'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: 22 часа и 12 минут в российской столице. Вы слушаете радио «Эхо Москвы», это программа «Попутчики», меня зовут Дмитрий Борисов. А Александр Плющев – это человек, который делает губами сейчас вот так.

А.ПЛЮЩЕВ: Но я беззвучно. Я выразительно это делаю. Ты мне все время говоришь, что я очень выразительно молчу. Я очень выразительно делал, без звука.

Д.БОРИСОВ: Да. Ну, раз мы уже начали делать ... , значит, программа начинается. Этот час мы проведем в студии на Новом Арбате, в студии «Эха Москвы», куда мы по уже сложившейся традиции принесли с собой звуки, которые нам очень нравятся с Плющевым, звуки нашего поезда.

А.ПЛЮЩЕВ: А, да.

Д.БОРИСОВ: По которому мы скучаем. Ну, расслабляемся, делаем вид, что мы едем.

А.ПЛЮЩЕВ: Вопрос поступил от Александра НТ, филолога из Нижнего Тагила, Свердловская область: «Почему не пришла Мария Васильевна Шукшина, которая была вчера заявлена гостьей сегодняшнего эфира? Тебе известно это?

Д.БОРИСОВ: Нет.

А.ПЛЮЩЕВ: И мне неизвестно. Почему-то не пришла. Значит, были веские основания. Потому что к нам не приходят только по исключительно веским основаниям. Мы больше чем уверены, что Мария Васильевна Шукшина когда-нибудь придет к нам.

Д.БОРИСОВ: Это всего второй случай, между прочим, такой в истории программы «Попутчики».

А.ПЛЮЩЕВ: Не с Марией Васильевной.

Д.БОРИСОВ: Нет, вообще. Вообще в истории программы «Попутчики».

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, всякое бывает. Бывает. Ничего страшного, я думаю. И дальше пишет Александр НТ, филолог: «Тима Кирби слушать никакого желания нет, так как иностранные блоги я, равно как и подавляющее большинство слушателей не читаю, уж извините. Вообще, блогеров правильнее было бы звать в программу «Точка». Разве не так?» Так, дорогой Александр, филолог из Нижнего Тагила. Так. Дело в том, что Тим Кирби еще интересный человек, знаете ли. И сегодняшние слушатели, которые не отключатся от нас в ближайшие 47 минут…

Д.БОРИСОВ: Чего только не узнают о нем.

А.ПЛЮЩЕВ: Смогут, да, прочувствовать это. Вообще, иностранец в Москве – мне показалось, это интересно. Более того, если бы он просто писал в блог, как, знаете ли, мы с Борисом что-то пишем в свои Богом забытые блоги, никем не посещаемые, это было бы одно. А он же снимает видеоподкасты. Видеоподкасты – это такая штука, ну, такие небольшие ролики, да? Они не о чем-нибудь, они, знаете ли, не о технике мобильной, они не о кошечках, они о нашей с вами столице, столице нашей родины, Москве. Как иностранец, молодой иностранец видит своими глазами эту самую нашу Москву, вы можете посмотреть в его подкастах, «tsar podcast» называется, в Ютубе вы можете найти tkirby3679 – вот так, порекламирую я.

Д.БОРИСОВ: Tsar podcast – это крутое название, между прочим.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, а чего? Царь-пушка есть? Царь-колокол, и Царь-подкаст теперь, все.

Д.БОРИСОВ: Слушай, нам нужно открыть Царь-программу или Царь-шоу.

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Царь-шоу. Отлично, кстати.

Д.БОРИСОВ: Царь-ТВ.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И, вот, собственно, настоящий царь у нас в программе, ведущий tsar podcast Тим Кирби.

Д.БОРИСОВ: Добрый вечер.

Т.КИРБИ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Тим, вообще, с чего возникла мысль делать видео о Москве, тем более за которое никто не платит? Я понимаю, когда сюда приезжают дядьки с крутых телеканалов, варганят всякие программы, в которых нас позорят всячески и всячески показывают.

Д.БОРИСОВ: Мы знаем, сколько командировочных им платят.

А.ПЛЮЩЕВ: Это одно дело. Ну, понятно. А ты приехал, как ты здесь существуешь – не знаю, мы еще об этом поговорим. И вдруг ты делаешь такие видеогиды, очень интересные. Я смотрел без перевода. Несмотря на то, что там, может быть, кому-то не все понятно, но по картинке все очевидно совершенно. О Москве. Зачем ты это делаешь? И как пришла мысль?

Т.КИРБИ: Ну, зачем? Ну, все началось на вечеринке, где был мужской вечер с пивом. И мы с Павлом Картаевым посидели, и я был на его подкасте, называется «Сиськи-письки-Шоу». Конечно, это о сексе, было очень весело. По-моему, это было всем интересно послушать американца, говорить о сексе и так далее. И он посидел со мной и сказал: «А я уже делаю этот подкаст, давай что-нибудь делать по-другому. Может быть, вместе для иностранцев». И я подумал: «Да, это интересно». Сначала он предлагал как-то делать о кухне. Я подумал: «Многие это делают. Не знаю. Давай, может быть, о туризме, о Москве, показывать Россию всем». Потому что Россия – это очень непонятная страна иностранцам. На Западе никто ничего не знает о России. Потому что я – человек, который Россию любит. Я решил: «Ну, давай, мы покажем правду всем, что здесь весело, хорошо приехать в гости и жить. И еще я очень хочу работать, может быть, на радио или на телевидении, особенно англоговорящем. Никто не может терпеть мой плохой русский. Несколько часов на русском радио». Все мне ответили: «Ну, ты клевый, да-да-да. Но у тебя нет опыта, нет опыта, нет опыта». Поэтому тоже я хотел создать опыт в эфире.

А.ПЛЮЩЕВ: А, ну, то есть ты решил заработать опыт таким образом.

Т.КИРБИ: Да-да.

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь расскажи немного о себе. Сколько тебе лет и как ты попал к нам в страну?

Т.КИРБИ: Мне 29. И как я попал? Я давно жил в США.

А.ПЛЮЩЕВ: С рождения, надо полагать.

Т.КИРБИ: Да, с рождения. И я не очень любил жизнь там.

Д.БОРИСОВ: А где конкретно?

Т.КИРБИ: Штат Огайо, город Кливленд. И там, короче, все плохо. Все, что плохо в Америке, там в 10 раз более заметно. И мне было не совсем хорошо там жить. Вот. Я родился в районе, где только негры. Только негры и я. Однажды в футбольной команде был только я с неграми. Все знали мое имя, потому что я был единственным. И когда человек в меньшинстве, всегда трудно, потому что каждый день это исключение входит в комнату и все смотрят на него. И, короче, это было очень трудно терпеть, мне не понравилось. Ну, потому что я с ними жил, у меня есть немножко негритянские качества. И одно качество – я понимаю, почему они не видят белых американцев. Они правы. И даже в школе я очень хотел быть негром, как рэпером, как я гангстер, я крутой, я играл в баскетбол. Я хотел быть таким. И потом я узнал, что независимо от того, что я делал, они меня ненавидели и ненавидели.

А.ПЛЮЩЕВ: Не принимали.

Т.КИРБИ: Да, совсем нет. И я решил: «Окей. Я не могу быть негром, я ненавижу белых американцев». Ну, ненависть – это большое слово, я не могу быть с белыми американцами, не могу это терпеть. Ну, кто я? А мои корни – польские, русские, украинские. Может быть, татарские – мы пока не решили это. И поэтому я решил: «Ну, давай!» Я собрал немножко денег, поехал в Польшу. У меня семья там и я жил там месяц. Я вернулся в Америку – это было в школе – я понял: «Как я могу жить здесь дальше?» Потом через несколько лет после университета я стал добровольцем в Казахстане, жил в деревне в Казахстане 2 года. Потом вернулся в Америку, не смог терпеть там жить. Работал 5 месяцев на заводе, и обратно в Россию, чтобы искать работу, новую жизнь и так далее.

Д.БОРИСОВ: А язык как учил?

Т.КИРБИ: В Казахстане. Просто на улице.

Д.БОРИСОВ: Это сколько лет назад было?

Т.КИРБИ: Пять лет назад.

А.ПЛЮЩЕВ: За пять лет потрясающие, конечно, успехи в изучении русского языка. Это уже отмечают наши слушатели, которые без нашего напоминания знают, что SMS +7 985 970-45-45. Тим Кирби у нас в гостях, американец и видеоблогер. Очень интересный американец, который не может ни с черными, ни с белыми, но зато с россиянами ему, видимо, неплохо.

Д.БОРИСОВ: А мне, вот, хочется узнать еще про Штаты. Хорошо, много афроамериканцев черных, плохо в этом городе конкретно. Может быть, нужно было переехать в рамках Штатов куда-то, в другой штат, в другой город? Выбор же большой.

Т.КИРБИ: Короче, это было бы возможно. И теперь я был в Нью-Йорке. В Нью-Йорке там наоборот, потому что в Кливленде полный расизм – это как война, твоя кожа решает судьбу.

Д.БОРИСОВ: Причем, расизм в другую сторону, как я понимаю, черные против белых, а не наоборот, как обычно.

Т.КИРБИ: Не-не-не, это всегда взаимно. Это плохо. Это политика (НЕРАЗБОРЧИВО). И нам не нужна политика, особенно мне. Да, это всегда, это бесконечно: в Кливленде все друг друга ненавидят. А в Нью-Йорке все добрые, независимо от нации. Может быть, это был бы вариант. Но еще проблема: я не верю в демократию, я не очень верю в наши принципы. Мне хватит, что в Америке, что у нас принято. Везде Иисус. Я больше хочу быть в Европе, где нет такого патриотизма и религии, как у нас. Что каждый день надо верить в Иисуса, надо верить в флаг, когда правительство ничего обратно не дает.

И еще, конечно, я всегда хотел увидеть, что за стеной, как за стеной? Там во время «холодной войны» мне всегда было интересно, а что там, что на другой стороне железного занавеса. И теперь я знаю. И особенно в детстве, потому что все они говорили, что советская власть запрещает все гражданам. И у нас тоже. Просто в Америке, когда мы закрываемся, это хорошо, а когда русские закрывают, это плохо, это значит, что там диктат.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты такой, на самом деле, левак американский, крайний левый.

Т.КИРБИ: Не, я не сказал бы, крайне левый человек. Просто я вне системы. В Америке у нас 2 веры – это левый фланг, где там нам надо любить друг друга, потому что 300 лет назад мы делали плохо неграм, и верить, что белые люди плохие и надо обниматься с деревьями. (все смеются) И на другой стороне нам нужен жесткий капитализм. Если человек не работает 12 часов в день, он полный (НЕРАЗБОРЧИВО), и нам нужно в Бога в каждом месте, и нам нужно слово Бога над каждым мостом в Америке. Они хотят жить в христианском Ираке. Мой друг, он тоже живет здесь, американец. Говорит, что они хотят, чтобы как в Иране, где надо молиться или человек стреляет тебя.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, надеюсь, Александр НТ, филолог из Нижнего Тагила Свердловской области, если все же включил приемник во время начала передачи, чтобы услышать ответ на свой вопрос, например, он не выключит до конца уже, я надеюсь. Ну, потому что, правда, интересный взгляд. Тем более, что аудиторию «Эха Москвы» принято считать в той или иной степени проамериканской.

Д.БОРИСОВ: Мы не ожидали.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Вообще, очень интересно. То, чего ты ждал, приезжая в Москву, в Россию – ты получил это или получил что-то другое?

Т.КИРБИ: Хороший вопрос. Но, может быть, лучше спрашивать у Казахстана. Потому что когда я был в Казахстане, я уже как-то немножко привык к новому СССР, в котором мы живем сейчас. И знаете, когда я был там, я ничего не ожидал. Я совсем не знал, куда я… Просто что там по-другому. Но в Москве именно, может быть, я ожидал, что здесь было бы и больше, как было при Ельцине, что все бабы всегда сразу хотели бы меня из-за паспорта.

А.ПЛЮЩЕВ: Молодец.

Т.КИРБИ: Но не хотели, на самом деле. Не хотели. Потому что теперь это паспорт и бабло нужны.

А.ПЛЮЩЕВ: А что первично сейчас у русских женщин? Деньги или паспорт американский?

Т.КИРБИ: Деньги теперь, да. Но это другая тема. Теперь потому что перед «Давай поженимся» я говорил о деньгах, может быть, слишком много. Каждый день я получаю сообщение, что «Жалкий гад! Уезжай из России». И такие каждый день. Да, я был в программе «Давай поженимся» на Первом канале. Было весело, но я казался как ***, к сожалению. Ну, еще это был опыт, хороший опыт на телевидении, как надо лучше говорить.

Д.БОРИСОВ: Вот, мне интересно, вот эти слова, которые употребляет Тим, он понимает, что есть какая-то грань? Или это так, между делом? Вот так, кто-то научил словам «короче», «блин» и заодно всем вот этим?

Т.КИРБИ: О. Ну, потому что у меня много друзей. Ну, они мужики, поэтому они не говорят: «Ну вот, то, что ты делал, это плохо. Тебе надо делать лучше». Они просто говорят: «Блин, хреново. Зачем, ты чего? Такая речь». Вот, это то, что я слушаю обычно не как правильные русские. Теперь я женат, и жена тоже ругается со мной.

Д.БОРИСОВ: Жена русская?

Т.КИРБИ: Да, русская.

А.ПЛЮЩЕВ: А на что ты здесь живешь в России?

Д.БОРИСОВ: Откуда деньги, да? Если видеоблог бесплатный, никто за него не платит.

Т.КИРБИ: Короче, ответ на это сейчас все сложнее.

Д.БОРИСОВ: Зарабатывает в семье жена?

Т.КИРБИ: Ну… Как сказать? Есть способности работать здесь. Все легально. Да, сейчас все очень сложно. Ну, я уже жду разрешения на жительство. Да! Ну, если Дмитрий Анатольевич, если вы слушаете, пожалуйста, гражданство…

А.ПЛЮЩЕВ: Эта грань – интересная тема, на самом деле. Нет, Дмитрий Анатольевич-то слушает, это проблема не большая. Самая большая проблема – она ментальная. В том плане, что здешнему человеку, вообще-то, довольно сложно понять, как американец хочет получить российское гражданство? Потому что, ну, случаев таких не много. Более того, мы как-то проводили голосование здесь в утреннем «Развороте»: «Если бы вам предложили американский паспорт, вы бы отказались или нет?» Вот, гневно отказались бы?

Д.БОРИСОВ: От американского?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Нет, причем, не надо российский сдавать. Просто, вот, тебе дают американский паспорт, ты откажешься или нет?

Д.БОРИСОВ: Ты меня сейчас спрашиваешь? (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Так мы спросили слушателей. Я не хочу тебя ставить в неловкое положение. И я сказал, что я не стал бы обижать отказом, конечно, американскую сторону.

Д.БОРИСОВ: Нет, ну, в такой постановке вопроса… ты знаешь, я думаю, никто бы не стал обижать.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно! 75% сказали, что возьмут американский паспорт. А Тим хочет российский.

Т.КИРБИ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, это довольно здесь нераспространенная ситуация. Ну, не очень много американцев…

Т.КИРБИ: Ну, да. Потому что у вас очень неправильный (НЕРАЗБОРЧИВО). Потому что в Америке я ни разу не посмотрел русский фильм в детстве. Вы посмотрели очень много американских фильмов. Поэтому я даже поговорил с женой об этом сегодня, что по моему мнению здесь из-за распада СССР нет менталитета победителя, это было потеряно. Что теперь русские как-то думают «У нас все плохо». В кино они показывают, что там все хорошо. И многие люди хотят все легко и без проблем.

Д.БОРИСОВ: Как в кино.

Т.КИРБИ: Да. Как в Америке мы зовем друг друга в суд очень часто. Потому что если человек в суд, мы можем сразу получать 2 миллиона и жить, и ничего не делать. И тоже у нас есть гослото, и это тоже один билет за доллар, и там 4 миллиона – не работать.

Д.БОРИСОВ: А разве это плохо?

Т.КИРБИ: Ну, это как наш способ ничего не делать, наша мечта. И в России мечта девушек – это найти мужа-иностранца, чтобы он взял, что на Западе все хорошо и так далее. И здесь это как-то мечта, чтобы жизнь удалась без работы – это жить на Западе. Поэтому все равно. Просто в мире везде…

А.ПЛЮЩЕВ: Я не услышал ответа на вопрос, на самом деле. Тим ушел в сторону, я не думаю, что ушел от ответа. Мы продолжим об этом, но чуть позже. Дело в том, что сейчас нам позвонил в эфир, собственно, можно сказать, человек, который…

Д.БОРИСОВ: Спродюссировал.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, продюсер Тима Кирби Павел Картаев, известный радиоведущий, собственно, ведущий…

Д.БОРИСОВ: Паша?

П.КАРТАЕВ: Да, здравствуйте, ребята.

А.ПЛЮЩЕВ: О, ты с нами. Да, ведущий проекта «Сиски-письки-Шоу», который был, кстати у нас в эфире в «Точке». Павел Картаев. Добрый вечер еще раз.

П.КАРТАЕВ: Здравствуйте, Александр. Здравствуйте, Дмитрий. Здравствуйте, Тимоти!

Т.КИРБИ: Здравствуй.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. Павел, скажи мне вот такую вещь. Мы тут открываем все новые и новые грани личности Тима.

П.КАРТАЕВ: Я слышу. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Я думаю, нам не хватит даже оставшихся 29 минут. Но тем не менее, мы хотели еще спросить у тебя. Вот вы когда снимаете Москву, снимаете свои Царь-подкасты, ты выступаешь в роли оператора-монтажера и так далее. Кто из вас заставляет посмотреть другими глазами: Тим тебя на привычные образы и картинки, или, наоборот, ты его? Ты ему говоришь «Старик, ты не на то обращаешь внимание. То, что ты хочешь показать, это туфта, а на самом деле, главное вот это». Что там происходит?

П.КАРТАЕВ: Я абсолютно не вмешиваюсь в то, что делает Тим. Мне самому очень любопытно посмотреть на город, в котором я живу, глазами иностранца. Поэтому для чистоты эксперимента я вообще никаких корректив в то, что делает Тим, не вношу. Мне любопытно просто со стороны наблюдать, держать камеру и направлять ее туда, куда скажет Тим. А потом я кайфую от совершенно сумасшедшего вот этого выхлопа, который мы получаем и загружаем на Ютуб, вот то, что вы можете посмотреть.

А.ПЛЮЩЕВ: Действительно, драйв, наверное, большой. Но скажи мне еще одну такую, можно сказать, профессиональную вещь. Ты-то зачем этим занялся вообще? Казалось бы, тебе что, собственно, делать нечего, как оператором у иностранца подрабатывать забесплатно?

П.КАРТАЕВ: Не, я вообще очень давно мечтаю о том, чтобы создать некий продюсерский центр, наполнять интернет видеоконтентом. И, в частности, одна из красок в этой палитре многообразной – это как раз Тим Кирби, который помогает мне реализовывать какие-то свои мечты, связанные с путеводителями, именно с путеводителями для иностранцев. Хочется показать нашу страну с хорошей стороны.

А.ПЛЮЩЕВ: А ты что-то увидел для себя, я не знаю, новое? Я понимаю, что вопрос может быть довольно сложный, примерно как самый смешной случай на гастролях. Но тем не менее, вот, были ли какие-то эпизоды, был ли какой-то эпизод, который тебя заставил как-то по-новому на то, что ты видишь каждый день?

П.КАРТАЕВ: Ну, немножко, конечно, не отвечу на твой вопрос, то, что у меня сейчас родилось в голове. Вот, я увидел, впервые в жизни побывал в этом бункере, который мы называем «Бункер Сталина» — это немножко не так, это просто музей «холодной войны», по приказу Сталина который начали строить. Я узнал о существовании этого секретного объекта от Тима, который где-то раскопал эту информацию по своим каналам и говорит «Завтра мы снимаем там-то». И мы пошли на Таганку и спустились на 60 метров вниз. Не то, чтобы я, как ты спросил, то, что я каждый день вижу. Ну, вот, на Красной площади мы снимали. Я впервые обратил внимание на вывеску на Лобном месте, например. Когда искал фактуру для своего ролика, искал какие-то детали, я обратил внимание на вывеску, мимо которой я ходил, ну, не каждый день, но раз в год, когда мне нужно было сводить гостей на Красную площадь. Мы проходили просто мимо этой вывески. А тут, чтобы наполнить свой подкаст деталями, мне пришлось обратить внимание именно на эту вывеску. Ну, наверное, вот так я отвечу.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое.

Д.БОРИСОВ: Павел Картаев.

П.КАРТАЕВ: Ребята, вот, несколько минут назад до меня дошла информация о том, что Царь-подкаст как раз из музея холодной войны посмотрел Уильям Гибсон – это американский писатель, которого считают отцом киберпанка. Возможно, вы даже смотрели фильм с Киану Ривзом «Джонни-мнемоник», который снят по рассказу и сценарию Уильяма Гибсона. И Гибсон написал в своем Твиттере, вот, буквально: «Slightly cheesy, but mostly awesome». Ну, я не знаю, слегка грубовато, но, в целом, прикольно, да? Если я не прав, Тим меня поправит.

Т.КИРБИ: Ну, да. Он сказал, что это глуповато, но, вообще, круто, он сказал.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется. Подождите. Вот, я хочу, чтобы вы обсудили мое мнение. Послушайте. Мне кажется, что подкасты Тима, на самом деле, интереснее смотреть не американцам. Потому что им, вообще, по большому счету, по барабану, кто им будет рассказывать – американец ли, русский. Все равно для них это будет, ну, такой, знаешь, репортаж с Луны. И Тима интереснее смотреть русским на самом-то деле.

П.КАРТАЕВ: Которые изучают английский язык.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть. Которые изучают английский язык. И поэтому, друзья, вот, поэтому, Паша, нужно вставлять субтитры.

Д.БОРИСОВ: Русские желательно. Или хотя бы английские.

П.КАРТАЕВ: Ну, вполне возможно, да. Здравая мысль.

Т.КИРБИ: И это мне было очень интересно, что я посмотрел нашу статистику. И мне так интересно, что большинство аудитории – почти все русские. Все просмотры из России, Украины. Мне так интересно, что русские на Ютубе ищут англоговорящую информацию о своей стране. Это был шок для меня. Я думал, что, может быть, немцам было бы интересно.

Д.БОРИСОВ: Это как феномен канала «Russia today», между прочим, который по каким-то опросам более смотрибелен в кабельных сетях, чем CNN International здесь, в России. По крайней мере, так было какое-то время назад.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Давайте отпустим Павла Картаева. Спасибо большое, Павел. А, еще подождите, не отпускайте. Знаете, еще одна новость, раз уж на то пошло, и ты мне ее подтвердишь, я думаю. Более того, еще же видеоподкаст Царь-подкаст участвует в конкурсе блогов «The best of blogs» «Немецкой Волны».

П.КАРТАЕВ: Да, все верно. Так как я увлекаюсь изучением немецкого языка, слежу как раз за творчеством «Deutsche Welle», и обнаружил приглашение любому блогеру опубликовать ссылку на свой блог, чтобы принять участие в этом конкурсе «The best of blogs». Вот, не знаю, может быть, в марте нас как-то похвалят.

А.ПЛЮЩЕВ: Будем надеяться. Я года 3 назад был членом жюри этого конкурса от России. Ну, там все происходит, действительно, честно. И я надеюсь, что все это сохранилось, и желаю вам всяческого успеха. Спасибо, Паш.

П.КАРТАЕВ: Спасибо. До свидания.

Д.БОРИСОВ: Спасибо, пока. А у нас Тим Кирби остается прямо здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, он самый противоречивый гость в смысле по восприятию аудитории. Вот, за всю историю программы «Попутчики». Смотрите, я зачитаю только несколько SMS, и мне реплай в Твиттер.

Т.КИРБИ: Можно перебить на секундочку? Просто Паша сказал, что он просто наблюдает за мной. Нет, Паша делает полную редакцию – это его. Поэтому Царь-подкаст без Паши – это совсем ничего.

А.ПЛЮЩЕВ: Верим-верим, абсолютно. Итак, что пишут про Тима сейчас? «Гость шикарный», — пишет Алексей. «Каждый день его в эфир в утренний «Разворот», — пишет Евгений из Саратова. И дальше: «Омерзительная программа. Паразит. Как можно ставить неадекватных людей? Мерзость! Позор!» — Федор из Петербурга. «Если блоггера пригласили в «Попутчики», то Марию Шукшину ждать в «Точку»? Марию было бы интересней услышать в эфире», — пишет Дмитрий. «А-а, молодец! Давай, говори-говори всю правду!»

Д.БОРИСОВ: Ну и так далее. Тут много. Говорят, что после передачи, Тим, тебя должны лишить гражданства США. Вот, у меня такой провокационный вопрос. Ты говоришь, что хочешь получить гражданство России. Но знаешь ли ты, что по правилам получения, если я ничего не путаю, то когда получаешь гражданство России, от тебя требуют отказаться от уже имеющегося у тебя на руках гражданства? Наоборот это, вроде бы, не работает. То есть если ты получаешь американское гражданство, в Штатах не просят отказаться от российского.

Т.КИРБИ: Ну, как я понял, в 1990-м они меняли законы немножко. Но раньше – да. И это была большая проблема отказываться от гражданства. А теперь стало намного проще, но все еще, если бы я был в Госдуме, то я потерял бы гражданство американское и так далее.

Д.БОРИСОВ: В Госдуме? Не в костюме, а в Госдуме?

Т.КИРБИ: В Госдуме. Ну, потом это очень страшно потерять американское гражданство. Не только потому, что я никогда не буду маму видеть и папу. Но то, что это предательство, потерять гражданство. И это преступление. И это еще значит, что человек, который не гражданин, можно, ну, делать ему (НЕРАЗБОРЧИВО), резать горло и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: Это что ты имеешь в виду?

Т.КИРБИ: Я боюсь наказания, если я потерял американское гражданство.

А.ПЛЮЩЕВ: Наказания?

Т.КИРБИ: Ну, казания, где пуля через голову.

А.ПЛЮЩЕВ: А. Казни?

Т.КИРБИ: Да, казни. Это слово очень трудно сказать, простите.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты имеешь в виду, что американское государство казнит граждан, которые отказались от гражданства?

Т.КИРБИ: Я почти уверен.

А.ПЛЮЩЕВ: А-а.

Т.КИРБИ: Или у них мне было… Ну, и еще потому, что будут проверять мою семью и так далее. Потому что предательство – это единственное преступление, написанное в Конституции. Потому что с самого начала этот закон важнее всех.

Д.БОРИСОВ: Так. А как же получить гражданство, не став предателем, гражданство другого государства?

Т.КИРБИ: А там они написали, что нельзя делать вид, что я хочу потерять гражданство. Еще нельзя служить и воевать против Америки. Я не собираюсь служить, но если будет еще война и всем надо, то я готов. Но я не хочу сидеть на базе и чистить картошку, мыть пол и так далее. И еще я слишком старый уже. В Америке – нет. У моего отца друг, ему 42, они взяли его служить. Но, конечно, у нас факультативный: он раньше был солдатом. Но они поделили его контракт, не знаю как сказать, переактивировали, продлили что-то. И теперь ему 42, и он в Ираке Трудно.

Д.БОРИСОВ: Ну, он за это получает, наверняка, деньги?

Т.КИРБИ: Да. Плохие. Контрактеры зарабатывают лучше. Раньше в Америке все было лучше. Еще причина есть здесь, потому что я вижу, что в Америке будущего нету.

Д.БОРИСОВ: О как.

Т.КИРБИ: Надо. Надо уехать. Это как корабль, который уже, когда вода течет в корабль. Сначала-то там воды мы видим немножко – окей, у нас ведро. И потом еще, и потом полный взрыв, и корабль взрывается. И я вижу. что в Америке тоже. Потому что я снимал другой проект с режиссером, его зовут Владимир Кисаров. Он тоже актер и программа «Большая разница» по пятницам, я забыл канал, простите.

А.ПЛЮЩЕВ: Это Первый канал.

Т.КИРБИ: Первый канал?

Д.БОРИСОВ: Да. Там же, где «Давай поженимся».

Т.КИРБИ: Да. И мы снимали проект вместе, где я лучше отвечал на все эти вопросы, очень подробно. Просто сейчас я хочу, чтобы все знали, что я очень обще говорю. Но просто я заметил, что в моей жизни, когда я родился, ничего нет лучше в Америке – только хуже, и хуже, и хуже. И это, по-моему, из-за Рейгана – этот гад. И Никсон также. Рейган – самый большой гад. Он совсем разрушил нас.

Д.БОРИСОВ: Мне кажется, самая политизированная аудитория «Эха Москвы», сейчас самая политизированная ее часть уверена, что у нас здесь стоят автоматчики по периметру студии. (все смеются) И Тим читает по бумажкам написанный заранее текст.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да-да.

Т.КИРБИ: Ну, если бы я читал бумажку, то я лучше говорил бы. Я читал бы без ошибок, я надеюсь.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, это для естественности. Давайте ответим на вопрос слушателей – их, действительно, много. Не всегда у нас так много бывает на передаче. Во-первых, Анна тебе говорит, что «Тим, у нас говорят «там хорошо, где нас нет». Вот, Роман из Казани – почему Борис подумал насчет автоматчиков – пишет следующее: «Тим, вам платят российские чиновники за антиамериканскую пропаганду, уменьшающую отток умов из России?» Вот на что живет Тим, на самом деле! Он занимается антиамериканской пропагандой.

Т.КИРБИ: Ну, как сказать? Это было бы клево. Потому что я мог бы говорить, как я говорю сейчас, но зарабатывать. Поэтому чиновники в Госдуме или в костюме, пожалуйста, отдавайте мне деньги, чтобы я продолжал этот разговор еще на 2 часа. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Отлично.

Т.КИРБИ: 30 тысяч рублей только.

А.ПЛЮЩЕВ: Так мало?

Д.БОРИСОВ: За час?

Т.КИРБИ: Сначала, сначала.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, мне кажется, адекватно 30 серебренникам фактически. (смеется)

Д.БОРИСОВ: Вот он, американский капитализм в действии.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, кстати.

Д.БОРИСОВ: Тут, кстати, самые внимательные слушательницы задают вопрос: «Правильно ли поняли, что жену-то нашел он в программе «Давай поженимся»?» Ты туда ходил, не будучи женатым? Или ты пытался там найти приключений?

Т.КИРБИ: Нет. Хотя, девушка была классная, но на первом шоу, по-моему, я выбрал неправильно. У меня был грипп, короче. И даже мир… Я не знаю, как это называется, когда мир крутится и я…

А.ПЛЮЩЕВ: Голова кружится это называется, Тим.

Т.КИРБИ: Вот, это. Поэтому я просто был как… Брюнетка. У меня белая блондинка и такая брюнетка в моем уме. Ну, а потом я начал говорить с другой девушкой, которую я не выбрал. Ну, конечно, идиот: я знал, что если человек не выбирает девушку, что это все будет плохо. Ну, она классная, но просто у нас совсем другие менталитеты. И потом во втором эпизоде…

Д.БОРИСОВ: То есть ты был не однажды в этой программе? Ты был 2 раза?

Т.КИРБИ: Не однажды. Первый раз я был героем, второй раз я был как сюрприз, чтобы просить руки у Светы – она была героиня. И, конечно, она сказала «Нет! Нет!» Ну, поэтому это не она. Да, но она классная девушка. Просто мы совсем разные люди, и я – бедняк.

Д.БОРИСОВ: А где же ты взял жену?

Т.КИРБИ: Знаете, после этого шоу я чувствовал себя плохо. Так плохо с девушками. Я думал: «Блин, я полный идиот. У меня столько бывших подруг, я хочу настоящую любовь. Я полный идиот. Что я могу сделать?» И я взял в долг у человека деньги – мне надо было платить за визу. Виза – была огромная сумма неожиданно. Ну, надо жить в России, поэтому я брал деньги. Я вернул эти деньги человеку. И, конечно, ну, в России нельзя просто через дверь передать деньги. Он сказал: «Ну, давай, немножко посидим, попьем». Начали виски пить, один-два-три, четыре-пять-шесть. И мы начали пить еще, и его жена подошла. Она очень добрая, она посидела, еще 4 рюмки мы пили. И я начал говорить, что «Я хочу любовь настоящую найти». И она сказала: «Знаешь, Тим, я знаю точно ту девушку, которая тебе нужна». И это была правда. У нас была встреча, и с первой встречи все было в порядке. У нас одинаковые менталитеты, поэтому это как я занимаюсь сексом с собой. Но это другой человек. Как сказать? Ну, она очень думает как я. И это так классно, все очень спокойно. Просто она девушка намного чище чем я, и это наша единственная проблема. Что я свинья и я свинячусь слишком часто. Все не в порядке в квартире, забываю выключить душ и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это не самое страшное, что в нашей жизни происходит. Со здешними мужчинами ничего, в общем… За рамками, так скажем.

Д.БОРИСОВ: «Какой же он американец? – пишет Ирина. – Он просто случайно родился не там».

Т.КИРБИ: О! И наверно, глупо сказать, что моя жена – она логичная, это важнейшая причина. Потому что часто я вижу, что девушки по природе очень эмоциональные, что все зависит от чувства, абстрактных вещей. И она такая конкретная. Поэтому все легко. Когда я делаю что-то глупо, я знаю сразу, что я делал, почему, как надо исправить и все. Как ее люблю я…

А.ПЛЮЩЕВ: Пользуясь случаем, да, действительно, хотим передать привет. Есть вопрос от технического специалиста с непроизносимым ником из США. Вот, я не знаю, на что рассчитывает человек, когда задает такой вопрос, интересно даже? «Как вы располагаете себя в спектре социально-экономических и политических предпочтений в США?»

А.ПЛЮЩЕВ: А мы уже выяснили этот вопрос. Да, он не такой, я бы так сказал. В том смысле, что не может быть ни с белыми, ни с черными, ни с левыми, ни с правыми, ведь, правда?

Т.КИРБИ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Что-то в этом духе.

Т.КИРБИ: Ну, да. Короче, там у меня нет места. А в России я могу смотреть телевизор и новости. Я иногда вижу в новостях, что я смотрю, что иногда Путин и Медведев делают, и я это понимаю, я согласен, умно. И половина, когда они начали говорить, что надо только продавать пиво в бутылках 0,33... Это зачем? Зачем тратить налоги народа на это? Но, наоборот, недавно он говорил, что здесь в Москве много культистов.

Д.БОРИСОВ: Кого?

А.ПЛЮЩЕВ: Сектантов.

Т.КИРБИ: Да, такие. И потому что я англоговорящий, я это вижу чаще, они везде. И они хотят делать закон, чтобы начать чистить эту проблему, короче. И это отлично, я со всем согласен с этим. Еще Медведев делал что-то еще очень умное недавно. Я забыл, как всегда.

Д.БОРИСОВ: Вот только Твиттера не ведет, кстати, как мы выяснили. Ты уже в эфире говорил это?

А.ПЛЮЩЕВ: Все уже ведет. Тим завел… А, Медведев?

Д.БОРИСОВ: Я про Дмитрия Анатольевича.

А.ПЛЮЩЕВ: А-а, извините.

Д.БОРИСОВ: Просто мы как-то в программе «Попутчики», мне кажется, мы тоже упоминали его в качестве пользователя Твиттера.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Ты понимаешь, он, может быть, пользователь Твиттера, потому что он сам говорил, что общается с Тиной Канделаки там. Это было реально.

Д.БОРИСОВ: Но мне кажется, было в шутку сказано. Нет?

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть, наверное, скорее всего – я тоже так предполагаю. Но вот тот аккаунт, который все принимают за его, ru_medvedev – это не его и не пресс-службы даже, что официально подтверждено пресс-службой.

Д.БОРИСОВ: Не ведитесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, извините, мы немножко…

Т.КИРБИ: Просто в России часто я могу чувствовать, как я понимаю, как я согласен. В Америке я смотрю новости, каждый день я смотрю из Америки подкасты политические, и я просто совсем этого не понимаю, откуда люди думают? Я не могу как-то чувствовать себя как часть общества. И в России, хотя я иностранец, я каждый день тупой, не все понимаю, я всегда несколько шагов за разговором. То я еще чувствую себя лучше здесь, что я член общества.

Д.БОРИСОВ: Но все родственники остались там, в Америке?

Т.КИРБИ: Ну, у меня родственники в Польше есть, поэтому не все. Да, почти все. Но мама была здесь 2 недели. Ей понравилось, особенно в деревне. Она столько спрашивает «Как делать этот салат? Как называется?» — «Мама. Оливье. Салат Оливье». Она влюбилась в Оливье, она хочет это очень.

А.ПЛЮЩЕВ: Можно мне сказать, что ты влюбился в Россию?

Т.КИРБИ: Да. Я как сказать? Ну, любовь – я не знаю, это называется «слепая любовь» по-русски, где человек просто любит, все хорошо, Родина, за Русь. Я не такой человек. Я вижу, что здесь хорошо, здесь плохо. Но для меня это дом, это просто где я чувствую себя комфортно. Сейчас это ночь или вечер. И я могу гулять, не надо носить оружия. И это классно. Просто на улицах я все знаю, понимаю, чувствую себя комфортно.

Д.БОРИСОВ: Ну, это Москва, конкретно Москва. Ты был в других городах?

Т.КИРБИ: Я жил в деревне 2 года в Казахстане. У меня не было никакого туалета, никакого отопления.

Д.БОРИСОВ: Ну, деревня и город такой, небольшой какой-нибудь – разные вещи.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, ну, слушайте, ей-богу, тут у Тима спрашивали: «Интересуется ли он московскими окраинами и спальными районами?» Мне кажется, что, в общем…

Д.БОРИСОВ: Где живешь в Москве? Не надо называть конкретно улицу, хотя бы примерно. В центре?

Т.КИРБИ: На юге.

Д.БОРИСОВ: Не в центре, все-таки?

Т.КИРБИ: Нет. Это требует бумажечек, которые разноцветные.

Д.БОРИСОВ: Дорого.

Т.КИРБИ: Да. Ну, конечно, я хотел бы жить около Киевской в многоэтажном доме. Это было бы классно, но это пока нереально. Но я трудоспособен, будущее будет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты общаешься с иностранцами, которые здесь, с американцами?

Т.КИРБИ: Да, да. Они не такие русские патриоты как я, но есть много, которые здесь любят жить. Потому что стиль жизни совсем другой, и еще здесь я просто кушаю как корова и я никогда не толстею – это тоже классно в России. В Америке я там был, на 10 килограмм в месяц. Кукурузный сироп во всех товарах там, а здесь нет. Да, они довольны здесь жить и их много – это как тихое меньшинство. У нас такое английское выражение «тихое меньшинство». Да, есть много американцев, которые живут здесь. У меня даже женщина, ей 50, уже взрослые сыновья, она любит здесь жить, чувствует себя намного лучше. Это не старая, но начинается. Она так любит, что здесь медицина лучше, чем в США. У меня даже был аппендицит здесь – все было классно и бесплатно. Я просто купил виски и шоколадки хирургу и медсестре, и все. И это все. Я ни одного рубля не дал. В Америке у меня был друг, который здесь живет, и почему-то у него был инфаркт в Америке. 56 тысяч баксов за инфаркт. И правительство удерживает эти деньги с его зарплаты. Ну, дали ему скидку 50%, поэтому это, значит, 28 тысяч.

Д.БОРИСОВ: А страховка?

Т.КИРБИ: У него нету. У меня в детстве не было страховка. Как называется, когда человек не ходит правильно, ровно?

А.ПЛЮЩЕВ: Хромает.

Т.КИРБИ: Я хромлю.

А.ПЛЮЩЕВ: «Хромаю».

Т.КИРБИ: Хромаю, потому что большая стальная коробка упала на меня, когда я работал. И это причина, почему я хожу как зомби по улицам. Потому что нет денег (НЕРАЗБОРЧИВО).

А.ПЛЮЩЕВ: Это очень нераспространенное в лексиконе русских слов, поэтому ты можешь удивить.

Т.КИРБИ: Да. Поэтому здесь я хочу сказать всем хирургам в России, еще я знаю, что зарплата невысокая, но вы молодцы, спасибо за то, что вы спасли мою жизнь здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Удивительный человек Тим Кирби, правда, ей-богу. «Тим – классный парень, желаю ему самого наилучшего», — пишет Виталий. Таких смсок много, действительно. Иногда так вот, да? Совершенно иной взгляд.

Д.БОРИСОВ: Человек-парадокс.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, парадокс абсолютный.

Д.БОРИСОВ: Мы привыкли к совсем другому отношению и со стороны иностранцев, и с нашей стороны.

Т.КИРБИ: Ну, я просто надеюсь, что я – парадокс, а не Гиппократ. Я стараюсь не быть Гиппократом. Но, по-моему, иногда это бывает.

Д.БОРИСОВ: А как ты отдыхаешь в Москве?

Т.КИРБИ: Я играю и в американский футбол здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Здесь? В американский футбол? Где?

Т.КИРБИ: Ну, это на юге около Университета, там Проспект Вернадского.

А.ПЛЮЩЕВ: А, у нас была команда. Может быть, даже сейчас есть.

Т.КИРБИ: Да. Но сейчас мы играем в легкий вид американского футбола – не так жестко. Но я играю в жесткий вид. Легкий вид в России – к сожалению, правила неправильные. Как все говорят по-английски в России совсем неправильно, и тоже спорт – это достаточно похоже, но правила не как в детстве, когда мы играли в легкий американский футбол. Ну, что делать? Но я этим занимаюсь и, конечно, эти подкасты, еще люблю путешествовать, когда возможно. Ну, чаще всего спорт. И, конечно, я люблю политику, я очень много смотрю, блоги читаю, говорю с людьми об этом. И раньше, когда я не был женат, конечно, пил. Это хорошее хобби тоже.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты уже полюбил водку больше, чем виски?

Т.КИРБИ: О, да! Да. Ну, виски – тоже классная штука. Но я предпочитаю водку. Но мой отец – он очень любит виски, он настоящий мужик. Каждый день утром виски, потом пиво.

А.ПЛЮЩЕВ: Буквально полминуты. Я хотел просто спросить Тима, о чем будет следующая серия Царь-подкаста?

Т.КИРБИ: О русской бане. Мы будем в бане, в Сандунах, по-моему. Потому что иностранцы ничего не знают об этом. Вот.

Д.БОРИСОВ: Вот как. Тим Кирби сегодня был в программе «Попутчики». Александр Плющев, Дмитрий Борисов. Мы вернемся к вам в следующую субботу. Тим, спасибо большое, что пришел.

Т.КИРБИ: О, не за что.

Д.БОРИСОВ: Мне кажется, мы не поговорили даже о половине тем, которые могли затронуть. Может быть, еще встретимся.

А.ПЛЮЩЕВ: А Тим как-нибудь в «Точку» придет, и мы продолжим.

Д.БОРИСОВ: Спасибо большое. Удачи тебе. Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире