'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 февраля 2010, 22:05

Д.БОРИСОВ: 22 часа и 13 минут в российской столице. Вы слушаете радио «Эхо Москвы», начинается программа «Попутчики». Меня зовут Дмитрий Борисов. Человек, который сидит напротив меня и с умным видом смотрит в экран монитора, это Александр Плющев.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер. Здрасьте.

Д.БОРИСОВ: Добрый вечер. Вот, как вы думаете, дорогие слушатели, чем занимается Александр Плющев в рабочее время? Вот, раскроем секрет? Сидя в студии «Эха Москвы» на Новом Арбате под звуки нашего поезда записанные.

А.ПЛЮЩЕВ: Работаю усиленно.

Д.БОРИСОВ: Усиленно работает над увеличением количества читателей своего Твиттера.

А.ПЛЮЩЕВ: Это тоже работа, знаешь, Дима, и непростая, я тебе скажу. Не простая работа. Вот, не каждому это, знаешь ли, дается.

Д.БОРИСОВ: Работает над добавлением эксклюзивного контента туда. Только что отправил фотографию, если ты отправил. Ты отправил?

А.ПЛЮЩЕВ: Отправил, а как же. А как же, да.

Д.БОРИСОВ: Фотографию нашей сегодняшней гостьи – это Анфиса Чехова. Добрый вечер.

А.ЧЕХОВА: Добрый.

Д.БОРИСОВ: Анфиса не просто наш сегодняшний гость, она еще у нас участница мастер-класса, который дает Александр Плющев сегодня в течение вечера, рассказывая, что такое Твиттер и с чем его едят.

А.ЧЕХОВА: Не только рассказывая, но и показывая.

Д.БОРИСОВ: И показывая.

А.ПЛЮЩЕВ: Твиттер с Александром Плющевым сегодня будет, если вы не против. Ну, на самом деле, мы решили поговорить с Анфисой Чеховой. Выяснилось, что она теперь тоже у нас в Твиттере. Что привело вас туда, Анфиса?

А.ЧЕХОВА: Вот, сама не знаю. (смеется) Не знаю. Так, просто любопытство, наверное.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто так приятно встретить человека, который только-только завел себе Твиттер и всего это осваивает. Так интересно. Ему приятно все это показать и рассказать.

А.ЧЕХОВА: А мне пока не очень интересно его осваивать. Как-то пока не очень.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, расскажите, что вас волнует, Анфиса. Давайте поговорим об этом?

А.ЧЕХОВА: Нет, меня ничего не волнует. Просто, ну, обычно… Я, вообще, всегда существую в жанре диалога, мне нравится задавать вопросы, когда на их отвечают, и наоборот. Больше нравится, когда мне задают, я отвечаю – в жанре интервью вся моя жизнь работает.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть еще один сервис. (смеется)

А.ЧЕХОВА: В Твиттере как-то пока интервью не наблюдаются и, в общем-то, особо никаких даже глубокомысленных… как это называется? Посты или что?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. В 140 знаков трудно глубокомысленное что-нибудь вместить, кстати.

А.ЧЕХОВА: Да. Я когда зашла первый раз в Твиттер, начала писать, как я съездила в Киев. Сначала написала, а потом долго избавлялась от лишних знаков. И когда я от них избавилась, получилось что-то из разряда «Съездила в Киев. Город мне понравился. Все там здорово» и никакой дополнительной информации.

Д.БОРИСОВ: Но это же очень организует мозги.

А.ЧЕХОВА: Да понимаете в чем дело? Мой мозг это не организует. Я с детства, когда сдавала экзамены – не экзамены, а сочинения по литературе – я обычно сдавала тетрадь 48 листов, потому что у меня предложения были листа на 3, и только в конце 3-го листа я ставила точку. Деепричастные обороты, причастные. У меня, видимо, нет таланта, потому что нет краткости. И Твиттер для меня это мучение. Я хочу сказать гораздо больше, чем там могу. Я SMS пишу. Знаете, когда я пишу SMS на русском языке, у нас автоматически в MMS трансформируется, потому что знаков слишком много. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Это хорошо, что MMS можно посылать, потому что если смски склеивать, там, по-моему, есть ограничения в 4 смски или в 5.

А.ЧЕХОВА: 6. У меня 6 смсок заканчиваются, и сразу трансформируется в MMS. А MMS не всем доходит и не всегда, поэтому, в общем, разоряюсь на смсках, потому что не могу я кратко писать. У меня литературный язык, я говорю с деепричастными оборотами.

Д.БОРИСОВ: Так, зачем в Твиттер? Надо сначала в какой-нибудь Живой Журнал.

А.ЧЕХОВА: Ой. До туда я еще не дошла.

Д.БОРИСОВ: Вот, там можно! Вот, там можно писать сколько угодно.

А.ЧЕХОВА: Да?

Д.БОРИСОВ: Конечно!

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Много букв.

А.ЧЕХОВА: Ну, а в чем тогда прелесть Твиттера? Я пока не разобралась.

Д.БОРИСОВ: В сиюминутном общении.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно.

Д.БОРИСОВ: В прекрасном сиюминутном общении.

А.ПЛЮЩЕВ: В сиюсекундном.

Д.БОРИСОВ: В сиюсекундном, да.

А.ПЛЮЩЕВ: В сиюсекундности. Вот, типа, например, вы пишете «Собачка Тина Канделаки» — ну, правда, так пишут, чтобы обратиться – «Собачка Тина Канделаки, я сейчас там-то». А она пишет: «А я на другом конце планеты». Ну, собственно, вот и пообщались.

А.ЧЕХОВА: А нельзя то же самое делать в одноклассниках?

А.ПЛЮЩЕВ: Можно! Можно!

Д.БОРИСОВ: Нет. Но это же личные сообщения получатся.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. А тут, как бы, еще и…

Д.БОРИСОВ: Эксгибиционизм немного.

А.ПЛЮЩЕВ: ...и вся страна, не говоря уж об окрестностях, затаив дыхание…

А.ЧЕХОВА: Понятно. Нет, я не страдаю эксгибиционизмом. Я как-то вообще не люблю, когда лезут в мою личную жизнь слишком глубоко.

Д.БОРИСОВ: Вот у той же Тины, например, я знаю, много раз брала желтая пресса ее записи в Твиттере, видеозапись или фотографии, и опубликовывала. Легко! Так что это такой сейчас способ поддержания какого-то контакта с прессой.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, собственно говоря, слава Богу, что ты там. Это же не сразу. Потому что я, например, уж на что человек интернетный, компьютерный, года полтора, наверное, вымачивал его и так не пользовался. А потом как-то – раз, и пошло. И на тебе…

А.ЧЕХОВА: А я как раз, наоборот, наблюдаю тенденцию, вот, мои какие-то коллеги, звезды говорят о том, что они чего-то уже давно не заходят туда. И Лера Кудрявцева, я смотрю, Ирена Понарошку в декабре была последний раз.

Д.БОРИСОВ: У них просто Новый год в Майами, и, уехав один раз, улетев, они чего-то до сих пор там.

А.ЧЕХОВА: Не, Лера уже вовсю здесь, я с ней общалась. Просто, знаете, в чем дело? Дело все в том, что мне лично уже надоело виртуальное общение напрочь. Я хочу вернуться в те старые прекрасные времена, когда люди писали друг другу письма, встречались и организовывали всякие разные милые сердцу вечеринки и встречи. Я уже себя насильственно за уши тяну от телевизора, я больше его никогда не включаю. Теперь я себя за уши оттянула от Контакта, от бесконечных 50 ферм, которые я там разводила в свободное от работы время.

Д.БОРИСОВ: Ужас какой, Анфиса!

А.ПЛЮЩЕВ: О, Анфиса!

А.ЧЕХОВА: Да-да-да, я была знатным фермером.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, судя по тенденции, в смысле от Контакта и фермера к Твиттеру – прогресс, очень сильно растете.

А.ЧЕХОВА: Да. Но как бы, я не люблю, когда меня всасывают в виртуальное пространство, потому что я люблю, все-таки, думать, мыслить, размышлять, наблюдать и самый мой большой интерес – это общение с людьми. А общение с людьми визуальное – я психологически люблю общаться, смотреть на реакцию, на то как глаз двинулся, бровь поднялась, улыбка пошла.

А.ПЛЮЩЕВ: Я закрываю Твиттер, чтобы не мешал еще.

Д.БОРИСОВ: Но это же очень сложно, особенно когда круг общения такой, занятой, и всякие эти дела…

А.ЧЕХОВА: Если это мое хобби, то я всегда найду время этим заниматься. Если мое хобби – общение с людьми.

Д.БОРИСОВ: А они?

А.ЧЕХОВА: А куда они денуться-то?

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Прекрасно!

А.ЧЕХОВА: Я, как бы, окружаю себя людьми, у которых всегда есть на меня время.

Д.БОРИСОВ: Какая замечательная фраза!

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. А прежде чем, ну, более или менее как-то тесно общаться, я не знаю, надо: «Так. У тебя как со временем? Есть время на меня? Нет? Все, давай, иди отсюда».

А.ЧЕХОВА: Нет, ну, это очень сложно, потому что, допустим, с моей приятельницей Аней Семенович мы вообще не можем никогда общаться. Мы каждый раз с ней пытаемся «Давай сходим в Караоке, давай пойдем туда, давай сходим сюда». При встрече мы, как бы: «все заметано, я, вот, сейчас улетаю туда, улетаю сюда, все, прилетаю, мы идем». И никуда, конечно, не идем и ни на что у нас не хватает времени. Тут последний раз я с ней виделась, и мы даже поспорили уже, мы взяли свидетелей. Значит, Аня обещала уже этому свидетелю отдать бутылку какого-то раритетного старинного вина, если она, прилетев из Минска, не позвонит мне как раз когда я прилечу из Кишинева. И мы должны, значит, были в этот день встретиться, куда-то пойти. Она мне не позвонила, она должна теперь эту бутылку. В общем, встречаться не получается.

А.ПЛЮЩЕВ: И никогда ее не отдаст. Очень удобно спорить, потому что все равно не встретиться.

Д.БОРИСОВ: А потом забудется.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот так, да.

А.ЧЕХОВА: (смеется) Встретимся-встретимся. Земля круглая, шоу-бизнес тесный как бочка с огурцами. На самом деле, просто я к тому говорю, что друзей себе надо подбирать менее востребованных и менее занятых.

Д.БОРИСОВ: А как же правило, которое кто-то недавно из наших звезд озвучил, что звездам нельзя появляться в обществе, нельзя общаться не со звездами? Им нужно общаться только со звездами еще больше.

А.ЧЕХОВА: Это почему?

А.ПЛЮЩЕВ: Вот почему ты со мной общаешься, Борисов. Понятно.

Д.БОРИСОВ: (смеется) Ты больше, спору нет.

А.ЧЕХОВА: Это, мне кажется, люди, которые все гонятся за каким-то тщеславием, не знаю. Мне кажется, встречаться нужно с тем, с кем тебе приятно и уютно, и комфортно. Вот, я так считаю. Я, к счастью, свободна в этом вопросе. Я свободна от всех предрассудков и от всех условностей, и общаюсь с тем, с кем хочу. Я считаю, это личная свобода, это дорогого стоит.

Д.БОРИСОВ: Ну да. И, кстати, появление в Твиттере – это тоже кусочек такой свободы. Потому что себя обнажаете несомненно и будете вынуждены потом писать, отвечать на вопросы каких-то неизвестных вам людей.

А.ПЛЮЩЕВ: Да нет, там можно и не отвечать. Но другое дело, что ты вынужден читать все это. Ну, или рано или поздно тебе это попадается на глаза – не то, что вынужден читать. То есть ты себя подставляешь, как бы, ты себя выставляешь. Это однозначное такое выставление. Ничего с этим не сделаешь, да.

А.ЧЕХОВА: Ну, не знаю. Пока еще я не раскрыла все прелести Твиттера, поэтому не понимаю…

А.ПЛЮЩЕВ: Не, а это любой интернет абсолютно присутствует.

А.ЧЕХОВА: Вот поэтому у меня нет ни одного блога и, в общем-то, я кроме как сайта Одноклассники, куда случайно меня занесло, больше нигде не освоилась еще.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, в общем, может быть, оно и к лучшему, с другой стороны. Вы перед эфиром вообще говорили, что хотели бы как-то абстрагироваться от вот этой виртуальной реальности и в эфире тоже дали понять это. Вот, представим, что интернет из вашей жизни исчез, вам удалось как-то это купировать – телевизор вы не смотрите и так далее. Ну, вот, вы как-то пообщались с людьми. Что в остальное время вы будете делать? Чем заниматься? Читать книжки?

А.ЧЕХОВА: Ой. Ну, во-первых, читать книжки, смотреть фильмы, заниматься творчеством, ходить по магазинам, встречаться с друзьями, смотреть им в глаза. Потому что сейчас в моей жизни с интернетом как протекает? Я возвращаюсь домой, открываю компьютер и сажусь. Значит, у меня есть бойфренд, который делает то же самое, только на своем этаже. И, вот, мы с ним сидим в своих компьютерах и общаемся с какими-то виртуальными людьми, которые ничего в нашей жизни толком не значат, отвечая на какие-то дурацкие вопросы «Как жизнь?», «Где была?», «Чего делала?» Хотя, мне гораздо проще позвонить и поговорить или встретиться и поговорить. Мне хочется приходить домой и читать книги, которые меня развивают, общаться с человеком, в которого я влюблена, и так далее, уделять время своей собаке, просто сидеть и мечтать. Я не знаю, что угодно, но только не торчать в этом сухом и портящем, мне кажется, искажающем нашу жизнь виртуальном пространстве.

Д.БОРИСОВ: Какого рода творчество вас привлекает? Вы говорите, что заниматься творчеством хотелось бы.

А.ЧЕХОВА: Да хоть горшки лепить! Не важно. Все, что красиво, все, что выходит из-под твоих рук, из твоего рта, из-под твоих ног, мозгов, любым творчеством.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы сами что-нибудь делаете? Ну, я имею в виду, там, например, печете хлеб? Ну, какое-нибудь интересное занятие. Рисуете картины? Горшки те же?

Д.БОРИСОВ: Загружаете посуду в посудомойку?

А.ЧЕХОВА: Нет, не загружаю. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, подождите, это не искусство. Хотя, иногда загрузить машину – это чистое искусство. Хотя, иногда загрузить машину – это чистое искусство. Или, например, некоторые люди делают икебаны. Что-нибудь такое, домашнее.

А.ЧЕХОВА: Ну, иногда меня тянет, я разрисовываю, покупаю в магазине краски, разрисовываю какие-нибудь фарфоровые тарелки. Ну, правда, жуткое получается уродство, потому что рисую я очень плохо. Но я так развлекаюсь. Сейчас последнее время увлеклась визуализацией. Ну, я давно ею увлекалась, сейчас просто активней. Я сижу и клею разные коллажи, как бы, то, как я представляю свою жизнь, вообще, чего мне в ней хотелось бы иметь. А так, в принципе, в свободное время я люблю куда-нибудь уезжать и вообще путешествовать, смотреть на мир и не торчать дома в интернете.

Д.БОРИСОВ: Анфиса Чехова. Но, ведь, наверняка, когда куда-нибудь уезжаете, первым делом что делаете?

А.ЧЕХОВА: Что?

Д.БОРИСОВ: Когда куда-нибудь уезжаете, первым делом опять в интернет-кафе, WiFi?

А.ЧЕХОВА: Никогда! Вообще, когда я уезжаю, про меня в интернет-пространстве можно забыть. Я, к счастью – я считаю, к счастью, не сильно компьютеризированный человек. И мало того, я точно знаю, что когда я много времени провожу в компьютере, у меня портится настроение и жизнь мне не в радость. Я люблю смотреть на солнце, я люблю смотреть, как зеленеет трава, как падает снег – я люблю удивляться красотой этого мира, а не красотой этого монитора, на котором чьи-то лица и чьи-то надписи. Вот, скажем так.

Д.БОРИСОВ: Анфиса Чехова в программе «Попутчики». Вы можете нам, между прочим, слать смски, что многие из вас уже делают. Но мы на всякий случай напомним наш короткий номер +7 985 970-45-45, короче некуда. +7 985 970-45-45.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, Олег, например, спросил: «Часто ли появляетесь в родном Строгино?»

Д.БОРИСОВ: «В Строгине», я бы даже сказал. (смеется)

А.ЧЕХОВА: Нет, «Строгино» привычнее звучит. В родном Строгино появляюсь редко. К сожалению, у меня там живет мама, я к ней езжу, ну, раз в 2 месяца, мне кажется.

Д.БОРИСОВ: А сейчас обитаете в неродном?..

А.ЧЕХОВА: На неродной Тверской, вот так. В неродном Центральном округе.

Д.БОРИСОВ: Ну, это хорошее неродное, так, ЦАО. Говорите, не смотрите телевизор. А как же уважение к вашим зрителям? Ведь, они в первую очередь вас знают. Вас же сделал телевизор. Кто вы без телевизора?

А.ЧЕХОВА: Нет, меня сделала я, и без телевизора я личность.

Д.БОРИСОВ: Но без телевизора личность, которую мало кто знает. А с телевизором…

А.ЧЕХОВА: А какая разница? Я вовсе не горжусь тем, что меня многие знают. Это последствие того, что я делаю. Я горжусь тем, что я делаю. А то, что меня многие знают, это уже, знаете, как опилки, которые…

А.ПЛЮЩЕВ: Побочный эффект.

А.ЧЕХОВА: Да, побочный эффект. И я как бы не кичусь своей известностью, я не считаю, что это мое самое большое достижение.

Д.БОРИСОВ: Сейчас вам комфортно находиться на той стадии известности, вообще жизни, которая есть? Или периодически бывают приступы ностальгии, там, не знаю, по временам в Строгино или работы в каком-то другом месте?

А.ЧЕХОВА: А дело все в том, что я, как бы, с 19 лет начала работать на телевидении, и с трудом уже вспоминаю те времена, когда меня никто не знал. И поэтому ностальгировать мне не по чему. Это была школа и немножечко институт. И не совсем приятное было время, потому что учиться я не люблю и не люблю, когда меня к чему-то принуждают или заставляют, а школа и институт – всегда немножко принудиловкой были. Поэтому не люблю я то время и не хочу в него вернуться совершенно. Сейчас мне комфортно, и мне комфортно в настоящем и я делаю все, чтобы мне было комфортно в будущем. А про прошлое я не особо люблю размышлять.

Д.БОРИСОВ: А с чего вы начинали на телевидении?

А.ЧЕХОВА: Я начинала с программы Диск-канал – такая была на телеканале ТВ-6. Я была виджеем, как сейчас это называется, объявляла клипы на хромакее.

А.ПЛЮЩЕВ: Ой, это в нем была такая отличная отбивочка «Йес-с-с»? Не в нем? В нем, по-моему, на ТВ-6, Диск-канал. Нет?

А.ЧЕХОВА: Вот, я отбивочку точно не запомнила.

Д.БОРИСОВ: Мы не такие старые, Саш.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вы ж не зритель. Да-а. Вот. А я все помню.

А.ЧЕХОВА: (смеется) Да. Вот это были мои университеты. Я не ностальгирую по тем временам. Вообще, у меня удивительная способность – я о прошлом никогда не ностальгирую. Вообще никогда. Ни о прошлых людях, которые ушли из моей жизни, ни о прошлых событиях, ни о прошлых работах, ни о прошлых местах, где я была. Никогда не ностальгирую. Для меня всегда прошлое немного хуже, чем настоящее, и уж гораздо хуже, чем будущее. Вот я так считаю.

Д.БОРИСОВ: Интересная позиция. А люди уходят из вашей жизни – они совсем уходят? Вы даже не общаетесь с людьми, за которыми закрыли дверь?

А.ЧЕХОВА: Нет. Есть люди, которые очень давно в моей жизни, с детства, и они по-прежнему там остаются. Есть люди, которые по разным причинам уходят. Бывает, что мы переросли друг друга. Бывает, что наши пути разошлись, нам стало не интересно друг с другом. Бывает, что просто какие-то конфликты, которые мы не смогли разрешить и, к сожалению, наше общение дальше стало невозможным. Поэтому люди уходят, и теряются, да. Друзья уходят как-то невзначай.

Д.БОРИСОВ: Как вы видите себе будущее с учетом того, что сейчас ваш имидж – ну, он такой, постепенно трансформировался из просто ведущей Диск-канала, потом была, по-моему, программа «Шоу-бизнес» на одном из каналов.

А.ЧЕХОВА: Да, было такое.

Д.БОРИСОВ: И после этого начался период «Секса с Анфисой Чеховой» и всего с этим связанного, да? Когда люди смотрят, в первую очередь, встречая вас на улице или где-то, они пытаются вас глазами съесть, оценить. Это же, наверняка, как-то?.. Ну, наверное, сначала нравится, а потом надоедает.

А.ЧЕХОВА: Ну, во-первых, люди, встречая меня на улице, пытаются съесть глазами уже лет, так, с 15-ти, с 14-ти, если я не ошибусь – мужчины, в основном, а не люди. (все смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: А женщины чего? (НЕРАЗБОРЧИВО)

А.ЧЕХОВА: Нет, я вижу, мужская половина людей. Поэтому, как бы, я уже к этому настолько привыкла и меня это совершенно никаким образом не привлекает.

Д.БОРИСОВ: Уверяю вас, что женская тоже. По другому поводу, конечно.

А.ЧЕХОВА: Нет. Все дело в том, что это был такой этап, сексуальный этап, который помог мне как-то заявить о себе. Но я прежде всего журналист, и поэтому, как бы, я хочу двигаться дальше и не остаться навсегда в теме секса а раскрывать еще какие-то иные свои таланты.

Д.БОРИСОВ: На ближайшее будущее есть какие-то проекты?

А.ЧЕХОВА: Самая ближайшая тема – она, собственно, какая? Вот, мы про тему секса поговорили. У нас, кстати, в программе давно секса не было. По-моему, последний раз с Борисом Моисеевым.

А.ЧЕХОВА: Кризис-кризис.

Д.БОРИСОВ: (смеется) Тебя бы так с Борисом Моисеевым.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Я не буду этого скрывать, извините. Извините, Анфиса, раз на то пошло. Вспомним. Когда приходил Борис Моисеев, мы у него спросили: «А что такое секс, Борис?» Ты, наверное, просто не помнишь эту программу. А мне она прямо запала глубоко. (смеется)

А.ЧЕХОВА: Да. Борис Моисеев умеет глубоко западать.

А.ПЛЮЩЕВ: И, соответственно, Борис сказал: «Секс – это любые отношения, — сказал Борис. – Вот, мы сейчас с вами разговариваем – это и есть секс», — сказал он. Вот, о чем речь была!

Д.БОРИСОВ: Он сказал прекрасную фразу: «Один раз – еще ничего страшного, второй раз – как в первый раз». Помним.

А.ПЛЮЩЕВ: Извините, пожалуйста, Анфис, мы тут о своем с Борисом Моисеевым.

А.ЧЕХОВА: У вас да, ностальгия по Боре. Я поняла. (все смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

Д.БОРИСОВ: Вот как?

А.ПЛЮЩЕВ: Не без того.

Д.БОРИСОВ: Когда меня будут спрашивать «Как тебе работать с Плющевым?», я буду отвечать: «Нормально. Только, вот, периодически он ностальгирует по Боре Моисееву, бывает. А так – ничего».

А.ПЛЮЩЕВ: Не ревнуйте.

Д.БОРИСОВ: Какая тема вам близка?

А.ЧЕХОВА: Тема какая близка?

Д.БОРИСОВ: Да. Кроме секса.

А.ЧЕХОВА: Вы знаете, последнее время совершенно не хочется… Мне все темы, которые негативные, перестали быть близки, в общем-то, наверное, никогда и не были. Я раньше все хотела вести какие-то большие ток-шоу, где разбираться, копаться в человеческих судьбах, помогать им.

Д.БОРИСОВ: Такой «Пусть говорят с Анфисой Чеховой».

А.ЧЕХОВА: Нет, «Пусть говорят» — это шоу уж за гранью негатива, мне кажется. Это уже просто… Там периодически приходят люди и жарятся на сковороде, а я не люблю это наблюдать. Это уже такое отражение ада очень часто бывает. Мне там не комфортно. Я хотела что-то вроде как у Лолиты было шоу «Без комплексов», разбирать какие-то психологические вопросы. У меня это просто хорошо все получается.

Д.БОРИСОВ: Но это же по кругу одно и то же.

А.ЧЕХОВА: Ну, какая разница? Вся наша жизнь по кругу одно и то же. Во времена моего однофамильца Чехова были ровно те же психологические у людей проблемы, что и сейчас. Только единственное, что они, может быть, более современным языком выражаются. И я очень хотела какую-то такую программу вести. Но потом у меня был опыт немножко ведения Клуба бывших жен, где тоже все разбирались в психологических проблемах женщин, которых унижают, всячески оскорбляют мужчины. И я поняла, что я вообще не хочу в этом копаться, и сейчас у меня какое-то желание делать что-то развлекательное, юмористическое. Потому что, на мой взгляд, в те времена, в которые мы сейчас живем, и вообще, во все времена юмор – это единственное, чем стоит заниматься.

А.ПЛЮЩЕВ: А у вас нет такого ощущения, что телевидение теряет свою былую, так сказать, славу и влиятельность? Ну, с появлением того же интернета. Вы же – самый лучший этому пример. Вы не смотрите телевизор.

А.ЧЕХОВА: Да. Согласна-согласна. Абсолютно. Телевидение полностью теряет. Я думаю, что в какой-то момент оно… И знаете, что хорошо в телевидении? В телевидении пока хорошо то, что оно бесплатно пока. И пока оно бесплатно, конечно, бóльшая часть российского населения будет его смотреть. Потому что за интернет, ну, вроде как платить надо. А как только телевидение станет платным или интернет станет совсем дешевым, или, не дай Бог, бесплатным, тогда телевидение как видеокассеты, все вот эти диафильмы, все это уйдет в прошлое. Мне кажется, что со временем телевизор заменят какие-то гигантские настенные мониторы.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть вы полагаете, что за это, то, что показывают по телевизору, еще у кого-то повернется совесть брать деньги?

А.ЧЕХОВА: Ну как? Ну, вот, западное же телевидение – все практически платное. То есть бесплатное – все то, что не интересно, а то, что интересно, это все кабельные телевидения, которые нужно пакетом покупать. У нас же все пытаются какие-то законопроекты, секс перевести на платные каналы.

А.ПЛЮЩЕВ: И вот платных-то выгнали к чертовой матери.

А.ЧЕХОВА: В общем, факт в том, что телевидение свое скоро отживет. Наверное, все перейдут в интернет, а я благополучно перейду в кино или в театр, потому что мне это зачастую интересней, чем телевидение становится.

А.ПЛЮЩЕВ: Театр – у вас есть какие-то, так сказать, реальные?..

А.ЧЕХОВА: Да, у меня есть 2 спектакля, в которых я играю.

А.ПЛЮЩЕВ: А. Это мюзикл?

А.ЧЕХОВА: Нет, это не мюзиклы, но тоже они веселые, с песнями, с танцами. Но не мюзикл, нет.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть их, может быть, просто… Ну, я поскольку видел краем глаза, их, может быть, называют мюзиклами разные неквалифицированные журналисты вроде меня.

А.ЧЕХОВА: Нет. Мюзикл – это там, где все практически поют. А у нас – как бы, мы играем и немножко поем. А мюзикл, на мой взгляд, наоборот: когда много поют, чуть-чуть играют.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы поете там?

А.ЧЕХОВА: Я там пою, да. Причем, в одном спектакле пою под фонограмму. Но там как-то технически не удается разрулить с микрофонами.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть вы бы и пели вживую, но они не дают?

А.ЧЕХОВА: Да, я прошусь живьем. Мне все время стыдно петь под фонограмму. Я еще когда в юности в группе пела и пела под фонограмму, все время, знаете, голубой воришка пела и стеснялась одновременно этого. На мой взгляд, это как-то… Зритель же платит деньги не за то, чтобы слушать однажды как артист напрягся, записал и потом просто под это все дергается.

Д.БОРИСОВ: Ну, как показывает практика, очень часто, если плохо выставлен звук, артист пытается петь живьем, у него ничего не получается, люди гораздо больше расстроены, чем если бы…

А.ЧЕХОВА: Ой, не знаю. В караоке люди ходят и слушают, как люди не попадают ни в одну ноту, голосят, горланят и при этом караоке битком набиты. Так что… Я думаю, если даже артист не попал в какие-то ноты, всегда лучше послушать его живое исполнение, чем в 110-й раз одну и ту же фанеру.

Д.БОРИСОВ: Вы сказали, что с коллегой, похожей на вас, Семенович вы собираетесь в караоке все время пойти. А что в караоке поете? Какой у вас репертуар?

А.ЧЕХОВА: Ой, у меня скудный репертуар. У меня репертуар, в общем-то, состоит из 3-х песен, которые я, видимо, из-за того, что я их часто пою, я просто выучила, как они поются, и попадаю во все ноты. У меня туда входит песня «Убей мою подругу» группы ВИА Гра, песня «Луч солнца золотого» из «Бременских музыкантов» — но это дуэт, это нужно мальчика еще какого-то найти. И песня «Секс-секс, как это мило, секс-секс без перерыва». Но это просто на потребу зрителей, потому что когда я пою именно эту песню, всех это очень восхищает и радует. А петь ее очень просто, потому что это рэп, в общем-то. И как-то все вспоминают сразу свою юность, группу «Мальчишник», такая, веселая песня. Вот, более ничего я не пою. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Ну а чего? Хорошая программа, кстати.

Д.БОРИСОВ: А ты пел в караоке когда-нибудь?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Ну, пару раз, наверное, в городе Владимире или в Суздале.

Д.БОРИСОВ: Ты так плохо помнишь, где это было, потому что?..

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, в Суздале, наверное. Ну, я на фестиваль все время ездил. И там чего еще делать? Суздаль – это Владимирская область. Извините, Анфис. Суздаль – это Владимирская область, и там из всех караоке, ну, во всяком случае, в тех, в которых мне удалось побывать, изъята песня «Владимирский централ». Нет ее, все. И если ты спросишь: «Есть песня «Владимирский централ»?» Скажут: «Нету! Нету, иди отсюда. Нету!»

Д.БОРИСОВ: А ты хотел ее спеть?

А.ЧЕХОВА: Неправильно. Мне кажется, ее нонстопом должны петь. А песня «Радовать хочу тебя сегодня, радовать» не изъята? И еще: «Я люблю тебя до слез», «Радовать» и «Еврейский портной» — это то, что нужно обязательно исключить из всех караоке.

Д.БОРИСОВ: Это ностальгия по кабакам в людях просто.

А.ЧЕХОВА: Да. Но потому что кабацкие песни – они поются обычно и без наличия хорошего голоса, они поются душой. Поэтому народ их и выбирает.

Д.БОРИСОВ: «А я сяду в кабриолет»,

А.ЧЕХОВА: Да, это женский репертуар.

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. Это женский романс.

Д.БОРИСОВ: +7 985 970-45-45. «Вы часто меняете молодых людей?» — тут спрашивал кто-то.

А.ПЛЮЩЕВ: А про молодых людей много вопросов, кстати. Основных.

А.ЧЕХОВА: Но я их не меняю, я бы так не сказала. Они же не перчатки и не автомобили.

Д.БОРИСОВ: Ну, у вас такой образ, что, конечно…

А.ЧЕХОВА: Ну, мало ли какой у меня образ. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Да. Тем интереснее, когда люди сильно отличаются.

А.ЧЕХОВА: Нет, я не часто меняю молодых людей. И стараюсь им не изменять.

Д.БОРИСОВ: Ой. «Стараюсь», — сказала она. Все честно.

А.ЧЕХОВА: Стараюсь, да. Искушение иногда бывает велико, но я стараюсь. И нет, я обычно как-то с душой подхожу к этому вопросу. Я не любительница каких-то краткосрочных отношений, в которых нет чувств, потому что, ну, у меня эрогенная зона находится в голове, в мозге. И поэтому довольно сложно ее так растеребить, чтобы мне понравился мужчина. У меня больше сложность в том, что мне мало кто нравится, а не в том, что я часто меняю.

Д.БОРИСОВ: А кто вам нравится, расскажите?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, тут был такой вопрос: «Каким должен быть мужчина, чтобы он вам понравился?» Этот вопрос всегда задает наш слушатель из Махачкалы, и сейчас он не стал изменять себе.

Д.БОРИСОВ: Но не только он.

А.ЧЕХОВА: Но он, наверное, ожидает, что кто-то однажды назовет его характеристики, но никак не может дождаться. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Так он бы пришел сначала, мы бы предупреждали наших гостей.

А.ЧЕХОВА: Сложно описывать. Настолько все разные. И, наверное, какие-то должны у меня… Это как, знаете? Что бы такое съесть, чтобы похудеть – вот, из разряда этого. Кто бы такой должен быть, чтобы мне понравиться? Да не знаю. Сложно сказать. Разные мне нравятся. Ну, наверное, этот человек должен как-то, знаете… Я чаще всего схожусь с теми людьми, с которыми много провожу время по работе или как-то. Потому что мне очень важно человека, прежде чем он мне понравится, мне нужно к нему присмотреться. А если человек с тобой знакомится где-то на вечеринке или в ресторане, и приглашает тебя на свидание – это самое ужасное, потому что у меня фобия свиданий, я ненавижу на них ходить просто всеми фибрами моей души. Мне кажется, на свидании человек никак не раскрывается. Если раскрывается, то только так, как он хочет произвести впечатление. Поэтому для меня лучше, чтобы человек со мной где-то работал, чтобы мы часто с ним пересекались. Чтобы я к нему успела привыкнуть, чтобы успела рассмотреть его со всех сторон.

Д.БОРИСОВ: Изучить все плюсы и минусы в спокойной обстановке.

А.ЧЕХОВА: Ну да. Чтобы у нас была какая-то история. Чтобы прежде чем мы с ним пойдем в постель, скажем так, у нас была какая-то история с ним. Чтобы я успела уже как-то какую-то, вот…

А.ПЛЮЩЕВ: А, то есть первое свидание – оно же и постель подразумевает, ну, судя по этой логике?

Д.БОРИСОВ: Ну, после большой истории подразумевает.

А.ЧЕХОВА: После большой истории.

А.ПЛЮЩЕВ: После большой истории – да. Но, смотри: если нет большой истории, нет работы совместной. Почему Анфиса Чехова не любит ходить на свидания? Потому что там человек не раскрывается. А если бы он раскрылся прямо на свидании, ну, допустим… Я просто продолжил логическую цепочку, извините.

А.ЧЕХОВА: Ну, просто в свидании нет никакой интриги. Ну, пришли 2 человека, заранее уже подписавшись, что они друг другу симпатичны, сели за один стол и начали выкладывать информацию о себе. Для меня это просто не интересно. Ну как?

Д.БОРИСОВ: Да. И на протяжении всего там часа или сколько длится свидание, он или она думает: «Будет или не будет? Будет или не будет продолжение?»

А.ЧЕХОВА: Ну, даже если они заранее знают, что будет – дело не в этом. Просто у меня за время этого ужина не возникает желания продолжить, потому что нет никакой интриги. Мне необходимо для того, чтобы я как-то в человека влюбилась, чтобы он как-то заинтриговал мой мозг. А на свидании заинтриговать очень сложно, потому что все, в общем, свидания проходят по одной схеме: вино, еда и рассказы про себя.

А.ПЛЮЩЕВ: Ужас какой.

А.ЧЕХОВА: Где работаешь, что делаешь. Для меня это очень банально, и меня это не вставляет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, действительно: вам рассказывать о себе, где работаешь и что делаешь, действительно, это как-то банально. Ну, просто это очевидно. Включи телевизор и вперед.

А.ЧЕХОВА: Ну, просто как бы мне очень важно к человеку присмотреться, чтобы у нас с ним была какая-то история, чтобы мы в какие-то ситуации попадали до того, как мы решим, что мы друг другу симпатичны.

Д.БОРИСОВ: А как быть с такой проблемой, что если есть какая-то длинная история, совместная работа или какие-то совместные занятия, когда есть время присмотреться, что эти отношения превращаются в дружбу. А после того как отношения стали?..

А.ЧЕХОВА: У меня такого не бывает. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Не бывает?

А.ЧЕХОВА: Мужчины со мной дружат крайне неохотно.

А.ПЛЮЩЕВ: Отчего? Вы, мне кажется, очень хороший товарищ. (все смеются)

А.ЧЕХОВА: Ну, нет. У меня последнее время стали появляться друзья. Ну, может, потому что я как-то по-другому стала относиться и, может быть, научилась делать мужчин друзьями, у меня стали появляться мужчины-друзья. Но, в основном, конечно… Ну, вы знаете, просто если я начинаю к человеку относиться по-дружески, то у меня уже обратного пути нет и ничего с этим поделать невозможно. Если я уже его вижу как друга, то никаких нюансов быть не может. То есть эта история любовная может только там созреть, где человек мне не друг, а, как бы, такой, ну, приятель такой, и мы все время флиртуем. Вот тогда. А если такой, прямо, друг-друг и мы делимся секретами, из этого ничего хорошего не выйдет.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть если я правильно вас понял, я поскольку слышал словосочетание «любовная история», вы не допускаете близких отношений без чувств?

А.ЧЕХОВА: Я допускаю. Я вообще все в этой жизни допускаю. И близкие отношения без чувств тоже могут быть по-своему хороши. Но когда ты понимаешь, когда есть с чем сравнить, когда ты понимаешь, какой ты получаешь кайф от близких отношений без чувств и с чувствами, тогда ты просто выбираешь то, что лучше. Вот и все. Хотя, я считаю, что секс без чувств – это тот же спорт, как бы, он мышцы подтягивает. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Фитнес.

А.ЧЕХОВА: Фитнес, но как-то это все так… Не знаю. Я все время начинаю сама эти чувства придумывать, чтобы хоть как-то эта страсть во мне горела. Потому что когда я позанималась сексом, а нету чувств, то страсть у меня быстренько тлеет-тлеет и пропадает.

Д.БОРИСОВ: А замуж собираетесь?

А.ЧЕХОВА: Это, знаете, можно было спросить «Отдыхать собираетесь или в путешествие?» Как можно «собраться замуж»? Замужество – это то, что подойдет к тебе, огреет мешком пыльным по голове и тебе…

А.ПЛЮЩЕВ: 80% людей, которые путешествуют, собираются в путешествие. Они за полгода часто собираются, планируют.

Д.БОРИСОВ: Да. Планируют, точно знают даты отпуска в следующем году.

А.ПЛЮЩЕВ: Все точки, которые они там посетят.

А.ЧЕХОВА: Нет, замужество – это самая нелепая вещь, куда можно собираться. Потому что, мне кажется, в него можно либо втюхаться на эмоциях, либо уже регистрироваться, когда есть дети и надо…

Д.БОРИСОВ: Но вы ждете предложения?

А.ЧЕХОВА: Я ничего не жду вообще. Нет, я боюсь предложения. (смеется) Всегда боюсь, когда мне делают предложения, потому что…

А.ПЛЮЩЕВ: Часто делают?

А.ЧЕХОВА: Ну, делали, да. Но это для меня пугающий больше момент, чем приятный.

Д.БОРИСОВ: На этом все заканчивалось?

А.ЧЕХОВА: Ну, шло как-то на спад. Просто, на самом деле, для того, чтобы мне сделать предложение, нужно предложить не просто мне кольцо на палец надеть, а какой-то еще ряд услуг каких-то, ряд каких-то заманивающих… (все смеются) заманивающих обстоятельств, в результате которых я сказала бы: «О, да, я хочу, это предложение мне подходит». А просто предлагать себя – ну, зачем жениться-то? Я и так могу этим воспользоваться. Правильно?

Д.БОРИСОВ: Вы меркантильны по жизни?

А.ЧЕХОВА: Нет. Я уж как раз совсем не меркантильна. И очень сожалею. Надо бы померкантильнее быть.

Д.БОРИСОВ: В плане выбора молодых людей или вообще по жизни?

А.ЧЕХОВА: Вообще. (смеется) Вообще, да. Потому что я, как бы, не привыкла, ну, как-то так ничего просить ни у кого, и обращать внимание. То есть, наоборот, иногда мужчины с большим достатком меня чаще отпугивают, чем привлекают.

Д.БОРИСОВ: Отпугивают, потому что от них можно ждать чего угодно? От того, что они слишком самоуверенны, что ли?

А.ЧЕХОВА: Отпугивают, потому что я очень свободолюбива, и обычно мужчины, у которых много денег, они не хотят видеть свою жену такой как я. Они хотят ее посадить в 4 стены и поменьше подпускать к экрану, где на нее будут смотреть другие мужчины. Ну, вот, те, с которыми я сталкивалась, во всяком случае, всегда думают, что я занимаюсь какой-то ерундой, а они занимаются делом, и им нужна жена, которая будет сидеть дома, готовить борщи, воспитывать детей. И, может быть, иногда появляться в какой-нибудь программе по телевидению, чтобы он мог потом хвастаться: «Смотрите, это моя жена».

Д.БОРИСОВ: Да. Ведь, бывает же наоборот – что люди, наоборот, хотят жену из телевизора. И когда жена вдруг уходит из телевизора по каким-то причинам, отношения заканчиваются.

А.ЧЕХОВА: Ну, хотят жену из телевизора в каком формате? Вы знаете, это все равно, что…

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Ты хочешь жену в каком формате?

Д.БОРИСОВ: Штатный ответ: «Три на три». (смеется)

А.ЧЕХОВА: Просто, понимаете, женщины тоже хотят, в основном, чтобы мужчина был богатый и при этом от нее не отходил ни на шаг: чтобы всегда был при ней и при этом богатый. Это же тоже утопия. Богатые мужчины – они, как правило, много занимаются работой и редко бывают дома. И то же самое мужчины хотят жену известную из телевизора, но при этом чтобы она сидела дома. Вот что они хотят. То есть фактически они хотят, чтобы жена раз в месяц приезжала… Самое лучшее, да? Вот, когда вот эти вкладывают в своих женщин, клип им снимут, она споет, по телевизору прокрутят 2 месяца. Он всем расскажет, какая у него крутая жена, все его друзья посмотрят по телевизору, а потом она опять сидит дома. Потом через 2 года он еще ей один клип снимет, прокрутит 2 месяца. Вот, посмотрите, все эти поющие трусы, так называемые, вся их как бы жизнь – она складывается от клипа к клипу. Они же даже не ездят ни по концертам, ни по гастролям. Они не зарабатывают денег. Они просто один раз прокручиваются по телевизору, и все. А я так не хочу.

Д.БОРИСОВ: И хорошо, если хороший клип снимают. Иногда…

А.ЧЕХОВА: Ну, не важно – им-то все нравятся. Факт в том, что, как бы, я просто не хочу не то, чтобы меня по телевизору показывали – мне не это надо, мне нужно, чтобы у меня была свобода самореализации. Я хочу делать то, что я делаю, и хочу, чтобы человек мне эту свободу не ограничивал. Чем богаче человек, тем больше вероятность того, что он это будет ограничивать дело. Единственное, что, может, если это какой-то сильно мудрый мужчина, но мудрость – это обычно свойство женское, а не мужское. Так что… тупик.

А.ПЛЮЩЕВ: Я когда смотрел вопросы и сейчас смсочки смотрю, очевидно, что люди очень многие ваш эфирный образ, тот, который создан прежде всего, конечно, самым известным вашим проектом «Секс с Анфисой Чеховой», принимают за человека настоящего. Понятно, что между ними нельзя поставить абсолютный знак «равно». Но вы как дошли на создание этого образа, вы отдавали себе отчет в том, что очень многие люди будут воспринимать вас как женщину легкого поведения? И как вы сейчас с этим живете?

А.ЧЕХОВА: Вы знаете, все дело в том, что люди могут любую женщину в меру своей испорченности или, скажем, какой-то закомплексованности и пуританства воспринимать как женщину легкого поведения. Я уверена, что Екатерину Андрееву, которая ведет новости – тоже есть люди, которые воспринимают ее как женщину легкого поведения, потому что на телевидение просто так не попадают. И так далее. Поэтому я, как бы, не боюсь просто делать то, что я делаю. Я искренне считаю, что тема секса для журналиста должна быть запретная, как если бы я, не знаю, даже не знаю, какая еще более тема настолько запретная для журналиста.

Я, как бы, шла не образ создавать, я создавала программу. Потому что программа была создана моими собственными руками, я ею руководила и я, в общем-то, ее создала с нуля. И поэтому сказать о том, что я как-то думала о своем образе? Да нет. Я в этом плане была человек, который просто думал о том, как нужно вести эту программу, чтобы это было органично и не пошло. Потому что говорить о сексе и еще сидеть на кровати в чулках, и облизывать губы, и засовывать в себя бананы – ну, самое последнее дело. И мы как раз, наоборот, я создала именно тот образ, который… Я же, ведь, никогда не произносила с экрана ни одного эротического медицинского термина. Если кто-то заметил, я, наоборот, против того, чтобы говорить…

Д.БОРИСОВ: Мне кажется, что люди на такие детали уже внимания не обращают.

А.ЧЕХОВА: А дело не в этом, дело не в деталях.

Д.БОРИСОВ: Это для вас только внутренне.

А.ПЛЮЩЕВ: А многие, кстати, не смотрели. Вот, знают, что есть такая передача «Секс с Анфисой Чеховой».

Д.БОРИСОВ: Попадали на какую-нибудь саморекламу, на промо очень откровенное.

А.ПЛЮЩЕВ: Да вообще на слух. Ну, кто может вести такую передачу? Ясное дело…

А.ЧЕХОВА: Ну, меня совершенно не интересует мнение таких людей. Я считаю, что это люди с ограниченным сознанием, и в моей Вселенной им нет места. Поэтому пусть они думают обо мне все, что хотят, и это их право.

Д.БОРИСОВ: Как вы попали на телевидение?

А.ЧЕХОВА: Просто так с улицы пришла на отбор. На Диск-канал набирали молодых людей.

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Интересно.

А.ЧЕХОВА: Ну, девушек, молодых людей, я имела в виду молодых ведущих. И меня подружка позвала, говорит: «Хочешь пойти?» А я как-то вообще не верила, что на телевидение можно попасть с улицы. Я как и все думала, что через постель или если родители пристроят за деньги.

Д.БОРИСОВ: По блату вообще.

А.ЧЕХОВА: По блату, да. И поэтому пошла без крайнего энтузиазма, а просто, ну, чтобы в каком-то поучаствовать кипише, в каком-то… я не знаю.

Д.БОРИСОВ: Тоже опыт, в конце концов.

А.ЧЕХОВА: Да. И как-то неожиданно для себя меня взяли. Вот.

Д.БОРИСОВ: Это было сколько лет вам?

А.ЧЕХОВА: Мне кажется, это был 1996-й год – у меня плохо с математикой. Вот и посчитайте.

Д.БОРИСОВ: Ну, ладно. Оставим это. (все смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: В 1996 году было, дорогие друзья, лет 13 было тогда Анфисе Чеховой.

А.ЧЕХОВА: Нет. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: 14?

А.ЧЕХОВА: Чуть побольше.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

Д.БОРИСОВ: Эксплуатация детского труда. Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Соглашусь, да.

Д.БОРИСОВ: Куда ты закрыл вопросы?

А.ПЛЮЩЕВ: А ты хотел оттуда что-то задать? Извини, пожалуйста. Извини.

Д.БОРИСОВ: Ладно, проехали.

А.ПЛЮЩЕВ: А мне кажется, я все задал.

Д.БОРИСОВ: Проехали и проехали – не страшно. Тут, кстати, нам уточняют наши постоянные слушатели, что мы так много говорили-говорили о Твиттере, а не сказали, кто там Анфиса-то.

А.ПЛЮЩЕВ: А, Анфиса Чехова. Назовите, пожалуйста свой, если вы не скрываете, конечно…

Д.БОРИСОВ: Опознавательный знак.

А.ЧЕХОВА: А что я должна назвать? (смеется) Какой у меня опознавательный знак? Ник, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Ник.

А.ЧЕХОВА: achekhova. У меня сложная фамилия, потому что перед «а» ставится «кей».

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте: эй, си, эйч, оу… А, нет, извините. Снова все: эй, си, эйч, и, кей…

А.ЧЕХОВА: Слушайте, а нельзя просто ввести в поиск «Анфиса Чехова»?

Д.БОРИСОВ: В поиске, я думаю, это не выпадет еще.

А.ПЛЮЩЕВ: ...эйч, оу, ви, эй. Я все правильно произнес.

А.ЧЕХОВА: achekhova.

Д.БОРИСОВ: Короче, заходите к plushev’у в Твиттер или ddb1 ко мне, и там мы обязательно пропиарим Анфису для того, чтобы могли добавить и следить.

А.ПЛЮЩЕВ: Да прям щас пропиарим! Потому что 100 раз уже обещал.

Д.БОРИСОВ: Следить за ее жизнью, тем более, что мы тут пообещали после эфира помочь с интеграцией этого замечательного сервиса в ее мобильный телефон. И уж тут она не отвертится.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. «Интегрируем Твиттер в мобильный телефон. Дорого!»

Д.БОРИСОВ: «Выходите за меня, я – мудрый», — пишет нам наш слушатель.

А.ЧЕХОВА: Ну, конечно, я никогда не отказываюсь.

Д.БОРИСОВ: Мужчина должен быть старше?

А.ЧЕХОВА: Я мужчинам всегда говорю «Да», а потом просто убегаю.

Д.БОРИСОВ: Ой. Это как в программе я какой-то видел тут с вами, где вы все время жену играете.

А.ЧЕХОВА: Да-да-да, «Жена напрокат».

Д.БОРИСОВ: Раз в неделю, все время с новым. Так и в жизни тоже бывает?

А.ЧЕХОВА: Нет-нет, в жизни я гораздо более постоянна. (смеется)

Д.БОРИСОВ: А мужчина должен быть старше или?..

А.ЧЕХОВА: Ну, у меня как-то все младше получаются?

Д.БОРИСОВ: Да-а? А специально выбираете? Или случается?

А.ЧЕХОВА: Нет. Ну, как-то мы тянемся друг к другу. Наверное, мне есть чему научить.

Д.БОРИСОВ: Ой… То есть такая позиция, немножко… Ладно, промолчу. (все смеются)

А.ЧЕХОВА: Я не люблю учиться, повторюсь. Я люблю учить.

Д.БОРИСОВ: А как же само— вот это вот?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, самосовершенствование там.

Д.БОРИСОВ: Самосовершенствование, чтение книг – это же тоже учеба?

А.ЧЕХОВА: А я самосовершенствуюсь из книг, общаюсь с разными людьми умными. Но мне просто с авторитетами сложно – мне как-то сложно, для меня человеку очень сложно стать авторитетом, с детства. И поэтому стараюсь как-то, в основном, из книг узнавать.

Д.БОРИСОВ: Ну, хоть кого-то вы себе представляли? Хотя бы в начале своей карьеры, хотелось работать как кто-то, в кадре держаться?

А.ЧЕХОВА: Нет. Как я. Мне всегда казалось, что я лучше всех держусь в кадре. (смеется) Всем у меня еще поучиться.

Д.БОРИСОВ: С самого начала так было?

А.ЧЕХОВА: Да.

Д.БОРИСОВ: И так во всем?

А.ЧЕХОВА: Да. Потом я смотрела на себя много лет назад, думала: «Господи! Как я выглядела в кадре!» И была, ведь, в полной уверенности, что я лучше всех это делаю.

Д.БОРИСОВ: Ну и раз оставалась в кадре, значит, у кого-то еще была такая уверенность?

А.ЧЕХОВА: Я думаю, что моей уверенности хватало на всех. Я за всех была уверена. Уверенность – она очень заразительна.

Д.БОРИСОВ: А когда на сцену выходите – то же ощущение?

А.ЧЕХОВА: На сцене – нет. На сцене как раз я еще учусь. Потому что говорить – это то, что я умею с детства. И знаете, когда я поступала на телеведущую, мне казалось, что мне просто крупно повезло. Я думала, что однажды все поймут, что просто мне крупно повезло и меня выгонят с этого телевидения, потому что столько желающих, а почему-то взяли меня, и вообще почему, и как? Какое-то везение. А потом когда мне самой пришлось однажды набирать ведущих в свою программу, и приходили люди, и они просто не умели в микрофон 2 слова связать, я поняла, что, все-таки, у меня к этому есть талант, к тому чтобы говорить. А насчет театра я пока еще пробую, у меня как-то первые шаги, поэтому, все-таки, там как раз я учусь.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы туда как попали, в театр?

А.ЧЕХОВА: А так, пригласили. Ну, как бы, пригласили.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, то есть не по своей инициативе – я вот что имел в виду?

А.ЧЕХОВА: Нет, я не ходила, не обивала пороги какого-нибудь репертуарного театра и не просилась «Возьмите меня». Просто так срослось, что мне предложили поиграть в пьесе. И потом благодаря этой пьесе предложили поиграть в другой пьесе.

А.ПЛЮЩЕВ: Где можно вас посмотреть на сцене?

А.ЧЕХОВА: Ой, меня можно пока посмотреть, к сожалению, не в Москве. 14 февраля у меня будет в Москве, скорее всего, в театре Киноактера или в Сатириконе, одно из двух. Пьеса «Восемь женщин», где я играю с совершенно замечательными актрисами. Вот, 14 февраля. А что касается другой пьесы…

А.ПЛЮЩЕВ: Извините, хорошо, 14 февраля – прекрасно. Но я не спросил «когда», я спросил «где».

А.ЧЕХОВА: А я сказала, в театре Киноактера или в Сатириконе.

А.ПЛЮЩЕВ: А, в театре Киноактера. Извините, да-да. Все-все, это я не слышал, извините.

Д.БОРИСОВ: Завис.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.ЧЕХОВА: А другой спектакль «Однажды знойной ночью» мы в Москве пока не играем. А, вот, мы сейчас едем в Сургут и в Егорьевск. Вот все, что я помню. Мы сейчас по регионам катаем.

Д.БОРИСОВ: То есть чёс пошел. Это Анфиса Чехова, программа «Попутчики». Спасибо, что с нами провели этот час, было очень приятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое!

А.ЧЕХОВА: Пожалуйста. Пойдемте устанавливать Твиттер в телефон. (все смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: С удовольствием.

Д.БОРИСОВ: Сейчас этим займемся. Александр Плющев, он же plushev в Твиттере, Дмитрий Борисов, ddb1 в Твиттере и Анфиса Чехова, achekhova. Присоединяйтесь к нам в следующую субботу. Пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире