'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 сентября 2010, 23:07

Д.БОРИСОВ: 23 часа и 8 минут в российской столице, вы слушаете радио «Эхо Москвы», меня зовут Дмитрий Борисов. На «Эхе» время «Аргентума», программа «Попутчики», сегодня без Александра Плющева. Александр уплыл на корабле, я тоже сегодня, кстати, поплавал немножко, правда, в отличие от меня, он не по Москве-реке на речном трамвайчике, а на большом круизном теплоходе, на мультипликационном анимационном фестивале «Крок», как обычно в это время, он рассекает. Будет делиться с вами своими впечатлениями. Нет у нас с ним сейчас никакой аудио-связи, к сожалению, потому что соединить наш поезд с его теплоходом не получилось у наших людей, отвечающих за технику. Тем не менее, программа «Попутчики» здесь, и этот час мне составит компанию Карина Кокс. Добрый вечер.

К.КОКС: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Рад вас видеть в нашем купе.

К.КОКС: Взаимно.

Д.БОРИСОВ: Я тут много читал о вашей нынешней деятельности, перед эфиром. В какой момент перестала существовать группа «Сливки»? В которой Карина, я напомню нашим слушателям, была солисткой.

К.КОКС: В тот момент, когда я перешла на другой лейбл. То есть это случилось буквально пару месяцев назад.

Д.БОРИСОВ: Но ведь сольные проекты ваши были параллельно со «Сливками».

К.КОКС: Да, но это были больше эксперименты, нежели моя серьезная сольная карьера, потому что все равно группа меня немножко обременяла тем, что я не могла раскрыться полностью как сольный артист.

Д.БОРИСОВ: Не нравилось такое уж откровенно попсовое направление деятельности?

К.КОКС: Нет, мне очень нравилось, потому что, в принципе, это было отчасти мое детище – я писала и тексты, и музыку. Но в какой-то момент я выросла и захотела делать что-то поинтереснее, помоднее, посовременнее.

Д.БОРИСОВ: «Сливки» были в полной мере продюсерским проектом или это вы нашли продюсера под группу позже создания?

К.КОКС: Я думаю, да, скорее всего, на 80% это продюсерский проект, потому что до «Сливок» была команда «Дискавери» — это я и мои музыканты. И когда нас продюсер заметил в одном из Питерских клубов, он предложил нам сделать именно женский проект. Я, конечно же, отказывалась долго и упорно, но в итоге все-таки его настойчивость победила, взяла свое. Мы набрали состав девушек, которые менялись периодически, на протяжении девяти лет последних очень часто.

Д.БОРИСОВ: Это вообще модно в женских коллективах.

К.КОКС: Ну не то чтобы модно, это, наверное, тенденция, потому что многие девушки приходят не для того, чтобы петь и строить карьеру, а для того, чтобы найти себе мужа.

Д.БОРИСОВ: То есть личную жизнь устроить?

К.КОКС: Да. Но я их не осуждаю, потому что это может быть хорошим вариантом. Если ты известна, тебя показывают по телевизору, то, естественно, и мужчины вокруг тебя совершенно другие уже.

Д.БОРИСОВ: Ваша личная жизнь устроилась тоже благодаря группе или нет?

К.КОКС: Нет, абсолютно нет. Я даже не знаю, моя личная жизнь всегда была стабильна, и для меня семья всегда опора, и я на этом фронте всегда очень стабильна.

Д.БОРИСОВ: Как вы согласились на название «Сливки»? Меня всегда волновал этот вопрос. Sorry, что я забегаю так в далекое прошлое, мы еще поговорим о вашем нынешнем состоянии, но просто мне всегда казалось, когда я смотрел с вами интервью, наблюдал на каких-то мероприятиях, что вы умнее проекта, если можно так выразиться, производили впечатление отнюдь не солистки группы «Сливки».

К.КОКС: Спасибо, но на это и делался расчет, и это название нам придумал Игорь Яковлевич Крутой, то есть это не обсуждалось.

Д.БОРИСОВ: А, то есть он не спрашивал даже, да?

К.КОКС: Ну не то чтобы не спрашивал, они так решили, и, в принципе, мы были согласны. Ну если это коммерческий женский проект, то как его еще называть?

Д.БОРИСОВ: Ну, масса вариантов.

К.КОКС: «Сливки» — в самый раз.

Д.БОРИСОВ: «Сливки», мне кажется… первое время все называли как угодно, никто не мог запомнить, как же на самом деле они называются. Это примерно так, как любые девичьи группы долго называли «поющими трусами», не в обиду.

К.КОКС: Я даже знаю, кто первый начал называть так женские группы и почему.

Д.БОРИСОВ: Кто же?

К.КОКС: Это был Сергей Зверев, и это было после нашего клипа «Самая лучшая», где мы с Анжеликой Варум разделись, так сказать, до трусов практически. То есть на нас из костюмов там были как раз таки трусы и какие-то топики.

Д.БОРИСОВ: Ну, теперь даже существует такая группа, с таким названием.

К.КОКС: Я знаю.

Д.БОРИСОВ: Вполне успешно, на Украине пока.

К.КОКС: Я видела их выступление – это очень оригинальная группа.

Д.БОРИСОВ: Почему-то, единственное что – на нашем телевидении, когда их показывают на «Новой Волне», их называли «Поющими трУсами» упорно.

К.КОКС: Да, я слышала.

Д.БОРИСОВ: И я так и не понял, если честно, это было решение канала или это была фишка.

К.КОКС: Думаю это была фишка, наверное, продюсерская, чтобы не так откровенно. Все-таки «ТрусЫ» — это группа, а «ТрУсы» это что-то интересное, может это и не «ТрусЫ» вовсе.

Д.БОРИСОВ: Да ладно, мне было обидно, как давнему поклоннику творчества «Поющих трусов», что вещи, которые наконец-то начали называть своими именами, вдруг так как-то стеснительно, голову в песок, и какие-то иносказания.

К.КОКС: Ну, знаете, на Украине очень много таких проектов, и у них такие адские названия, что меня очень сильно веселит, когда я приезжаю на Украину, включаю музыкальный канал, и как раз там засилье просто женских групп и у каждой группы типа такого вот название – «Силиконовые мозги», «Поющие трусы» и все в этом духе.

Д.БОРИСОВ: А есть ощущение, когда вы туда приезжаете, что там более развит шоу бизнес, чем у нас?

К.КОКС: Есть. Там очень широкий спектр исполнителей, и мне кажется, что они немножко фирменней, чем в России артисты. Не знаю, с чем это связано, может, потому что они ближе к Европе, но очень много хороших исполнителей, очень много хороших голосов, очень интересные видеоролики, качественные.

Д.БОРИСОВ: Ну, смотрите, Белоруссия тоже близко от Европы, а такого эффекта нет.

К.КОКС: Белоруссия, мне кажется, вообще очень закрытая часть Земли.

Д.БОРИСОВ: Да даже Латвия, Литва, Эстония, вроде бы открытые Европе страны Балтии тоже не производят такого количества качественного продукта.

К.КОКС: Ну, значит, на Украине просто есть гены, генетика хорошая, способствующая всяким творческим порывам.

Д.БОРИСОВ: Ну вот а вы, как человек, связанный тесно на протяжение долгих лет с продюсерским проектом, не думаете, что, может быть, это связано с тем, что наш рынок музыкальный просто поделили несколько человек и не пускают никого, нет такого ощущения?

К.КОКС: Не знаю. Вот в то время, когда мы образовались, я думаю, что преобладал именно талант, то есть, если ты талантлив, то ты пробьешься, а сейчас очень много сделанных проектов, и, к сожалению, они все однодневки. То есть, вроде бы всплывает какой-то артист интересный и тут же пропадает, многие не удерживаются. Не знаю, с чем это связано, может быть, правда, кто-то что-то поделил, и сейчас очень сильно люди на радиостанциях и на каналах как-то выбирают, предвзято, может быть, иногда. Но я не знаю, может быть, у них правда свой формат, но очень странно, потому что в Интернете действительно можно найти интересные проекты, но они не выходят на каналы, не знаю, с чем это связано.

Д.БОРИСОВ: И на радиостанциях то же самое.

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: Как долго вы пели в питерских заведениях, как вы выразились, до того, как началась какая-то серьезная карьера?

К.КОКС: Я пела по клубам в основном, это было недолго, где-то около года. То есть у меня вообще не было никаких проблем с тем, чтобы быстренько сделать свою карьеру. Буквально через год записи альбома уже меня узнавали все на улицах, то есть все так стремительно произошло, что я даже не успела опомниться. Когда я решила, что я буду петь, буквально через полтора года уже все и случилось.

Д.БОРИСОВ: Наш мобильный телефон у меня, вы можете присылать свои SMS-сообщения +7 985 970 45 45, самый короткий номер у радиостанции «Эхо Москвы»: +7 985 970 45 45. Я смотрю, он уже потихоньку вибрирует, загляну туда на песенке, я посмотрю, что пишете, обязательно задам и ваши вопросы. Но петь вы решили же не сразу, сначала вроде была какая-то страсть к кулинарии?

К.КОКС: Да, у меня был такой опыт, я получила поварской разряд 3-й. Сначала я хотела быть… меня вообще очень сильно бросало по жизни, и я не знала, чем я буду заниматься в итоге, и я получила 3-й поварской разряд, как я уже повторюсь, юридическое образование и успела еще…

Д.БОРИСОВ: Как это совмещается, интересно?

К.КОКС: Ну, честно говоря, что-то осталось от этого, конечно, кулинарию я практикую намного чаще, чем юриспруденцию, но это все пригодилось в жизни в итоге.

Д.БОРИСОВ: И даже юриспруденция?

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: В общении со злыми продюсерами? В заключении кабальных контрактов?

К.КОКС: Да, в заключении контрактов и расторжении их.

Д.БОРИСОВ: А были истории, да, что приходилось прям расторгать контракты, неудобные вам?

К.КОКС: Да, как раз я расторгла контракт.

Д.БОРИСОВ: Со «Сливками» это было?

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: Это было недавно совсем?

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: А он был надолго заключен? Он был вечный, ну как это часто бывает?

К.КОКС: Я думаю, что мне не стоит об этом говорить, распространяться, но дольше, чем полагалось для меня.

Д.БОРИСОВ: Но все закончилось удачно, хотя бы если без подробностей, самое интересное?

К.КОКС: Ну, если я сижу здесь улыбаюсь, то, значит, удачно, по крайней мере, для меня.

Д.БОРИСОВ: Понятно. Тут спрашивают, легко ли вам живется с такой фамилией, явно же что, понятно, что псевдоним, но версий то много, что он означает.

К.КОКС: Да, версий очень много.

Д.БОРИСОВ: Официальная, что это от слова coxswain.

К.КОКС: Да, coxswain, это управляющий, рулевой лодки.

Д.БОРИСОВ: Почему же не coxswain, а просто cocks?

К.КОКС: Ну, потому что coxswain – это очень сложно, но меня так назвали друзья. Это было задолго до «Сливок», мои друзья в Лондоне меня прозвали так, потому что я была энерджайзером, постоянно что-то организовывала вокруг себя, плюс – я еще умею с детства управлять катером. То есть все это совпадает.

Д.БОРИСОВ: И до сих пор практикуете?

К.КОКС: Ну, пока у меня нет катера, я думаю, в будущем у меня уже будет яхта.

Д.БОРИСОВ: А наркоконтроль не обращался к вам с просьбой переименоваться?

К.КОКС: Нет. Вот в Твиттере, например, Госнаркоконтроль следует за мной, и я следую за ним.

Д.БОРИСОВ: Твиттер – это хорошая история, а давно в Твиттере?

К.КОКС: Я думаю, где-то около полугода, может, меньше немножко. Сначала я ничего не понимала в нем, мне посоветовала моя подруга Тина, тоже из группы «Сливки», бывшая участница. Она говорит: «Тебе обязательно надо быть там, потому что это круто, это новое и, вот увидишь, станет популярным».

Д.БОРИСОВ: При слове «Тина», почему то был уверен, что Канделаки, потому что она у нас такой активный пользователь. Всех обычно звезд рекрутирует туда.

К.КОКС: Нет, я с Тиной Канделаки не очень близко общаюсь. Мы видимся, конечно, иногда на вечеринках, но вот с Тиной Чарльз, бывшей солисткой группы «Сливки», мы до сих пор поддерживаем теплые отношения, друзья. И она меня подсадила на Твиттер, и первое время я писала туда, не понимая, для чего я пишу, а потом мне ее муж сказал: «Карин, там есть такая строка, где тебе отвечают, ты вообще заглядывала туда когда-нибудь?», я говорю: «Нет», и когда я заглянула, мне было просто стыдно, потому что у меня были тысячи ответов, тысячи вопросов, и мне было стыдно перед своими последователями.

Д.БОРИСОВ: Follower’ами.

К.КОКС: Follower какое-то плохое слово.

Д.БОРИСОВ: Слушатели «Эха Москвы» знают слово follower’ы, потому что мы все время говорим о Твиттере тут.

К.КОКС: Да? Ну хорошо, follower’ы. Мне было немножко стыдно перед ними, потому что все это время они пребывали, наверное, в шоке, потому что я не отвечала никому, они думали, что я заносчивая звезда, пафосная, которая не общается со своими поклонниками. Но это абсолютно не так, сейчас я…

Д.БОРИСОВ: Сколько сейчас читателей у блога?

К.КОКС: Где-то около трех тысяч. Но это не много и не мало, в принципе, мне кажется, без разницы, сколько, самое главное, как люди реагируют, и я могу сказать, что, когда не надо было проголосовать за какую-то мою песню, то очень многие откликнулись, и мне было это очень приятно.

Д.БОРИСОВ: Ну да, это активная аудитория, которая всегда с тобой.

К.КОКС: Да-да, это очень приятно, то, что они откликаются и любят тебя именно за то, какой ты человек, потому что в Твиттере ты можешь писать все, что угодно.

Д.БОРИСОВ: Вешать фотографии.

К.КОКС: Да. Я вешаю.

Д.БОРИСОВ: Да?

К.КОКС: Иногда.

Д.БОРИСОВ: Ну, видимо, не очень часто так, потому что загадочная улыбка.

К.КОКС: Нет, у меня есть там фотографии, просто они такие очень смешные, домашние.

Д.БОРИСОВ: Так в этом же и смысл – все вешают такие домашние фотографии, благодаря которым, собственно, многие Твиттеры и читаются людьми. Им же интересно посмотреть на людей, которых они видят по телевизору и слушают по радио, в обычной жизни, заглянуть им куда-то в сознание, мысли, понять, о чем они на самом деле думают. Для меня было открытием, что очень многие наши звезды и вообще известные люди, даже не звезды, а некоторые просто журналисты, которые обязаны писать вроде бы правильно и грамотно и так далее, ну, плохо формулируют мысли – это ладно, у всех, со всеми случается. А какие чудовищные ошибки допускают!

К.КОКС: Ну есть такое. Меня, честно говоря больше смущает матерная речь в Твиттах своих коллег, потому что, я считаю, это неприемлемо и можно выражаться обычным русским языком, стандартным, и у нас очень богатый язык. В общем, мне это немножко не нравится.

Д.БОРИСОВ: А какой ник у вас в Твиттере?

К.КОКС: Кара Кокс. Так получилось, что «Карина Кокс» кто-то занял, и мы пытались с этой девушкой как-то побороться, но она… мне кажется, это вообще не девушка была, потому что отвечала очень агрессивно, как раз матерными словами, и в итоге я написала «Кара Кокс».

Д.БОРИСОВ: Без всяких нижних подчеркиваний, дефисов, в одно слово и на конце ks?

К.КОКС: Ks.

Д.БОРИСОВ: Думаю, что follower’ов должно прибавиться. Прервемся на песню?

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: Одну уже из нового, из настоящей Карины Кокс. Какую?

К.КОКС: Ну, я бы поставила, так как уже вечер, наверное, что-то такое романтичное. Например, песню «Луна».

Д.БОРИСОВ: А потом мы вернемся сюда, +7 985 970 45 45, присылайте сюда свои SMS-сообщения. Карина Кокс в программе «Попутчики» сегодня.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Это Карина Кокс в программе «Попутчики», песня под названием «Луна», уже из нынешнего существования.

К.КОКС: Репертуара скажем.

Д.БОРИСОВ: Репертуара Карины уже в качестве соло. Как получилось так, что вот надоело, вышли, решили, что рамки надоели, давят?

К.КОКС: Ну, не то чтобы надоело, просто, наверное…

Д.БОРИСОВ: Невозможность раскрыться.

К.КОКС: Наверное, я уже выросла из этих штанишек, можно так сказать. Я стала взрослее, и, в принципе, уже подходит к тому, что, наверное, в моем возрасте уже не стоит быть в девичьей группе. Мне уже скоро будет, через два года, 30 лет.

Д.БОРИСОВ: Через два года 30 лет!

К.КОКС: Я хотела сказать, что мне 25 лет с хвостиком.

Д.БОРИСОВ: Мне через 15 будет 40, тоже в принципе. Как раз, пора задуматься, время подводить итоги.

К.КОКС: Нет, ну сколько можно, в принципе, да. Пора уже делать что-то свое. Я думаю, что это было, в принципе, логично, потому что для меня это серьезно все, это моя профессия, и я пишу, я сочиняю тексты, поэтому, наверное накопилось много всего.

Д.БОРИСОВ: Тут я где-то прочитал, что вы считаете самыми важными концертами, на которых были, на которых были вообще в жизни, всего три штуки, три концерта таких.

К.КОКС: Да? Где это вы прочитали интересно такое?

Д.БОРИСОВ: В одном из интервью, вот не помните. Хорошо.

К.КОКС: Наверное, я говорила про некоторые города, в которых действительно концерты проходят.

Д.БОРИСОВ: Нет, про концерты не ваши, а концерты, на которых вы побывали, других исполнителей.

К.КОКС: А, да-да! Это да.

Д.БОРИСОВ: Что за набор?

К.КОКС: Это Эрика Баду – это моя любимая певица, мой вдохновитель просто, гуру. И я не просто была на ее концерте, я познакомилась с ней, и все три раза, которые она была в Москве, я все время с ней общалась. И во второй раз я ей подарила даже песню, которую я написала специально для нее, оформила диск, написала «Для Эрики Баду».

Д.БОРИСОВ: Классическая фанатка такая.

К.КОКС: Да, абсолютно точно. Она очень растрогалась тем, что я сделала даже открытки с ней с ее первого концерта, когда она была в Москве, выступала в Екатерининском саду, парке. И мы с ней подружились, можно сказать так. Дальше, второй концерт это Jamiroquai.

Д.БОРИСОВ: Казалось бы, где Эрика Баду и где группа «Сливки».

К.КОКС: Ну, это не касается группы «Сливки», а касается лично меня. Дальше Jamiroquai – это тоже для меня очень и очень важный исполнитель в жизни, потому что я слушала его? когда была маленькой и впитывала в себя весь этот диско-фанк. И Стиви Уандер. Еще у меня сохранились два билета на концерт Майкл Джексона, на его первое шоу в Лондоне, но, к сожалению, оно не состоялось. Это должен был быть четвертый самый важный концерт в моей жизни.

Д.БОРИСОВ: И не было потом попыток повторить? А, это был первый концерт в Лондоне именно.

К.КОКС: Да-да, это вот из последних его шоу.

Д.БОРИСОВ: Я понял, это вот сейчас, я понял.

К.КОКС: Очень печально, что так произошло, честно говоря.

Д.БОРИСОВ: До этого не было попыток попасть на его концерт?

К.КОКС: Нет, потому что он не давал концерты, а в то время, когда он давал, у меня не было возможности никуда выехать.

Д.БОРИСОВ: Даже приезжал в Москву.

К.КОКС: Но это было, мне наверное лет было, не знаю, там пять или шесть, и я жила в Санкт-Петербурге, поэтому я, к сожалению, не застала.

Д.БОРИСОВ: А из наших исполнителей есть кто-то, кого хотелось бы послушать?

К.КОКС: Из наших исполнителей мне очень понравился концерт живой Леши Чумакова, Алексея Чумакова.

Д.БОРИСОВ: О как!

К.КОКС: Он работает с живым бэндом, он очень хорошо общается с публикой, то есть это просто отдельная тема.

Д.БОРИСОВ: Ну он же прирожденный ведущий всевозможных мероприятий, я смотрю, как он вот это делает.

К.КОКС: Да, при этом он прирожденный вокалист, потому что так, как он поет, я сомневаюсь, что есть еще кто-то, чтобы конкурировал с ним. Сразу слышно, что он любит хорошую музыку, Стиви Уандера в том числе. Мне очень понравилось, правда, я весь концерт стояла у сцены, и люди немножко недоумевали, потому что видели меня внизу, на танцполе, думали: «Ничего себе».

Д.БОРИСОВ: Фанатка опять.

К.КОКС: Да. «Если Карина пришла, то, наверное, это круто». Они не знали, куда смотреть, иногда просто подходили, фотографировались со мной, и я просила их смотреть все-таки концерт, а не фотографироваться со мной.

Д.БОРИСОВ: А еще? Все, только один Чумаков на весь российский шоу бизнес?

К.КОКС: Еще «Гости из будущего».

Д.БОРИСОВ: Ева.

К.КОКС: Да, Ева и Юра – мои друзья, моя любимейшая группа. Они правда делают что-то необычное и в то же время очень доходчивое. То есть лирика Евы всегда идет прямо в сердце.

Д.БОРИСОВ: Ева же вроде одна теперь?

К.КОКС: Ну, это не мешает ей оставаться дивой, я считаю ее дивой.

Д.БОРИСОВ: Интересно. Набор просто. А что в машине играет?

К.КОКС: В машине, в данный момент?

Д.БОРИСОВ: Да.

К.КОКС: Последний альбом Damian Marley & Nas.

Д.БОРИСОВ: А слушаете прямо альбомами?

К.КОКС: Нет, вы знаете, бывает в альбомах пара треков вменяемых. А этот альбом я считаю вообще одним из самых лучших за последнее время, за последний год – и лирика, и продакшн, и все абсолютно. Я думаю, что они должны Грэмми получить за него.

Д.БОРИСОВ: И это прямо на жестком повторе, в жесткой ротации вы смотрели?

К.КОКС: Да-да, в данное время.

Д.БОРИСОВ: Одно и то же, одно и то же?

К.КОКС: Я вообще люблю слушать песни по многу раз.

Д.БОРИСОВ: А как быстро надоедают?

К.КОКС: Некоторые песни вообще не надоедают.

Д.БОРИСОВ: Я сужу по себе, что я тоже люблю песни 3-4 выбрать и закрутить их вот просто до умопомрачения.

К.КОКС: До дыр.

Д.БОРИСОВ: Реально до дыр.

К.КОКС: То же самое.

Д.БОРИСОВ: Знать наизусть уже каждую деталь, а потом так надоедает, хуже, наверное, только тем песням, которые ставят на рингтон или, не дай бог, вместо гудков. Это все, это песни просто, которые попадают в хейт-лист.

К.КОКС: Есть такое дело, но иногда можно просто сделать перерыв, а потом опять начать их слушать, через год, через два.

Д.БОРИСОВ: Потом ностальгия?

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: +7 985 970 45 45, туда приходят самые разные сообщения таких, в основном хороших, касающихся Твиттера. Тут появились ваши follower’ы, которые пишут: «Очень интересно пишете». Некоторые говорят вот такие вещи: «Опустите гостью на землю, никуда она не выросла. Песня из двух слов – это не стих». Что ответите? Так интересно.

К.КОКС: Каждому свое. Есть люди, которым нравится мое творчество, есть, которые не переваривают меня, поэтому я не могу нравиться всем, и это нормально абсолютно.

Д.БОРИСОВ: Ну, смысл здесь скорее в тексте или скорее в музыке, в нынешних ваших треках?

К.КОКС: Не знаю.

Д.БОРИСОВ: Кто автор, кстати, целиком этих песен?

К.КОКС: Я работаю с авторами или пишу сама, все песни по-разному.

Д.БОРИСОВ: Например, песня «Луна», которую мы слышали.

К.КОКС: «Луна» — это я писала со Стасом Хамитовым и со Славой Лещенко. Это мои музыканты. Стас – мой звукорежиссер по совместительству. Очень талантливые люди, мы с ними втроем собираемся на студии, пишем. Есть песни, которые я пишу целиком, например песню «Летняя Москва», это саундтрек к кинофильму «Жара», так же я писала intro музыкальные к этому фильму. Сейчас, кстати, мы вместе с Резо, тоже он меня попросил написать саундтрек к фильму, который скоро должен выйти, и вот «Луна» как раз войдет в этот фильм.

Д.БОРИСОВ: А по заказу саундтрек писать сложнее, чем просто творить?

К.КОКС: Да, намного сложнее. Честно говоря, когда первый раз столкнулась с этим, я схватилась за голову, и мне в какой-то момент показалось, что я не смогу, потому что нужно немножко привязать песню к фильму, и это очень сложно, потому что, когда я просто сочиняю песню, у меня есть какой-то порыв, я написала, и все, меня никто не корректирует, не исправляет.

Д.БОРИСОВ: А в периоды, когда не пишется вообще ничего? Бывают такие, подолгу?

К.КОКС: Да, обычно это гастроли затяжные, когда уже ничего не хочется, ничего не пишется.

Д.БОРИСОВ: Говорят, я просто слышал разные мнения, некоторые, обычно это касается композиторов, которые только музыку пишут, что писать под заказ легче, чем писать по вдохновению, потому что уже есть какие-то рамки, все уже решено, нужно просто красиво оформить уже сложившиеся мысли кого-то, просто их в ноты записать. У вас не так?

К.КОКС: Это, наверное, профессионалы так делают.

Д.БОРИСОВ: Ремесленники.

К.КОКС: Да, потому что я, честно говоря, от случая к случаю все пишу, то есть у меня очень хаотично все. Иногда я могу год ничего не писать, иногда получается за 15 минут, поэтому я не отношусь к тем, кто пишет на заказ. Хотя некоторые мои песни исполняют другие артисты.

Д.БОРИСОВ: Как повар 3-го разряда вы как относитесь к фастфуду?

К.КОКС: Можно иногда.

Д.БОРИСОВ: «Можно иногда» — это значит, что нет категорического «нет», но и любви, правильно? Или бывает, что и хочется?

К.КОКС: Ну, фастфуд разный. Например, если бы я была в Америке, то я бы зашла в сеть In&out – это мои любимые вообще бургеры. И я, может быть ела бы их даже каждый день. В Израиле, например, мне очень нравится, есть там у них такой кебаб.

Д.БОРИСОВ: У них еще кошерный Макдональдс.

К.КОКС: Туда, кстати, я не заходила. Я вообще не сижу ни на каких диетах и иногда ем фастфуд.

Д.БОРИСОВ: Просто мне интересно как человек вроде бы с, ну, не образованием, с поварским умением, что ли, относится к еде, как музыкант относится к другой музыке. Вы назвали просто таких исполнителей.

К.КОКС: Я могу еще очень много исполнителей назвать.

Д.БОРИСОВ: А вот есть среди них фастфудные? Можно считать «Гостей из будущего» каким-то хорошим фастфудом.

К.КОКС: В смысле попсовые?

Д.БОРИСОВ: Попсовые такие, да.

К.КОКС: Ну, конечно. Кто еще мне нравится… Ну, если группа «А-Студио» — это поп-группа, то да.

Д.БОРИСОВ: Ну конечно, фастфуд.

К.КОКС: Значит, фастфуд. Хотя, не знаю, так, как поет Батыр, их первый солист, я бы не сказала, что это фастфуд. У него действительно очень красивый тембр и очень индивидуальная манера пения, такой нет ни у кого.

Д.БОРИСОВ: Карина Кокс в программе «Попутчики». Когда решили начать сольную карьеру, как вы вышли на Тимати, вы с ним общались? Вас же подписал, я так понимаю его лейбл, «Блэкстар».

К.КОКС: Да, это, честно говоря, для меня, наверное, такой рок судьбы, потому что мы с Тиманом общаемся очень давно, мы знакомы лет, наверное, 7-6, не знаю сколько даже.

Д.БОРИСОВ: Со времен «Фабрики звезд»?

К.КОКС: Еще до этого. И все время мы были вместе, что-то делали – я записывала несколько треков на его первый альбом, и мы сотрудничали. Я просто замечала, как он развивается стремительно – и в плане бизнеса, и в плане как артист. И когда он узнал, что я собираюсь, есть такое у меня желание, покинуть группу, он, соответственно, предложил мне стать артистом его лейбла.

Д.БОРИСОВ: Там есть еще девушки кроме вас?

К.КОКС: Пока нет, но, я надеюсь, будут.

Д.БОРИСОВ: Не было страшно?

К.КОКС: Страшно – нет. Не знаю, может быть, им тоже было какое-то время страшно, потому что все-таки я уже состоявшийся артист и, может быть, они думали, что я капризная звезда, с которой будет трудно. Но пока все идет очень гладко, и мне очень нравится на этом лейбле то, что со мной советуются, мне никогда ничего в приказном тоне не говорят. То есть я выбираю, вплоть до передач, на которые я буду ходить, все сама. Раньше такого, конечно, такой роскоши у меня не было.

Д.БОРИСОВ: Приходилось, куда загнали, пригнали, туда и идти?

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: А нет боязни, что когда… есть такой синдром Карабаса Барабаса, когда вроде бы на протяжении долгих лет за тебя что-то решают, атрофируется умение думать самому?

К.КОКС: Ну, не то чтобы за меня решали все время, но я была ограничена в каких-то действиях, все равно, я же не тот артист, которому просто принесли песню, сказали: «Вот, вы будете исполнять ее на концертах, выучите», я все-таки принимаю участие в своем творчестве, и, в принципе, мы с моим бывшим продюсером Евгением Орловым очень часто создавали что-то вместе. То есть обсуждали все, но все равно немножко в группе рамки давят.

Д.БОРИСОВ: Тут знающие люди прислали мне на SMS, что раньше группу, когда выбирали имя «Сливки», пытались назвать ее «ФСБ».

К.КОКС: Да-да-да.

Д.БОРИСОВ: Что гениальная расшифровка – «фиолетовые супер-бебики». Почему?

К.КОКС: Это было уже в плане бреда, потому что, когда нам продюсер сказал: «Поищите какие-нибудь интересные названия», и мы с моими музыкантами просто сели, и начали смеяться очень долго над тем, что нам предлагали. Мы начали уже рассматривать свои варианты, там было – какие-то «Новые облака», «Фишки», чего там только не было. Но вот «Фиолетовые супер-бебики» — это было очень круто. Мы потом подумали даже создать какой-то параллельный проект и назвать его именно так, такой питерский андеграундный какой-то.

Д.БОРИСОВ: Давайте послушаем еще песню, это будет песня «Высоко».

К.КОКС: «Летать высоко».

Д.БОРИСОВ: «Летать высоко».

К.КОКС: Да, вчера я как раз эту песню пела в клубе «Рай», и мне очень понравилась реакция публики. Все пели даже, я слышала, что подпевали уже. Это очень приятно.

Д.БОРИСОВ: Ну, она же сейчас вроде звучит где-то.

К.КОКС: Да-да. Но все равно, пока ты не увидишь на концертах реакцию, ты не поймешь, стала эта песня популярной или нет.

Д.БОРИСОВ: Ну, это же закон фастфуда – два прослушивания, и на третий раз человек уже подпевает автоматически.

К.КОКС: Я надеюсь, что это так, потому что я преследую как раз эту цель.

Д.БОРИСОВ: Карина Кокс. Мы вернемся сюда совсем скоро.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Карина Кокс в программе «Попутчики», меня зовут Дмитрий Борисов. Тут вам припоминают фотосессии времен группы «Сливки».

К.КОКС: О да!

Д.БОРИСОВ: Говорят, что обнажались полностью! Как, вас долго уговаривали?

К.КОКС: Ну, не полностью, а топлес.

Д.БОРИСОВ: Ну значит, кто-то дофантазировал себе.

К.КОКС: Да, я, кстати, даже видела фотографию, мне прислали, где я с чужими гениталиями сижу.

Д.БОРИСОВ: Хороший образ?

К.КОКС: Ну нет, мне не понравилась такая интерпретация. Ну да, были случаи, мы попадали на обложки журналов «Плейбой», «Максим», но я считаю, что это обычное развитие для девичьего коллектива, для женского, в принципе, это даже солидно, можно сказать, попасть на обложку такого журнала.

Д.БОРИСОВ: Ну сейчас вам предложат вдруг, согласитесь?

К.КОКС: Ну-у-у…

Д.БОРИСОВ: По-прежнему считаете, что это солидно, уже в вашем новом имидже?

К.КОКС: Ну, думаю, наверное, откажусь. Хотя, если фотосессия в купальнике какая-нибудь будет там для журнала какого-нибудь другого, то почему бы и нет.

Д.БОРИСОВ: А как быть, кстати, с имиджем? Его резкая смена была обусловлена договоренностью?

К.КОКС: Ну, не то чтобы договоренностью, я думаю, что обсуждением, потому что я сама предлагала какие-то варианты, плюс – у меня появились стилисты очень хорошие. И сейчас я вместе с мировыми тенденциями хочу в сценическом своем образе, наверное, уйти в такую эпоху голливудских див, и это, наверное, получится, будет совместимо со мной.

Д.БОРИСОВ: Ваша жизнь сейчас вся в Москве?

К.КОКС: Нет. Сейчас я, вообще все лето, где-то была, меня не было в Москве, и слава богу, потому что я этот период пожаров провела на море.

Д.БОРИСОВ: Сэкономили пару лет жизни.

К.КОКС: Ну, я надеюсь, что это так.

Д.БОРИСОВ: А в Питер?

К.КОКС: В Питере я бываю очень редко, shame on me.

Д.БОРИСОВ: Сегодня мне рассказали, что Питер, оказывается, московское слово и все жители Санкт-Петербурга обижаются на него.

К.КОКС: Нет, я все время говорю «в Питер», мы между собой, петербуржцы, говорим всегда «Питер, Питер».

Д.БОРИСОВ: Ура.

К.КОКС: Я бываю крайне редко, моя мама очень злится на то, что я приезжаю раз в полгода, семья осталась там и некоторые друзья, но проводить Питере больше, чем три дня, я просто уже не в силах. Мне немножко кажется, что жизнь проходит стороной, все очень медленно, все очень неорганизованные. Ну, есть такое дело в Петербурге.

Д.БОРИСОВ: А друзья? Неужели их не хватает на больше, чем три дня?

К.КОКС: Очень-очень не хватает, но большая часть переехала в столицу, а те, кто остались, сами в Питере не бывают, в разъездах. Кто на Гоа, в Тайланде – это все музыканты, творческие люди, поэтому они вечно в поиске, вечно где-то, поэтому, приезжая туда, я иногда попадаю на их концерты и на какие-то домашние тусовки, но большей частью я приезжаю в Питер по работе, по рабочим обстоятельствам, с концертами.

Д.БОРИСОВ: Вы нервный человек? По тому, как вы сказали, что у вас даже и в Петербурге возникает ощущение, что жизнь проходит мимо вас…

К.КОКС: Я активный человек. Нервный – может быть. Честно говоря, не могу про себя сказать. Я эмоциональная, но нервная ли я, не знаю. Это, наверное, лучше скажут мои друзья, кто со мной общается очень близко.

Д.БОРИСОВ: Бывает, что вы плачете?

К.КОКС: Конечно. Я же живой человек, я не робот.

Д.БОРИСОВ: В кино или…

К.КОКС: Да, иногда, вот последние годы, стала очень сентиментальной, меня может любая тема какая-то там, будь то ребенок потерявшийся или что-то такое затронутое в фильме, может вызвать бурю эмоций, в том числе и слезы.

Д.БОРИСОВ: Ну, если у вас вдруг какие-то проблемы, вам хочется поплакать, вы плачете, вы делитесь ими с кем то или держите в себе?

К.КОКС: Я держу в себе многое, не распространяюсь, своими проблемами стараюсь не делиться.

Д.БОРИСОВ: То есть даже каким-то самым ближайшим людям?

К.КОКС: Стараюсь делиться своим счастьем и радостью.

Д.БОРИСОВ: Но это же маска, нет?

К.КОКС: Да, но мы все в масках ходим.

Д.БОРИСОВ: В этом есть какая-то неискренность.

К.КОКС: Я не считаю, что я должна свои эмоции негативные какие-то показывать кому-то. Это неправильно.

Д.БОРИСОВ: То есть одиночество – для вас это не проблема?

К.КОКС: Я не одинока, я не знаю, что такое одиночество. Мне никогда не бывает скучно с самой собой.

Д.БОРИСОВ: А, в этом смысле.

К.КОКС: Да.

Д.БОРИСОВ: Если вдруг вечер, когда не с кем увидеться, есть чем заняться?

К.КОКС: Мне всегда есть чем заняться. Всегда.

Д.БОРИСОВ: Ну, вот если представить себе, что хочется отдохнуть, не с кем увидеться или не хочется никого видеть, чем занимаетесь?

К.КОКС: Если хочется отдохнуть, побыть с собой наедине, я уезжаю в какой-то город, где не была еще никогда. Один раз я села в поезд, уехала в Варшаву, погуляла там два дня, поняла, что мне там скучно, и приехала обратно в Москву.

Д.БОРИСОВ: Прилетела, наверное, нет? Тоже на поезде?

К.КОКС: Приехала на поезде, да, потому что мне захотелось именно поездом поехать туда, почему-то такой порыв был.

Д.БОРИСОВ: Долго? В Варшаву сколько ехать?

К.КОКС: Ночь и полдня, вроде что-то такое.

Д.БОРИСОВ: Еще таможня, пограничный контроль.

К.КОКС: Я уже не помню, это было давно, года четыре назад. Вообще, у меня редко бывают такие порывы, вот куда-то одной сорваться, сейчас все больше с моим любимым вместе проводим время.

Д.БОРИСОВ: Скорее урбанистический отдых или овощной вам нравится?

К.КОКС: Урбанистический, активный. Я стараюсь, если я приезжаю в какую-то страну, посетить еще близлежащие страны обязательно, потому что мне все интересно, очень.

Д.БОРИСОВ: Сколько вы уже треков записали в состоянии соло, ну, вот в нынешнем виде, не считая саундтреков?

К.КОКС: Ну, где-то треков восемь, наверное. Половина из них в процессе, конечно, что-то в состоянии вообще демо, что-то в состоянии уже полной готовности, но где-то так. Я не тороплюсь, если честно, у меня нет цели поскорее выпустить альбом, я хочу, наверное, больше, внимания уделить каким-то креативным решениям клипов и подготовке программы концертной, то есть альбом пока не на первом месте.

Д.БОРИСОВ: А если вдруг не это, не певческая карьера, чем бы вы занимались? Прямо сейчас, уже с учетом опыта.

К.КОКС: Я бы была поваром с юридическим образованием. Не знаю, даже не могу себе представить. Мне кажется, что, если мне судьба так быстро все дала, все, что я хотела, значит, это и есть мое призвание. Зачем сопротивляться этому, если все хорошо так получается.

Д.БОРИСОВ: Ну, а представить себя офисным работником с 10 до 18, пять дней в неделю?

К.КОКС: Я работала, кстати, в офисе.

Д.БОРИСОВ: Да, на каком этапе?

К.КОКС: Да, на этапе студента.

Д.БОРИСОВ: Ну, это у всех было.

К.КОКС: Я оформляла студентам такие, если помните, были карточки ISIC, туристические.

Д.БОРИСОВ: Да-да-да.

К.КОКС: И делала маршруты туристические для студентов, как раз там продумывала все, заказывала билеты, гостиницы и все остальное. Это было ужасно.

Д.БОРИСОВ: Почему? Общение с людьми…

К.КОКС: Потому что мне приходилось сидеть, как раз таки, с 8 до 17, что-то такое.

Д.БОРИСОВ: Четыре стены.

К.КОКС: Меня в итоге уволили оттуда.

Д.БОРИСОВ: За неорганизованность?

К.КОКС: Да, потому что я все время убегала куда-то. Я говорила: «Я сейчас приду», и на час куда-нибудь там уйду.

Д.БОРИСОВ: Деньги большую, важную роль играют в вашей жизни?

К.КОКС: Деньги нужны, конечно. Я с уважением отношусь к деньгам и не трачу их попусту, стараюсь помочь, чем могу, своим родственникам. Конечно, деньги – это важно.

Д.БОРИСОВ: Можете представить себе какое-то мероприятие, на котором вы не выступили бы за любые деньги, ни за какие?

К.КОКС: Ой, конечно, есть такие мероприятия, точнее, есть некоторые люди, у которых не хочется выступать.

Д.БОРИСОВ: А, то есть это конкретные персоны?

К.КОКС: Да, это конкретные персоны, которые ведут себя неуважительно по отношению к артистам, в определенных республиках, очень нагло перебивают, залезают на сцену, очень нетактично, и не хочется туда ехать второй раз.

Д.БОРИСОВ: А любимые места есть у вас, куда хочется все время ездить?

К.КОКС: Есть, конечно, конечно. Например, город Ереван. Там всегда очень душевно, очень хорошо воспринимают нашу музыку, и после того, как мы записали песню на армянском языке, нас вообще считают уже чуть ли не своими.

Д.БОРИСОВ: А специально это было сделано, потому что Ереван любимый город? Что за заигрывание с аудиторией такое?

К.КОКС: Получилось так, у меня появилась подруга, которая продюсер проекта Москва-Ереван транзит, и она попросила меня прописать песню, и я очень смеялась, когда писала эту песню, потому что армянский язык для меня чуждый. Ну, мне было конечно очень весело выговаривать это все, и потом эта песня стала настолько популярной, что люди в Ереване пели эту песню с русским акцентом. То есть так, как я пела ее, немножко не по-армянски, а больше по-русски, они потом пели так же, и мне все говорили: «С твоей подачи теперь в Армении поют с русским акцентом песню».

Д.БОРИСОВ: Были же какие-то консультанты, которые следили пристально?

К.КОКС: Да, было много консультантов, но все равно, если ты не родился в Армении, наверное, ты не сможешь по-армянски говорить, с таким темпераментом.

Д.БОРИСОВ: А песни на английском?

К.КОКС: Песен на английском очень много, это последствия моего прошлого, группы «Дискавери», в которой я пела только на английском языке, и я вообще не представляла себе, как я буду петь по-русски, для меня это было вообще чуждо, но потом перестроилась.

Д.БОРИСОВ: Есть ощущение, что, как только стали петь по-русски, то тексты стали как-то…

К.КОКС: Банальнее.

Д.БОРИСОВ: Проще, банальнее, хотя вроде если дословно переводить, то то же самое.

К.КОКС: Да. По-английски, конечно, гораздо лучше петь фонетически, и там можно не запариваться над ударениями, например, потому что в наших песнях, в русских, меня очень сильно коробит, когда я слышу неправильные ударения – тЕбе, Ана, что еще…

Д.БОРИСОВ: БиологИя.

К.КОКС: ЗвОнит. То есть меня прямо аж передергивает.

Д.БОРИСОВ: Если взглянуть – плюс пять лет в будущее, что будет с Кариной Кокс, как в идеале?

К.КОКС: О, Карина Кокс будет №1, Карина Кокс будет дивой.

Д.БОРИСОВ: То есть она превратится в Еву Польну?

К.КОКС: Нет, я превращусь в Карину Кокс делюкс.

Д.БОРИСОВ: А какой репертуар? Такой же, как сейчас? Или будет что-то другое?

К.КОКС: Я думаю, что, в конечном итоге я буду выступать с бэндом. Я к этому стремлюсь, но пока моя задача это, точнее, сейчас мой концепт – это танцевальная музыка, это евродэнс. Мне нравится работать в клубах и мне нравится, когда люди танцуют, когда они танцуют, они высвобождают свои эмоции и становятся свободнее, и сейчас у меня очень много возможностей как раз делать танцевальную музыку. Я нашла людей, с которыми мне это удается, и очень много западных продюсеров, которые хотят сотрудничать, поэтому ждите танцевальных треков.

Д.БОРИСОВ: Не обидно, что, несмотря на все попытки, пока, правда, они не были столь долгие и упорные, все равно все говорят: «Карина Кокс? А, это та, которая «Сливки»?»

К.КОКС: Ну, это первый этап, потом все будут говорить просто «Карина Кокс».

Д.БОРИСОВ: Тот самый черненький из «Смэш».

К.КОКС: «А, это Карина Кокс, та самая Карина Кокс!» Я к этому стремлюсь.

Д.БОРИСОВ: А у славы есть побочные эффекты?

К.КОКС: Ну да.

Д.БОРИСОВ: Вы считаете себя звездой, вот честно? Вот наши слушатели тут разделились на SMS. Я читаю сообщения, и как-то много скептиков.

К.КОКС: Я очень четко разделяю сцену и личную жизнь, и если вы меня увидите на улице, я думаю, что вы, наверное, меня и не узнаете. То есть я не хожу в сценических образах по улице, я как обычная девушка одеваюсь, и мне иногда неловко, когда меня узнают где-нибудь в аптеке или магазине.

Д.БОРИСОВ: То есть остаетесь нормальным человеком?

К.КОКС: Ну, я не знаю, может быть, со стороны конечно виднее, может, у меня бывают какие-то моменты звездной болезни, но, скорее всего, в обычной жизни они не проявляются. Может быть, на гастролях, да, я иногда капризничаю, говорю: «Ой, сюда не пойду, туда не пойду», но таких случаев, наверное, единицы.

Д.БОРИСОВ: Большое спасибо. Карина Кокс была сегодня в программе «Попутчики». Удачи. Думаю, что еще проедемся.

К.КОКС: Спасибо большое.

Д.БОРИСОВ: Меня зовут Дмитрий Борисов, в следующее воскресенье в 23:05 программа «Попутчики» будет вновь здесь. Счастливо, пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире