'Вопросы к интервью
Д. БОРИСОВ: 21:08 – точное московское время. Вы слушаете радио «Эхо Москвы», меня зовут Дмитрий Борисов. Программа «Попутчики» начинается. Опять к поезду не успел Александр Плющев. Вы знаете, он после отпуска своего… Он привык к самолётам, к самолёту не опаздывают, а к поезду…

Д. КОЛДУН: А я видел какого-то мужчину, который бежал по перрону.

Д. БОРИСОВ: Наверное, это он. Я не видел, к сожалению. Я в это время был уже здесь, готовил аппаратуру. Но… Саша опять не с нами. Мы передаём ему привет в эфире «Эха Москвы». Зря отказался с нами поехать, потому, что мы поедем в славном направлении поездом «Москва – Гомель». Выбрали поезд не случайно, потому, что со мной сегодня едет Дима Колдун.

Д. КОЛДУН: Всем привет, кто нас слышит.

Д. БОРИСОВ: Если слышит. Я надеюсь, что слышит. Вроде ни разу еще не было, чтобы сигнал терялся по дороге. 20:52 мы отчалили и в 23:23 мы приедем на станцию Гагарин.

Д. КОЛДУН: Ну, я-то дальше поеду.

Д. БОРИСОВ: Да. Мы тебе отдельное купе оставим, потому, что этот вагон уедет с нами. Вопросы, которые мне задавали мои знакомые, когда они узнали, кто едет сегодня со мной, не очень пристально следящие за твоим творчеством, но знающие, кто ты. Сложно не знать, кто ты, с учетом такого количества телевизионных эфиров, радийных, прессы. Те, кто не пристально следят, они спрашивают, вот был мальчик, и не стало мальчика. В том плане, что были песни, было «Евровидение», всё было, такой большой медиа-шум. И вдруг бац! – и тишина.

Д. КОЛДУН: Ну да. Такое случается иногда. Дело в том, что, действительно, «Евровидение» — это одно из самых ярких событий, которое может произойти в жизни молодого артиста. И, как показывает практика, у некоторых эта жизнь продолжается после этого яркого пятна в их творческой биографии, у некоторых заканчивается. Я хочу всем недоброжелателям сказать, что у меня она не закончилась на этом. Я продуктивно тружусь, и надо сказать, что после «Евровидения» я успел поработать с тремя продюсерами.

Первым был Виктор Дробыш во время конкурса, в котором я и победил, «Фабрика звёзд», потом на время «Евровидения» им был Филипп Киркоров, причём с Виктором Дробышем они очень сильно поругались из-за того, кто же останется дальше развивать меня. Но в итоге я выбрал Александра Лунёва, композитора, который был никому не известен, за исключением песен, которые выстрелили для Димы Билана. Я рассчитывал, что наш союз будет самым прочным из всех, рассчитывал на то, что Александр будет из кожи вон вылазить или вылезать… как правильно?

Д. БОРИСОВ: У нас в поезде можно по-всякому.

Д. КОЛДУН: Для того, чтобы мы с ним вместе развивались и завоёвывали мир. В итоге оказалось очень медленно, я решил продолжать сам.

Д. БОРИСОВ: То есть, и от дедушки ушёл, и от бабушки ушёл…

Д. КОЛДУН: Да. Это уже старая история, меня называют Колобком. Правда, некоторые обижаются, потому, что никто толком не знает, кто же бабушка, кто дедушка.

Д. БОРИСОВ: Да… Там есть, над чем подумать. Как ты воспринимал ссору Филиппа с Виктором? Как ты на это смотрел? К тебе периодически подходили с вопросом: «Дима, а кто же Ваш продюсер?» Ты не мог ответить.

Д. КОЛДУН: На самом деле этот конфликт был очевиден и мне он доставлял очень мало удовольствия, потому, что я понимал, что Виктор Дробыш сделал для меня очень много как продюсер «Фабрики звёзд». Я в то же время понимал, что на время «Евровидения» Виктор Дробыш практически забыл обо мне и мною занимался Филипп Киркоров, всеми вещами, в том числе и бытом. И потом они встретились…

Д. БОРИСОВ: Что значит – занимался бытом?

Д. КОЛДУН: Мне же надо было что-то есть, у меня не было работы. Какие-то средства для существования я получал, потому, что не было работы, ничего у меня не было.

Д. БОРИСОВ: А концертов после «Фабрики» не было?

Д. КОЛДУН: Когда закончился гастрольный тур «Фабрики звёзд», это был ноябрь, последняя часть гастрольного тура отменилась из-за недостатка рекламы. И надо сказать, что практически всё возвращалось на те позиции, с которых я и начинал. Когда я приехал в Москву, у меня было порядка 300 рублей. Даже негде было жить. Но мы сейчас не об этом, а о том, что Виктор Дробыш очень сильно возжелал заниматься мною снова, продюсировать и все дела… А Филипп не хотел меня отдавать. И в итоге получилось, что Колобок…

Д. БОРИСОВ: Но ты с ними поддерживаешь какие-то отношения сейчас?

Д. КОЛДУН: Честно сказать… Я виделся с Виктором Дробышем и с Филиппом Киркоровым, вроде всё улеглось. «Дима, привет».

Д. БОРИСОВ: Общаетесь на официальном уровне. Привет – пока.

Д. КОЛДУН: В общем-то, да. Дорога пошла, как стрелку перевели, дорожка пошла в другую сторону.

Д. БОРИСОВ: Мобильный телефон всегда со мной. +7-985-970-45-45. Вы можете присылать смс-ки. В итоге ты ушёл от всех продюсеров.

Д. КОЛДУН: Ушёл.

Д. БОРИСОВ: Нет таких новых песен попсовых?

Д. КОЛДУН: Да, нет.

Д. БОРИСОВ: Нет концертов.

Д. КОЛДУН: Нет, почему? Концерты есть, просто они несколько другого качества, эти концерты. Дело в том, что одним из камней преткновения стало то, что я был вынужден практически «фанерить» везде. Телевизионные съёмки – это отдельный разговор. Но вся работа сводится для большинства российских артистов к каким-то заказникам, корпоративов…

Д. БОРИСОВ: Работа под фонограмму.

Д. КОЛДУН: Да. Я всегда считал, что работа артиста… Что артист возвышается над всеми, он поёт со сцены. Я, когда был маленький, были артисты – Кобзон. Их было немного, но были тогда. И артист воспринимался, как человек из экрана, до которого очень сложно добраться, взять его рукой. А сейчас ты можешь, обладая каким-то количеством денег, тупо пригласить к себе его на дачу, пусть он там споёт что-нибудь.

Поэтому я всегда считал, что артист – это человек с тембром голоса, которого хочется слушать, которого любят люди, который на основе этой честной любви.

Д. БОРИСОВ: А разве его не могут любить на даче?

Д. КОЛДУН: Могут любить. Особенно женские коллективы любят на дачах или где-то еще. Но я стремился к чему-то такому, чего ещё не достиг. И продолжаю стремиться. Это благодарная публика, а не просто глупое увеселение народа.

Д. БОРИСОВ: А как дела у брата? Одно время вы же вместе пели даже.

Д. КОЛДУН: Да. Было время, у нас был один микрофон на двоих и мы пели в него.

Д. БОРИСОВ: Братья Зайцевы.

Д. КОЛДУН: Да. Дело в том, что я нахожусь в Москве, а Георгий в Минске, он там довольно успешно ведёт телевизионное шоу, тоже поёт.

Д. БОРИСОВ: И вы не пересекаетесь.

Д. КОЛДУН: Мы пересекаемся дома, когда я захожу к нему попить кофе. А профессионально, слава Богу, нет.

Д. БОРИСОВ: А живёшь ты в Москве сейчас?

Д. КОЛДУН: Да. Перебрался с концами, с вещами. Недавно решил себе напомнить о том, что я, всё-таки, хочу быть всегда на сцене, у меня дома кровать в виде сцены, она возвышается над полом. Всё то, к чему я стремился…

Д. БОРИСОВ: А микрофон?

Д. КОЛДУН: Слава Богу, если только кто прослушать захочет. А так – на кровати я нахожусь на сцене.

Д. БОРИСОВ: Кровать-сцена – это мощно, конечно. Я добиваюсь от тебя, думал, что сам расскажешь. Ты молчишь, ностальгируя о прошлом. Как на счёт вот этой пресловутой рок-оперы, которую твои фанаты на форумах разных уже обсуждают так, как будто это величайшая штука, которая ждёт каждого артиста на самом пике его карьеры. Тебе тоже так кажется? Что за идея?

Д. КОЛДУН: На самом деле я хочу поправить немножко. Они обижаются, когда их называют фанатами. Фанаты – это больше футбольное. Слушатели.

Д. БОРИСОВ: Почитатели.

Д. КОЛДУН: Да. Это очень известное произведение, которое было популярно в 80-х годах «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», автор музыки Алексей Рыбников, либретто наваял Павел Грушко. И я там исполняю роль Хоакина Мурьеты, главного героя, довольно бедный парень приезжает из Чили…

Д. БОРИСОВ: И в кармане всего 300 российских рублей…

Д. КОЛДУН: У него не было российских рублей. Деньги у него были, но их было не так много, как 300 российских рублей. Это большие деньги для того времени. Я думаю, что он был совсем бедным парнем, приехал для того, чтобы намыть немного золота, встретить свою любовь. Он-то любовь встречает, но случается очень интересное событие и потом, в конце, он погибает. Вот такая, очень грустная, история. Но надо сказать, что я очень рад, что именно мне досталась эта роль, потому, что до меня эту роль Абдулов исполнял в «Ленкоме».

Мне даже мама иногда говорит, что я чем-то на Абдулова похож. Поэтому я думаю, что у меня всё получится. Это очень серьёзная и ответственная роль. Очень сильно переживаю, потому что до премьеры осталось очень мало.

Д. БОРИСОВ: Сколько времени эта жизнь занимает?

Д. КОЛДУН: Поскольку премьера 27-го числа состоится, то мы репетируем…

Д. БОРИСОВ: А где она?

Д. КОЛДУН: В концертном зале «Мир», но это будет несколько премьерных показов. Потом уже продолжатся систематические показы с Нового года. Приходится очень много репетировать, сейчас такой процесс «втаптывания», если говорить языком актеров или режиссёров. Потому, что уже всё склеено и остаётся только репетировать, репетировать, репетировать, чтобы всё было хорошо. Это очень серьёзное и ответственное мероприятие в моей жизни. Не могу сказать, что это пик в моей карьере, но я думаю, что каждый хотел бы получить главную роль в каком-то произведении.

Д. БОРИСОВ: У тебя получится это совмещать с другой деятельностью?

Д. КОЛДУН: Актёрской работой я никогда не занимался. И поэтому для меня сейчас очень сложное время, я стараюсь пройти экстерном какие-то вещи. Поэтому на время подготовке к этой рок-оперы, я решил отказаться от концертов, хотя репетиции с моими музыкантами продолжаются, но предпочтение сейчас отдаю рок-опере.

Д. БОРИСОВ: Давай сейчас послушаем кое-что оттуда.

Д. КОЛДУН: Это очень замечательное произведение, называется оно… не знаю как.

Д. БОРИСОВ: Как это не знаешь? Называется оно «Месть».

Д. КОЛДУН: Я думал, какое же мы сейчас послушаем из них? Это ария Хоакина, когда он выходит на тропу войны и всех начинает резать и убивать.

Д. БОРИСОВ: Да… И через полторы минуты мы вернёмся в эфир. +7-985-970-45-45, можете присылать сообщения. Радио «Эхо Москвы», Дмитрий Колдун в программе «Попутчики».

Звучит песня женским голосом.

Д. КОЛДУН: Вот я поэтому и спрашивал, что мы сейчас будем слушать.

Д. БОРИСОВ: Ты знаешь, люди, которые провожали тебя на вокзале, просили тебе передать в Гомель немножко вещей, фруктов, овощей. Они дали этот диск со словами: «Дима, послушай в дороге». И там было написано, что это твоё голос.

Д. КОЛДУН: Ну, это, видимо, какая-то такая очень трогательная партия. На самом деле, я поясню, это поёт Светлана Светикова, моя супруга по этой постановке.

Д. БОРИСОВ: На слове «моя супруга», все твои почитательницы вздрогнули.

Д. КОЛДУН: Супруга мнимая. Но хотелось бы послушать трек, который я упомянул.

Д. БОРИСОВ: Мне нравятся наши поездные условия… Дорогие друзья, вы слышите, что это реально прямой эфир. Когда ещё придумаешь такое… Тут слушатели очень хорошие вопросы присылают на смс. Уже три вижу, которые хочу задать.

Звучит музыка.

Д. КОЛДУН: Нет, это не то! Это совсем не то. Пусть уже вот эта и ладно.

Звучит песня «Господи, помилуй»

Господи, помилуй

И наставь раба,

Для кого постылой

Сделалась судьба.



Остуди мне рану

Или смерть пошли.

Не убьешь — я стану

Ужасом Земли.



Стань бессонным разум,

Чтоб не спать в седле,

Чтоб совиным глазом

Видеть и во мгле.



Стань послушным тело,

Чтоб скользить во тьме

Для святого дела,

Выпавшего мне.



Станьте мои ноги

Легче львиных ног,

Чтобы зверь в берлоге

Слышать вас не мог.



Станьте мои руки

Лапами орла

Для слепой науки—

Разрывать тела.



Пробудись отмщенье,

Доброта усни!

Пусть свое рожденье

Проклянут они!

Д. КОЛДУН: Ну вот, как-то так… С горем пополам мы послушали трек, который назывался «Клятва Хоакины».

Д. БОРИСОВ: Да… Добросердечные проводницы нам предложили чай, чтобы мы не волновались из-за не тех писем. Алеся, студентка спросила тебя: «Дмитрий, Вы постоянно мечетесь между откровенной попсой и попсой с закосом под рок. Но ведь раньше Вы представляли себя в будущем именно как рок-исполнителя? Почему Вы выбрали «легкие деньги» за попсовые выступления на корпоративах вместо тернистого пути нахождения своего музыкального «Я»?»

Д. КОЛДУН: Ой, спасибо Вам за такой вопрос, хороший вопрос, я сам частенько им задаюсь. Но в итоге мне есть что ответить на него.

Д. БОРИСОВ: А мне всегда интересно, люди отвечают на такие вопросы честно или пытаются на себя нанести налёт псевдо-серьёзности?

Д. КОЛДУН: Я отвечу честно. Я всегда мечтал и продолжаю это делать…

Д. БОРИСОВ: О лёгких деньгах.

Д. КОЛДУН: О лёгких деньгах мечтает каждый. Что касается творчества, я всегда мечтал заниматься рок-музыкой. В итоге я к этому и прихожу постепенно. Что касается поп-музыки, без этого, как оказалось, никак, потому, что работая с продюсерами, приходилось, всё-таки, выполнять какие-то их определенные требования. Приходя на «Фабрику звёзд», откровенно попсовый проект, я надеялся именно на Виктора Дробыша, который позиционировал себя как бывший рок-музыкант. Он любитель рок-музыки. Я планировал, что из меня он может вырастить что-то подобное.

Но в итоге оказалось, что не совсем так. Потом мне очень сильно захотелось на «Евровидение». Я не могу песню Филиппа Киркорова назвать откровенной попсой. Это поп-музыка, но качественная. Когда был Александр Лунёв, когда я увидел его первый раз, у него на майке было написано крупными буквами «Рок». Я понял, что вот рок и пришёл в мою жизнь.

Д. БОРИСОВ: Оказалось, что и там рок только на майке.

Д. КОЛДУН: В итоге я остался один по собственной воле, и продолжаю бороться уже сам, продолжаю добиваться своей мечты.

Д. БОРИСОВ: У тебя есть какой-то состав, коллектив музыкантов?

Д. КОЛДУН: Первым делом, что я сделал, ведь я работал с девичьей танцевальной группой, понятно, что ни о каком рок-н-роле речь идти не может. Я от всего этого избавился, от своих костюмов со стразами. Я набрал музыкантов, с которыми мне очень приятно работать, потому, что мне всегда были чужды тусовки, а ребята абсолютно простые, мы с ними нашли общий язык. Сейчас продолжаем работать вместе, уже порядка двух месяцев репетируем программу. У меня очень много песен накопилось за это время. Что-то из этого я написал сам, много песен, написанных композиторами.

Эти композиторы, в том числе, из Белоруссии, куда я сейчас еду. И из Москвы.

Д. БОРИСОВ: Часто бываешь дома?

Д. КОЛДУН: Бываю дома? Иногда бываю. К маме езжу. Мама-то совсем одна осталась. Если бы не брат…

Д. БОРИСОВ: А не хочешь её сюда, в Москву?

Д. КОЛДУН: А она не хочет. Как-то там уже корни пустила она, и живёт.

Д. БОРИСОВ: И как-то даже из-за того, что сын в Москве не хочет переезжать?

Д. КОЛДУН: Один-то сын в Москве, второй в Минске.

Д. БОРИСОВ: А кто из вас старше?

Д. КОЛДУН: Я младше. Не знаю, кто старше, но я младше.

Д. БОРИСОВ: Хороший ответ! Константин из Перми спрашивает: «Если бы вернуть всё назад? Принял бы ты предложение Филиппа Киркорова работать дальше с ним, если бы у тебя была возможность вернуться на момент после «Евровидения»?»

Д. КОЛДУН: Вы знаете, я, наверное, ничего бы не возвращал никуда, потому, что было бы неинтересно проживать всё это заново. То время, которое я потратил на поиски какого-то выхода из всей этой ситуации, оно бесценно для меня, это бесценный опыт, потому, что не пройдя весь этот сложный путь, со всем количеством скандалов, всех этих споров, каких-то делёжек непонятно чего, я бы, наверное, не стал бы тем, кем я сейчас стал. И у меня бы в голове не было этого тетриса, который, наконец-таки, сложился. И я теперь понимаю, что к чему. Я понимаю, что всё, что сделано, всё, что было…

Д. БОРИСОВ: А лет через 10 ты себя как видишь, в каком качестве?

Д. КОЛДУН: Я думаю, что я буду с бородой…

Д. БОРИСОВ: …и на дачу приглашать девичьи коллективы.

Д. КОЛДУН: Нет, девичьи коллективы приглашать не буду, так же, как и мальчиковые. Если я захочу посетить какой-то концерт, я куплю билет в зал концертный, где для этого более располагающая атмосфера. Наверное, я никогда не позволю себе приглашать артистов домой. Лучше я, если у меня будет много денег…

Д. БОРИСОВ: Если это артисты друзья?

Д. КОЛДУН: Я их приглашу, конечно. Они могут спеть, но это их личное желание.

Д. БОРИСОВ: Ты ходишь в театры? Остается время на культурную программу?

Д. КОЛДУН: Я очень люблю кино. Очень люблю фильмы ужасов. Театр почему-то у меня с молодости…

Д. БОРИСОВ: Не сложилось?

Д. КОЛДУН: Я просто посещал, наверное, не те спектакли. Вот как можно отучить человека от культурной жизни? Сейчас я прихожу к этому постепенно, к тому, что нужно духовно воспитываться. В школе в качестве нагрузки наш класс водили в какие-то странные места, на какие-то странные произведения, например, на какие-то бенефисы артистов, которых я и в глаза не видел. Причём, это выглядело довольно смешно. Поэтому после двух таких или трёх бенефисов у меня желание отпало ходить в театры. И я решил, что во всех театрах то же самое. И просто перестал ходить. Хотя сейчас очень люблю послушать какие-нибудь оперы.

Д. БОРИСОВ: Ужасы смотришь перед сном?

Д. КОЛДУН: Ужасы я очень люблю, потому что в жизни мне этого не хватает. Может, я просто не езжу на метро, поэтому я не вижу всех тех кошмаров, которые происходят в жизни.

Д. БОРИСОВ: В метро нет кошмаров особых.

Д. КОЛДУН: Ну, может быть, они там встречаются… Поэтому я смотрю в основном фильмы эротического содержания. Поскольку времени просто не остаётся на личную жизнь. И ужасы.

Д. БОРИСОВ: Ага… То есть, любишь отключать мозг, когда смотришь телевизор или ходишь в кино.

Д. КОЛДУН: Да.

Д. БОРИСОВ: Знаешь, я так люблю смотреть фильмы про вторжение инопланетян.

Д. КОЛДУН: Этого тоже в жизни не хватает.

Д. БОРИСОВ: Это точно. Когда кто-нибудь высаживается на землю, захватывает людей. Ой, здорово! Все проблемы, которые существуют, выключаются из головы, уходят.

Д. КОЛДУН: Это точно.

Д. БОРИСОВ: Ты с компьютером на ты или на вы?

Д. КОЛДУН: С компьютером на ты. Но смотря с чем. У меня нет каких-то блогов, Интернет-дневников. Я их не веду, потому, что за меня их уже ведут человек 15, причём, на каждом из известных мне ресурсов.

Д. БОРИСОВ: Ты почитываешь?

Д. КОЛДУН: Я ради интереса недавно зашёл на «Одноклассники». И увидел, что меня там человек 15, причём разного возраста, из разных мест… Надо сказать, что фотографии довольно достоверно подписаны, и я решил, что и так всё понятно.

Д. БОРИСОВ: То есть, тебе даже не хочется никакого Интернет-онлайн общения? Тебе хватает общения в жизни?

Д. КОЛДУН: Дело в том, что у меня есть форум, о котором было сказано выше. Я на нём общаюсь.

Д. БОРИСОВ: То есть, там тебя твои поклонники реально могут найти?

Д. КОЛДУН: Да. Они могут найти. Причем, не только поклонники, может кто-то гадость мне хочет сказать, я могу выслушать.

Д. БОРИСОВ: То есть, ты нормально относишься к неконструктивной критике?

Д. КОЛДУН: Бывает и конструктивная критика гадостью. Но если я говорю гадость, то в основном из зависти, либо от того, что у меня просто плохое настроение и мне не на кого его выщемить.

Д. БОРИСОВ: Что за история со «Scorpions»? Слово «фанат» — первое, что возникает в голове в общении с тобой, я смотрю на тебя, думаю о девочках и мальчиках, которые визжат при твоём виде…

Д. КОЛДУН: Они не визжат, они издают какие-то высокочастотные звуки.

Д. БОРИСОВ: Когда шла «Фабрика звёзд», у меня было впечатление, что визжат.

Д. КОЛДУН: На таких проектах они просто визжат, там собираются люди, которые любят повизжать. Для таких целей и приглашают людей на подобные массовые мероприятия.

Д. БОРИСОВ: Масса впечатлений от твоих поклонников по поводу твоего опыта работы со «Scorpions» Что это было?

Д. КОЛДУН: Работа со «Scorpions»? Я не могу сказать, что это была работа. Конкретно работы не было. Но, когда была «Фабрика звёзд», Виктор Дробыш, за что ему огромное спасибо, привёз на «Фабрику звёзд» группу «Scorpions». У нас с Клаусом Майном, солистом «Scorpions», был дуэт, мы пели их песню «Still loving you». И после этого мне поступило предложение поехать, от их директора, гастрольного администратора, его зовут Питер. Он пригласил меня поехать с ними в гастрольный тур, видимо, понабраться опыта, выступать с ними вместе, но Дробыш меня не отпустил. Вот такая очень обидная ситуация, но контактов мы не потеряли.

И когда я узнал, что «Scorpions» будут выступать у меня на родине, в Минске, я связался с Питером и отправил несколько песен ему, сказал, что мы теперь вот так, по вашим стопам, так сказать. И мне поступило предложение очень неожиданное, от которого я просто не мог отказаться – выступить перед «Scorpions». Это для меня было определённым подарком. Я с детства воспитывался на их песнях. Для меня это очень трогательный момент, я его буду вспоминать и рассказывать внукам.

Д. БОРИСОВ: Когда собираешься детей заводить? Сколько тебе лет сейчас?

Д. КОЛДУН: Заводить? Мне сейчас 23 года. Детей я собираюсь заводить… Ну, не знаю…

Д. БОРИСОВ: Пока не собираешься.

Д. КОЛДУН: Посмотрим. Пока… Надо же как-то внимание уделять, а времени нет.

Д. БОРИСОВ: «Чем подпитываешься с моральной точки зрения?» – Анну интересует вопрос. Откуда силы?

Д. КОЛДУН: Я пью витамины. С женьшенем. На самом деле просто нужно очень много есть и много спать. Но этого у меня не получается, поэтому приходится больше филонить как-то, лениться. Местами выкраивать какие-то участки времени, когда ты можешь, вместо того, чтобы пойти и отрепетировать что-то, можно немножко вздремнуть.

Д. БОРИСОВ: Поклонники и поклонницы мешают твоей жизни как-то?

Д. КОЛДУН: Ну…

Д. БОРИСОВ: Звонят на мобильный телефон?

Д. КОЛДУН: Безусловно, существуют звонки на мобильный телефон.

Д. БОРИСОВ: То есть, они знают твой настоящий номер.

Д. КОЛДУН: Кто-то знает, кто-то не знает. Другое дело, что некоторые из них звонят, когда я ещё сплю. Я не совсем понимаю, когда я просыпаюсь и вижу пропущенный вызов в 8 утра. С каким вопросом ко мне можно обратиться в 8 утра, я не совсем себе представляю. Хотя иногда дома появляются какие-то подарки, приходишь домой…

Д. БОРИСОВ: Даже знают, где живёшь.

Д. КОЛДУН: Да. Какие-то такие свёртки, бывают даже съедобные, какие-то кульки остаются.

Д. БОРИСОВ: Ты спокойно к этому относишься?

Д. КОЛДУН: У меня истерик нет по этому поводу.

Д. БОРИСОВ: Если вдруг к тебе подойдёт на улице, вручит какой-нибудь кулёк, как ты ответишь?

Д. КОЛДУН: Если это будет человек с бородой, я, наверное, испугаюсь. А если будет какая-нибудь милая девушка, блондинка с красивыми глазами, почему бы и нет!

Д. БОРИСОВ: Дурацкий вопрос. Десять тысяч раз ты на него отвечал. Но аудитория «Эха Москвы» такая, что не следит пристально за этим и имеет на это полное право. Колдун – это настоящая фамилия.

Д. КОЛДУН: Настоящая фамилия. Более того, я узнавал историю своей фамилии, говорят, что в моём роду были какие-то колдуны. Не блины с мясом, а именно настоящие колдуны, волшебники, знахари какие-то. Видать не всех Инквизиция сожгла, кто-то остался.

Д. БОРИСОВ: То есть, я отвечаю Надежде…

Д. КОЛДУН: Это моя настоящая фамилия. Правда, в белорусской интерпретации она пишется через букву А – Калдун, потому, что если буква не под ударением, то пишется А.

Д. БОРИСОВ: Когда ты шёл к человеку, которого прославили песни Димы Билана, дали какую-то известность у аудитории, в профессиональном круге. Ты не боялся, что тебя тут же начнут сравнивать? Сравнивать – это понятно. Возраст, пол, очевидно, всегда это бывает. Колдун, Билан, Лазарев, ещё можно продолжать список.

Д. КОЛДУН: Само собой, были такие вещи. Но никогда для меня сравнение с кем-либо не являлось каким-то основополагающими вещами. Можно сравнивать с кем угодно. Другое дело, что я всегда знал, чего я хочу. Иногда просто приходилось мой путь, моя дорога уходила немножко в сторону от того, что мне хочется. Когда доверяешься людям целиком и полностью, ты не можешь гарантировать себе результат, к которому ты стремишься. Поэтому приходилось очень часто брать всё в свои руки. Может быть, есть правда, что никто не знает лучше, что тебе нужно, чем ты сам.

Но, всё-таки, я склонен верить в том, что если человек хорошо к тебе относится, если человек относится к тебе бескорыстно, если человеку от тебя ничего не нужно, он может для тебя сделать что-то совершенно бесплатно.

Д. БОРИСОВ: У тебя друзей много настоящих?

Д. КОЛДУН: Нет, друзей у меня немного, потому что… Не знаю… Я люблю что-то рассказать, люблю поговорить, хотя я человек довольно закрытый. Люблю пошутить, но вся проблема в том, что мне слушать людей почему-то неинтересно.

Д. БОРИСОВ: Тебе хочется рассказать.

Д. КОЛДУН: Нет, мне хочется слушать, но получается так, что люди меня слушают, я могу бесконечно рассказывать о каких-то вещах, о каких-то воспалённых фантазиях по поводу того или другого, но мне хочется слушать, хочется получать какую-то информацию. К сожалению, таких людей, которых слушать мне интересно раз, два… Как-то так.

Д. БОРИСОВ: Ты скорее человек, который любит урбанистический отдых или овощной? – задаёт Наталья. Здесь понятно, да?

Д. КОЛДУН: Я люблю фруктовый отдых.

Д. БОРИСОВ: Не валяться овощем под солнцем на пляже?

Д. КОЛДУН: Расти на дереве люблю. Фруктовый. Но и тому, и другому в жизни есть место. Конечно, когда всё достало, хочется уединиться в каких-то кустах или кактусах, полежать, позагорать, поплескаться в волнах. Но в целом я очень давно не отдыхал на самом деле. Это, наверное, сказывается и на моём внешнем виде. Но я планирую отдохнуть в Калифорнии, куда мы поедем дружно после премьеры «Звезды и смерти Хоакины Мурьеты», там и отдохнем.

Д. БОРИСОВ: Будет такой рабочий отдых.

Д. КОЛДУН: Да. Как в советское время, когда мне было 6 лет, мои родители, они у меня учителя, руководили группой, которая поехала на отдых подвязывать виноградники в Ростовскую область. Летнее-трудовой лагерь. Потом все заболели дизентерией. Такой замечательный отдых получился.

Д. БОРИСОВ: Слушай, а вот твои родители. Они преподаватели чего?

Д. КОЛДУН: У меня все в семье, мама, отец, мой брат, они все по образованию географы, один я только химик, так получилось. И они все работали в школах. А я вот не работал.

Д. БОРИСОВ: Но ты химик настоящий?

Д. КОЛДУН: У меня диплом.

Д. БОРИСОВ: Ты всё знаешь, помнишь?

Д. КОЛДУН: Ну… Как Вам сказать… Я, конечно, знаю всё, но не помню практически ничего из того, что я проходил. Я по образованию полимерщик. Очень люблю клеи всякие, мастики варить.

Д. БОРИСОВ: Ладно, я тоже буду с Вами на Вы, Дмитрий, раз Вы так уважительно.

Д. КОЛДУН: Я просто по привычке.

Д. БОРИСОВ: 970-45-45. Масса сообщений. Почему-то очень много таких точечных, как ты относишься к группе «Rammstein»? Увлекался ли ты в детстве Майлом Джексоном?

Д. КОЛДУН: Как раз про группу «Rammstein», надо сказать, что до недавнего времени я вообще слабо оценивал и вообще как-то вслушивался в музыку с таким жёстким называнием «Металл». Для меня это была какая-то совершенно оторванная музыка. Но недавно я посетил концерт группы «Slipknot», которая выступала в Олимпийском, и я совершенно поменял своё представление об этой музыке. Мне даже понравилось. Понятное дело, что это музыка для такого лоботрясничества в буквальном смысле этого слова. Но мне понравилась сама атмосфера. Есть к чему стремиться.

Д. БОРИСОВ: Тут замечают, что у тебя очень спокойный и какой-то глубокомысленный тон. Причем, не только сегодня, но почти всегда, когда ты говоришь.

Д. КОЛДУН: Ну, а что нам кричать?

Д. БОРИСОВ: С высоты своего долгого жизненного опыта.

Д. КОЛДУН: Нет, конечно, опыт есть. Но он не долгий и довольно отдалённо жизненный какой-то. Вообще, вся жизнь, которая произошла со мной в Москве, это вообще отдельная жизнь. Потому что всё, что было до того, как я приехал в Москву – это какое-то беспечное детство, какие-то 300 рублей в кармане в месяц…

Д. БОРИСОВ: …которых хватало на всё.

Д. КОЛДУН: Да. Можно было проехаться на них в метро, в трамвае, купить себе пачку пельменей в магазине. То, что началось в Москве, это, конечно, суета. За эти 2,5 года я прожил маленькую жизнь. У меня нет конкретного ощущения, что я прожил здесь, что-то понимаю. Я понимаю очень мало, но для того, чтобы стать на свой собственный путь, мне потребовалось 2,5 года. Кто-то скажет, что это мало, кто-то – что много, но без этого, я считаю, это просто невозможно. То, что я пережил за это время, наверное, дорогого стоит. Даже в книжку не влезет.

Д. БОРИСОВ: Правда, я соглашаюсь с нашими слушателями, что ты разговариваешь так умиротворённо. Нет юношеского задора. 23 года! Где веселье? Ты весёлый человек или ты всегда такой? Или это просто работа сказывается?

Д. КОЛДУН: Знаете в чём дело? Спектакль «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» длится 1 час 20 минут, за это время он поначалу добрый парень, в конце он просто седой мужчина, хотя разлёт всего один месяц. Происходит очень много событий, это во-первых. А во-вторых, сегодня с самого раннего утра, я встал очень рано и репетировал сцену, как на меня падает девушка в спектакле. Она прыгает на меня с телеги и мы вместе падаем. Поэтому синяки есть. И у девушки тоже.

Д. БОРИСОВ: Ты взял реальную девушку на репетицию, чтобы она реально на тебя падала?

Д. КОЛДУН: Реальная девушка.

Д. БОРИСОВ: Вы репетировали?

Д. КОЛДУН: В театре на мешки падали.

Д. БОРИСОВ: Дмитрий Колдун в программе «Попутчики». Радио «Эхо Москвы». Дмитрий Борисов. Александра Плющева с нами в поезде сегодня нет. Хотя он бы с тобой про химию поговорил бы.

Д. КОЛДУН: Он любит химию, да?

Д. БОРИСОВ: Он химик. Пытался стать химиком по образованию, но не очень получилось. Он попытался сконструировать что-то не то, видимо, его попросили это больше не повторять в обычной жизни. Ты после того, как… Сложно говорить про рок-оперу, которая ещё не появилась в свободном…

Д. КОЛДУН: Она появилась уже в умах всех нас.

Д. БОРИСОВ: Но она не появилась у аудитории. Никто не видел, нет реакции. Но ты не боишься провала или каких-то окриков в зале? Что-нибудь такого? Ты спокойно к этому относишься? Это даже не прямой эфир, это непосредственный контакт, и не так, как на концерте.

Д. КОЛДУН: Это очень отличает работу артиста на сцене и работа в полной тишине, хотя там тихих моментов довольно мало.

Д. БОРИСОВ: Наверняка ведь набегут все твои поклонницы, которые не прочь сказать тебе. Бывает, что приходят на спектакль и говорить: «Эй, а спой-ка ты…»

Д. КОЛДУН: Нет, не то, чтобы «А спой-ка ты». Там много моих вокальных партий, одну из них мы с большим трудом послушали сегодня. Они все очень сложные, эмоциональные. Конечно, есть много общего с работой на сцене. Есть номера, арии Хоакины, это практически концертный номер, где он на сцене остаётся один на один со зрителями и что-то рассказывает. Безусловно, я очень волнуюсь именно за достоверность переданной информации, за то, чтобы люди поверили тому, что я делаю на сцене. Это первый опыт для меня, как для актера. Очень сильно переживаю. Прошу всех, кто придёт на премьеру, чтобы они поверили в меня. И  мне станет легче, и я раскроюсь с новой силой.

Д. БОРИСОВ: Да. Если они не будут подпевать «Work your magic I». Кстати, в этой песне отличной, где I в смысле не глаз.

Д. КОЛДУН: Замечательная версия песни. Мне очень нравится. Я не из тех людей, кто с какой-то злостью относится к подобным вещам. То есть, если над тобой шутят, если шутят над твоим творчеством, я  считаю, что это уже хорошо.

Д. БОРИСОВ: Но ты не завязал со сценой? У тебя появятся попсовые песни, как пишет Светлана.

Д. КОЛДУН: Нет. Попсовых песен у меня больше не появится. Они не будут попсовыми в том понимании, в котором это слово понимает 93,5% населения России. Почитатели группы «Металлика» их могут назвать попсовыми. Но для тех людей, которые слушают радиостанции музыкальные, это не будет попсой.

Д. БОРИСОВ: Но появится ли это тогда в музыкальных радиостанциях?

Д. КОЛДУН: Над этим мы будем работать. Альбом будет в феврале. Я об этом неоднократно везде говорил. Альбом – это будет моя творческая работа. Альбомом я занимаюсь сейчас сам, практически все треки…

Д. БОРИСОВ: Ты сам написал?

Д. КОЛДУН: Нет. Я написал несколько треков для альбома. Приблизительно половину из них. А половину – не я написал.

Д. БОРИСОВ: А кто? Откуда берутся люди, если ты ни с кем не работаешь?

Д. КОЛДУН: Нет, продюсеры могут не писать песни. Продюсер – это хороший администратор. Продюсер в наших умах, в умах всего населения, это такой мужчина, который…

Д. БОРИСОВ: Карабас Барабас. Дёргает за верёвочки. Так ведь и есть!

Д. КОЛДУН: Только все считают, что продюсер ещё и пишет песни.

Д. БОРИСОВ: Во многих случаях, как показывает практика, так и бывает.

Д. КОЛДУН: Потому, что зачем тратиться. Это очень удобно и экономически выгодно, тем более во времена экономического кризиса. Сейчас самый насущный вопрос. Везде сокращение кадров, а тут и сокращать некого – либо артиста, либо продюсера. В принципе, должно быть два продюсера, один должен быть саунд-продюсером, а другой должен обладать талантом распространителя. Это более правильная модель. И пожалуй, на Западе так все и работают. Поэтому я решил заниматься исключительно творческой составляющей, отбирать материал, обрабатывать его, адаптировать, а организацией пусть занимаются люди, которые умеют это делать.

Д. БОРИСОВ: В 23:23 мы выйдем из поезде в городе Гагарине. А от эфира нас совсем скоро отключат. Я напомню, что в программе «Попутчики» был Дмитрий Колдун, меня зовут Дмитрий Борисов…

Д. КОЛДУН: Я не то, чтобы был, я ещё здесь, я ещё не ушёл.

Д. БОРИСОВ: Просто программа подходит к концу. Ты ещё в поезде, мы доедем, я тебя отправлю дальше.

Д. КОЛДУН: Я, чтобы не чувствовать, выйду в коридор, и вы уже… Я не люблю прощаться с радиослушателями, для меня это больно.

Д. БОРИСОВ: Не будем прощаться. Я с ними за тебя. В следующую субботу в 21:05 программа «Попутчики» вновь будет здесь. Мы с тобой остаёмся здесь. И у меня к тебе ещё есть один вопрос…










Комментарии

12

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

15 ноября 2008 | 21:52

Привет Дмитриям!:)
Дмитрий, который Колдун:), Вы не жалеете о том, что приняли участие в концерте для народу нетрадиционной ориентации в Финляндии перед главным концертом Евровидения? Повлияло ли это на отношения с Вашей девушкой из Беларуси с которой Вы похоже расстались? На-сколько Вы считаете важным, чтобы все люди были толерантны к другим - не похожим на всех?
И еще вопросик - кто пишет для вас песни и в частности последнюю со словами "смотри идёт - безлюбовная (а потом и безработная почему-то) любовь..У Вас очень красивый голос, я за Вас болею и переживаю, даже больше чем за брата с которым, кстати вместе работала, но он, к сожалению, сильно изменил репертуар и амплуа..А так хорошо пел What can I do:)
п/с: два таких красивых молодых человека, оба Дмитрия, ночью, в одном купе...и без женщин!!!:))


17 ноября 2008 | 21:17

В одном купе
.


18 ноября 2008 | 08:16

Малоприятный персонаж, судя по интервью. Все вокруг Дмитрия должны из кожи вон лезть…вылезать…вылазить – как правильно, Дима не знает. Зато прекрасно знает, как выбирать себе продюсера. Вот Виктор Дробыш, известный рокер, писавший песни для РОК-исполнителей Валерии, Кристины Орбакайте, Авраама Руссо, Татьяны Овсиенко… Поработал с ним – ан нет, оказалось, не рокер совсем. Вот известный РОК-певец и продюсер Филипп Киркоров, исполнитель РОК-гимнов «Зайка моя», «Ой мама шика дам» и прочих. Тоже обманул, попсарём оказался! Вот некий А.Лунёв, к выбору которого наш герой подводит замечательное оправдание. Говорит, у него на майке было написано «РОК». Ага, Макларен нашёл своего Джонни Роттена благодаря надписи «Ненавижу Пинк Флойд» - а Диме всё-таки надо было не майки рассматривать, а послушать песни РОК-исполнителя Димы Билана, написанные А.Лунёвым. К слову, у меня на футболке написано «ГАЗМЯС» - но моя фамилия не Гатальский, даю честное слово.
Отдельного упоминания служит отношение нашей звезды к постановке мюзикла «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты». Говоря о том, что это легендарная рок-опера, Дмитрий как-то не удосужился запомнить хотя бы названия песен из неё, а про одного из авторов говорит: «Либретто наваял Павел Грушко». Хочется заметить, что ваять горазд каждый из нас – в уборной – а о создании замечательного произведения, которое переживёт всё – даже участие в постановке Дмитрия Колдуна – можно всё-таки отозваться ну чуть более уважительно. (Я очень рад, что Дмитрий походя не задел автора музыки – Алексея Рыбникова. За это спасибо.)


sebal 18 ноября 2008 | 16:11

Юрий (не Гатальский), отожгли! Забавно.

А парень и правда производит отталкивающее впечатление. Я, конечно, не слушал подкаст, а просто текст глазами пробежал. Но это ужас что такое! колобок, решивший катаццо не по лесу, а по сцене ГЦКЗ. Во истину - бездарности пробьюццо сами.


victorpl 19 ноября 2008 | 00:54

Уж какой Д.Колдун "малоприятный персонаж", как написали вы, не знаю, только вот Дробыш с Киркоровым почему то не понимали этого и ссорились за право его продюсирования. Наивные люди, надо было у Юрия спросить, он бы им все объяснил.И зачем им надо было ругаться из-за какого то Колдуна.
И Алексей Львович Рыбников, замечательный композитор, но тоже хорош, пригласил Колдуна после знакомства и записи нескольких партий из оперы в актерский состав, да еще и сказал в эфире, что "за него(Колдуна) нужно бороться".
И зачем он это сделал не посоветовавшись со всезнайкой Юрием?

ЗЫ А Лунев и правда писал рОковые песни для одной группы, но вы судя по всему этого не знаете.


19 ноября 2008 | 07:02

Ссоры Киркорова с Дробышем, высказывания Алексея Львовича Рыбникова не отменяют того факта, что исполнитель в этом интервью показался человеком малоприятным.
Ещё раз повторю то, что писал в предыдущем посте: СУДЯ ПО ИНТЕРВЬЮ, МАЛОПРИЯТНЫЙ ПЕРСОНАЖ. Я не имею счастья быть знакомым с творчеством Дмитрия и оцениваю его по нынешнему выступлению. Факты в его изложении именно таковы: поработал с одним - фууу, с другим - беее, третий вообще не вылез из кожи, я и от него ушёл, вот такой я колобок, я вообще-то рокер в душе, а Павел Грушко НАВАЯЛ либретто. Паренёк, тебе только двадцать три, не стоит ли сбавить гонор и показаться нормальным человеком? Глядишь, и поклонников таланта прибавится.


19 ноября 2008 | 13:15

Совершенно не соглашусь с мнением, что Дмитрий в интервью показал себя малоприятним человеком.Мне лично очень импонирует его желание петь живую музыку, а не открывать рот под фанеру.Ради этого можно и нужно менять продюсеров, искать свой путь.


19 ноября 2008 | 15:16

Желание петь вживую - это замечательно. Однако ж... Хочешь играть рок - играй. А уж если идёшь на попсовый проект "Фабрика звёзд", принимаешь участие в попсовом конкурсе "Евровидение", не скрывай собственного корыстолюбия... Это выглядит очень нехорошо. Какими бы плохими/хорошими ни были экс-продюсеры Димы, но они работают в попсе, и не надо делать вид, что этого не знаешь.
Большинство музыкантов, хотящих играть рок, представьте себе, не поют под фанеру сладенькие попс-песенки, крича при этом "Да вы чё, я рокер на самом деле!"


sebal 21 ноября 2008 | 17:58

Да ну что вы! конечно он рокер! Разве ж мог он сказать "я ушел от 3 продюсеров потому, что я просто такое вот дерьмо, а ваще я попсовик и петь под фанеру мне значительно проще чем в живую. И, знаете, мне важно только одно - чтоб как можно больше малолетних фанаток развело папу и маму на билетик на мой концерт."

Ну кто в здравом уме такое скажет? Думаете он не понимает, что его "творчество" - полная фигня? Думаете он в машине билана включает? конечно нет. В машине он вполне возможно слушает Битлов или может даже Нирвану. Но чтоб стать Кобейном или Леноном нужен талант. А тут нет его. Ну просто нет. Ну чтоб ж делать? Ну делает что может. Меня другое интересует - зачем ЭХО то в этом участвует?


victorpl 22 ноября 2008 | 14:13

Юрий. А что делали на попсовом проекте "Фабрика звезд": Д.Арбенина,С.Сурганова, Г.(Игорь)Сукачев,
О.Кормухина,А.Белов,"Би-2", "FPS" и др.?
А что делал на попсовом конкурсе Евровидение 2007 известный рокер из Исландии EIRIKUR HAUKSSON ?
Мне здается, что вы просто не в теме, многого не знаете, но уже судите по одному интервью обо всем и потому ошибаетесь.
А вот отрывок из интервью А.Рыбникова газете "Известия" за 19.11.2008 о Д.Колдуне и немного о С.Светиковой, участвующих в постановке:
" Я не вижу такого уж серьезного противоречия между Шестой симфонией и "Звездой и Смертью...". "Фабрику звезд" многие считают дурновкусием, но я с этим не соглашусь. Колдун меня потряс как вокалом, так и драматическими способностями. Когда я начал запись и репетиции, я вдруг понял, какую огромную и даже роковую роль играет в жизни людей продюсер. Сейчас, насколько я понимаю, они освободились от власти продюсеров, пытаются делать первые шаги самостоятельно."

Получается А.Рыбников косвенно поддержал уход от продюсеров. Вы не находите?


24 ноября 2008 | 08:17

Все перечисленные Вами личности - сформировавшиеся артисты, которые уже заняли своё место в рок-музыке, и участие в попсовом проекте ничего для них не прибавит, равно как не убавит. Я же говорю о человеке, который свой путь в рок-музыку начал почему-то с попсовых проектов. На что надеялся? На то, что они помогут ему стать рокером? Бред. Дробыш, Киркоров, Лунёв, "Фабрика звёзд", "Евровидение" - не слишком ли много ошибок? Сдаётся, просто ему хочется известности, а каким путём - безразлично. Попутно он пренебрежительно высказывается о тех, с кем работал раньше. Всё это и делает его персонажем малопривлекательным.


olegbulatov 20 ноября 2008 | 16:45

Дима - рокер! Я - американский летчик.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире