'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: Это радиостанция «Эхо Москвы», прямой эфир. Меня зовут Дмитрий Борисов, программа «Попутчики» начинается. 21 час и 8 минут в российской столице. Едва не случился у нас казус. Мы тут ждали попутчицу нашу сегодняшнюю на вокзале, и выяснилось, что она направляется в нашу редакцию на Новом Арбате. Мы дождались, практически задержали поезд. Но удалось выехать. Правда, Плющева забыли опять. Александр Плющев улетел куда-то далеко, предпочел поезду самолет и обещал вернуться через недельку, а может, даже через две. Со мной согласилась скоротать время Иоланда Чен. Я очень этому рад. Добрый вечер.

И.ЧЕН: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Иоланда Чен – спортсменка, телеведущая, замечательный спортивный комментатор. Собственно, я потому и попросил наших продюсеров взять билет вам, потому что услышал на неделе, как вы комментировали соревнования, и вспомнил другую совсем историю, в общем, не связанную со спортом. Вы меня в свое время до глубины души поразили тем, что не то что не испугались, а чуть ли не сами инициировали свое появление в эфире на операционном столе.

И.ЧЕН: Да, было такое.

Д.БОРИСОВ: Вот я вспомнил и подумал – да, это правда! Это была Иоланда Чен, которая в эфире центрального телеканала перед всей страной не побоялась сделать себе… правильно называется это липосакция?

И.ЧЕН: Липоспирация.

Д.БОРИСОВ: И эти кадры меня тогда просто шокировали – когда там специальным насосом из человеческого тела…

И.ЧЕН: Вакуумная установка.

Д.БОРИСОВ: То есть вы уже просто профессионал.

И.ЧЕН: Конечно. Да, было такое дело. Ну, во-первых, одним ударом двух зайцев убили, потому что и похудели чуть-чуть, постройнели, потому что проблема была после спорта довольно серьезная, ну и потом – как-то очень многим женщинам, на мой взгляд, я помогла, потому что очень многие хотели, мучились, не знали, куда, не знали, как, не знали, где, и вообще волновались по этому поводу. И надо было наконец показать, что можно, ничего страшного, главное – знать хорошие места и хороших людей, которые это профессионально умеют делать. Выяснилось, что действительно это так. Кстати, после этого эфира и всего, что произошло, и публикаций в прессе очень многие… я человек абсолютно спокойный, нормальный, хожу по магазинам и ни от кого не прячусь, меня узнают во многих местах, и женщины прямо-таки бросались иногда в магазинах, когда узнавали, именно по этому вопросу – ой, правда, действительно, это так? Я даже разрешала посмотреть и потрогать и давала рекомендации по поводу этого дела, такие пресс-конференции в супермаркетах. Это было довольно любопытно. Но мне было действительно приятно с людьми по этому поводу общаться, потому что они говорили – слава богу, потому что у нас вот тоже есть идея, есть мысль, но ужасно страшно. Ну, я надеюсь, что многим в этом смысле помогла – кто-то пошел и сделал. Главное – знать хорошие места и хорошие руки.

Д.БОРИСОВ: Сколько лет прошло?

И.ЧЕН: Прошло уже пять лет. По-моему, это было в 2004 году. Это я на Олимпиаду в Афинах хотела красивая поехать.

Д.БОРИСОВ: Ага! Вот в чем секрет. А кстати, эффект сразу появляется?

И.ЧЕН: Практически сразу. Ну вот через месяц уже было хорошо, через два фактически идеально. На Олимпиаде уже – ну Афины, лето, жара, пляж, красота, шортики. Все было замечательно.

Д.БОРИСОВ: Ну как-то обычно люди боятся, говорят, что лучше фитнес – пойти в зал, попотеть, естественным образом все это вывести.

И.ЧЕН: Когда мне люди говорят про фитнес, мне смешно, потому что я 25 лет своей жизни, четверть века, отдала спорту, легкой атлетике, занятиям не то что фитнесом, а занятиям до изнурения – и бегу, и прыжкам, и штанге, отягощениям. Поэтому мне не надо рассказывать, от чего люди худеют, от чего полнеют и как это все происходит.

Д.БОРИСОВ: Не помогает или надоело?

И.ЧЕН: Я эту проблему знаю наизусть. Вот в той ситуации, в которой я оказалась, это абсолютно не было решением проблемы, тем более что я так устала от большого спорта, что просто еще и еще тренироваться было дико тяжело и, честно говоря, просто не хотелось. А организм свое берет. Я его столько лет ограничивала, а это неправильно, на самом деле, и все эти диеты это все неправильно, но мы были вынуждены это делать, тем более мы в советские годы не знали, как правильно, поэтому старались именно так – ограничивать себя в еде долгое время, и потом, конечно, это вот таким образом выливается. И когда я закончила спорт, я правда очень поправилась, и мне было очень некомфортно, у меня даже болезненное появилось состояние. Я, естественно, пошла по пути прямому – диета. Я знала, что я умею это делать – умею терпеть, умею голодать. Я это делала. Естественно, сразу же появлялся результат. Но наша жизнь, особенно русских людей, это невозможно, у нас вся жизнь вокруг стола, ну согласитесь. Тут гости…

Д.БОРИСОВ: Особенно вечерами, когда нельзя.

И.ЧЕН: Вечерами, днями, да какая разница. Вот даже сейчас только что мы с вами сидели, пили чай, кофе. Все равно это происходит. Куда бы ты ни пошел, с кем бы ты ни общался. Я поняла, что если я хочу голодать, то есть сидеть на диете, я не могу ни с кем общаться. Я просто как-то выпала в определенное время из общения и поняла, что это совершенно не для меня. Я человек общительный, нормальный, я люблю принимать гостей, люблю ходить в гости, люблю с друзьями на телецентре тоже как-то пойти в кафе, посидеть, выпить кофе, выпить чай, съесть какую-то булочку или пирожное. То есть это абсолютно не выход из положения. Тем более, чисто физиологически, я знаю, как это. Ты голодаешь, потом начинаешь есть, организм свое берет, и его обмануть фактически невозможно. Есть только один вид голодания – только лечебное, рядом с врачом. Другого нет. Это только удар по здоровью. Поэтому пришлось прибегнуть именно к такому действию.

Д.БОРИСОВ: А кто надоумил?

И.ЧЕН: Я долго думала об этом, много говорили. Наверное, я, как и другие женщины, с квадратными глазами читала эти рекламы, смотрела журналы, перелистывала адреса и телефоны клиник, которые этим занимаются, узнавала ходила. Слава богу, нашла потрясающего совершенно человека – Александра Сергеевича Степляшина, пришла к нему на консультацию, все о нем узнала, все у него узнала и ушла, поняв, что, во-первых, это дорого, во-вторых, страшно все равно, как бы и что бы он ни говорил. И до следующей нашей встречи прошло два года.

Д.БОРИСОВ: А потом возникла идея за редакционный счет это сделать.

И.ЧЕН: Совершенно нет. Дело совершенно не в этом. Я просто испугалась, не решилась тогда, смалодушничала, прямо скажу. Думаю – попробую все-таки еще сама. Ну, сама – не получилось, самодеятельность ничем хорошим не закончилась. И в итоге случилось, что через два года я опять перебрала и перелистала какое-то невероятное количество информации и все равно чисто интуитивно – у меня все-таки есть определенная интуиция, и я ей доверяюсь по жизни – я пришла туда. И идея сделать об этом программу…

Д.БОРИСОВ: Реалити-шоу фактически.

И.ЧЕН: Да, реалити-шоу такое. Идея возникла просто по ходу. На самом деле, этого не планировалось изначально. Просто когда мы начали об этом говорить, встала эта проблема, и я вспомнила о своих соплеменницах-спортсменках, у которых такая же проблема и тоже все мучаются и не знают, куда, как, зачем и почему, я начала с ним об этом разговаривать – может, мы как-то это все расскажем, покажем. Потому что это сейчас становится модным, популярным, но люди не имеют абсолютно никакой информации достоверной. Надо им показать. На что Александр Сергеевич, человек очень креативный, продвинутый, очень хороший врач, он не пластический хирург, у него за плечами очень многолетний опыт работы в больнице, в Боткинской, по-моему, хирургом действующим, нормальным. Не то что вот когда это стало модно, стал пластическим хирургом, взял в руки скальпель и стал резать всех. Это совершенно не так. И вот так вот он говорит, что действительно есть такая проблема. И к ним в клинику обращались, кстати, и боксеры в свое время, потому что проблема с носом – это серьезная проблема, не чисто внешняя, а физиологическая, потому что после окончаний занятий спортом они очень трудно дышат.

Д.БОРИСОВ: Все сломано уже не раз.

И.ЧЕН: Да, эти хрящи сломаны, им трудно дышать. Кстати говоря, вопросы внешности их не сильно волнуют, они все мужчины мужественные, и женщины их любят любых. А вот в смысле здоровья это проблемы. И в эту клинику обращались, уходили с очень хорошим эффектом. Поэтому мы как-то подумали, и вот родилась такая идея абсолютно в процессе. Мы приехали с камерами и все это сделали.

Д.БОРИСОВ: Кто-то из знакомых, когда мы смотрели тот эфир, сказал, что, наверное, Иоланда взяла камеры, чтобы не бояться, чтобы сделать вид, что она не на столе операционном, а на работе, что это просто выпуск такой, спецвыпуск спортивных новостей.

И.ЧЕН: Ты знаешь, ты просто зришь в корень. Я все-таки была руководителем этой съемки. Со мной были операторы, со мной была помощница режиссера, и конечно же, мы все ставили. Надо, чтобы это все красиво было. И я от волнения вошла в такой раж, я так активно руководила, что я себя поймала на мысли, что я уже лежу на операционном столе и при этом все время даю ценные указания, на что вдруг сзади меня очень нежно погладил по голове анестезиолог и сказал: «Девушка, если вы не перестанете руководить, вы никогда не уснете». Тогда я закрыла глаза и провалилась. То есть это действительно было вот так.

Д.БОРИСОВ: А потом смотрели с наслаждением? Было интересно? Ведь в какой-то момент вы были уже без сознания, не в состоянии видеть, что происходит.

И.ЧЕН: Нет, когда я смотрела уже потом все в эфире, было ужасно интересно – ничего себе, вот это да! Впечатляет.

Д.БОРИСОВ: Иоланда Чен в программе «Попутчики». Не просто спортсменка и красавица, но и очень смелая женщина. Вы можете смс-сообщения нам прямо в поезд кидать на +7 985 970 4545. Мы захватили его с собой.

И.ЧЕН: Кстати, надо проводницу позвать чайку попросить.

Д.БОРИСОВ: Да, мы сейчас постучим.

И.ЧЕН: Между прочим, поезд – мой любимый вид транспорта.

Д.БОРИСОВ: Да?

И.ЧЕН: Да.

Д.БОРИСОВ: А почему не самолет?

И.ЧЕН: Боюсь.

Д.БОРИСОВ: Быстрее же.

И.ЧЕН: Не-а, боюсь. У меня тут недавно был даже ужасно смешной случай – мы должны были с моим коллегой ехать на турнир очень престижный, завершение гран-при по легкой атлетике. Двухдневный турнир, он называется «Турнир звезд» (раньше был «Финал гран-при»), это проходит в Штутгарте последнее время. И когда я поняла, что надо опять куда-то лететь, а я самолетов боюсь панически – я просто налеталась в своей время и была в некоторых очень неприятных историях, когда что-то грохнет, трясется, садится в убыстренном режиме, и это, на самом деле, не очень приятно. И когда я закончила спорт, у меня была такая идея – слава богу, все закончилось, я больше никогда никуда не поеду, буду сидеть дома. Я начала работать в спортивной редакции, и, конечно, начались опять разъезды – олимпиады, соревнования. И тут выяснилось, что надо ехать в Штутгарт. И я, в очередной раз взволновавшись, не нашла ничего лучше, как сказать своему коллеге: «Слушай, давай поедем на поезде».

Д.БОРИСОВ: И он согласился.

И.ЧЕН: Он чуть с ума не сошел. Говорит – «Ты обалдела? Два дня трястись». Я говорю – я на поезде с таким удовольствием поеду.

Д.БОРИСОВ: А ведь есть же, кстати, маршруты «Москва-Берлин», с Белорусского вокзала ходят.

И.ЧЕН: Можно. Двое суток. Я говорю – мы такое хорошее время проведем, в поезде, международный вагон, замечательно, будем с тобой чай пить, можно немножко шампанского, можно выходить на станциях. Он сказал – нет, я еще к этому не готов. И потащил меня на самолете. Мне как-то кажется, что на поезде гораздо безопаснее и спокойнее.

Д.БОРИСОВ: Главное, что успокаивает. Есть возможность прийти в себя и нет ощущения, что ты телепортировался из холода в жару, из жары в холод, как-то перестраиваешься. А как же автомобили? Я тут читал, что это самый любимый вид транспорта Иоланды Чен.

И.ЧЕН: Да. Но это сейчас самый любимый вид транспорта у всех. Потому что – куда без него?

Д.БОРИСОВ: А пробки?

И.ЧЕН: А что делать?

Д.БОРИСОВ: Ну невозможно. Вот я еле припарковался у Киевского вокзала сейчас.

И.ЧЕН: Пробки – это проблема. Поэтому я сейчас с места, где я сейчас живу, а я переехала жить за город, все реже и реже выезжаю в Москву – до Останкино и обратно. Очень не люблю. Это действительно большая проблема.

Д.БОРИСОВ: Если за городом, то тогда это вообще невозможно. Видимо, работа утром никогда не начинается у вас.

И.ЧЕН: У нас больше вечерняя работа. Ну а если нужно куда-то далеко ехать, это, конечно, всегда большая проблема. Я вот рада, что мы сегодня на поезде, в субботу, без пробочек, быстро до вокзала доехали.

Д.БОРИСОВ: Кстати, про виды спорта. Мне всегда было интересно. Вот комментаторы, когда рассказывают о тех или иных соревнованиях, имеют возможность заранее выбрать себе, что они конкретно будут комментировать? Или это есть смена с 15.20, и будь добра – приди и все, что в программе передач на нашем канале, прокомментируй?

И.ЧЕН: Нет, конечно, у каждого есть своя специализация. Надо быть профессионалом именно в этом виде спорта. Для этого тебя и берут на работу – комментировать именно этот вид спорта. Конечно, у нас есть программы общие, программы за неделю, тоже, кстати, такое «Эхо» — программа, созвучная с вашей радиостанцией, где мы обсуждаем все, что произошло за неделю. Надо, конечно, понимать, видеть и слышать и иметь в виду все виды спорта и все, что происходит в спорте вообще. Но являюсь я профессионалом, конечно, именно в своей «королеве спорта» — в легкой атлетике. Комментирую только ее. Но если требуется, если у нас проходят какие-то турниры, Кубок Кремля, например, и мы должны все как ведущие быть на месте, вести и брать интервью, это совершенно не имеет значения, какой вид спорта. Если ты соображаешь, если у тебя голова на плечах есть, то ты, конечно, будешь адекватно разговаривать с представителями любого другого вида спорта, не только своего. Поэтому комментирую я соревнования только по легкое атлетике, и это не с 15, а просто все, что наш канал купил для наших телезрителей, все это мы показываем и комментируем. Ну и плюс – у нас есть своя передача о легкой атлетике отдельная, только посвященная этому виду спорта. И есть передачи общие, обо всем.

Д.БОРИСОВ: А вот мне очень понравилось, как вы так лихо: «легкая атлетика – королева спорта».

И.ЧЕН: Ну она так называется.

Д.БОРИСОВ: Буквально недавно здесь же мы ехали с человеком, который имеет некоторое отношение к футболу – точно так же он говорит, что король спорта футбол, потому что самый массовый. Почему футбол самый массовый у нас? Чем вызвана такая популярность?

И.ЧЕН: Очень трудно сказать.

Д.БОРИСОВ: Ведь центральные каналы редко показывают чемпионат Европы по прыжкам в длину

И.ЧЕН: Очень редко, да. К сожалению, редко. Хотя я знаю, что легкую атлетику в других странах показывают не на специализированных спортивных каналах, а просто на центральных, в праймтайм, впрямую. Это очень зрелищно.

Д.БОРИСОВ: А по стадионам даже видно за рубежом.

И.ЧЕН: Да, они забиты. Я не знаю, почему легкая атлетика в этой стране стала в таком загоне. Причем я прекрасно понимаю, почему футбол – спорт номер один и очень популярен в Англии, в Италии, в Испании, в Бразилии.

Д.БОРИСОВ: Традиции большие.

И.ЧЕН: Да не потому что традиции, а потому что они радуют, очень радуют своих болельщиков. Они выигрывают, много турниров, у них действительно звезды самой первой величины, у них замечательные клубы, которые в Лиге чемпионов великолепно выступают. Я это понимаю. И это абсолютно закономерно. Я не могла понять долгое время, почему футбол у нас в определенном промежутке являлся спортом номер один. Я понимаю, 60-70-е годы, когда правда наша команда была одной из лучших, в Европе-то точно, все-таки у нас команда – и олимпийский чемпион, и в свое время выигрывали огромное количество соревнований, те звезды еще, перед которыми преклоняется весь мир. Я вот помню, мы в 2000-м году ездили в Вену, где определяли лучших спортсменов столетия прошедшего. Это было суперзрелище, и мы там брали интервью у огромного количества действительно звезд первой величины. Я разговаривала с Дино Дзоффом, вратарем итальянским очень знаменитым, с Пушкашем. Когда они слышали «Яшин», они говорили, что это что-то божественное, и нам как представителям России это было очень приятно. Я не думаю, что о ком-то из наших современных футболистов так можно сказать и когда-нибудь такое будет, хотя у нас, конечно, тоже есть звезды, замечательные ребята. Но вот последнее время, слава богу, вот, может быть, от того, что были даны футболистами такие авансы чуть раньше, они сегодня немного начинают отдавать болельщикам эти долги. Все-таки, согласись, они получше стали играть и почаще радуют. И уже у представителей других видов спорта, и у нас в том числе, такого раздражения, что футбол пользуется такой популярностью, уже не вызывает. Потому что мы сами смотрим, сами болеем и ужасно радуемся, когда наши выигрывают. Вот это уже такое легкое продвижение наверх очень приятно.

Д.БОРИСОВ: А вот другим спортсменам не обидно, что совсем другие гонорары, не говоря уже о славе?

И.ЧЕН: Обидно. Об этом очень многие говорят. И мы сколько раз. Я вот как с Юрием Павловичем Семиным как встречаюсь, он говорит: «Я знаю, ты сейчас мне скажешь, что мы никуда не годимся, что мы плохие, что вы лучшие, а все стадионы для нас, все деньги для нас», потому что мы все время с ним на эту тему спорим, по-хорошему, по-дружески. Он говорит: «Я знаю заранее все, что ты мне скажешь». Я говорю: «Но ведь вы должны согласиться с этим». Он говорит: «Ну, отчасти я могу согласиться». Опять же, это было года 4-5 назад, когда не о чем вообще было даже разговаривать. Кроме поражений и раздражений никаких эмоций не было. Сейчас уже, наверное, если мы с ним встретимся, а он приехал наконец в Москву и начал опять «Локомотив» тренировать, что меня очень радует, вот если встретимся, уже, наверное, по-другому будем разговаривать.

Д.БОРИСОВ: Но ведь люди, которые говорят так, что вот, футболу все отдают, а легкой атлетике нет, должны придумать какие-то схемы, как эту ситуацию изменить. Вот у вас есть какое-то такое представление хотя бы в общих чертах, что нужно сделать?

И.ЧЕН: Я, знаешь, что тебе скажу? Футболистам, конечно, очень хорошо в плане того, что им хорошо платят на родине, здесь. Опять же, в больших турнирах получше сейчас, но все-таки еще не так, как хотелось бы, не так, как другие клубы. Поэтому заработать такие деньги в той же Лиге чемпионов не удается. Но они очень хорошо обеспечены на родине, у них очень хорошие спонсоры, и компании следят очень богатенькие, их содержат, и слава богу – пусть хоть кого-то из спортсменов хорошо содержат. Например, легкие атлеты пошли по другому пути. Они зарабатывают хорошие деньги хорошими выступлениями за рубежом – на чемпионатах Европы, мира, Олимпиадах и в турнирах гран-при, чего не могут пока наши футболисты. Им не платят здесь, на родине, но они пытаются зарабатывать там. Ну хоть такая альтернатива.

Д.БОРИСОВ: Ну не все же.

И.ЧЕН: Не все, к сожалению.

Д.БОРИСОВ: Это же единицы.

И.ЧЕН: Для этого надо уже быть звездой. Для этого надо много работать и стараться. А что делать?

Д.БОРИСОВ: Вот я знаю, что даже в среде телеведущих есть… ну не зависть, а легкое непонимание того, что обычно за футболиста какого-нибудь борются три клуба, друг другу переплачивают, какие-то совершенные миллионы платят – не пять миллионов, а десять, не десять, а пятнадцать, отступные… Коллеги тоже иногда приходят и говорят: «Да… другая жизнь вообще!»

И.ЧЕН: Давайте согласимся, что не все деньги идут самому футболисту. Много расходится в стороны. Там тоже не все так просто, там своя бухгалтерия, но все-таки заработки у ребят хорошие. Но давайте согласимся, что и век недолог, правда? Потому что ребятам, уезжающим за рубеж, приходится работать уже на износ, надо отдавать себя, чтобы что-то заработать. Поэтому век недолог, все-таки в любом случае это несколько лет. Поэтому не будем так уж сильно им завидовать. Дай бог, чтобы они за это время они успели сколотить какое-то состояние, чтобы в дальнейшей жизни, может быть, принести пользу своему родному футболу, может, здесь что-то открыть, вложить какие-то деньги.

Д.БОРИСОВ: Ну, век недолог. Но за то время, что он идет, можно уже все – обеспечить себя дл внуков, правнуков и так далее.

И.ЧЕН: Вот и так стараются.

Д.БОРИСОВ: Анна прислала нам тут смс-сообщение: «В поезде короткие и узкие полки, пыльные матрасы, грязные туалеты и нет душа. Чем он может нравится?»

И.ЧЕН: Нет, знаете, я в таких поездах ездила в очень далекие годы, еще когда мы ездили в плацкартных вагонах на сборы куда-нибудь в Адлер из Москвы. Но тогда мы были в таком возрасте – мне было абсолютно наплевать, честно говоря, на матрасы, полки. Была отличная компания. Мы и не лежали на этих полках – мы пили чай, разговаривали, слушали музыку. Ну а если и лежали, то, может быть, с любимыми мальчиками, и они не казались ни узкими, ни какими-то. Все было совершенно замечательно. А уже в зрелом возрасте в таких прямо ужасных я не ездила. Сейчас, по-моему, вообще все прекрасненько достаточно, и бельишко чистенькое…

Д.БОРИСОВ: И входит в стоимость билета теперь.

И.ЧЕН: Да, и проводницы очень приятные. Вот нам сейчас чаек принесла, прям такая замечательная девушка симпатичная.

Д.БОРИСОВ: А мы хотим еще зеленого чаю. Постучимся сейчас.

И.ЧЕН: По-моему, и туалеты сейчас достаточно чистые.

Д.БОРИСОВ: Даже иногда бывают биотуалеты, которые не закрываются.

И.ЧЕН: Да, если хороший фирменный поезд, то, по-моему, в порядке все. Не так все ужасно. Как-то пооптимистичнее.

Д.БОРИСОВ: Владимир пишет из Самары, что – «Иоланда, вы прелесть. «Playboy» просто молодчина!» — пишет он. Вот был же у вас опыт съемок в обнаженном виде. Если бы сейчас предложили…

И.ЧЕН: Полуобнаженном.

Д.БОРИСОВ: Топлесс это все-таки топлесс.

И.ЧЕН: Не совсем.

Д.БОРИСОВ: Как не совсем? Это было немножко такое садо-мазо даже, насколько я помню, такая стилистика. Если бы сейчас предложили, согласились бы?

И.ЧЕН: Ну, надо чуть-чуть на стадион походить, пару-тройку недель, и да. Если все красиво предложат сделать…

Д.БОРИСОВ: Тут, кстати, был вопрос от Екатерины про эффект от липосакции. Очень много вопросов, люди заинтересовались, помнят до сих пор. Вот сейчас в такой хорошей форме, потому что до сих пор держит эффект от операции, или это все-таки спорт и какая-то нагрузка?

И.ЧЕН: Я виновата сама перед собой – я спортом мало занимаюсь. Я занимаюсь, конечно. Дорожечку я себе на дачу купила – такая механическая, чтобы побегать и походить. Стараюсь, конечно, что-то делать – побегать, иногда в бассейн походить. Но в принципе этого мало. Конечно, нужно заниматься спортом больше. Но, знаете, как бывает – переел в свое время, и очень трудно себя заставить. Хочется немножко другим позаниматься. Тут работа, там поздновато прихожу, и хочется утром выспаться, не всегда есть время этим заниматься. Надо, конечно, побольше. Поэтому то, что пока в хорошей форме, это абсолютно пока эффект действительно. Я тут даже ничего сказать не могу. Правда, держится. Я для этого, честно скажу, небольшие усилия прикладываю, потому что я не могу сказать, что я себя ограничиваю в еде – я питаюсь очень правильно, я посмотрела все фильмы всех правильных каналов о еде…

Д.БОРИСОВ: Но они же все говорят разное, противоречат друг другу.

И.ЧЕН: Нет, я очень внимательно все для себя выбрала. Сходила в магазин с лупой, очень внимательно просмотрела состав всех продуктов, которые я обычно покупаю, все прочитала, что было в холодильнике дома, выбросила почти весь холодильник, решила для себя, чем я буду питаться, и какое-то время питаюсь именно так. Не мало, но стараюсь просто правильно. Поэтому вот как-то пока все держится. И те, кто говорил мне, что ерунда это все, через год поправишься , ничего не будет… Пока – тьфу-тьфу-тьфу – те, кто меня видит… ну, мы сидим с вами на полках друг перед другом – по-моему, пока все нормально.

Д.БОРИСОВ: Да, свидетельство. А в рекламе снимаетесь. Вот вы сказали, что если бы предложили в неглиже сняться в мужском журнале, вы бы, может, подумали.

И.ЧЕН: Не в неглиже. Я и тогда, кстати, согласилась сниматься в «Playboy», когда мне рассказали, что мы придумаем, как это сделать красиво. То есть не просто – мы разделись и всем все показали. Это совершенно неинтересно. Да и никому неинтересно. Мы, по-моему, там сделали достаточно красиво.

Д.БОРИСОВ: А были какие-то цепи или веревки, я помню.

И.ЧЕН: Веревки – это был другой журнал. Это «Спортклуб». В «Playboy» я ездила в Голландию сниматься к знаменитому какому-то фотографу. Правда, я не знала, что он знаменитый. Неважно. Я только потом узнала, что он знаменитый, что у него жена модель, и она мне советы давала, было замечательное приключение. Тогда все было очень красиво и пристойно. Это уже был другой журнал – там мы пошли по другому пути. Но, по-моему, тоже все сделали более или менее нормально. То есть если предложат идею какую-то, это можно рассмотреть, придумать и показать все красиво. А что касается рекламы – да, бывает. У меня многие спрашивают, говорят, что частенько видят в одном известном журнале рекламу. Но это просто потому, что был один момент недавно совсем в жизни – это тоже, наверное, отголоски большого спорта в какой-то степени, немножко были проблемы со здоровьем, и я просто попала, опять совершенно интуитивно, точно так же, как тогда к Александру Сергеевичу, в замечательное место, потрясающую клинику, в которой, кстати, очень многие спортсмены, как выяснилось, я там встретила очень много знакомых, друзей, клиника, которая позиционирует себя как помощники спорта в том числе, потому что многие спортсмены там обслуживаются и лечатся и диагностируются и помогают себе как-то выжить в этих изнурительных вещах. Поэтому у меня было желание как-то помочь им, потому что я очень благодарна этим профессиональным людям за то, что они делают. И вообще мне нравятся любые места, где любят спорт. А там все абсолютно врачи и глава этой клиники – фанаты спорта. Они его смотрят, они его обсуждают. И вот они в последнее время потрясающую совершенно акцию провели – абсолютно бесплатно делали диагностику ветеранам спорта, нашим очень известным людям, которых, знаете, забывают вообще, которые в какой-то степени и не нужны. А это пожилые люди…

Д.БОРИСОВ: И у которых очень часто нет средств.

И.ЧЕН: Они болеют, и у них нету таких средств, чтобы пойти в новомодную клинику, да. И вот такая акция. Мне это невероятно приятно. И приятно об этом говорить. Я надеюсь, что наши слушатели знают, о какой клинике идет речь. Не принято сейчас это называть…

Д.БОРИСОВ: Те, кому надо, я думаю…

И.ЧЕН: Да, знают. Поэтому вот такая реклама – это да.

Д.БОРИСОВ: Дени тут прислал через наш сайт – кстати, www.echo.msk.ru, все время забываю сказать, меня все время просят коллеги, там тоже есть форма, и вы можете отправить смс-сообщение на наш мобильный телефон, не тратя ни копейки, и так плата обычная, номинальная, а на сайте вообще бесплатно. Так вот, Дени, воспользовавшись этой услугой, пишет: «Иоланда великолепна, восхищен ее красотой и талантом. Где вы любите отдыхать, в каких местах?» Вот где вы отдыхаете?

И.ЧЕН: Приезжайте ко мне на дачу.

Д.БОРИСОВ: Лучшее место.

И.ЧЕН: Я там люблю отдыхать. Я там все время отдыхаю.

Д.БОРИСОВ: Это же не дача, это прямо такой дом.

И.ЧЕН: Это как дача, но, постепенно приезжая туда все чаще и чаще, у меня мама там поселилась и жила, а мы с работы с отцом то ездили, то не ездили, по мере возможностей. Но очень постепенно это так засасывает. Когда ты из Москвы туда попадаешь, то в конечном итоге очень плавно вся жизнь перетекла из московской квартиры туда, и в московской квартире остались мои очень хороший друзья, спортсмены из Санкт-Петербурга, они теперь там живут, потому что работают в Москве. Поэтому все как-то так очень хорошо устаканилось. Так что дача – это потрясающее место для отдыха. Плюс – еще так сложилось у нас потрясающим совершенно образом, что у нас такие соседи, что там, по-моему, ни им, ни нам, никому никуда не надо ездить. Мы уже который год никто никуда летом не уезжает – ни в какие Турции, ни в какие Египты, а мы собираемся летом на даче у нас и прекрасно там существуем.

Д.БОРИСОВ: А речка рядом там?

И.ЧЕН: У нас есть речка. Мы на нее не ходим. У нас и так прекрасно. Причем к нам приезжала одна программа, такая у них рубрика – «Что такое красиво жить?» Мы вот так идем, а у нас с соседями забора фактически нет, он сделан специально красивым декоративным, чтобы на его фоне красиво смотрелись растения, которые мы выращиваем со своей стороны, а они со своей. У нас калитка, она всегда открыта, и у нас такая огромная территория на две большие семьи. И когда меня спросили, что такое красиво жить, я говорю: «Вот! Вот это красиво жить!», иметь таких соседей и жить с ними в любви и ласке, как с родственниками. Причем в нашем поселке все вокруг очень удачно подобрались, все очень хорошие люди, поэтому особенное удовольствие – быть с ними на даче. Поэтому – уважаемые радиослушатели, приезжайте на дачу к нам. Я отдыхаю там. Никуда не езжу пока.

Д.БОРИСОВ: Сейчас как поедут!

И.ЧЕН: Милости просим.

Д.БОРИСОВ: Гостеприимная Иоланда Чен в программе «Попутчики» в прямом эфире на радио «Эхо Москвы». У вас в общей сложности было три мужа?

И.ЧЕН: Такие провокационные вопросы вы задаете, Дмитрий, что я даже растерялась.

Д.БОРИСОВ: Ну, не совсем. Тут говорят – это что, вид спорта такой?

И.ЧЕН: Нет, почему?

Д.БОРИСОВ: Выходить раз, два, три.

И.ЧЕН: Ну что такое для современной женщины три мужа? Мне уже достаточно много лет, чтобы иметь троих. Сейчас вот готова, в принципе, и четвертого.

Д.БОРИСОВ: Да? То есть все по восходящей.

И.ЧЕН: Да. Почему бы и нет?

Д.БОРИСОВ: Вы часто выступали на международных соревнованиях – был опыт выездов в Европу и так далее, а мужья все местные. Почему? Языковой барьер?

И.ЧЕН: Не-а, не языковой барьер. Очень много общалась, у меня очень много друзей-иностранцев из очень многих стран, разных вер, цветов. Вы знаете, они все очень хорошие люди…

Д.БОРИСОВ: Ухаживали же наверняка.

И.ЧЕН: Они и ухаживали, и просто были друзьями, и романтические бывали отношения, всякое бывало за достаточно долгое время. Но, знаете, когда я с иностранными мужчинами общалась, будь то чисто дружеские отношения или даже романтические, я никогда в жизни себе не представляла их своими мужьями. Вот совсем они не мое. Не мои. Поэтому сейчас, когда мы смотрим огромное количество этих программ, все эти проблемы женщин, которые вышли замуж за иностранцев и поехали туда – по парижам, по италиям, по австралиям – за красивой жизнью, вот я себе этого даже представить не могу. Это настолько не для меня, они настолько не мои люди, настолько мы вообще разные, я бы не смогла жить никогда в жизни под одной крышей ни с одним иностранцем. Это точно.

Д.БОРИСОВ: А если с кем-то своим, но не здесь, а там?

И.ЧЕН: Ни в коем случае. Честно говоря, я там даже на соревнованиях с трудом долго. Про сборы я уже не говорю.

Д.БОРИСОВ: Хочется на дачу к соседям?

И.ЧЕН: Нет, ну тогда еще даже дачи и соседей не было, но я все время рвалась в Москву. У нас в основном греческие и испанские сборы были в свое время, весенние и осенние – ну, в Греции еще куда ни шло, там просто очень много своих друзей, они все время приезжали к нам на нашу базу в Афинах, и там просто было так весело и интересно, а вот в Испании, я честно скажу, последние дня 4-5 уже каторга и мука для меня была. Меня так все люди раздражали там, особенно мужского пола. Не мое. Какие-то они не такие. Вот все в них начинало раздражать. Хотелось уже домой, к своим родным. Да, плохеньким, может быть, частенько, но к своим мужчинам.

Д.БОРИСОВ: Родные.

И.ЧЕН: Да.

Д.БОРИСОВ: +7 985 970 4545 – смски кидайте туда. Ну мы всем спортсменам в программе «Попутчики» задаем часто вопрос, который нельзя обойти вниманием. И на телефон мобильный тоже все шлют вопросы такие же. Про допинг. Вот бывает вид спорта, где нет вообще допинга?

И.ЧЕН: Сейчас очень интересно отвечу. Нет, такого вида спорта нет. Знаешь, почему? Потому что никто из наших радиослушателей даже не подозревает, что такое допинг. Ведь то, на чем ловят бесконечное количество российских спортсменов, будь то биатлонисты, легкоатлеты, штангисты и так далее, или иностранцев, допингом как таковым не является. Меня, наверное, поймут люди с медицинским образованием. Потому что идея вот этой большой лаборатории… у них есть такая формулировка… у определенных людей, которые сидят в этой комиссии – я не думаю, что у них есть право на такой вид деятельности, но они каждый год, тем не менее, собираются и решают, что из уже имеющихся в мировой медицинской фармакологической промышленности препаратов они будут считать допингом на будущий год. Например, в допинг попадает фурасимид. Это мочегонный препарат. Ну какой это допинг? Вот у Алины Кабаевой в свое время были с ним проблемы. Ну какое это имеет отношение вообще к допингу, к спорту?. Чушь какая-то! И в большинстве случаев именно так. Препараты, которые объявляют люди, не имеющие медицинского образования. Они не понимают, что это такое. Они не знают. Им кажется, что это какие-то суперпрепараты, которые что-то там наращивают. Это категорически не так. Я это утверждаю стопроцентно. Поэтому, наверное, без допинга нельзя обойтись, потому что все люди просто пользуются лекарствами, но почему-то в спорте эти лекарства считаются допингом, а в нормальной жизни нет.

Д.БОРИСОВ: Но ведь за сезон спортсменов предупреждают: «Послушайте, в следующем году зеленый чай у нас – допинг. Не пейте зеленый чай!»

И.ЧЕН: Во-первых, не очень предупреждают. Это все происходит настолько быстро, он все время меняется. Никто за тенденциями новомодными креативными просто не успевает, что им в следующем году придет в голову считать допингом – зеленый чай или мясо нельзя есть или еще что-то им не понравится. Поэтому это очень сложно. Для спортсменов, я тебе точно говорю, эта информация не доходит.

Д.БОРИСОВ: А, то есть это только у начальства.

И.ЧЕН: Они это решили. Это доходит, когда тебя за это дисквалифицировали в итоге. Даже тот же эритропоэтин, насколько я могу понять, в группу фармакологических… ведь в фармакологии есть группа препаратов, насколько я понимаю, я не медик и не имею этого образования, но даже как простой человек я это понимаю – есть психостимуляторы, есть анальгетики, есть мочегонные, есть гипертензивные препараты, то есть они все по группам. Есть, конечно, наверняка и группа допинга. Но только ими никто не пользуется из спортсменов. Потому что, на самом деле, ими пользовались очень давно, когда не было этого контроля. На самом деле, ничего хорошего из этого не получилось, потому что в спорте это не всегда хорошо. Поэтому пытаются спортсмены и их тренеры и врачи, медперсонал спортивный пытаются найти в этой всей массе фармакологии что-то, что могло бы помочь восстанавливаться, быстро залечивать травмы, что очень важно в спорте. И т.д. и т.п. У нас, например, допингом в свое время являлись противозачаточные таблетки. Но они не являются допингом в нормальной жизни, но их нельзя было есть. Никто об этом не знал. И у нас на этом погорело огромное количество девушек, которые понятия не имели, что нельзя. Кому показаны противозачаточные средства? Вот кому? В первую очередь, наверное, именно спортсменкам, которые готовятся к Олимпиаде…

Д.БОРИСОВ: Нельзя карьеру терять.

И.ЧЕН: Ну, нормальная женщина, когда она не хочет иметь ребенка, она это может как-то для себя решать. Но в принципе это не такая большая проблема, и для большинства женщин, конечно, беременность является радостью большой, даже если она пользовалась противозачаточными средствами. Но для спортсмена это проблема, потому что с тобой работает целая команда и ты планомерно идешь 4 года к Олимпийским играм. Крайне нежелательно в это время забеременеть. Поэтому этим пользуются, и это нормально. Тут выясняется, что это допинг, и тебя за это дисквалифицируют. Что делать? Вот Оля Пылева, опять же, на Олимпийских играх в Турине – какой препарат, который повышает концентрацию внимания. Я всегда спрашиваю, хочу спросить врача – кому показан препарат для концентрации внимания, как не биатлонисту, которые бежит несколько километров и должен стрелять ровно в цель? У которого винтовка, по идее, ходуном должна ходить. Это, по-моему, показано абсолютно сюда. А кому еще-то надо? Нам с вами точно не надо. Мы с вами сидим и прекрасно концентрируем внимание на виде за окном.

Д.БОРИСОВ: Да, пока еще светло, поздно темнеет, так здорово. А вот по поводу противозачаточных таблеток, мне кажется, это такая завуалированная пропаганда воздержания.

И.ЧЕН: Вот чушь! Поэтому для людей, которые не понимают, о чем идет речь, слово допинг сразу вызывает ажиотаж, а на самом деле, это все не так.

Д.БОРИСОВ: А правда, что есть какой-то бабушкин способ допинга, что если у спортсмена берут его собственную кровь, потом замораживают, а перед соревнованием вкалывают обратно – просто ту же самую кровь, — то он сразу становится быстрее, выше, сильнее?

И.ЧЕН: Было тоже в свое время в советские годы во многих странах, особенно лыжники использовали дальнобегающие, легкоатлеты это чисто аэробное направление, когда выкачивают часть крови, ты тренируешься, она как-то восстанавливается, организм пытается что-то восполнить, тренируется без, а потом, незадолго до соревнований, обратно. Ну, вы знаете, насколько я начинаю вспоминать эту проблему, потому что о ней в свое время тоже много говорили и потом научились выявлять, что такая манипуляция была сделана, ну, была, конечно, небольшая прибавка, наверное, человек себя чувствовал хорошо, но я не думаю, что это плохо. Почему нет?

Д.БОРИСОВ: То есть – позиция Иоланды Чен: взять и допинговые правила отменить.

И.ЧЕН: Нет. Моя позиция абсолютно ясна. Я считаю, что допинг-контроль должен быть обязательно. Но препараты должны быть именно допингового плана. Не все, не вся фармакология мира должна быть допингом для спортсменов, а именно допинг должен быть допингом. И это есть, меня врачи поймут. Вот это нельзя. И допинг-контроль должен существовать на всех крупных соревнованиях – чемпионаты мира, Европы, Олимпийские игры. Здесь обязательно нужно пользоваться допинг-контролем в момент участия спортсмена в соревнованиях здесь все должно быть честно. Но фармакологическая охота, а это именно сейчас происходит, это категорически неприемлемо. Просто когда за людьми по всем странам мира бегают разные люди и хватают их в любое время в любом месте и начинают у них брать пробы.

Д.БОРИСОВ: Причем уже постфактум.

И.ЧЕН: Это может быть постфактум. Это может быть на отдыхе, где угодно, когда человек уже совершенно не выступает ни на каких соревнованиях. Мне кажется, вот это фармакологическая охота. В это время человек волен принимать любые лекарства, если они ему нужны. Есть такая вещь, что манипуляции запрещены, у нас в спорте запрещены внутривенные вливания. Но очень много препаратов, ни к каким допингам не имеющих никакого отношения, делаются внутривенно. Это быстроэффективно. Капельницами сейчас очень многие клиники пользуются.

Д.БОРИСОВ: А потом просто визуальный осмотр? Смотрят проколы?

И.ЧЕН: Да, и если найдут, тебя могут просто дисквалифицировать. Это просто чудовищная чушь. На самом деле, это сук, который они рубят, на котором они сами сидят. Знаете, вся допинговая проблема, чтобы закольцевать и завершить эту тему, она мне напоминает раковую опухоль – вот она появляется в теле человека, начинает его пожирать, мучает, в конечном итоге убивает организм и умирает сама. И получается, абсолютно нет смысла в этом. Вот то же самое делают эти люди. Вот вы спрашиваете, почему люди не ходят на легкую атлетику или что-то другое, пустые стадионы. Поэтому. Потому что в спорте на сегодняшний день не спорт, не интрига, не зрелищность являются главными, а слово «допинг». Вот слово допинг знают все, спортсменов, звезд по именам не знает большинство. О чем идет речь там? Какой вид спорта? Многие не знают. Но если вы сегодня выйдете на улицу и скажете слово «допинг», все вам скажут, что это такое.

Д.БОРИСОВ: Да, и миллион мнений будет.

И.ЧЕН: Да. Поэтому все те люди, которые раздувают эту тему и продолжают это все муссировать и ни в коем случае никак не хотят ее решать, губят спорт и, естественно, губят себя, потому что они работают на это. Если не будет спорта высших достижений, WADA никому не будем нужна. Ну и загнется это все вместе.

Д.БОРИСОВ: Как-то грустно получается. Грустная картина.

И.ЧЕН: Просто жалко. Потому что, на самом деле, все не так, а людям это преподносится. И наш брат журналист, согласись, тоже – жареная тема.

Д.БОРИСОВ: Ну и когда снимают звезд с соревнований и аннулируют какие-то результаты, о которых вся страна говорила…

И.ЧЕН: Кстати, это очень странная, интересная, любопытная, на мой взгляд, тенденция, что последнее время, особенно в нашей стране, еще несколько лет назад люди очень агрессивно относились к спортсменам, которых дисквалифицировали из-за допинга. Начинали кричать: «Вот, безобразие! У них там в спорте!» Мне просто это часто довелось слушать, поэтому я так и говорю. Но в последнее время, когда какой-то допинговый скандал, когда жуткая совершенно, идиотская история с нашими девочками на Олимпиаде произошла, когда с биатлонистами то же самое получилось, это все какие-то тухленькие очень истории, там нету конкретной ловли на каком-то запрещенном препарате. Там какие-то бесконечные манипуляции со стороны допинговой лаборатории WADA. И люди, мне это очень приятно… вот мы тоже проводим, у нас на форуме НТВ+ много высказываются болельщики… как-то люди более адекватны и лояльны к спортсменам, они их жалеют. В общем-то, какой-то такой патриотизм. Мне это очень приятно. Мне кажется, что наши люди начинают наконец понимать, что что-то здесь не так, что-то здесь нечисто именно со стороны вот этих функционеров.

Д.БОРИСОВ: А как быть с санкциями? Применять их к спортсменам, которых поймали и дисквалифицировали?

И.ЧЕН: Какие?

Д.БОРИСОВ: Ну какие-то. Вот их же дисквалифицируют на два года, на три. Страшно же для молодых девочек, которые…

И.ЧЕН: Ужасно. Это потеря работы. На самом деле, ни для кого не секрет, что спорт – это работа, на сегодняшний день. То есть тебя просто лишили работы, лишили заработка. Потому что человек тренировался и не может так быстро переквалифицироваться. Это проблема.

Д.БОРИСОВ: А если дисквалификация мировая, нет возможности оставаться в строю у себя на родине, продолжать выступать?

И.ЧЕН: Знаете, где еще тухленьким пахнет? Вот где понятно, что рыло в пуху? Это то, что любая международная федерация не дисквалифицирует ни одного спортсмена, потому что они не имеют на это права. На них можно подать в суд, и это конец. Дисквалифицирует национальная федерация. То есть они все делают чужими руками. Знаете, как они говорят? «Есть мнение, что ваш спортсмен… вы его, пожалуйста…» И федерация, которая зависима, национальная, особенно слабая федерация…

Д.БОРИСОВ: Своими руками своих людей и…

И.ЧЕН: Конечно. И вот здесь тоже можно понять – что-то здесь не так.

Д.БОРИСОВ: Иоланда Чен в программе «Попутчики». Спасибо большое за прекрасно проведенное время. Надеюсь, что с командным чемпионатом Европы, который остался без вас из-за того, что вы согласились поехать со мной, нормально все будет.

И.ЧЕН: Дай бог.

Д.БОРИСОВ: Спасибо. «Попутчики» в следующую субботу вновь будут здесь. Меня зовут Дмитрий Борисов. До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире