'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 мая 2009, 20:00

Е.КИСЕЛЕВ: Я приветствую всех, кто в эту минуту смотрит телеканал RTVi или слушает радио «Эхо Москвы». В эфире «Власть» — программа о том, кому принадлежит власть в России, что ждать от этих людей и чего не ждать, что с ними будет и что будет со всеми нами. В начале коротко о некоторых наиболее важных с этой точки зрения событиях минувших дней.

Президент России Дмитрий Медведев выступил с бюджетным посланием на 2010-й год. Ожидавшейся революции в экономической политике, судя по всему, не произойдет.

Визит Владимира Путина в Белоруссию фактически окончился провалом. Лукашенко отказался принять очередной транш российского кредита в рублях. Отношения между Москвой и Минском в глубоком кризисе.

Российские олигархи, владельцы крупнейших частных компаний, давно уступившие должности управляющих наемным менеджерам, возвращаются на прежние посты. Главным управляющим ТНК-BP назначен совладелец нефтяной компании Михаил Фридман.

А теперь позвольте мне представить гостя сегодняшней программы. У нас в студии политолог Станислав Белковский. Я приветствую вас, Станислав Александрович.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Добрый вечер, Евгений Алексеевич.

Е.КИСЕЛЕВ: Вот, вы знаете, хотел бы начать с визита Путина в Минск. Как бы вы прокомментировали все, что там произошло?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я думаю, что под историей существования проекта «Союзное государство России и Белоруссии» можно подвести двойную жирную черту как в бухгалтерии. Этот проект закрыт, и Белоруссия начинает двигаться от России совершенно в ином геополитическом направлении. Владимир Владимирович Путин уже с присущим ему грустным взглядом лишь наблюдает за этим, уже не в силах изменить происходящего.

Е.КИСЕЛЕВ: А почему так произошло?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ясно, что проект союзного государства России и Белоруссии был рожден в середине 90-х годов не потому, что Борис Ельцин и правящая элита России реально стремились к интеграции, а потому, что им был нужен мощный пиар-проект в условиях низкой популярности и ограниченной легитимности власти в то время. Но реально правящая элита России никогда не стремилась создавать союзное государство. К этому стремился, скорее, Александр Лукашенко, который, во-первых, реализовывал в Белоруссии неосоветскую модель развития, фактически создание Советского Союза в миниатюре. Во-вторых, мог рассчитывать на то, чтобы стать преемником Бориса Ельцина, как это ни странно, потому что в условиях после создания политических институтов союзного государства теоретически возможно было, что на президентских выборах в этом союзном государстве победит харизматичный белорусский лидер-популист.

Однако уже в этом десятилетии стало ясно, что проект нежизнеспособен, что российские элиты не будут стимулировать интеграцию с Белоруссией. В связи с этим проект утратил всякие интересы с Александром Лукашенко, и уже в последние годы белорусский лидер изменил концепцию национального развития. Он стал строить абсолютно автономное государство, не ориентированное на альянс с Россией ни в политике, ни в экономике. А в последние 1,5 года начал активно дрейфовать в сторону Евросоюза, восточного партнерства, новых источников легитимности, новых покровителей, даже таких неудобных для России, как Украина, например.

Е.КИСЕЛЕВ: А вот какой вопрос у меня возникает, Станислав Александрович. А почему российская элита в действительности отказалась от вот этого интеграционного процесса, почему, как вы говорите, эти планы продолжили, скажем так, свое существование только в области риторики? Чем было плохо для Москвы объединиться с Минском и превратить господина Лукашенко в одного из губернаторов, или, скажем так, в президента автономной республики в составе Российской Федерации.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Российская элита всегда воспринимала союзное государство как…

Е.КИСЕЛЕВ: Что было самым большим камнем преткновения?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Российская элита всегда воспринимала союзное государство исключительно как проект, сопряженный с расходами, который проводится по счету пиара и никакого-то другого. Просто в этом десятилетии в этом пиаре исчезла необходимость, поскольку Владимир Путин был весьма популярным и полностью легитимным лидером, и такого рода большие расходы на незначимые для российской элиты проекты, не важные для нее проекты, были просто не нужны. Интеграция с лидером советского типа мышления, с экономикой, организованной еще по советским образцам, в интересы российской правящей элиты также никак не входила. Ну и в последних и, может быть, в главных было давно уже очевидно, что Александр Лукашенко власть никому не отдаст и интегрироваться с Россией он может только на условиях своего возможного и победоносного участия в президентских выборах в союзном государстве. С тех пор как этот сценарий стал нереализуем, собственно, энтузиазм исчез с обеих сторон.

Е.КИСЕЛЕВ: Ну, а как же контроль над нефтепроводами на территории Белоруссии? Ведь столько было в свое время сказано о страстном желании Путина и российской элиты прибрать это хозяйство к рукам.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Прибрать это хозяйство к рукам они могут в рамках чисто гражданско-правовых отношений, без интеграции России и Белоруссии в единое государство. Собственно, об интеграции России и Украины речь не идет, однако вся трубопроводная система Украины по-прежнему остается предметом особого вожделения со стороны Газпрома и бизнес-команды Владимира Путина. Но в отношениях между Россией и Белоруссией мы еще раз получили доказательство тому, что нынешние правители России не мыслят ни в политических, ни в геополитических категориях, они – классические бизнесмены. А с точки зрения чистого классического бизнеса, интеграция с Белоруссией не выгодна, поэтому она развалилась и провалилась. И ни по какой другой причине.

Е.КИСЕЛЕВ: И вы думаете, что никогда у российских лидеров, ни у Ельцина, ни у Путина – ведь это еще при Ельцине ходили разговоры, что третий срок будет оформлен в виде нового президентства в новом государстве, которое возникнет с объединением России и Белоруссии – вы считаете, что таких прожектов всерьез никогда не было?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я полагаю, что на уровне неглубоких аналитиков, которые не слишком утверждали себя раздумьями о том, чего реально хотят российские лидеры, такие прожекты были. И аналитические записки писались десятками, и распечатывались они на самых современных лазерных принтерах, и отправлялись они в самые ультрасовременные мусорные корзины. Потому что и Ельцин, и Путин прекрасно понимали, что создание единого государства России и Белоруссии невозможно уже потому, что Соединенные Штаты Америки и Евросоюз никогда этого не допустят, а у России не было политических ресурсов, и тем более их нет сейчас, чтобы совершить подобный шаг, игнорируя позицию мирового сообщества. Ну и то, о чем я уже говорил: с определенного момента стало ясно, что харизматический лидер Александр Лукашенко пришел к власти в Белоруссии не для того, чтобы эту власть кому-то отдать, даже президенту дружественной России.

Е.КИСЕЛЕВ: Чем это кончится? Александр Григорьевич Лукашенко поведет Белоруссию в Евросоюз? Под либеральными знаменами?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Александр Григорьевич Лукашенко поведет Белоруссию в Евросоюз и восточное партнерство под знаменами Александра Григорьевича Лукашенко. Какие лозунги будут начертаны на этих знаменах, зависит от того, что президент Белоруссии будет считать оптимальным с точки зрения сохранения власти в своих руках. Я полагаю, что в отличие от Путина, он как раз относится к числу политиков, которые власть отдавать не собираются. И если он сможет легитимировать на уровне Евросоюза и США прямой механизм преемственности, то есть передачу власти одному из своих старших сыновей, тогда, возможно, формально уйдет от власти. Если нет, будет продолжать оставаться на президентском посту под самыми разными предлогами и строго в рамках юридической процедуры. И важно понимать, что Евросоюз и США в этой ситуации его поддержат, потому что Белоруссия, которая отпала от России, которая сошла с орбиты ее политического влияния, и для США, и для Евросоюза очень важна как последний и решительный гарант невозможности восстановления Российской империи в любых ее формах и проявлениях.

Е.КИСЕЛЕВ: А вот вы сказали, что в отличие от Путина власть не отдаст. А вы считаете, что Путин власть отдал? Ведь очень многие по-прежнему полагают, что реальная власть в России по-прежнему принадлежит Путину, даже на посту премьер-министра.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я приведу один простой пример, и пример весьма актуальный, имеющий отношение к этой неделе. На этой неделе вышла колонка премьер-министра Российской Федерации Владимира Путина в журнале, я прошу прощения, «Русский Пионер». Я, конечно, не переоцениваю профессиональных качеств тех людей, которые занимаются пиаром у Владимира Путина, но я и не склонен считать их полными дураками и людьми абсолютно некомпетентными. И они прекрасно понимают, что человек, которому реально принадлежит власть в России, не может публиковаться с колонкой в журнале «Русский Пионер». Так ведь может дойти до того, что завтра колонка появится в журнале «За рулем», например, колонка, посвященная преимуществам горбатого «Запорожца», который есть у Путина в собственности, перед 600-м Мерседесом, на котором он ездит по долгу службы. А послезавтра в журнале «Веселые картинки» с фотосессией совместного путешествия Владимира Путина и принца Монако Альбера в Тыву. Поэтому ясно, что уже даже ближайшее окружение не относится к Путину слишком серьезно. Ну вот и на этой неделе, например, банкир Андрей Костин, выражая коллективные интересы очень влиятельной группы бизнесменов и финансистов, обратился к президенту Дмитрию Медведеву с письмом о необходимости ужесточения банковского законодательства в части ответственности заемщиков и усовершенствования законодательства о банкротстве. Хотя эти вопросы формально даже входят в компетенцию правительства и его главы Владимира Путина. Я не думаю, что Андрей Костин настолько наивен, что он не знает, к кому обращаться с письмом. Иными словами, я полагаю, что Владимир Путин, конечно, заинтересован в том… Вернее, все заинтересованы в том, чтобы Владимир Путин сохранял свою психологическую стабильность, чтобы он меньше нервничал, больше занимался спортом и другими душеполезными и телополезными практиками. Однако, на мой взгляд, для большинства элит он является уже уходящей политической натурой.

Е.КИСЕЛЕВ: Простите, пожалуйста. Вот вы меня, честно говоря, застали врасплох. Я ничего не знал про колонку Владимира Путина в журнале «Русский Пионер». Я, впрочем, знаю, что в издании этого журнала ключевую роль играет известный журналист газеты «Коммерсантъ» Андрей Колесников.

С.БЕЛКОВСКИЙ: И олигарх Михаил Прохоров, который спонсором является.

Е.КИСЕЛЕВ: Да. Но главное, что Колесников уже много лет ведет такую летопись, из номера в номер газеты, публикует всякий раз, когда имеется такая возможность, подробный отчет о тех или иных мероприятиях с участием Путина. И уже несколько книг издал на основе этих заметок. Так о чем колонка?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Колонка о том, как увольнять людей. Я, кстати, не исключаю, что реальным автором этой колонки является сам Андрей Колесников, потому что там есть несколько фирменных его подковырок, хотя, безусловно, она редактировалась и цензурировалась теми людьми, которые отвечают за информационную политику премьера, безусловно. Колонка, собственно, посвящена тому, как Владимир Владимирович расстается с кадрами. У этой колонки 2 основных тезиса. Первое, расставаться с кадрами можно только тогда, когда с ними уже нельзя не расставаться, потому что любой новый кадр – это риск и угроза для стабильности управленческого механизма. Тезис №2. Вот вы пытаетесь плюнуть мне в спину, а я страну от развала спас.

Е.КИСЕЛЕВ: К вопросу о расставании с кадрами. Там между строк нельзя прочитать что-то о намерении расстаться с президентом Дмитрием Медведевым?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, мы с вами изучали в Высшей школе основы теории относительности. Я думаю, что Владимир Путин примет решение расстаться с президентом Медведевым тогда, когда президент Медведев примет решение расстаться с премьером Владимиром Путиным. А формулировать такую мысль в журнале «Русский Пионер», думаю….

Е.КИСЕЛЕВ: А такое возможно?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Безусловно, как мы с вами говорили неоднократно в этой студии, ни правовых, ни политических ограничений у Дмитрия Медведева нет. Для Дмитрия Медведева, с одной стороны, Путин важен как громоотвод, каковую роль Путин все больше и играет, в особенности для элит, которые все больше тяготеют к Дмитрию Медведеву как к фигуре будущего. С другой стороны, естественно, у Дмитрия Медведева есть личные обязательства перед Владимиром Путиным. Я не имею в виду, что они написаны на бумаге, заверены нотариусом и лежат у Путина в сейфе. Я имею в виду, что Дмитрий Медведев, безусловно, как сказал сам Путин, порядочный человек и он не будет торопиться менять представления о себе в глазах своего предшественника и нынешнего премьера.

Е.КИСЕЛЕВ: Ну что ж? Станислав Александрович, мы здесь поставим точку с запятой, нам сейчас нужно прерваться на пару минут для рекламы и анонсов предстоящих программ на канале RTVi, и затем мы продолжим наш выпуск и наш с вами интересный разговор. Оставайтесь с нами.

РЕКЛАМА

Е.КИСЕЛЕВ: Мы продолжаем очередной выпуск программы «Власть» на канале RTVi и на радио «Эхо Москвы». Сейчас на очереди наша традиционная рубрика, в которой мы напоминаем о некоторых приметных событиях последних дней и их действующих лицах, которые запомнились нам со знаком «плюс» или со знаком «минус». Евгений Бунтман продолжит.

ПОБЕДЫ И ПОРАЖЕНИЯ

Е.БУНТМАН: Губернатор Красноярского края Александр Хлопонин может быть доволен: на этой неделе в его регионе появился новый житель. Казалось бы, факт не значительный, но этот гражданин – это богатейший человек страны Михаил Прохоров, и платить налоги он теперь будет тоже в Красноярском крае. А это, между прочим, более 15 миллиардов рублей в год. И за счет этого приобретения региону удастся погасить половину дефицита бюджета.

Министр обороны Анатолий Сердюков на этой неделе получает «минус». Сначала появились слухи о его грядущей отставке, которые, впрочем, были тут же гневно опровергнуты Кремлем. Но затем поступили другие тревожные новости для министра и затеянной им армейской реформы. Новый начальник ВДВ Владимир Шаманов, а за ним и глава Генштаба Николай Макаров сообщили, что десантников сокращать не будут. Между тем, еще пару месяцев назад было доподлинно известно, что 106-ю Тульскую дивизию ВДВ расформируют. Теперь же эти планы пошли прахом. Кроме того, избежать сокращений удалось и морским пехотинцам. Эксперты уже делают выводы, что сердюковскую реформу, вызывающую значительное недовольство в армии, решено притормозить.

Совладелец Альфа-групп Михаил Фридман получил новое назначение. Он занял пост главного управляющего директора ТНК-BP, третьей по величине нефтяной компании России. Это место было вакантным в течение полугода после скандальной отставки Роберта Дадли. Назначение Фридмана временное, но пресса уже комментирует его как победу представителя Альфы. До декабря другой совладелец ТНК-BP Виктор Вексельберг формально будет подчиненным Фридмана.

В минусе на этой неделе еще один силовой министр – глава МВД Рашид Нургалиев. Атаки на его ведомство продолжаются. На этот раз критике работу МВД подверг глава Верховного суда Вячеслав Лебедев, который назвал ведомство Нургалиева самой коррумпированной структурой в стране. К МВД после майора Евсюкова и так приковано повышенное внимание, а последний эпизод, когда милиционер сбил насмерть беременную женщину, вызвал не меньшее возмущение в обществе чем дело Евсюкова. И лично Нургалиева винят в том, что милиция опять попыталась замять скандал. Уголовное дело возбудили после изрядной паузы.

Новым губернатором Иркутской области станет Дмитрий Мезенцев, до последнего времени занимавший пост вице-спикера Совета Федерации. Мезенцев – еще один человек из питерской команды. В начале 90-х он возглавлял Комитет по печати и СМИ администрации Петербурга, и был фактически пресс-секретарем Собчака. Было бы лишним говорить, что он близко знаком и с Путиным, и с Медведевым. Назначение Мезенцева стало неожиданностью. Его не было в списке кандидатов, который предоставил президенту полпред Анатолий Квашнин.

Неприятной получается эта неделя для главы Следственного комитета при прокуратуре Александра Бастрыкина. Все те дни в Мосгорсуде давал показания Дмитрий Довгий, бывший руководитель Главного следственного управления, уволенный Бастрыкиным. Довгий уверяет, что его экс-начальник подписывал незаконные документы, постановления по ряду уголовных дел. Много интересного рассказал Довгий о работе следствия по делу ЮКОСа. Так что Бастрыкин несомненно без всякого удовольствия следит за процессом, который было решено сделать открытым.

Е.КИСЕЛЕВ: А теперь я хотел бы вернуться к разговору с гостем нашей программы. У нас в студии политолог Станислав Белковский. Вот по поводу некоторых событий, о которых только что было сказано. Скажем, вы усматриваете какой-то глубокий политический подтекст, какую-то там тенденцию в том, что все чаще олигархи, собственники крупных кусков российского бизнеса стали возвращаться на должности главных управляющих, председателей правления, генеральных директоров и так далее. Как это объяснить?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Политической тенденции я здесь не вижу. Я вижу здесь отражение того банального факта, что в России не удалось построить нормальную схему корпоративного управления ни на уровне законодательства, ни на уровне практики и обычаев. То есть ту нормальную схему, которая есть на Западе и которая предполагает полную автономию менеджмента от владельцев и очень четкие процедуры, ну, за исключением, естественно, тех механизмов, которые предусмотрены законодательством, и очень четкие процедуры взаимодействия между владельцами и менеджментом. Именно поэтому олигархам все чаще приходится возвращаться к оперативному управлению. Кроме того, многие обязательства, которые связаны с теми или иными корпорациями, фактически возложены персонально на их владельцев. Например, это касается Олега Дерипаски и «Русского алюминия». Насколько мне известно, именно под давлением кредиторов корпорации Дерипаска был вынужден вернуться на пост генерального директора с тем, чтобы продемонстрировать, что его личные обязательства в силе и он непосредственно отвечает за «Русский алюминий» и его судьбу. Что касается Михаила Фридмана, то я полагаю, что просто иной компромиссной фигуры в ситуации, когда крупнейший российский акционер и британские акционеры не могли договориться о топ-менеджменте, оказался сам Михаил Фридман, и просто другого варианта не было.

Е.КИСЕЛЕВ: Продолжая эту олигархическую тему, почему Михаил Прохоров решил зарегистрироваться в Красноярском крае?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, во-первых, я думаю потому, что контролировать собственные налоговые выплаты и их дальнейшее расходование ему гораздо удобнее в Красноярском крае, чем в каком бы то ни было другом регионе России. С учетом тех корпоративных конфликтов, в которые он вовлечен, ему также важно увеличить свой политический административный вес в этом регионе. А мы знаем, что его налоги будут составлять почти половину доходной части бюджета региона и одного из крупнейших регионов России притом. Ну, и наконец, по различным шагам Михаила Прохорова в последнее время, начиная от его инвестиций в медиа-проекты, включая тот же самый «Русский Пионер» с колонкой Владимира Путина, и его присутствие, например, в Комиссии по модернизации российской экономики при президенте, мы можем сделать вывод, что у Михаила Прохорова взыграли политические амбиции, и он в обозримом будущем видит себя не только бизнесменом, но и одним из топ-менеджеров обновляющейся России.

Е.КИСЕЛЕВ: Продолжая, опять-таки, олигархическую тему. Геннадий Тимченко, хозяин крупнейшей нефтетрейдерской компании Ганвор, или Гунвор, как ее некоторые называют

С.БЕЛКОВСКИЙ: Ну, здесь главное слово «вор», а «Ган» или «Гун» — не важно.

Е.КИСЕЛЕВ: Становится все более публичной фигурой… Ну… Да (смеется). Так вот, о нем все чаще пишут, все больше становится известно о его деятельности, об активах компании. Вот уже стало известно о том, что он собирается инвестировать в развитие новороссийского торгового порта. Почему этот абсолютно никому неизвестный, находившийся в тени человек, стал все больше и больше светиться?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Как известно, компания «Ганвор» является один из ключевых центров личной бизнес-империи Владимира Путина. И с учетом тех активов, которые фактически уже аккумулированы этой компанией, с учетом ее финансовых возможностей.

Е.КИСЕЛЕВ: Как утверждают, я бы сказал.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Да. Как утверждают некоторые эксперты, в том числе ваш покорный слуга, это так. И ясно, что больше пребывать в тени и иметь статус оффшорной компании, которая от бабушки, от дедушки ушла, больше не может. Ей нужно легализовываться вместе с теми капиталами, которые у нее есть и за которые она отвечает. И поэтому Геннадий Тимченко неизбежно становится публичной фигурой – такова логика легализации капиталов в современном мире. У меня, кстати, есть в связи с этим одна практическая рекомендация и Геннадию Тимченко, и его неформальному боссу Владимиру Путину. В последнее время, как мы знаем, премьер-министр в очередной раз поклонился могилам лидеров и идеологов белого движения, он все больше пытается ассоциироваться с этим пластом российской истории и прежней российской элиты. Я думаю, что если бы компания «Ганвор» на определенных условиях присвоила бы себе имя Александра Исаевича Солженицына, например, и стала бы «Ганвором имени Солженицына», ее имидж на Западе бы существенно улучшился, и многие проблемы легализации как Геннадия Тимченко, так и капиталов, которыми он управляет, были бы решены.

Е.КИСЕЛЕВ: Уж раз мы заговорили о посещении Путиным могил лидеров белой эмиграции, которые были недавно перезахоронены в Москве на территории Донского монастыря – Ивана Ильина, генералов Деникина и Капеля, писателя Шмелева. Что означает этот неожиданный поход Путина на Донское кладбище? Некоторые заговорили даже о том, что это начало предвыборной кампании 2012-го года под лозунгами такой смеси белогвардейщины и советских имперских амбиций.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Как говорилось в одной давней миниатюре Михаила Жванецкого: «Нет ли здесь второго смысла? Здесь и первого-то нет». Я полагаю, что Владимир Путин не очень хорошо представляет, чьим могилам он поклоняется и чьи могилы реставрирует. Мы знаем, что он лично оплатил реставрацию нескольких могил. Судя по всему, в условиях кризиса в России других источников финансирования и решения этой задачи уже нет. И полагаю, что Владимир Владимирович Путин, не будучи глубоким специалистом по русской истории и истории русской мысли, премного удивился бы, узнав, например, что Иван Ильин, который официально объявлен его кумиром, был апологетом Гитлера и весьма симпатизировал нацизму и фашизму. Видимо, в цитатнике Ивана Ильина, который был предоставлен Владимиру Путину его духовными руководителями, святым отцом Тихоном Шевкуновым и Никитой Сергеевичем Михалковым, эти цитаты были предусмотрительно выброшены заранее, чтобы не создавать никакого конфликта интересов. Поэтому, мне кажется, поход к могилам Ивана Ильина, Антона Деникина, чья позиция, кстати, никак не совпадала, как вы прекрасно знаете, с позицией Ильина, и поэтому объединять их в единый идеологический кластер было бы, по меньшей мере, поспешно, и других представителей белой эмиграции. Это, скорее, пиар-акция, в которой Владимир Путин является не столько субъектом, сколько объектом манипулирования со стороны его близких друзей и наставников, тех, кто заполняет вакуум общения в окружении нынешнего российского премьера. Что же касается предвыборной кампании, то ясно, что ни один претендент на российский президентский пост современной Российской Федерации не может дезавуировать прямую преемственность между СССР и Российской Федерации. Ибо на этой преемственности базируется легитимность нынешнего режима и внутри страны, и на международной арене в значительной степени. Поэтому излишнее поклонение праху Ильина здесь не может рассматриваться как козырная карта.

Е.КИСЕЛЕВ: Ну что ж? Сейчас подошло время новостей середины часа на радио «Эхо Москвы». Мы прервемся еще на пару минут, и затем вернемся в нашу студию и продолжим очередной выпуск нашей программы. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

Е.КИСЕЛЕВ: Мы продолжаем очередной выпуск программы «Власть» на радио «Эхо Москвы», на телеканале RTVi. На минувшей неделе, наконец, было опубликовано президентское бюджетное послание. Документ, который многие с нетерпением ждали, справедливо полагая, что, возможно, в нем будут обозначены некие новые, принципиально важные векторы развития российской экономики и всей ситуации в стране в будущем году. На эту тему наш очередной редакционный комментарий.

ГЛАВНАЯ ТЕМА

Е.КИСЕЛЕВ: Напомним, что в Конституции России нет ни слова про бюджетное послание президента. Составлять бюджет, вносить его в Государственную Думу, отстаивать его параметры перед депутатами, согласовывать изменения в тех или иных статьях по мере прохождения бюджета через все чтения – прерогатива правительства. Но еще при Ельцине в закон о правительстве были внесены некоторые пункты, направленные на усиление президентской власти. Прежде всего, пресловутые звездочки, которыми отмечены Министерства иностранных дел, обороны, внутренних дел, ФСБ и другие силовые структуры, которые подчиняются напрямую президенту. И второе. Бюджетное послание, которое упоминается также и в бюджетном кодексе, главный инструмент в руках у президента, которым он может влиять на экономическую политику правительства, задавая основные параметры бюджета и определяя финансовые, налоговые и прочие приоритеты. При этом, правда, в прошлые годы бюджетное послание президента готовилось в правительстве, прежде всего в Минфине. Влиятельные советники президента Медведева с некоторых пор публично заговорили, что в этом году бюджетное послание должно отличаться от прежних лет, что это последний шанс повернуть страну на путь модернизации.

Судя по тому, что Медведев не просто разослал бюджетные послания по всем положенным адресам, а собрал у себя специальное совещание с участием всех первых лиц, голоса этих советников им услышаны. Однако в самом послании, по мнению большинства наблюдателей, ничего революционного нет. Кроме, быть может, того, что Бюджет-2010 будет исходить из наихудших прогнозов. Но в бюджетном послании президента нет никаких указаний на то, что власть всерьез намерена начать, наконец, фундаментальные реформы российской экономики, которые до сих пор бесконечно откладывались.

Покончить с монополизмом в экономике, создать нормальную конкурентную среду, слезть с нефтяной иглы, помочь малому и среднему бизнесу подняться с колен, расширить возможности местных властей получать доходы и самим решать, как и куда тратить деньги. Довести до конца пенсионную реформу, реформу здравоохранения, запустить программу профессиональной подготовки миллионов граждан, способствовать массовому перетоку рабочей силы из неконкурентоспособных секторов экономики в те, где есть перспективы роста и требуется высокая квалификация. Ничего этого нет. Возможно, когда проект бюджета на 2010-й год, наконец, появится и будет внесен в Госдуму, мы увидим соответствующие строки и тогда скептицизм наш рассеется. Но пока известно лишь, что до конца августа этого не произойдет. Срок внесения бюджета перенесен на 1-е октября, что, возможно, свидетельствует: в правительственных кругах есть серьезное сопротивление реформаторским планам Медведева, если, конечно, они не являются плодом воображения его либеральных советников.

Е.КИСЕЛЕВ: А теперь я хотел бы вернуться к разговору с гостем сегодняшней программ, политологом Станиславом Белковским, который сейчас находится у нас в студии. Станислав Александрович, как бы вы прокомментировали главные тезисы президентского бюджетного послания?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Во-первых, хочу заметить, что бюджетное послание Дмитрия Медведева было не просто опубликовано, а лично оглашено им на встрече с членами правительства и руководством обеих палат Федерального собрания. Такой практики раньше не было, и я полагаю, что подобный поступок Медведева, изменение формата донесения бюджетного послания до элит и общественности говорит о том, что президент России решил показать: именно он определяет экономическую стратегию России сегодня, несмотря на то, что вопросы экономики и социальной сферы формально относятся к компетенции правительства Владимира Путина и непосредственное вмешательство президента в эти вопросы не является обязательным.

Если же говорить о содержании послания, то я не увидел там большого количества качественно новых тезисов, но есть некоторые, безусловно, примечательные моменты. Первое, Дмитрий Медведев дал понять, что он не будет утомлять публику бравурными пассажами о стремительном выходе из кризиса и относительно неплохом состоянии российской экономики, как это делал Владимир Путин в отчете перед Государственной Думой. Тем самым Медведев подчеркнул некоторые стилистические отличия от того, на что ориентируется сегодня премьер. Ну, и во-вторых, Дмитрий Медведев отметил, что ответственность за адресную социальную помощь и за выполнение обязательств перед государством, перед гражданами в большей степени будут нести губернаторы. Это означает, что Кремль стремится, все-таки, переложить свою финансовую ответственность перед населением, привыкшим к постоянному росту социальных расходов, на региональные власти, и тем самым закладывает мину замедленного действия. В обозримом будущем региональные власти могут столкнуться с необходимостью вернуть ответственность от себя Кремлю, что, безусловно, подтолкнет сепаратистские тенденции, в том числе в экономической сфере.

Е.КИСЕЛЕВ: Медведев дал понять, что кризис может продлиться значительно дольше, чем мы предполагали ранее и чем об этом говорил Путин сравнительно недавно, обозначивший свое представление о сроках возможного выхода России из кризиса концом 2009 года. И Медведев сейчас обозначает в качестве одного из главных приоритетов необходимость экономного расходования бюджетных средств. А Владимир Владимирович Путин до последнего момента очень четко обозначал верность прежнему курсу, курсу 2004-2009 годов, курсу экономической экспансии государства и продолжающейся поддержки вот этих монстров государственных корпораций, а также сырьевой промышленности. Любой человек, мало-мальски любящий разного рода конспирологические теории, сразу закричит: «Вот она! Вот она, трещина! Вот она трещина, которая наметилась в отношениях между Медведевым и Путиным». Это так, на самом деле, или нет?

С.БЕЛКОВСКИЙ: На мой взгляд, в личном плане никакой трещины между Медведевым и Путиным нет и не будет, даже когда Путин уйдет в отставку. Отставка премьера – это будет оформлено достаточно красиво и уважительно по отношению к нему, со всей неизбежностью. Но эта трещина в концептуальном и политическом смыслах нарастает по мере развития кризиса, и это не зависит от субъективного мировосприятия Медведева или Путина. Совершенно ясно, что и госкорпорации в форме некоммерческих партнерств, каковых свет не видывал, и Газпром с Роснефтью и примыкающие к ним корпорации – все это, на самом деле, не механизмы государственной экспансии, это механизмы перераспределения государственных ресурсов и передачи их под фактический контроль частных лиц под видом условной национализации. И ясно, что этот гигантский механизм расхищения государственных ресурсов в условиях кризиса должен быть остановлен, если президент Медведев и исполнительная власть в целом думают о спасении экономики страны. И уже в ближайшее время, я думаю, на повестке дня будет стоять вопрос о ликвидации госкорпораций в форме некоммерческих партнерств от Ростехнологии до Роснано, и возвращение всех активов в федеральную собственность, а федеральных ресурсов, выделенных им из бюджета, обратно в бюджет. И это кризисная логика, которой нельзя противостоять. И как бы ни хотел Владимир Путин ей следовать, а Путин привык решать проблемы методом их игнорирования, ему придется подчиниться здесь общей логики власти. В противном случае он должен будет взять на себя прямую ответственность за абсолютную неэффективность этого механизма в экономическом смысле.

Е.КИСЕЛЕВ: И в то же время сам Дмитрий Анатольевич на этой неделе говорил о том, что государственная поддержка будет направлена, все-таки, в основном, в те отрасли, которые зарабатывают деньги для бюджета, то есть прежде всего сырьевикам. Не означает ли это, что, в действительности, особых изменений экономического курса не предвидится, и Россия так и будет развиваться, несмотря на все разговоры о долгосрочных экономических модернизационных стратегиях, как страна с исключительно нефтяной или, там, нефтегазовой экономикой?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Дмитрий Медведев является частью правящей элиты нынешней России, ее неотъемлемым компонентом. Поэтому по своей идеологии он не противостоит ни правящей элите, ни, по большому счету, Владимиру Путину. Я думаю, что для Дмитрия Медведева сырьевая модель – оптимальная, потому что это модель царствования, лежа на боку, модель получения дивидендов без больших усилий и без мобилизационных проектов. И изменить эту логику и для Дмитрия Медведева, и для правящей элиты в целом может только Его Величество Кризис, то есть неблагоприятные внешние обстоятельства. В какой-то момент элиты должны будут осознать, что спастись от кризиса, от его разрушительного воздействия не только на экономику и социальную сферу, но и на политическую систему современной России можно только путем смены экономической модели. И весь вопрос в том, произойдет это до точки «Икс», после которой катастрофа станет неизбежной, или после. История России знает примеры и того, и другого.

Е.КИСЕЛЕВ: То есть вы допускаете, что Медведев не понимает, в действительности, насколько насущно необходима модернизация для нашей страны?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я полагаю, что слово «модернизация» для разных людей значит разное. И для Дмитрия Медведева это означает просто некоторое улучшение качества управления в рамках сложившейся экономической модели. Так есть сегодня, так будет до тех пор, пока реальность кризиса не будет осознана президентом по-настоящему. А она будет осознана президентом по-настоящему тогда, когда пули майора Евсюкова будут лететь в непосредственной близости от президентского кортежа, а не где-то в другой вселенной, как сегодня полагают кремлевские руководители.

Е.КИСЕЛЕВ: Ну уж, раз вспомнили про господина Евсюкова. Вот мы говорили уже сегодня об этом в одном из предыдущих наших материалов, что у некоторых наблюдателей начинает складываться ощущение, что началась кампания в прессе и не только в прессе за отставку руководителя МВД Рашида Нургалиева. Что вы думаете по этому поводу?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Безусловно, кампания против Рашида Нургалиева уже давно идет. Уже называются и несколько его потенциальных преемников, от его нынешних заместителей Евгения Школова и Михаила Суходольского до главы Госнаркоконтроля Виктора Иванова. Я полагаю, что отставка Нургалиева, действительно, возможна, поскольку на сегодняшний день он не устраивает в полной мере ни одну из ключевых групп влияния, которые способны оказывать воздействие на президентское решение о назначении министра внутренних дел. Хотя так часто бывает, что когда чиновник не устраивает никого, он может задержаться на своем посту до тех пор, пока не будет определена кандидатура ему на замену. И в условиях жесткой борьбы кланов это может гарантировать ему еще некоторое время в должности.

Е.КИСЕЛЕВ: А как вы полагаете, может борьба вокруг должности министра внутренних дел, возможная замена Нургалиева, новое назначение стать серьезным индикатором того… Все-таки, забирает ли реальную власть в свои руки Дмитрий Медведев или нет? Или там будет абсолютно согласованное между членами правящего тандема решение?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Я полагаю, что откровенно враждебной Владимиру Путину кандидатуры на этом посту, конечно, не будет. Однако мы должны понимать логику и психологию силовиков, в целом. Силовики, независимо ни от каких неформальных отношений с фигурами влияния, в том числе и с Владимиром Путиным, все равно формально подчиняются Верховному Главнокомандующему. И поэтому я не считал бы их ни в коей мере оппозицией Дмитрию Медведеву, даже самой вялой и даже исключительно в аппаратном смысле. Поэтому, конечно, любой новый министр внутренних дел, как, впрочем, и нынешний, будет медведевским министром, поскольку под указом о его назначении будет стоять подпись Медведева. А другой, то что разные финансово-промышленные группы, они лоббируют разных кандидатов, и эти кандидаты могут восприниматься общественным мнением как более путинские или как более медведевские, что, в свою очередь, положит начало новому витку разговоров о том, что, может быть, Путин никуда не ушел, а исподтишка правит Россией по-прежнему.

Е.КИСЕЛЕВ: А вот история с судебным процессом по делу одного из бывших руководителей Следственного комитета господина Довгия? Там разгорается грандиозный скандал, бросающий густую тень на руководителя этого ведомства и близкого человека Владимира Путина, на Бастрыкина. Как вы думаете, чем это закончится, учитывая то, что существует противостояние между генеральным прокурором Чайкой и начальником Следственного комитета, упомянутого мною Бастрыкиным?

С.БЕЛКОВСКИЙ: Значит, у Бастрыкина прозвище «Староста», потому что он был старостой университетской группы Владимира Путина. Я бы, во-первых, хотел предостеречь от попыток сделать из Дмитрия Довгия жертву режима. По-моему, он такой же жуликоватый персонаж как и те, кто посадил его в тюрьму. И известно, что последней каплей, переполнившей чашу терпения его начальников, была попытка Дмитрия Довгия перевезти в Петербург Владимира Кумарина (Барсукова), известного в качестве лидера так называемого тамбовского сообщества, якобы для проведения следственных экспериментов. Однако, сам по себе этот скандал, конечно, может сказаться на позициях руководства Довгия. И если смотреть на это с точки зрения базовой логики режима, то закончиться скандал должен созданием единого следственного органа, который похоронит и Чайку, и Бастрыкина, и все противоречия между ними. Но успеет ли Дмитрий Медведев принять соответствующее решение, а главное, будет ли готова кандидатура главы этого следственного органа, мы до завершения процесса Довгия или вскоре после его завершения, естественно, нам пока неизвестно.

Е.КИСЕЛЕВ: Незаметно наше время подходит к концу, а мы, как всегда, в конце программы хотели бы немного поделиться с вами последней информацией о том, что происходит на процессе по делу Лебедева-Ходорковского, на втором процессе, который продолжается в Москве. И что происходит вообще вокруг этого суда. Об этом сейчас расскажет мой коллега Евгений Бунтман.

Е.БУНТМАН: Как бы ни старались представители гособвинения своим монотонным чтением документов снизить интерес общественности к процессу, сделать это никак не получается. Настоящей бомбой стало заявление Ходорковского о прослушке телефонов его адвокатов. По данным экс-главы ЮКОСа структуры ФСБ занимаются незаконным сопровождением процесса. В частности, поставили на контроль телефоны адвокатов. Ходорковский добавил, что по его глубочайшему убеждению, инициаторами прослушки были его процессуальные оппоненты, то есть прокуроры. Если же это самовольные действия, то оперативникам предстоит готовиться еще к одному делу Бульбова, говорит Ходорковский.

Другим громким скандалом рискует обернуться запрос Генпрокуратуры о выдаче господина Антонио Вальдес-Гарсиа, он возглавлял одну из дочек ЮКОСа, компанию «Фаргойл», и прокуратура считает его одним из главных свидетелей.

Но рассчитывать на что-либо она, вряд ли, может. Во-первых, фигурантов ЮКОСа никто не выдаст – уже было множество случаев, когда прокуратуре отказывали в экстрадиции. Во-вторых, дело Вальдес-Гарсиа – особенное. Он уже проходил однажды свидетелем, но потом вдруг оказался обвиняемым. Его били, пытали, ломали ему кости и лишь случайно испанцу удалось бежать от охраны. В-третьих, никто не мешал допросить Вальдес-Гарсиа за границей, в Испании. Но работникам следственных органов это показалось лишним, чему, в частности, удивлялись Ходорковский и Лебедев на процессе. Этот запрос станет попросту еще одним позорным пятном на репутации Генпрокуратуры, доказательствам которой уже не верит ни один Европейский суд.

Е.КИСЕЛЕВ: Ну, и в заключение у меня, пожалуй, один единственный вопрос и искренне недоуменный вопрос, который я хотел бы задать гостю нашей сегодняшней программы Станиславу Белковскому. Станислав Александрович, мне, честно вам скажу, непонятно, почему российские правоохранительные органы с таким упорством наступают на одни и те же грабли? Раз за разом, возбуждая запросы, ходатайства перед зарубежными странами об экстрадиции фигурантов дела ЮКОСа, получают отказ, вновь обращаются – вновь получают отказ. Ведь судебные решения об отказе в экстрадиции создают колоссальную прецедентную базу для новых отказов, с одной стороны, — это полбеды, а главное – для рассмотрения грядущих исков акционеров ЮКОСа о возмещении им ущерба. Почему это происходит? Вальдес-Гарсия прокуратуре нужно обязательно экстрадировать, хотя понятно, что никто его никогда не отдаст. Там уже полдюжины решений об отказе в экстрадиции, которые в силу прецедентного права фактически пишутся уже под копирку.

С.БЕЛКОВСКИЙ: Возможно, наши прокуроры наступают на некие VIP-грабли, обитые голубым бархатом, которые при соприкосновении с их лбами создают эффект приятной расслабленности. Но если серьезно, это логика бюрократической машины, и для сотрудников российской правоохранительной системы гораздо важнее формальное соответствие этой бюрократической логики. Они прекрасно понимают, что никакой экстрадиции не будет. Но им важно, чтобы все бумаги были в порядке. Чтобы если их куда-то вызовут и спросят «А чего вы-то не подавали на экстрадицию?», открыть папочку и сказать «Как? Все подали». А почему не экстрадировали – понятно, во всем виновата мировая закулиса. Этот термин, кстати, придумал кумир Владимира Путина Иван Александрович Ильин, о чем не все знают. А против мировой закулисы, понятное дело, не попрешь. И эта порочная практика будет продолжаться, поскольку бюрократия, в данном случае силовая, заинтересована не в успехе собственных усилий, а в том, чтобы проложиться документами и формально отчитаться, чтобы с этой точки зрения все было хорошо. Давайте вспомним, что пару лет назад Юрий Чайка в кабинете Владимира Путина, тогда президента России, заявлял, что за убийством Анны Политковской стоит Борис Березовский, а цель его убийства была дестабилизация политической обстановки в России. В ходе процесса по делу Политковской эта версия даже не всплывала, однако мы не видим, чтобы Чайка в отчаянии подал в отставку. Он выполнил свой бюрократический долг, а дальше – хоть потоп.

Е.КИСЕЛЕВ: Я напомню, что сегодня гостем нашей программы, нашим экспертом был известный политолог Станислав Белковский. А я только скажу в заключении, что до окончания первого тюремного срока бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского сегодня остается 877 дней. На этом все, я прощаюсь с вами. Продолжение следует.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире