'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 10 октября 2010, 23:04



Д.БОРИСОВ: 23 часа и 8 минут в российской столице. Вы слушаете радио «Эхо Москвы». Начинается программа «Попутчики» — как всегда теперь по воскресеньям после 23-х во время «Аргентума». Меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев, прогульщик нашей программы.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Добрый вечер. Он едет сейчас с нами. Он сегодня в поезде оказался совершенно случайно – только потому что мы едем в Москву. Потому что ему утром на эфир, поэтому уже некуда было деваться – не прогуляешь в этот раз.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, пришлось вас где-то ловить и садиться. Но хочу рассказать нашим радиослушателям, что едем мы… хочу политики немного внести в наш эфир, которой так мало в круглосуточном эфире на «Эхе Москвы».

Д.БОРИСОВ: Не хватает. Соскучились.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, и хочу вот что сказать. Отключили отопление у нас сегодня в вагоне. При Юрии Михайловиче, между прочим, такого не было.

Д.БОРИСОВ: А мы еще не на территории, подконтрольной Юрию Михайловичу.

А.ПЛЮЩЕВ: Все равно не было такого при Юрии Михайловиче. Тепло было в вагонах. А сейчас певица Мара, которая едет рядом с нами, вынуждена кутаться во все принесенные матрацы.

Д.БОРИСОВ: И играть роль костра горящего.

МАРА: Да, всем добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Добрый вечер.

МАРА: В общем-то, не надо меня оправдывать, я всегда мерзну в поездах, в первую очередь, потому что в них нещадно работают либо кондиционеры, либо щели в окнах. Что-то одно из этих двух зол всегда срабатывает, и в связи с этим я все-таки не очень люблю путешествовать данным видом транспорта, предпочитаю ему собственный автомобиль или самолет уж хотя бы.

Д.БОРИСОВ: А мы, дураки, надеялись попросить вас повторить эротическую фотосессию прямо в нашем купе.

МАРА: Вы знаете, в поезде у меня эротических фотосессий еще не было. Поэтому повторять, в общем-то, нечего здесь.

Д.БОРИСОВ: А как вообще вы согласились на такое?

МАРА: Ну, меня хорошо уговаривали, вот я и согласилась.

А.ПЛЮЩЕВ: Как нужно уговаривать?

МАРА: Вы знаете, вопросы секса с определенного момента, так же, как и эротические фотосессии, как-то уже больше не склонна обсуждать с людьми, которые, я не хочу, чтобы были к этому причастны.

Д.БОРИСОВ: Выйди, Плющев.

А.ПЛЮЩЕВ: А, в этом смысле. Ну я пойду, пожалуй. Не, я чисто по бизнесу. Я даже не про…

МАРА: А в этом смысле есть менеджер Капитолина – пожалуйста, к ней обращайтесь. Я думаю, вы с ней найдете общий язык.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть это ее уговаривать надо?

МАРА: Безусловно, все, что происходит со мной, сначала проходит через ее жесточайшую фильтрацию, поэтому любые ваши коммерческие или креативные предложения она с радостью выслушает.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, мы посовещаемся малек, конечно.

Д.БОРИСОВ: Кстати, дорогие наши радиослушатели, можете нам прямо в поезд писать и отправлять свои смс-сообщения на номер +7 985 9704545. Ну или реплаить мне или Плющеву в Твиттере, что тоже в вагоне бывает полезно.

А.ПЛЮЩЕВ: Легко. Я прихватил с собой вопросы, которые наши слушатели задавали на сайт, и с одним из них я не могу не солидаризироваться. Задает его строитель из России, Stranichki его зовут. Так написано. Что вы смеетесь? На самом деле, самый распространенный к вам за последнее время вопрос. «Куда пропали с экранов ТВ?»

МАРА: Туда же, куда пропало само ТВ, собственно говоря. Мне кажется, все переместилось в интернет. Поэтому нормальные люди давно живут там. И, насколько я понимаю, радиостанции переживают второе рождение, с чем я вас поздравляю. Ну а телевизор – надеюсь, что тоже еще придет момент, когда у него наступит вторая эпоха, второе дыхание.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, судя по тому, что люди спрашивают, значит, они…

МАРА: Я телевизор не смотрю и с трудом представляю себе свою аудиторию, сидящую перед телевизором. По крайней мере, перед тем музыкальным телевизором, который есть в нашей стране. Когда изменится контент, когда изменится его наполнение, посмотрим, может, вы увидите меня и там. Пока – интернет, интернет и еще раз интернет.

Д.БОРИСОВ: Но ведь помимо общедоступных музыкальных каналов, которые вы имеете в виду, есть же всевозможные тематические, их уже немало, кабельных музканалов, на которых тоже вас не видно особо.

МАРА: Не согласна. Думаю, что там-то все в порядке как раз, причем по всей стране.

А.ПЛЮЩЕВ: Во всех телевизорах страны.

МАРА: Да. Но я еще раз подчеркиваю – моя аудитория абсолютно активная, и, конечно, я понимаю, что в первую очередь мы с ней встречаемся в пространстве интернета, и это с теми скоростями, которые есть в нашем мире, уже никому не приносит никаких неудобств. Поэтому телевизор – всего лишь отдельная коробка, которую нужно отдельно включать и смотреть то, что тебе предлагают, а не то, что ты хочешь сам. Интернет – гораздо более свободен, интерактивен и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: Музыку свою вы предпочитаете тоже продавать через интернет?

МАРА: В том числе да, у нас были такие эксперименты по продаже и также по свободному бесплатному скачиванию через интернет. Эксперимент провалился практически. Хотя, с другой стороны, можно сказать, что он удался. Из России почти, скажем так, меньше ста человек заплатило, это были россияне. Такие наши герои. Но они платили сразу большие суммы. То есть сумма была любая – сколько хотите, столько заплатите. Это сайт krugi.com американский, и основная денежная масса, которая приходила, это были люди из Америки, из Англии, из Австралии, из Африки, откуда угодно, но только не из России. В нашей стране люди привыкли все получать бесплатно и радостно после этого идти на концерт. Такая специфика в нашей стране, пока индустрия спит, как Кундолини, в общем-то, нечего ожидать другого.

Д.БОРИСОВ: Все говорят, что индустрия спит, но как-то никто не предпринимает никаких шагов.

МАРА: Мне кажется, они в агонии, они не могут сами понять, как им монетизировать свое рыночное пространство.

Д.БОРИСОВ: А почему вы говорите «они»?

МАРА: Индустрия, я имею в виду.

Д.БОРИСОВ: Но вы же часть этой индустрии.

А.ПЛЮЩЕВ: Почему не «мы»?

МАРА: Я это понимаю. А почему не понимают они – потому что они по-прежнему живут по своим старым стародедовским законам. Кто-то переходит, какие-то лейблы переходят на новые схемы, на новое все. Медленно, но переходят. Но масса в основе своей, общество пока не готово. В частности, потому что… мы так серьезно об этом сразу говорим – о проблемах и пиратства, и копирайтерства, то есть наши люди в основе своей привыкли брать бесплатно и не отвечать за это. Вот пока это не изменится на юридическом, на государственном уровне, мы будем иметь ту ситуацию, которую мы имеем. Многих это будет только радовать – как пользователей, так и артистов, потому что пользователи получают музыку, артисты получают промо, а вот «они», индустрия, остаются в пролете, лейблы, которые могли бы на этом зарабатывать, больше не зарабатывают. Может быть, это хорошо. Может быть, это как раз исключает ту посредническую структуру между артистом и пользователем, но, короче, кто-то все равно проигрывает в этой схеме, кто-то выигрывает.

А.ПЛЮЩЕВ: Но, учитывая – я вот себе так представляю ситуацию, может, неправильно, — что посредники эти всегда были жлобами, всегда, всю жизнь, у нас в стране, и никогда с артистами нормально не делились, ну, нам сколько лет говорили, что на дисках нельзя заработать, можно заработать только на концертах.

Д.БОРИСОВ: Но не только из-за того, что жлобы посредники, а просто потому что диски не покупают.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас не покупаются. Но интернет такого уровня не всегда был.

Д.БОРИСОВ: Но всегда было пиратство на болванках – заходишь и покупаешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, это верно. Ну вот, поскольку они были жлобами, тем не менее, я считаю…

МАРА: Вот они и поплатились.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, артисты их особо не жалеют, мне кажется. То есть это не та же самая ситуация, что, например, в западных странах.

МАРА: Ну, в западных странах в принципе другая структура изначально, потому что рекорд-лейблы уже в данный момент являются промоутерами концертными, они просто переквалифицировались, и их основная масса дохода, насколько я понимаю, это концертный бизнес и мерчандайзинг. То есть контракты с артистом либо не заключаются вообще, либо заключаются совершенно лояльные, которые позволяют всем чувствовать себя хорошо, ну а музыку просто раздаем бесплатно.

Д.БОРИСОВ: Давайте прервемся на…

А.ПЛЮЩЕВ: На раздачу.

Д.БОРИСОВ: На раздачу бесплатную. А потом вернемся сюда. +7 985 9704545 – смс-сообщения мы ваши читаем, видим.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Певица Мара в программе «Попутчики». Это прямой эфир на радио «Эхо Москвы». Александр Плющев углубился в…

А.ПЛЮЩЕВ: Изучение Твиттера, потому что пишут люди, кто в эфире. Не сразу пришли на передачу. Певица Мара, напоминаю.

Д.БОРИСОВ: Да, мы начали как-то по-серьезному, а тут поступило предложение…

МАРА: Попить чай уже.

Д.БОРИСОВ: Это мы сейчас закажем, нам принесут. А вот менее серьезно. Последний серьезный вопрос можно?

МАРА: Давайте. Я постараюсь максимально несерьезно на него ответить.

Д.БОРИСОВ: Вы говорите, что перед телевизором не сидит ваша аудитория, вы не можете представить человека, для которого вы работаете, сидящим перед ящиком.

МАРА: Ну почему? Кто-то, может, сидит.

Д.БОРИСОВ: Кто тот идеальный слушатель? Как он выглядит? Чем он занимается?

МАРА: Это люди, которых я видела вчера на концерте. Это люди, которых я вижу каждый раз на концертах. Я не знаю, поверьте, чем они занимаются, кто они в жизни. Но я знаю, что это активная аудитория от 16 до 36 лет, живо интересующаяся жизнью, любящая ее и любящая хорошую музыку. Это то, что я могу сказать.

Д.БОРИСОВ: Ну это общие слова.

МАРА: Конечно. Я же вижу общее ощущение со сцены. Я же не знакомлюсь со всеми персонально.

Д.БОРИСОВ: Но с кем-то вы знакомы из самых ярых поклонников? Наверняка кто-нибудь ездит по всем концертам.

МАРА: Нет, по всем концертам, слава тебе господи, не ездят, но по каким-то точечным – есть какая-то фан-зона, даже фан-клуб, на какие-то точечные концерты из Москвы в Питер, конечно же, они приезжают. Или из Питера в Москву. Или откуда-нибудь еще куда-нибудь еще. Но вот, слава богу, я лишена такой радости, чтобы за нами трясся автобус самых бешеных фанатов. Не хотелось бы.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты вообще какого ответа ожидал? Просто чтобы тебе сказали: его зовут Дима, 25 лет, в свободное от работы время ведет новости на Первом канале? Что ты хотел?

Д.БОРИСОВ: Конечно. Идеальный слушатель, мне кажется. Разве нет?

А.ПЛЮЩЕВ: Что ты хотел услышать еще, я не знаю. Поскольку у меня вопросов тут две страницы, не хочется обижать наших радиослушателей, я продолжу между твоими вбрасывать эти самые вопросы. Есть, кстати, хороший исторический вопрос. Пенсионер, между прочим. Вот ты спрашивал об аудитории – пожалуйста, пенсионер Anser4 спрашивает: «Расскажите, пожалуйста, историю создания песни «Холодным мужчинам»». Учитывая как раз работающий кондиционер, мне кажется, очень в тему.

МАРА: Ну, это очень просто. Я ехала в вагоне одного колесного вида транспорта и очень быстро написала ее там. Вот и вся история. История проста.

А.ПЛЮЩЕВ: Я только устроился поудобнее, поворошил дрова в нашем поездном камине, думал – сейчас будет такая полная воспоминаний история. Оказывается, нет. Все просто.

Д.БОРИСОВ: Что было хорошего у вас до карьеры в жизни, спрашивают.

МАРА: Да, в общем-то, все. Вся моя жизнь была хороша. Просто после того, как я стала тем, кем я стала, она стала еще лучше. А потом будет еще лучше. И так будет бесконечно, я в этом уверена. Я абсолютный оптимист.

Д.БОРИСОВ: А какое у вас образование, если не секрет?

МАРА: Школа, высшее образование – институт, ну и музыкальное.

Д.БОРИСОВ: Прекрасный ответ. Кто снял клип? Оператор.

А.ПЛЮЩЕВ: Ясное дело.

Д.БОРИСОВ: Это классика нашей программы.

МАРА: Если с подробностями, то экономическое. Но какая разница, какое у человека образование?

Д.БОРИСОВ: Это всегда интересно. Это же структурирует мозги определенным образом.

МАРА: Совершенно неинтересно, если ты это образование гарантированно прогуливал, занимаясь совершенно другими вещами в жизни. Какая разница, что оно экономическое или юридическое бы оно было? Ничего не дает, кроме того, что я знаю, как называются определенные виды экономических дисциплин, Кетлера и так далее.

Д.БОРИСОВ: А зачем же шли тогда, если знали? Или не знали еще тогда, что будете прогуливать?

МАРА: Не знала. Пришла, увидела и поняла – не мое, не хочу, не буду. Буду заниматься музыкой.

А.ПЛЮЩЕВ: И прогуливали как раз с музыкой?

МАРА: Ну это же такой период жизни, студенчество, когда ты много времени тратишь на любовь, на все вот это. И так получается, что вместо института у тебя романы, отношения, взаимоотношения, а потом раз – уже институт закончился.

А.ПЛЮЩЕВ: А отношения все нет.

МАРА: И отношения тоже закончились вместе с этим. Ну, так все. Дальше началась уже другая жизнь.

Д.БОРИСОВ: А с музыкальным образованием что там было?

МАРА: А с музыкальным образованием была гитара, был, как, естественно, у всех, хор, ну а потом длительное глубокое самообразование – вокал и разные другие дисциплины, которыми я уже практически постоянно и ежедневно занимаюсь сама. Потому что постоянно стараюсь учиться, учиться и учиться.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, кажется, вспоминаю, была такая книга у Михаила Козырева «Мой рок-н-ролл». И он там упоминает один эпизод о том, что в свое время… как же он там написал-то, черт побери? Не смотрел перед эфиром… Ну, в общем, смысл такой, изложу своими словами – Миша, если что, простит меня. Что приходилось из певицы Мары убирать попсовые интонации. Это было такое реально?

МАРА: Миша Козырев уж точно не убирал. Поэтому уж я не знаю, в каком это контексте. Да, он пытался спродюсировать, будучи еще… скажем так, в студии радио «Ультра» была история, когда он пытался спродюсировать олин трек, и я хочу сказать, что как раз таки получилось очень попсово. Вероятно, он говорит о собственных ошибках – что ему хотелось бы убрать те попсовые интонации, которые он как саунд-продюсер туда привнес. Этот трек не пошел потом в жизнь никоим образом. И я его переделала сама. И на этом история закрылась. Наверное, контекст был такой. Я не читала и не знаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Возможно. Я вот тоже не обновил в памяти, а сейчас вот всплыло – ну, что ж сделаешь, неточная, возможно, цитата.

Д.БОРИСОВ: Но когда относят вас к попсе, вы, естественно, обижаетесь, как все уважающие себя…

МАРА: За что же мне обижаться? Это ко мне не имеет никакого отношения. Чего ж обижаться?

Д.БОРИСОВ: Ну ладно, хорошо. Не хочется этот вечный спор наш с Плющевым начинать опять про попсу и не попсу. По мне, так вы абсолютная поп-певица.

МАРА: Пожалуйста. Это ваше мнение. По мне, у вас тогда нет ушей и слуха. Что ж я могу поделать? Мы только что слушали трек. Видите, вы не услышали разницы.

Д.БОРИСОВ: Ушей-то у меня нету, у меня вместо них наушники. А слух-то…

МАРА: Так никто уж тогда ни на кого и не обижается.

Д.БОРИСОВ: Хорошо. Но мне даже не столько по музыке, сколько по вашему имиджу. Где глянцевые журналы и рок-музыка? Где эротическая фотосессия и…

МАРА: Вы мало знакомы с творчеством английских групп? Вы не знаете, как глянец у нас сочетается с музыкой? Вы не в курсе всего глэм-рока и так далее? Ну…

Д.БОРИСОВ: Вам идет агрессия.

МАРА: Не знаю, что сказать. Но агрессии во мне пока нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Представляешь, что будет, когда агрессия начнется? Я хорошо пристроился – я задаю не свои вопросы, а слушателей. И так вроде раз, спихнул, и хорошо. Хороший вопрос задают, вроде бы дурацкий на поверхности, а если так вдуматься, мне кажется, хороший: «Вас еще не достал этот шоубиз по-русски?»

МАРА: Нет. Но, опять же, он ко мне не имеет отношения, а я к нему не имею отношения. У нас с ним…

А.ПЛЮЩЕВ: Вы как-то по-другому себя поставили?

МАРА: Нет, я просто никогда в таком разрезе не думала, скажем так. Шоубиз по-русски… Ну, наверное, есть такое понятие, но, если вы мне разъясните получше, что это, я, возможно, даже смогу поговорить об этом, если надо. Ну да, если вам хочется опять уйти в какие-то умники. Хотя зачем?

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте дурака поваляем, господи, конечно. Совершенно не вопрос. Но здесь, видите ли, в чем дело – вы в эфире, как это сказать…

МАРА: Поезда.

А.ПЛЮЩЕВ: Радиостанции «Эхо Москвы». А она накладывает определенный отпечаток. На нас вот наложила, и уже не первый год. И, хочешь не хочешь, а слушатели уж такие вопросы задают… Это я фильтрую еще.

Д.БОРИСОВ: Да, он не все слова знает, которые они пишут. Так что он читает только те, в которых обычная лексика используется, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Например, еще один вопрос, но он все равно серьезный, ну хоть убейте, правда! Например, спрашивают. В последнее время есть такой тренд, когда артисты идут в социальное направление. У нас есть отличный показатель – Noise MC, шикарный. Ну и так далее. Даже не обязательно по политике. Но как-то все-таки в последнее время это популярно. Вот тут как раз и спрашивают: «Многие сейчас, наверное, пиарятся. Проблем и так хватает. Не хотите ли спеть социальную песню?»

МАРА: Нет, не хочу. Но, видимо, получится скоро.

А.ПЛЮЩЕВ: Получится?!

МАРА: Да.

Д.БОРИСОВ: Не получится, а придется.

А.ПЛЮЩЕВ: Попали!

МАРА: Нет, не в этом дело. Просто задолго до вашего вопроса и до появления на социальной арене Noise MC и Химкинского леса появилась одна песня, которую в любом случае я допишу и скорее всего обнародую. Поэтому, когда это случится, безусловно, все могут сказать, что я пошла тем же путем, но мне-то это не очень интересно с точки зрения пиара или с точки зрения политики. В любом случае, я всего лишь показываю то, что внутри меня. Вот была интересна какая-то определенная тема – я ее затронула в песне.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда ждать?

МАРА: А вот как раз сейчас занимаемся активно уже финальной стадией работы над новым альбомом. Поэтому в ближайшие несколько месяцев уже будем радовать студийными синглами, и все мои слушатели это услышат.

А.ПЛЮЩЕВ: А вот то, что мы слышали, первая песня – это…

МАРА: Это предыдущая работа, макси-сингл «Целуя сердце», который выпустили мы в декабре прошлого года.

А.ПЛЮЩЕВ: А новой работы сроки неизвестны?

МАРА: Сроки наши жестки, жестоки. Ну, не буду я говорить о сроках, пока не будет конкретики, но могу сказать, что уже финальная стадия происходит.

А.ПЛЮЩЕВ: Мар, вот я слышал ответ про институт и про образование, конечно же, слышал, но пропустил – а когда вы твердо для себя решили, что вы станете музыкантом? Может быть, это и до института было, я не знаю, но просто мало ли там, родители, туда-сюда.

МАРА: Я это твердо решила после выхода первого альбома.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть вы первый альбом еще любительски записали фактически?

МАРА: Нет, я просто не была в себе уверена, а после этого стала. Вот и все. Так и пришло решение.

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не, любительский не в смысле профессионального уровня, а в смысле того, что это было хобби?

МАРА: Понимаете, это ведь было что-то новое в моей жизни, и я не знала, куда меня поведет дальше и поведет ли. Но, конечно же, я всегда верила в себя и понимала или чувствовала или знала – я не знаю уже сейчас, просто так сложилось, что когда этот альбом уже случился, я осознала, что да, это есть, это факт и это будет дальше. До этого момента такого осознания не было. Просто я теперь знаю разницу между этими двумя состояниями.

А.ПЛЮЩЕВ: До того, как у вас вышли собственные произведения – я имею в виду, до того, как вы сами стали записывать песни, вы же писали их для других в том числе, нет?

МАРА: Нет.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы вообще не писали для других?

МАРА: Вообще, пару песен подарила Линде.

А.ПЛЮЩЕВ: Но это уже было, когда вы…

МАРА: Я уже сейчас не помню временные рамки, но, по-моему, где-то там вместе с первыми альбомами.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть этот опыт как-то не пришелся, не понравился или все, решили, жадность?

МАРА: Нет, я не пишу для других. Я пишу в любом случае только про себя и для себя. И мне и в голову не приходило делать это для кого-то другого. Но так сложились просто жизненные пересечения или какие-то дружеские пересечение именно с человеком конкретным, с Линдом, с ее музыкантами, что так получилось, что несколько песен получились для нее. В общем-то, я думаю, что она их спела неплохо.

Д.БОРИСОВ: Какие это были песни?

МАРА: Ой, ну давайте сейчас перебирать ее альбом. Это песня «Цепи и кольца», это песня «Боль», это песня «В пропасть». То есть где-то 3-4 песни на ее альбоме «Атака».

Д.БОРИСОВ: Интересно. Тут просят послушать еще песню, чтобы как-то вступить в наш спор. Вот послушаем песню под названием «Самолеты».

МАРА: «Самолеты-2009». Давайте.

Д.БОРИСОВ: А потом вернемся. +7 985 970 4545.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Мара в гостях у программы «Попутчики» сегодня. «В одном из радио-шоу вы согласились на эксперимент по вводу вас в гипноз, — пишет нам Эдик. – Какие последствия?»

МАРА: Не помню. Я не помню последствий никаких, потому что гипнотизер был лох, по-моему, он посмотрел в мои глаза, испугался и решил, что будет молчать.

Д.БОРИСОВ: Молчать – в смысле, не вводить в гипноз?

МАРА: Ну, конечно, он же ведь был абсолютный профан, ничего не умел, во-первых. А если б даже и умел, довольно сложно меня ввести в гипноз, так как я и сама могу кого угодно туда ввести. Так же, как в транс.

Д.БОРИСОВ: А во что-нибудь паранормальное верите?

МАРА: Ну, не сказать, что я верю в паранормальное или не верю, но я вижу мир очень-очень многогранным. Я его знаю таким, я его чувствую таким, я его вижу таким, воспринимаю. Наверное, это верить, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, сейчас, Дим, ты видел, проводница заходила, и она просто, видимо, слышит, о чем мы разговариваем, туда-сюда, вот принесла двойной диск – Мара, «Unplugged». Серьезно. И мне поступил вопрос через Твиттер, между прочим, серьезно, кроме шуток. Сейчас откопаю его, скажу. «Спасибо, что Мару с собой взяли, — пишет Max G. – Вопрос: а еще латино будет, как в «Unplugged»-2008?»

МАРА: Да, Макс, будет скорее всего. Латино и не латино. И много всего будет. Но ведь программа «Unplugged», которую мы сыграем еще не раз для вас, это программа, которая у нас построена на акустических гитарах, на перкуссиях, на бонгах, конгах, на кларнетах, на виолончели электрической и так далее. Все прекрасно это знают. И я думаю, расширять мы ее будем. Единственное – я, наверное, уйду немножко в сторону эффектов на акустической гитаре еще больших, и, скажем так, более сухих барабанных битов и, возможно, уберу кларнеты, рояли и так далее. То есть меньше симфонизма, а больше того, что мне больше нравится сейчас.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушатели, они же, конечно, такие противные люди, я по собственному опыту знаю, ну, вообще и сам как слушатель, когда я слушаю радио или музыканта – они как-то исканий часто не одобряют.

МАРА: Не одобряют, согласна. Людям вообще не нравится новое.

А.ПЛЮЩЕВ: Ага.

МАРА: Ага. Про это был вопрос, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Абсолютно.

МАРА: Не нравится новое сначала очень сильно. А потом они либо привыкают, а потом, на третий, на четвертый раз расслушивают – получается так, что вся моя музыка это такая бомба замедленного действия. То есть ее нужно прочувствовать два, три, четыре раза. И потом накрывает очень серьезно. Это не мои собственные слова, это я, конечно же, вам передаю впечатление наших фанатов, которых очень много, и они делятся на две категории: либо категорически не нравится, либо очень-очень нравится. Но потом первая категория начинает постепенно перемещаться во вторую, то есть из категорически не нравится начинают слышать вдруг какие-то нюансы, какие-то элементы, которые они раньше не представляли себе возможным слышать вообще в музыке. Потому что привыкли к каше, к грязи, к простоте, и, когда они получают довольно сложную форму, то сначала они с ней борются, безусловно, а потом начинают ее любить. По-моему, это здорово.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, действительно. Просто я о том, что это наш тоже постоянно возникающий вопрос или постоянно возникающая тема – о том, что приходят на концерты люди, и мы как зрители тоже часто приходим на какие-то концерты, ты хочешь того, что ты знаешь, того, на чем ты вырос, в конце концов.

МАРА: Нет, на моих концертах такого не бывает никогда, потому что, если охарактеризовывать мою аудиторию, это аудитория, которая не боится экспериментов моих, естественно, и уже радостно на них реагируют. Потому что – все, мы приучили нашу аудиторию к тому, что Мара – это постоянные эксперименты, это постоянно от концерта к концерту вы можете увидеть колоссальные изменения одного и того же трека, и если вам это не понравится, просто придите еще раз на концерт и поймите разницу. Это здорово, потому что каждый концерт может быть уникальным, во-первых, во-вторых, это дало возможность мне сделать совершенно разные, не похожие друг на друга программы, категорически разные – электронику, электронную программу «Квазиэлектричество», акустическую программу -«Unplugged» и Piano-Rock, построенную на невероятной харизме клавиш с полным отсутствием гитар программу. И я уж не говорю о традиционных рок-гигах с гитарами и так далее. И это все дает фантастическую музыкальную палитру, и мне кажется, для нашей страны это только на пользу идет, такое разнообразие. Ведь всегда приятно ходить на разные концерты. И играть разные концерты гораздо приятнее, чем – как есть на пластинке, так и будем всю жизнь теперь играть.

Д.БОРИСОВ: Ходить на разные концерты – эту опцию можно для себя удовлетворить походом на разных артистов.

МАРА: Да, можно и так.

Д.БОРИСОВ: Зачем ходить на одного и того же артиста и слушать разные концерты?

МАРА: Ну, знаете, фанаты – это ведь такие люди, им нравится ходить на одного и того же артиста. И слышать все время разное в нем.

Д.БОРИСОВ: Здесь я, наверное, ретроград, как Плющев. Хочется пойти на артиста – хорошо его знаешь, песни знаешь, все тебе нравится. Есть настроение пойти.

МАРА: Тогда, видите, вы уже заведомо целый вечер в категорию нашей аудитории никак не хотите попадать. Никак не получается.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, я-то хочу, на самом деле. Мне нравятся и старые и новые. Вот Борисов не хочет.

МАРА: Да я вижу. Я знаю, он тоже изменит свое мнение потом. Я же говорю – это бомба замедленного действия. Два-три раза, и потом будет сложно оторваться.

А.ПЛЮЩЕВ: Я знаю, почему гипнотизер не взял – потому что он столкнулся с гораздо большим по силе гипнотизером.

Д.БОРИСОВ: Так только что Мара сама это и сказала открытым текстом.

МАРА: Он пока с проводницей беседовал.

А.ПЛЮЩЕВ: А я был под гипнозом в это время.

Д.БОРИСОВ: Понял. Тут, пока шла песня, мы заговорили о том, что вроде бы относите себя к року, с другой стороны, отмежевываетесь от русского рока в привычном для всех нас понимании, к которому мы привыкли. Хочется все разложить по полочкам и получить ответ.

МАРА: Причина нашего конфликта в предыдущей части программы заключалась вкратце в том, что меня назвали попсой. Ну, я сказала, что я с этим не согласна.

Д.БОРИСОВ: Тут эстрадой называют на смс.

МАРА: Бабушки, наверное, какие-то ваши звонят и называют эстрадой. Ну ладно, не будем на них обижаться. Мелькал бы сейчас за этим окном полустанок, на котором стояла бы гвардия наших фанатов, они бы вам все быстро объяснили.

Д.БОРИСОВ: Поэтому мы и не говорим, откуда мы едем.

МАРА: Но ситуация такова – действительно, в нашей стране привыкли все давно: ну как это, такие шаблоны и стереотипы, которых, на мой-то взгляд, уже нет, я вижу, как выходят на сцену наши артисты – все, включая Шнурова из «Ленинграда» или из «Рубля», я вижу это все и понимаю, что за последние пять лет все артисты изменились. Возможно, да, благодаря мне. Особено в женской части этих артистов. Но все привыкли к такому шаблону и стереотипу, что рок – это грязные нечесаные волосы, грязные майки, как едем в поезде, так и выходим на сцену, и так далее. Нескромно, но я была первым человеком, который изменил в женской части нашей рок-музыки представления об этом. Я стала сотрудничать с дизайнерами, стала, в общем-то, на каждом концерте показывать людям абсолютно magic не только в музыке, но и в одежде, а также и в визуализации, то есть работать с живыми виджеями, вместе с ними делать совместные видеоряды, и каждый концерт, повторюсь еще раз, не напоминает следующий. И, конечно, это, на мой взгляд, просто положило основу тем изменениям, которые произошли потом и происходят и будут происходить. Потому что женственность должна быть женственной, брутальность может быть брутальной, и если во мне больше женственности, чем желания ходить в рванине, извините, но при этом мне нравится рок-музыка и я до мозга костей рок-человек, и даже, может быть, немножко independent рок-человек.

Д.БОРИСОВ: Красивая и, самое главное, скромная певица Мара в гостях в программе «Попутчики».

МАРА: Очень скромная. Вы меня вынудили сказать это о себе, хоть я и не люблю.

Д.БОРИСОВ: Я не закончил вопрос-то. Я про рок спросил не просто так. Мне интересно, кто ж ваши друзья тогда. Они в индустрии, как вы выражаетесь?

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще, в индустрии есть друзья?

МАРА: Да, встречаются. Могу назвать Шуру Би-2, Антониони Севидов, дизайнеров Пиросмани и модель Дарью Малыгину, дочь дизайнеров Пиросмани. Это все из разных областей. Могу назвать огромное количество виджеев – имена, которые, возможно, ничего не скажут, но это прекрасные люди. Я имею в виду, неподготовленному к тому, кто есть в индустрии, слушателям. Могу назвать музыкантов из симфонических оркестров Башмета или Спивакова. То есть у меня очень много друзей из разных градаций. Могу назвать фантастического фотографа из Лондона Олега Михеева, который снимал Диту фон Тиз, снимал меня и делал арт-работу «Limited edition Unplugged» — опять же, все наши фанаты прекрасно знают этого человека, мы привозили, делали совместно с ним концерт, и он приезжал в Москву – делали его на прекрасной московской крыше одним летним жарким-жарким днем. Ну, то есть друзей много, друзья разные.

А.ПЛЮЩЕВ: Шикарно. Кстати, отлично оформлен, действительно.

МАРА: Это ты еще не разворачивал. Два часа на обложку смотрим на одну.

А.ПЛЮЩЕВ: Он так запакован здорово, что я… Да, можно развернуть? Хорошо, сейчас мы развернем. Так запакован хорошо, что я даже и…

Д.БОРИСОВ: Ладно, разворачиваем. Мы пока послушаем песню еще. А потом, когда ты развернешь, как раз и…

А.ПЛЮЩЕВ: Давай. Я потом расскажу о прочитанном близко к тексту.

Д.БОРИСОВ: Мы сейчас обратимся в прошлое, как я понимаю.

МАРА: Да, немножко обратимся в прошлое. Вот здесь как раз таки можно услышать некоторые попсовые интонации. Здесь, да. Но это было, скажем так, данный трек продюсировался лет так-эдак пять назад, поэтому ничего страшного, что они там есть, они остались в прошлом.

Д.БОРИСОВ: А, это есть попса была.

МАРА: Я сказала – интонации.

Д.БОРИСОВ: О’кей. Сейчас вернемся.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Мара в программе «Попутчики». Нам с Плющевым есть чему поучиться у Мары.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, есть, между прочим, эта песня и вот на диске Unplugged CD.

Д.БОРИСОВ: Ты уже распечатал? Посмотрел?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, и DVD тоже есть. Но DVD мне некуда засунуть.

МАРА: Да, и вот в этот-то раз трек пятилетней давности самые попсовые музыканты нашей страны, суперальтернативные музыканты из группы AFK и «Маша и медведи», в общем-то, и записали мы вместе с ними, создав неповторимое очарование поп-музыки.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, я-то вообще так никогда не делил, у нас разные подходы к этому. Мне всегда казалось, что либо есть, условно говоря, нерв, либо его нет.

МАРА: Вот magic, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да.

МАРА: Вот нет в поп-музыке magic’а, нерва…

Д.БОРИСОВ: Как это нет? Здрасьте. Поп-музыка тоже бывает разная. Еще какая. И еще какой есть нерв.

МАРА: Я не знаю, я не слушаю поп-музыку.

Д.БОРИСОВ: Знаете, какая любимая группа Александра Плющева?

А.ПЛЮЩЕВ: Она рок-группа абсолютно. Ты про «Тату»?

Д.БОРИСОВ: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Это же рок-группа стопроцентная.

МАРА: Жерок.

А.ПЛЮЩЕВ: Ладно.

Д.БОРИСОВ: Все, не о чем с вами больше разговаривать.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрая Мара.

Д.БОРИСОВ: Но мы поучимся гипнозу, скромности и, главное, уверенности в себе. Вот нам не хватает с Сашей.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, я-то вообще человек застенчивый.

Д.БОРИСОВ: Спасибо большое. Мара сегодня была в программе «Попутчики».

МАРА: Самое главное – любите друг друга. Ну, не в смысле вы.

Д.БОРИСОВ: Мы любим.

А.ПЛЮЩЕВ: Да нормально!

МАРА: Да, не переживайте, мальчики. И самое главное, конечно – будьте честны, откровенны с самим собой и с людьми, которые рядом с вами, и с каждым, с кем вы встречаетесь, потому что вдруг это не последняя ваша встреча.

Д.БОРИСОВ: Не последняя.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень на это надеемся.

Д.БОРИСОВ: Дмитрий Борисов, Александр Плющев. В следующее воскресенье во время «Аргентума» в 23:05 мы вновь будем здесь. Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире