'Вопросы к интервью
Д. БОРИСОВ — 22 часа и 10 минут в российской столице, вы слушаете радио Эхо Москвы. Меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев как всегда в это время тоже в ваших радиоприемниках. Александр?

А. ПЛЮЩЕВ — Да, да, добрый вечер.

Д. БОРИСОВ — Он пользуется тем, что лето, что жарко и что у нас в поезде сломался кондиционер, а ему нельзя в жаре ехать. Поэтому он едет в машине рядом с нашим вагончиком там где-то. Тебе хорошо там?

А. ПЛЮЩЕВ — Да, совершенно верно, но просто понимаешь в чем дёло: если вспомнить знаменитую детскую сказку о том, как звери воровали масло друг у друга и выявляли, собственно, вора таким способом: когда клали всех зверей на солнцепёк и у кого масло проявится на пузике – тот, значит, и вор. Если её вспомнить, то можно приложить и ко мне: мне нельзя с вами ехать именно потому, что у меня проявятся все продукты сразу же на пузике, которые я съел в этот день. Поэтому я вынужден ехать рядом.

Д. БОРИСОВ — Ну да, потому что я же твой личный диетолог, как все знают, а тебе нельзя есть после шести, а ты сегодня ел! Всё будет на пузе. Ну ладно, свидетели мне расскажут. Ты пропускаешь много интересного, потому что сегодня до 23 часов со мной едет Дмитрий Глуховский, добрый вечер.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Здрасьте

А. ПЛЮЩЕВ — Добрый вечер, Митя!

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Привет, Саша, как дела?

А. ПЛЮЩЕВ — Ну ничего, спасибо, как у тебя?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — У меня тоже хорошо: масса информационных поводов, спасибо, что позвали, сейчас буду вам это лить в уши.

А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо тебе, ужасно-ужасно жаль, что как-то мы, действительно, не встретились лично, хотя я очень ждал этой встречи, но надеюсь хоть таким образом поговорим.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я вам с Димой принёс по книжке, случайно отдал ему книжку, которую подписал тебе.

А. ПЛЮЩЕВ — Ничего, я у него изыму потом.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Хорошо.

Д. БОРИСОВ — Да.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Потом тебе достанется та, которая Диме.

А. ПЛЮЩЕВ — Да, я называю не просто так, знаете ли, панибратски Дмитрия Глуховского Митей. Просто у нас есть одна связывающая нас история. Вряд ли мы будем ей грузить сейчас радиослушателей в эфире, но просто поверьте: есть история, благодаря которой я почувствовал себя вправе его так называть.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Так рождаются слухи, Саш.

А. ПЛЮЩЕВ — Да.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ничего не было, не было ничего.

А. ПЛЮЩЕВ — Ничего такого, да. Нет, мы просто с Митей были в одном путешествии вместе.

Д. БОРИСОВ — В одной турпоездке?

А. ПЛЮЩЕВ — Да.

Д. БОРИСОВ — Вы вместе отдыхали?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ага.

А. ПЛЮЩЕВ — Да, и там я сделал небольшую пародию, в которой назывался Митей Глуховским.

Д. БОРИСОВ — Именно это даёт нам право, в общем, уже перейти на ты.

А. ПЛЮЩЕВ — Конечно.

Д. БОРИСОВ — Эту близость.

А. ПЛЮЩЕВ — Мить, давай тогда ближе к делу, поскольку я ненадолго и у меня ещё к тому же садятся все батарейки как всегда. Я вот о чём хотел спросить: ты же наверняка будешь о новой книге рассказывать, правда ведь?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ну если будете спрашивать, я с удовольствием расскажу, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ — Конечно, конечно, а мы будем спрашивать. Но прежде чем об этом, я бы хотел поговорить вот о такой вещи, как, что называется, миры Дмитрия Глуховского. Ну просто всем известны две книжки – «Москва 2033»…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Метро, метро я бы сказал.

Д. БОРИСОВ — Почти всем известны две книжки.

А. ПЛЮЩЕВ — «Метро 2033», «Метро 2034». А потом, потом началось целое такое движение, я так понимаю, с неким твоим патронажем, которое… там, я не знаю…. продолжения, ответвления, сиквелы, триквелы. Я ничего кроме двух твоих книжек не читал, поэтому даже не знаю, что там внутри. Я видел на прилавках. Я бы хотел, чтоб ты сказал, во-первых, а) как это началось и б) нравится ли тебе то, во что это превратилось сейчас.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Значит, история в том заключается, что запущена в начале этого года серия книг под названием «Вселенная метро 2033». После того как я сам написал на эту тему 2 книги, понял, что самостоятельно больше сейчас об это я писать не хочу. Всё-таки мне хотелось бы развиваться, двигаться куда-то дальше. И поэтому новая моя книга, которая только что вышла, совсем на другую тему. С удовольствием потом расскажу, о чём. При этом было достаточное число читателей, которые требовали от меня непременно продолжения, снова описания этого постапокалиптического, постъядерного мира, московского метро, или, может быть, описания жизни в других городах И было достаточное число авторов, в том числе и профессиональных и непрофессиональных, которые хотели бы собственное видение этого мира изложить, собственные истории об этом мире какие-то написать. И я решил просто соединить читателей с писателями и решил открыть под своим каким-то креативным координаторством своим, под каким-то патронажем своим, серию «Вселенная метро 2033». Концепция заключается в том, что теперь другие авторы, не обязательно профессиональные, иногда любители, ранее не публиковавшиеся, пишут собственные романы, действие которых разворачивается в этом мире в том же самом 2033 году. Все книжки друг с другом согласованы. Действие не обязательно может разворачиваться в Москве. Может быть Петербург. Сейчас мы уже опубликовали с начала года с периодичностью практически журнала «Мурзилка» 5 книг – 3 про Москву, 2 про Питер. Следующие будут книги, в том числе, действие будет происходить в Киеве, в Минске, в Новосибирске, в Самаре. Будет книга про парня из немногочисленной северной народности саамы, который из села «Сыйт» — так называются у саамов сёла – едет на северных оленях к выжившей атомной электростанции в городе Полярные Зори. И сейчас самое главное, самое интересное: добровольно ко мне присоединяются авторы из других стран, в частности… причём, «из других стран» — я не имею в виду относительно другие страны, такие как Белоруссия или Украина. Сейчас пишет на английском языке писатель из Шотландии книгу «Метро 2033. Британия» и будем, видимо, переводить на русский и издавать ближе к Новому Году. Также французский известный фантаст хочет присоединиться к проекту. Один неизвестный французский фантаст хочет присоединиться к проекту, а также итальянец и, может быть, немцы. То есть, впервые… такого вообще раньше никто ещё не делал, чтобы один и тот же воображаемый мир одновременно создавали люди на разных языках из разных стран, каждый описывал свою страну. Англичанин – Лондон, соответственно, француз – Париж, итальянцы – Венецию и Рим, и всё это вместе складывается общую картину мира, согласованную, и через которую, может быть… через романы писателей из разных стран будут проходить какие-то сквозные, общие сюжеты. Это страшно интересно. Это с моей стороны не имеет прямого отношения к литературной деятельности.: здесь я скорее выступаю координатором, но, тем не менее, то, что происходит — очень здорово, очень интересно, и у меня есть ощущение, что я открываю постъядерную Америку.

Д. БОРИСОВ — А не страшно, что сбудется?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ну нет, для меня это прежде всего какой-то креативный эксперимент. Я не думаю, что мы программируем будущее, и сам я никакой ядерной войны на ближайшие два года не планирую.

А. ПЛЮЩЕВ — Прости, меркантильный вопрос, но есть ли какая-то франшиза на это, я не знаю, каким-то образом ты получаешь с этого доход?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я получаю, конечно, с этого доход, потому что не только являюсь координатором, я очень активно редактирую всё это дело, отбираю авторов, фактически в какой-то степени являюсь соавтором. Не только привожу их книжки в соответствии со Вселенной, но и очень плотно занимаюсь редактурой, занимаюсь, разумеется, в какой-то степени и продвижением. То есть там написано, что это мой проект. Это действительно в очень большой степени мой проект. И, разумеется, роялти получают с проданных книг и авторы тоже. То есть здесь такое – не буду говорить, что это бессребреничество, но идея в том, чтобы для всех создать какие-то интересные условия для участия.

А. ПЛЮЩЕВ — Я бы, пользуясь тем, что я здесь ненадолго, хотел бы такой, в виде дайджеста, ещё до обсуждения новой книжки, ещё один вопрос задать, если можно.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да.

А. ПЛЮЩЕВ — Я хотел тебя спросить: ты же был у меня в программе, но в другой, в программе «Точка», которая выходит по воскресеньям, и там мы говорили о «Сигме 9», о мультфильме, к которому ты писал русский текст. Как мне показалось… ну, каждый достоин свои недостатки фильма отмечать для себя, но есть такая объективная штука, как прокат. Как мне показалось, насколько я помню, прокат был не очень удачным, хотя студия Тимура Бекмамбетова, которая занималась этим фильмом… она говорила о том, что умоет Диснея, умоет X-art, но мне показалось, что прокат был не очень удачным. Я бы хотел, чтобы ты вынес свою оценку, вот сейчас, по прошествии уже времени, когда прошёл этот действительно примечательный в своём роде мультфильм. И чтобы ты сделал вывод: то есть получилось – почему, не получилось – почему и так далее.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ты знаешь, на самом деле, безусловно, интересной очень была анимационная лента, и мы в какой-то степени здесь даже сделали немножко более замороченной, немножко чуть-чуть усложнили, и, может быть, это было лишнее, потому что для успеха в массовом прокате вещь всё-таки должна быть простой, понятной и доступной всем аудиториям, а здесь получилось, что она нацелена на, условно говоря, мальчиков от 16 до 25 была изначально, а я ещё со всей этой историей, с этим антитоталитарным пафосом, срезал ещё часть аудитории. К сожалению, когда говоришь о прокате, приходится говорить терминами маркетологов и, наверное, просто фильм оказался недостаточно массовым. Я не могу сказать, что я своим скромным вкладом, своим скромным взносом сделал его совсем уж философическим, но, наверное, надо было идти в обратную сторону. Мне хотелось усложнить, приукрасить немножко, может быть, а, может быть, наоборот, стоило изначальную историю делать веселей, бодрей, более семейно и упрощать, потому что, конечно, самые успешные в прокате фильмы – обычно фильмы для семейного просмотра, которые можно и детишкам показать, и которые взрослым будет в какой-то степени интересно и забавно смотреть, а этот фильм детишкам смотреть по прошествии времени, видимо, не стоило бы всё-таки.

А. ПЛЮЩЕВ — Но, с другой стороны, для нас это была такая новая вещь, относительно, стимпанк, и можно было себе представить, что эту волну можно оседлать, сделать её массовой. Мне казалось, что была такая задача: чтобы эту такую клубную историю, можно сказать, историю для определённой группы людей. Условно говоря, я просто…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ну так и есть.

А. ПЛЮЩЕВ — Приведу пример, который был бы понятен: это когда есть, например, ролевые игры хоббитов – это клубная история, и есть всемирный успех трёхсерийного фильма про властелина колец. Мне казалось, что это точно такая же история, но, возможно, не получилось.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ты знаешь, на самом деле всё-таки когда выходит фильм «Властелин колец», он ложится уже на армию из 20… каких двадцати, может быть, ста с лишним миллионов фанатов книги, которые существует по всему миру, то есть публика подготовленная. А здесь достаточно экспериментальный сам по себе и жанрово, и сценарно, и визуально фильм. Он изначально просто немассовый. Дальше попытались какими-то трюками, рекламой, придумками креативными раскачать немножко зрителя и заставить его поверить, что любому будет интересно. Но там идёт, например, папа с ребёнком и потом он смотрит на восстание машин это, и думает, что нет, никому из друзей я не посоветую детей водить, потому что просто страшно. И вот, раз — таким образом, его сарафанное радио срезает большую часть детской аудитории, а кто на мультики ходят? Всё равно на мультики ходят преимущественно с детьми, понимаешь, чтобы дочку или сынишку развлечь. Если ты боишься им такие вещи показывать, хотя фильм с гуманистическим каким-то пафосом и так далее, то просто вот тебе и закончился по большому счёту твой прокат. Остаются только подростки, которые увлекаются постапокалиптикой. Такие, конечно, есть, их довольно много, но их, положим, ну 300 тысяч человек, ну 400 тысяч человек в нашей стране. И далеко не все из них ходят в кино – некоторые просто качают через торренты мультики и смотрят их дома у себя на компьютере.

А. ПЛЮЩЕВ — Я вынужден спросить у Димы, он что-то там, мне кажется, заскучал…

Д. БОРИСОВ — Нет, нет, нет.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Он конспектирует.

Д. БОРИСОВ — Я конспектирую на будущее себе, у меня ещё будет 40 минут, Саш, поэтому если у тебя есть ещё что-то накопилось, то… не сдерживайся.

А. ПЛЮЩЕВ — Конечно, конечно. Мне как человеку интернетному деятелю – я бы даже сказал интернетному – ужасно интересно, как продолжать развивать опыт, который Митя предлагал по такому, что ли, совместному написанию с читателями какой-то части своего произведения. Во-первых, насколько он пришёлся, насколько понравился, а, во-вторых, будет ли что-то дальше такое?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Интерактив.

А. ПЛЮЩЕВ — Да.

Д .ГЛУХОВСКИЙ — Ты знаешь, я как раз эту идею… В двух словах напомню, что я просто «Метро 2033» в своё время – это было 8 лет назад теперь уже – из-за того, что никто не хотел его публиковать из издателей, я решил опубликовать его сам: завёл себе сайт, выложил весь текст и в какой-то момент стал дописывать к нему продолжение и при написании продолжения консультировался с отзывами читателей, то есть мне говорили: «здесь плохо» — преимущественно была критика техническая. Я прислушивался к критике и старался как-то текст редактировать в соответствии.

Д. БОРИСОВ — А потом когда уже вышла книга, те, кто помогали и советовали, не предъявляли никаких претензий?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, претензии предъявляли…

Д. БОРИСОВ — На соавторство…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — А, в этом плане – нет. Всё, что касается сюжета и героев – я всё-таки решал сам. Здесь есть некая такая авторская ревность. Но поскольку я сам метро не строил, машинистом не работал и, больше того скажу, в армии не служил и не очень чётко представляю себе, как функционирует автомат Калашникова, а герои мои ими пользуется, соответственно, была очень полезна мне критика ветеранов войны – и афганской, и чеченской, и была очень полезна критика инженеров Метростроя, путевых обходчиков и так далее, и так далее. Все их замечания я старался выслушивать и ко вниманию принимать. Что касается того, как это сейчас всё выглядит: поскольку во «Вселенной Метро 2033» мы проповедуем концепцию превращения читателей в писателя, сейчас на портале metro2033.ru существует некий такой конкурс: люди постят, то есть публикуют свои собственные истории – романы, рассказы, повести, иллюстрации, музыку на сайте. Другие читатели – а в день там заходит до 10000 человек, например – на сайте другие пользователи голосуют за или против, таким образом выводя в топ-5, например, какие-то работы литературные, музыкальные и так далее. И мы решили, что мы будем публиковать, выбирать из лучшей пятёрки работы действительно достойные публикации на бумаге. И одна книга вышла в прошлом месяце – роман «Метро 2033. К свету» Андрея Дьякова. Это человек, который занимается аудитом, в жизни никогда ничего не писал, вдруг решил попробовать, завоевал народную любовь на портале, получил какие-то сумасшедшие высокие оценки и мы взяли его и опубликовали. Книга вышла в прошлом месяце, стала бестселлером, попала в пятёрку продаваемых во всех магазинах.

Д. БОРИСОВ — То есть успешно так получилось.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да. Рассказывает историю постъядерного Петербурга и постъядерного Кронштадта. И мы, в принципе, дальше планируем двигаться тем же путём. В августе выходит ещё одна книга – роман под названием «Странник» от человека по имени Сурен Цормудян, который служит в Калининграде в армии. Тоже написал книгу таким образом и таким же образом привлёк к себе внимание, и тоже будет опубликован. И дальше будем двигаться тем же путем. Книги выходят тиражами очень приличными – от 60 до 80 тысяч стартовый. И я начинал, например, в первый раз когда «Метро» когда было опубликовано в 2005 году, у меня тираж был стартовый 8000. Сейчас есть возможность начинающему автору предлагать тиражи более высокие до 10 раз. Для начала, потом, разумеется, следуют допечатки. То есть интерактив. Все эти люди публикуются на портале по главам, точно так же бесплатно, как я это делал в своё время, получают поддержку читателей, которые голосуют либо за, либо против, отзывы какие-то, конструктивную критику, фактологию кто-то оспаривает их и так далее. То есть сейчас я этот опыт перенёс, во-первых, для того чтобы выбирать тех авторов, которые нравятся читателям на портале, а, во-вторых, эти же авторы теперь имеют возможность тоже писать в интерактивном режиме, то есть всё это развивается, растёт, и мне кажется, что новые технологии, безусловно, очень полезны для реализации этого проекта.

А. ПЛЮЩЕВ — Я вернусь к предыдущему вопросу про «9», про Тимура Бекмамбетова хотел спросить: это сотрудничество будет ли каким-либо образом продолжено? То есть мы знаем, что Бекмамбетов у нас очень плодовит, причём не только он, но уже и те, у кого он выступает продюсером. Например, «Черная молния». Все почему-то думают, что это фильм Тимура Бекмамбетова, хотя он не его. Ну и знаем, что он много всего делает. Планируешь ли ты что-то делать вместе с ним?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Мне очень хотелось бы, я думаю, что, может быть, у нас когда-нибудь что-нибудь получится. Я с большим уважением к нему отношусь, в особенности как к режиссёру. Считаю его, безусловно, очень талантливым, ярким и самобытным автором, и очень хотелось бы мне, может быть, когда-нибудь написать сценарий к его режиссёрскому фильму. Работать на фильмы, где он является просто продюсером, для меня, скажем так, недостаточно интересно, а если фильм какой-то, который он будет снимать сам, то тут было бы, конечно, очень интересно, завлекательно.

Д. БОРИСОВ — Речь идёт о каком-то отдельном сценарии или всё-таки о фильме, допустим, по книге «Метро 2033»?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Мне очень хочется, чтобы фильм по книге «Метро 2033» снимали взаправдашные американцы и я сейчас активно над этим работаю.

А. ПЛЮЩЕВ — Бекмамбетов, он такой невзаправдашный американец, хотя американец конечно, но не взаправдашный.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ну нет, он не стал, по-моему, получать американское гражданство.

А. ПЛЮЩЕВ — Я имею в виду американский режиссёр, стиль.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ты знаешь, нет, безусловно, он не американский режиссёр по стилю, и мне приходилось в Лос-Анджелесе беседовать с людьми, которые с ним работали, и они все говорят, что он хорош именно своей самобытностью, именно своей непохожестью, своим собственным стилем каким-то и видением всей истории, поэтому он, конечно, не американский режиссёр.

А. ПЛЮЩЕВ — Хорошо. Ну, что же, тогда я задам последний в своём сете вопрос и попрощаюсь с вами после этого. Давай тогда расскажи о новой книге, если можно.

Д. БОРИСОВ — Вот так вот! Последний вопрос Александра Плющева у нас здесь.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — На самом деле о новой книге поговорить так быстро не удастся, потому что книга решительно не похожа на все остальные мои книжки, то есть они вообще между собой мало похожи, это четвёртая книга, вышла буквально неделю назад, даже чуть-чуть меньше. Всю эту неделю я занимаюсь представлением книги читателям, и она, в общем-то, рассчитана на совсем других читателей, чем те, которым понравились в особенности несчастное «Метро 2033», ну и остальные мои книги тоже.

Д. БОРИСОВ — Ну вот допустим, у Саши остаётся 1,5 минуты. Как за 1,5 минуты убедить человека, что стоит её читать, покупать? Ну ему-то покупать-то, правда, не надо, он у нас блатной, но вот читать хотя бы как убедить?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Саша, я гарантирую, что у тебя как журналиста при прочтении первых трёх рассказов обязательно сорвёт башню.

А. ПЛЮЩЕВ — А это сборник рассказов?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Это называется «Рассказы о Родине» книга. Формально это сборник рассказов, но рассказы объединены общими героями и сквозными сюжетами, то есть можно сказать, что это и метароман. То есть они даже не столько рассказы, сколько новеллы. Жанр я определил для себя как политпанк. То есть есть стимпанк, есть киберпанк, а есть полит-панк. То есть это альтернативная реальность и акценты на политических вопросах.

А. ПЛЮЩЕВ — Дело происходит в наши дни?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Дело происходит в очень наши дни в стране, которая очень похожа на Российскую Федерацию. Но книга открывается предупреждением, которое гласит, что все имена героев, организаций, компаний и государств в этой книге являются вымышленными и совпадения их с именами, названиями реально существующих людей, организаций, государств случайны. Таким образом, ФСБ – это ни в коем случае не Федеральная Служба Безопасности, Москва – это не Москва, Россия – не Россия.

Д. БОРИСОВ — Кремль – не Кремль.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Премьер-министр — ни в коем случае не Владимир Владимирович Путин, а президент – ни в коем случае не Дмитрий Анатольевич Медведев. Потому что те события, которые происходят с героями рассказов, они настолько неформатны, скажем так, что закачаешься.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну что ж, друзья, спасибо вам огромное. Извините, что я опять раньше времени соскочу с эфира. Желаю успеха всяческого книжке Дмитрия Глуховского новой. Спасибо огромное.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Спасибо, пока.

А. ПЛЮЩЕВ – Пока.

Д. БОРИСОВ — Спасибо, хорошо тебе доехать. Мы продолжаем. Напомню, Дмитрий Глуховский сегодня в программе «Попутчики». Вы не только писатель, но и журналист. Впрочем, можно говорить, что журналист уже в прошлом.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Это сложный вопрос. Ты знаешь, журналист, мне кажется, журналистов бывших не бывает, наверное, потому что журналистская работа, она в определённой степени форматирует сознание, и ты так при нём при всём накопленном и остаёшься. Сейчас в данный момент у меня есть программа на канале «Культура», где выступаю ведущим, это вряд ли можно отнести прям к журналистике, к этой деятельности, но, тем не менее, всё равно вот это вот как раз – «Рассказы о Родине» — это книга, написанная в очень большой степени политическим журналистом. Те вещи, которые я писал до сих пор, когда спрашивали, читать… и в интервью задавали вопрос – скажите, а вы как-то накопленный опыт корреспондента телевизионного привнесли в эту книгу? А я работал три года… на телеканале Russia Today.

Д. БОРИСОВ — И Euronews.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — И три года на Euronews, да.

Д. БОРИСОВ — «В статусе корреспондента кремлёвского пула», — пишет Википедия.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Даже такое, такое даже было, да. И вот сейчас ржавую вилку в спину тех, кто меня пустил в кремлёвский пул. На самом деле, ничего такого страшного там в этой книжке не происходит. Да, соответственно, решил… Нет, в предыдущих вещах моих никак журналистский опыт мой отражён не был. Здесь, поскольку я посмотрел на всё, что происходит со всех сторон в нашей стране, решил наконец уже в книге «Рассказы о Родине» всё это подробно и зажигательно изложить.

Д. БОРИСОВ — Кроме политической журналистики, была и военная в твоей биографии…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, нет, всё это неправду там пишут.

Д. БОРИСОВ — Пишут.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, это ты Википедию, видимо, читаешь. Закрой её и больше не открывай. Я не могу просто сам отредактировать свою страницу в Википедии.

Д. БОРИСОВ — Почему?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Мне совесть не позволяет.

Д. БОРИСОВ — А, сам о себе типо.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Сам о себе, было бы как-то нехорошо.

Д. БОРИСОВ — Господа модераторы, кто слышит. Конспектируйте сейчас и вносите изменения. Мы разрешаем, поскольку распечатка будет собственностью «Эхо Москвы», мы вам разрешаем прям копипэйстить туда. Что правда…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да. У меня была одна командировка на линию фронта. Это в то время, когда Израиль воевал с Хизбаллой. Сколько там, три года назад, четыре года назад. И вот меня туда как раз, собственно, направили. И там я просидел три недели под этими, под обстрелом миномётов и израильской артиллерии, но вряд ли это можно назвать полноценной работой военного корреспондента. Военным корреспондентами становятся люди, которые там год, два, три, четыре проработали, постоянно в горячих точках. А у меня была всего одна командировка, я считаю, что я не достоин называться военным корреспондентом. Это работа крайне тяжелая, требуется огромное мужество, бесшабашность определённая. Я с огромным уважением отношусь к людям, которые настоящие военные корреспонденты, а я, к сожалению, им называться не достоин. Международник – да. В пуле был – это правда, да. Политический корреспондент – политический корреспондент. Но военный корреспондент – нет. Одна несчастная командировка не даёт мне права называться так.

Д. БОРИСОВ — Тут почему-то людей очень волнует, где ты ещё работал, кроме названных источников, потому что тебя тут слышали на разных радиостанциях и даже некоторые пишут, что читали в газетах. Что за СМИ были в твоей биографии?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Что за СМИ были? В моей биографии был, прежде всего, телеканал Euronews, где три года проработал, жил во Франции.

Д. БОРИСОВ — Это дольше всего или нет?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, три года также на Russia Today провёл. С телеканала Euronews я ушёл, потому что понял, что там уже как бы мне лично делать нечего, расти некуда, Франция, социализм. Люди покидают свои позиции только ногами вперёд. Никакого продвижения по службе не было.

Д. БОРИСОВ — Тем более, даже не Париж, а Лион.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, тем более даже не Париж, а Лион, хотя очень был интересный опыт работы в международной организации. Все семь на тот момент, сейчас вам 10 языковых версий, находятся в одном большом ньюсруме. Вместе делают новости, каждая команда состоит из одного русского, из одного немца, португальца, француза, испанца, итальянца, англичанина и сейчас ещё араба и украинца.

Д. БОРИСОВ — А на каком языке между собой общаются?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я… я-то говорю на паре языков. Люди общаются… кто не знает французского – на английском, кто не знает английского – на французском. Я, соответственно, на французском, на английском, мог по-немецки ввернуть. Была очень интересная в первый год работа и жизнь. Потом всё стало повторяться всё. Я человек, которому достаточно быстро приедается одно и то же, и на третий год я понял, что нужно куда-то двигаться… не то, что вверх расти, но просто менять какие-то обстоятельства, и завербовался на телеканал Russia Today.

Д. БОРИСОВ — Вопрос не очень по теме, но мне интересно твоё мнение. Как думаешь, формат Euronews, модель, которую они создали, когда новости без ведущих происходят, а вот такое радио с картинками по сути – это будущее, скорее?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, это вынужденная история, потому что весь бюджет телеканала Euronews составляет, по-моему, 30 миллионов долларов в год, это бюджет телеканала Russia Today только на английскую версию, а на они на эти же деньги поддерживают 7, или сейчас, может быть, уже 10 каналов. Если бы были ведущие, это бы увеличило в разы…

Д. БОРИСОВ — Нет, ну канал-то, по сути, один и тот же, там просто…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Картинки одни и те же идут, там 9 дорожек разных. Это просто позволяет осуществлять безумную экономию, поскольку это не коммерческая история совершенно. Канал существует на деньги акционеров, на деньги Евросоюза. У них просто недостаточно средств, для того чтобы завести 9 студий, посадить 9 ведущих и набрать 9 штабов корреспондентов — это просто бы кратно увеличило бюджет. Было бы уже не 30 миллионов, а 270 миллионов долларов, а этих денег просто нет. Поэтому, с одной стороны, тот факт, что канал не зависит от чьей-то политической воли и не зависит от рекламы, делает его беспристрастным, хотя и, может быть, немного сухим. При этом ограничение – это низкий бюджет и радио с картинками.

Д. БОРИСОВ — Но интересней тебе было работать в итоге на Euronews или потом уже на Russia Today.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Мне было очень интересно работать на Euronews, но это была преимущественно офисная работа. Там в тот момент был один или два корреспондента на весь штаб и не было возможности поездить, посмотреть мир. Работа на Russia Today была исключительно интересна именно за счёт командировок непрекращающихся. Это была в среднем командировка в неделю и в пуле, и не в пуле, и Северный Полюс, и Байконур, и Чернобыль, и всё что угодно. Один раз и линия фронта, постоянный адреналин, постоянное перемещение. Было очень здорово, очень интересно, и я бы, может быть, даже когда-нибудь и вернулся к этому. То есть работа корреспондентом телевизионным – это одна, может быть, даже самая интересная, вообще, работа в мире, с моей точки зрения.

Д. БОРИСОВ — Но тоже может приедаться, нет?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Можно устать от неё просто физически. Тот факт, что когда ты корреспондент, ты обязан всё время держать включённый телефон у себя, значит, под ухом, потому что тебя могут в любой момент, в 4 часа ночи поднять, отправить куда-нибудь в Новокузнецк, потому что там что-то взорвалось или рухнуло, или куда-нибудь в Иркутск. У меня такое бывало неоднократно. Как только я вернулся из двухнедельной командировки, мне говорят – ну всё, теперь ты неделю отдыхаешь. И на следующий день мне в 4 часа ночи звонит телефон – давай, поднимайся, всё, извини, больше в Москве корреспондентов нет, ты летишь сейчас в Иркутск, потому что там самолёт упал. Ну и всё, делать нечего, ты садишься на борт МЧС-овский и летишь в Иркутск, и дальше там тебя бросают сразу в бой, то есть ощущение, конечно, от работы как какого-нибудь специального агента.

Д. БОРИСОВ — Смотри, 2002 год, когда выкладывается твоя книга в Интернете потихоньку, ты ещё работаешь где-то.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — В 2002 году я только начинал работать на Euronews.

Д. БОРИСОВ — А, то есть это было хобби такое в нерабочее время.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Абсолютно, это было для меня чистой воды хобби, попытка как-то самореализоваться, в этот момент я жил в Германии и не знал ещё немецкий язык, только начинал его учить. Не было у меня какого-то безумного количества друзей.

Д. БОРИСОВ — А как попал в Германию?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Поехал учить немецкий язык. Приехал учить немецкий язык. Стал его учить. Пошёл на… то есть ждал, ждал языковые курсы и в перерыве стал писать. Потом устроился на практику в большую очень пиар-компанию под названием «Weber Shandwick», но, пока ждал своего места в практике, меня забрали работать на телеканал Euronews. То есть вот так это получилось, да.

Д. БОРИСОВ — Наш, кстати, мобильный телефон, он включён. Те, кто помнят номер, присылают СМС-ки, но тем, кто не помнит, я напомню: +79859704545. +79859704545. Туда вы можете присылать свои вопросы, вдруг у вас что-то накопилось. Тут на сайт msk.ru до эфира – я вот посмотрел на компьютере – пришли вопросы. Тебя спрашивают, собираешься ли писать книги в стиле «Сумерек». «Сумерки» не похожи на «Метро», и, если собираешься, расскажи об этом. Пишет из Санкт-Петербурга кто-то, к сожалению, имя не пропечаталось.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — На самом деле, я нахожусь в определённом поиске, мне не хочется повторять то, что я делал до сих пор уже. История с «Рассказами о Родине», например, связана в какой-то степени с тем, что начал я это всё писать для журнала «Русский пионер». «Русский пионер», журнал Андрея Колесникова, хорош тем, что его остальные колумнисты, за моим исключением – это всё сплошь серьёзные, состоявшиеся люди, среди которых заместитель главы администрации Президента Владислав Юрьевич Сурков, глава Альфа-банка Пётр Авен, один из, скажем так, основных функционеров, и другие олигархи и всяческие звёзды и знаменитости. Тут я решил, что когда такая аудитория, то есть, видимо, они читают журнал, если они в него пишут. То есть им приносят его в пакете, и они там – ну что там ещё кроме меня-то, перелистывают. Этим людям обязательно нужно сказать всю правду. И я стал этим людям говорить всю правду, хотя у Колесникова, как и у вас, формат был изначально аполитичный, как у вас у передачи, а у него у журнала. Он решил сделать для меня исключение, и как раз в этой книжке рассказы такие, они в очень большей степени, наверное, относятся к жанру политической сатиры и фантасмагории. Это возвращаясь к вопросу, который, собственно, слушатель задал.

Д. БОРИСОВ — А как так получается, что ты специально бежишь от формата, условно говоря? «Метро» или «Сумерки», как везде говоришь, совсем по-другому…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Другое. Я очень боюсь влипнуть в жанр, я очень боюсь остаться или стать рабом единожды оказавшегося успешным коммерчески романа. То есть я очень не хочу как, не знаю, Григорий Шалвович Чхартишвили или Сергей Васильевич Лукьяненко, единожды испытав коммерческий успех, оказаться рабом понравившимся людям жанра, и всю жизнь быть вынужденным писать теперь одно и то же, просто чтобы хорошо продавалось.

Д. БОРИСОВ — Ты хорошо устроился. Ты и так стал рабом, по сути, «Метро», но ещё можно и не писать, то есть можно издавать под тем же названием других людей официально вполне.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я нашёл для себя какой-то компромисс, то есть договорился сам с собой, решил, что есть шанс, уникальная возможность предоставилась: нигде не потерять и усидеть на двух стульях сразу, то есть, с одной стороны, я получил возможность творчески двигаться куда-то, не влипнув вот в эту сладкую патоку книгопродаж. И при этом продолжать как координатор, как продюсер развивать эту Вселенную, притом придумывая какие-то занимательные, креативные ходы, для того чтобы это не превращалось в коммерческий конвейер.

Д. БОРИСОВ — Возвращаясь к «Рассказам о Родине», ты сказал, что за 1,5 минуты невозможно сказать быстро. Вот у тебя чуть больше времени. Их много там, они короткие?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Там 16 новелл. Я могу просто вкратце… лучше мне не получится рассказать, чем просто дать…

Д. БОРИСОВ — Краткое содержание.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Краткое содержание, да. Начинается… Книжка выглядит, такая она чёрная, с красной звездой и ностальгическим детлитсовским шрифтом набрано «Рассказы о Родине». Я очень долго вместе с художником…

Д. БОРИСОВ — И звёздочка такая.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — И звёздочка такая, да. Начинается – открываешь книжку и сразу получаешь удар по голове. Первым идёт рассказ «From Hell», в котором выясняется, что оказывается давным-давно основная газовая монополия нашей страны черпает газ свой…

Д. БОРИСОВ — Подожди, ты же сказал, что газовая монополия – это не газовая монополия, а страна наша – она не наша.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, да, да. Газовая монополия. Я же не сказал, как называется газовая монополия, хотя она у нас одна… черпает…

Д. БОРИСОВ — Одна из газовых монополий. Хорошо звучит.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Одна из газовых монополий. Черпает свои неисчерпаемые ресурсы газа благодаря прямому контракту с преисподней. Именно оттуда, потому что в нынешние времена кому нужно золото? И покупать души гораздо проще за экологически чистое топливо, а, для того чтобы как-то за это расплачиваться, газп… газ -вот эта вот компания вынуждена была от лица своих партнёров поручить правительству России некоторые… страны, похожей на Россию… выполнение некоторых заданий на международной арене. Например, партнёрство с Ираном по созданию ядерного реактора или Северной Кореей, и всё это делается по поручению наших партнёров снизу.

Д. БОРИСОВ — И здесь прекрасное действующее лицо – «Корреспондент Главного канала» с большой буквы.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, там есть три канала. Один называется «Главный», другой называется «Русь», а третий называется «ХТВ», и все эти три канала федеральные. Понятное дело, в новостях у них всегда два героя, и там есть Первый и Второй. Там есть рассказ про Первого и Второго, а потом Второй снова становится Первым, другой рассказ. А в рассказе про Главный канал, про корреспондента Главного канала, который, думаю, тебе, Дим, тебе будет очень интересно почитать как сотруднику…

Д. БОРИСОВ – Что ж за Главный канал такой, даже интересно.

Д. ГЛУХОВСКИЙ …одного из главных каналов. Садится на третьем транспортном кольце корабль пришельцев, которые прилетели за миллион световых лет и у них энергии хватит ровно на то, чтобы на тридцать минут остаться здесь, потом закроется временная дыра пространственная и они должны срочно вернуться. И вот оказывается ровно в пробке, где стоит этот несчастный корреспондент Главного канала, который едет на заседание Гос. Думы, Мос.гор.думы, вернее, по уборке палой листвы, садится корабль пришельцев, и есть уникальный шанс, а корреспондент едет с тарелкой, со спутниковой антенной, которая позволяет ему прямо сейчас выйти в прямой эфир и рассказать об этом. Выходит инопланетянин и говорит – важнейшее послание для вас, земляне. И к сожалению, выясняется, что не может попасть никак в эфир этот корреспондент, хотя он стоит, обещает инопланетянину, что вот, мы сейчас тебя выпустим, выпустим в эфир. А сначала идёт новость про Премьер-министра, который приехал в Пикалёво, ну а потом, для баланса, чтобы сбалансировать новость про Премьер-Министра, нужно дать новость про Президента, который приехал к морякам-балтийцам, а потом, соответственно, чтобы сбалансировать это, снова идёт новость про Премьер-Министра, который посетил школьников и подписал тетрадки, и сказал, что ни в коем случае не допустит исторических фальсификаций больше в вопросах Второй мировой войны. И таким образом просто новость с инопланетянами не попадает в вёрстку, и начинаются хроники убойного отдела, ну или что-то такое, и инопланетянин улетает несолоно хлебавши, мы так и не узнаём, что же он пытался донести. Есть рассказ про то, как выясняется, что Москва-Сити на самом деле является не стройкой века, а грандиозной фабрикой по разборке таджикских и узбекских гастарбайтеров на внутренние органы и продажи их за рубеж. Всё остальное – это ширма, за которой всё это разворачивается и, соответственно, всё это кто-то крышует, и рассказывается, кто именно. А ещё есть рассказ про единственного на всю страну честного милиционера, который всё это расследует и выясняет, кто же эти люди, которые нами управляют и когда они полетят обратно.

Д. БОРИСОВ — И он увидел инопланетянина, рассказал об этом и… процесс закончен.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — О, да! Хотя здесь есть доля фантастики, твоя улыбка говорит мне о том, что ситуация узнаваема в целом. И хотя многие друзья мои, знакомые спрашивали, не страшно ли мне такую книжку выпускать и как такое вообще пропустила цензура, я думаю, что мы всё-таки живём в свободной стране, вот такие книжки у нас публикуются и никто к ним не придирается.

Д. БОРИСОВ — «Рассказы о Родине» Дмитрия Глуховского. Захотелось… Я смотрю, что при поддержке «Lifejournal» издана.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — И при поддержке «Русского пионера». Я знаю, что на недавней вечеринке в честь празднования дня рождения «Русского пионера» посетителям на выходе выдавали такие книжки, и некоторые серьёзные люди их получили с собой в дорогу почитать. Я всё жду в свой живой журнал… думаю – похвалят или поругают. Жду, наверное, что похвалят за такое-то.

Д. БОРИСОВ — Мне ещё понравилась обложка книги «Сумерки» на болгарском языке. Сейчас наткнулся.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ну болгарский язык, причём я даже могу сказать, озвучить это слово, оно на болгарском и совершенно невинно. «Сумерки» по-болгарски будет «здрач», и очень радовался мой болгарский издатель, говорил – мы подыскали хорошее, короткое, яркое и энергичное слово, которое точно означает, во-первых, сумерки, а во-вторых, наверняка привлечёт внимание покупателей. Я думаю, что у нас такую книжку если бы выпустить – тоже наверняка нашлась бы своя аудитория.

Д. БОРИСОВ — Да. Скажи мне про кино, мне интереснее, тоже интересно, ты отвечал Саше на вопрос, что хочешь, чтоб сняли кино настоящие американцы, то есть ты мечтаешь о таком классическом блокбастере со всеми банальностями, со всеми предсказуемостями и прочей вот такой вот…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, я мечтаю о том, чтобы делали люди, которые умеют снимать кино, раз, чтобы дорабатывали сценарий люди, которые умеют писать сценарии, чтобы на экранизации фильма не подпилили бабло режиссёры, которые употребляют наркотические вещества, а занимались люди, которые чётко понимают, как потрачена каждая копейка и чтобы каждая эта копейка была видна на киноэкране. У нас, к сожалению, сейчас, так снова оказалось, что кино находится в каком-то тупиковом состоянии. Последние фильмы большинства режиссёров совершенно себя не оправдали, людей разочаровали, и, понятное дело, что опять потеряли веру в отечественное кино, ну мы и я в том числе, мне хочется, чтобы этим просто занимались профессионалы.

Д. БОРИСОВ — Я правильно понимаю – к тебе приходит сейчас известный какой-нибудь режиссёр, одии из… может быть… какой-нибудь Главный режиссёр с большой буквы, говорит — Дмитрий, хочу экранизировать вашу книгу. Ты говоришь – нет.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, так и будет.

Д. БОРИСОВ — До свиданья.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Так и будет.

Д. БОРИСОВ — Да? То есть…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, да, да, да, да.

Д. БОРИСОВ — Никакими именами тебя будет не купить.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, ну если придёт, опять же, Тимур Бекмамбетов и скажет – хочу я лично экранизировать, я, конечно, буду польщён, ну остальные какие-то варианты мы не рассматриваем. Мне кажется, лучше никакой экранизации, чем скверной, понимаешь в чём дело.

Д. БОРИСОВ — А, может, лучше самому этим заняться?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Этому надо очень долго учиться.

Д. БОРИСОВ — Любительски.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, ну тут любительски не обойдёшься. Проблема «Метро 2033» заключается в том, что надо достаточно много рисовать. Это и постъядерная Москва, и масса компьютерной графики, там же чудовища какие-то фигурируют, и это тоже будет не плюшевый кот Бегемот из известной всем недавней экранизации классического романа. Это должно быть красиво правдоподобно что-то отрисованное. Поэтому я сейчас просто не вижу ни одного, за исключением упомянутого режиссёра, который мог бы взять достаточно… набрать достаточное количество денег и, во-вторых, со вкусом их потратить. Я сейчас не очень в наше кино верю, во всяком случае блокбастерное. Ну да, хочется, чтоб это был блокбастер. Это простительная для автора книги слабость.

Д. БОРИСОВ — Тут спрашивают по СМС, общаешься ли ты с Катей Гордон.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, я не общаюсь с Катей Гордон. Она на меня там столько возвела поклёпа, что я, в общем, решил, как отрубил: у меня с этим человеком всё.

Д. БОРИСОВ — Тем, кто не помнят, я напомню, что Дмитрий вёл вместе с Катей программу на радиостанции, в которую приходила Ксения Собчак, большая подруга нашей радиостанции.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Да, но я к Ксении Собчак, в отличие от упомянутого персонажа, отношусь с большой симпатией, и там, в принципе, в этом чудесном конфликте, кабы не профессиональная этика, я бы был однозначно на стороне по риторике Ксении Собчак, но лучшее, что я мог вообще сделать, поскольку в целом эта история просто двух блондинок, дерущихся на ринге, залитым грязью, лучшее, что я мог сделать – просто воздержаться от этой истории, и я это сделал. Попытался взять на себя роль рефери, может быть, не слишком удачное, но мне показалось, что, когда две барышни обсуждают друг друга и свою роль в гламурной жизни, здесь я ничего добавить не могу к этой дискуссии.

Д. БОРИСОВ — Надо было запасаться поп-корном и наблюдать.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я так и делал, в общем-то, я попивал чаёк и периодически аплодировал.

Д. БОРИСОВ — Футбол смотришь?

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ты знаешь, я футбол не смотрю, болеть буду за голландцев.

Д. БОРИСОВ — В финале.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — В финале. Потому что мы их сделали, а если мы сделали чемпионов мира, значит настоящие чемпионы – это мы.

Д. БОРИСОВ — Это стандартно.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Что значит стандартно. Кто-то говорил? Я вчера только придумал. Все так говорят?

Д. БОРИСОВ — Все так говорят, конечно. Либо наоборот, та команда, от которой было поражение, чтоб победила, чтоб не обидно было, типо проиграли чемпионам, либо та, которую победили, чтоб типо мы сильнее. Сейчас матч Уругвай-Германия за третье место, 0:1, впереди немцы, что, кстати, говорит о…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Осьминог.

Д. БОРИСОВ — Том, что, да, головоногий моллюск по имени Пауль, он прав.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — В городе Оберхаузен, да, я слежу за его карьерой, за его творческой деятельностью.

Д. БОРИСОВ — Но он видишь, с тобой не согласен болеть за Голландию. Он говорит, что победит всё-таки Испания. Я наблюдал это всё в прямом эфире, это, конечно, очень смешная процедура, а самое главное, что считать предсказанием, ведь когда выключаются видеокамеры, уходят фоторепортёры, то в трансляции в исходниках видно, что этот осьминог благополучно переползает с одной кормушки на другую и обратно, кушает и оттуда, и оттуда, и отсюда, поэтому можно брать любой фрагмент и показывать, что он предсказал.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я просто хочу восхититься: дирекция океанариума в городе Оберхаузен, которой всё это пришло в голову. Вот, мне кажется, кто настоящий-то фокусник, а не осьминог.

Д. БОРИСОВ — А не Дмитрий Глуховский, создающий франшизу, создающий франшизу на свой роман «Метро 2033». «2034» — это продолжение или нет? Прости меня за…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ничего, ничего. Ты вот эту книжку почитай «Рассказы о Родине», а то – можешь даже и не браться. «2034» — это не продолжение, это, скажем так, другой взгляд на ту же самую историю, другая перспектива на случившуюся историю.

Д. БОРИСОВ — Там конец света есть? Конец, конец, прям вот конец.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ну зачем конец света, что там писать о конце света? Случилось и случилось – вот такие дела, как говорит Курт Воннегут. А что касается, значит, всех этих книг, они же, собственно, о том, как и после конца света, и после апокалипсиса, люди живут, хранят надежду, стараются оставаться людьми, сохранять цивилизацию и, в общем, борются не просто за выживание, а за право называться человеком.

Д. БОРИСОВ — Вот если сейчас перенестись в 2033 год, кем ты себя видишь? Не в своём мире, а в реальности.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я вообще не знаю, буду ли я жив в 2033 году. Я планы дальше, чем на год вперёд, не строю. Я знаю приблизительно, чем я буду заниматься в следующем году, то есть я буду, наверное, с одной стороны, придумывать, писать следующую книгу, попробую написать пару киносценариев и параллельно постараюсь в «Метро 2033» в настоящий взаправдашний международный литературный проект с привлечением авторов из самых разных стран. Это было бы здорово, интересно и такая серьёзная творческая, прежде всего, задача. А что будет в 2012 году, кроме конца света, конечно, я вообще затрудняюсь сказать, и свою роль в этом всём деле тоже даже представить себе не могу, поэтому зачем, собственно? Знаешь, я вот, например, к предсказателям никогда не ходил будущего, именно потому что я не хочу знать… даже не хочу, чтобы мне говорили ни хорошее, ни плохое, что будем со мной происходить. Пока человек не знает, когда умрёт, будем считать, что он бессмертен. Вот так.

Д. БОРИСОВ — То есть если встречает на улице какая-нибудь цыганка…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Я немедленно вызову милицию. Скажу, что меня пытаются загипнотизировать, отобрать квартиру. Я считаю, что счастье в неведении.

Д. БОРИСОВ — Ты говоришь, что в следующем году будешь писать новую книгу. Тебе это быстро даётся, вообще, легко?



Д. ГЛУХОВСКИЙ — Нет, во-первых, очень много времени уходит на продумывание сюжета. Это может быть, и год, два, три, четыре. Сейчас у меня в голове вертятся мысли о двух или трёх книгах, но они, эти сюжеты со мной уже два или три года.

Д. БОРИСОВ — Какая у тебя технология написания: ты сначала пишешь себе краткий синопсис, что это происходит или как начинается с первой фразы и…

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Ты знаешь, по-разному, наверное, «Метро 2033» было с первой фразы и потекло. «Метро 2034» было с кратким синопсисом и за это, может быть, кто-то упрекал книжку в некоторой механистичности. «Рассказы о Родине» — это просто я приблизительно понимаю, что я хочу сказать, в каждом рассказе есть какая-то идея фикс. Хочу ли я там написать о тотальной коррупции или хочу я написать о том, что у нас с теликом происходит или ещё о чем-то. И, конечно, иногда до какой-то анекдотичности доходит. Когда я нахожу компромисс между этими двумя задачами, дальше я просто сажусь и начинаю писать. Есть там, в частности, рассказ под названием «Явление» о том, как в городе «Козловка», это официальный город с самым низким мужским населением на долю женского, вдруг женщинам всем начинает сниться национальный лидер, а после этого случается череда непорочных зачатий в городе. Выясняется, что это совместный проект Правительства России и Русской Православной Церкви по улучшению демографической ситуации.

Д. БОРИСОВ — Ты знаешь, тут такое было в фильме «День выборов».

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Вот! Может быть, но там они так высоко, мне кажется, не забирались.

Д. БОРИСОВ — Они просто подробности опустили.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Так вот там я просто зашёл в Интернет, нашёл город Козловка, и город оказался такой удивительный, что мне не пришлось ничего придумывать, просто оттуда всё списал.

Д. БОРИСОВ — Спасибо большое. Дмитрий Глуховский сегодня в программе «Попутчики» был. Удачи.

Д. ГЛУХОВСКИЙ — Она мне понадобится.

Д. БОРИСОВ — Понадобится, это точно. Меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев был сегодня с нами виртуально. В следующую субботу в 22:10 мы вновь будем здесь. Счастливо, пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире