А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», в эфире программа «Попутчики». Коллега мой, Дмитрий Борисов, который обычно вступает здесь, что-то говорит, какие-то слова веселые, говорит про меня, тот человек, который сидит напротив меня, так уничижительно про меня, он куда-то вышел. Мне кажется, его задержали контролеры, потому что к началу эфира он не вернулся. Но я надеюсь, что как-нибудь он с ними разберется, предъявит какие-нибудь свои мощные удостоверения и все прочее, и его наконец-то отпустят, и он к нам присоединится минут через 5-10. Я рад приветствовать наших гостей, сегодня в нашем купе Билли Новик и Андрей Рыжик, группа Billy’s Band.

Б.НОВИК: Привет, дорогие радиослушатели!

А.РЫЖИК: Привет-привет!

А.ПЛЮЩЕВ: Прибыли они к нам, можно сказать, прямо из Америки, в некотором смысле этого слова. Вы же совсем недавно были в Соединенных Штатах.

А.РЫЖИК: И в Канаде.

А.ПЛЮЩЕВ: Там пришлось ездить на каком-нибудь транспорте, кроме автобусов?

А.РЫЖИК: На поезде, кстати, мы там ехали.

Б.НОВИК: На поезде, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Как американский поезд, сильно от нашего отличается?

Б.НОВИК: Ну, он чем-то напоминает наши поезда «Сапсан».

А.РЫЖИК: Он удобный, там у каждого кресла розетка.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы на «Амтраке» ездили?

Б.НОВИК: Да. Несмотря на то, что железнодорожная сеть в Штатах сравнительно не развита, все-таки преобладает автомагистральный способ соединения, передвижения, но нам удалось прокатиться на поезде из Рочестера в Нью-Йорк. Хороший поезд, красивая дорога, ну, рельсы неплохие.

А.РЫЖИК: Розетка около каждого сиденья – включаешь себе то, что у тебя есть.

А.ПЛЮЩЕВ: А это же не первая ваша поездка в США, мне кажется, или первая?

Б.НОВИК: Она пятая, мне кажется.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, далеко не первая. Вы что делали на этот раз?

Б.НОВИК: На этот раз мы были звездами, как это ни смешно, но мы действительно почувствовали себя звездами.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы здесь не чувствуете, кстати, в России? Я, вы знаете, давным-давно как-то проходил мимо клуба Б2, и оттуда был громадный, длинный хвост народа на улицу и я подумал: «Боже мой, что такое?» А там же еще идти, от улицы, нужно еще идти, подниматься и так далее и люди стояли. Я подумал: «Что же это?», и я посмотрел из-за спин, смотрю – «Billy’s Band». Но это достаточно давно было, неужели это все прекратилось, вас больше не выносят на руках с концерта, не переворачивают автомобили?

А.РЫЖИК: Просто здесь это все очень плавно происходит, а там, именно с американской публикой, это произошло как бы, вот так – раз – и все.

Б.НОВИК: Молниеносно.

А.РЫЖИК: Да, проснулся знаменитым.

Б.НОВИК: Именно так и было. Когда нас спрашивают о том, что было ли такое в вашей практике, в вашем опыте, что вы проснулись знаменитыми, я всегда вспоминаю 2008-й год, первый раз.

А.РЫЖИК: Когда мы были в Рочестере?

Б.НОВИК: Когда мы были в Рочестере. Но даже, наверное, больше в 2010-м, в этот раз в Америке, когда, получилось так, что Billy’s Band, Андрей в частности, Андрей Рыжик, попал на обложку местной ежедневной газеты.

А.РЫЖИК: После первого концерта мы там играли на международном фестивале джазовом, мы были единственной русской группой, которая там выступала. И после первого же дня, мы там играли 4 часовых концерта за 2 дня и на обложке, везде эти стенды у них стоят, на которых газета и главная газета – везде моя физиономия по всему городу. Люди здоровались по именам с нами на улице.

Б.НОВИК: Да, Андрей заходил в магазин, и ему говорили: « Это вы из Billy’s Band? Андрей, здравствуйте».

А.ПЛЮЩЕВ: Надо сказать, Андрей запоминающийся – увидишь один раз на картинке и больше никогда не спутаешь.

Б.НОВИК: Да, Андрей относится к той категории людей, которых увидев раз, запомнишь на всю жизнь, это правда. Еще есть достижения в этом самом Рочестере. Рочестерский фестиваль – это…

А.ПЛЮЩЕВ: Да, мы здесь мало знаем об этом.

Б.НОВИК: Да, это такой достаточно крупный фестиваль, 350 участников в течение недели или двух, по-моему, недели.

А.РЫЖИК: Да, кто там в этот раз выступал из знаменитостей?

Б.НОВИК: Джефф Бек, Херби Хэнкок, из таких, совсем знаменитых. Но интересно, что после фестиваля местные музыкальные критики составили топ-10 участников, по впечатлениям, по заполняемости зала и по количеству проданных билетов. Billy’s Band попали на 2-е место лучшей десятки участников фестиваля.

А.РЫЖИК: А Джефф Бек на 7-е.

А.ПЛЮЩЕВ: Врывается в купе Дмитрий Борисов наконец-то. Ну, что там было с контролерами?

Д.БОРИСОВ: Понимаешь, им очень понравилось мое средство защиты от московского дыма, смога, и я давал мастер-класс, как сделать такую же классную штуку, которая сейчас на мне.

А.ПЛЮЩЕВ: Правильно, опоздал на эфир, молодец, а мы тут сидим.

Д.БОРИСОВ: Да, ну прямо полотенцем по губам практически.

А.ПЛЮЩЕВ: Сидим, давимся дымом от нашего паровоза. Группа Billy’s Band у нас в эфире, напоминаю, говорим об американских гастролях, между прочим, не о чем-нибудь. Ну, о гастролях сказано, может быть, громко, о поездке с выступлениями на фестивале джаза.

Б.НОВИК: Да и вот самый, наверное, яркий эпизод в этой поездке – это было наше открытие Монреальского фестиваля, который является фестивалем №1 джазовым.

А.РЫЖИК: В Северной Америке.

Б.НОВИК: В Северной Америке и 2-м в мире после джазового фестиваля в Монтрё. И были счастливы, что именно нам выпала честь открывать этот фестиваль на отличной, хорошей площадке, на центральной площади Монреаля, на которой собралось тысяч семь наверное народу.

А.РЫЖИК: Это вторая по размеру площадка фестиваля. Как нас туда, единственную за всю историю фестиваля русскую группу, туда взяли, причем открывать на огромной площадке.

Б.НОВИК: Причем интересно, что за 31-летнюю историю фестиваля, как нам сказал директор фестиваля, что мы первые русские, которые, во-первых, из России, потому что бывают русские музыканты, которые живут, к примеру, где-нибудь в Нью-Йорке и формально являются носителями русской фамилии, но гражданами Российской Федерации не являются. И за 31-летнюю историю Монреальского фестиваля мы были первыми русскими, которые пели, к тому же, на русском языке. Было очень круто.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, небольшой парадокс есть, что вас, скажем, в Соединенных Штатах, вообще за рубежом, в Канаде, воспринимают как джазовую группу, а здесь вас воспринимают совсем по-другому.

Б.НОВИК: Как здесь воспринимают, если не секрет?

А.РЫЖИК: А мы даже и не знали.

Д.БОРИСОВ: Похоронно-свадебный оркестр, естественно, как иначе?

Б.НОВИК: Это другая группа.

А.ПЛЮЩЕВ: Подождите, это жанр так Дима определил. Давайте, если мы выйдем сейчас на каком-нибудь полустанке и спросим у людей, даже не будем в лоб у них спрашивать, к какому бы жанру они отнесли Billy’s Band, это глупо, а вот так: «Назовите каких-нибудь 20 джазовых коллективов». Наверное, какие-то бы назвали, но я больше чем уверен, среди них не было бы Billy’s Band. Зато, если бы мы спросили, я не знаю какой жанр определить…

Б.НОВИК: Я думаю, что если вы выйдете на полустанке, то местные жители не назовут ни одну фамилию представителя джаза в России.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть.

Б.НОВИК: Это абсолютно точно.

А.ПЛЮЩЕВ: Но, тем не менее, если…

Б.НОВИК: Просто джаз в России умер, но я верю в то, что Billy’s Band его возродит.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы четко себя позиционируете как джаз-группа?

Б.НОВИК: Мы называем наш стиль «романтический, бескорыстный, алко-джаз из Петербурга».

А.ПЛЮЩЕВ: Это группа Billy’s Band таким образом себя позиционирует. У нас сегодня будет возможность оценить, у нас будет пара музыкальных композиций, наверное, если мы успеем поставить, и вы сами сможете сделать вывод в какое направление. Это всегда интересует людей, поставить небольшой лейбл, такой значочек.

А.РЫЖИК: Так как же воспринимают в России, на ваш взгляд? Потому что мы не очень в этом вопросе.

Б.НОВИК: Мы редко бываем в России, поэтому не очень хорошо знаем.

Д.БОРИСОВ: В один из разов, когда вы были в России последний раз, я видел вас на съемках программы «Достояние республики» на Первом канале и, пообщавшись, мы там сидели в жюри, общались между собой… Было интересно, кто знает вас, кто не знает, кто как оценивает, и все сошлись во мнении, там очень многие были, по крайней мере, у нас в молодом крыле жюри, что все с радостью позвали бы вас на свой день рождения развлекать людей, именно как такое развлечение.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну в хорошем смысле.

Б.НОВИК: Джаз изначально был, если посмотреть в Википедии, в каких-нибудь иностранных, более достоверных, источниках, джаз зародился в самом начале 20-го века, причем, что интересно, в публичных домах. И по сравнению с той музыкой, которая исполнялась в то время, считалась обычной музыкой, такие оркестрики, которые в корне своем играли вариации на классические произведения, вальсы, может быть, джаз считался излишне, может быть, расслабляющим. Музыка, которая способствовала тому, чтобы клиенты быстрее созревали для принятия решения, так написано в определении слова «джаз». И само слово «джаз», при точном переводе этого слова, означает как …

А.РЫЖИК: (Вздыхает).

Б.НОВИК: Да, именно это и означает джаз. И очень, конечно, печально, что на сегодняшний момент в России джаз воспринимается как какая-то сектантская музыка, которая никому не понятна. Вот в Америке, например, слово «джаз» — это синоним слова «весело», а в России джаз, можно абсолютно точно сказать, что это синоним слова «скучно».

А.РЫЖИК: Вот часто бывает, да — «Вы что играете?», думаешь, сказать «джаз», тогда они подумают: «Ну такие, наверное, сидят где-то в углу там в кафе…»

Б.НОВИК: Есть отличный анекдот на эту тему, но лучше, наверное, оставить за кадром, приличный.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну а чего бы и не рассказать?

А.РЫЖИК: Если приличный, то рассказывай.

А.ПЛЮЩЕВ: В поезде самое оно рассказывать анекдоты.

Б.НОВИК: Новые русские собрались и решили пригласить музыкантов к себе на вечеринку. Ну, посмотрели, полистали какие-то справочники, нашли ансамбль, ну, так и не разобравшись, пригласили, приехал джаз-банд. Сели, играют, отыграли минут 40, и новым русским всем как-то очень, ну совсем не весело. Потихоньку они подходят к сцене, стоят, слушают, подперев рукой щеки, и когда уже кульминация, какой-то там безумной джазовой импровизации…

А.РЫЖИК: Кода, такая разлапистая.

Б.НОВИК: Кода, и тишина в зале, никто не хлопает, ничего, и один только из новых русских говорит: «Что ребят, не получается?».

А.ПЛЮЩЕВ: Хороший.

Б.НОВИК: Это обусловлено, с одной стороны тем, что джаз – это музыка, чуждая русской душе. Что нужно русской душе? Посидеть за столом, выпить и погорланить песни, пореветь – вот три основных вещи.

А.РЫЖИК: Как ты джаз погорланишь?

Б.НОВИК: А джаз, как его спеть то? У нас так не устроено. То есть в психике нет того, чтоб петь эти вещи, которые так здорово получаются у черных. Это же от черных все пошло. Поэтому джаз, конечно, это культура, абсолютно чуждая русскому человеку.

А.РЫЖИК: Еще одна проблема есть, серьезная – это то, что наши все джазмены считают, что играют очень серьезную музыку, они считают себя элитой музыкальной.

А.ПЛЮЩЕВ: Не только они, кстати, не только они. В некоторой части общества есть такое мнение.

А.РЫЖИК: Мы джаз знаем, мы его понимаем.

Б.НОВИК: Да, я думаю, что из тех крупиц псевдо-почитателей джаза, которые действительно посещают концерты серьезных отечественных джазменов, это на 80% люди, которые условно понимают джаз. На самом деле, они просто чувствуют некоторую элитарность и сектантность, как бы сектовость вот этого сектора, и поэтому они просто ходят, слушают, кивают, пытаются кивать головой в такт, но они не понимают, в чем суть.

Д.БОРИСОВ: Так можно сказать, в общем, про любое высокое искусство, что король-то голый.

Б.НОВИК: Ну нет, я не считаю, что русские джазмены являются голыми королями.

А.ПЛЮЩЕВ: Юношеский максимализм мы сейчас слышали, образчик его.

Б.НОВИК: Я считаю, что отечественные джазмены, я говорю о самых известных джазменах, тем не менее, фамилий называть не буду, они…

Д.БОРИСОВ: Самые известные отечественные джазмены.

Б.НОВИК: Да.

А.РЫЖИК: Есть несколько.

Б.НОВИК: Они не понимают самого главного. Они прекрасны, у них прекрасная техника, знания, вообще все, все что нужно, кроме одного и, может быть, самого главного – это общего видения джаза как музыки, как направления.

А.РЫЖИК: В том числе как шоу, это самый важный принцип современной музыки.

А.ПЛЮЩЕВ: Возвращаясь к жанровым определениям, я хотел закрыть эту тему раз и навсегда, и мне самому не нравятся эти разговоры, честно говоря. Просто радиостанция, благодаря которой вы стали известны, радиостанция «Наше радио», ну в том числе, может быть, среди не клубной публики, я не знаю, конечно же, там трудно себя позиционировать как джаз коллектив.

Б.НОВИК: Это невозможно, это радио позиционирует себя как русский рок.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну радиостанция «Наше радио», чего греха таить. И именно поэтому восприятие, мне кажется, несколько иное. Кроме того была произнесена такая максима: «Ну как горланить джаз? Невозможно». Но, тем не менее, если спросить любого, кто слушал песни Billy’s Band, подходит ли слово «горланить» к вокалу ее солиста, то скажут: «Разумеется, это слово, пожалуй, больше всего и подходит».

Б.НОВИК: Ну на ранних этапах творчества точно.

А.РЫЖИК: А к Армстронгу что, не подходит «горланить»? Или к Уэйтсу например, кто там еще есть.

Б.НОВИК: Да все, больше никого.

А.ПЛЮЩЕВ: К Курту Кобейну, разве он не горланит?

А.РЫЖИК: Это не джаз, подожди, если мы «Нирвану» сейчас еще к джазу приплетем.

Б.НОВИК: Вот еще интересный факт по поводу американских джазовых фестивалей, там действительно есть коллективы, которые играют традицию. Традиционный джаз, как в таком понимании основных направлений, которые мы знаем на сегодняшний день в джазе – боп или свинг, не знаю, кул. Но разнообразие, по-моему, бесконечно. Однажды на джазовом фестивале мы видели регги-группу, джаз это синоним слова «весело», и джазовые фестивали скорее напоминают общегородские праздники, как в Питере, например, праздник «Алые паруса». Когда этот праздник является достоянием всех жителей города, все жители выходят на улицу, идут и радуются. Такое ощущение, что им абсолютно все равно, если это традиционный джаз, то ли это рэп-музыка.

А.РЫЖИК: То ли вообще Billy’s Band.

Б.НОВИК: То ли Billy’s Band.

А.ПЛЮЩЕВ: А как вас в Америке или за рубежом, в более широком аспекте, воспринимают – как одну из своих групп или как некое русское такое чудачество – пришли на собачку говорящую посмотреть?

Б.НОВИК: Мы этого боялись, именно этого боялись, чсетно говоря, что нас будут воспринимать как некий «прикол» из России. Для сравнения могу привести пример, который приходит в голову. Представьте себе, что в Россию приезжает корейская группа, исполняющая песни, скажем, Гарика Сукачева.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, я б сходил.

Б.НОВИК: Вы можете поверить в то, что это может быть серьезно круто?

Д.БОРИСОВ: Ну, это был бы серьезный коммерческий успех при грамотном пиаре. В зависимости от того, что хотеть.

А.РЫЖИК: Успех и круто – это разные вещи.

Б.НОВИК: Помните, может быть, была такая группа, состоящая из двух узбеков и одного русского, которые исполняли кавер-версии в такой, исключительно узбекской манере, на известные современные песни.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты имеешь в виду «Обморок имама»?

Б.НОВИК: «Обморок имама», да. Но один раз это серьезно может быть.

А.ПЛЮЩЕВ: Прокатывает.

Б.НОВИК: Но второй раз на такой концерт… Очень важно учитывать процент, то, что называется в медицине, вторичной обращаемости, в музыке это значит вторичной посещаемости, то, какой процент людей приходит на концерт повторно. Вот это для меня единственный объективный показатель успеха группы, причем не только Billy’s Band, любой другой.

А.РЫЖИК: Так вот про Америку, собственно говоря, что американская публика учитывая то, насколько критики серьезно подошли, опять же, и в прессе, что они серьезно подошли к анализу именно музыкального материала, то было понятно, что они воспринимают это не как приколы, не как какое-то чудачество. Они воспринимали это как шоу, причем, судя по тем публикациям, которые были после тех же Рочестерских шоу, что как шоу на таком, ну блин, высоком уровне, черт подери!

Б.НОВИК: Да и количество людей на каждое последующие шоу прогрессировало.

А.РЫЖИК: Приходило все больше и больше, то есть было очень приятно.

Б.НОВИК: Мы даже сняли на видео камеру очередь на наш последний Рочестерский концерт. Это действительно круто. Два блока, это было скорее даже смешно.

А.ПЛЮЩЕВ: А не было какого-то желания поработать там подольше, может быть, остаться на годик-другой, насовсем, стать американской группой, раз вас воспринимают не как собачку говорящую из России?

А.РЫЖИК: Не то что желание, есть предложение по тому, как нам дальше развиваться там, учитывая то, что мы делаем, это действительно то, что нравится американской публике, значит, есть шансы. Но для этого действительно нужно какое-то время провести там и, учитывая еще всякие, как сказать…

Б.НОВИК: Ну мыслишки, действительно, мелькают и, может быть, если наступит какой-нибудь психологический кризис в России, я вполне вижу себе, свое дальнейшее развитие, например… Меня всегда интересует гаражный период любого начинания, гаражный период – это когда все только начинается. Мне интересно поднимать разнообразные дела, а потом, когда чувствуешь, что поезд уже катится, это, конечно, приятно, но уже не так интересно, в этом нету большого спорта, такой внутренней мобилизации и стремления достигнуть чего-то, запустить, толкнуть с места тяжеленный состав.

А.РЫЖИК: Вот эта американская поездка, она была таким серьезным стартапом, именно по тому, что в мозгу происходило как это все вдруг.

Б.НОВИК: Да, еще из достижений – Billy’s Band заняла первое место по продаже компакт-дисков в Монреале, представляете? Это очень серьезный показатель.

А.РЫЖИК: Они после вот этого нашего сета раскупили все диски, которые мы туда привезли, за пять минут.

Б.НОВИК: Подбежали продавцы и спрашивали, эти ли мы ребята, чьи диски они продали за пять минут.

А.РЫЖИК: Есть ли еще. Мы сказали, что все, больше нет.

Б.НОВИК: Так что мы возродим джаз в России.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, судя по вашим словам и по вашим планам, что тот паровоз, фигурально выражаясь, очень уместно в нашей программе, который вы запустили, он летит в России, и дальше-то ничего особенно интересного нет, ну разве что возродить джаз. Если это задача, то, наверное, да.

А.РЫЖИК: Возродить интерес к джазу, живой интерес всего российского человечества.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, то есть это надо проводить фестивали там, туда-сюда. Вы будете этим заниматься?

Б.НОВИК: Ну, во-первых, нам нужна база, творческая лаборатория. Я думаю, что филармония джазовой музыки, которая находится в Петербурге, это подойдет. Пусть это будет неким плацдармом, платформой для наших начинаний, которые, как и все, за что мы ни беремся, приходит к успеху.

А.ПЛЮЩЕВ: Скромно.

Д.БОРИСОВ: А кто ваши прямые конкуренты, есть кто-нибудь, музыкальные коллективы? Это же не интересно, работать на поле в одиночестве.

Б.НОВИК: Я даже не понимаю, почему в России до сих пор никто не догадался исполнять песенный русскоязычный свинг, живой.

А.РЫЖИК: Ну, Сюткин, пожалуй.

Б.НОВИК: Вот Сюткин пытался это сделать после того, как он ушел из «Браво», но все-таки была наполовину электронная музыка. Мне очень нравилось, и я мечтал играть такую музыку, как Сюткин, но в итоге, мне кажется, что Billy’s Band, то есть то, что я задумывал, получилось гораздо лучше чем то, что я ожидал. То есть мне Billy’s Band нравится даже больше, чем Сюткин в тот момент, когда он ушел из «Браво». Потому что это живая музыка, на живых инструментах, это точно такой же песенный русскоязычный свинг, песенный русскоязычный джаз, причем авторский.

Д.БОРИСОВ: А нет ощущения, что если нет конкуренции, а нужно поднимать целый пласт, делать фестивали интересные, что нужно, может, искусственно взращивать себе конкурентов?

А.РЫЖИК: Почему вы их называете конкурентами?

Д.БОРИСОВ: Ну, коллеги, единомышленники.

А.РЫЖИК: Зачем же сразу «конкуренты»?

Д.БОРИСОВ: Получается монополия у вас, это же неинтересно.

Б.НОВИК: Ну монополия, она не искусственная, она естественная монополия. Я думаю, что рано или поздно обязательно появятся люди. Не может быть, что только одни ребята из группы Billy’s Band понимают, что тот жанр, в котором мы сейчас существуем, это очень актуальный жанр, которого очень не хватает и на который имеется огромный спрос в России.

А.ПЛЮЩЕВ: А спрос действительно велик, потому что опять же, по твоим словам, Билли… я напоминаю, что с нами сегодня едут Билли Новик и Андрей Рыжик из группы Billy’s Band, так вот, судя по твоим же словам, ты сказал: «что русскому человеку надо?», это же ты сказал, не я, и дальше ты перечислял, что там надо, и там группа Billy’s Band никак не фигурировала, более того, те эмоции, которые она приносит, тоже не фигурировали совсем.

А.РЫЖИК: Но, тем не менее, по России залы собираются, значит, людям это нужно, и идет вал заказов, вплоть до апреля, по-моему, там у нас расписано.

Б.НОВИК: Да и потом, русский народ уже стал потихоньку есть «Дорблю» например, сыр такой с синей плесенью.

А.РЫЖИК: К чему ты приплел?

Б.НОВИК: Я думаю, что если смотреть в будущее, учитывая Интернет, учитывая все достижения цивилизации, я думаю, что если так смотреть далеко в будущее, то действительно будет некое слияние культурологическое, не только стран Европы, но и в целом по всему миру. Ну, конечно, я имею в виду какие-то страны, которые имеют Интернет, такие способы коммуникаций. Поэтому – что я хотел сказать, что джаза в России, на мой взгляд, очень сильно не хватает, по нескольким причинам, которые мы уже, в общем, оговорили.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. Я же исключительно об этом же – может, потому и не хватает, что никому не надо.

А.РЫЖИК: Не надо было бы, так и не ходили бы на концерты.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто Billy’s Band любят, вот и все.

Б.НОВИК: Не хочется идти полностью на поводу у общественного массового мнения и вкуса. Надо тоже находить в себе силы и предлагать. Вот опыт Billy’s Band показывает, что предложение очень даже пользуется спросом и приходится по душе. А то, что касается песен – посидеть, поплакать и, может быть, даже выпить, в Billy’s Band есть и такие песни. Например, баллада от женского лица, песня «Где спит твое сердце», с альбома 2005 года «Оторвемся по-питерски».

А.РЫЖИК: Можно и порыдать, и погорланить, и с женским хором даже.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и сама по себе едва ли не самая известная сейчас из ваших песен, благодаря тому же радио, конечно же, песня «Оторвемся по-питерски», она, мне кажется, вполне в духе и в русле русского человека.

Б.НОВИК: Да, тем более, что она имеет две версии – одну основную, которая всем известна, и вторую, которая шла бонусом на альбоме «Оторвемся по-питерски», т.н. джазовая версия, но по сути это свинг-версия той же самой песни, которая мне лично нравится гораздо больше, чем основная. Все-таки балканские напевы, эти ритмы «унца-унца», это совсем не тот Billy’s Band, чем являемся мы на сегодняшний день. И очень жалко, что у большинства людей сложился именно такой стереотип группы, как «унца-унца», горлопанящие. Очень жалко.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда в ближайшее время можно развеять этот стереотип и где?

А.РЫЖИК: Ну вот в ближайшее время мы будем праздновать…

Б.НОВИК: Практически везде. Достаточно просто зайти на наш сайт и посмотреть.

А.ПЛЮЩЕВ: Это мне нравится. Мне нравится, когда артисты говорят: «Мой ближайший концерт…», 20 раз название клуба, телефон, флайеры раздают здесь. Нет. «Зайдите на наш сайт, и все, там все есть».

А.РЫЖИК: Мы просто не помним дату. Какого-то сентября, Театр Эстрады московский, мы будем праздновать 9,5-летие группы.

А.ПЛЮЩЕВ: Юбилей, да.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Тут повисла пауза.

Д.БОРИСОВ: А вот если возвращаться к количеству поклонников, какая самая большая площадка, которая вас принимала в Москве?

А.РЫЖИК: Б1?

Б.НОВИК: Да, Б1.

Д.БОРИСОВ: А в мире было что-то большее?

Б.НОВИК: В мире рекорд сейчас Монреальский фестиваль.

А.РЫЖИК: Но это был сольный концерт. Это был единственный сольный концерт за этот день на этой площадке. Кроме нас на этой площадке никто не выступал. На другой площадке выступал уже Брайан Зетцер.

Б.НОВИК: Но это было через час.

А.РЫЖИК: Через час и на другом месте.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот хотел поговорить о фестивалях, но уже в России. Вам много приходилось играть, я не знаю уж, на насколько разнообразных фестивалях, но уж в том же «Нашествии», мне кажется, вы каждый год принимаете участие практически.

А.РЫЖИК: Не, пару раз играли.

Б.НОВИК: Перестали принимать участие.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, я как раз хотел об этом поговорить. Как по вашему, вы как музыканты с той стороны, что называется, как развивается такое, если можно так сказать, фестивальное движение, фестивальное направление в России? Есть ли у него перспективы? Те люди, которые им занимаются, способны ли его, условно говоря, вытянуть? Потому что в последнее время, как мне представляется, посещаемость их и качество оставляло желать лучшего. Может, вы другого мнения. Давайте вот об этом поговорим.

Б.НОВИК: Нас бог милует, и последние несколько лет мы не принимаем участие в фестивалях, которые, если говорить честно, всегда нам не очень нравились.

А.РЫЖИК: Вот именно в таких рок-фестивалях.

Б.НОВИК: Да, а вот, например, в России есть, оказывается, отличные фестивали, о которых мы просто до поры до времени не знали. Например, отличный, наверное, один из лучших фестивалей в России по своей культурности, по своей обстановке, атмосфере и набору групп, это фестиваль «Усадьба Джаз» в Архангельском. Или, например, отличный фестиваль был в Петербурге, тоже опенэйр, в шикарном парке с архитектурой, в центре города, он назывался «Блюз Дельта Невы». Вот в этом году мы там играли. Шикарный фестиваль. Мне прямому самому захотелось быть…

А.РЫЖИК: Блюзменом.

Б.НОВИК: Не, не блюзменом, а человеком, который пришел бы на этот фестиваль в качестве зрителя.

А.РЫЖИК: А в Калининграде? «Дон Ченто Джаз» фестиваль, шикарный тоже, отличный. Все сделано, круто.

Б.НОВИК: Да, и организация, и…

А.РЫЖИК: То есть там те же толпы народу, но как-то все культурно очень.

Б.НОВИК: Нет этой грязи, пива этого бесконечного, пьяных людей. Как-то, по-моему, это развращает и без того уже падший народ.

А.РЫЖИК: Заметь, намного приятнее фестивали, на которых вино в стеклянных бокалах, чем те, на которых пиво в пластиковых. И безопаснее.

Б.НОВИК: Есть культура как восприятия, так и…

А.ПЛЮЩЕВ: Я всегда считал, что стеклянный бокал опаснее.

Б.НОВИК: Что это должны быть за люди, чтобы им не продавать бутылки в стекле? Что за группы, на которые приходят такие люди? Это все цепь взаимосвязанная.

Д.БОРИСОВ: А как же вас занесло на такое радио?

А.РЫЖИК: Мы же не выбираем себе радио. А как нас занесло на телевидение? На тот же… какой канал?

А.ПЛЮЩЕВ: Первый.

А.РЫЖИК: Да. Ну как, куда приглашают, туда и идем. Мы же должны как-то информацию о себе…

Б.НОВИК: Мне кажется, что последние годы не туда, куда приглашают, мы идем. Мы выбираем, куда идти, из того, что предлагают. Разве нет?

А.ПЛЮЩЕВ: Вы тщательным образом выбираете?

Б.НОВИК: Да, я помню, один раз мы отказали даже Первому каналу.

А.ПЛЮЩЕВ: Да вы что!

Б.НОВИК: Да, мы думали, что вообще на этом наши отношения закончатся.

А.ПЛЮЩЕВ: Карьера вообще, должны были выслать из страны.

Б.НОВИК: Потому что, как нам сказали, Первому каналу отказывают только один раз.

А.РЫЖИК: Но, тем не менее, уже после того, как мы отказались выступать в новогодней телепередаче, еще раз нас пригласили, когда мы заняли 2-е место в «Достоянии республики», и мы еще раз пели там.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто человек, который приглашал, заболел.

Б.НОВИК: Нет, этот человек не заболел. Тем не менее, пребывая в телестудии в «Останкино», холодок мы почувствовали.

Д.БОРИСОВ: Ой, да ладно. Вас прекрасно принимали, я помню.

Б.НОВИК: Вот последний раз, когда мы там были, мы почувствовали холодок.

А.РЫЖИК: Да, со стороны… Да, неважно.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, слушайте, какие интриги-то, оказывается, плетутся. Я как раз о выборе. В последнее время есть некая дискуссия – ездить, например, в лагерь на Селигер или не ездить. А вы там, кажется, были как-то один год. Нет? Не были? Ну здорово. А мне казалось…

Д.БОРИСОВ: А в каких-то списках недавно…

А.ПЛЮЩЕВ: Да, фигурировали. Потребуем вычеркнуть срочно.

Б.НОВИК: А мы наблюдаем, что Billy’s Band уже используется в корыстных целях, без нашего ведома, используется то, что называется «name dropping», то есть когда кидают имя, а на самом деле никакого Billy’s Band там и в помине нет. Вот такие случаи были не раз. Когда нас объявляют в каких-то солянках, а даже разговоров не было об этом. Потом нас еще упрекают люди, что вот, мол, группу перекупили, и это так обидно. Потому что мы всегда, если кому-то пообещали, то никакие форсмажорные ситуации, включая землетрясение и пожары…

А.РЫЖИК: Даже включая гонорары в 3-4 раза больше.

А.ПЛЮЩЕВ: У вас капризный райтер?

Б.НОВИК: Да, в общем, нет.

А.РЫЖИК: Вообще не капризный.

Б.НОВИК: Да, 10 пачек анальгина, кружка (неразб.)

А.ПЛЮЩЕВ: Боюсь повторить в какой-то степени вопрос моего коллеги и скатиться до вопроса «самый смешной случай на гастролях», но тем не менее спрошу насчет того, какое самое, пожалуй, неожиданное место для вас в России, где вам приходилось выступать. Может быть, самое…

Д.БОРИСОВ: Селигер не прошел.

Б.НОВИК: Мне кажется, самое неожиданное место, где приходилось выступать группе Billy’s Band, было как раз не в России, но у наших соседей, в Финляндии, всего лишь в 100 км от Петербурге.

А.РЫЖИК: Мы выступали в удивительном месте – на собрании Дома престарелых любителей Санкт-Петербурга.

Б.НОВИК: Это был специализированный дом престарелых.

А.РЫЖИК: Удивительное место.

Б.НОВИК: Тематический.

А.ПЛЮЩЕВ: Джазовый?

А.РЫЖИК: Нет, просто там такие старички и старушки, приходят. Они там собираются, встречаются, у них там как столовая, белые стены, у них там какой-то фуршетик, еще что-то.

Б.НОВИК: Ну вот наш саксофонист Миша Жидких рассказывал, что недавно… он, правда, работал не как Billy’s Band, а просто как саксофонист, может быть, с пианистом он выступал, играл на каком-то корпоративе, кроме него в шоу был еще удав, просто змея выступала, и какие-то дрессированные собачки, трио.

А.РЫЖИК: Это где?

Б.НОВИК: Это где-то под Питером. Необычное место.

А.РЫЖИК: Я думаю, что вы имеете в виду, про что у нас спрашиваете, из очень необычных мест, наверное, в Москве мы выступали несколько раз в Высшем Арбитражном суде…

Д.БОРИСОВ: На заседаниях суда.

А.РЫЖИК: Причем в зале самом.

А.ПЛЮЩЕВ: Да вы что? серьезно?

Д.БОРИСОВ: Там устраивают корпоративы по ночам?

Б.НОВИК: Причем, знаете, кто выходил со сцены, когда мы туда входили?

А.ПЛЮЩЕВ: А у них там еще и солянка была, заметьте.

А.РЫЖИК: Нет, это был Новый Год.

Б.НОВИК: И день рождения арбитражного суда.

А.ПЛЮЩЕВ: Так, день арбитражного судьи. И кого же вы сменяли?

Б.НОВИК: Мистер Моисеев.

А.ПЛЮЩЕВ: Какой набор интересный.

Б.НОВИК: Набор там был вообще тот еще.

А.ПЛЮЩЕВ: А вас кто менял?

Б.НОВИК: Нет, все, мы были хэдлайнерами.

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно. После Моисеева.

Б.НОВИК: Неважно, какие там артисты. Меня всегда больше возбуждает разнообразие на подобного рода мероприятиях. Мне нравится, что у людей широкий кругозор, в том числе музыкальный.

А.РЫЖИК: С кем мы только ни пересекались на всяких корпоративах.

Б.НОВИК: С самыми главными пока еще нет.

А.РЫЖИК: С какими?

Б.НОВИК: С самыми.

А.ПЛЮЩЕВ: А, вот с самыми.

А.РЫЖИК: Все впереди.

А.ПЛЮЩЕВ: Билли, ты сказал про то, что…

Д.БОРИСОВ: Здесь должен был быть любимый вопрос Плющева – сколько стоят ваши корпоративы.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну ладно, рассказывайте.

Д.БОРИСОВ: Он посмотрел сейчас…

А.ПЛЮЩЕВ: В прайс-лист.

Д.БОРИСОВ: Да, и решил, что даже не будет спрашивать.

А.ПЛЮЩЕВ: А, кстати, вздорожал сильно ценничек с того момента, как вы, например, у нас были в 2005?

А.РЫЖИК: С момента кризиса сильно вздорожал как раз. Люди хотят сразу потратить все деньги срочно.

Б.НОВИК: Вот еще одно доказательство, что Billy’s Band играет джаз. То, что Billy’s Band начал взлетать, именно когда в стране, и не только в стране, в мире, начался… помните хотя бы историю, Великую Американскую Депрессию? Как джаз стал расцвел? Вот так же расцвел Billy’s Band во время кризиса.

А.РЫЖИК: Вот бы еще один.

Б.НОВИК: Подольше бы.

А.ПЛЮЩЕВ: Это одни из немногих людей, которые желают продолжения или возвращения кризиса у нас. Отойдем от денег, все это пустое, в конце концов.

Б.НОВИК: Фальшивое.

А.РЫЖИК: Пока они есть, это все пустое, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Деньги – это бумага. Безусловно. Один Борисов промолчал, замечу. Все мы сказали в той или иной мере…

Д.БОРИСОВ: Вы-то сказали, похлопывая набитые…

А.ПЛЮЩЕВ: Просто Билли упомянул о том, что саксофонист выступал, участник их группы, отдельно. Ты вообще как лидер, можно сказать, начальник этого коллектива… а ты, кстати, начальник?

Б.НОВИК: Да. Ну, как-то такой…

А.ПЛЮЩЕВ: Он сатрап?

А.РЫЖИК: Демократия не работает.

Б.НОВИК: У меня вето, это так называется. Право вето.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть консенсус, но вето. Понятно.

Б.НОВИК: У меня такая позиция, что я всегда прислушиваюсь ко всем мнениям, но решение принимаю сам.

Д.БОРИСОВ: Я подумал, и мы решили.

Б.НОВИК: Наоборот – мы подумали, но я решил.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. И как ты относишься, когда твои музыканты начинают своими проектами заниматься?

Б.НОВИК: Я очень это поддерживаю. Более того, двум музыкантам из нашей группы из трех оставшихся, кроме меня, я предлагаю свою помощь в записи сольных альбомов в рамках проекта Billy’s Band. Вот мне очень нравится, как делает группа «Каста». Вы, наверное, знаете.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, они у нас бывали даже.

Б.НОВИК: Это не только наши друзья, но еще и люди, которыми я лично восхищаюсь как поэтами и как людьми, которые сами делают себя. Их четверо в группе. Они, например, по готовности и по коэффициенту трудового участия выпускают как бы подрубрики. Например, написал Влади альбом, он его выпускает как «Каста. Влади». Написали Хамиль со Змеем новый альбом недавно, выпустили его как «Хамиль, Змей. Каста». Я был бы очень рад, если бы в Billy’s Band было бы что-то похожее.

А.РЫЖИК: Мы вот договорились, например, что всякие разные направления в музыке, которые любят другие участники коллектива, чтобы не разбредаться по параллельным проектам всяким, мы это будем все делать под брэндом Billy’s Band. Вот сейчас готовим альбом под названием «Billy’s Band. Рок».

Б.НОВИК: Да, чуть попозже выйдет альбом «Billy’s Band. Классика», там классическая музыка. Потом выйдет «Billy’s Band», скажем, рождественский альбом, детский альбом Billy’s Band уже запланирован, то есть в стилизации Чайковского.

А.ПЛЮЩЕВ: Как это здорово с маркетологической точки зрения. Это вообще шикарно. Охватить все аудитории.

Б.НОВИК: С точки зрения маркетинга, Billy’s Band – это вообще один из самых успешных селфмэйд-проектов.

А.РЫЖИК: Захватить мосты, радиостанции…

Б.НОВИК: Почтамты.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, с радиостанцией в некотором смысле, посредством поезда, это уже удалось. Правда, скоро прекратится. Но, тем не менее…

Д.БОРИСОВ: Связь пропадет, но Billy’s Band останется.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, Billy’s Band мы рады видеть всегда. Кстати, хозяйке на заметку – «Касту» пора звать, второй эфир подряд про них говорим.

Д.БОРИСОВ: Им икается, бедным.

Б.НОВИК: Им не икается.

Д.БОРИСОВ: Икается-икается. Мы их просто как вспомним, так им и икается.

Б.НОВИК: Так вздрогнем.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, в некотором смысле этого слова.

Д.БОРИСОВ: Причем кто только ни вспоминает. Вот сейчас Билли, а в прошлый раз Dino MC 47.

А.ПЛЮЩЕВ: Тоже вспоминал, да. Ты сказал о том, что тебе нравится группа Billy’s Band даже больше, чем тогда, когда ты ее придумал. А что сейчас в твоей голове? Что ты придумал сейчас? Что тебе будет нравиться меньше или больше через некоторое время?

Б.НОВИК: На самом деле, я не придумывал ничего, чем занимается Billy’s Band. Все, чем занимается Billy’s Band, придумал не я. Это вещи, которые были придуманы уже 20, 40, 50, 100 лет назад. Я ничего сам не придумывал. Я считаю, что вообще… я себя немножко корю за эту дерзость придумывать новые песни, если я еще даже не все чужие хорошие песни, написанные до меня, прослушал. Что это за дерзость такая, что за амбиции? Еще не отслушал чужие песни все хорошие… Песни Давида Тухманова, например, ну много авторов есть чудесных. Сколько в Америке есть отличных авторов! А уже лезу свои песни сочинять. Но, видимо, так устроен человек, так устроен я, что, ничего не зная, хочется уже и свое. Это, видимо, какое-то тщеславие, может. Я всегда считал, что лучше спеть свою, но плохенькую песню, чем чужую, но шикарно. И пусть лучше звучит своя музыка, но живая, исполняемая вживую, нежели самая роскошная фонограмма. Я всегда считал. Я не очень уверен в этом сейчас, но так было всегда для меня.

А.ПЛЮЩЕВ: Почему-то мне казалось, что вы и чужие песни отлично исполняете, здорово стилизуете под себя. Во всяком случае, из того, что я слышал. И эта работа, мне кажется, тоже вам идет в удовольствие. Разве нет?

А.РЫЖИК: Чужие песни – это очень хороший способ показать при помощи знакомого людям материала свой собственный стиль.

Б.НОВИК: Показать разницу. Плюс – если ты исполняешь чужую песню, надо, по крайней мере, быть уверенным в том, что твоя версия будет лучше, чем оригинальная. Минимум хотя бы так же. Это очень важно. Если у тебя нет в этом уверенности, то чужую песню не стоит исполнять. Если она уже лучше исполнена.

Д.БОРИСОВ: Интересный подход.

А.РЫЖИК: Но это очень сложная, на самом деле, работа с кавер-версиями, как мы этим занимаемся. Это часто бывает тяжелее, чем аранжировывать свой собственный материал. Потому что очень важно подойти к вопросу, чтобы, с одной стороны, это не выглядело так же, как уже раньше исполнялось…

Б.НОВИК: Самый, наверное, сложный опыт записи кавер-версии – это была история с песней Высоцкого. Мы перебрали, я думаю, около 500 песен Высоцкого, прикидывая, примеряя на себя, как это может прозвучать, и уже были почти в фазе, мы были готовы отказаться от этой идеи, потому что…

А.ПЛЮЩЕВ: Это был какой-то проект, сборник какой-то?

А.РЫЖИК: Да, это был «Своя колея».

Б.НОВИК: Там целая серия была. И, смотря на других, как это ужасно получалось у людей…

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да. Редкая птица, что называется…

Б.НОВИК: Да, мы поняли, что, чтобы получился Высоцкий у кого-то… ну, могу назвать, мне понравилось, как Гоша Куценко это сделал и Сергей Безруков. Но, так или иначе, это все-таки были актерские версии песен. Они актеры, они в этом жанре преподносили музыкальный материал. У Billy’s Band все-таки актеры на втором месте. В первую очередь, это все-таки музыкальный коллектив. И поэтому – как сделать Высоцкого, музыкально отличающегося от Высоцкого-оригинала, это была очень сложная задача, и я думаю, что – даже немножко горжусь Billy’s Band’ом – что мы очень хорошо с ней справились.

Д.БОРИСОВ: Получилось лучше оригинала?

Б.НОВИК: Ну, это, конечно, слишком дерзко так говорить. Можно просто послушать эту песню. Billy’s Band сделали песню Высоцкого под названием «Песня-сказка о нечисти», еще она называется «Страшно, аж жуть». Можно послушать в интернете.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот еще что хотел спросить. В представлении обычного обывателя, жизнь музыканта – это прекрасная вещь. Ты бухаешь часто, выступаешь на концертах, девчонки все твои.

А.РЫЖИК: Кормят бесплатно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, кстати, кормят часто бесплатно.

Б.НОВИК: Все, кроме последнего, это все поначалу. А вот…

А.ПЛЮЩЕВ: Я, знаете, к чему вел, на самом деле? Вот у вас сколько времени занимает рутинная работа? Именно рутинная. Не сочинение песен даже, допустим, а, условно говоря, репетиции.

А.РЫЖИК: Мы почти не репетируем. Для нас самое рутинное, что есть в нашей работе, это, как это ни прискорбно для этой радиопередачи, перемещение, дорога. Эти бесконечные поезда, самолеты и ожидание. Не сами выступления и саундчеки, а именно вот эти бесконечные ожидания одного, второго переезда, сидение в гостиницах – вот это самое рутинное, что есть в нашей жизни.

Б.НОВИК: Когда мы начинали, я никогда не верил подобным высказываниям более старших коллег по цеху, что им надоело ездить. Я всегда считал, что это такие капризы звездные. Но лет через семь это начинает утомлять. Бесконечное ожидание чего-то, посадки, пересадки. Уже это не круто.

А.РЫЖИК: У меня есть друзья, молодые питерские музыканты, и я, когда мы надолго уезжали, оставил жить в своей квартире. И когда я приехал после каких-то гастролей, они так на меня посмотрели и сказали: «Чего-то мы уже не хотим быть рок-звездами, все». Так что…

Б.НОВИК: Вроде бы путешествия, ты в дороге, в пути, все здорово. Нет.

Д.БОРИСОВ: Ну, мы с Плющевым лишены радости перемещения за чужой счет между концертами. Поэтому удовлетворяемся своим поездом.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, мы имеем радость перемещения за чужой счет, опять же, но…

Б.НОВИК: Понятно. Знаете, как говорят наши даже старшие колени по цеху? Они говорят, что артисту платят не за выступление, артисту платят за дорогу.

Д.БОРИСОВ: Хорошая точка. Billy’s Band сегодня в программе «Попутчики». Спасибо большое. Удачи вам в перемещениях. Не запутайтесь.

А.РЫЖИК: Спасибо.

Б.НОВИК: Да, всем удачи.

Д.БОРИСОВ: Возвращайтесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Программа «Попутчики» через неделю.

Д.БОРИСОВ: Программа «Попутчики» через неделю. Я обещал в прошлый раз сказать вам, куда мы переезжаем. Вроде бы определилось, это уже официально сообщилось, поэтому можем и мы сказать в наше время. Программа «Попутчики» с конца августа будет по воскресеньям в 23:05. Мы возвращаемся на место «Аргентума» с Плющевым.

А.ПЛЮЩЕВ: О да.

Д.БОРИСОВ: Трясем стариной в новом сезоне. Счастливо. Дмитрий Борисов, Александр Плющев. Пока.

А.ПЛЮЩЕВ: Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире