'Вопросы к интервью


К.ЛАРИНА: 11 часов 10 минут. Доброе утро, добрый день. Радиостанция «Эхо Москвы», здесь в студии «Эхо Москвы» Ксения Ларина, Ирина Петровская, которая через несколько минут откроет программу «Человек из телевизора». Несколько слов скажу о дальнейших наших эфирах, ну, собственно говоря, об одном. Про телевизор вы знаете, а в час в программе «Культурный шок» мы сегодня встречаемся с Кириллом Серебренниковым для того, чтобы уже, наконец, поставить все точки над «i» и ответить на все вопросы, касающиеся будущего, прошлого и настоящего Театра Гоголя. Напомню, что Кирилл Серебренников стал художественным руководителем этого театра и объявил о больших театральных реформах. Сегодня мы об этом поговорим с самим героем – это будет после часа в программе «Культурный шок». Напомню также средства связи. +7 985 970-45-45 – это номер SMS, Twitter тоже работает, аккаунт @vyzvon. И сейчас по традиции перед программой «Человек из телевизора» я открою и Facebook, свою страничку Ксения Ларина, куда вы можете прислать свои вопросы или свои впечатления от телевизионной недели.

Но начать мы сегодняшний эфир хотели со слов в память о человеке, который был очень дорог и Ире, и многим-многим людям, которым знакомо имя Ады Якушевой. Сегодня ночью ее не стало, сегодня ночью она умерла. Ну вот хотела я, чтобы Ира сказала несколько слов об этом человеке.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, она умерла рано утром. В общем, это уже не имеет значения, в 7:45. У меня сегодня с этого началось утро. Моя и твоя тоже близкая подруга Таня Визбор прислала мне эту горькую смску, что «Мама ушла». Мы знали, что это близко уже, но все равно какой-то такой, вот, шок и удар. Я Аду знаю, Ариадну Адамовну знаю очень много лет, потому что мамы близких подруг со временем становятся родными. И она когда мне звонила, то всегда говорила «Петруша, это твоя вторая мать». И мы очень смеялись. Теперь больше звонков не будет. Ну а вы, конечно, особенно наши слушатели старшего поколения помните Аду по ее прекрасным песням, которые до сих пор поют. «Ты мое дыхание, утро мое ты раннее», «Ветер бродит по лесным дорожкам». Потом она была много лет ведущей на радиостанции «Юность», вела программу «Здравствуй, товарищ». Ей же посвятил, кстати, одно из своих самых знаменитых песен ее первый муж и отец Тани Юрий Иосифович Визбор «Ты у меня одна». Там есть как раз: «Чтобы качать всю ночь у колыбели дочь». И это как раз дочь, вот, Таня Визбор.

Невероятно нежный и невероятно близкий человек, какой-то невероятно свой. И представить себе, что сейчас уже ее нет, невозможно. Но просто я бы хотела, чтобы ее коллеги с радиостанции «Юность», где она много лет работала, во-первых, приняли участие, конечно, в организации всех скорбных дальнейших мероприятий и, конечно же, вспомнили ее и, может быть, посвятили ей какие-то программы, потому что многие ее ученики, друзья работают сегодня на радио «Россия». Это очень важно для ее близких, чтобы было такое участие. Вечная память дорогой Ариадне Адамовне.

К.ЛАРИНА: А я добавлю, что, конечно, то, что я написала в Facebook, что ничто не исчезает, потому что у Ады Якушевой совершенно замечательные талантливые внуки Варя Визбор, которая актриса, закончила актерский факультет, и певица замечательная…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И похожа на Аду потрясающе.

К.ЛАРИНА: И похожа, да. Смотришь, просто одно лицо. Все черты Ады Якушевой угадываются в этой девушке. И Юра Лобиков, Юра Визбор, тоже внук Ады Якушевой, который тоже очень талантливый человек, музыкант и артист, и композитор. Он закончил как раз курс Кирилла Серебренникова, активно занят в репертуаре 7-й студии МХТ и сам сделал спектакль.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И мало того, он стал там музыкальным руководителем этого театра.

К.ЛАРИНА: Да. Так что дай бог вам всем, ребята, удачи. И все передается. Это замечательно то, что такая протянутая нить. Дай бог, чтобы все у вас сложилось. И, конечно же, тоже соболезнования всем родным и близким.

(звучит песня)

К.ЛАРИНА: Вот теперь мы начинаем программу «Человек из телевизора», здесь Ирина Петровская, здесь Ксения Ларина, здесь вы и телефон мы тоже, надеюсь, что сегодня включим. Я еще раз напомню, смски тоже ваши принимаем. И на Facebook, на страничке Ксения Ларина тоже можно присоединяться к нашему прямому эфиру и делиться своими телевизионными впечатлениями.

Ну, смотри, Ир. Тут много всяких реплик пришло на сайт до начала программы. И, конечно же, больше всего обсуждают уже вчерашнюю премьеру, очередную на канале НТВ «Анатомия протеста». И второе, конечно же, дебаты на канале Дождь, которые, собственно, главное событие недели, потому что они практически в ежедневном режиме идут, очень поздно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В еженочном.

К.ЛАРИНА: В еженочном, начинаются в 0 часов. Напомню тем, кто, может быть, не знает или забыл, что речь идет о выборах в так называемый Координационный совет оппозиции, которые проходят в совершенно открытом, публичном режиме, когда люди регистрируются в качестве кандидатов, попадают в первый отборочный тур. И пока это дебатами трудно назвать – это просто такое представление каждого номинанта, каждого претендента на участие в Координационном совете. И вот это проходит все, в 0 часов начинается на канале Дождь и длится до почти начала 3-го. Вот вчера или позавчера… Вчера полтретьего закончилось, позавчера тоже полтретьего закончилось – я все это смотрю. Ну, я пока посмотрю, что пишут люди, а ты скажи о своих впечатлениях.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, начнем с дебатов, да?

К.ЛАРИНА: Да-да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, пока мне кажется, что идея – она, как бы, богаче воплощения. Потому что, на самом деле, мы давно отвыкли от того, что есть прямые эфиры. Ну, на Дожде не отвыкли, но, в целом, отвыкли. Что есть какой-то приток неизвестных нам людей, часто неизвестных, здесь в большей степени, чем где-либо неизвестных. И попытка, все-таки, сформулировать какие-то программные установки.

Другой вопрос (и в этом канал Дождь не виноват), кого отобрали голосованием, тот туда и попал на эти дебаты, насколько я понимаю. Поэтому часто это выглядит просто детским лепетом, к сожалению, и какой-то такой игрой в политику и довольно сложно вообразить, что эти люди претендуют на какое-то участие или конкретное влияние на оппозиционные или другие любые настроения и взгляды аудитории той же Дождя. Поэтому просто такое ощущение иногда, что это некоторое пустое сотрясание воздуха. И самое странное, что и некоторые люди, которых мы уже сегодня, в общем, считаем профессиональными политиками, выглядят тоже… То ли на этом фоне, я не могу понять, то ли потому что тоже не привыкли в этом режиме работать, выступать, в режиме хоть какого-то минимального намека на некоторую полемичность. Хотя, еще раз повторю, там полемичности меньше всего, а самый интересный там как раз ведущие, мне так кажется, да? Они просто ярче, мы их знаем, поэтому они выглядят…

К.ЛАРИНА: Вот смотри, да. Ир, я бы разделила, если мы говорим об этом проекте дебатов, я бы разделила, все-таки, на 2 части. Одна, как бы, часть содержательная, политическая содержательная, общественно-политическая. А вторая часть – телевизионная. Мне кажется, что здесь стоит об этом говорить, потому что с точки зрения телевидения там, как мне кажется (не знаю, согласна ты со мной или нет), там очень много каких-то ошибок системных допущено и по картинке, и по динамике, и по структуре, по многословию. Мне кажется, что в таком жестком режиме, когда много участников и очень мало времени каждому дается по звонку, ведущий не может быть таким многословным. Потому что я тебе честно скажу, я устала от них от обоих. И тот, и другой… Юрий Сапрыкин – тут вообще никаких претензий быть не может, замечательный журналист, умница и порядочный человек. Демьян Кудрявцев мне категорически вообще не понравился как персонаж телевизионный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, а мне как раз показалось, что он вполне может быть именно таким.

К.ЛАРИНА: Ну, может быть. Мне кажется, это такой мини-Соловьев по своей стилистике.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, он язвителен, да, он более острый. Но, может быть, это многословие как раз и многословность вызваны тем, что они чувствуют некоторую беспомощность этих участников.

К.ЛАРИНА: Так они им не помогают!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тоже верно.

К.ЛАРИНА: Они им не помогают. Понимаешь, там нельзя говорить Гарри Каспарову «Что вы можете о себе сказать?» Ну, это смешно, ну?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Поскольку это входит в некоторый регламент, то…

К.ЛАРИНА: Ну это же должен быть какой-то… Это же все живое, это все прямое. Кому-то надо помочь, с кем-то поговорить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тут просто надо объяснить нашим слушателям, что там сформирована четверка таким образом, что, как правило, 3 малоизвестных или совсем неизвестных персонажа, представляющих какие-то движения политические и прочее, а один обязательно (так я поняла принцип)...

К.ЛАРИНА: Ну, не знаю. Мне кажется, там случайная выборка.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. А мне кажется, что обязательно на каждую четверку есть медийный человек.

К.ЛАРИНА: Ну, ты сама сказала, да. На фоне этой беспомощности, конечно же, и сажаются сами лидеры и профессиональные люди. И Илья Яшин, и Собчак.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, потому что им не интересно. Вот это как будто попадает, не знаю, школьник старшего возраста попадает в ясельную группу.

К.ЛАРИНА: Вот! Что меня не покидает? Это ощущение, что это какое-то молодежное крыло оппозиции. Вот, если это так воспринимать, хорошо, это молодежное крыло и вот мы смотрим с умилением «Ой, какие есть ребята. Какие молодцы!»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не, ну там не только же есть молодежные. Есть и более взрослые люди.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот и думаешь. Если это молодежное, значит, где-то должно быть взрослое. А его нету.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну есть. Они разбавлены. Пионтковский – ну, не назовешь же его, правда? Или Улицкая, или Каспаров.

К.ЛАРИНА: Они тонут вот в этом молодежном болоте, извини за оксюморон. Они тонут там.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, есть такое ощущение, совершенно верно.

К.ЛАРИНА: Жалко. Потому что, конечно же, ставка была на это и было ощущение, что вот сейчас-то мы их всех и увидим. У меня ощущение… Вот, ты – молодец, ты, все-таки, оптимист в этом смысле. А у меня абсолютное ощущение полного разгрома оппозиционного крыла. То есть то, что можно было, вот, самое лучшее, что можно было сделать для дискредитации оппозиции – это запустить такой беспомощный проект. Поэтому, что называется, с такими друзьями и врагов не надо. Недодумано. Нельзя такие вещи делать недодуманно. Если уж решили, всё!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это мы с тобой уже обсуждали. Это проблема, к сожалению, канала Дождь, который никак не может тоже превратиться в некий полноценный в том смысле канал, что перестанет выдавать с кондачка, кое-как, сделанные сырые непродуманные. Даже непродуманные. Причем, можно сказать «даже», а можно сказать «в первую очередь», потому что, все-таки, телевидение при всем при том картинка и изображение. Мы вспомним, как начинался… Потом он чуть-чуть наладился (я имею в виду по картинке) проект «Познер. Парфенов», когда там было задумано, что они пишут что-то на стекле или на доске, при этом было ничего не видно. Точно так же здесь, когда какой-то черный фон.

К.ЛАРИНА: И все мрачное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Все мрачное.

К.ЛАРИНА: Медленное какое-то, паузы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Поэтому мне кажется, что, вот, с одной стороны, это все равно можно приветствовать, попытку найти какие-то новые старые формы.

К.ЛАРИНА: Понимаешь, там можно найти людей, безусловно, когда ты смотришь это каждый день, да? Можно, например, обнаружить каких-то приличных людей, которые еще могут внятно что-то сформулировать. Но, к сожалению, большая часть участников этого проекта, этого марафона производит удручающее впечатление.

Мало этого, там есть, как бы, люди вроде хорошие с хорошими помыслами, но не способные ничего сформулировать. Но! А какое количество там всяких отбросов? Просто отбросов – я по-другому не назову. Или сумасшедших, или совсем сумасшедших.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это всегда так бывает, да.

К.ЛАРИНА: Не, что значит «всегда»? Ну, не может такого быть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, всегда так бывает, что в любом проекте такого рода, конечно, участвуют и полусумасшедшие.

К.ЛАРИНА: Сколько там вот этих вот нациков, которые просто по грани, там до призывов националистических осталось буквально полшага.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай все равно согласимся вот хотя бы с чем. Я со всем этим согласна в большинстве, вот этих вот претензий. Но все равно когда-то надо начинать. У нас забыта эта форма, у нас нет дебатов во время выборов.

К.ЛАРИНА: Ты понимаешь, мы же умели это делать. И есть люди, которые это умеют делать. Куда они все делись? Мы, вот, вчера с Рыжковым разговаривали, он говорит «Надо начинать с нуля». Я говорю «С какого нуля? А где вы все были? Ты что один? Много есть людей профессиональных, и в том числе и тех, которые участвовали в этом проекте, которые знают, как делать дебаты».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Можно посмотреть, причем сравнить просто.

К.ЛАРИНА: Конечно. Научите, соберите вот этих всех детей, проведите мастер-класс, откройте школу молодого политика на том же Дожде, понимаешь? Пожалуйста. И прочитайте лекции.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот это очень важная проблема, что среди тех людей, которые участвуют, практически нет тех, кто знает хотя бы приблизительно. И думаю, что организаторы тоже слабо представляют себе, как, на самом деле, проводится…

К.ЛАРИНА: Но при этом есть люди, которые умеют это делать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мало того, что есть люди. Это есть литература, которая это описывает, есть примеры. Даже в эти же самые дни проходили дебаты и тоже их можно… Сегодня все доступно, да? Обама и Ромни. Это не просто небо и земля, это 2 мира, 2 детства, 2 Шапиро.

К.ЛАРИНА: Уровень компетенции совсем другой. Вот, почему у меня претензии к ведущим? Нельзя… Вот, что там делает этот Демьян Кудрявцев? Какие-то стихи давайте читать, песни петь, когда там даже Навальный возмутился. Ты не видела это?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да-да, это я видела.

К.ЛАРИНА: Да? Что «Давайте мы еще станцуем, может быть, вам?». Это все превращается в какую-то, действительно, в игру, в политику, в балаган.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже хуже. Понимаешь, это попахивает и отдает такой самодеятельностью.

К.ЛАРИНА: Самодеятельностью, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В данном случае художественное, что мы знаем, как правило, синоним как раз антихудожественный. Поэтому и каналу Дождь пора, мне кажется, уже переходить, все-таки, в какую-то новую стадию.

К.ЛАРИНА: Ты говоришь в общем про канал, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что мы сейчас уже на телевизионную переходим, да? Вот это телевизионное воплощение. Телеканал Дождь очень хорош тем, что он мобилен, он откликается на всякие вызовы. Но надо становиться профессиональными.

К.ЛАРИНА: Взрослыми.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И взрослыми – вот, совершенно точно.

К.ЛАРИНА: И формулировать задачи. Вот, еще самое-то главное, возвращаясь к дебатам. И, кстати, это ко многим другим программам, про которые мы говорим, сырые передачи. Тот же Облет Собчак, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тебе о том и говорю.

К.ЛАРИНА: Сформулируйте задачи, что вы хотите. Вот, что вы хотите получить? Ради чего вы это затеяли? Чтобы что?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вид сверху называется, да?

К.ЛАРИНА: Для чего выходят Юрий Сапрыкин и Демьян Кудрявцев вести эти дебаты? Чтобы что? Чтобы продемонстрировать, как бы, свое обаяние, обаяние ума, да? Что вы хотите?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но это тоже немало.

К.ЛАРИНА: Но это не задача.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но вообще-то надо модерировать.

К.ЛАРИНА: Ну, конечно. Ну, сколько можно себя целовать-то в пупок?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но в рамках достаточно жесткого регламента. Хронометраж – вот, они научились. И то это 30 секунд. Что там можно за 30 секунд сделать?

Еще раз. Вот, очень важно именно слово. Надо взрослеть всем – и тем, кто участвует в этом проекте в качестве персонажей, выходящих на экран. Пусть Дождя, да, меньшей аудитории, чем какая-нибудь другая.

К.ЛАРИНА: Но есть профессиональные люди. У них есть Паша Лобков, да? Понимаешь? Вот я себе представила даже, как если бы Лобков вел эти дебаты. Это, все-таки, было бы более структурировано, более жестко. Был бы формат ясен, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, вообще дебаты – это зрелище в первую очередь. Это зрелище, несмотря на то, что обсуждаются какие-то вещи такие, отнюдь не развлекательные. Но все равно известно много примеров из истории дебатов, когда именно картинка и именно поведение претендента, человека убеждало избирателя проголосовать. Известная, кстати, история Кеннеди и Никсон, когда Никсон, по-моему, хотя он в тот момент побеждал, вроде бы, и по голосам, но он был то ли после гриппа, то ли с температурой и выглядел бледно. И все. Вот, какая сила убедительности этой картинки.

К.ЛАРИНА: А я все вспоминаю классически дебаты, которые мы с тобой каждый раз вспоминаем, когда на эту тему говорим, которые были на нашем телевидении, на том самом старом НТВ.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, у Савика Шустера.

К.ЛАРИНА: Нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, не у Савика Шустера.

К.ЛАРИНА: Явлинский-Чубайс.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У Киселева еще.

К.ЛАРИНА: Это же было 100 лет назад. В прямом эфире. Тоже часа 2 они сидели, бились. Но это было просто идеальное. Вот тот самый случай, когда ты говоришь «Вот это, собственно, суть самого это формата, этого жанра в том, как они работали там».

И, кстати, опять же возвращаясь к этим дебатам. Вот эти все профессиональные люди, которые умеют говорить, умеют зажигать, умеют быть убедительными, обаятельными, яркими, тот же Каспаров, тот же Немцов, тот же Яшин, тот же Алексей Навальный, они должны не подстраиваться под эту поросль, а, наоборот, ее как-то, все-таки, тащить за собой. А здесь получается ровно наоборот. Ровно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, тащить в том смысле, что показывать примеры, а не то, чтобы пытаться в поддавки играть и пытаться соответствовать тем, с кем они выходят на эту площадку.

К.ЛАРИНА: Ну вообще я тебе скажу честно, это одно из самых сильнейших потрясений этой недели для меня, просто таких вот жалких слов сожаления…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я не могу до такой степени.

К.ЛАРИНА: ...потому что все время ждешь чего-то и только сидишь и думаешь «Боже мой, да что же вы делаете, ребята?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, ведь, смотришь и ждешь – это уже хорошо.

К.ЛАРИНА: Ну, с точки зрения телевидения, может быть. Но, опять же, по смыслу боюсь, что это сыграет плохую шутку. Учитывая, что рядом «Анатомия протеста». У нас сейчас новости, потом пойдем дальше. Про «Анатомию протеста» мы как-то совсем не хотели с Ириной говорить, потому что, собственно, уже все сказано и сегодня Варфоломеев все утро об этом вспоминал, тем более он там прославился, его там тоже посчитали как большого любителя грузинского народа и грузинской политики.

А мы еще обсудим кино обязательно, в том числе фильм «Чкалов», который тоже обсуждался очень ярко во всех социальных сетях. И у нас даже будет гость по телефону по этому поводу.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: 11 часов 35 минут, продолжаем программу «Человек из телевизора», переходим к художественной программе, поскольку речь пойдет о художественном кино. На этой неделе завершился показ многосерийного фильма «Чкалов», посвященного, как вы понимаете, жизни и судьбе Валерия Чкалова. Много обсуждался. Я не видела все серии, видела какие-то фрагменты – не буду там судить целиком о фильме. Ну, более-менее понятно, что это такое традиционное сериальное движение. Мы таких много фильмов видели однотипных, такое общее место уже. Сталин, кабинет кремлевский, интерьеры и, конечно, совершенно разнузданный главный герой, который, на самом деле, «абыкновенный щиловек», любит выпить, покутить, с женщинами покувыркаться и, между делом, так, полетать на самолетиках.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, на самом деле, мне показалось, что это комедия такая полноценная. Точнее даже, как кто-то правильно заметил, напоминает оперетту типа «Вольный ветер». И несмотря на то, что Чкалова играет, в общем, приличный артист Евгений Дятлов…

К.ЛАРИНА: Вообще все хорошие люди. Мерзликин хороший там.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но все это абсолютно опереточное такое, картонное. Вот, кажется, что все эти декорации там – это все сделано как прежде во время каких-нибудь постановок в доме культуры имени Цурюпы. Поэтому я не знаю, можно ли вообще говорить здесь о какой-то исторической достоверности? Хотя, безусловно, это реальный персонаж. Но это очень смешно.

К.ЛАРИНА: Кстати, биография его невероятно трагична. Вообще трагический персонаж.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Совершенно верно.

К.ЛАРИНА: Драматичная судьба. Очень странная смерть, которая до сих пор так и не ясно точно, каким образом это произошло, по этому поводу много слухов. Вообще контекст очень важен, потому что из этой фигуры… Безусловно, он достоин быть героем большого хорошего фильма, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Послушай, даже советского разлива фильм «Валерий Чкалов», где играл… Как, Валерий его звали?

К.ЛАРИНА: Владимир Белокуров.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, Валерий, по-моему.

К.ЛАРИНА: Ну, не важно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не важно, да.

К.ЛАРИНА: Замечательный актер МХАТа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть даже при всей идеологической, прочей заданности и понятной по тем временам (это год какой-то 1937-й или не помню), это прост шедевр как и, кстати, все почти старое кино, несмотря на…

К.ЛАРИНА: Ну, уж ты не говори «все старое кино», не пугай меня.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну хорошо, не все, но очень многое из старого кино просто по тому, как это сделано. Допустим, бывали какие-то ужасы-ужасы-ужасы, падение берлина, но при этом это масштаб, это видна работа, это…

К.ЛАРИНА: Но возвращаясь к этому фильму, ты говоришь, такой, комический эффект.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Комический совершенно.

К.ЛАРИНА: Но я так поняла, судя по всему, что для родных и близких Валерия Чкалова это совсем даже и не комическая история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это совсем не комическая, когда близкий человек выводится в таком опереточном каком-то, фарсовом, как мне показалось, виде.

К.ЛАРИНА: Ну, вот, собственно, да. У нас есть возможность узнать мнение близких. У нас на связи Ольга Валерьевна Чкалова, дочка Валерия Чкалова. Ольга Валерьевна, вы здесь?

О.ЧКАЛОВА: Да, да, я вас слушаю.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте. Ну, расскажите, вы смотрели, во-первых, этот фильм?

О.ЧКАЛОВА: Да, я смотрела кроме первых двух серий все остальные. Но я вам могу сказать, что вообще… Ну, этот фильм полон лжи, причем ложь началась с его презентации по Первому каналу, где было сказано, что мы с сестрой консультировали создателей этого фильма.

К.ЛАРИНА: Это неправда?

О.ЧКАЛОВА: Это ложь от первого до последнего слова. Я лично дважды пыталась связаться примерно полгода назад с режиссером этого фильма Игорем Зайцевым, но меня, в общем, очень вежливо, но, так сказать, послали. И встречаться с нами никто не захотел. Так что мы не имеем никакого отношения к этому чудовищному безобразию. Хотя, нас ославили на всю Россию как людей, с согласия которых полили потоками помоев и лжи своих достойных родителей. Мы оказались с сестрой эдакими, знаете, Павликами Морозовыми. В общем, это безобразие. Я не знаю, кто этот текст давал на Первый канал, но мы никакого отношения к этому не имеем.

К.ЛАРИНА: Ольга Валерьевна, а теперь по поводу фильма. Вы сказали, что и в самом фильме там немало лжи, связанной с биографией.

О.ЧКАЛОВА: Ну, конечно. Там, вы понимаете, в чем дело? Вообще… Ну, я вообще хочу сказать, что отец был совершенно не таким человеком. А здесь он вообще какой-то хамоватый, придурковатый пьяница, который предает своих товарищей. Потом, ну, вы понимаете, он погиб в 34 года. И если бы он и его товарищи вообще пили с утра до вечера, то совершенно непонятно, как можно было сделать, действительно, многое, что он сделал. Он испытал огромное количество самолетов, на самолете, который он испытал, И-16 мы начинали в войну и наши летчики на нем летали, в Испании воевали. Это, в общем-то, и его детище, и детище Поликарпова. Ну, в основном, конечно, Поликарпова, потом его. Но вообще, вы понимаете, мне показалось, что все персонажи, которые там выведены (а я с многими была знакома, ну, правда, в раннем своем возрасте, ну, в смысле в юности), они выведены карикатурами, понимаете? И вот эти бессловесные запуганные карикатуры.

А между прочим, я должна сказать, что это, в общем-то, люди, которые показали, что, несмотря на чудовищное время, в котором они жили, что человеческую мысль и человеческие деяния остановить нельзя. Понимаете? Там Туполев в какой-то жуткой шляпе вообще, ну, не знаю. Безобразие. Громов – исключительно достойный человек, красавец, высокий, там он вообще похож на Ежова. Я не знаю, где этих актеров брали.

К.ЛАРИНА: Ольга Валерьевна, вы знаете. нам тут пишут наши слушатели, что в среду на канале «Культура» был показан документальный фильм «Полярный гамбит. Драма в тени легенды».

О.ЧКАЛОВА: Да, да, совершенно верно. Я его видела, только не с самого начала.

К.ЛАРИНА: Ну вот этот фильм, по-моему, я здесь вижу очень положительные отзывы об этом документальном фильме.

О.ЧКАЛОВА: Да. Хотя, там тоже есть много неточностей. Но это определенная точка зрения людей, с которыми можно дискутировать, понимаете? Но, конечно. То есть это даже нельзя поставить на одну доску с этим фильмом. Я уже не говорю о том, что наша мама была, вообще, образованным, интеллигентным человеком, умной и мудрой. Мудрой. Во многом и отец обязан, так сказать, своим становлением именно тем, что мама с ним рядом была. А она там просто идиотка. А когда я вообще увидела эти косички, ну, я просто, знаете, готова была в обморок упасть. Я уже не говорю про танец с вождем.

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

О.ЧКАЛОВА: Ну, это просто. Вы понимаете, вот, деревенскую дурочку… Значит, вот, она увидела, открыла рот, у нее челюсть отпала и она там бедная не знает вообще, что ей делать.

К.ЛАРИНА: Ольга Валерьевна, большое вам спасибо, вы замечательно все это откомментировали, очень важные вещи сказали вслух в прямом эфире. Это очень важно. Вы сказали о том, что… Повторим еще раз начало нашего разговора, что вы к этой работе не имеете никакого отношения.

О.ЧКАЛОВА: Никакого. А потом я должна вам сказать, что там умудрились лягнуть даже Алексея Толстого, красного графа. Так, походя. Там Олешу слегка. Ну, я не знаю, для кого сделан этот полив? Для кого и для чего сделан этот фильм, мне непонятно.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам огромное.

О.ЧКАЛОВА: Пожалуйста.

К.ЛАРИНА: Слава богу, что вы тоже с изрядной долей иронии к этому ко всему относитесь, да? Мы желаем вам здоровья, огромное вам спасибо. Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот это вечная наша с тобой тема, теперь уже вечная, приобретает уже характер…

К.ЛАРИНА: Молодец какая женщина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Молодец, замечательно все сказала. Вот, как в этой ситуации поступать близким, родным, тем более просто, вот, живым дочерям?

К.ЛАРИНА: Ну, есть же право художника?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот, ты всегда доказываешь, что есть право художника и художник имеет возможность, да?

К.ЛАРИНА: Вот у меня вопрос. Имеют ли право родственники влиять на процесс творческий?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Послушай. Когда речь идет (вот я так уверена в этом просто), когда речь идет о документальных персонажах, которые родственники, даже не потомки, а дети, которые еще живы, часто жены или внуки владеют, все-таки, правдой, не представлением общим, да? Потому что понятно, что всем родственникам свойственно идеализировать своего близкого человека, как это было с детьми, с сыном Берия, с сыном Маленкова, которые пишут мемуары, книги и доказывают, что их папа был совершенно не таким монстром.

К.ЛАРИНА: У них свой взгляд, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У них свой взгляд. Так вот когда речь идет о документальных персонажах, то должны помимо художников, которые, наверное, имеют там на что-то свое право, безусловно, работать и историки, и живые родные. Это же счастье для сценариста, для режиссера, что есть люди, которые могли бы что-то подсказать, проконсультировать. В этом ужас, что происходит такое вот абсолютное вторжение, в общем, в приватную, частную жизнь. Потому что то, что для этих людей, сценаристов, режиссеров это просто некий персонаж художественный, для них это совершенно живой реальный близкий человек, отец.

К.ЛАРИНА: Можно обсуждать. Хотя, когда такие люди, дети как Ольга Валерьевна Чкалова, я понимаю прекрасно, вот судя по тому, что она сказала, что она готова к дискуссии, когда она готова что-то обсуждать, ну, когда речь идет, действительно, о каких-то спорных моментах, когда можно поделиться, когда речь идет просто о таком исковерканном образе и смыслах исковерканных. Она же прекрасно понимает, что это за время (вот она об этом сказала, да?). 34 года человеку было, это еще был молодой парень. Совсем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да просто, да. По нынешним меркам еще мальчишка. Ну, в общем, даже если представить, что вот тут не было каких-то таких искажений фактических теологических, это просто крайне бездарное произведение непонятно чего, сериального искусства, которое в больших кавычках.

К.ЛАРИНА: Кстати, Зайцев, знаешь, что делал (режиссер)?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Есенина.

К.ЛАРИНА: Есенина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну. Я запомнила эту фамилию.

К.ЛАРИНА: Ира, давай о хорошем, потому что мы, пока шла реклама после новостей, мы с Ирой успели поделиться впечатлениями быстро и поняли, что нам это понравилось. Опять же, это Первый канал, но это вчерашняя премьера, «Голос», да? Как называется шоу?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так и называется «Голос». Да, музыкальное шоу, где будут искать, находить и…

К.ЛАРИНА: Наконец-то.

И.ПЕТРОВСКАЯ: ...пестовать.

К.ЛАРИНА: Именно по голосам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: По голосам, да. А те, кто не видел, есть 4 так называемых тренера, они сидят спиной к сцене – это Александр Градский, просто невероятная, редчайшая для нашего телевидения фигура, он крайне редко появляется (и хорошо, что появился). Ну и остальные как раз наоборот очень часто появляющиеся. Дима Билан, Агутин и Пелагея. Выходящий исполнитель, они его не видят, сидят спиной. Если им понравился голос, они поворачиваются, нажимают свою кнопку. Если все четверо нажимают и поворачиваются, то тогда у исполнителя есть право самому выбрать себе тренера. Если один, то, соответственно, ему этот человек переходит в ученики. Дальше, видимо, будет какой-то следующий этап, когда они наберут свои команды – они будут, наверное, с ними чего-то там репетировать, потом показывать. Ну, в общем, это на удивление оказалось и интересным, ярким зрелищем, и просто хорошие были несколько замечательных голосов. Ну и еще раз повторю, что особенно приятно мне было видеть на этом проекте Градского, который с легкостью повторяет хоть оперную арию, хоть что с его диапазоном голоса. Поэтому будем каждую субботу, очевидно, за этим следить.

Можно, я еще пока не забыла? Тоже на меня совершенно другого рода впечатление произвело, но очень глубокое, это в прошлую субботу, может быть, пятницу, ну, в общем, на прошлых выходных был показан документальный немецкий фильм, называется «Дети Гитлера» в рамках программы «Смотрим и обсуждаем».

К.ЛАРИНА: Да, я это не видела – я читала у тебя в Facebook, поняла, что это, действительно…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я, по-моему, не писала про Facebook.

К.ЛАРИНА: Ты писала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я еще…

К.ЛАРИНА: А кто написал?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, может, писала. Не помню.

К.ЛАРИНА: Писала-писала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это то, чего нам так не хватает, вот этого вот, ну, покаяния, громко говоря. Потому что герои этого фильма – это потомки, родственники, племянники, внуки главных нацистских преступников. Это люди, которые осознают по-прежнему, хотя они… Кто-то был детьми, а кто-то вообще еще не родился к моменту, когда их деды и отцы творили свое зло. Но тем не менее, они осознают свою тоже к этому причастность и ответственность. И были совершенно меня потрясшие там моменты. Например, родственники не прямые Геринга, племянница и, там, внучатый племянник, что ли, например, решили сами подвергнуть себя операции стерилизации, чтобы прекратить распространение, ну, вот, грубо говоря, вот этого семени, которое они считают…

К.ЛАРИНА: Это когда было?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Что?

К.ЛАРИНА: Фильм?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не понимаю.

К.ЛАРИНА: Фильм когда был?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот сейчас, только что был показан, в субботу или в пятницу. Внук коменданта лагеря Освенцим приезжает в лагерь, проходит там, все это смотрит, видит фотографии и встречается с детьми пострадавших во время Холокоста и с самими жертвами, узниками (еще до сих пор некоторые живы) Освенцима. Это потрясающая по силе эмоционального воздействия сцена.

Короче говоря, вот те, кто этот фильм не увидел, много очень потеряли, потому что это в первую очередь еще говорит о некоторой ментальной разнице нашей и в данном случае немцев, которые совершенно осознанно, еще раз повторю, не имея прямого отношения к этим преступлениям, тем не менее, полагают себя в ответе за то, что сотворили их родные, хотя, было это много-много лет назад. И каются за них. Это очень важная вещь, важная штука, морально-нравственная такая процедура вообще в развитии любого, мне кажется, общества. Поэтому они вот там, а мы вот здесь. Не в смысле географическом, а в том смысле, что каждые 20-30 лет мы все начинаем сначала и подвергаем сомнениям и пересмотру даже то, что невозможно по логике человеческой, любой подвергнуть какому-либо сомнению. Вот как там преступления сталинизма, например. Невозможно, казалось. Нет, мы очередной раз возвращаемся и с нуля начинается опять вот эта вот долгая работа или, наоборот, не начинается эта работа по… В данном случае мы, например, все время наблюдаем и в фильме «Сталин» тоже, кстати, опять очередная мифология по поводу Сталина, по поводу его мудрости.

К.ЛАРИНА: Я уже там запуталась, кто есть кто. Там все какие-то абстрактные кавказцы, которые все разговаривают с таким акцентом грузинским.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И тем не менее, тут очень важен тренд, вектор, в каком направлении у нас идет вот это осмысление в том числе и вот этого художественного образа тоже преступника и вождя. В общем, этот фильм на меня произвел какое-то невероятное совершенно впечатление.

К.ЛАРИНА: Спасибо, что сказала, потому что я думаю, что можно будет его найти в интернете и посмотреть. Как называется, еще раз?

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Дети Гитлера». Хотя, у Гитлера, мы помним, детей не было, но это такая метафора. И было интересное довольно обсуждение, которое пытался микшировать по-своему, все сводя к исторической составляющей, Хотиненко, на что ему, кстати, по-моему, Кама Гинкас указал, сказал «Володя, не надо слушать трусливых редакторов в наушники – ты прекрасно понимаешь, о чем мы говорим. И об этой преемственности, и об отсутствии (НЕРАЗБОРЧИВО). Поэтому иногда бывают такие… Очень жалко, что культура как-то очень плохо себя анонсирует. Вот, мне так кажется.

К.ЛАРИНА: Так она же тебе присылает анонсы тоже, чтобы ты анонсировала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мне анонсы уже не присылают, потому что я теперь уже не занимаюсь.

К.ЛАРИНА: Ты плохо анонсируешь Культуру.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я в прошлый раз не была в эфире, поэтому не сумела бы даже, если бы очень хотела, это проанонсировать. Но я вот могу проанонсировать, что завтра возобновляется (я не знаю, может, вы уже на эту тему говорили), но возобновляется программа «Центральное телевидение».

К.ЛАРИНА: В обновленном виде.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Мы ее, вроде бы, оплакали как почившую в Бозе, а она…

К.ЛАРИНА: Подожди еще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну я еще говорю просто, что…

К.ЛАРИНА: Мы еще не знаем, в каком виде она появится.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Все равно появится она с Вадимом Такменевым.

К.ЛАРИНА: И с Владимиром Путиным.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, опять же, ведь, можно по-разному Владимира Путина показать.

К.ЛАРИНА: Ну, посмотрим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но не весь канал. Он теперь будет 3-часовым, информационно-развлекательным. Там к Вадиму Такменеву добавляется соведущая. И, вот, завтра, собственно говоря, «Центральное телевидение» совпадает с 60-летием, с юбилеем…

К.ЛАРИНА: Нашего всего.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нашего всего, совершенно верно.

К.ЛАРИНА: Нашего стерха.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И как анонсирует канал НТВ, там будет эксклюзивный Путин. Правда, описание эксклюзива мне много чего напомнило, в том числе фильм Виталия Манского.

К.ЛАРИНА: Ну, там, где он в бассейне плавает?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В бассейне, да. И, причем, там даже Арина Бородина уже написала…

К.ЛАРИНА: То, что он плавки предлагает. Он хочет всех корреспондентов раздеть, предложить им свои плавки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я помню Виталия Манского, его реплику. Когда он говорит «Ну вот возьмите плавки и давайте вместе поплаваем», Манский ответил «Мне неудобно». И Вадим Такменев в аналогичной ситуации тоже, кажется, отказался.

К.ЛАРИНА: Ну, посмотрим завтра.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И, кстати, он тоже и плавает. Вот, в фильме «Я, Путин» немецкого журналиста Хуберта Зайпеля, что ли? Поэтому, вот, не знаю.

К.ЛАРИНА: Он там одинокий пловец.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он там одинокий. Там собака Кони бегает по бортику бассейна и жалобно скулит.

К.ЛАРИНА: Ну, посмотрим. Завтра будет много чего интересного, я думаю. Можно будет ознакомиться со всеми ипостасями нашего президента.

Еще тогда анонсируем сегодняшнюю, по-моему. Сегодня лекция-то? Арина Бородина лекцию дает на канале Дождь. Или завтра?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот я не помню. Сегодня, вроде.

К.ЛАРИНА: Сегодня в 15:30 лекция Арины Бородиной про телевидение на канале Дождь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Почему мы смотрим телевизор в эпоху интернета и новейших технологий.

К.ЛАРИНА: Да. Включайтесь обязательно, посмотрите на умного красивого человека. Давайте несколько звонков – у нас есть время, остается 6 минут до конца передачи, милости просим. +7 985 970-45-45. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот я хотел бы вернуться к началу вашей передачи насчет выборов в Координационный совет и дебатов. Мне кажется, вы неправильно немножко с претензией относитесь к персонажам, которые там участвуют. Они выбирались не по соответствию вашим взглядам, а это более живой срез общества, чем мы видим (НЕРАЗБОРЧИВО).

К.ЛАРИНА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Константин зовут.

К.ЛАРИНА: Константин, дорогой. Если вы слушали хорошо наш эфир, то мы как раз вообще не говорили о том, кто там чего предлагает. Мы говорили о том…

СЛУШАТЕЛЬ: Вы говорили конкретно про националистов.

К.ЛАРИНА: Нет, про националистов да, я сказала. Но, в принципе, наши основные-то были претензии не к тому, что говорят, а как говорят и как это все сделано, понимаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, отрепетированные ответы Путина вас, наверное, больше устраивают.

К.ЛАРИНА: Ну, если в таком у нас идет ключе разговор, то он вообще теряет всяческий смысл. Да, мы – большие путинисты и яркие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И поклонники отрежиссированных и вопросов, и ответов.

К.ЛАРИНА: Да. Да-да-да. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Питер, Роман.

К.ЛАРИНА: Да, Роман.

СЛУШАТЕЛЬ: Хочу о двух впечатлениях сказать, хорошем и плохом. Посмотрел развлекательное шоу «Настя».

И.ПЕТРОВСКАЯ: О!

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, «Аншлаг», Петросян – это святые люди. Просто святые люди. И еще рекомендую посмотреть по каналу «Хистори», посмотрел «В тени Луны» про полет на Луну астронавтов, их интервью. Потрясающий фильм и сегодня будут повторять.

К.ЛАРИНА: Это какой канал? Спутниковый, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Хистори. Ну, я не знаю, у нас… Удивительный. Вот там внутренний мир, астронавты рассказывают просто потрясающе. Как, вот, они что говорят «Вот, где же этот творец? Такая красота». Вот, 29 человек, кажется, было на Луне, но очень интересно, вам рекомендую посмотреть.

К.ЛАРИНА: Спасибо. Спасибо большое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно я скажу тоже по поводу этого шоу «Настя»? Извините уж.

К.ЛАРИНА: Скажи быстро, чтобы еще один звоночек, ладно?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Это было одно из моих первых впечатлений после возвращения из отпуска, где так получилось, у меня не было возможности смотреть русское телевидение. Ужас мой просто не предается описанию. Никакого смысла, никакого артистизма, ничего нет.

К.ЛАРИНА: Обаяние ума?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ни обаяния ума, ни обаяния фигуры, тела, не знаю чего там, да? Ну, ничего нету, а есть один какой-то ужасный, совершенно никак не структурированный какой-то глупый треп, причем, мне кажется, еще и отрепетированный. То есть это не просто сама Анастасия Воротнюк говорит от себя. Это понятное дело, что все написано.

К.ЛАРИНА: Чего ты сократила ее фамилию?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А как я сказала? Заворотнюк.

К.ЛАРИНА: Ты сказала «Воротнюк».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я сказала «Заворотнюк», я просто тороплюсь. Короче говоря, это просто недостойно, мне кажется, Первого канала, потому что, ну, все-таки, какое-то качество должно быть?

К.ЛАРИНА: Женщина, уплочено, все теперь. Мы обречены.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, и это, кстати, подтверждает твою мысль, что женщина в формате вот такого шоу чаще всего выглядит крайне невыигрышно.

К.ЛАРИНА: Увы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И демонстрирует, что все бабы…

К.ЛАРИНА: Дуры.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Таки да.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Хорошо, что мы не ведем шоу на телевидении. (все смеются) Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Спасибо вам за вашу передачу.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: И скажите, пожалуйста, когда будет Познер? Я все читаю программу и не могу найти.

К.ЛАРИНА: Ага. Сейчас, вот, может быть, Ира нам скажет. Когда будет Познер? На следующей неделе опять его нету.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На следующей нет. По-моему, через неделю. Завтра у нас какое число?

К.ЛАРИНА: 7-е октября.

И.ПЕТРОВСКАЯ: 19-го, по-моему. Я видела, анонсировано, что 19 октября, в воскресенье.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравия желаю.

К.ЛАРИНА: Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей Борисович тревожит.

К.ЛАРИНА: Да, Сергей Борисович.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень хорошо вы так капризно-сердито отрубили насчет того, что вы путинистки. А, ведь, на самом-то деле вы всего-навсего ассистируете все это время – и «Эхо Москвы»...

К.ЛАРИНА: Начинается… Давайте вы в другую передачу перечете в какую-нибудь, да? Ну вот Венедиктов любит по этому поводу с вами подискутировать – вот к нему, пожалуйста.

Анонсируем (НЕРАЗБОРЧИВО), которую будем смотреть точно. Это «Жизнь и судьба» Сергея Урсуляка, которая начинается на следующей неделе 14 октября.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Мы успеем еще ее проанонсировать, потому что она начинается в воскресенье, а мы выйдем в эфир (я надеюсь, ничего не случится) в субботу и обязательно напомним вам, что это грозит, обещает стать главным событием этого сезона.

К.ЛАРИНА: Ну тогда все, мы должны уже заканчивать, да, наверное? Чтобы никто уже не нервничал.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, как скажешь.

К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Программа «Человек из телевизора». Все, что мы не завершили, мы обязательно продолжим в следующую субботу. Это Ирина Петровская, Ксения Ларина, а я с вами встречусь уже в программе «Культурный шок» с Кириллом Серебренниковым.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире