'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: 23 часа и 7 минут в российской столице, вы слушаете радио «Эхо Москвы», меня зовут Дмитрий Борисов, Александр Плющев здесь же, со мной.

А.ПЛЮЩЕВ: Здравствуйте еще раз.

Д.БОРИСОВ: Здравствуйте, да. Мы начинаем программу «Попутчики», до полуночи она продлится. Приходится нам встречаться в том числе в такие дни, как сегодня, когда, конечно, все наши мысли, все наше сочувствие, всевозможные слова поддержки, которые надо говорить, конечно, они все у нас сейчас с теми, кто в Волгограде, и мы не сможем просто пройти мимо этой темы, и новости на «Эхо Москвы» продолжают выходить в режиме чаще обычного, и в 23:30 очередной выпуск будет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, разумеется, мы следим за тем, что происходит в Волгограде, оттуда приходят новости, мы будем вас информировать в обычном режиме. Мы, в смысле, в прямом эфире. И как только новости поступают, вы сразу будете о них узнавать. Но тем не менее, программы наши продолжаются, и программа «Попутчики» сегодня на своем месте.

Д.БОРИСОВ: И на сегодня мы запланировали подведение киноитогов года и анонсирование киногода следующего. У нас в гостях Мария Лемешева, главный редактор журнала «The Hollywood Reporter», добрый вечер.

М.ЛЕМЕШЕВА: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Мария, мало того что главный редактор «The Hollywood Reporter», она еще и с большим опытом работы в том числе и в новостях. Конечно, все это… не бывает бывших новостников. Уверен, что когда что-то случается, внутри все равно какой-то маячок срабатывает. Ну, называя вещи своими именами, все равно мы все маньячим на новостях и понимаем, что невозможно не следить, невозможно не смотреть, невозможно как-то отвлекаться. Такое бывает?

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, это абсолютно так. И действительно, как говорят, что бывших офицеров не бывает, бывших новостников не бывает, бывших телевизионщиков не бывает, это совершенно другой подход к информации. И я все время ловлю себя на мысли, даже уйдя именно из информационного поля как телеведущая, я все равно осталась на телевидении, и все равно я понимаю, что любая новость происходящая воспринимается мною не просто как гражданином России, но еще и как профессионалом, который начинает думать о том, как это сейчас осветят коллеги, и я понимаю, кто сейчас поедет в горячую точку, если беда случается. В общем, не только эмоционально воспринимаешь, но еще и понимаешь, какой теперь за этим стоит фронт работы большой тех людей, которые должны об этом рассказывать.

Д.БОРИСОВ: Ведь за плечами у Маши не только работа в программе «Другие новости» на Первом канале, но и в обычных больших новостях.

М.ЛЕМЕШЕВА: В программе «Время». Да, у нас с тобой опыт большой в новостных программах. В общем, я с новостных программ и начинала, я проработала 15 лет именно как новостник в телепрограммах, потом перешла в «Другие новости» и, будучи телеведущим, все равно вела новости. Пусть и другие, пусть они были не совсем такие, как мы привыкли воспринимать новости, но они были и есть, слава богу, продолжаются.

Д.БОРИСОВ: Там нет политики, но, конечно, мимо таких событий…

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну конечно. И даже в наших «Других новостях» мимо каких-то страшных новостей мы физически не могли пройти, понятно. Другой вопрос – конечно, например, в нашей программе мы всегда более, наверное, эмоциональную сторону освещали. Если в обычных новостях больше говорят о фактах, порой о страшных фактах, кто, сколько и где пострадал, то мы больше, наверное, все-таки эмоциональные вещи затрагивали. Ну вот и вся разница. В остальном, конечно, новости – это новости.

Д.БОРИСОВ: Каково было вот так взять и, закрыв эту часть своей жизни, окунуть в совершенно другой мир? Понятно, что он смежный, кино совсем близко от телевидения, но очень далеко и от новостей, очень далеко от оперативности.

М.ЛЕМЕШЕВА: Ой, это другая планета абсолютно. Я просто не понимала, куда я иду, и, наверное, это мне и помогло так смело ввязаться в этот проект, если мы говорим о журнале, о печатной продукции. Конечно, она совершенно по другим законам строится, совершенно другие люди с другой психофизикой работают там. И что меня сподвигло на этот эксперимент, а теперь это уже моя жизнь, так это то, что это связано с кино, а я все-таки, работая в новостях, одно время занималась освещением культурных новостей, рассказывала о том, что происходит в кинематографе, поэтому мне очень хотелось развивать эту тему. И поэтому, когда предложили возглавить журнал «The Hollywood Reporter», я не могла от этого отказаться, но когда я уже все это на себя взвалила, я поняла, что это вообще никакого отношения ни к телевидению, ни к подходу нашему, потому что другие временные рамки, даже по-другому совершенно пишутся тексты. У меня просто был уже опыт работы с печатной продукцией – я писала интервью в журналы и газеты, поэтому я в принципе уже понимала, в чем разница, но та команда, которую я набирала, нам пришлось, конечно, многих обучать, что же такое все-таки на самом деле работать в журнале, с кем-то прощаться, потому что, да, конечно, то, что можно прочитать на бумаге, или то, что мы, например, озвучиваем в наших новостных программах и даже фильмах, на слух текст воспринимается совершенно по-другому, и даже наоборот, на телевидении какие-то сложности не воспринимаются, нужно проще говорить, доступней. Более того, какие-то речевые неточности воспринимаются легче, потому что ты смотришь на человека, и если он красив, обаятелен и хорошо жестикулирует, то, в общем, это помогает выйти из трудной ситуации, и, может, если он не очень красноречив и велеречив, то все равно все буде хорошо. У нас совершенно по-другому. Если есть какая-то неточность, вот бумага, вот открыл, вот перечитал и вернулся к этому предложению, и сразу все понятно – есть ли там ошибка, владеет ли русским языком автор, ну и так далее. Поэтому это вообще две разные планеты. Совершенно другой темпоритм, живем мы от месяца к месяцу, что для меня сначала было совсем непонятно, я привыкла все время, что здесь и сейчас, и каждая секунда…

Д.БОРИСОВ: Но есть же и приятный момент – что-то остается от работы. Потому что, работая на телеке, понимаешь, что да, в это как-то вкладываешься, но это интересно ровно те 20 или 45 минут, которые ты в эфире.

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, в лучшем случае 40 минут, а часто новостные выпуски бывают 10 или 15 минут. А сколько наших коллег работает очень-очень рано утром или ночью, и их работа безумно важна, но, собственно, даже родители или родственники не могут посмотреть, в силу того что это идет для тех людей, которые в это время не спят, или на регионы, и так далее. Да, во многом у телевизионщиков неблагодарный труд. Здесь ты держишь итог своей работы. У нас журнал, на мой взгляд, очень красивый и достойный. У нас же вообще коллекционное издание, мы его так позиционируем. Почему? Потому что те темы, которые мы поднимаем, те герои, которые на наших страницах получают место, они, мне кажется, вне времени. Например, перечитать эксклюзивное интервью с Мерил Стрип, мне кажется, можно и через год, и через два. А посмотреть в таком исполнении, там такие иллюстрации и так далее, тоже можно, мне кажется, спустя какое-то время. И даже более того, спустя какое-то время это будет приобретать дополнительную ценность. И еще у нас есть такая хитрость, это знает тот, кто собрал все 12 номеров в прошлом году, мы теперь делаем на корешках очень интересную какую-то кинематографическую эксклюзивную историю, и когда собираешь все 12 номеров, получается…

Д.БОРИСОВ: Там был Чаплин у вас, да?

М.ЛЕМЕШЕВА: У нас был Чаплин, да. Сейчас не скажу, что. Потому что мы начали новую историю. Пока непонятно. И для чего это? Не просто чтобы был некий стимул для тех, кто покупает номера, хотя и это тоже, конечно.

Д.БОРИСОВ: Красиво смотрится на полке.

М.ЛЕМЕШЕВА: Конечно. У меня у самой сейчас стоят. Я жалею, что мы в первый год этого не сделали. Поэтому в первый год у нас просто такие красивые пестренькие корешки, а вот во второй год у нас замечательный Чаплин. В следующий год будет не менее ценная картинка, а может, даже и более интересная.

Д.БОРИСОВ: «The Hollywood Reporter» — это же такой известный мировой бренд, но в мире не существует, кроме российского, других адаптированных национальных изданий. Как получилось вдруг, что позволили использовать бренд у нас?

М.ЛЕМЕШЕВА: Хочется сказать, что до сих пор не понимаю, до сих пор не могу поверить нашему счастью. На самом деле, это действительно уникальная история, потому что они существуют теперь уже 81 год. Я привыкла говорить «80», но время идет, мы уже второй год существуем. И вдруг они решили сделать какой-то такой ребрендинг, как-то повернуться лицом к широкому читателю. Создатели «The Hollywood Reporter» во многом решили сами себя переделать, перестроить, потому что они тоже понимали, что надо как-то выживать, и чтобы стать успешными, они очень активно в интернет-пространство отправились. И вот одна из частей такого ребрендинга масштабного – это попытка все-таки выйти за пределы Лос-Анджелеса, за пределы США. И первая и единственная лицензия, которую они отдали, это Россия. На самом деле, все достаточно просто. Когда они задумались, куда отдавать, в общем, сейчас существует три таких мега-рынка, которые их очень интересуют – это российский, индийский и китайский. В России были более опытные люди, а потом, может, им было более понятно, как с россиянами говорить, и плюс – на переговоры приехал Никита Сергеевич Михалков, который получил «Оскара», который им был известен, понятно, что, кто. И, в общем, вот они выбрали эту историю. С Китаем они думали, но так ничего и не получилось. И, собственно, вот на этом они почему-то решили остановиться. Поэтому на сегодняшний день мы такая эксклюзивная история. Не знаю, будут ли они рисковать дальше продавать свою лицензию. Но вот пока только в Америке и у нас, в России.

Д.БОРИСОВ: Ну вот сколько я листал номеров – там же из оригинального «The Hollywood Reporter» историй нет. Да? То есть…

М.ЛЕМЕШЕВА: Нет, неправда.

Д.БОРИСОВ: Есть?

М.ЛЕМЕШЕВА: Конечно. Как только открываешь какую-то рецензию и видишь иностранного автора, это перевод из «The Hollywood Reporter».

А.ПЛЮЩЕВ: Тебя, наверное, сбил русский язык. Ты ожидал, что там будет прямо по-английски.

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну, формат у нас действительно немножко другой.

Д.БОРИСОВ: Зная оригинал, видишь, что все-таки он не совсем идентичный.

М.ЛЕМЕШЕВА: Конечно, мы другие по объему. Опять же, оригинальный «The Hollywood Reporter» два раза в месяц выходит. Он более тоненький. Он ориентирован больше на внутреннюю историю, на профессионалов.

Д.БОРИСОВ: Да, он, конечно, такой профессиональный журнал – кто, сколько, где, зачем.

М.ЛЕМЕШЕВА: Хотя, опять же, перестройка их как раз и сказалась на том, что, несмотря на то что они такие профессионалы «B2B», они стали очень интересные материалы, очень интересные интервью брать и так далее. То есть, по большому счету, сегодня «The Hollywood Reporter» американский может взять читатель непосвященный и с удовольствием его полистать и почитать. В этом мы схожи. Они не только нам дали такую возможность – выйти на широкого читателя. Они сами к этому стремятся. Он не продается широко, но в принципе их возможно читать и людям, которые не занимаются кинопроизводством.

Д.БОРИСОВ: Да, и на них же еще очень обращают внимание киноакадемики все. И это огромное влияние.

М.ЛЕМЕШЕВА: О да. У нас даже есть проблема некая. Некоторые голливудские звезды боятся давать интервью «The Hollywood Reporter» без каких-то серьезных согласований со своими агентами. Потому что «The Hollywood Reporter» в Голливуде настолько серьезное профессиональное издание, что если, не дай бог, они напишут как-то плохо или в интервью что-то проскочит, то это может стоить карьеры. У нас, конечно, пока не так. Более того, я рада, что наши российские звезды, актеры, режиссеры, наоборот, стремятся попасть, к нам настроены очень позитивно. Ну а к американским – да, есть такое. С опаской.

Д.БОРИСОВ: Были уже на обложке российские звезды?

М.ЛЕМЕШЕВА: Нет, по правилам лицензии, мы пока не можем этого сделать. Это единственное условие, которое нас немножко ограничивает. В остальном мы действительно получили карт-бланш – мы можем писать и делать, что хотим. Но вот с обложкой – пока это голливудские только звезды.

Д.БОРИСОВ: Но все равно это своя обложка.

М.ЛЕМЕШЕВА: Это своя обложка. Мы пока не повторились вообще ни разу. То есть мы имеем право взять их обложку и повторить, но мы такие гордые, талантливые, что мы всегда думаем, что сами что-нибудь придумаем.

Д.БОРИСОВ: Потому что обычно у лицензионных журналов бывают, из пяти-шести фотографий, потом смотришь, это очень заметно в аэропортах, когда смотришь на разные мировые версии какого-нибудь там «Men’s Health» и видишь, что там три фотографии – кто-то выбрал одну, кто-то вторую, кто-то третью. Одни и те же люди, но три разных фото предоставляются.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушай, ты вообще обращаешь внимание в аэропортах на «Men’s Health», причем разные их версии отличаешь. Я чувствую себя деревенщиной буквально.

Д.БОРИСОВ: А чем заниматься еще на протяжении долгого полета, как не читать журнал?

М.ЛЕМЕШЕВА: Читать «The Hollywood Reporter».

Д.БОРИСОВ: Читать книги в самолете мне сложно, потому что я очень быстро засыпаю.

М.ЛЕМЕШЕВА: Счастливый человек. В самолете спать – это, конечно, самое лучшее, но не всегда получается.

Д.БОРИСОВ: Я не очень люблю электронные книги, а брать с собой реальные книги, чтобы заснуть, перелистнув две странички, как-то не очень. А журналы вот легче.

А.ПЛЮЩЕВ: Удобно, действительно. А какую часть составляют публикации о нашем кинематографе?

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну, вот я уже говорила, что мы не ограничены лицензией.

А.ПЛЮЩЕВ: Примерно. Не, я не имел в виду юридически, а по факту.

М.ЛЕМЕШЕВА: По факту все зависит от того, что предлагают наши производители. Вот, например, сейчас выйдет как раз к новогоднему уикенду несколько российских фильмов – пожалуйста, мы про них про все написали. Ну, может, получается 40 на 60, смело сказала я, но, наверное, все-таки поменьше даже, просто потому что у нас нет такого количества российских фильмов, о которых мы могли бы рассказать, о которых было бы интересно рассказать, о которых хотели бы читать представители нашей аудитории. Ну, если бы было больше фильмов, мы бы больше писали. То есть здесь как раз у нас прекрасная возможность не ограничивать себя и продвигать, как Никита Сергеевич все время говорит, «на плечах великого бренда вытаскивать российский кинематограф». Мы можем это делать, поэтому я всегда призываю всех наших актеров, продюсеров сигнализировать нам о том, что у них что-то интересное происходит. Иногда ко мне подходят и говорят – «Вот, мы что-то такое сейчас делаем – вы про нас не рассказали!» Я говорю: «Вы нам сигнализируйте». У нас действительно, к сожалению, то, что сейчас происходит на нашем внутреннем рынке, нехватка информации, не всегда профессионально продюсеры срабатывают, и бывает, что некоторые даже интересные проекты потом не доходят до своего зрителя, просто в силу того, что не совсем грамотно они представлены. Опять же, прокатчики не всегда заинтересовываются хорошей темой, а зря, потому что это могло бы иметь успех у зрителя. То есть пока это все на начальном пути. Мы, чем можем, помогаем. То есть по крайней мере наша страница открыта для всех.

А.ПЛЮЩЕВ: А вот насчет помогаем – это интересный такой вопрос. Поговорим о журналистских стандартах. Ну, с одной стороны, наверное, это очень хорошая идея как-то помочь российскому кинематографу. С другой стороны, иногда же хочется написать о нем правду, наверное. Я не знаю, как у вас заведено в журнале. Ну просто – есть ли какая-либо линия на этот счет? Есть ли какие-либо ограничения? Ну, не знаю, какая тут цензура, но просто…

Д.БОРИСОВ: Плохой фильм.

А.ПЛЮЩЕВ: Например, давайте не будем его ругать. Или – давайте не будем о нем писать.

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, проще не писать. Да нет, просто, понимаете, какой-то один ругать фильм в нашей российской ситуации было бы несправедливо, потому что тогда нужно поругать какие-то еще фильмы. У нас, к сожалению, пока больше тех фильмов, которые…

А.ПЛЮЩЕВ: Есть что поругать-то.

М.ЛЕМЕШЕВА: Конечно. К огромному моему сожалению. Поэтому мы не очень пока ругаем. Мы не пишем про это. Но мы, например, затрагиваем какие-то процессы и о них абсолютно объективно пишем, что происходит. То есть не конкретно про фильмы, а про то, что мешает этим фильмам быть хорошими, в чем проблемы. У нас даже телевидению достается. Потому что, что интересно, «The Hollywood Reporter» — это ж не только про кино. На самом деле, это 50 на 50. Это рассказ о телевидении и о кино. Потому что наши коллеги в Голливуде давно уже поняли, что телевидение, мало того что оно действительно быстрее до широких масс доносит свою продукцию, а во-вторых, все-таки огромное количество фильмов сейчас снимается исключительно для телевизионного показа, очень серьезные большие режиссеры уходят в этот формат, поэтому это большая часть и в нашем в том числе журнале тоже. Мы этому отводим большое место. И вот как раз телевидению у нас уже чаще доставалось, мы писали про программы и ругали. Так что нельзя сказать, что мы уж очень скромничаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто, извините за такое сравнение или за такую параллель, но вот почитаешь, бывало, автомобильные журналы и думаешь – да что ж это у них все автомобили такие хорошие, такие прекрасные, такие замечательные, просто даже ущипнуть не за что.

Д.БОРИСОВ: Автомобили, мне кажется, еще такая история чуть-чуть рекламная.

М.ЛЕМЕШЕВА: Мне кажется, совсем не чуть-чуть, да.

А.ПЛЮЩЕВ: А вот нет ли такого с кинематографом?

М.ЛЕМЕШЕВА: Вообще, на самом деле, наши коллеги зарабатывают на том, что они публикуют, и не скрывают этого. Это совершенно нормальная практика. И люди, желающие хорошо прокатать свой фильм, в том числе обращаются в такие издания и за определенные деньги просят редакционной поддержки. Другой вопрос – какая это редакционная поддержка. Просто рассказать о самом фильме – да. Рекламную полосу разместить – да. А вот хвалить или, не знаю, искажать факты – нет. И мы, собственно, с нашими кинематографистами также ведем переговоры, что мы готовы поддерживать какие-то проекты на коммерческой основе, потому что мы частное издание, коммерческое издание, мы должны платить зарплаты нашим сотрудникам, как-то существовать, поэтому ищем все возможные пути, чтобы заработать. Другой вопрос – чтобы нас читали и уважали и чтобы мы были такими же авторитетными и цитируемыми, как наши голливудские родители, для этого мы должны быть объективны. Поэтому у нас все знают, что мы можем за определенное вознаграждение продвигать какой-то фильм, но исключительно объективно. Более того, у нас даже есть такое правило, что мы можем дать рецензию, но какой она будет – не взыщите. То есть главное – он будет. Мы про этот фильм расскажем, но, собственно, уже она может быть и не особо позитивной. Вот, кстати, если у американцев посмотреть, очень много ругательных рецензий, они совершенно этого не стесняются. И половина из них может быть инициирована самими авторами, а половина – это коммерческая история. Это, знаете, как – говорите обо мне хорошо, говорите плохо, но главное – говорите.

Д.БОРИСОВ: Главное – не путайте фамилии.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, но у вас же не так. У вас не половина на половину.

М.ЛЕМЕШЕВА: Нет, у нас пока вообще, к сожалению, нет такой культуры. Знаете, когда мы вообще появились, я смело могу сказать, что мы практически, наверное, единственное на сегодняшний день издание на нашем рынке, которое так серьезно говорит о кинопроизводстве. И многие прокатные компании просто говорят – мы бы вам даже и заплатили бы, но у нас нет в бюджете такой строки, потому что не было такого издания, не было такого прецедента. Поэтому, я надеюсь, что мы как раз сейчас будем приучать.

Д.БОРИСОВ: А еще наверняка есть такая же проблема, с которой сталкиваются сами кинематографисты, когда снимают кино. Не секрет, что существует продакт-плейсмент так называемый, реклама в кадре, и создатели нашего кино, даже которым удается заключить какие-то такие контракты, вынуждены показывать бренда чересчур много, нарочито, много секунд в кадре, совершенно очевидно, что это проплаченная реклама, и не понимают заказчики, что иногда аккуратного появления в кадре совершенно достаточно, а не бренда на весь кадр на протяжении целой минуты.

М.ЛЕМЕШЕВА: Это, наоборот, отторжение.

Д.БОРИСОВ: Это уже прямо так очевидно, что…

А.ПЛЮЩЕВ: Еще классно, когда герои обсуждать это начинают.

Д.БОРИСОВ: Ты знаешь, когда обсуждают, смотря как.

А.ПЛЮЩЕВ: «А ты поел витамины? Они же делают тебя бодрым и счастливым!» — «Нет, мама, я забыл».

М.ЛЕМЕШЕВА: Единственный режиссер Бекмамбетов сделал из этого такую китчевую историю, он немножко над этим посмеялся. В общем, один раз это прошло, но, конечно, когда дальше он пытался это с таким же юмором преподносить, даже у него это не проходило.

Д.БОРИСОВ: Все равно было слишком очевидно. Хотя мы понимаем, что какая-нибудь продукция очень известных и любимых тобою компьютеров, которая в большинстве голливудских фильмов появилась наверняка не просто так, она никогда не вызывала такого суперотторжения в кадре, потому что она присутствует, да, она есть…

М.ЛЕМЕШЕВА: Она по делу.

Д.БОРИСОВ: Не так прямо, как у нас это любят.

А.ПЛЮЩЕВ: Ой, слушай, кстати. У нас минутка осталась. Я же тут пересматривал сериал «Элементарно», который показывали на вашем канале, и там прямо нарочитая реклама совсем другого производителя. Там Windows. Так здорово, прямо лихо.

Д.БОРИСОВ: Тебе прямо понравилось, что не Apple?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, какое-то очень мощное продвижение.

Д.БОРИСОВ: Я смотрю сейчас мой любимый сериал «Скандал» АВСшный, последний сезон (всем очень советую, кто не смотрел), и там прямо заметно, как прогрессируют заказчики, потому что вдруг телефоны меняются у всех героев резко, вдруг все переходят на определенную марку. Явно, что сериал идет, хорошие рейтинги. Это программа «Попутчики». У нас в гостях главный редактор журнала «The Hollywood Reporter» Мария Лемешева. Мы вернемся сюда сразу после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Д.БОРИСОВ: 23:33 в Москве, программа «Попутчики» на «Эхе Москвы» продолжается. Дмитрий Борисов, Александр Плющев и Мария Лемешева, главный редактор «The Hollywood Reporter» у нас здесь. Мы так и не подвели киноитоги года, что хотели сделать. У всех, наверное, есть такой список, вот у меня точно есть – это фильмы, которые надо когда-нибудь посмотреть. Ясно, что времени не хватает.

А.ПЛЮЩЕВ: Это которые в этом году вышли, ты имеешь в виду?

Д.БОРИСОВ: Ну, у меня список такой общий, потому что я много чего не смотрел.

А.ПЛЮЩЕВ: Ого, старик, так с «Огней большого города» можно начать.

Д.БОРИСОВ: Нет, понятно, что я не всех слушаю, только тех, с кем у меня совпадают киновкусы. То есть я понимаю, что если человеку нравятся те фильмы, которые нравятся мне, то, наверное, да, к нему стоит прислушаться. Вот 2013-й был богат на хорошие фильмы?

М.ЛЕМЕШЕВА: Да. Мне кажется, что в этом году прямо очень много было хороших фильмов – и зарубежных, и главное, российских. Меня как патриота, конечно, это больше всего радует. Из западных давайте мы, что называется, вместе вспомним. Мне кажется, один из лучших фильмов – это «Гравитация». Я считаю, что…

Д.БОРИСОВ: Он такой простой, как пять копеек.

М.ЛЕМЕШЕВА: Так вот меня именно это в нем и порадовало. Прост, как пять копеек.

Д.БОРИСОВ: Ты не смотрел?

А.ПЛЮЩЕВ: Смотрел, а как же.

М.ЛЕМЕШЕВА: Возвращение Сандры Баллок замечательное.

А.ПЛЮЩЕВ: Извините, что прерву. И, возможно, даже перескочу. По поводу «Гравитации». Я тут подумал – еще же один фильм был в этом году замечательнейший. Я думаю, Маша, вы перейдете к нему и обязательно его назовете. Это «Великий Гэтсби». Он же породил целую череду… ну, короче говоря, он был настолько влиятелен, как в свое время «Стиляги». И я подумал – почему не проводятся вечеринки в стиле…

Д.БОРИСОВ: «Скафандр и (неразб.)»?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

М.ЛЕМЕШЕВА: В стиле «Жасмин», например. Тоже, кстати, замечательный фильм Вуди Алена, вообще у него все очень интересно, мне кажется, обязательно надо смотреть. Слабее или сильнее.

Д.БОРИСОВ: Мне тоже понравился фильм «Гравитация», я получил удовольствие от этих двух часов. Но… это такой бенефис Сандры Буллок, но она там прекрасна…

М.ЛЕМЕШЕВА: Возвращение еще главное, понимаешь.

Д.БОРИСОВ: Кстати, как у вас в журнале ее пишут – Баллок или Буллок? Это такой вечный вопрос.

М.ЛЕМЕШЕВА: Сандра Баллок. Так же было с Кандербэтчем или Кандербатчем.

Д.БОРИСОВ: Несколько таких есть – Ким Бессинджер, Эштон Катчер (Кутчер).

М.ЛЕМЕШЕВА: В общем, да, мы как-то выбрали такую формулировку и претендуем на то, что – теперь давайте говорить, как у нас.

А.ПЛЮЩЕВ: Так, значит, «Гравитация»…

Д.БОРИСОВ: Я вот смотрю, кстати, заглядываю в «The Hollywood Reporter», что «Гравитация» в 2013… а, это октябрьские сборы, не годовые, годовых тут еще нет.

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, годовые мы еще подождем. Конечно, к ним мы еще вернемся, про них еще расскажем.

Д.БОРИСОВ: Но вот здесь по прокату в октябре в России на втором месте был.

М.ЛЕМЕШЕВА: Кстати, это действительно был успешный проект, потому что он был снят при небольшом бюджете.

Д.БОРИСОВ: «Гравитация», «Великий Гэтсби», возвращение Леонардо Сергеевича Ди Каприо.

М.ЛЕМЕШЕВА: Тоже отметим. Да, такой год возвращений, камбэков. Потому что даже, кстати, у нас, я считаю, история «Географ глобус пропил» — это тоже такой камбэк Хабенского, потому что, с одной стороны, его никто не забывал, он никуда не уходил, но в то же время, такой серьезной большой роли не было давно. И тут вдруг такое приятное появление в сильной картине. Хорошая работа. И я почему-то думаю, что даже он один из главных претендентов на Золотого Орла, который будет у нас совсем скоро, 29 января, уже объявлены номинанты, и, конечно, Хабенский в шорт-листе есть. Ди Каприо у нас вернулся. Не возвращение, но тоже некая новая история Кейт Бланшет, которая в «Жасмине» сыграла, потому что этот фильм…

Д.БОРИСОВ: Это вот то, что я не смотрел. Запишу себе.

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, очень хорошая картина. Опять же, повторюсь, у Аллена, мне кажется, надо смотреть все обязательно. Потому что это такая многосерийная история.

А.ПЛЮЩЕВ: Перетекающая из одного в другое, да.

М.ЛЕМЕШЕВА: И что-то пропустишь, и как-то вроде как минус одна серия.

Д.БОРИСОВ: Меня удивила история с «Облачным атласом».

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, но мне кажется, все равно это надо посмотреть, кто не посмотрел.

Д.БОРИСОВ: Обязательно смотрите. Я не понимаю, почему его обошли все так стороной. Ясно, что «Оскар»… ясно, что независимое кино не очень в почете у киноакадемиков. Так уж сложилось. Но для меня, конечно, это был лучший фильм года, хотя он вышел так, на стыке, мне кажется. «Оскар»-то у нас вручают в феврале, а он вышел как раз ближе к делу. Я не помню, может, и в прошлом году, боюсь соврать.

М.ЛЕМЕШЕВА: Сейчас тоже не скажу вам дату… Да, он мог бы попасть, но как-то его обошли вниманием.

Д.БОРИСОВ: Совершенно незаслуженно. Может быть, за что-то и дали, но то, что в главных номинация его не было, это загадка. И музыка прекрасная.

М.ЛЕМЕШЕВА: Мне кажется, не надо сильно задумываться, какие фильмы обязательно посмотреть. Если они не вплывают в памяти, значит, они…

А.ПЛЮЩЕВ: Не, ну как, подождите…

М.ЛЕМЕШЕВА: Мы сейчас говорим про такие мегахиты, которые обязательно надо посмотреть.

А.ПЛЮЩЕВ: Погодите-ка, ну «Хоббит».

Д.БОРИСОВ: А можно, я не разделю твоего мнения сейчас и получу кучу негодования со стороны любителей, всех толкинистов?

М.ЛЕМЕШЕВА: Вот я тоже. Нет, ну «Жизнь Пи», например, надо тоже обязательно посмотреть, потому что это очень красивое кино.

Д.БОРИСОВ: Оно красивое, сказочное и прекрасное только тем, что там настоящие животные. Я смотрел, открыв рот, пытаясь подловить – где же будет видно, что кошка искусственная, что она компьютерная? Тигр, который ведет себя абсолютно реально, он полностью нарисован. Я вот в кинотеатре два часа провел за тем, что вглядывался в графику – ну вот на что-нибудь, будет она нереалистичной? Нет, в каждом кадре реалистична!

М.ЛЕМЕШЕВА: Очень здорово сделанный фильм. Даже если посмотрели этот фильм, можно его, в принципе, пересмотреть.

Д.БОРИСОВ: Вот я открыл шпаргалку как раз «The Hollywood Reporter».

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну это декабрьский номер, я-то вообще подсказала бы, на самом деле – если взять 12 наших обложек, это, собственно, 12 фильмов…

Д.БОРИСОВ: А здесь итоги года как раз.

М.ЛЕМЕШЕВА: Зачитывайте.

Д.БОРИСОВ: Я пытаюсь со своими… «Я очень возбужден», например, попало как лучшее кино. Ты бы посоветовала посмотреть?

М.ЛЕМЕШЕВА: На самом деле, это выбор нашей редакции ты открыл. Потому что мы делаем такие различные исследования – и наши читатели, и специалисты из области кино, и наша редакция тоже высказывается, поэтому тут разные рейтинги у нас, в каждом месяце свои, особенно когда декабрь, январь, когда подводятся итоги, я с редакцией не во всем согласна, но это люди, которые делают этот журнал, поэтому…

Д.БОРИСОВ: А как получается, что у всех у них разные лучшие фильмы? Все-таки была какая-то редактура, кого-то заставляли подумать над другой версией?

М.ЛЕМЕШЕВА: Конечно. Ну потому что если бы все выбрали один фильм, о чем мы бы писали? Знаешь, для этого рейтинги есть.

Д.БОРИСОВ: «Иллюзия обмана» тут упоминается.

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, вот здесь я абсолютно согласна.

Д.БОРИСОВ: Да, я согласен, но для меня такой странный фильм был, такой, немножко из детства. Мне казалось, что такая сказка, ну вот чем-то напоминающая «Назад в будущее». Хотя совершенно не о том, но вот по атмосфере. Провалившийся в прокате «Одинокий рейнджер».

М.ЛЕМЕШЕВА: Пожалуй, что да, соглашусь, что надо посмотреть.

Д.БОРИСОВ: Не все его поняли, но это тоже такой бенефис Джонни Деппа вместе со вторым актером. Как его зовут, не помню, забыл. В общем, получилось хорошо.

М.ЛЕМЕШЕВА: Я просто не вижу подсказку, которая у тебя в руках, поэтому мне сложнее.

Д.БОРИСОВ: Тут вот такие фильмы, правда, интересные. Я почти все смотрел из тех, кто здесь упоминаются. Фильм «Мастер», фильм «Выживут только любовники» Джармуша, остался без наград в Каннах, написано. «Элитное общество» Софии Копполы.

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну, здесь еще упоминается фильм, которого мы ждем. И вот я, например, со всей редакцией очень жду фильм «Август» с Мерил Стрип в главной роли. Поэтому у нас она героиня обложки январского номера. В конце января…

Д.БОРИСОВ: Ну, на Мерил Стрип можно смотреть в любом кино.

М.ЛЕМЕШЕВА: Согласна абсолютно.

Д.БОРИСОВ: Ее, мне кажется, можно просто показывать на экране два часа.

М.ЛЕМЕШЕВА: Она великолепна в любом амплуа. И самое интересное, что в «Августе» у нее будет совершенно новый образ, как раз в эксклюзивном интервью она рассказывает, что впервые она будет такой негодяйкой, очень жестокой и страшной женщиной. И, по-моему, действительно, такую женщину она никогда не играла. И Мерил Стрип жаловалась, что ей самой тяжело было это играть, потому что она играла жестокую мать, а, будучи сама матерью доброй и обожающей своих детей, она играла на сопротивлении и очень страдала от этого, потому что вживаться в этот образ женщины, ненавидящей собственных детей…

Д.БОРИСОВ: Ну, жестокую начальницу она уже играла в «Дьявол носит Прада».

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну да, стерву такую она сыграла. Но здесь еще я понимаю, такие вещи кармически опасны для актера, для тех, кто беспокоится о внутреннем своем состоянии, кто переходит некую внутреннюю грань, которая для тебя неприемлема, ну вот, по крайней мере, это ее слова, что ей было очень тяжело играть эту женщину.

Д.БОРИСОВ: Кстати, дорогие друзья, +7 985 9704545, если вдруг мы забыли какой-то фильм, который вы обязательно советовали бы посмотреть своим знакомым, друзьям и родственникам, обязательно расскажите. А что у нас было, кроме «Сталинграда»?

А.ПЛЮЩЕВ: Можно еще про один не наш, а потом про наши? Ну, который же большой скандальный фильм, это «Жизнь Адель».

Д.БОРИСОВ: «Жизнь Адель».

М.ЛЕМЕШЕВА: «Жизнь Адель» — да. Ну, я не знаю, надо ли его обязательно смотреть. Мне кажется, это как раз необязательно к просмотру. Давайте как-то сноску сделаем – «А еще можно посмотреть Жизнь Адель».

А.ПЛЮЩЕВ: А почему необязательно?

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну, мне кажется, что это тот самый фильм, ну, опять же, это на мой взгляд, он не изменит как-то… не станет для просмотревшего каким-то невероятным событием в жизни – ни эстетическим, ни идеологическим, ни душевным, ни эмоциональным. Это просто интересная зарисовка из чьей-то жизни, не очень имеющая отношение к реальности. И, на мой взгляд, сделана она не настолько интересно, чтобы обязательно это смотреть. То есть я к чему – фильм хороший, однозначно, нашумевший и привлекший к себе внимание, но мне кажется, это не тот фильм, который я рекомендовала бы к обязательному просмотру.

Д.БОРИСОВ: А ты смотрел?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.

Д.БОРИСОВ: Вот и я не смотрел. Поэтому не могу участвовать в разговоре.

М.ЛЕМЕШЕВА: Я бы еще пощадила невинные души, некоторых зрителей. Поэтому я говорю – смотреть необязательно.

Д.БОРИСОВ: Мы знаем примерно, о чем это, мы знаем всю эту историю, как у нас здесь кричали, что «Не допустим пропаганды!» и все такое…

М.ЛЕМЕШЕВА: Поэтому я и говорю – не надо говорить, что это обязательно к просмотру. Чтобы мы не пропагандировали.

Д.БОРИСОВ: Ну, мы ж не говорим о пропаганде. Человек, мне кажется, взрослый способен, посмотрев, сделать выводы. Если фильм был отмечен на очень высоком уровне, на фестивале, который достоин того, чтобы о нем говорили, значит, можно и свое какое-то мнение составить. Посмотреть можно.

М.ЛЕМЕШЕВА: Можно.

Д.БОРИСОВ: А так можно договориться до того, что этот вот «Альмадовар» с «Я очень возбужден» — пропаганда та еще. А говорят, что вот один из лучших фильмов года – прекрасный, смешной, отличное кино, обязательно посмотрите.

М.ЛЕМЕШЕВА: Это очень сложный вопрос, да. Давайте тогда уже к нашим перейдем.

Д.БОРИСОВ: Да, к нашим. Кто наши?

М.ЛЕМЕШЕВА: А наши…

Д.БОРИСОВ: Я боялся смотреть «Сталинград», не стал, посмотрел трейлер. Очень красиво все, боюсь, не знаю – стоит или не стоит.

М.ЛЕМЕШЕВА: Чтобы не разочароваться?

Д.БОРИСОВ: Да. Хочу, чтобы он отстоялся как-то, может, потом попозже посмотрю.

М.ЛЕМЕШЕВА: Мне одно жаль – если кто-то не успел его посмотреть в формате в том, в каком он задумывался, на большом экране, то, в общем, смотреть его на DVD, наверное, это будет не то качество, и что-то будет утрачено. Поэтому я бы советовала его посмотреть, если где-то он еще продолжает идти. Просто чтобы увидеть тот масштаб и те психологические возможности, которые заложены в этот фильм. А обязательно посмотреть надо «Географ глобус пропил», это очень хороший фильм. Во-первых, он основан на прогремевшем романе одноименном, и я его, собственно, поэтому и ждала. Потому что в свое время мне очень понравился первоисточник литературный. А Велединский, режиссер этого фильма, сделал все для того, чтобы сильно не отойти от произведения, и сделал все так, чтобы даже самые критически настроенные поклонники романа не возмущались, а приняли героев. Потому что, на самом деле, герой не тот, который у автора. Он старше, он немножко с другими рефлексиями, но в целом получилась очень интересная ровная история, для думающих, для взрослых людей, мне кажется, это очень правильное кино, которое действительно заставляет задуматься. Это тот фильм, который оставляет еще послевкусие, когда ты выходишь из зала, хочется это обсудить, об этом хочется подумать, поговорить со всеми друзьями, с девушками. Конечно, «Легенда 17». И я не знаю, есть ли люди, которые не посмотрели. Потому что по сборам и по числу зрителей, мне кажется…

Д.БОРИСОВ: Мы говорили здесь об этом фильме, обговорили все его плюсы, даже упоминали минусы, что вот он сделан по-хорошему по-голливудски…

М.ЛЕМЕШЕВА: Да даже и в хороших советских традициях.

Д.БОРИСОВ: Да, и в хороших советских традициях. Чуть-чуть от Голливуда есть и плохого в этом фильме. Чуть-чуть. Такая карикатурность врагов.

М.ЛЕМЕШЕВА: Так и ведь сработало.

Д.БОРИСОВ: Мне было неудобно в этот момент. Этот момент меня очень смутил. Как-то вот мурашки по коже – парики, вот эти быки, канадцы, как-то оно не очень. А так, фильм, конечно, чудесный.

М.ЛЕМЕШЕВА: Обязательно нужно посмотреть, если кто-то не видел. Фильм «Горько» я очень рекомендую. Причем рекомендую не смотреть тизеры, а сразу идти в кинотеатр или смотреть его на других носителях. Потому что когда мы вручали свою премию, а у «The Hollywood Reporter» уже есть своя премия, она даже уже стала ежегодной, я как раз, вручая, говорила, что, наверное, надо бы еще приз было присудить создателям этого ролика рекламного за конспирацию. Потому что так спрятать смысл фильма вот в этом ролике надо было постараться. Я сама, когда видела тизер, думала – боже мой, как это смотреть? Я понимала, что мне надо обязательно пойти и увидеть это. Шла просто с тяжелым сердцем. Выходила на невероятном подъеме, что, оказывается, у нас есть такие свежие силы, потрясающее чувство юмора, интересные ходы кинематографические. Если дадут приз Жоре Крыжовникову за режиссуру, я считаю, что это будет очень справедливо. Потому что он именно как режиссер сделал эту картину очень профессионально, свежо…

Д.БОРИСОВ: Какие разные мнения у меня в лентах на Фейсбуке и в Твиттере по поводу этого фильма! Просто от полного неприятия до каких-то странных восторгов. «Горько» — это точно фильм, который я не буду смотреть в ближайшее время.

М.ЛЕМЕШЕВА: Подожди. Не так категорично. Как раз хорошо, что этот фильм можно смотреть в любом качестве, потому что он интересен своим внутренним содержанием. Я бы все-таки его порекомендовала, потому что – вот что мне было дорого в этом фильме, там очень правильный месседж. Знаете – а кто досмотрел до конца, тому бонус. И вот в конце тот самый бонус, для чего ты должен был все это смотреть и даже переживать, может, некие не очень правильные эмоции. Единственный минус – что потом очень долго не выходит из головы песня «Одиночество сволочь». Вот за это я в какой-то момент была готова убить авторов фильма, потому что дня два она крутилась у меня в голове. Но это, наверное, главный минус этого фильма. Самое интересное – мультфильм, анимационный фильм полнометражный, снятый Георгием Данелия, «Ку! Кин-Дза-Дза» — потрясающе снят, нарисован, создан по режиссуре, по анимации. Буквально недавно пришло известие о том, что он получил главную в анимации награду, награждение проходило в Австралии, это т.н. «Азиатский Оскар». И там Георгий Данелия получил главный приз, причем он соревновался с ведущими японскими аниматорами, которые уже просто являются гуру в этом вопросе, и победил он. Я честно скажу, я сейчас рекламирую, не посмотрев его. Я видела только тизеры, ролики, у нас были эскизы к этому мультфильму, мы писали об этой картине. Но после того, что я слышала, я сама хочу обязательно посмотреть. Мне кажется, просто нельзя мимо пройти, раз такое событие. «Интимное место», так фильм называется, тоже очень порекомендовала бы.

Д.БОРИСОВ: Да?

М.ЛЕМЕШЕВА: Легкий, такое авторское высказывание с замечательным чувством юмора. Замечательный Юрий Колокольников, которого тоже, кстати, отметили как «Сюрприз года». Он вообще в этом году молодец – он выстрелил в этом фильме с хорошей ролью, и вот в «Игра престолов» его позвали.

Д.БОРИСОВ: В этом году был фильм Ольги Дыховичной…

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.

Д.БОРИСОВ: Не в этом? в прошлом? Все, проехали.

А.ПЛЮЩЕВ: «Портрет на фоне».

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, это было в прошлом году.

Д.БОРИСОВ: Смешалось.

М.ЛЕМЕШЕВА: Я считаю, что в этом году, видите, российских фильмов действительно сколько таких, достойных, сильных, спорных, опять же.

Д.БОРИСОВ: Нам слушатели советуют – итальянско-французский фильм «Великая красота».

М.ЛЕМЕШЕВА: Кстати, они в лонг-лист вошли.

Д.БОРИСОВ: Напоминают нам «Один плюс один», он фильм вообще 11-го года, просто как-то он до нас дошел с некоторым опозданием, «Intouchables». Я его тоже посмотрел в этом году совсем недавно. Прекрасный фильм, но точно не прямо суперсвежий. «Мачето убивает», нам тут вспоминают, что хороший фильм.

М.ЛЕМЕШЕВА: Можно посмотреть.

Д.БОРИСОВ: Кстати, мы не обсудили целую тему, этот год стал переломным для российского проката, на мой взгляд, потому что была история отличная с «Географ глобус пропил» — прокатчики запретили его показывать одновременно с кинотеатрами на ivi.ru. Это год, когда стали особенно распространены телевизоры с функцией смарт-тв, очень много людей смотрит сейчас кино дома. Это не замена кинотеатра, я совершенно не согласен с прокатчиками, которые запретили. Я сам активный пользователь этого смарт-тв и всевозможных приложений от ivi, tvigle, yota-play, их много разных, omlet.ru, куча!

М.ЛЕМЕШЕВА: Мы, кстати, об этом все время пишем и поддерживаем их.

Д.БОРИСОВ: Их надо поддерживать, это другая аудитория, другие люди. Иногда это те же люди.

М.ЛЕМЕШЕВА: Главное – что это официально.

Д.БОРИСОВ: Это не пиратский, ты платишь деньги. Есть куча бесплатного контента у них, есть платные, но не очень дорогие. Это всегда дешевле, чем в кинотеатре, почти всегда. Ну, вот если с Москвой вечером в уикенд сравнивать, точно дешевле. Тем более, ты можешь смотреть с компанией…

М.ЛЕМЕШЕВА: У себя дома, заказав все, что ты хочешь.

Д.БОРИСОВ: При этом телевизоры сейчас все большей популярностью пользуются большие. Это почти кинотеатр, ощущение. Что не отменяет того, что если хочется пойти в кино и посмотреть совсем на большом экране и с отличным звуком, ты идешь в кино. Но нет времени сейчас, иногда опаздываешь. И вот так вот закрывать эту историю… Я бы хотел посмотреть «Географ глобус пропил», я с радостью отдал бы эти 300 рублей, которые он стоил на ivi, или сколько там, но вот когда его убрали – он один день, по-моему, буквально провисел или два, я все хотел посмотреть, все забывал, откладывал, и нет, а в кинотеатр так и не попал. И до сих пор все нет времени попасть. Вот такая вот целая история. Но надеюсь, что прокатчики будут понимать это. Что это не очень конкуренция.

М.ЛЕМЕШЕВА: Но, по крайней мере, мы тоже об этом пишем, и у нас аналитики высказываются. Это действительно спорная тема. По большому счету, есть сторонники того, о чем ты говоришь, есть и противники – что нужно все-таки не дать умереть кинотеатрам.

Д.БОРИСОВ: Кинотеатры просто сами должны прийти в интернет, в смарт-тв. Пусть будет приложение «Каро», приложение CinemaPark, много разных.

М.ЛЕМЕШЕВА: Это вопрос времени. На самом деле, слишком резко это все появилось, слишком резко аудитория хлынула в виртуальное пространство, поэтому, я думаю, прокатчикам очень сложно так резко перестроиться.

Д.БОРИСОВ: Естественно, очевидно, что люди, которые привыкли смотреть это дома, не в кинотеатр пойдут, они будут с торрентов качать. Запрещали, запрещали, но пока люди находят способы, вместо того чтобы заплатить авторам, они получают условно бесплатный контент, и никто с этого ничего не имеет. «Быстрее, чем кролики», нам тут пишут. От создателей…

М.ЛЕМЕШЕВА: «Быстрее, чем кролики» еще не вышли, они выходят сейчас в прокат. И я думаю, что в январе как раз надо посмотреть.

Д.БОРИСОВ: Наши слушатели уже были на премьере, она была пару недель назад, кто-то уже видел.

М.ЛЕМЕШЕВА: Да-да, они были, приходили, в январском номере у нас интервью с «Квартетом И», они рассказывали о своем фильме. И, собственно, что важно – я так понимаю, совершенно другая будет история, они будут в непривычном амплуа и постараются удивить зрителей. То есть это не то что вечные разговоры, о чем говорят мужчины и о чем говорят женщины, а что-то более новое, но не менее зажигательное. Теперь они сами уверены, что они в прокате победят. Я завидую этим ребятам, они абсолютно…

Д.БОРИСОВ: А прямо с 1 января они выходят, да? То есть они выходят против «Елок», против…

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, абсолютно смело. Мы даже спрашивали, не боятся ли они. Там же еще выходит фильм «Друзья друзей», в общем, опять «Камеди Клаб».

Д.БОРИСОВ: Угу, «Самый-самый-самый лучший фильм».

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, и, в общем, даже они будут рядом стоять, но это совершенно не смущает.

Д.БОРИСОВ: А почему «даже»?

М.ЛЕМЕШЕВА: Ну, потому что наш зритель, он особенный, он может взять и сделать кассу именно этому фильму. Сразу хочу сказать, я не смотрела этого фильма, и я никогда не ругаю то, что я не видела. Поэтому пока и о фильме «Квартета И», и о фильме, в котором участвует (неразб.), я пока говорю вообще.

Д.БОРИСОВ: Но пока есть у нас какой-то бэкграунд, мы просто смотрели от создателей и тех, и других, и можем примерно себе представлять, мы смотрели «О чем говорят мужчины» и «Самый лучший фильм».

М.ЛЕМЕШЕВА: По крайней мере, если бы я выбирала, я бы все-таки пошла на «Квартет И». Думаю, что, конечно, может, не в кинотеатре, но потом на официальном сайте кинотеатра я посмотрю непиратскую копию.

Д.БОРИСОВ: Спрашивают, где купить журнал. Он не продается. Это целая история.

М.ЛЕМЕШЕВА: Нет, на самом деле, конечно, я не могу сказать, что в любом ларьке, но нас даже в метро можно купить, сейчас активно распространяемся.

Д.БОРИСОВ: Вот в этих аппаратах по выдаче журналов?

М.ЛЕМЕШЕВА: Да, и, кстати, очень хорошо нас там покупают, что меня очень радует, потому что когда мы шли в метро, мы с опаской, понимая, что…

Д.БОРИСОВ: А сколько стоит там?

М.ЛЕМЕШЕВА: Я не могу сказать точно, потому что, конечно, это на усмотрение тех, кто продает, но мы даем очень низкую цену. Я знаю, что выше 150-ти, по-моему, не поднимается. По крайней мере, мы очень боремся. Однажды нам сказали, что где-то за 180 пытались продать, и мы даже прямо созванивались с этими продавцами.

Д.БОРИСОВ: Нет, ну мы знаем места, некоторые заправки, где всегда надо умножать на два обычную цену, увы.

М.ЛЕМЕШЕВА: Опять же, это не наша вина. Мы опускаем просто до минимума цену, только чтобы самим не разориться, понимая, что дешево мы не можем стоить – достаточно посмотреть на наш формат, на качество печати, но и завышать цену невозможно, иначе не будут покупать и не дойдем до нашего читателя. Так вот, я очень посоветовала бы зайти на наш сайт thr.ru, это аббревиатура «The Hollywood Reporter». Почему? Вообще, я считаю, что наш сайт очень хороший и там очень много полезной информации, той, которая не умещается в месячном журнале, потому что здесь у нас более академичный формат, там оперативно все. Там как раз есть вверху такая ссылка, где, в какой точке можно купить наш журнал.

Д.БОРИСОВ: Я в этой истории, хотя очень люблю интернет, все равно за реальные журналы, потому что их приятно держать в руках.

М.ЛЕМЕШЕВА: Нет, во-первых, там можно увидеть, где, во-вторых, можно заказать этот журнал, подъехать туда и купить. По крайней мере, мне кажется, это такой оптимальный вариант.

Д.БОРИСОВ: Да, главное – не только картинки посмотреть, а реально почитать, что странно для журнала такого формата…

М.ЛЕМЕШЕВА: Я без ложной скромности считаю, что читать наш журнал не только нужно, но и можно.

Д.БОРИСОВ: Спасибо. Мария Лемешева, главный редактор «The Hollywood Reporter», была у нас.

М.ЛЕМЕШЕВА: Смотрите кино, читайте.

Д.БОРИСОВ: Это была программа «Попутчики». Дмитрий Борисов, Александр Плющев.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо, пока.

Д.БОРИСОВ: Услышимся в следующее воскресенье.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

30 декабря 2013 | 00:35

Среди всей грязи со стороны русофобов и откровенного их злорадства по поводу теракта в Волгограде на форумах ЭМ, встречаются, например, и такие, кстати, не самые мерзкие :
schfr
29 декабря 2013 | 17:57
"/// Кавказцам надо устраивать взрывы не среди простых людей, а взрывать депутатов, чиновников всех уровней, а при чём здесь народ, у которого каждый день-это борьба за существование. Во-первых и резонанс будет громче, а сейчас поговорят о простых жертвах и на этом вся борьба с бандитами закончится.///
Согласен. Лучше бы, конечно, депутатов. Но подобраться к власти трудно. Люди делают что могут..."

А как уважаемые журналисты прокомментируют ЭТО ?
Нельзя ли ЭТО считать призывом к насилию и заводить головное дело ?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире