45.

Д.БОРИСОВ: Ты за рулем ездишь? Спрашивают.

А.ГОЛОВИН: Да, я за рулем.

Д.БОРИСОВ: Главная проблема какая, когда ты едешь за рулем? Расскажи, давай поговорим о пробках.

А.ГОЛОВИН: Главная проблема? Ой, пробки. Ну а что о них говорить, главная проблема. Главная проблема, когда становишься в пробку и понимаешь, что ты опаздываешь, бросаешь машину и прыгаешь в метро – вот твоя самая главная проблема. Стоишь в метро, а к тебе подходят два бугая здоровых, обляпанных непонятно чем, с перегаром, смотрят на тебя и говорят: «Да не, не он». Вот это жестко.

Д.БОРИСОВ: Просто мы до того, как нас вывели в эфир, об этом много говорили, но все говорят о пробках. Как их решить, у тебя есть предложения? Все же думают об этом, часы проводят в пробках.

А.ГОЛОВИН: 10 лет, 20 лет, чтобы построить все это или перебрать. Рушить Москву, это понятно, 80 лет нам надо на это.

Д.БОРИСОВ: Нет, а если какое-нибудь быстрое решение, хотя бы по чуть-чуть?

А.ГОЛОВИН: Ну а что? Забрать у пол-Москвы права, у тех, не знаю, у кого, кто нарушает. Пол-Москвы права надо наверное забрать, чтобы кто-то ездил, а кто-то сидел дома – вот, наверное самое адекватное решение, чтобы не было пробок.

А.ПЛЮЩЕВ: Забрать права у половины?

А.ГОЛОВИН: Ну конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Правильно, давно пора.

А.ГОЛОВИН: Только не у меня.

Д.БОРИСОВ: Ты нарушаешь правила?

А.ГОЛОВИН: Нет, у меня есть правила, на встречку я никогда не выезжаю.

Д.БОРИСОВ: То есть, есть правила, которые не нарушаешь.

А.ГОЛОВИН: Есть правила, которые не нарушаю, а есть, которые, ну, можно.

А.ПЛЮЩЕВ: В тоннеле перестраиваешься.

А.ГОЛОВИН: Допустим, вот правый поворот, справа все стоят, а слева едут. Конечно же, можно слева чуть-чуть продавить, показать поворотничком, что ты вот заходишь сюда, ну и быстренько проскользнуть. А если ты будешь стоять, то ты никуда не успеешь. Вот у нас вот так вот в Москве, по-моему. Если ты не будешь слегка нарушать правила, то ты никуда не успеешь.

Д.БОРИСОВ: Ну, я бы еще, кстати, запретил знак в Москве «Остановка запрещена».

А.ГОЛОВИН: Да, и парковки.

Д.БОРИСОВ: Я бы просто его снял отовсюду, потому что он бесполезен, в Москве его уже никто не соблюдает, все магистрали и справа, и слева запаркованы плотно, но только это кормит эвакуаторов.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, а с другой стороны, можно каждого прижучить, в случае чего, это же для человека ужасно.

Д.БОРИСОВ: Это ужасно, это ужасно. Давай обратимся, воспользуемся служебным положением, наконец.

А.ПЛЮЩЕВ: Через Александра. Он вхож, наверняка же.

Д.БОРИСОВ: И обратимся вот, да, кто так ответственный за это? Снимите, пожалуйста, все эти знаки дурацкие, особенно на таких улицах, как Тверская, где они абсолютно бесполезны – все равно все стоят, только эвакуаторы приезжают периодически и забирают.

А.ПЛЮЩЕВ: И эвакуаторы уберите к чертовой матери. Тут спрашивают тебя, есть ли ты ВКонтакте или Одноклассниках. Не один этот вопрос, потому что там Александров Головиных много.

А.ГОЛОВИН: Да, очень много, очень много Александров, да, очень много.

Д.БОРИСОВ: На Фейсбуке, Твиттере, ЖЖ.

А.ГОЛОВИН: Я недавно зарегистрировался ВКонтакте, потому что мне показали все, я раньше не очень любил Интернет, считал это потерей времени какой-то. Вот, а сейчас у меня там и музыка своя, и фотографии. Я сейчас занимаюсь шоссейно-кольцевыми гонками на скутерах, мы в этом году заняли второе место командное, там есть фотки мои на мотоцикле, в общем, в любом месте, где я буду, я могу показать или послушать свою музыку, которую я хочу, если у меня не будет плеера.

Д.БОРИСОВ: Но там тебя же сто штук наверняка.

А.ГОЛОВИН: Да, недавно я только зарегистрировался, но вот, может быть, попозже я удалю этих ребят, я их просто не понимаю, зачем они это делают. Причем еще переписываются, приезжаешь в другой город, тебе взрослый человек говорит: «О, привет! Мы с тобой общались, ты помнишь, ты обещал мне, что мы с тобой…», я говорю: «Извините, я вас не знаю, не помню», «Мы же ВКонтакте переписывались», я говорю: «Меня ВКонтакте нет», «Ну что же ты врешь то, ну что ж ты за какой-то там». Да и вот обижаются, и вот в этих моментах обидно. Или, может быть, какая-то девочка пишет мне, а он пишет ей там что-нибудь.

Д.БОРИСОВ: Как понять, что ты это ты? Не знаю, там официальный сайт, на котором есть ссылка.

А.ГОЛОВИН: У меня там фотки с гонок.

Д.БОРИСОВ: Да это копируется.

А.ГОЛОВИН: На самом деле не копируется, там есть такие фотки, которые вряд ли можно скопировать откуда-то.

Д.БОРИСОВ: Да нет, оттуда и скопируют, с настоящего аккаунта. Это все мы проходили.

А.ПЛЮЩЕВ: Наивные люди все-таки, наивные.

Д.БОРИСОВ: Даже Плющева 20 штук.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне нравится, да, я есть не один, да, это точно.

Д.БОРИСОВ: Так что все копируется.

А.ГОЛОВИН: Ну не знаю, как меня найти, кто ищет, тот всегда найдет.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Тут Лера, которая задает этот вопрос, все-таки оставила телефончик, вот да, молодец.

Д.БОРИСОВ: Конечно. Надо будет, ну ладно, не будем так плохо поступать.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет.

Д.БОРИСОВ: Я бы все эти телефоны в эфире озвучивал, люди бы знакомились сразу бы, находили все свои половинки, знаешь, как было бы здорово.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, знаешь что, знаешь что, Лера хочет с Сашей познакомиться.

Д.БОРИСОВ: Я шучу. Мы не будем так делать, конечно.

А.ГОЛОВИН: С тобой или со мной?

А.ПЛЮЩЕВ: С тобой, с тобой.

А.ГОЛОВИН: Ну так сразу и говори.

А.ПЛЮЩЕВ: Со мной Лера уже познакомилась, у меня жену так зовут. Продолжаем эфир с Александром Головиным, +7 985 970 45 45, ваши SMS.

Д.БОРИСОВ: Я вообще удивлен, что Плющев не зацепился за то, что ты не любишь Интернет.

А.ГОЛОВИН: Да мы не проехали еще.

А.ПЛЮЩЕВ: А я тоже не люблю, кстати, надо сказать. Нет, я юмор поясню.

Д.БОРИСОВ: Нут, ну просто дело не в юморе, дело в том, что человек в 21 год, в современном мире, в 21-м веке, странно говорить, что про ВКонтакте узнал только что.

А.ГОЛОВИН: Нет, раньше, я говорю, что сейчас уже можно посидеть, потратить на это время, есть какие-то, согласен, моменты. Раньше на это не было ни времени, ни понимания, вот так.

Д.БОРИСОВ: Понятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Это нормально, понимаешь. Кстати, я видел массу людей, например, старшего возраста, которые резко подсаживаются на Интернет, которые просекают и подсаживаются, все, их оттуда уже не вынешь прямо, и они прямо вот на форумах.

А.ГОЛОВИН: Да, зомби.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас на сайте «Эха Москвы» много таких.

Д.БОРИСОВ: Ну, на сайте «Эха Москвы» аудитория…

А.ПЛЮЩЕВ: Другая, неважно. Просто, понимаешь, для них это реальное чудо, и какой фактор действует – они просекают, что это чудо и все. Просто Александр уже из того поколения, которое в принципе родилось при Интернете, ну не родилось там, но, я не знаю, в сознательный возраст вступило при Интернете, поэтому, заканчиваю я психологическое небольшое эссе…

Д.БОРИСОВ: Хрю-хрю-хрю.

А.ПЛЮЩЕВ: Поэтому для них никаким чудом не является.

Д.БОРИСОВ: Слушай, а ведь скоро появится поколение людей, родители которых познакомились в Интернете, представляешь?

А.ГОЛОВИН: А мы вот первое поколение, кстати, которое ходит с телефонами.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, да, между прочим.

А.ГОЛОВИН: И неизвестно, что будет дальше.

А.ПЛЮЩЕВ: И вот для них эта фигня не является чудом, понимаешь, в чем дело?

А.ГОЛОВИН: О, а для тебя является чудом что ли?

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно! Для меня пульт от телевизора чудом до сих пор является.

А.ГОЛОВИН: Понял.

А.ПЛЮЩЕВ: Серьезно.

Д.БОРИСОВ: Он из глухой деревни просто, Москва называется.

А.ПЛЮЩЕВ: Я застал то время, когда в Москве не было пультов от телевизора, знаешь, я старенький уже.

Д.БОРИСОВ: А потом ты пульт, который появился, еще его в такой целлофановый пакетик.

А.ПЛЮЩЕВ: В целлофановый пакетик, не один пульт, между прочим, в моей семье, прошел через эти пакетики.

Д.БОРИСОВ: Я, более того, расскажу нашим слушателям страшную тайну про Плющева, из серии «100 фактов о друге».

А.ПЛЮЩЕВ: Я этот пакетик храню до сих пор.

Д.БОРИСОВ: Да пакетик ты хранишь, да, все. Он до сих пор не снял… дай мне свой мобильный телефон…

А.ГОЛОВИН: Так, вам, кстати, писали там, харе трындеть.

Д.БОРИСОВ: Свой, не редакционный. Нам говорили «хватит молчать».

А.ГОЛОВИН: А, хватит молчать.

Д.БОРИСОВ: О, снял, надо же! Просто в прошлое воскресенье, когда мы ехали, я заметил, что телефон Плющева до сих пор, знаете, на экране бывают такие, эти штучки.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, пленочки защитные.

Д.БОРИСОВ: Пленочки защитные, и он им уже пользуется, и не снял пленочку защитную!

А.ГОЛОВИН: Да ладно, покажите!

А.ПЛЮЩЕВ: Было, было, сейчас снял.

А.ГОЛОВИН: А снял?

Д.БОРИСОВ: Я его пристыдил, за эфиром правда.

А.ПЛЮЩЕВ: Да ее не заметил, я старый, господи.

Д.БОРИСОВ: Чтобы не увидеть пленочку на экране, на камере там, сзади, о ужас! Позорище. Ну уж снял, то есть прогресс налицо.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, ну а как же.

Д.БОРИСОВ: Ты боялся испортить?

А.ГОЛОВИН: Ой, подожди, посмотри, у него еще на рубашке бирка висит, сними.

А.ПЛЮЩЕВ: Собственно, второй человек в нашей программе, после Тины Канделаки, который наконец-то заметил, в чем я одет. Та мои красные труселя, собственно говоря, на всю страну озвучила, вот так.

Д.БОРИСОВ: Александр, спрашивает, Елена возвращает нас с небес на землю, на серьезный вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ: Давно пора. Модный самый сейчас вопрос.

Д.БОРИСОВ: Александр, а вы приняли участие в переписи населения?

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати.

А.ГОЛОВИН: Я, наверное, был не дома в этот момент, поэтому нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Да никто не был дома в этот момент.

Д.БОРИСОВ: А они странные люди, они ходят днем, конечно, в будни, когда никого нет в квартирах.

А.ГОЛОВИН: Да-да.

Д.БОРИСОВ: Но ты знаешь, сознательные граждане, они звонят переписчикам или приходят на переписной участок.

А.ГОЛОВИН: А, специально, сами?

Д.БОРИСОВ: Ну да.

А.ПЛЮЩЕВ: А скажи, возвращаясь все-таки к профессии, извините.

Д.БОРИСОВ: Нас тоже не переписали с Плющевым, кстати.

А.ПЛЮЩЕВ: Не и не перепишут. Вот, ты же про антрепризу рассказывал, есть отличия, тем более что ты человек занимающийся самообразованием.

Д.БОРИСОВ: Следующий вопрос будет про деньги, готовься.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть тебя не…

А.ГОЛОВИН: Все мои.

А.ПЛЮЩЕВ: У меня про профессию.

Д.БОРИСОВ: Конечно-конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть тебя не обучали, во всяком случае, систематизированно.

А.ГОЛОВИН: Ну не тяни, не томи!

А.ПЛЮЩЕВ: Так вот, ты сам находишь отличия между сценой и площадкой?

А.ГОЛОВИН: Ну конечно же, это большое отличие. Отличие в кино, большое отличие действительно, не смейтесь. Отличие от того, что ты можешь себя набрать в каких-то моментах в кино, перед сценой, ты походишь — «Сейчас, сейчас, подождите, я не готов, сейчас я вот, все накачаю себя, сейчас. Все, камера, мотор, начали!». Все сделал, монтажиком там все подкрепили, другого актера поставили, его эмоцию, все это клеится, и все получается. А в спектакле, если у тебя есть персонаж и его характер ты хочешь показать, какой он должен быть по пьесе, и начало его, и конец, как он прогрессирует там, вот это большой труд. И у тебя нету дублей, если ты что-то не сделал, то у тебя уже нету перемотки назад, тебе нужно идти дальше работать. Поэтому это такая, своеобразная работа, в спектаклях, но она больше дисциплинирует, наверное, актера.

А.ПЛЮЩЕВ: А тебе где больше нравится?

А.ГОЛОВИН: Ой, мне там и там нравится, у меня есть спектакли очень хорошие, от которых я получаю безумный кайф, между собой и зрителем этот контакт, когда ты видишь, чувствуешь, что зритель смеется и понимает тебя, твоего персонажа. Когда ты идешь, у тебя там впереди монолог или еще что-то, и он ржет, происходит такой маленький контакт.

А.ПЛЮЩЕВ: И он ржет.

А.ГОЛОВИН: Ну да, и это очень приятно, вот. Все, я ответил.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну я думаю, может, мало ли, что добавить. Ну и теперь заявленный вопрос – про деньги.

Д.БОРИСОВ: Это от тебя должен поступить, ты же задаешь, ты же начинающая звездочка.

А.ГОЛОВИН: А вы, кстати, сколько зарабатываете?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, мы по-разному, мы в нескольких местах работаем.

А.ГОЛОВИН: Но сегодня со мной, наверное, ничего не получите, да?

Д.БОРИСОВ: Пашем, пашем. Здесь мы платим только за билет.

А.ПЛЮЩЕВ: Исключительно нашему железному спонсору мы платим, вот и все. Ну, давай про деньги поговорим, это хорошая, на самом деле, тема, потому что, я так понимаю, что у тебя семья, до твоего занятия актерством, она, в принципе, обеспеченная была, ну, такая зажиточная?

А.ГОЛОВИН: У меня папа военный. Конечно, обеспеченная. У меня папа военный.

А.ПЛЮЩЕВ: Военные же сейчас, говорят, не очень обеспеченные.

А.ГОЛОВИН: Ну, обеспечены чем? Настоящему хорошему человеку для хорошей жизни нужен диван и тапочки.

Д.БОРИСОВ: О как!

А.ГОЛОВИН: И я могу считать, что он уже обеспеченный.

А.ПЛЮЩЕВ: А как, вот у молодых людей же, ну, принято там, я не знаю, хорошо одеваться, да? Вот они как-то ходят в какие-то места, наверное, в клубы разные. Все это деньги, опять же, вот автомобиль там появляется, туда-сюда, девушка.

А.ГОЛОВИН: Ну, ну, и?

Д.БОРИСОВ: Девушка – это самая дорогая статья.

А.ПЛЮЩЕВ: Да? Я давно это проходил, поэтому не помню.

Д.БОРИСОВ: А жена еще дороже, мне кажется. Или ты…

А.ГОЛОВИН: Не, ну сейчас больше 300 нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Борисов рассмеялся последним, все-таки сделал приличествующее лицо, молодец. Ну так вот, я к чему все клоню-то, к тому, что мог ли ты себе до занятия актерством, до твоей работы, мог ли ты себе позволить такие расходы, как сейчас?

А.ГОЛОВИН: Ну, конечно же, нет, это же деньги родителей, ну как…

А.ПЛЮЩЕВ: Вот ты получаешь, ты что ощущаешь?

А.ГОЛОВИН: Когда получаю?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, когда получаешь доступ к возможностям.

А.ГОЛОВИН: Я ощущаю, вот она где радость-то!

А.ПЛЮЩЕВ: А это действительно радость, приносит ли это радость?

А.ГОЛОВИН: Ну, на самом деле да, приносит радость, конечно же. Когда тебя, ну как бы, ты понял, что ты еще поработал, вот. Ну, я занимаюсь профессией, от которой получаю удовольствие, и еще за это я получаю деньги. Как от этого можно не получать удовольствие? Конечно же, получаешь удовольствие, но на то время я бы, наверное, брал бы деньги у родителей, а это не очень хорошо. Я вот с девяти лет уже, практически, ну, были моменты какие-то, но я не беру деньги у родителей, я вообще не представляю себе, как это так, подойти к папе и сказать: «Пап, дай денежку пожалуйста», то есть мне уже неудобно будет.

Д.БОРИСОВ: Тут нам пишут, что Сашу Головина нереально найти ВКонтакте, просят помочь.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и хорошо, значит, плохо ищут.

Д.БОРИСОВ: А я придумал. Плющев, ты добавишь Сашу, а у тебя найдут.

А.ПЛЮЩЕВ: А у меня найдут, да.

Д.БОРИСОВ: Ну или у меня.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты на меня этот труд возлагаешь, чтобы я…

Д.БОРИСОВ: Да, да, ищите.

А.ГОЛОВИН: Вот тут уже приходит «На время смотрите».

Д.БОРИСОВ: Вот мы сейчас этим и займемся. Подсказывают нам тут, спасибо дорогим нашим проводницам за то, что… Пора нам из эфира.

А.ПЛЮЩЕВ: Пора нам из эфира.

Д.БОРИСОВ: Все, можете нас выключать. Александр Головин был сегодня в программе «Попутчики», спасибо тебе большое.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо.

А.ГОЛОВИН: Всем спокойной ночи, до свидания, пока.

Д.БОРИСОВ: Спокойной ночи. Мы – Александр Плющев, Дмитрий Борисов, в следующее воскресенье, время «Аргентума» в 23:05, программа «Попутчики» снова будет здесь. Все, в тамбур, вон.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире