'Вопросы к интервью


Д. БОРИСОВ: Вот вы знаете, как любит говорить Плющев: «Дорогая передача». Это не только обращения наших слушателей, которые пишут в программу «Попутчики», это ещё и цитата из финансового отчёта радиостанции «Эхо Москвы» за 2008-й, 2009-й посткризисный эфирный год.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты опустил слово «самая дорогая передача».

Д. БОРИСОВ: Самая дорогая передача в истории радиостанции. Здравствуйте, это прямой эфир, меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев, человек, который находится на соседней полке.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, конечно сегодня было бы гораздо уместнее, нам было бы в каюте где-нибудь посидеть, и шум был бы не столь явственен, как вы сейчас слышите, стук колёс, характерный для нашей программы. Мы всё равно в поезде, вместе с нами главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко. Михаил, добрый вечер.

М. ВОЙТЕНКО: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Дима Борисов придумал нашего сегодняшнего гостя, точнее придумал его позвать. Мне показалась эта идея очень удачной, потому что часто мы сюда берём с собой в поездку людей, которые стали уже давным-давно знаменитыми, и все про них всё знают, читали массу интервью, и так далее. Михаил Войтенко он эксперт, вы его могли миллион раз слышать, особенно в последнее время, в связи с происходящим и вокруг сухогруза «Арктик Си», и с другими российскими, и не только российскими судами. Но кто такой Михаил Войтенко. Все знают, что это эксперт.

Д. БОРИСОВ: Но за последние месяцы, даже не недели, а месяцы Михаил Войтенко превратился уже совершенно точно в медиа-персону, в суперэксперта. И когда я увидел ссылки на него на лентах западных информационных агентств, я понял, что вот она слава, что называется, пришла. Как так получилось Михаил, что чуть ли не во всём мире вы оказались один человек, который знал о сомалийских пиратах, об их передвижении, о том, где находятся суда захваченные, и так далее. Говорили, что вы чуть ли не в сговоре с ними, не общаетесь с ними по телефону, не делитесь прибылью от выкупов.

А. ПЛЮЩЕВ: Михаил не похож на сомалийского пирата, он больше похож на Геннадия Онищенко внешне.

М. ВОЙТЕНКО: Есть немножко.

Д. БОРИСОВ: Как так получилось, что вы вдруг всё знаете?

М. ВОЙТЕНКО: Если я многое знаю, то уместнее говорить о российской медиа-среде, и не только, но не о западной ни в коем случае. На западе есть очень серьёзные новостные службы, которые специализируются именно на мировом морском судоходстве, потому что мировое судоходство – это кровь, без которой издохнет мгновенно вся мировая экономика. То есть, как сами моряки говорят, работающие в судоходстве: «Без нас одна половина человечества умрёт с голода, а вторая с холода». Вот и всё, я для российских медиа оказался таким знающим.

А. ПЛЮЩЕВ: Как вы этим стали интересоваться? Просто дня Михаил Войтенко появился, я работаю в новостях, и для меня Михаил Войтенко появился вместе с проблемами у российских торговых кораблей, когда их там за долги арестовывали, и до сих пор арестовывают где-то, потом пираты, сейчас «Арктик Си», и так вошло в жизнь. Но Михаил Войтенко существовал и до этого, и интересовался этим вопросом до этого. Как так вышло? Вы сами плавали когда-нибудь, моряком же вы были?

М. ВОЙТЕНКО: Конечно.

Д. БОРИСОВ: Расскажите нам.

М. ВОЙТЕНКО: Тут всё очень просто, я закончил училище, которым очень гордился и горжусь, это дальневосточное высшее инженерное морское училище, сейчас оно называется морской государственный университет, во Владивостоке, специальность инженер-судоводитель, плавстаж соответствующий, до 1991-го года я работал в море, дошёл до старшего помощника, до капитана не дошёл, что для меня является таким чёрным постыдным пятном в моей биографии, это серьёзно. И дальше после 1991-го года так или иначе, тем или иным боком, но всё равно я был связан с судоходством, и вот «Морским бюллетнём» занялся где-то с 1999-го года. Всё это шло, то полностью отключалось, то как-то немножко приподнимал. А с 2004-го года я уже пошёл на принцип, и решил так, либо я ставлю «Морской бюллетень», либо плевать, что там получится. В общем, лишился практически всего, что там 2 года были такими, что лучше и не рассказывать. В общем, лучше через такие вещи не проходить по большому счёту. Потом как-то «Бюллетень» стал, вообще это просто морское информационное и аналитическое издание сетевое. Задача давать новости, в первую очередь, мирового судоходства, потому что оно определяет судоходство, и российское в том числе. Аналитика, статистика. Дело в том, что давать новости, аналитику мирового судоходства без аварийности, происшествий, ЧП, криминала, пиратства просто невозможно, хотя бы потому, что это страховщики. Для них эта информация очень важна. Многие страховые компании, особенно когда я в своё время получал оперативную информацию по аварийности российских судов, первое, что они открывали, так это мои сводки. Так получилось, что до 2004-го, до 2006-го года сомалийское пиратство было и было. А потом, когда оно начало набирать обороты, когда оно вышло на тот уровень, который мы уже знаем. Из-за этого, и ещё из-за кое-каких историй оно и стало известно. Естественно в первую очередь из-за аварийности и пиратства, а не из-за того, что я рассказываю что-то про мировое судоходство.

Д. БОРИСОВ: Как произошёл тот самый перелом, когда вы сошли на берег, и стали заниматься «Бюллетенем», или может быть между этими событиями прошло какое-то долгое время, почему вы решили завершить свою карьеру на море? Кстати, а вы на чём ходили?

М. ВОЙТЕНКО: Я много на чём ходил.

Д. БОРИСОВ: Вот последнее?

М. ВОЙТЕНКО: Последние это научно-исследовательские суда дальневосточного отделения академии наук.

А. ПЛЮЩЕВ: Что делали если не секрет, куда ходили?

М. ВОЙТЕНКО: Ой, на научниках работать просто было чудесно. Научники, это как таксисты. Заходит бригада учёных, грузит свою аппаратуру, и говорят: «Идём туда», и там они свои дела делают, а мы соответственно, загораем, купаемся, и так далее. Жизнь была чудесная. По сравнению с чисто грузовым флотом, грузовой флот это трудяги, работяги. Хотя, если говорить о трудягах, работягах вообще о морских, то конечно в первую очередь это рыбаки. Это и труд адский, у них очень тяжёлая работа.

Д. БОРИСОВ: Вы, значит, ходили последнее время с научниками, это те, которые исследуют дно, ищут «Титаник», что-нибудь в этом духе, мы всё по новостям и по фильмам знаем.

М. ВОЙТЕНКО: Это самое разное. Научное судно, что из себя представляет. Это такая железная коробка, на которой есть жилые помещения для определённого количества научного состава, помещения, в которых размещается аппаратура, потом убирается и завозится новая. Кстати, западные научно-исследовательские учреждения первыми стали использовать такую блочную систему, контейнерную по сути. Не так, как я помню, в советские времена, то есть там таскают на себе всё это дело, устанавливают блоки, модули, ящики, а вот сейчас контейнер, бух, поставили, и всё работает. Там кто угодно, океанографы, биологи, кто угодно.

Д. БОРИСОВ: Как вас судьба занесла в Москву?

М. ВОЙТЕНКО: По семейным обстоятельствам, так бы не попал никогда.

Д. БОРИСОВ: То есть не специально, не хотели, не стремились, просто вынужденно оказались?

М. ВОЙТЕНКО: Да, так случайно получилось, совершенно случайно.

Д. БОРИСОВ: Я возвращаюсь просто к своему вопросу. Как вы решили, что нужно делать издание?

М. ВОЙТЕНКО: Где-то в 1999-м – 2000-м году.

Д. БОРИСОВ: Не каждый старпом начинает делать издание, правда ведь, далеко не каждый.

М. ВОЙТЕНКО: Не знаю, какая-то тяга была, и к интернету самому. Вот сайт Морской бюллетень совфрахт уже второй день как убит. А вообще всё то, что там есть, сделано мной, вплоть до программ, какого-никакого дизайна. Всё полностью сам. Интернет интересовал, вот склонность определённая к писательству, и увлечение флотом, и ничем, кроме флота.

Д. БОРИСОВ: Последнее время, как я заметил, сайт Морской бюллетень превратился почти в ваш личный блог, в том смысле, если это раньше были такие какие-то обезличенные сообщения вполне информационного характера, то в последнее время у вас появились записи прям от первого лица в новостной ленте, иногда обличающие кого-то во вранье, в дезинформации. Это у вас был специально переход такой?

М. ВОЙТЕНКО: А куда деваться, естественно, я же сам чувствую, что я стал заметным человеком. К сайту обращаются за информацией, за подтверждением, либо за отрицанием, за подробностями чаще всего. И вот такие случаи, как например, с «Фаина», или с «Арктик Си», тут хочешь, не хочешь, а надо подписываться. Я даже больше могу сказать, когда я на пару дней исчез после того, как первый этап истории с «Арктик Си» завершился. Просто там давал коротенькие новости про аварийность, обычные новости, которые я годами даю. Народ мне на форуме и в письмах начал говорить: «Михаил, ты куда делся». Я говорю: «Вы что, обалдели, вот я же даю аварийность». Они мне говорят: «ну ты же не подписываешься».

Д. БОРИСОВ: Да, люди же думают, что там за сайтом 100 человек, которые строчат эти новости.

А. ПЛЮЩЕВ: Так и я думал раньше, когда сайт был обезличенный. Казалось, что Морской бюллетень совфрахт, это какое-то большое солидное название. У него есть какой-то официальный статус или нет?

М. ВОЙТЕНКО: Есть официальный статус.

Д. БОРИСОВ: Официальный статус СМИ?

М. ВОЙТЕНКО: Да. То есть до того времени, пока «Совфрахт», одна из крупнейших компаний не предложила мне перейти к ним, а я был одиночкой. Когда я перешёл к ним полтора года назад, всё это дело официально оформили.

Д. БОРИСОВ: С тех пор вы с ними?

М. ВОЙТЕНКО: Да.

Д. БОРИСОВ: И сайт ваш называется odin.tc. Один, потому что вы один?

М. ВОЙТЕНКО: Да, когда я заводил этот домен, то да, был один, и что.

Д. БОРИСОВ: Один цифрой пишется?

М. ВОЙТЕНКО: Нет, словом. Тут всё очень просто, когда там ищут какой-то смысл.

А. ПЛЮЩЕВ: Все думают, что это аббревиатура. Я встречал людей, которые были уверены, что odin.tc, это какая-то зашифрованная аббревиатура, может быть связанная с какой-то организацией, с длинным названием, а всё оказывается просто.

М. ВОЙТЕНКО: Всё очень просто. Когда я покупал этот домен, я был один. У меня такая склонность как-нибудь слева, сбоку заходить. И вот эти все варианты, связанные с морскими названиями, «Шипинг», «Мэрин», «Мэрин тайм», это всё перехвачено, то есть там надо было. А надо было что-то такое в полмили писать. И я решил, опять же, тут ещё по телефону часто спрашивают твой адрес, и проще сделать вот такой. Вот на следующий год у меня есть другой домен Odin.fm, я, наверное, на него поменяю.

А. ПЛЮЩЕВ: Знаешь как моряки, у них же часто на самом деле, они ударение переносят, профессионализмы всякие.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, компас. Так что не один, а один.

Д. БОРИСОВ: Да, ещё ходили слухи, что TC это потому, что где-то автор «Морского бюллетеня» находится не в России, а скрывается где-то. Ведь «tc» — это национальный домен для верхнего уровня для островов Тёркс и Кайкос, и все думали, что вы где-то там.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот на Тёрксе или на Кайкосе.

Д. БОРИСОВ: У нас раньше с Плющевым тоже были домены на сайте Такелао.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, тут тоже всё очень просто.

Д. БОРИСОВ: Дешевле?

М. ВОЙТЕНКО: Нет, не дешевле, а проще. Когда покупаешь такой домен иностранный, и иностранный у тебя хост. Там же всё очень просто, ты платишь кредиткой, мало того, ты просто ставишь на автоматическое продление. Ты не заполняешь бумаги, ты не рассказываешь, где была твоя бабушка в годы оккупации. Ничего этого не надо, правильно. Всё очень просто. И всё на этом, это вопрос простоты, не более того, простоты, максимального упрощения.

А. ПЛЮЩЕВ: Это Михаил намекает на трудности с регистрацией домена RU, там всё чуть более бюрократическое.

Д. БОРИСОВ: Просто если вы имеете отношение к компании «Совфрахт», которая есть и в названии вашего издания, странно, что «Морской бюллетень» не находится на этом сайте, у них же находится на домене RU?

М. ВОЙТЕНКО: Да, sovfraht.ru, sovfraht.com тоже есть. У любой серьёзной транспортной компании России обязательно есть COM и RU. Но повторяю, когда я покупал этот домен, я был один.

Д. БОРИСОВ: Мы отвлеклись.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, я сейчас чувствую, что мы находимся в программе «Точка». Она будет завтра, я напомню, ровно через сутки и ещё полчаса. Мы беседуем с Михаилом Войтенко, главным редактором сетевого издания «Морской бюллетень совфрахт», ставший в последнее время фантастически известным благодаря событиям вокруг российских торговых судов, и не только торговых, и грузовых тоже. Наш СМС номер работает, +7-985-970-45-45. Если у вас есть вопросы к Михаилу, прежде всего личного характера, о нём самом. Конечно, мы поговорим и о судах тоже, то задавайте, не стесняйтесь совершенно, как это сделали уже те, кто отправляет вопросы к нам на сайт, нам всем, и Михаилу тоже больше всех понравился вопрос переводчика из Германии. Он подписался, как Тамвер. Он спрашивает, вот мне кажется, отличный вопрос, мне кажется, его можно задавать всем, кто приходит не только в нашу программу. Он спрашивает: «Скажите честно, вы-то знаете истинную правду»? вы знаете истинную правду Михаил?

М. ВОЙТЕНКО: Про «Арктик Си»?

А. ПЛЮЩЕВ: Наверное, можно себе представить, что имелась в виду последняя история.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, истинной правды я не знаю, и я не знаю, что когда-либо мы её узнаем, вплоть до имён, паролей и явок. Но могу сказать свою точку зрения на это дело. Меня вся эта история интересовала, интересует в двух пунктах. Один, это начало явления, вот исчезновение судна, захват его в Балтийском море, или это что-то такое разовое исключительное, то есть какое он имеет значение для судоходства, этот случай. И второе, это судьба моряков, которые использовались в чёрную, и вот так оказались в такой ситуации, в какой-то чёрной дыре, в яме. Рухнули ни с того, ни с сего, обычные морские трудяги. Вот вам пункт номер один, нет это не начало явления, это исключение. То есть судоходству в водах Европы, тем более Балтийского моря, ничто не угрожает. Понятно, что это случай исключительный, неповторимый, разовый. Но судьба моряков, получается, что скоро она благополучно завершится, во всяком случае, всё к этому идёт.

Д. БОРИСОВ: Как такое может быть, что в 21-м веке судно исчезает со всех радаров, и никаких вообще данных о его местоположении ни у кого нет, вот как было первые дни с «Арктик Си».

М. ВОЙТЕНКО: Это не совсем так.

Д. БОРИСОВ: Как говорили, что так.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, оно прослеживалось вплоть до 2 августа, и только 2 августа с выходом в Бискай, то есть уже в Атлантику, вот тогда оно уже действительно исчезло. А до этого оно отслеживалось, просто никто не знал, что оно захвачено.

Д. БОРИСОВ: На судах установлены системы глобального позиционирования, условно говоря GPS?

М. ВОЙТЕНКО: Эти самые GPS на судах стояли ещё в советские времена, «Магнавокс» так называемые, американская система. Российская система тоже имела место быть, её на гражданские суда пытались установить, но грубо говоря, под тяжестью этих блоков тонули. А «Магнавокс» и в наши времена остался практически такой, какой и был в далёкие советские времена. Такой небольшой аккуратненький блок, он выдавал координаты, это спутниковая система. Есть так называемая система автоматической идентификации судов, вот та самая, из-за сигналов которой было столько шуму. Есть в определённых местах, в частности в Ла-Манше, в датских проливах, жёсткая система отслеживания судов, работающая круглосуточно, диспетчеры, что-то связанное с аэропортами, похожее на аэропорты. Вот они наблюдают движение, коридоры, там всё чётко. Когда смотришь на эту электронную карту, то это как смотреть на дорожную карту Москвы. Эти строго в этом направлении, эти в этом, нарушители мгновенно фиксируются, тут же с ними связываются по рации, если они не реагируют, то вертолёт высылают или патрульный катер. То есть всё очень жёстко. В последнее время вводится уже система, так называемая «All reed». Это система дальней идентификации и отслеживания судна. То есть всё дело идёт к тому, что уже в ближайшие годы судно в любой точке мирового океана будет отслеживаться. Мало того, о нём будет сообщаться вся необходимая информация, мало того, не только информация на данный момент, вот судно, курс, скорость, порт прибытия, ожидаемое время прибытия, данные по судну. Это легко, там получил название судна, его уникальный номер, и там уже можно спокойно посмотреть. Но мало того, должна уже быть история судна. То есть мировое коммерческое судоходство требует прозрачности, и в истории компании, и в истории судов, всё к этому идёт. То есть в течение ближайших лет мы получим возможность отслеживать любое судно в любой точке мирового океана.

Д. БОРИСОВ: То есть не получится уже перекрасить вдруг, поменять название, или это всё равно будет получаться?

М. ВОЙТЕНКО: Это в принципе можно сделать, особенно если попытаться задействовать судно в каких-то локальных перевозках, предположим, юго-восточная Азия, или вот в регионе, Персидский залив, восточное побережье Африки, Индостан. Там можно, но всё это очень шатко, зыбко, и, в общем и целом себя не оправдывает… Хотя ещё в 90-х годах были случаи, что в Европе использовали липовые суда.

А. ПЛЮЩЕВ: Что касается истории с «Арктик Си», то вы на каком основании сделали вывод, что она не будет повторяться, что это неповторимое такое уникальное явление, что это не тенденция?

М. ВОЙТЕНКО: Вы понимаете, я на сайте провёл опрос, задал три вопроса, история с «Арктик Си», что это, бандитское нападение, коммерческие разборки, либо спецоперация. Большинство на момент когда сайт рухнул, там было что-то порядка полутора тысяч проголосовавших, и где-то 65 – 69 процентов сказали, что это спецоперация, процентов 30 с небольшим, что это коммерческие разборки, и только 1 процент сказали, что бандитское нападение.

Д. БОРИСОВ: Кто это голосует, это же кто угодно.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, там, в основном голосовали люди, так или иначе связанные с морем, либо моряки, либо работающие в отрасли. Но никто не верит в то, что это реальная такая вещь, захватывают суда в водах Европы с какими-то криминальными намерениями, это просто исключено чисто технически. Это проще банк захватить.

Д. БОРИСОВ: Но с сомалийскими пиратами тоже думали, что они настолько далеко от Аденского залива.

М. ВОЙТЕНКО: В том-то и дело, что сомалийские пираты это особая статья. Сомалийские пираты берут в основном чем. Тем, что они имеют за собой побережье, никем не контролируемое, побережье, на котором нет никакой власти. Вот они могут в побережье в бухточку завести судно, поставить на якорь, и держать его там до посинения. Никто в мире, кроме сомалийцев, такой возможности не имеет. А рядом проходит один из самых оживлённых морских путей торговых, Аденский залив, это на Суэц и из Суэца. Вот и всё, вот чем они взяли.

Д. БОРИСОВ: Михаил, вот такой вопрос, странно, что никто не задал его из радиослушателей. Я прикинусь радиослушателем, и задам. Он может быть общий такой, но правда, самый интересный на самом деле: «вы откуда всё узнаёте»?

М. ВОЙТЕНКО: В основном, это раньше было, в основном из интернета. То есть в интернете есть какие-то ключевые точки, ключевые сайты, от них идёшь дальше, есть сайты, особенно ответственных стран, где очень чётко и своевременно вывешивают все данные об аварийности. Если говорить о самой большой работе, вот «Морской бюллетень совфрахт», аналитика, статистика, это вообще отдельная песня. Там часть получаешь подписные материалы, часть в интернете берёшь. Это есть такие серьёзные мировые морские сайты, на которых очень много информации именно о судоходстве. Аварийность, пиратство, и всё прочее, есть уже куча сайтов, на которых черпаешь эту информацию, и очень быстро.

Д. БОРИСОВ: Сначала это был только интернет, а теперь люди просто к вам сами звонят?

М. ВОЙТЕНКО: Да, сейчас чем дальше, тем больше люди сами звонят, сообщают, шлют письма, СМС-ки, и очень часто я узнаю буквально с пылу, с жару.

Д. БОРИСОВ: Фактически из первых рук?

М. ВОЙТЕНКО: Да.

Д. БОРИСОВ: Но проверить информацию часто ведь не удаётся, получается, что верите на слово?

М. ВОЙТЕНКО: Могу сказать, что «Арктик Си», у меня тут было пара проколов, но в любом случае это исключение, а так ты получаешь информацию, которая подтверждается.

Д. БОРИСОВ: Фотографии тоже были из интернета, которые вы вешали, я помню, с «Фаина» у вас были первые кадры её захваченной.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, с «Фаина» мне прислали».

Д. БОРИСОВ: Все телеканалы и все газеты брали, и писали, что это фото с сайта «Морской бюллетень», вот я помню эту историю.

М. ВОЙТЕНКО: Мне с флота США прислали.

А. ПЛЮЩЕВ: Неплохо.

Д. БОРИСОВ: То есть версия о том, что у вас есть связи с пиратами, она тоже наверняка такая.

А. ПЛЮЩЕВ: Пираты прислали, что тут такого, всё нормально.

Д. БОРИСОВ: Пираты сообщили.

А. ПЛЮЩЕВ: Кто не знает Войтенко, кто не уважает его.

М. ВОЙТЕНКО: У меня было такое. Когда на «Морском бюллетне» что-то меня так разозлило, я не помню что точно, но разозлило. Я написал, что вот бандюги сомалийские и всё такое. На следующий день мне звонят из сомалийской общины из Канады, и говорят: «Так и так, Михаил, вот у нас постоянная связь с родиной со старейшинами вот тех кланов, где Харатера. И вот они возмущены тем, что вы назвали пиратов бандитами». И где-то часа 3 я с ними разговаривал, они мне рассказывали.

Д. БОРИСОВ: Удалось убедить их?

М. ВОЙТЕНКО: В общем и целом на самом деле мне совсем недавно, два дня тому назад прислали доклад достаточно закрытый, не получивший распространение, подготовленный специалистами и ООН, и сомалийскими. У них же там есть действительно очень грамотные люди. И я так призадумался, потому что там приводятся цифры, сколько в год ловят браконьерской рыбы в водах Сомали. Это рыбаки ведущих рыболовных стран, Тайвань, Корея, Китай, Индия, Россия, из западных стран, итальянцы особенно активны. Так вот они ловят в год до 500-т миллионов долларов этой браконьерской рыбы в водах Сомали без лицензии, то есть, по сути, грабят Сомали. Плюс очень активно в водах Сомали осуществляется выброс различных отходов, неконтролируемые никем. И опять же в этом деле особо засвечены итальянцы. И когда об этих фактах подумать, то и призадумаешься, а настолько ли они пираты, как нам кажется, и какой-то определённый смысл в том, как они пытаются оправдать себя, и своё пиратство, он на самом деле есть. То есть я понимаю, что людям, которые пережили пиратский плен, у меня таких знакомых много, им уже ничего не докажешь. Но с другой стороны это тоже можно понять.

Д. БОРИСОВ: Кирилл прислал СМС-ку: «Китайцы подделывают российские корабли, правда или нет»?

М. ВОЙТЕНКО: Как понять подделывают?

Д. БОРИСОВ: Вероятно, делают такие же. Я не знаю, что имел в виду Кирилл. Я знаю, что самолёты подделывают, это точно, а корабли не знаю. А какой смысл подделывать, они же не высокотехнологичны, жестянка она и есть жестянка.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, это разные суда есть. Те, что строит в основном Китай, то да, там высокотехнологичных мало. Это балкеры, танкеры нефтеналивные, это действительно такие коробчонки, по большому счёту. А таких зверей, как газовозы, это уже другой уровень.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо, значит, есть ещё несколько вопросов. Вот отличный вопрос, интересно, Влад на что рассчитывает, когда задаёт этот вопрос: «Михаил, вы участвовали в объявленной дезинформации СМИ по «Арктик Си»?

М. ВОЙТЕНКО: Я могу на это ответить вот как. На форуме один версиолог, любитель версий, он катить вот что. Согласно его данным вся эта история с «Арктик Си» была специально устроена спецслужбами запада и России. Что самое интересное, я уже не помню, с какой целью это было затеяно. Не то, просто намутить чего-то немного, не тол просто скучно стало. Но вот смотрите, что интересно, спецслужбы запада и России объединились и создали. А первым эту историю запустил я. То есть это значит, они сделали для того, чтобы посадить в лужу «Морской бюллетень совфрахт», что я могу сказать, я польщён.

Д. БОРИСОВ: Двойной агент.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, я польщён тем, что спецслужбы.

А. ПЛЮЩЕВ: По другой версии всё это сделал сам Михаил Войтенко, чтобы попиарить сайт морской бюллетень совфрахт.

М. ВОЙТЕНКО: Есть и такое предположение.

Д. БОРИСОВ: И потребовать выкуп потом.

А. ПЛЮЩЕВ: В \этой истории у всех масса вопросов. Я понимаю, что, конечно же, прежде всего, о чём стоить говорить, это судьба экипажа, и тех, кто остался ещё на корабле, и тех, кто уже в Москве. Но, тем не менее, я тут работал как раз на той смене, когда своё заявление по этому поводу сделал российский МИД, который сначала не знал, где «Крктикси», потом рассказал, что они всё время знали, где «Арктик Си», но не говорили. Но дальше было совершено потрясающе заявлено, что когда к ним приплыли военные туда, капитан судна сказал, что это северокорейское судно Чиндын-2. вот здесь я понял, что здесь кокаин всё-таки проходил. Без него точно не могло обойтись, потому что совершенно фантастическая история приобрела совершенно фантасмагорические оттенки.

М. ВОЙТЕНКО: Абсолютно ничего подобного. То есть если мы согласимся с тем, что действительно судно было захвачено, и находилось под контролем захватчиков.

Д. БОРИСОВ: То есть капитан говорил под контролем?

М. ВОЙТЕНКО: Естественно. Вот 2 августа, когда последний раз разговаривал с капитаном при проходе Ла-Манша офицер береговой охраны Англии, понятно было, что он разговаривал либо с одним из похитителей, либо с капитаном, но под контролем. И тут то же самое, я вообще не понимаю, почему такое значение придали именно этому заявлению МИДа, это только логично, что вот судно, оно под контролем захватчиков. Захватчики заранее, не будь дураки, сказали капитану: «Давай-ка выцепим какой-нибудь пароход, под который мы, если что, сможем, хотя бы по рации про себя заявить, время выиграть. Элементарное время, может быть 5 минут выиграть, может быть, они за это время успеют куда-нибудь заскочить, куда вояки за ними не успеют. Что угодно можно предположить, и заранее подобрали пароходик более-менее подходящий, и флаг специально выбрали, тут тоже большое значение имеет. Одно дело, когда удобный флаг, Панама или Берия, это ничьё судно, кроме судовладельца. А другое дело северокорейский флаг, тут уже призадумаешься. То есть серьёзным государством не назовёшься, но в тоже время…

Д. БОРИСОВ: Мальтой не хочется.

А. ПЛЮЩЕВ: Что такое удобный флаг, давайте расскажем нашим слушателям.

М. ВОЙТЕНКО: Давайте с этим закончим. И поэтому это только естественно. Просто мне кажется, что вообще-то вот меня в этой истории люди интересуют. Вот сейчас похоже, что с ними всё закончится благополучно. Но они в этой истории оказались левыми. То есть если бы я не был на 100 процентов уверен, что экипаж ни причём, я бы так не полез бы. Вот уже дойдя до того, что сайт уже рухнул, и вообще неизвестно, что там дальше будет.

Д. БОРИСОВ: То есть сайт рухнул, вы считаете, что его убили, какая-то хакерская атака?

М. ВОЙТЕНКО: Да, хакерская атака. Я не грешу на то, о чём все сразу подумали, у меня просто столько развелось доброжелателей в кавычках в связи с этим делом, вот обычных людей, что не исключено что кто-то валит таким образом.

Д. БОРИСОВ: Кстати Андрей из Волгограда…

А. ПЛЮЩЕВ: Извини, я хочу просто уточнить все детали. Сайт сохранился, просто нет доступа к базе, но вся база, весь архив многолетний он есть.

М. ВОЙТЕНКО: Да, и лента новостей работает. Я её просто в HTML запустил вручную, вешаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас такая аварийная версия в связи с хакерской атакой?

М. ВОЙТЕНКО: Да.

Д. БОРИСОВ: Здесь Андрей из Волгограда спрашивает: «а вам не угрожали по профессиональным делам»?

М. ВОЙТЕНКО: Это, по каким профессиональным?

Д. БОРИСОВ: Видимо имеется в виду за распространение информации о тех или иных событиях, связанных с флотом.

М. ВОЙТЕНКО: Так кое-что иногда было, но такого серьёзного давления пока вроде как не было.

Д. БОРИСОВ: Но обвалить сайт вам никто в последнее время не обещал?

М. ВОЙТЕНКО: Нет, просто взяли и обвалили и всё.

Д. БОРИСОВ: Вы это связываете с «Арктик Си»?

М. ВОЙТЕНКО: Конечно, а с чем это я ещё могу связывать.

А. ПЛЮЩЕВ: Михаил Войтенко, главный редактор интернет-издания «Морской бюллетень совфрахт.

А. ПЛЮЩЕВ: Который временно недоступен.

Д. БОРИСОВ: Да, который, к сожалению временно недоступен, но будет, я надеюсь. Вот тут Баюбр прислал нам на сайт сообщение: «Миша, ты молодец, не бросил свою тему. Привет из Бангкока, Владику, удачи. Гена».

М. ВОЙТЕНКО: Я в Бангкоке жил некоторое время.

Д. БОРИСОВ: А молчали, вот сколько ещё тайн.

А. ПЛЮЩЕВ: Да много всего на самом деле. Есть же ещё одна большая тема, связанная с флотом и с кораблями, и в последнее время она вновь зазвучала, я помню, это в 90-е было очень сильно развито, а сейчас в последнее время тоже зазвучала, это арест наших судов за долги. В последнее время было слышно про суда, которые в Китае, два судна, насколько я знаю. Там они уже несколько месяцев стоят, и никак их оттуда не взять. Та же самая проблема, главное экипаж, потому что суда, пусть с ними судовладелец разбирается, а люди вынуждены там оставаться, у них ни зарплаты и ничего нет. Вообще, это с кризисом связано, или просто на фоне интересов к тому же «Арктик Си», вот проходят такие сообщения. Почему их стало больше, что случилось?

М. ВОЙТЕНКО: Кризис конечно. Судоходство это такой самый ярко капиталистический вид предпринимательства.

А. ПЛЮЩЕВ: Владелец чего там, заводов, газет, пароходов.

М. ВОЙТЕНКО: На самом деле владелец заводов и газет, он уже быть владельцем пароходов быть особо не может. Если он хочет непосредственно этим бизнесом заниматься, потому что если заимел пароход, то заимел столько проблем, что обо всё остальном, уже и не думаешь. Вот почему, кстати сказать, вот эти удобные флаги, отсюда оффшорные компании. Даже ведущие российские судовладельцы, у них на каждый пароход по оффшорной компании, где-нибудь на Кипре. А просто иначе работать нельзя, разоришься. Судовладелец, пока времена бума, подъёма, или более-менее стабильно всё, он копит жир. Ударил кризис, он за счёт этого жира выживает. Особенно если малый и средний судовладелец, два – три неудачных рейса, задержание судна где-нибудь за что-нибудь, за какое-нибудь нарушение, и всё, судовладелец вылетает в чёрную яму. Вот с этим и связаны постоянно идущие новости.

Д. БОРИСОВ: Сейчас много таких кораблей задерживают, вот кроме китайских, что-то есть?

М. ВОЙТЕНКО: В целом по данным ITF, это международная федерация транспортных рабочих, вот по их подсчётам, неточным и неполным, где-то до 50-ти судов в настоящее время брошено или почти брошено судовладельцами. Я не имею в виду, что там российский экипаж или граждане России, а вообще по миру в целом, по мировому флоту. Но и хватает попадающих в беду граждан России, Украины. Опять же тут сразу хочу сказать вот особо хочу сказать, потому что очень многие упорно почему-то хотят снизить самих себя до стран третьего мира. Вот в лидерах никак не получается усидеть и удержаться. Вот я для вас специально говорю, что российские и украинские моряки часто попадают в беду или в сомалийский плен не потому, что они страна третьего мира, и их покупают по дешёвке, а потому что они хорошие специалисты, и в любом случае предпочтительнее самых популярных на сегодня, это филиппинцы, индийцы, китайцы. Вот вам пример, которым я страшно горжусь. Японский торговый флот, второй или третий в мире по величине. Там три контейнеровоза самых больших в японском флоте, гордость японского флота. Эти 3 контейнеровоза возглавляет бригада из 11-ти капитанов, отпуск – работа, и так далее. Возглавляет всю эту бригаду российский капитан, и состоит вся эта бригада из российских капитанов и одного гражданина Украины. И один из этих капитанов мой однокашник. И вот этим фактом я страшно горжусь. И вот японские профсоюзы специально пошли к судовладельцу: «Да как же так, вот такие суда, а на них работают граждане России, почему не японцы». А он им говорит: «А вы найдите среди японцев специалистов такого класса». Японцы действительно очень сильно запустили свои плавкадры, но это беда всего запада. И действительно профсоюзы говорят: «Да, куда же деваться, раньше 2012 – 2014 годов нет». Вот и всё. Это просто говорит о качестве наших моряков, об уровне их подготовки, и об их восстребованности.

Д. БОРИСОВ: Возвращаясь к суднам, задержанным за долги, или ещё за что-то. Вот вы сказали о 50-ти судах, брошенных судовладельцами. Я так понимаю, что это по всему миру, а не только России касается?

М. ВОЙТЕНКО: Да.

Д. БОРИСОВ: Может быть, мы что-то ещё не знаем про российские суда, которые где-нибудь задержаны за долги. Вот мы знаем про два в Китае, это точно.

М. ВОЙТЕНКО: В Китае не два, в Китае ещё стоит одно судно в Шанхае, я завтра буду публиковать статью, я эту историю отслеживаю давно, со мной связался судовладелец давно, ещё месяца два или три назад. Просто там судно попало в аварию по вине другого судна китайского. Его арестовали, прессовали, прессуют так, что мало не покажется.

Д. БОРИСОВ: То есть наши и моряки сейчас на этом судне уже два месяца?

М. ВОЙТЕНКО: Нет, там судовладелец такой, что он им платит зарплату, из последнего, но он им платит.

Д. БОРИСОВ: А еда у них есть?

М. ВОЙТЕНКО: Есть. Но факт тот, что судовладелец считает, и не только он, но и другие дальневосточники. Очевидно, что от давления на судовладельца явные такие несправедливости, которые с ним происходят вследствие потопления теплохода «New star» российскими пограничниками. То есть китайцы про это дело не забыли.

Д. БОРИСОВ: Да, это была очень шумная история насчёт этого теплохода. Он даже не теплоход, он рыбацкое судно.

М. ВОЙТЕНКО: Нет, это сухогруз, причём достаточно современный.

Д. БОРИСОВ: Там якобы контрабанду нашли.

М. ВОЙТЕНКО: Никакой там контрабанды не было. Он пришёл в Находку с грузом риса.

Д. БОРИСОВ: Точно, испорченный рис.

М. ВОЙТЕНКО: И не весь, а часть груза, 400 тонн из нескольких тысяч тонн. Это были чисто коммерческие разборки. То есть грузополучатель российский, для этого есть процедуры и всё, но он решил пойти нашим любимым боковым путём. Приморский арбитражный суд дважды ему отказывал в аресте и задержании «New star», а он другие концы нашёл, другие выходы нашёл, и, в конце концов, судно пошло без оформления. Да это нарушение, даже пусть оно уголовное, но уголовное для капитана, экипаж ни причём. Экипаж что может сделать, ему приказали, он даже не знает, может оформлено судно, я там, в машинном отделении, сижу, что сказали, то и делаю. Их взяли, половину экипажа погибло, 7 человек.

Д. БОРИСОВ: Вы в курсе, почему так произошло, почему пограничники проявили такую жёсткость?

М. ВОЙТЕНКО: Я не в курсе, но можно только догадываться, но видимо капитан не просто так взял, и пошёл без оформления. Да, на него давил судовладелец, боялся, чем эта история вообще кончится. Но капитан пошёл на это нарушение, и получилось то, что получилось. В любом случае топить судно было не надо, и многие как были в шоке от этой истории, так и остались.

Д. БОРИСОВ: Теперь отношения такие морские между Россией и Китаем, подпорчены сильно, они до сих пор помнят это.

М. ВОЙТЕНКО: Я не могу сказать, что они подпорчены, но естественно, что про эту историю не забыли. И если появится возможность кого-то прессовать, российского судовладельца, судно российское в Китае, то они с удовольствием это сделают.

Д. БОРИСОВ: Джош, студент, возвращает нас к вопросу, про удобные флаги. Что это такое, не все знают, что такое удобные флаги, и почему очень много судов под флагом Мальты с российским экипажем, и так далее.

М. ВОЙТЕНКО: Удобные флаги это такая вещь, которая породила мировая экономика, и особенности судоходства как бизнеса. Под удобными флагами очень легко регистрироваться, там минимальная годовая оплата за регистрацию, минимальный объём требуемых документов. То есть для судовладельца это и намного дешевле, и самое главное намного менее хлопотно.

Д. БОРИСОВ: Это, по сути, такой морской оффшор.

М. ВОЙТЕНКО: Нечто вроде.

Д. БОРИСОВ: «Арктик Си» тоже ведь под флагом Мальты.

М. ВОЙТЕНКО: Мальта считается удобным, в удобном тоже есть разные градации.

А. ПЛЮЩЕВ: Но там же под юрисдикцию России его передали, вот «Арктик Си».

Д. БОРИСОВ: Когда оно арестовано стало, его не передали, а оно фактически передалось само, было взято под юрисдикцию, как только арест на него наложили, как судно захваченное.

М. ВОЙТЕНКО: Вот по «Арктик Си» я могу дойти до определённой точки, скажем 11 – 14 августа вот так приблизительно, а всё, что дальше, это уже начинается откровенные разборки наверху, плащи и кинжалы кругом мелькают, и всё, я замолкаю. То есть версия, по которой, согласно которой моряки ни причём, их отпускают, и всё, большего я от этой жизни не требую. Ещё сейчас 4 людей сидят на «Арктик Си», как они там сидят, они там работают. Их оставили просто потому, что они необходимы для движения судна.

Д. БОРИСОВ: Кому-то надо вести корабль.

М. ВОЙТЕНКО: Да, капитан, старший механик, второй механик, боцман. Видимо ему ещё в помощь прислали бойцов с Ладного. Вот как только их уже освободят, и всё. Но очевидно, что они не виноваты, просто тяжело за людей, когда они в таких условиях. Ладно, сомалийские пираты захватили, тут было бы ещё более-менее понятно. Но тут, везут себе люди груз, горя не знают, работают и всё. И тут на них это свалилось, и на родственников это свалилось. Те четверо, которые на судне, родственники до сих пор связи с ними не имеют вообще никакой. А с учётом того, мы вспомним, что было объявлено 30, 31 июля, и потом позже, что там побои были какие-то. Сами понимаете состояние.

Д. БОРИСОВ: Да, волнуются конечно люди.

М. ВОЙТЕНКО: Вот мне за что обидно. Хорошо, они встряли в такое, но можно это как-то по-людски сделать, так, чтобы не страдали ни моряки, ни их родственники. У моряков и так нелёгкая работа.

Д. БОРИСОВ: Вы сказали, что наши капитаны работают на японских судах, какого они класса?

М. ВОЙТЕНКО: Контейнеровозы.

Д. БОРИСОВ: На гордости японского флота. А у нас им есть, где работать в России?

М. ВОЙТЕНКО: Есть и у нас где работать, но у нас пошёл такой перекос в сторону флота, перевозчиков энергоносителей, танкеры, сейчас может, пойдут газовозы. Мировой флот, элита мирового флота это супертанкеры, линейные огромные контейнеровозы, огромные балкеры, газовозы, это вообще, это такая плавучая штука, технически такую сложно построить, и круизные лайнеры. В общем и целом мы в элиту нигде пока не вышли, и в советские времена рядом не стояли с элитой, и сейчас. Я уверен, что наши судовладельцы, там есть свои Анасисы, там есть свои волки и звери. И если им дать действительно возможность работать в полную силу, будет у нас элита.

Д. БОРИСОВ: Михаил Войтенко, главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень совфрахт» сегодня был в программе «Попутчики». Спасибо, что согласились любезно с нами проехаться. Александр Плющев, Дмитрий Борисов, в следующую субботу мы вновь будем здесь. Счастливо.

А. ПЛЮЩЕВ: Пока.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире