'Вопросы к интервью
24 апреля 2013
Z Поехали? Все выпуски

Входите, открыто: как органы власти относятся к посетителям у нас и в других странах


Время выхода в эфир: 24 апреля 2013, 21:08



М.КОРОЛЁВА: 21 час и почти 6 минут в Москве. Всем добрый вечер. Марина Королёва здесь в студии. Тихон Дзядко – редактор нашей программы. И вы сегодня его еще услышите. Мы говорим сегодня о том, насколько открыты или закрыты от граждан здания, в которых располагаются органы власти. Парламенты, правительства, мэрии, префектуры и так далее. Вот, у нас они традиционно не просто закрытые, а разве что в броню не закованные. Но есть страны, где в такие здания можно свободно зайти, может войти каждый желающий, гражданин страны, иностранец. Есть промежуточные случаи. Я надеюсь, что, вот, об этом вы сегодня нам и расскажете. Вы, наверняка, путешествовали по разным странам и городам, кстати и в том числе и по городам нашей страны тоже. Вот, какой опыт у вас был по этой части? Где вы могли беспрепятственно пройти в помещения органов власти, а где была такая же как, вот, у нас в Москве здесь охрана? Пишите, звоните.

Материалы по теме

Надо ли открыть всем желающим свободный доступ в здания гос. власти?

да
87%
нет
11%
затрудняюсь ответить
1%


Я напомню, есть SMS +7 985 970-45-45 – это для ваших смсок. В Twitter’е – аккаунт @vyzvon. Ну и телефон прямого эфира, который вам пригодится немного позже, +7 495 363-36-59.

Ну, для начала как всегда по традиции новости миграции – вот их как раз представляет Тихон Дзядко.

НОВОСТИ МИГРАЦИИ

Т.ДЗЯДКО: Президент России Владимир Путин поддержал предложение ФМС о допуске граждан иностранных государств в Россию только по заграничным паспортам. Первоначально директор ФМС Константин Ромодановский предложил ввести подобную практику уже через полгода. Однако, Путин заметил, что, цитирую, «за полгода наши партнеры не успеют напечатать зарубежные паспорта для своих граждан. Мы прекрасно понимаем, какая это огромная работа», — сказал Путин и предложил начальный срок 1 января 2015 года. Путин особо подчеркнул, что это положение не будет касаться граждан Таможенного союза, то есть Казахстана и Белоруссии. Окружной административный суд Киева сегодня начал рассмотрение по существу жалобы российской оппозиционерки Дженни Курпен на отказ государственной миграционной службы Украины в предоставлении ей статуса беженца. Как рассказала Курпен агентству Интерфакс, на первом заседании она подала несколько ходатайств о возможности предоставления ей копий протоколов судебных заседаний, о возможности получения копий мотивировочной части решений миграционной службы и других. Напомню, активист Другой России Алексей Девяткин и журналистка Дженни Курпен уехали в Киев и попросили украинских миграционных органов политического убежища, опасаясь в России преследования по Болотному делу.

Более тысячи нарушений миграционного законодательства выявлено в Подмосковье только за один день масштабного профилактического мероприятия, сообщили РИА Новости в пресс-службе ФМС. Этот рейд организован по решению главы ведомства Константина Ромодановского и исполняющего обязанности губернатора области Андрея Воробьёва в связи с ростом количества прибывающих в Подмосковье иностранцев. Мероприятие проводится с понедельника по субботу, 27 апреля.

Националистам удалось без спора с властями согласовать с мэрией Москвы заявку на проведение первомайского шествия на северо-западе столицы. Об этом Интерфаксу сообщил лидер объединения «Русские» Дмитрий Демушкин. «В этом году были самые конструктивные переговоры с властями за последние 7 лет, не было споров ни по формату, ни по маршруту мероприятия, ни по другим вопросам», — заявил он. Шествие пройдет в районе Щукино.

М.КОРОЛЁВА: И это был Тихон Дзядко с новостями миграции. Ну а мы переходим к нашей сегодняшней теме. Как органы власти относятся к посетителям у нас и в других странах? Ну, некоторое время назад на Почте России, как вы знаете, выпускали распоряжение о том, что посетители не должны снимать происходящее в отделениях. Мы тогда еще обсуждали с коллегами и в блогах, насколько это документ абсурдный. Но следом у нас возник вопрос. Вот, в некоторых странах не то, что на почтах фотографируют, но и в здания, где работают органы власти, совершенно спокойно можно заходить. В парламент, в здание правительства, в мэрию.

Ну вот я вспоминаю Бундестаг, например. Там круглый зал заседаний, можно по кругу его же и обойти. Он под стеклянным куполом, вы видите все, что там происходит, слышите трансляцию. Но помимо всего прочего в Бундестаг можно было заходить просто так и группой, и по одному. Помнится, мы спросили нашего экскурсовода, который туда привел нашу журналистскую группу, ну вот как так можно открывать здание для посетителей? Он пожал плечами «Мы платим налоги. Вот пусть теперь изволят не скрывать, на что их тратят».

У нас органы власти, вы знаете, как сидят, буквально за такими, бронированными дверями, как будто все их граждане или террористы, или ненормальные. В Госдуме у нас, например, двойной кордон охраны. Список на пропуска передают из бюро пропусков на первый кордон, на улице и вы не войдете даже в бюро пропусков без этого списка.

Какое-то время назад, правда, в Думе появились организованные экскурсии, но заранее по записи. В мэрии строгая пропускная система.

Но вот на Украине некоторое время назад общественные организации и некоторые фракции Рады потребовали обеспечить свободный доступ в городскую администрацию, и это требование в результате было выполнено. Журнал «Village» отправил туда своего корреспондента, чтобы посмотреть, как это выглядит в реальности, и публикация журнала в изложении нашего корреспондента Андрея Позднякова, простите.

А.ПОЗДНЯКОВ: Убедившись, что в мэрию, действительно, пускают без проблем, корреспондент «Village» Аня Устенко побродила по кулуарам, побывала в ведомственной столовой и посмотрела, какой вид открывается из окон на Крещатике. Чтобы попасть в горадминистрацию, нужно взять паспорт с киевской пропиской и сформулировать цель визита. У девушки никакой великой цели не было, и она решила честно признаться, что идет в столовую. Очередь в бюро пропусков проходит быстро. Несмотря на то, что теперь в горадминистрацию пускают практически всех, желающих воспользоваться такой возможностью не много. Процедура, действительно, простая. Самое туристическое место в киевской мэрии – музей подарков. Среди них, в основном, безделушки, захламляющие кабинеты начальников. За стеклом хранятся картины, статуэтки, кубки, настенные часы, боксерские перчатки, грамоты, куклы Барби в украинском национальном костюме.

Обойдя музей, попадаешь в колонный зал, где проходят концерты и торжественные мероприятия. В будни здесь царит полумрак. Как и в столовой Верховной Рады в столовой Горадминистрации время почему-то не властно над ценами – в буфете мэрии продают пирожные и пирожки, наливают вино и коньяк. 6 пирожных, которые корреспондент покупает в редакцию, стоят как одно в городской кофейне.

А вот если вам нужен сессионный зал, найти его будет непросто. С центральной лестницы вход на 4-й этаж заколочен, некоторые лифты проезжают его мимо. Странно, но путь может подсказать не каждый охранник. В итоге, поднявшись на лифте на 5-й этаж и спустившись по лестнице на 4-й, корреспондент, все же, попадает к коридору, ведущему в зал. Он закрыт.

В нескончаемых кулуарах, которыми блуждаешь в поисках сессионного зала, пусто. Горожан, которые могли бы воспользоваться открытым доступом к высоким кабинетам, здесь нет. Чтобы попасть к чиновнику на официальный прием, необходимо как и прежде записываться.

Теперь о том, кого не пустят в мэрию. Тех, кто не соблюдает тишину и общественный порядок, людей неопрятной внешности или без одежды вообще. Пьяных, с признаками психического расстройства, тех, кто приходит с плакатами или транспарантами. Нельзя в мэрию людям с ножом, топором, косой, молотком или вязальными спицами. Не пустят с собакой или котом. Можно только с собакой-поводырем. С велосипедом и большими сумками тоже нельзя.

М.КОРОЛЁВА: Ну а между тем теперь в Киеве пытаются добиться свободного доступа граждан еще и в Верховную Раду. В общем, те из вас, кто заходил в мэрии и здания парламентов, правительств, префектур в других странах, вот, расскажите, как это работает? Что там запрещено, что разрешено? Я вот вижу, что уже приходят смски. Например, вот, Валерия здесь пишет «В Осло в мэрию всем автобусом 1-го мая в праздничный день завалились в туалет». В Екатеринбурге – вот, пожалуйста, это уже Россия – в Екатеринбурге, говорят, вход в мэрию свободный.

«В резиденции президента Индии есть прекрасный сад. Один месяц, когда он полон цветов, пускают посетителей бесплатно. Полиции очень много, посетителей еще больше». Ну вот. Для вас есть SMS-номер +7 985 970-45-45. И уже можно начинать звонить по телефону прямого эфира 363-36-59. Мы же пока давайте послушаем, что нам по этому поводу говорит Ксения Драгунская, писатель. Но она говорит, в основном, все-таки, про нас.

К.ДРАГУНСКАЯ: Меня пока что к счастью бог миловал, я никогда не ходила в наши органы власти. Но, честно говоря, меня как-то особенно даже туда и не тянет, потому что я предвкушаю, что вряд ли меня хотя бы туда пустят для начала. Я как-то с трудом себе представляю, что вот можно запросто зайти в какую-нибудь там префектуру, я не знаю, в мэрию, что тебя не остановит плечистый дяденька с портупеей и что ты не выйдешь оттуда с каким-нибудь пулевым ранением навылет. Ну, это я, конечно, утрирую. Но как-то не знаю, почему-то не хочется совершенно идти в наши органы власти именно потому, что сразу, наверняка, начнутся какие-то вопросы «Вы кто? Вы куда? Вы записывались? Покажите паспорт».

И я вспоминаю, как однажды мы в такой маленькой, в общем, достаточно многострадальной и бывшей социалистической стране как Сербия были на экскурсии в каком-то небольшом городе, и нам хотели показать старый особняк, в котором в данный момент находится городская дума. И вот эта разноплеменная делегация (это был театральный фестиваль), разноплеменная делегация совершенно спокойно, без всякой охраны, без всяких вопросов просто вошла в этот домик и прекрасно совершенно его обошла, посмотрела. Там есть фрагмент картинной галереи, какие-то старинные вещи. Вышла во внутренний двор со скульптурами, и никто совершенно ничего даже не спросил, зачем мы идем и почему, и куда. Естественно, мы не ломились в двери там, где сидит начальство и где люди работают, обеспечивая жизнедеятельность данного городка и края. Но мы имели возможность все увидеть и имели возможность беспрепятственно туда пройти и сделать то, что нам нужно.

Я не знаю, это связано с тем, что власти данного городка в Сербии – они как-то не имеют в своем глубоком подсознании никакой опаски, что сейчас к ним ворвется вооруженная толпа, их растерзает там и потребует к ответу. Поэтому они как-то доверчиво и простодушно. Там, правда, все открыто. Вот, открываются двери и ты входишь прекрасно в эту городскую власть этого небольшого городочка. И никто тебе ничего не говорит. Почему у нас так трудно пройти просто, трудно пройти в здания, где находятся городские какие-то, районные или еще какие-то власти… Ну, в Москве, я думаю, что это вообще просто невозможно туда прорваться. Может быть, где-то в каком-нибудь Торжке или в Торопцево? Вот, кстати, я на днях буду в Торопцеве, попытаюсь пролезть в Торопецкий какой-нибудь горсовет или как это теперь называется. Посмотрим, что там. Но какая-то подсознательная, а, может быть, и сознательная опаска. Вот, все это как-то нашим властям кажется, что вот-вот, что надо обороняться, потому что сейчас придет какой-нибудь народный бомбист, у которого неизвестно что на уме и будет что-нибудь требовать, а в худшем случае просто начнет все метелить и крушить на своем пути. Вот, я связываю это только с этим. Это какое-то тяжелое наследие царизма и крепостного права, что барин опасается, опасается барин, на самом деле, что там у мужичка-то, у него? Ну как? Ляжет барин спать, а мужичок-то – он возьмет да и подпалит. И что у мужичка за голенищем, совершенно непонятно. Вот, пришел, записался человек на прием. Вот, чего он пришел в мэрию? Что ему там делать? Ну как он сейчас что-нибудь такое вытворит неприличное. Какая-то такая история. Да, это какое-то именно наследие царизма.

М.КОРОЛЁВА: И это была писатель Ксения Драгунская. Ну, вот, с другой стороны, как мы с вами слышали до этого, в Киеве-то, вроде бы, решили эту проблему. И так получается, что никто особенно там не ходит, толпы-то не ходят в мэрию. Ну, заходят, ну, смотрят, ну, выходят.

Вот Алла еще пишет. В Facebook я тот же вопрос задала, вот, Алла пишет через Facebook. «Я заходила в Тулузе в мэрию, все открыто, Наверху небольшая картинная галерея – там никого, в том числе смотрителей. Можно полежать на лавке под картинами и передохнуть от жары». Борис из Техаса: «В Штатах, во всяком случае, в Техасе…» Ну, нам казалось всегда, что Техас – это такой, непростой штат, неспокойный. «Можно даже иметь при себе огнестрельное оружие в здании Капитолия. В суд, правда, нельзя». Ну, еще бы в суд.

Так, Польша. Это Дмитрий пишет: «На заседание Сейма республики Польши может заходить любой польский гражданин». Да ну? Ну так и любой, Дмитрий? Не может быть. Но, с другой стороны, чего же вам не поверить.

«Спокойно в Таиланде заходил в мэрию Бангкока и Паттайи. Никто даже документа не спросил», — это пишет Андрей. Ну, теперь давайте послушаем вас. 363-36-59. «Эхо Москвы», здравствуйте. «Эхо Москвы», добрый вечер. И тишина была нам ответом.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер.

М.КОРОЛЁВА: Да, здравствуйте. Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вера, я из Москвы.

М.КОРОЛЁВА: Да, Вер. Про что нам хотите рассказать? Про Москву?

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу рассказать, как мы были с подругой 2 года назад в лондонском, ну, правительстве.

М.КОРОЛЁВА: В правительстве именно? Не в парламенте?

СЛУШАТЕЛЬ: А я не знаю. Вот там 2 палаты, зеленая, красная – это что у них? Правительство?

М.КОРОЛЁВА: Ну, вы знаете, я давно не была в Лондоне, очень давно.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, там… Ну, или где они на мешках сидят. Там было заседание… Ну, предположим, это, видимо, правительство было. Совершенно спокойно мы подходили к Вестминстерскому. Нам один день сказали нельзя, потому что уже нет времени. На следующий день мы пришли пораньше. Нас совершенно спокойно пропустили, бейджики нам тут же сделали. Сумки мы сдали. Прошли в помещение, где, вот, ну, посетители могут сидеть.

М.КОРОЛЁВА: Ну, все-таки, я так предполагаю, Вер, могу только предполагать, могу ошибаться, что это, все-таки, наверное, парламент, да? Потому что если заседания.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, может быть, может быть. Но совершенно спокойно, совершенно без всяких каких-либо проверок там. Но когда мы вышли оттуда, посидели-послушали какие-то дебаты, нам дали бумажки, как ни странно даже на русском языке. Мы оттуда вышли, мы попытались там погулять, ну, в какие-то помещения нам просто сказали, что туда нельзя.

М.КОРОЛЁВА: Скажите, а вас не удивило, что можно вот так?.. Вы не спрашивали, не боятся ли они там в Лондоне вот так вот пускать людей?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы знаете, у нас совершенно не возникло по этому поводу вопроса. Потому что когда даже мы от метро шли мимо в церковь пройти, нас в какой-то момент остановил полицейский и говорит «Постойте, пожалуйста». Там проехала машина. Я так поняла, что это проехало какое-то представительное лицо в парламент.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. Ну вот, Вер, нам с вами пишут тут и, в общем, правильно, все-таки, мы предположили, что это парламент. Вот и Олег пишет «На мешке сидит спикер парламента». Спасибо вам. Спасибо, Вера.

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, совершенно спокойно.

М.КОРОЛЁВА: Да это я уже поняла. Что спокойно, это я поняла. Напомню телефон прямого эфира 363-36-59. Если вы бывали в других странах, городах или в городах нашей страны и видели открытые парламенты и здания правительств, мэрии, префектуры, ну, что, наверное, проще, пожалуйста, позвоните нам, расскажите об этом. И сейчас мы слушаем вас. «Эхо Москвы», здравствуйте. «Эхо Москвы», добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, добрый вечер, меня зовут Александр.

М.КОРОЛЁВА: Да, откуда вы к нам звоните, Александр?

СЛУШАТЕЛЬ: Я звоню из Гатчины – это Ленинградская область.

М.КОРОЛЁВА: А, понятно. Будете рассказывать про Россию или про что-то другое?

СЛУШАТЕЛЬ: Про Россию и про что-то другое.

М.КОРОЛЁВА: Ну, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, в общем, я живу в Гатчине, тут 100 тысяч население, работаю журналистом и по долгу работы часто бываю в городской администрации.

М.КОРОЛЁВА: Так? И что у вас там в Гатчине? Там же такое, историческое место. И здания исторические.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, место историческое. Могу сказать следующее, что кроме тетеньки вахтерши никто больше никого ни о чем не спрашивает, то есть даже документы не проверяет.

М.КОРОЛЁВА: Какие вы передовые-то там в Гатчине.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Ну, просто, соответственно, часто езжу в областное законодательное собрание по работе. Так вот, чтобы туда проехать, нужно за несколько дней до визита позвонить в пресс-службу, заказать себе пропуск. Только после этого приехать туда и журналистов просматривают похлеще, чем на футбольных матчах.

М.КОРОЛЁВА: Это наш Санкт-Петербург любимый.

СЛУШАТЕЛЬ: Это да. Но это законодательное собрание Ленинградской области.

М.КОРОЛЁВА: А, Ленинградской области.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И просто, вот, несколько лет назад был городок небольшой в Германии, побратим с Гатчиной, Эттлинген называется. И там совершенно без проблем в здание городской ратуши приходит любой желающий. То есть, конечно, был такой, культурный шок.

М.КОРОЛЁВА: Вы бы хотели, Александр, чтобы у нас было так, как в Германии, например? И как вам кажется, это возможно?

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что это возможно. Но мне кажется, что определенные меры безопасности быть должны, но они не должны унижать человеческое достоинство.

М.КОРОЛЁВА: Ну а как вам кажется, каких мер хватило бы, например?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, допустим, если я хотел бы встретиться с каким-либо депутатом, то, наверное, достаточно было бы прийти в его приемные часы и чтобы не было вот этого унизительного досмотра как часто, знаете, бывает.

М.КОРОЛЁВА: Нет, подождите. Я про другое спрашиваю. А если вы не хотите ни к какому депутату ни на какой прием, вы хотите в буфет, вот, просто в буфет или хотите посмотреть зал. Вот, мэрия у нас в Москве, например, она же безумно красивая. И я была несколько раз, там есть, что посмотреть. Но вы туда не войдете просто так.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я считаю, что это должно быть максимально открыто. Но с другой стороны, опять же, какое государство, такое и отношение к гражданам. То есть у нас, по-моему, очень яркий пример и очень яркий показатель.

М.КОРОЛЁВА: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Того, как к нам ко всем относятся.

М.КОРОЛЁВА: Спасибо, Александр. Спасибо, Александру из Гатчины. А вот Сергей из Кронштадта, примерно из тех же мест пишет. Правда, не про Кронштадт, а про латышей, про город Лиепая: «У латышей в Лиепае сначала вход в полицию и городскую думу был свободный, а сейчас сделали строже, чем у нас». Ну да. Мне, вот, сегодня Юрий Георгиевич Кобаладзе, кстати, рассказывал про ту же Англию, что там сейчас стало построже в последнее время.

Вот здесь из Facebook я посмотрю, что здесь пишут тоже. Вот Светлана пишет: «Что органы власти? В здание телецентра уже 5 лет можно войти, только если у тебя есть паспорт, где стоит штамп о регистрации в Москве или Московской области. Все остальные граждане России и других государств проходят только при наличии письма руководителя приглашающей структуры, редакции, дирекции и прочего, и под его личную ответственность. Каждый раз, когда пишу такое письмо, недоумеваю: почему такая разница в отношении к гражданам одной страны?»

А вот Олег тоже из Facebook: «В парламент Эстонии нужен документ, удостоверяющий личность. Можно проходить на заседания парламента, есть специальные места для зрителей. Когда студенты протестовали против маленьких стипендий, так приходили вообще с маленькими детьми грудными.

Ну, давайте еще телефонный звонок. 363-36-59. Расскажите о тех открытых или закрытых местах, где располагаются органы власти у нас или за границей. «Эхо Москвы», слушаем вас, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, это Ирина говорит, я – москвичка.

М.КОРОЛЁВА: Да, Ирин.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу сказать, что у нас не то, что в Госдуму там или в мэрию не попадешь, в милицию, в полицию не пропускают. Шлагбаум и стоит полицейский…

М.КОРОЛЁВА: Ну, шлагбаум – он, собственно, не людей, он машинам препятствует, наверное, въезду? Так, в принципе, в отделение полиции я заходила спокойно.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я туда пыталась пройти, просто не знала, что там отсутствует паспортный стол (загранпаспорт нужно было получить). И меня не пустили. Я смотрю, в здании все двери закрыты, туда просто так не попадешь в полицию. Даже в полицию. А раньше можно было свободно прийти. А сейчас стоит и спрашивает «А вы по какому вопросу идете? Какое у вас дело?» и так далее. И вот он тебя отправляет и отправляет.

М.КОРОЛЁВА: Ну, здесь, Ирин, мне кажется, если вас просто спрашивают, а дальше вам просто рассказывают, как пройти, и не препятствуют входу, здесь-то нормально. Мне кажется, что там, например, в здании парламента нормально, если бы человек стоял на входе, спрашивал, ну, просто фейсконтроль-то какой-то нужен, правда? Может быть, вы с топором идете и…

СЛУШАТЕЛЬ: А полиция – это самая близкая власть к нам, это наши защитники. И туда пройти невозможно.

М.КОРОЛЁВА: Нет, ну, пройти, все-таки, возможно. Здесь я поспорю, Ирин. Вы же прошли? Но у вас спросили.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не прошла, меня завернули.

М.КОРОЛЁВА: А.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня завернули прямо перед шлагбаумом.

М.КОРОЛЁВА: Это плохо. Я думаю, что это можете жаловаться просто потому, что, ну, это связано с посетителями напрямую. Мы-то говорим, собственно, об органах власти, которые там говорят, что у них важное заседание, у них важные дела. Но вот есть еще мы, граждане. И, вот, как к нам-то там относятся? Спасибо вам большое.

Так. Ну вот здесь очень много смсок пришло. «Был в Капитолии в Вашингтоне, – это Андрей из Пензы. – Сильный досмотр, но все корректно. Еду нельзя, пришлось выбросить. Но внутри очень демократично. Я заблудился и попал на кухню. Никто даже не препятствовал хождению по коридорам».

Давайте еще успеем один телефонный звоночек. 363-36-59. Только коротко, у нас скоро новости. «Эхо Москвы», здравствуйте. «Эхо Москвы», добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

М.КОРОЛЁВА: Да. Вас как зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Татьяна, Москва.

М.КОРОЛЁВА: Да, Татьян.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, мы с сыном были в Будапеште в 2009 году. И у них вот это прекрасное здание парламента будапештского на берегу реки. И там, по-моему, по понедельникам мы попали без всякой экскурсии. Там просто приходят люди и так вот выстраиваются в очередь. И их такими партиями, значит, запускают в здание парламента и проводят… Вот там, видимо, в этот день нет заседаний и там проводят вот в этот зал, где проходят заседания Венгерского парламента. Но, правда, везде сопровождает, как бы, охрана вот эту группу.

М.КОРОЛЁВА: Ну, то есть это, все-таки, группами, это, все-таки, один раз в неделю, то есть это некий, как я говорила уже, промежуточный вариант. То есть не то, чтобы свободно, но и не совсем закрыто.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, как такой аттракцион. И, вот, вроде бы, мы хотели там какие-то красивые посмотреть… Там какой-то у них зал такой исторический есть с барельефами, со скульптурами очень красивый. И потом вот этот зал нам показывают. А вот мы хотели чего-то там куда-то в сторонку отклониться, нас тут же завернули и где-то попытались задержаться, и нас тоже «На выход, на выход. Мадам-мадам, на выход». Вот так вот.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. Понятно. Чувствуется такое, хорошее советское наследие. Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Вы знаете, я была только в Венгрии и в Чехословакии, в Праге. Но вот наше, действительно, прошлое чувствуется все равно.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. Спасибо вам большое. Я хочу еще успеть задать вопрос для голосования перед новостями быстренько. Итак, надо ли, на ваш взгляд, открыть всем желающим свободный доступ в здания органов госвласти? Если да, надо, позвоните по телефону 660-06-64, номер московский. Если вы считаете, что нет, 660-06-65.

Надо ли открыть всем желающим свободный доступ в здания органов госвласти? Если да, 660-06-64. Если нет, 660-06-65. Возвращаемся в программу «Поехали?» через несколько минут. Сейчас новости у нас.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЁВА: 21 час 35 минут в Москве, Марина Королёва по-прежнему здесь в студии. Мы говорим сегодня о том, как органы власти относятся к посетителям у нас и в других странах, о том, насколько открыты или закрыты от граждан здания, в которых располагаются органы власти, парламенты, правительства, мэрии, префектуры и так далее. Мы слушаем прежде всего вас по телефону. Вы, наверняка, путешествовали и по разным странам, по разным городам. Вот, какой у вас опыт по этой части? Что вас поразило? Где вы видели открытые подобные здания парламента, правительства и так далее? Где они закрыты точно так же, как у нас? Что вам больше нравится? Считаете ли вы, что вообще возможно, чтобы вот эти все органы власти были открыты для посетителей, для желающих?

Я напомню, что у нас продолжается электронное голосование. Мы фактически там не успели перед новостями его как следует запустить. Итак, мы спрашиваем вас, надо ли открыть всем желающим свободный доступ в здания органов госвласти? Если вы считаете, что да, надо это сделать, позвоните по московскому номеру +7 495 660-06-64. Если вы считаете, что нет, не надо, это почему-то может быть опасно или вообще не нужно, позвоните по второму телефону, московскому тоже 660-06-65. Еще минутки 2 мы поголосуем.

Я пока почитаю вам вот то, что тут пришло мне, опять-таки, в Facebook по этому поводу. Вот, Олег: «В Бундестаг, — пишет Олег, — кстати интересно, вот уже несколько лет просто так не попасть. Туристам необходимо за 2 рабочих дня зарегистрироваться на сайте. Это в целях безопасности, федеральный уровень. Зато на земельном и муниципальном уровне все в порядке. В Ратхаузе в Гамбурге, например, безумной красоты здания, чиновники и депутаты ходят скромно мимо, а во внутреннем дворе есть замечательное кафе, где можно встретить и туристов, и госслужащих». Напомню, Гамбург – это федеральная земля. «В других городах вход свободен, правда, бывают ограничения по времени. Туристы посещают эти места из-за исторической значимости этих зданий». Ну, это правда, потому что, вот, как опять-таки правильно здесь мне пишет Светлана, в нашей московской мэрии, кстати, тоже есть исторические залы и галерею портретов московских градоначальников, затеянную при Лужкове, интересно было бы посмотреть. Вот, я свидетельствую: действительно, здание мэрии просто потрясающее. Уж что касается экскурсии, то точно надо туда их водить.

А вот Сергей пишет. Это он пишет про Вашингтон, про Капитолий: «Огромный центр посетителей, Visitor Center, вход свободный, металлоискатели, рентген для сумок, нельзя воду. Если хочешь на экскурсию по Ротонде, Крипту и еще паре залов, надо записаться заранее на сайте. Можно, но не всегда, посетить зал Палаты представителей и Сената. При этом если ты – гражданин США, то для этого надо обращаться к своему конгрессмену сенатору. Если нет, просто берешь билетик на стойке». Ну, то есть, вот, иностранцам везде у нас дорога, вот оно как. «Теоретически надо показать паспорт, практически хватило акцента, — шутит Сергей. – Туда уже ничего нельзя проносить, телефоны и прочее сдаешь в камеру хранения. Пускают на верхние ярусы для гостей. Потом можно пройти в библиотеку Конгресса – это что-то».

А вот пишет Светлана. Она пишет уже про нас: «Марина, меня убило бюро пропусков в Госдуме. После первой проверки паспорта на улице – не важно, очередь, плохая погода – подходишь к зеркальному окну с узкой щелочкой только для паспорта внизу точно-точно. Я видела это самое зеркальное окно. Вообще это очень страшно: тебя видят, а ты смотришь в темное стекло. Толкаешь туда паспорт, который через пару минут выскакивает с пропуском. Подходя, всегда здороваюсь и не понимаю, кому я это говорю. Чувствую себя униженной. Есть с чем сравнить – бывала и в Бундестаге, и в Национальном собрании, и в Кнессете. Там улыбаются». А вот Елена: «В Гааге можно в парламент и послушать, что обсуждается в данный момент. В ратушу, городское управление можно войти свободно».

Так, я заканчиваю электронное голосование. Здесь, в общем, все уже понятно. Итак, мы спрашивали вас, надо ли открыть всем желающим свободный доступ в здания органов госвласти. 85% позвонивших считают, что это надо делать. Ну а, впрочем, есть 15% (и я даже предполагаю, где эти люди работают), 15% считают, что нет, делать этого не надо. Не надо открывать здания госвласти для всех желающих.

Напомню, что у нас есть телефон прямого эфира московский +7 495 363-36-59. И вы можете прямо сейчас набирать этот номер и звонить нам. А мы послушаем, что вы видели в разных городах и странах.

«Эхо Москвы», добрый вечер, здравствуйте. «Эхо Москвы», слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

М.КОРОЛЁВА: Да. Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Москва.

М.КОРОЛЁВА: Да, Александр.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, ну, на мой взгляд, необходимо открывать с определенными мерами предосторожности, безусловно, доступ в здания государственной власти, потому что это всем интересно. Я недавно был в Праге, вот на мартовские праздники буквально. Не то, чтобы зашел в здание, где обитает президент Чешской республики, но я видел выезд этого президента. И надо сказать, он меня поразил.

М.КОРОЛЁВА: Так?

СЛУШАТЕЛЬ: То есть 2 полицейских, которые просто попросили толпу туристов (ну, там реально была толпа человек 40-50) отодвинуться от выезда. И на этом все закончилось. Проехал президент с одной машиной сопровождения. Я просто вспоминаю тот известный случай, когда для проезда нашего президента на инаугурацию было зачищено пол-Москвы.

М.КОРОЛЁВА: Ну да. Москва была пуста, это правда.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот это поразило.

М.КОРОЛЁВА: Александр, скажите мне, пожалуйста. Но, ведь, они же не случайно закрывают, вот, я не знаю, Госдуму, там, Совет Федерации, мэрию, администрацию президента. Может быть, действительно, у нас такая какая-то особая страна, особые люди? И если открыть, то туда пойдут, я не знаю там, психи с оружием, террористы, бомбисты, взрыватели, те, кто стреляет? Или пойдет толпа посетителей и невозможно будет с ней бороться. Вот, как вам кажется, если открыть, что-нибудь подобное произойдет?

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, дело в том, что у нас существует определенная структура, служба безопасности. В том числе и федеральная служба безопасности, которая, как я понимаю, призвана охранять государственных мужей от подобных, ну, случаев. Ну, если она нормально будет работать, то, наверное, этого не произойдет.

М.КОРОЛЁВА: Вот, вы, кстати, говорили об определенных мерах безопасности. А как вам кажется, в чем они могли бы заключаться? Ну, например, я не знаю, может быть, пускать не во все здание, там, оставить какую-то часть, где, вот, непосредственно люди работают, но чтобы уж не ходили по коридорам, не заглядывали в кабинеты?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, возможно, возможно. Это уже административные вопросы, которые необходимо решать в зависимости от той или иной ситуации, от того или иного здания. Но открыть доступ, по большому счету, ну, наверное, необходимо. Просто власть тогда будет ближе к народу, о чем у нас сожалеют все, по-моему, да?

М.КОРОЛЁВА: То есть она будет прям вот так непосредственно дыхание людей ощущать, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да, да, да.

М.КОРОЛЁВА: Ну да.

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, чем закрытей человек от общества, ну, на мой взгляд, во всяком случае, тем больше домыслов.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. Спасибо вам, Александр. Я вот тут зачиталась смсками, потому что у нас тут просто какой-то обвал случился. Я напомню, что и в Twitter’е аккаунт @vyzvon тоже есть, не обязательно через номер SMS присылать их. Но вот пока что могу сказать? По России вижу, собственно, только вот Екатеринбург, нам вот здесь написали, что свободный вход в мэрию. Кроме того, вот, Дмитрий пишет, но я не понимаю, про что он, про Польшу? «Марина, подтверждаю, что в здания думы и мэрии вход свободный». Какой вход свободный? Если вы про Москву, Дмитрий, то… То есть ничего здесь такого свободного-то, в общем, нет – здесь уже я могу подтвердить.

Про Гатчину мы слышали, что там в местной администрации все спокойно. Ну и кто-то вот здесь еще мне написал про Пензу что-то подобное, что в Пензе можно войти просто и пройти, например там, в туалет в здании Пензенской администрации. Но при этом нужно выглядеть соответствующим образом, например, папочку держать так, под мышкой.

Саша: «В администрацию Петроградского района Санкт-Петербурга вход свободный». Да, Саша, вот это похоже на правду, потому что, наверное, на уровне районов, все-таки, посвободнее. Это отмечают все наши слушатели. Ну вот уже что касается вот прямо таких государственных-государственных органов власти, федеральных ну или, например, вот там как в Москве, там, уровня города, вот здесь уже начинаются большие сложности.

Сызрань, Самарской области. «В городе Сызрани невозможно пройти никуда – ни в Налоговую, ни в администрацию, ни в управляющую компанию даже, чтобы выяснить, что там с квартплатой».Странно.

«В Ганновере в Новой ратуши сидели в зале заседаний. В Гамбурге свободно входили в здание городской власти». Да, Ирина, это мы уже поняли. «В Риге резиденция президента и парламент находятся на двух этажах здания, на других этажах расположены музеи со свободным входом, а лестница общая», — пишет Галина. Ну и как я понимаю, Галина, никто особенно не ломится туда, в резиденцию президента.

363-36-59 – телефон прямого эфира. Давайте мы сейчас послушаем вас, если вы нас слышите. «Эхо Москвы» добрый вечер. «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЁВА: Да, как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – Александр, из Москвы.

М.КОРОЛЁВА: Александр, про что будете рассказывать нам?

СЛУШАТЕЛЬ: Я несколько лет прожил в США и в Вашингтоне совершенно свободно пошел на экскурсию в Белый дом. И в связи с тем, что президент отсутствовал, а это был период Клинтона в данный момент в Белом доме, мы даже смогли посмотреть, правда, через определенное ограждение, открытые двери, овальный кабинет. То есть место, где работает президент.

М.КОРОЛЁВА: Александр, ну, я просто хотела уточнить. Это экскурсия, правильно? То есть надо как-то было написаться?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

М.КОРОЛЁВА: Нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет абсолютно. Нет. Стоишь в очереди, совершенно свободно по мере движения людей, передвижения заходишь и можешь посмотреть те части Белого дома. На первом этаже, правда. Не жилые помещения на втором там и еще какие-то…

М.КОРОЛЁВА: Ну еще бы в жилые помещения, с другой стороны.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, тоже интересно.

М.КОРОЛЁВА: Нет, интересно, но это, все-таки, частная жизнь.

СЛУШАТЕЛЬ: Значительную часть Белого дома можно было просто осмотреть и увидеть, вот, где реально работает президент. Принцип открытости для американского общества – это реальный принцип.

М.КОРОЛЁВА: Скажите, Александр, а этот принцип открытости – он не входит в противоречие с таким принципом как принцип борьбы с терроризмом, особенно сейчас?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот он тоже входит. Там при входе в Белый дом ты проходишь через рамки. Если у тебя есть какие-то сумочки, ты пропускаешь через специальное устройство, и после этого можешь совершенно свободно заходить.

М.КОРОЛЁВА: То есть когда вы говорите о свободном входе, вы имеете в виду то, что контроль есть и контроль строгий, просто потом уже, там не знаю, вас никто не сопровождает, не ходит за вами с пистолетом? Вот это вы имеете в виду, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, совершенно точно. Точно так же попали совершенно свободно… Были часы посещения, я сейчас не знаю (давно было). Здание ФБР, центральное здание.

М.КОРОЛЁВА: В ФБР?

СЛУШАТЕЛЬ: В ФБР, да.

М.КОРОЛЁВА: Прекрасно.

СЛУШАТЕЛЬ: Здание Конгресса вообще свободный вход достаточно. Ну, так же через некие контрольные рамки. И если в данный момент твой конгрессмен находится в офисе, ты можешь обратиться даже к нему и с ним переговорить. И у них даже в обязанности было, что если у него в настоящее время нет занятости, он обязан принимать.

М.КОРОЛЁВА: Александр, а вас после такой жизни в Штатах не удивляла такая наша странная закрытость нашей мэрии, Госдумы. Совета Федерации?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, что значит не удивляла? Она поражает просто своим размахом.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. А как вам кажется, возможно у нас это изменить?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что нет.

М.КОРОЛЁВА: Почему?

СЛУШАТЕЛЬ: А у нас потому что принцип закрытости не показывать, не пускать, запрещать.

М.КОРОЛЁВА: Подождите. Но, может, мы просто не просим? Может быть, мы об этом не говорим? Может быть, мы это просто принимаем как должное? Вот, я в начале как раз приводила пример Киева. Они же добились того, что там мэрию открыли.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, мне кажется, что это первые шаги должна делать сама власть. Там нечего скрывать абсолютно.

М.КОРОЛЁВА: Ну хорошо. Но это важно? Вообще это важно, чтобы эти все учреждения были открыты?

СЛУШАТЕЛЬ: Безусловно. Конечно. Принцип контроля, значит, как бы так сказать, народа, избирателей над властью – это основной принцип демократии.

М.КОРОЛЁВА: Ну а это связано просто с тем, что двери открыты в учреждение? Ведь, контролировать можно, ну, через интернет, например.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, должны быть все способы контроля.

М.КОРОЛЁВА: Понятно. Спасибо вам, Александр. Напомню, 363-36-59 – телефон прямого эфира. Но сейчас мы давайте послушаем еще одного нашего гостя, который заранее ответил на наш вопрос, это журналист Валерий Панюшкин.

В.ПАНЮШКИН: В России практически никогда никуда попасть невозможно. Есть, конечно, такая специальная морда, которую типа можно сделать и с которой можно идти, там. Случалось мне, когда мне нужно было в какие-нибудь властные органы, особенно если идет речь о каком-нибудь провинциальном городе и тебе нужно попасть там куда-нибудь к губернатору или что-нибудь такое. Журналистское удостоверение не помогает, но есть такая специальная морда, которую можно сделать и с которой, вот, проходишь и с тобой даже как-то охранники здороваются и так далее.

Это навык. Меня этому навыку научил Леонид Парфенов. Я никому его передать не могу, потому что, ну, потому что, видимо, сам им довольно плохо владею. Временами получается, временами нет. А, вот, Парфенов владеет этим фантастически. И более того, умеет этому научить. Поэтому если вам надо попадать во всякие разные государственные учреждения, пойдите сначала поучитесь у Лени, какую надо при этом делать морду.

Что же касается всяких подобных учреждений в Европе, то, например, вы же знаете, наверное, что можно совершенно свободно войти в здание Британского Парламента, да? То есть вы просто входите, поднимаетесь на гостевые трибуны и смотрите заседания, что, в общем, очень забавно, потому что Британский Парламент как раз место для дискуссий, они там иногда устраивают какие-нибудь такие хоровые выступления. За этим довольно интересно поглядеть.

Если вы хотите попасть в Палаццо Медичи-Риккарди во Флоренции, посмотреть, например, фреску Беноццо Гоццоли «Поклонение волхвов», то и это можно сделать, несмотря на то, что в Палаццо Медичи-Риккарди заседает не помню уж какая флорентийская власть – то ли городская, то ли провинциальная. Там есть специальное расписание, время, в которое можно пойти и посмотреть «Поклонение волхвов» Беноццо Гоццоли.

Потруднее попадать во всякие властные структуры в США. Это нелегко сделать. Но там, во-первых, можно сделать всякие разные журналистские аккредитации, и это как раз довольно просто. Во-вторых, попасть-то туда физически сложно, зато туда всегда можно позвонить или послать факс, чем, насколько я понимаю, американцы и пользуются, и чуть что они начинают звонить там своему какому-нибудь сенатору и совершенно компостировать ему, значит, мозг словами о том, что «я за тебя, собака, голосовал, а ты что ж делаешь?» Насколько я понимаю, в Штатах это такой, довольно распространенный способ давления на власть и, в общем, как-то почему-то у сенаторов принято отвечать на эти звонки.

М.КОРОЛЁВА: Журналист Валерий Панюшкин. Продолжая тему США… Кстати, вот, довольно противоречивые, все-таки, сведения. Панюшкин считает, что не очень просто попасть там в органы власти. Но вот пишет Иван «Осенью гуляли по Нью-Йорку, искали туалет. Нашли его в мэрии». Вот так.

Про Германию много пишут. «В Германии в небольших городках можно совершенно свободно заходить в мэрии. Во время городских праздников, в выходные дни здания открыты для того, чтобы люди могли туда войти». Екатеринбург просто не оставляет нас. Действительно, вот еще Владимир пишет «В Екатеринбурге в мэрию по делу заходил раз 100 без вопросов. Также иногда захожу туда в столовую и в туалет. Браво, екатеринбургская мэрия!»

Так. Что еще? В Твери не пустили в открытое судебное заседание. Но это суд, это уже немножко другое, хотя он вообще исключительно для посетителей. «Кронштадт, ФМС Кронштадта пускают всех и принимают. Не все так плохо», — Сергей из Кронштадта. Но это тоже организация, которая просто по определению должна работать с посетителями.

«Пенза и Лейпциг – 2 сопоставимых города, — пишет Леонид Михайлович из Пензы. – В мэрии Пензы много (я тут перефразирую) полицейских на входе, в Лейпциге – да хоть на верблюде, никаких препон посетителям».

Юля: «А какие отличные дешевые буфеты в мэрии Москвы. Но не для всех». Ну вот нам тут девушка из журнала «Village» рассказывала, какие в Киеве тоже дешевые, прекрасные буфеты. Вот открыли мэрию.

«Мы были в Кнессете в Иерусалиме, — пишет Ольга. – Каждый день экскурсии, по четвергам на русском языке. Показали и зал заседаний, и прочие помещения». Ну вот, все-таки, свидетели говорят, что и у нас в Госдуме экскурсии ходят и довольно часто экскурсии со школьниками. Я вот сегодня пыталась на сайте Госдумы найти тот орган, который занимается организацией экскурсий и, честно говоря, так и не нашла. Вот, специально организации экскурсий, ну, предполагаю, что можно туда позвонить. Наверняка, можно позвонить и как-то эту экскурсию организовать. Наш парламентский корреспондент Инесса Землер говорит, что экскурсии организованные ходят часто, но, конечно, даже речи нет о том, чтобы обычный частный посетитель мог просто войти и погулять хотя бы даже по ограниченному числу помещений.

Давайте еще телефонный звонок. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте. «Эхо Москвы», добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

М.КОРОЛЁВА: Да, как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Москва.

М.КОРОЛЁВА: Да, Александр. У нас, по-моему, вы уже третий Александр из Москвы. Но надеюсь, вы не тот же самый.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу сказать, что скоро дверь откроется и в мэрии Москвы точно. Мне так кажется. Ну, я имею право на свое мнение, в общем-то.

М.КОРОЛЁВА: Это мнение или это уже какое-то, вот, просто чем-то подкрепленное предположение?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, предположение, потому что, вот, например, Форум открытых новаций, который недавно проходил у нас. И после этого форума мероприятия многие удается посещать, прохожу в университеты разные, куда вообще даже и мысли не было, что могу попасть. Так что это такое есть. И я верю, что это произойдет прямо в ближайшее время, завтра.

М.КОРОЛЁВА: Завтра? То есть завтра нам откроют мэрию?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

М.КОРОЛЁВА: И нам ничего не придется для этого делать? Вот, просто мы захотели и нам сейчас открыли?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наверное, какие-то меры безопасности, там, в общем-то, предъявим паспорт, что-то там скажем, куда мы хотим попасть и всё.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Мэрию, допустим. Мы с вами этого захотели, уже прямо вот видим, как открываются двери.

СЛУШАТЕЛЬ: За ней потянутся все остальные префектуры там и так далее. В любом случае они будут вынуждены нас пускать туда запросто вообще.

М.КОРОЛЁВА: Так. А Госдума?

СЛУШАТЕЛЬ: Туда тоже будем заходить скоро, я так думаю.

М.КОРОЛЁВА: Как-то вы меня немножко… Как-то вы меня так заинтриговали. А почему у вас такое?..

СЛУШАТЕЛЬ: А я интересуюсь, ищу. Я – предприниматель. Просто сейчас, правда, вот, без работы. Но я ищу, везде стучусь, и, действительно, мне многие двери как-то открыты оказываются. Мне кажется, что, действительно, может быть, скоро достучимся.

М.КОРОЛЁВА: А это не опасно, как вам кажется, когда всякий желающий может просто зайти?

СЛУШАТЕЛЬ: Это очень полезно. Об этом говорит мэр, в принципе, и президент, и все. В общем, мы же скоро к этому… Уже пришли. Все это уже произошло, можно сказать. Даже спорить об этом смысла нет.

М.КОРОЛЁВА: Да что вы говорите?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

М.КОРОЛЁВА: Ну, я просто вот завтра включаю новости, прям с 7-ми утра и начинаю слушать

СЛУШАТЕЛЬ: Включайте. Это уже есть. Я думаю, завтра уже все будет.

М.КОРОЛЁВА: Договорились. Спасибо, Александр. Давайте еще 363-36-59, еще один, последний звоночек и потом уже будем завершать программу. Слушаем вас. «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

М.КОРОЛЁВА: Да, как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Али, Москва.

М.КОРОЛЁВА: Да, Али. Ну а вы нам про что расскажете?

СЛУШАТЕЛЬ: В 2006 году был в Копенгагене. Абсолютно свободный вход в Ратушу. Я думаю, что в органы государственной власти у нас должен быть свободный вход, так как мы, все-таки, являемся избирателями, мы их избираем, а не они нас.

М.КОРОЛЁВА: Нет, понятно, что мы их избираем, понятно, что на наши налоги выплачивается зарплата в том числе. Это все понятно. Но тем не менее, так традиционно у нас сложилось, что закрыты вот все эти заведения. Я проезжала, вот, мимо администрации президента, например, на Старой площади, так там вообще сейчас выстроен забор и видеонаблюдение. Ну вот так как-то боятся нас очень сильно почему-то.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, нас боятся не только в Москве. Я сам родом из Чечни.

М.КОРОЛЁВА: А-а.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда, скажем, руководство республики ездит, то перекрывается практически половина города. Если из района в район, то закрывается вся дорога. Это беда у нас, по-моему, общая.

М.КОРОЛЁВА: Ну так, Али, может быть, это просто потому, что боятся, что начнут стрелять? Люди начнут стрелять. Вот, едет кортеж, а в него прям… Ух.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, может, тогда нам стоит выбрать совершенно других людей?

М.КОРОЛЁВА: Которые бы не боялись, что мы начнем стрелять?

СЛУШАТЕЛЬ: Которые бы прислушивались к нам.

М.КОРОЛЁВА: Прислушивались. Понятно, Али. Спасибо вам большое. Спасибо вообще всем, кто нам позвонил сегодня, особо еще спасибо тем, кто написал огромное число смсок со своими впечатлениями о разных городах и странах. Я совершенно не все смогла прочитать. Вот, Лида (последнее, наверное, прочту): «В Стокгольме свободно можно попасть в королевский дворец за небольшую плату. В Кремлевский дворец и здание Сената попасть просто невозможно». Ну, в Кремль можно попасть, в принципе, там, с экскурсией, билет купить и так далее. Но так, конечно, далеко не во все здания.

Ну и, наверное, последнее уже, что я прочту. С изумлением просто я увидела эту новость, что, оказывается, осенью прошлого года еще президент Белоруссии Александр Лукашенко неожиданно сказал, что новое здание Верхней Палаты белорусского Парламента может стать открытым для посещений, причем как гражданами Белоруссии, так и иностранными туристами. Лукашенко объяснил это тем, что это уникальное сооружение, в первую очередь архитектурный памятник исторической ценности. Ну вот даже уже Лукашенко готов открывать двери Парламента. Я считаю, нам тоже пора.

Это программа «Поехали?», я – Марина Королёва. Всем спасибо, всем счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире