'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: 23 часа и 7 минут в российской столице, вы слушаете радио «Эхо Москвы», меня зовут Дмитрий Борисов, Александр Плющев тоже здесь. Привет!

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: И это значит, что начинается программа «Попутчики». На этой неделе наш виртуальный поезд снова с нами.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну а куда без него, собственно говоря? Ты знаешь, я сегодня, слазив в Википедию – у меня было несколько поводов это сделать…

Д.БОРИСОВ: Сначала ты читал про «Биткоин» в Википедии.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да.

Д.БОРИСОВ: То есть стал точно суперумным, суперэрудированным. Как ты все понял? Все, что там написано, непонятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, ты знаешь, вот Григорий Бакунов, который два часа назад был здесь в программе…

Д.БОРИСОВ: В программе «Точка», для тех, кто не в курсе.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, он более-менее все объяснил. Даже мне стало понятнее, человеку, который пять раз прочитал эту статью в Википедии. Ну так вот, еще был как минимум один повод слазить в Википедию. Я понял, что я модный парень, дико модный парень, потому что я как-то недавно, настраивая свой айфон…

Д.БОРИСОВ: Модный прибор.

А.ПЛЮЩЕВ: …да, на интернет-радиостанции, пару свингов себе добавил, и оказалось, что это дико модно. Я-то не знал, понимаешь в чем дело. Так и выяснилось. Сегодня, теша, во-первых, собственное самолюбие, во-вторых, вообще как-то желая и потрафить несколько нашей публике, потому что они же ведь застали свинг еще до его появления, ну, некоторые из нашей аудитории, жили в то время, когда свинг только появлялся. Именно поэтому я решил сегодня пригласить Александра Елина и прекрасную группу «Крем Марго». Добрый вечер, друзья.

М.МАОША: Добрый.

А.ЕЛИН: Здравствуйте.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, Александр Елин вам известен хорошо, наверное. Во всяком случае, тем, кто следит за нашим с Борисовым творчеством.

Д.БОРИСОВ: На протяжении последних 12-ти лет Александр был у нас не раз с разными своими творческими проектами.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, последний раз один. Он от всех избавился и был один. Ну вот, если помните, давно-давно был еще такой проект «Поющие вместе» про «Такого, как Путин».

Д.БОРИСОВ: Да, нашим слушателям это знакомо.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, много раз они слышали эту песню. Группа «Киски» была, тоже было.

Д.БОРИСОВ: Тоже выдающийся пример поп-музыки.

А.ЕЛИН: Это была песня «Наш дурдом голсоует за Путина», которой был посвящен день на радиостанции «Эхо Москвы».

А.ПЛЮЩЕВ: День?!

А.ЕЛИН: День.

А.ПЛЮЩЕВ: Да ты что, серьезно? Я этого не знаю, кстати.

Д.БОРИСОВ: Может, был день выборов какой-нибудь?

А.ЕЛИН: Нет, вы можете это уточнить. Но мы сейчас хотим все-таки про свинг. Вернемся к свингу.

Д.БОРИСОВ: Нет-нет, мы хотим обо всем, потому что наши слушатели тут же нам припомнят «Поющих вместе» и «такого, как Путин», сейчас начнут вас спрашивать. Я уже прямо жду этих смсок на +7 985 9704545.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, ну чувствуется, что Александр, во всяком случае, на время, решил с политикой завязать. Ну, или, «подвязать», я бы так сказал.

А.ЕЛИН: Я вспомнил, что тролль – это не обязательно злобное существо, а тролль – все-таки такой добрый, маленький, толстый, смешной.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не такой уж и маленький, Саш.

А.ЕЛИН: Я про себя. Я был злым троллем, и слово появилось чуть позже, чем все эти песни, а сейчас оно уже объясняет многое. Но я не то чтобы решил с чем-то завязать, а просто наконец-то я занимаюсь той музыкой, которую с детства люблю. Не только потому что она тренд, не только потому что она модная, а потому что я, правда, ее все время слушаю. Я с диким удовольствием ее для себя открыл несколько лет назад, что такая музыка есть. То есть совмещение старинного джаза и современной модной дискотечной электронной музыки. И все, что я себе немедленно скачал из интернета, а у меня есть просто все, что есть в этом стиле, не вылезает из моего плеера вообще. И в какой-то момент я понял, что надо уже делать такой русский коллектив, что их нету, что надо петь по-русски и давать джазу по-настоящему, и вот, слава богу, это свершилось. Счастье огромное, ура.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай прямо сейчас ты представишь своих попутчиков, наших попутчиков тоже, во-первых, для наших радиослушателей, а во-вторых, ну, чуть-чуть можешь о них рассказать, мы еще будем продолжать это делать в нашей программе, а потом сразу послушаем мы, что, собственно, в их исполнении представляет электро-свинг.

А.ЕЛИН: Ну, я начну с нашей певицы прекрасной – Маргариты Маоша, великая, она прямо… я каждый раз, когда слушаю, как она поет, получаю настоящее удовольствие, потому что у нас никто не поет джаза. Вы понимаете, это страшная трагедия, я, может, сейчас открою людям глаза. У нас нет певиц, которые поют джаз. Потому что джазовое пение – это подражание джазовому музыкальному инструменту. Надо петь, как труба, как кларнет. А у нас все поют опереточными голосами джазовые стандарты, и, в общем, это неправильно. И настоящего гурмана это повергает в шок, и бежишь дальше слушать Армстронга, Луиса Приму, Эллу Фицджеральд и так далее, понимая, что очень мало есть реально певиц, которые так умеют. На самом деле, есть в России немножечко таких женщин, они не очень раскручены, и зря. Может быть, опять же, потому что они поют стандарты и под кого-то. А мы делаем совершенно оригинальный репертуар. И поэтому Маргоша у нас прямо совершенно в теме, и ровно такая, какая должна быть.

А.ПЛЮЩЕВ: Извини, перебью на секунду буквально. Не по теме, причем. Вообще, ты получаешься у нас настоящий Карабас Барабас, знаешь, почему? Тебя не видно сегодня в Сетевизоре. Всех видно, кроме тебя. Ты реальный Карабас Барабас. Так и должен быть продюсер невидимый.

А.ЕЛИН: А напротив меня сидит Толя Поляков, он наш ди-джей, электронщик и исполнитель всяких звуков и ритмов. Он играет на компьютере, но не в те игры, в которые играют все обычно, а он играет музыку на компьютере. Ну и тоже наш единомышленник и человек, который любит эту музыку, знает и понимает, тоже давно ее слушал, и сейчас, когда представилась возможность, ура. Еще у нас есть закадровые люди. У нас есть аранжировщик Кирилл Калашников, который страшный домосед, сейчас он нас с волнением слушает, он написал практически все песни для коллектива, кроме каверов, для которых он придумал совершенно волшебные аранжировки, которых раньше никто не делал. И у нас есть трубач и тромбонист, которые, собственно, дают джаза вокруг. И надеюсь, что они тоже прекрасны. Они у нас сейчас новые ребята, мы первый раз с ними играем 29-го числа, 29 ноября у нас будет концерт в клубе «Гластонберри паб», и там можно будет увидеть еще двух наших джазменов.

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. А сейчас послушаем первую композицию.

А.ЕЛИН: Она как раз будет всем очень знакома.

А.ПЛЮЩЕВ: Показательна.

А.ЕЛИН: Да, она показательна, и все знают этот мотивчик, он многократно исполнялся с разными текстами, а я на него написал совершенно новый и, как мне кажется, близкий к тому, что задумывалось в оригинале.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, все слова сегодняшние, которые прозвучат в песнях, принадлежат Александру Елину.

А.ЕЛИН: Принадлежат русскому языку.

ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Вот так.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, ну очень мило, конечно, безусловно. Тут дальше есть несколько направлений нашей беседы. Но поскольку мы уже упомянули видеоклип (для тех, кто смотрит Сетевизор), я видел его в Фейсбуке, Саша обещал рассказать историю. Кстати, классный видеоклип. Посмотрите, достаточно просто «Крем Марго» в Фейсбуке поискать.

А.ЕЛИН: Ну да, это легко. Мы сделали этот клип, сняли немножечко стендапов, то есть синхронов группы, а остальное – есть такой свободный проект, он называется «I charlestone the world», где в разных городах, по-моему, сейчас 62 города в мире, люди, которые танцуют чарльстон под разные песни, в том числе и под эту волшебную мелодию, которая только что была, станцевали чарльстон возле достопримечательностей своего города, то есть как бы в туристических целях. И танцоры вообще потрясающие, то есть красивы настолько, что нельзя было не воспользоваться этим свободным проектом и отчасти к нему не примазаться, но в то же время показать, что и под нашу музыку тоже можно танцевать чарльстон, потому что второе название электро-свинга – это «нео-чарльстон». И так и получился этот клип, после которого прямо действительно хочется немедленно пойти и записаться на курсы чарльстона.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, давайте как-то подключим Маргариту и Анатолия к нашему разговору, если позволите. Я вот сегодня, опять же, с удивлением прочел, что некоторые фильмы способствовали возвращению свинга и популяризации электросвинга, и обнаружил в списке свой любимый сериал «Boardwalk Empire», у нас он шел под названием «Подпольная империя» по Первому каналу. Там много свинга, и джаза там прилично. Причем, по-моему, не аутентичного, а написанного по новой. Точно так же, как и никакого там Атлантик-сити не было, а чисто декорации.

А.ЕЛИН: В «Великом Гетсби» тоже неаутентичный джаз.

А.ПЛЮЩЕВ: Да! Спасибо, что ты поддержал меня, потому что «Великий Гетсби», наверное, тоже очень многое сделал для популяризации этого жанра, хотя, видимо, он уже сам использует популярность этого жанра, мне кажется. Ну, раз сейчас такая музычка популярна, значит, надо ставить ее в фильм.

А.ЕЛИН: Но это очень эстетичная была эпоха – и музыкально, и визуально, поэтому, конечно, все, что делается оттуда, сразу вызывает «Вау!»

А.ПЛЮЩЕВ: Да, кстати, подключая наших попутчиков – насчет визуально, музыкально и так далее, а вам что приглянулось в этом жанре? Кстати, обычно тут приходят группы, и наши радиослушатели любят задать вопрос – а вы в каком жанре играете? Они все время отвечают – «нет-нет, мы не в жанре, ну что вы». Вот вы-то как раз, мне кажется, всячески подчеркиваете свою принадлежность к жанру.

М.МАОША: Ну, на самом деле, когда мы с Сашей познакомились, я до этого электро-свинг не слышала. Джаз, блюз любила. И Саша, можно сказать, открыл для меня новые горизонты. И я буквально с первых нот влюбилась в эту музыку. Для меня особенно было интересно исполнить эту музыку на русском языке, то есть то, что до этого никто не делал. То есть никто не исполнял электро-свинг на русском языке. Точно так же, как и… ну, джаз когда-то в советское время пробовали, но, опять-таки…

А.ЕЛИН: Ну как опять-таки? Для меня свинг как свинг начался с фильма «Веселые ребята».

А.ПЛЮЩЕВ: Так.

А.ЕЛИН: Ну, Утесов. Это самый что ни на есть настоящий свинг.

М.МАОША: Но все же это немного не тот свинг, который в то же время исполнялся через океан.

А.ПОЛЯКОВ: Маргош, я одно время увлекался патефонными пластинками, а я очень критичен в плане музыке, ну, так получилось, что у меня хорошо со слухом, и я сразу слышу, когда кто-то начинает косячить, вот эти патефонные пластинки, когда ты слушаешь это шипение, скрежет, но когда играет оркестр джазовый того же самого Утесова, там настолько идеально, все звучит правильно, никто не лажает, не косячит. Грубо говоря, никто не фальшивит и ритм держит. Все идеально, вообще не к чему придраться.

М.МАОША: Ну еще бы.

А.ЕЛИН: Это во времена, когда нельзя было подправить ноту.

А.ПОЛЯКОВ: Да, это во времена, когда нельзя было подправить нотку.

М.МАОША: Поэтому сейчас музыканты более расслабленные.

А.ПОЛЯКОВ: Да. Ты видел этот фильм? Вспомни, как они репетировали. Вот это настоящий свинг. Неважно, что он советский, но это свинг. Это движение, это ритм, это состояние, в общем-то.

М.МАОША: Я бы сказала даже, это целая культура.

А.ПОЛЯКОВ: Поэтому можно отослать к «Великому Гетсби» и все такое…

А.ЕЛИН: Нет, у нас в стране в какой-то момент джаз вчистую проиграл оперетте. И из оперетты уже началась современная эстрада российская. И попса.

А.ПОЛЯКОВ: Согласен.

А.ЕЛИН: Потому что все поют опереточными голосами либо пытаются снимать каких-то западных людей. Неправильно фонетически поют просто.

А.ПОЛЯКОВ: Согласен. Но вообще, по сути, джаз когда начинался в 30-е годы, это танцевальная музыка. Это музыка, которую играли на танцах, грубо говоря, под которую люди танцевали, веселились и угорали.

А.ЕЛИН: Этим она и прекрасна.

А.ПОЛЯКОВ: Да, а потом уже пошла эта тема углубления в интровертность и стали возможными импровизации Майлса Дэйвиса и Оскара Питерсона.

М.МАОША: Но, кстати, тогда очень многие люди перестали слушать джаз.

А.ПОЛЯКОВ: А многие, наоборот, начали.

М.МАОША: Потому что эта музыка оказалась уже более сложной.

А.ПЛЮЩЕВ: А как вы думаете, с чем, кроме, может быть, фильмов, фильмы же это тоже скорее отражение, невозможно запустить пару-тройку фильмов и сделать какой-нибудь жанр популярным, а с чем связано, может быть, эстетически или с точки зрения переживаемого нами времени возвращение подобных жанров, в ином виде, да, возможно…

А.ЕЛИН: Можно я скажу крамольную вещь? Вся музыка дискотечная, которая была до электро-свинга, она вся держалась на какой-то химии, то есть люди обязательно должны были…

А.ПЛЮЩЕВ: Принять что-то.

А.ЕЛИН: Да, чем-то догнаться, чтобы это дело вошло в резонанс как бы с этой музыкой. А электро-свинг – это чистый спорт. То есть сами танцы, абсолютнейшая акробатика, их нельзя танцевать, только есть ты упоротый чем-то, уколотый, они требуют абсолютно правильного дыхания, хорошей физической подготовки и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: Кроме того, еще и умения.

А.ЕЛИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Некоторого навыка, как минимум.

А.ЕЛИН: Да, но под электро-свинг, на самом деле, можно танцевать просто, как на дискотеке танцуют люди. Но все-таки если эстетическая планка поднята высоко и хочется танцевать красиво и не в толпе, а с партнершей или с партнером, на танцполе, чтобы это выглядело не как толпа каких-то странных людей вокруг сумочек, то электро-свинг – это, конечно, идеальная история. Она какая-то жизнерадостная и здоровая и позитивная, в отличие от огромного количества всякой заумной музыки, которая на дискотеке звучит. Я не к тому, что она плохая или хорошая, каждый выбирает себе по вкусу, я не против ничего.

М.МАОША: Я хотела добавить, что при этом сохраняется этот жесткий бит, который сейчас так популярен в клубной современной музыке, электронные инструменты плюс эти старые оркестры. Одно и другое вместе – это такая новая волна, мне кажется, создается. В принципе, могли бы танцевать и под старый свинг, он зажигает, однако же добавили ту же электронщину, которая сейчас так модна и популярна.

А.ЕЛИН: Кто-то очень остроумно сказал – «попса 2.0». То есть, в принципе, это же попса. Но попса – это неплохо. Просто она не должна быть плохой, она должна быть хорошо, красиво и интересно сделана.

Д.БОРИСОВ: Сказал автор песни «Круто, ты попал на ТВ». Я с уважением абсолютно, но просто вспомнил былое.

А.ЕЛИН: Ну, нормально, это моя работа. Когда мне заказывают тексты, я их пишу. Ничего в этом плохого не вижу.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот что подумал. Во-первых, да, вот что хотел сказать. Я пользуюсь одной из программ для интернет-радиостанций по всему миру, и есть собственно под электро-свинг заточенные, как под жанр как таковой.

А.ЕЛИН: Две.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть, две, да.

А.ЕЛИН: Одна называется «Электро-свинг-радио» немецкая. А другая называется «Радио Кутюр» у меня в потоке на radio.qip.ru.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще, да, мощно задвинул. Но мне кажется, я как минимум натыкался на бразильскую. Ну да ладно.

А.ЕЛИН: Я искал в больших агрегатах.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, ну в любом случае жанр уже дошел до того…

А.ЕЛИН: Есть лидер этого жанра, безусловный (неразб.), и мы играем две ее песни, переведенные на русский язык тоже. И она была в русских хит-парадах и огромные залы собирает в Европе, и французская группа «Caravane Palace», это артисты не клубного и не андеграундного уровня, это серьезные гастролеры, играющие ровно вот это.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, и во-вторых, я хотел сказать еще одну вещь. Вот насчет танцев у нас зашла тут речь. Я однажды, когда-то путешествуя по Америке, консультировался насчет прекрасного города Нового Орлеана, куда я так и не попал. Но мне сказали, что, в общем-то, известный всему миру тамошний праздник «Марди-гра» — это, в общем-то, туфта и попса, а вот ты заехай на фестиваль свинга, когда он там проводится, кажется, в апреле, если я не ошибаюсь, могу ошибаться, короче, если набрать в YouTube «свинг» и «Новый Орлеан», вы найдете кучу фантастического видео, просто фантастического, как это происходит, когда люди, приезжающие туда соревноваться, а там проходят соревнования в этот момент, фестиваль представляет из себя уличные соревнования на нескольких площадках, а потом внутри финал проходит, это просто башкосрывательная вещь. И действительно, поражает.

А.ЕЛИН: Именно танцоров?

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да, не музыкантов. Но там и под оркестр, разумеется. Это не электро-свинг, это классический свинг…

А.ЕЛИН: Есть тема неосвинга, когда современные музыканты современным звуком играют что-то похожее на музыку 30-х годов.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да.

А.ЕЛИН: Это совсем похоже. А мы все-таки чуть-чуть…

А.ПЛЮЩЕВ: Разумеется.

А.ЕЛИН: Но в целом сохраняем главные его качества – джазовое пение, импровизации внутри трека обязательно, соло красивые, интересные, и при этом все это имеет абсолютно танцевальную структуру, которой, собственно, свинг и славится.

А.ПЛЮЩЕВ: Но переходя к вам, как вы собрались? Ты собрал или как?

А.ЕЛИН: В общем, мы с Кириллом собрали, да. Кинули клич и всех нашли.

А.ПЛЮЩЕВ: Через Фейсбук, небось?

А.ЕЛИН: Да, через Фейсбук.

А.ПЛЮЩЕВ: У тебя был жестокий кастинг?

А.ЕЛИН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Сколько ты отсеял солистов?

А.ЕЛИН: Не скажу, но жестокий кастинг, правда.

А.ПЛЮЩЕВ: А почему не скажешь, что такого?

Д.БОРИСОВ: Какая разница? Жестокий, даже когда из двух выбрали одного.

А.ПЛЮЩЕВ: Это самый жестокий, кстати, мне кажется.

А.ЕЛИН: Нет, серьезно, очень много было девочек, прекрасно поющих, но поющих не так. Ну вот не так. В пении должна же быть какая-то ноточка правильная. В этом смысле я, например, думаю, что прекрасный проект «Голос», красивый и так далее, но я не очень понимаю, что будет с этими людьми потом. У них нет репертуара. Они будут опять кавера петь? Где? Кавер-групп миллион, и само по себе это хвастаться инструментом. Вот у меня такой инструмент, а у меня Страдивари. А что ты играть-то будешь на этом? ну, неважно, потом посмотрим.

А.ПОЛЯКОВ: Я это называю «мелодекламирование под саунд-дизайн».

А.ЕЛИН: Ну да.

А.ПОЛЯКОВ: То есть – есть музыка, песня, а есть мелодекламирование под саунд-дизайн, в одно ухо влетело, в другое вылетело.

Д.БОРИСОВ: Но ведь бывает, что мастера ищут тот самый голос, как и вы искали у себя в Фейсбуке.

А.ЕЛИН: Здесь есть большая проблема – голоса не очень ищут себе материал, и поэтому их нет никого. Где эти люди, которые в прошлом «Голосе» так всем нравились? Одна Дина Гарипова, и то не знаю, есть ли у нее свои песни. Есть ли у нее концертные программы?

Д.БОРИСОВ: Во-первых, есть. Я думаю, и Севара какая-нибудь выступает, в свое время видел какие-то афиши.

А.ЕЛИН: Я как раз знаком с продюсером Севары очень хорошо.

Д.БОРИСОВ: Вот плохо, что у них появляются продюсеры.

А.ЕЛИН: Нет, как раз хорошо, что у них появляются продюсеры.

А.ПЛЮЩЕВ: Сказал продюсер.

А.ЕЛИН: Нет, продюсер – это не обязательно Карабас Барабас, которого не видно в камеру.

Д.БОРИСОВ: Уже видно, кстати, я поправил.

А.ЕЛИН: Ну отлично. Продюсеры бывают разные, и хороший продюсер никогда не мешает артисту, он только помогает. Тогда что-то получается. А не пытается сделать так, чтобы артист был его вторым «я». Это неправильно. Артист – это «я» первое в любом проекте. И что касается Севары, у Севары был прекрасный репертуар и до этого, Севара гастролирующая певица. Чего мы все про Севару?

Д.БОРИСОВ: Про «Голос». Зачем относиться к телевизионному шоу как к чему-то большему, чем телевизионное шоу?

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, незачем абсолютно.

Д.БОРИСОВ: Вообще непонятно. Они существуют в рамках пятничного эфира, и этого уже достаточно.

А.ПЛЮЩЕВ: Потом можно кататься 18-м составом «Голоса», например, по городам и гастролировать.

Д.БОРИСОВ: Нет, мы же говорим о способе зарабатывания денег. Смысл же не в этом.

А.ЕЛИН: Артисты очень серьезно это рассматривают. Вы сейчас смотрите как зрители, а артисты идут на «Голос» с целью сделать карьеру – меня заметит продюсер, мне купят репертуар…

Д.БОРИСОВ: Участники «Поля чудес» тоже идут на «Поле чудес» с надеждой, что их кто-нибудь заметит.

А.ЕЛИН: …для музыкальных радиостанций, и вот она гастрольная жизнь.

А.ПЛЮЩЕВ: Как его легко сбить с темы, можно по «Голос» поговорить вместо его группы.

А.ЕЛИН: Давайте вернемся к Марго и к моим прекрасным музыкантам.

Д.БОРИСОВ: В кои-то веки я почувствовал себя в настоящем купе, когда вроде хочется спать, кто-то говорит о чем-то, и вдруг – о, можно поговорить!

А.ПЛЮЩЕВ: О том, что тебе интересно.

Д.БОРИСОВ: Давайте послушаем лучше музыку.

А.ЕЛИН: А давайте поставим трек номер два.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

Д.БОРИСОВ: И вернемся сюда, в программу «Попутчики». Не забывайте не только злые смски слать на+7 985 9704545, но и добрые тоже, и на твиттер-аккаунт Vyzvon, мы скоро вернемся.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Группа «Крем Марго» и их продюсер Александр Елин у нас сегодня в эфире. Я еще, знаете что подумал, когда вспоминал клип? Мне кажется, что возвращение популярности – это есть такая скука не только по джазу, я думаю, что нынешнее молодое поколение, в общем, и не могло по нему соскучиться. Знаешь, по чему? Ты очень хорошо и правильно сказал в самом начале про визуальные образы. Про то, что это и визуально, и про звук ты сказал, это была такая настоящая и очень мощная вещь. Собственно, из-за чего мода на винтаж происходит? А это тоже винтаж в своем роде. Из-за того, что есть такой запрос – девочки любят красиво, а мальчики любят, когда у девочек красиво все.

М.МАОША: Красиво, элегантно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, мило. И надо сказать, очень сексуально. Безумно. Ну, вот как-то, как-то. Наше-то, конечно, современное эстрадное искусство, оно же совсем не сексуально никак.

М.МАОША: Ну да, при всем своем обнажении.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. А тут как-то так, очень мило и очень возбуждающе. Нет? Ну возразите мне что-нибудь, я не знаю.

А.ЕЛИН: Хотелось бы, чтобы это было ровно так, потому что есть это ужасное слово «пошлость» как термин, которое все время… ну, нельзя на эстраде одеваться так, как будто ты стоишь на Ленинградке, я извиняюсь. Эта мода была когда-то, но она прошла уже, она кончилась. И надо уже от этого как-то… Ну, что-то новое должно быть, мне кажется. Новое – это хорошо забытое старое, но только не как мы только что обсуждали: «Дайте-дайте настоящего свинга!» Настоящего свинга сколько угодно. Сколько угодно можно найти всего. Но надо же двигаться вперед. Не идти спиной вперед, а идти лицом вперед, не забывая о том, что было. И в конце концов, не только новое – это хорошо забытое старое, но новее – это хорошо забытое старое плюс что-то.

А.ПЛЮЩЕВ: Тогда к вашей собственно концертной деятельности. Ты уже говорил о концерте, а вы как на концерте выглядите? Вот вы, Маргарита. Как в клипе?

М.МАОША: Да. Кстати, да. У меня платье, у меня украшение на голову серебряное со стразами. Все блестит. Бахрома. Как раз в том стиле, когда женщины пели так красиво. Повертеться, покрутиться, и эта бахрома вся сверкает, кружится.

А.ПЛЮЩЕВ: Здорово. А как джентльмены выглядят?

А.ПОЛЯКОВ: Я выгляжу в строгой черной рубашке с красной «бабочкой».

А.ПЛЮЩЕВ: Мило.

А.ПОЛЯКОВ: Также у меня на лице очки в черной оправе. То есть такой интеллигент-задрот с широкими плечами.

А.ПЛЮЩЕВ: Прекрасно.

А.ЕЛИН: Ну и у нас сейчас будут трубач и тромбонист, которые будут выглядеть, как положено уличным бандитам, которые играют джаз на улице. Подтяжки, белые рубашки.

А.ПЛЮЩЕВ: Две смски, которые пришли в одну и ту же минуту. Вот насколько люди по-разному воспринимают. Один пишет: «Третий сорт табак – вашего типа музыка», пишет Олег, а другой: «Отличная интересная музычка. Успехов коллективу». Ну…

А.ЕЛИН: Мне вот это нравится. То есть все очень любят пойти в ресторан, и все очень любят, чтобы в ресторане что-то играло.

А.ПЛЮЩЕВ: Я не люблю. Прямо скажу – я не люблю.

Д.БОРИСОВ: Мы нашли, кстати, Саше одно место, где не играет ничего. Но это довольно странно.

А.ЕЛИН: Нет, вы джентльмены – вы приходите в ресторан поговорить с друзьями, но в тот момент, когда молодой человек выводит девушку в ресторан, девушка хочет надеть все лучшее, что он ей подарил или что она купила себе, то, разумеется, ей еще очень хочется показать и остальным дамам, как она одета. Лучшего места, чем танцпол, для этого нету. Поэтому в хорошем ресторане должен быть хороший правильный оркестр. И те люди, которые говорят про третий сорт, кабак и так далее, ради бога. Можно ходить в нормальные клубы, слушать хэви-металл, трясти хайером, как это было в нашем любимом 1989 году. Кто, как говорится, не состарился с тех пор и не стал куртуазен, это его личная проблема.

Д.БОРИСОВ: Да. Тут я скрыл случайно в Сетевизоре…

А.ПЛЮЩЕВ: Что ты сделал?

Д.БОРИСОВ: Да нет, просто мы теперь выглядим, не все, правда, но некоторые из нас выглядят очень-очень ретро-стайл, я бы сказал.

А.ПЛЮЩЕВ: Размыто, ты имеешь в виду.

Д.БОРИСОВ: Смотрите, наслаждайтесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто Борисов зачем-то на полставки еще устроился оператором Сетевизора и все попортил, как обычно.

А.ЕЛИН: Вы знаете, есть очень интересный момент, все-таки я про него скажу.

А.ПЛЮЩЕВ: Вернись, конечно.

А.ЕЛИН: Вот слово «кабак», оно меня не то что напрягает, оно требует разъяснения. Дело в том, что, в принципе, джаз в 20-х годах был придуман людьми, которые из Одессы приехали. И эти же традиции потом в Америке проросли джазом, а в России проросли тюремным шансоном и вообще одесским шансоном. И вот когда человек ассоциирует эту музыку с кабаком, он, на самом деле, вспоминает нэпмановские рестораны, что-то такое типа «Кукарачи» или «Крутится-вертится шар голубой».

А.ПЛЮЩЕВ: «А мне вы еще кофейку плесните, я у вас тут долго стоять буду».

А.ЕЛИН: Да-да. И я не понимаю, что в этом плохого. Это не пошлость, это эпоха. И что-то кажется сегодня, как слоники в свое время, верхом пошлости, а сейчас люди их коллекционируют и говорят: «Да это же знак эпохи, это ж прикольно!» Тем более, что джаз – это первая очень свободная музыка, на самом деле. До этого все было строго по нотам. Джаз позволял импровизировать внутри себя. Джаз – это, можно сказать, первый музыкальный глоток свободы. И кабак в то время – это тоже был какой-то глоток свободы. Какая-то история, где люди могли оторваться от повседневного быта и запрограммированности.

А.ПЛЮЩЕВ: Тут нам говорят, что в YouTube только один ваш клип, между прочим.

А.ЕЛИН: Да, пока один. А сколько можно? У нас группе три месяца всего.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, между прочим, три месяца, а уже вот так вот – целый один клип. Подожди, а мне кажется, я видел в Фейсбуке как минимум не один.

А.ЕЛИН: Нет, есть еще промо-запись с концерта, монтаж нескольких песен для тех, кто нас пригласит, например, на Новый Год, чтобы они сразу понимали, как мы выглядим.

А.ПЛЮЩЕВ: Мощно. Вот это хорошо промо для корпоративчиков. Слушайте, а к живым выступлениям, в том числе и на корпоративе – то есть вы сразу затачивались как живой коллектив?

А.ЕЛИН: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Не студийный. Ну да, зачем студийный. Студийные не работают на корпоративах, правильно, что это я. Глупости какие-то.

А.ЕЛИН: Нет, есть студийная музыка, которая сложно пишется, сложно делается и потом выдается бесплатно в интернете. Но для нас это работа. Мы профессиональная группа. Поэтому, конечно, нам надо выступать, и мы выступаем все время.

Д.БОРИСОВ: Новый новогодний проект Александра Елина.

А.ЕЛИН: Почему новогодний?

А.ПЛЮЩЕВ: Почему, нормально, да. Новогодний. И еще несколько праздников, конечно.

Д.БОРИСОВ: Почему нет? Три месяца назад – как раз.

А.ЕЛИН: Редкая группа не выпустила «Кристмас элбум». Начиная от Брайана Сетцера и его оркестра и кончая металлистами.

Д.БОРИСОВ: Абсолютно. А после новогодних песен идут песни с разными именами обычно. Ну, чтобы было больше заказов. Рома, Рома, Роман, потом – Вика, Вика, Виктория. Ну, больше дней рождения – это больше хлеба продюсерам, как известно.

А.ЕЛИН: Если бы это так работало! Увы и ах.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, но надо сказать, что Александр, к его чести, вот еще опцию не использовал

А.ЕЛИН: Есть песня под названием «Наташка».

А.ПЛЮЩЕВ: А, видишь. Все-таки.

А.ЕЛИН: Но мы сейчас не об этом проекте.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, давайте вот еще о чем поговорим. В любом случае это же каверы. Или не в любом?

А.ЕЛИН: Нет, каверов очень мало у нас.

А.ПЛЮЩЕВ: «Почему в вашем творчестве так много ремиксов?» Не, ну потому что по смыслу жанра это же так или иначе каверы.

А.ЕЛИН: Нет, не каверы, там использованы фрагменты из старых записей старых оркестров джазовых. То есть вынуты какие-то кусочки. И это в правилах жанра. Так делают все.

Д.БОРИСОВ: Тут в Твиттере камень в твой огород пришел.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай.

Д.БОРИСОВ: Что ты сказал, что выпуск фильма со стилизацией эпохи никак не влияет на популяризацию музыки.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, я так не сказал. Я сказал, что невозможно запустить моду парой-тройкой фильмов.

Д.БОРИСОВ: Ой, еще как можно, мне кажется. Смотря какие фильмы.

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

Д.БОРИСОВ: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Например?

Д.БОРИСОВ: Да ладно, вспомните хотя бы тех же «Стиляг», и потом после этого полгода на корпоративах и на всяких мероприятиях что было.

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не…

Д.БОРИСОВ: Чем не мода?

А.ЕЛИН: Запускается мода не на музыку, а на стиль.

А.ПЛЮЩЕВ: Это правда. Не, ну на музыку сложнее. Просто это другая история, мне кажется. Правильно, молодец.

Д.БОРИСОВ: Давайте послушаем и вернемся.

А.ЕЛИН: Четвертую можно.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Слушай, ну вот это чистая попса реальная, ну правда. Вот в твоем духе абсолютно. Я прямо вспомнил группу «Киски», или что там у тебя. Зачем ты это сделал?

А.ЕЛИН: Я не вижу ничего плохого в этом.

А.ПЛЮЩЕВ: Я все понимаю.

А.ЕЛИН: Нет такого ругательного слова «попса».

М.МАОША: Нет, ну есть «поп», а есть «попса». Вот мне кажется, поп – это качественная музыка…

Д.БОРИСОВ: Давайте все на сорта разделим, да – поп и попсу.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто, понимаешь, я ж ни черта ни понимаю абсолютно, и вот чисто на ощущениях. Одно дело – когда тебе напоминают лучшие образцы, а другое дело, когда напоминают не лучшие. Только и всего.

А.ЕЛИН: Но это же оценочное мнение. Что для кого-то лучшее…

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, безусловно, да.

А.ЕЛИН: И мой вкус, например, никак не покороблен.

Д.БОРИСОВ: Осторожно, рядом с Александром тяжелая микрофонная стойка.

А.ПЛЮЩЕВ: С каким из? С обоими. Да. Ну я не знаю, мне кажется, когда человек нам пишет «Хочется настоящего свинга», его тут же хочется послать в интернет, но, с другой стороны, с ним иногда хочется и солидаризироваться.

А.ЕЛИН: Моя покойная теща всегда, смотря по телевизору какого-нибудь Юрия Антонова, говорила, что бы он ни пел: «Лучше бы он спел другую песню». Это такая есть порода людей, которым что ни заведи, они скажут: «Вы вот Лед Зепелин, а я бы прямо вот сейчас «Пинк Флойд» хотел», а «Пинк ФЛойд» поставишь, они скажут: «Черт, как «Лед Зепелин» хочется!» Ну извиняйте.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот совершенно согласен со мной один из слушателей, он пишет: «Первые две композиции – супер!» Дипломатично, замечу, в отличие от меня. Диск в продаже есть? Диск-то еще не выпустили поди. Чего продавать? А вы зайдите в Фейсбук, «Крем Марго» так и называется группа.

М.МАОША: ВКонтакте тоже.

А.ПЛЮЩЕВ: Все бесплатно.

М.МАОША: Абсолютно.

Д.БОРИСОВ: В Фейсбуке не скачать.

М.МАОША: Ну, кстати, самая поп-песня из тех, которые мы записали, действительно.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, я вот удивляюсь, как говорят в соседних республиках, «с Анатолия». Потому что человек он серьезный крайне, ну, во всяком случае, производит такое впечатление, и вообще какой-то основательный. Что он в этом легкомысленном проекте нашел? У меня полное впечатление, что это совсем не проект его жизни, и он так, в общем, от какой-то безвыходности туда, временный, так сказать, пришел

А.ПОЛЯКОВ: Не совсем так. Я живу в таком конвертированном режиме и откликаюсь на запросы извне. Мой психотип такой. И поэтому я, как говорится, за любой кипеж.

А.ЕЛИН: Это он сейчас так говорит. Это вы на сцене его не видели. Как он там пляшет.

А.ПОЛЯКОВ: Во-первых. А во-вторых, я позиционирую себя как ди-джей-пролетарий. Потому что я играю все. Я меломан широкого профиля. Я могу играть техно, могу играть Генделя с Перселлем. Могу играть «Бони-М» с краковяком, могу играть заумный японский нойз. То есть там, где есть энергия, я это могу играть. Я частенько играю на корпоративах, частенько играю на каких-нибудь странных вечеринках, где нужно просто «у-у-у, тч-тч». Ну, то есть я просто всеяден.

А.ПЛЮЩЕВ: А что за вечеринки такие, простите?

А.ПОЛЯКОВ: Ну вот недавно в рамках 5-го биеннале я участвовал в спецпроекте «Тетрактис», это есть такая организация неформальная «Мосхаос»…

Д.БОРИСОВ: В принципе, на словах «в рамках биеннале» можно останавливаться.

А.ПОЛЯКОВ: Да. Там были нойзовые концерты вот как раз такой шумовой музыки. Там собиралась, скажем так, маргинальная публика, которая не попадает в свет прожекторов, но она есть, люди занимаются искусством, творчеством, устраивают концерты где-нибудь в лесах для достаточно узкой прослойки. То есть эта культура существует и присутствует. Просто она настолько непопсова, что человеку среднестатистическому она будет непонятна. А я люблю углубляться в разные истории. Ко мне часто обращаются, когда возникает необходимость сделать что-то такое исключительно-специфическое. Например, сделать вечеринку с (неразб.) музыкой. Или у меня была вечеринка с музыкой из Норвегии. То есть мне нужно было на вечеринке полчаса играть норвежскую музыку. Прямо музыку из Норвегии какую-то народную. Поэтому я с радостью откликаюсь на подобные инициативы. Для меня это является поводом углубиться во что-то, то есть получить что-то интересное.

А.ЕЛИН: Только что была песня, там были такие слова: «И я составила гороскоп, и звезды точно сказали мне «Стоп». Вот я уверен, что Толя составил гороскоп, и звезды сказали ему «Старт».

А.ПОЛЯКОВ: Ну да, я, в общем-то, увлекаюсь всякими такими практиками, как их называют, духовными, пользуюсь эзотерическими системами, и для того чтобы экономить жизненную энергию, если возникает какая-то ситуация выбора, я проверяю, как оно. Если зеленый свет, то двигаюсь. Если как-то не очень, то жму на стоп-кран.

А.ПЛЮЩЕВ: Основательный подход.

А.ЕЛИН: А с такими прекрасными, как мы, конечно, зеленый свет сразу.

А.ПЛЮЩЕВ: Маргарита, насколько это дело вашей жизни? Вы чем еще занимаетесь? Чем-нибудь еще занимаетесь, помимо того что поете в группе «Крем Марго»?

М.МАОША: Ну, я, по-моему, уже говорила в начале нашего эфира, что я в основном всегда пела джаз, то есть джазовые стандарты, всевозможные блюзы. Да, на проекте мне нравится его театральность, мне нравится, что можно не просто выйти и спеть что-то красиво, а можно в это еще внести какой-то элемент театра, то есть поиграть не только с публикой, не только со зрителем, но еще и сделать из песни маленький спектакль. Мне нравится это сочетание – старых каких-то оркестровых кусков свинговых и современного бита электронного. Мне было интересно попробовать спеть эту музыку на русском языке. По-моему, я тоже уже об этом говорила. Не знаю, насколько у меня это получилось. И большинство…

А.ПЛЮЩЕВ: А вот русский язык, в принципе, он приспособлен вообще для этого, как вы думаете? Вот мы, Марго, например?

М.МАОША: Я думаю, что сейчас не очень. Но понимаете, есть такая штука, я думала, что когда-то считалось, что итальянская опера тоже не приспособлена для немецкого языка, для русского языка, однако прошло какое-то время, и появилась наша русская опера.

А.ПЛЮЩЕВ: «Куда, куда вы удалились», это все.

М.МАОША: Действительно. Хотя раньше казалось это нереальным. Как можно на русском языке это спеть? Мне кажется, это все вопрос времени.

А.ЕЛИН: Некоторые слова очень хорошо поются

А.ПЛЮЩЕВ: Ох, Александр.

А.ЕЛИН: Нет, ну правда же. Может, они плохие, но они хорошо поются.

Д.БОРИСОВ: «Такого, как Елин».

А.ПЛЮЩЕВ: Такого, как Елин, поди поищи.

А.ЕЛИН: У нас время поджимает, а я бы все-таки хотел заметить, что у нас 29 числа концерт, всех приглашаю посмотреть, как мы даем джаз, это абсолютно живая музыка и живой джаз.

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно. Посмотреть – с удовольствием большим. Спасибо большое. Александр Елин, «Крем Марго» сегодня были у нас в гостях. Я вот думаю, что еще пару-тройку лет пройдет, и я даже страшусь себе представить, какой проект притащит Александр Елин.

А.ЕЛИН: Я думаю, что через 2-3 года мы придем с проектом «Крем Марго» рассказать о впечатлениях о европейских джазовых фестивалях.

А.ПЛЮЩЕВ: Интересно. Может быть. Мне-то кажется, что он с барочной музыкой придет, но с теми же словами. Есть у меня такое впечатление. Все, спасибо большое. Удачного вам концерта, всем пока.

Д.БОРИСОВ: Программа «Попутчики» в следующее воскресенье будут после программы «Вот так», повтора апрельского выпуска очень интересного, про Парижскую коммуну 1871-го, не пропустите. Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире