'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 10:13. Начинается программа «Человек из телевизора». В студии «Эхо Москвы» Ирина Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА: Наконец-то у нас получилось.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Когда так дирижируешь, то я могу.

К. ЛАРИНА: Наталья Кузьмина – наш звукорежиссер. Программа сегодня будет идти до 12-ти, в связи с тем, что Ксения Басилашвили у нас отдыхает и программа «Музейные палаты» тоже отдыхает. Напомню средства связи: смс +7-985-970-4545, аккаунт vyzvon в Twitter'е, телефон прямого эфира 363-36-59. Мы сегодня постараемся не только обсудить текущие актуальные телевизионные события, которые происходили на завершающейся неделе, но и попробуем подвести итоги сезона, тем более наши коллеги это сделали буквально в пятничном выпуске газеты «Московские новости». Я думаю, будет правильно, если мы сегодня собственные субъективные итоги подведем, хотя, безусловно, вместе с вами. Поэтому призываем вас, дорогие друзья, вспоминать, что для вас было наиболее важным в телевидении в прошедшем сезоне, сезон считается от осени до лета, с сентября до июля. Ваши самые яркие впечатления от телевидения, кого бы вы назвали самой яркой телевизионной персоной, кто вас разочаровал, кого вы полюбили, может быть, какие-то новые телевизионные имена открыли, может быть, какие-то передачи оставили в вас яркий след, какие-то яркие события.

И. ПЕТРОВСКАЯ: События и еще, может быть, тенденции, которые ярко проявились именно в этом сезоне.

К. ЛАРИНА: И в этой связи что может дальше происходить.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Что день грядущий нам готовит.

К. ЛАРИНА: Я даже клич бросила в FaceBook'е, написала о том, что мы сейчас в прямом эфире. Очень приятно, что вы лайки ставите, но хотелось, чтобы вы чего-нибудь написали приятное. Это мой небольшой пролог к нашей сегодняшней передаче. А начнем мы все-таки с событий недельных, трагических событий, связанных с катастрофой, с трагедией, со стихийным бедствием, с преступлением на Кубани: как телевидение освещало эти трагические новости, которые начались неделю назад. Когда мы в прошлую неделю с Ирой сидели в эфире…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Мы еще ничего не знали.

К. ЛАРИНА: Какие-то жалкие, маленькие ошметки новостей присылались, постепенно двигающие нас к пониманию, что произошло что-то страшное. Хотя было всё достаточно сглажено.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Очередной паводок, очередной каприз природы, но не более того.

К. ЛАРИНА: Не было ощущение катастрофы. Я помню, мы вышли с тобой из эфира и когда открыли Twitter и FaceBook, вот там всё началось.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Даже не сразу. Утром в прошлую субботу было главной трагической новостью авария на Украине, где погибли 15 паломников из Пскова. Более того, я опять же вспоминаю, что до нас здесь была министр здравоохранения, которая давала интервью Алексею Венедиктову, и никаких разговоров, слов, намеков на то, что что-то происходит сейчас такого накала, драматизма на Кубани, я не припомню.

К. ЛАРИНА: Давай по телевидению вспомним, тем более что писала в «Новой газете».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я сидела практически всю неделю, не отрываясь или отрываясь ненадолго. Потом просматривала, если что-то пропустила, уже в записи в Интернете. Впечатления у меня самые печальные. Тут даже дело не в том, что и как показывали. Но просто телевидение в данном случае не выполняет своего конкретного и самого главного предназначения.

К. ЛАРИНА: Информации.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Средства оповещения. Глава этой администрации города врал, как теперь выясняется, и поплатился должностью (но тихо поплатился, заметим), врал президенту, врал на совещании, которое транслировали, что было организовано оповещение с помощью бегущей строки по местному каналу и так далее, он тем самым уже подтверждает… Телевидение, особенно местное, сегодня в каждом населенном пункте, а это 60 тысяч человек, есть свое местное телевидение, оно может быть разным по уровню, качеству, но это главная его задача – оповещать свое население, не только о бедах и катастрофах, но и вообще обо всем. Это такое местное мини «Времечко», где рассказывают о том, где будут производиться ремонтные работы, у кого протекла крыша, что сделала местная власть и так далее.

Поэтому руководитель местного телеканала, называется он «Крымский эфир», потом и в «Российской газете» и на «Гранях» появились интервью или свидетельства, что не то что не было никакой бегущей строки, а их самих даже не оповестили, и о том, что происходит, она лично узнала от своей сотрудницы, которая позвонила в панике, что уже пошла вода. И когда уже можно было бы оповещать, в этот момент обесточили город, и уже было понятно, что никакого телевидения нет – ни местного, ни другого. Представить, что если действительно, как этот глава местной администрации говорил, что в 22-30 к ним поступило сообщение, штормовое предупреждение.

К. ЛАРИНА: Ему на телефон лично пришла смс-ка.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я помню, как он докладывает: в 23-00 люди после совещания пошли по дворам и якобы запустили эту бегущую строку. Так вот если бы, действительно, всё было по-человечески устроено… Я думаю, что местное телевидение входит наверняка в систему, как называется, план мероприятий, гражданская оборона и так далее. Наверняка. Потому что радио и телевидение должны входить в эту систему средств, которые должны вовремя оповестить население. Вот представить, что в 23-00 даже не бегущую строку, кто там увидит бегущую строку, старики слепые, они привыкли, что на местных телеканалах в бегущей строке рассказывают, что на рынке появились стройматериалы, дядя Вася поздравляет свою племянницу Зину с днем рождения и так далее, это способ рекламы. Нужно было, чтобы кто-то сел и внятно сказал людям – уходите, предупредите до этого всех, кого вы можете предупредить. Уже это частично минимизировало бы эти страшные потери.

Дальше мы уже переходим к федеральному телевидению. Конечно, в обесточенном затонувшем городе было, я думаю, не до него. Но дело же не в том, что сами крымчане думали в этот момент не о телевизоре. У них огромное количество родственников. Если бы они вовремя получили информацию и получали бы, информацию нормальную, достоверную, я думаю, многие люди из того же Краснодара, из других близких населенных пунктов уже раньше поехали бы оказывать помощь и своим родственникам, и чужим.

К. ЛАРИНА: Все-таки федеральное телевидение, оно не для родственников, согласись. Это главный информационный канал.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Совершенно верно. Но это одна из прикладных задач. Разумеется, федеральное телевидение должно просто информировать всю страну о том, что происходит. Как сейчас любят говорить руководители некоторых больших каналов, что телевидение должно объединять страну. Да, оно должно объединять, но не только в сомнительных радостях, но и в таких трагических ситуациях.

К. ЛАРИНА: Мы с тобой подробно, час за часом рассматриваем всю эту хронику событий. Я почему-то уверена в том, что федеральное телевидение, как и федеральные власти, не знали о том, что там происходит. Мы же с тобой начали с воспоминания о собственном субботнем эфире и о том, что была у нас в гостях до нас министр здравоохранения.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Она была в 10 утра.

К. ЛАРИНА: А закончила в 11, они еще сидели здесь и разговаривали. Ее никто никуда не вызывал, она ничего не знала.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Совершенно верно. Я думаю, часам к 14-ти…

К. ЛАРИНА: Не раньше.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А если верить нашему новому министру МЧС, он узнал об этом в три часа ночи.

К. ЛАРИНА: Ну конечно. Судя по всему, нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я цитирую вчерашнее его выступление. Ну, допустим, к двум часам уже было понятно. Может быть, информации как таковой еще нет. И здесь есть огромная опасность начать тиражировать слухи и версии. Но при этом у каждой большой компании там работают корреспонденты. Если не они, то есть корреспонденты РИА «Новости», ИТАР-ТАСС и так далее, есть способы связаться. Есть, безусловно, возможность быстро туда переправить своих корреспондентов и начинать рассказывать о том, что происходит.

Не надо тиражировать слухи о жертвах, о том, о сем. Но в данном случае, когда стало понятно, что власти откровенно врут, возникла вот эта ситуация: телевидение не опровергает, и корреспонденты ничего не спрашивают, если ты заметила, как это могло произойти, не рисуют никаких схем, хотя это всё можно сделать, не пытаются у специалистов выяснить, в конце концов – специалисты появились чуть ли не вчера или позавчера, – как это могло произойти, не показывают, как устроены те же водохранилища или дамбы. Я думаю, они типовые и в большинстве районов более-менее одинаково устроены.

Поэтому, естественно, возникает недоверие. А уж после того, как люди услышали откровенное вранье из уст главных персонажей местной власти и губернатора, тут уж стало понятно: врут – значит, врут и во всем остальном, значит, врут и с количеством жарт. Кстати, до сих пор так и не понятно. Потом началась эта перепалка между Следственным комитетом и МЧС: одни говорят 172, другие – 162. В общем, это было всё бесстыдно.

Очень важно еще. В субботу-воскресенье уже канал «Россия» менял сетку, кто-то менял сетку. Но в основном никаких перемен, шла вся развлекуха до ночи, пока не появились в 11 часов спецвыпуски. Но они были связаны не с этим драматичнейшим событием, а с тем, что появился натуральный для телеканалов информационный повод. Туда прилетел президент, и мы тоже увидели этот облет, эти разговоры, как будем людям помогать, как будем им платить компенсации и прочее. На мой взгляд, это всё говорит о том, что телевидение – мы это давно знаем, но такие трагедии это проявляют особенно явно и очевидно – глубоко несамостоятельно в определении информационных поводов, тем. Т.е. это всё делается исключительно по отмашке, ждут, когда дадут отмашку. Потом явно все получают одну и ту же установку: не нагнетать, переводить разговор…

К. ЛАРИНА: Пока ты говорила, я нашла свои собственные заметки в FaceBook'е. Это было 7-го числа, суббота. Я сама себя проверила – внеочередной выпуск был на Рен-ТВ, это совершенно точно. Я его смотрела, он был полностью посвящен событиям на Кубани, как раз там впервые прозвучали те слова, которые потом и обсуждали все, версии. Говорили про вероятность аварийного выброса дамбы. И люди говорили, что их заранее не предупредили. Это был внеочередной выпуск, в субботу на Рен-ТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Просто всё уже в голове путается за эту неделю.

К. ЛАРИНА: И в этот же день был Брилёв.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это уже вечером, это уже в 23-00. Я говорю, 7-го поздно вечером уже пошли спецвыпуски, связанные с тем, что наконец сделали материалы в связи с визитом туда президента. В день траура – продолжая эту тему про установки – мы с тобой вместе смотрели выпуск (единственный, кстати сказать), прямой эфир программы на канале «Россия», которая была этому посвящена, двум трагедиям, но большую часть посвятили этой трагедии. И это было просто, понятно и очевидно, и мы это фиксировали, и ты даже писала это в блокнотике, как ведущий… Мы знаем, как ведущие работают, у них обязательно есть наушник, там кто-нибудь ему подсказывает, не обязательно даже в таких ситуациях, а в любых, всегда есть наушник. Так вот было видно, как он уводит разговор, как только начинается хотя бы какая-то тема – кто виноват, почему не оповестили…

К. ЛАРИНА: Поведение властей. Чуть-чуть в сторону – сразу же о героическом подвиге народа.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Совершенно верно. Дважды пытался на эту тему выходить Митволь, который был в студии в качестве гостя, – и мгновенно Михаил Зеленский говорил: «Я бы хотел сейчас эту тему не затрагивать», – и переходил к теме подвига, мужества, силы духа и воли, восхищения людьми, которые сами себя спасали. И тут же на телемосте, там была корреспондент Скобеева, был опять губернатор Ткачев, который снова, уже в понедельник, сказал, что, безусловно, было оповещение, безусловно, была бегущая строка, но люди, положившись на русское «авось», не прислушались. И Михаил Зеленский, вместо того чтобы сказать – вы ничего не путаете (а уже была масса информации, что не было оповещения), сказал, что да, действительно, люди привыкли к таким предупреждениям, вечный синдром мальчика – волки, волки, а когда натуральный волк пришел, уже никто не поверил, и мальчика съели.

К. ЛАРИНА: Помимо Зеленского, вела себя совершенно отвратительно эта корреспондент…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Скобеева.

К. ЛАРИНА: Было ощущение, что она просто выполняет какую-то государственную функцию, а не журналистскую точно, поскольку она была не просто подставкой под микрофон, как обычно бывает в разговорах с государственными чиновниками, когда государственные журналисты с ними разговаривают, нет, она, наоборот, подкладывала соломки везде, она подсказывала ответы, она говорила – да, ведь правда же, правда же вы предупреждали, правда же у вас всё готово, правда же вы всё сделали?.. Там, помимо Ткачева, были еще какие-то странные чиновники, которые говорили совсем какими-то завихрениями. Там такие тексты они выдавали, что нормальный человек вообще не понимал, как будто это на китайском языке разговор. Говорили про какие-то совещания…

И. ПЕТРОВСКАЯ: Самое главное – они отрапортовали: всё сделано и делается, все больницы максимально обеспечены необходимыми медикаментами, работают группы психологов, психиатров везде где только можно, люди ни в чем не нуждаются – ни в продовольствии, ни в воде, вот что самое главное.

К. ЛАРИНА: А помнишь, самое циничное было в этой передаче, что там же были настоящие, живые выжившие жертвы.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Они в студии сидели.

К. ЛАРИНА: Женщина молодая и молодой человек в состоянии абсолютного аффекта, было видно, что это очень тяжело.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это было видно. Но когда они слушали, иногда они попадали в кадр, они качали головами. Но люди так воспитаны, что как-то неловко возражать, когда такие большие чиновники…

К. ЛАРИНА: Может быть, даже пытались, но им, видимо, сказали заранее — вам молчать.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, рассказываем исключительно про героический подвиг кубанцев.

К. ЛАРИНА: Дело не в неловкости. О таких вещах предупреждают.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нормальный человек иногда всю жизнь проживет и ни в какую студию не попадет.

К. ЛАРИНА: Каково слушать человеку, который только что выжил, выполз из этой воды, когда у него вокруг его близкие, друзья погибают, слушать этот бред, который его губернатор говорит?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я сейчас не говорю каково. Я говорю, что реакция на это людей, тем более в состоянии аффекта, может быть именно такой.

К. ЛАРИНА: Новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Еще хотели прокомментировать сюжет с участием Владимира Кара-Мурзы. Но видите как – только-только поступила новость, а уже ее опровержение. Поэтому мы в течение ближайших полутора часов постараемся связаться с Владимиром, понять, уволили его или не уволили, а потом уже делать выводы.

Я предложила вам писать на смс и в FaceBook ваши впечатления по итогам телесезона, ваши самые яркие впечатления, самые любимые телепрограммы, самые яркие телеведущие, самые яркие телесобытия и тенденции, как говорит Ира, которые вы заметили по завершающемуся телевизионному сезону. Это программа «Человек из телевизора» он-лайн, в прямом эфире на моей страничке «Ксения Ларина». Для того чтобы завершить тему, связанную с трагическими событиями в Крымске и о том, как телевидение освещало или не освещало эти события, давайте мы еще несколько слов скажем.

Перед тем, как Ире дать слово, я хочу сказать огромное спасибо… Ира-то сидела на даче, смотрела федеральные каналы, а я говорю огромное спасибо телеканалу «Дождь», который отработал суперпрофессионально всю эту неделю, начиная прямо с субботы. И в воскресенье я смотрела, и в воскресенье вечером. В программе Михаила Фишмана «И так далее» уже были прямые включения с места событий, уже Владимир Роменский туда отправился, Володя Роменский работал там практически круглые сутки.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я, вернувшись ненадолго в Москву, посмотрела – слава богу, там выложены эфиры – архив за все прошедшие дни. И я тоже считаю, что, конечно, телеканал «Дождь» сегодня практически единственный выполняет эту функцию информирования. По-разному бывает, бывают накладки, бывает всякое разное.

К. ЛАРИНА: Но так всегда, когда прямой эфир, без всякой цензуры.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Как только происходит какое-то событие, вот тогда канал «Дождь» становится просто неотъемлемой и даже можно сказать самой важной, главной частью этого информирования – то, что, к сожалению, перестали делать все остальные каналы, ориентируясь исключительно на отмашку сверху, когда и что можно будет сказать.

К. ЛАРИНА: Кстати, именно канал «Дождь» и Володя Роменский дали практически в прямом эфире всю эту скандальную, унизительную встречу губернатора Ткачева с жителями Крымска, когда он к ним пришел в город.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И он же давал свидетельства жителей, пострадавших и очевидцев. Действительно, я согласна, молодцы. Это они умеют делать теперь потрясающе. И второе, что меня удивляет. Ведь важнейшая тема, которая возникла в эти дни, это волонтерское движение, которое сформировалось. До этого было это: спасали детей, еще какие-то были акции…

К. ЛАРИНА: На пожарах они активно работали.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но всё равно вот в такое реальное самоорганизующееся движение это вылилось именно сегодня, именно на этой драме и трагедии, когда люди самостоятельно, их никто не призывал, начали сбор всего необходимого и поехали туда. Эта тема будет продолжена у тебя в час. Мы с тобой вспоминали, как сколько-то лет назад, когда произошло цунами в Таиланде, очень быстро, буквально по горячим следам Андрей Лошак, который еще тогда работал на НТВ, сделал в «Профессия – репортер» потрясающий фильм, где он рассказал о том, как действуют волонтеры всего мира. И среди волонтеров тогда оказался наш Сэм Клебанов, который там отдыхал и мгновенно присоединился. Я помню то безумное изумление, которое мы испытали, поняв, что люди по собственной воле, за свой счет со всего мира едут помогать, спасать, разбирать завалы, перетаскивать тела погибших, везут воду и так далее. И вот сейчас мы видим это у себя и не видим ни одного полноценного репортажа, не говорю уж фильма, о том, что это такое, откуда это взялось, почему возникло, кто эти люди. Это же новая реальность. Вот на наших глазах сформировалась новая реальность. Я понимаю, почему ее не замечают федеральные каналы.

К. ЛАРИНА: Это лишний раз подчеркивает бездействие властей.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это, во-первых, лишний раз подчеркивает бездействие властей. А во-вторых, в сознании этих главных наших людей в стране волонтеры равны белоленточникам, Болотной. Кстати, на это намекал Леонтьев в «Однако».

К. ЛАРИНА: Паникеры.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Он вообще назвал всех, кто в Интернете информировал о происходящем, чуть ли не провокаторами, а главное, что это всё «болотные», которым выгодно распространять слухи и это всё устраивать. Я думаю, еще и поэтому. И плюс для власти это пугающая активность этого гражданского общества. Поэтому эта тема на задворках. Т.е. приезжают волонтеры, в каких-то сюжетах даже было, что они мешают, путаются под ногами.

К. ЛАРИНА: Об этом говорило чуть ли не МЧС, об этом говорили чиновники, которые там находятся, что им мешают. Ткачев говорил, что надо их всех отсюда выслать, чуть ли не посадить, они всем мешают, город превратили черте во что.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И это лишний раз говорит о том, до какой степени телевизор сегодня, телевидение отстает намеренно или ненамеренно, но по приказу, не реагирует на новые вызовы сегодняшней жизни. Более того, это же вызовы исключительно со знаком плюс. Появились тысячи людей, которые, всё бросив, едут туда. Это потрясающе. Мне кажется, это было бы совершенно позитивной новостью на этом фоне: что бы у вас ни случилось, найдутся, и они уже есть, люди, не просто десятки, а много людей, которые готовы совершенно бескорыстно вам помогать. Эту тему мы совершенно не видим, она никак не отражается.

К. ЛАРИНА: Еще раз напомним средства связи. +7-985-970-4545 – это номер смс. Аккаунт vyzvon в Twitter'е. FaceBook добавился, страница под названием «Ксения Ларина», где мы тоже ждем ваших сообщений, вопросов и ваших впечатлений от телевизионного сезона. Поскольку самые яркие впечатления – так память человеческая устроена, что ты прежде всего вспоминаешь то, что было сейчас. Вот мы начали с актуальных трагических событий в нашей стране. Но что касается непосредственно телевидения, то здесь две новости активно обсуждают наши слушатели и сетезрители. Это, во-первых, явление Светы из Иваново в качестве телеведущей. Во-вторых, первая ласточка цензуры – был принят закон об ограничениях в Интернете и грядет принятие закон о защите детей от негативной информации, который впрямую касается телевидения. Наши слушатели спрашивают, как это может отразиться на телевизионном эфире. Не знаю, как Ира скажет, мне кажется, это однозначно форма цензуры так или иначе, что в Интернете, что в телевидении. Потому что всё равно то, что надо закрыть, то не закроют, будет цвести махровым цветом, а то, что не имеет никакого отношения ни к детям, ни к растлению, ни к наркотикам, ни к суицидам, обязательно уберут.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я вижу просто прямые случаи, примеры растления в самых популярных ток-шоу, которые у нас идут, что на НТВ, что на Первом канале. Это хуже, чем растление, вот такое. Вот увидит ребенок сигарету в чьих-то руках или губах – и немедленно побежит курить или еще что-то в этом же духе. А вот когда детей используют впрямую, приглашают в студию… Мы с тобой обсуждали случай, когда в «Говорит и показывает» на НТВ говорили об изнасиловании маленькой девочки. Так что ты думаешь? Через пару дней я смотрю Малахова, и там 13-летнюю школьницу где-то в провинции, чуть ли не на Кубани, кстати, всё мужское и женское население обвиняют в том, что она всех сама совращает. И снова эта девочка, бабушка… Это ад кромешный, ад реальный. И это бывает много-много раз. Через каждый эфир в связи с каким-нибудь кошмарным случаем в студию волокут детей. Вот против этого, и это я считаю действительно преступлением против детей, и не только я так считаю.

К. ЛАРИНА: Помнишь, мы с тобой обсуждали программу, связанную с педофилом, химическое кастрирование делали…

И. ПЕТРОВСКАЯ: И там тоже сидело дитя.

К. ЛАРИНА: И после этого Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка, написал запрос в прокуратуру, как раз после нашей с тобой программы. И что он получил в ответ?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Думаю, что ноль.

К. ЛАРИНА: Ничего. Он нам этот ответ прислал: очень обтекаемый, что нет там никакого состава преступления. Зато «Серебряную калошу» на предмет экстремизма можно рассматривать всерьез.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Вот об этом и речь.

К. ЛАРИНА: До абсурда доведено.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это говорит о том, что и этот закон будет также избирательно применяться, трактоваться, а всякие глупости, они будут обязательно поводом для рассмотрения, вместо того, чтобы обсуждать действительно важные вещи, которые говорят о том, что сегодня у нас с морально-нравственной стороной в нашем ящике о-о как неблагополучно. Так это ладно бы. И темы, которые обсуждают в самое смотрибельное время, даже если там не участвуют дети, которых в студию не волокут, всё равно это часто просто удар по детской психике, если предположить, что дети все-таки смотрят телевизор. Скорее всего смотрят, в отличие от многих взрослых, которые перестают это делать.

К. ЛАРИНА: Теперь по поводу Светы из Иваново. Я могу прочитать тебе несколько реплик. «Про Свету из Иваново. Это такая тонкая гримаса от Кулистикова. Против кого она направлена? Против общества, коллег-журналистов?» – спрашивает Константин Бабкин. Я так понимаю, что многие люди продвинутые, понимая, что такое Кулистиков и НТВ, в этом пытаются найти некий жест, некий символ. Безусловно, он есть. И название передачи – «Луч Света».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Безусловно, есть. И я думаю, что, может быть, это и ненадолго всё. Конечно, у Кулистикова крайне своеобразное чувство юмора, мы это не раз видели и убеждались в этом. И поэтому, я думаю, что много всяких жестов, вызовов. Но самое главное – ведь мы знаем, что сейчас с канала ушли самые креативные или одни из самых креативных людей, которые делают «Центральное телевидение», «НТВшники», недосчитались очень многих. И вот это, я думаю, такой жест Кулистикова, он хочет продемонстрировать – на этом месте может быть любой и каждый.

К. ЛАРИНА: Как та самая лошадиная задница, про которую Познер любит повторять.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ну конечно. Я думаю, что именно так оно и есть. Помимо того, что на Свету из Иваново придут люди, причем, что самое смешное, придут люди так называемого креативного класса.

К. ЛАРИНА: Поржать.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Потому что ролик «Мы стали более лучше одеваться» распространялся в Интернете, девушка стала популярной и известной именно благодаря этому. Многие люди, которые не бывают в сети и только смотрят телевизор, не подозревают о существовании прославившейся не известно чем Светы из Иваново. Но думаю, что всё равно главный, извините за выражение, месседж именно в том заключается, чтобы показать: «Кто там у нас уникальный? Кто считает, что без него телевидение не обойдется? Какой там Уржанов, Такменев, Красовский, Павел Лобков, Парфенов тот же? Вот любая Света из Иваново может вести».

К. ЛАРИНА: И соберет рейтинг.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И соберет рейтинг, который, ребята, вам и не снился. Те, кто не знают Свету из Иваново по сети, возможно, узнают в ней социально близкую и полюбят как родную. Остальные, их меньше намного, они будут продолжать стебаться, будут продолжать по этому поводу оттачивать свои зубы и перья, в смысле то, чем пишут. Это вот такой стеб, вполне в духе Кулистикова.

К. ЛАРИНА: Можно я прочту, чтобы слушатели понимали, что мы их читаем? Дмитрий Мезенцев пишет: «Это кризис жанра на НТВ, когда ушли все профессионалы и уже начинают брать кого ни попадя. Я это могу сравнить с назначением Холманских на пост полпреда. У вас не возникает такое же ощущение?»

И. ПЕТРОВСКАЯ: Только одно, потому что все-таки это не совсем сопоставимые вещи, только одно – это точно такой же знак, как Путин, назначивший Холманских…

К. ЛАРИНА: Сказал, что имеет значение для него.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И кому – тоже важно. «Я именно вот этого парня и назначу, чтобы вы все ни говорили». Это такой определенный плевок в сторону этого самого гражданского общества народившегося. Точно так же Света из Иваново, она может быть прекрасна, я не разделяю этот раж тех, кто говорят про Свету какие-то нехорошие вещи, потому что мы ее просто не знаем.

К. ЛАРИНА: Мы ее как человека не знаем, но, с другой стороны, я тоже не понимаю, когда говорят: «Как вы можете так говорить?» Мы говорим то, что видим. Это человек малообразованный, мало чего в жизни повидавший, правда же?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Безусловно. Приехавший сюда агитировать за Путина.

К. ЛАРИНА: Конечно. У нее есть одна только миссия, которую она исполнила, вступив в движение «Наши» или «Ваши», не помню какое, или «Молодая гвардия».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Одно и то же.

К. ЛАРИНА: Человек без профессии, без образования, с очень узким кругозором, мягко говоря, уж в этом давайте не будем отказывать, давайте не будем делать вид: а вдруг она раскроется, как бабочка, и полетит?.. Ребята, окститесь.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Бабочка, она, возможно, и полетит, но только не понятно куда.

К. ЛАРИНА: С мозгами бабочки.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Возможно, с мозгами бабочки, но опять же мы не будем отказывать – вдруг окажется…

К. ЛАРИНА: Чакры откроются?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Бывают такие люди, которые сидят-сидят, а потом – взрыв какой-то, и оказывается, что это невероятного ума и таланта. А вдруг? Мы же не можем сразу этой девушке отказать в этом. Очень смешной был анонс, что Света будет задавать заковыристые вопросы звездам. Я думаю, что на самом деле это для звезд тоже большое испытание, потому что звезды привыкли все-таки если не с равными разговаривать, то по крайней мере с людьми… Хотя мы знаем, кто со звездами в разное время беседовал, тоже не приведи господи. Нас ждет довольно оригинальная и веселая программка. Кстати сказать, она выходит уже 21 июля, не дожидаясь начала следующего сезона.

К. ЛАРИНА: Они решили попробовать, как пойдет.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, да. Я не исключаю, что это пока такое развлечение Кулистикова и заодно некую кость он бросает. Конечно, не откажешь ему в исключительной креативности. Кто-то уже написал, что, очевидно, Эрнст с Добродеевым кусают локти, что не они это придумали.

К. ЛАРИНА: Еще об одной персоне очень много реплик, поскольку ее считают, действительно, одним из ярких персонажей завершающегося телесезона, это Ксения Собчак, которая на наших глазах перешла из одного амплуа в другое, и это случилось в этом сезоне. Вспоминают ее старые передачи, ее старый имидж и новый имидж, политическое ток-шоу Ксении Собчак на «Дожде», и на канале «ПИК», и на РБК-ТВ. Достаточно положительно о ней наши слушатели отзываются.

И. ПЕТРОВСКАЯ: До этого было на MTV, потом на Муз-ТВ. Кстати, «Госдеп-2», по-моему, исчез.

К. ЛАРИНА: На «Снобе». Я не знаю, может быть, они в отпуск ушли.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Что-то я давно его не видела.

К. ЛАРИНА: Можно это назвать одним из событий, такую перемену участи?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Надо сказать, что сама Ксения Собчак стала событием и ее перемена участи, неожиданная для многих, даже, думаю, в чем-то и для нее самой. Всё, что с ней связано, как мы видим, именно эту перемену участи уловили так называемые нишевые каналы, сеть в первую очередь, тот же самый продвинутый телеканал «Дождь». Раньше на ее гламурную популярность клевали ТНТ, Первый канал, тот же «Россия» в прошлом сезоне, еще были «Девчата»…

К. ЛАРИНА: Недолго она была там.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Она была не очень долго, но и «Девчата» куда-то сгинули.

К. ЛАРИНА: Они есть в глубокой ночи.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет уже давно никаких «Девчат».

К. ЛАРИНА: Может, они в отпуск ушли?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Может быть.

К. ЛАРИНА: Их не закрывали. Но она там недолго продержалась. Я помню, был чудовищный эфир, когда там пришел Владимир Соловьев и просто впрямую ее оскорблял. И Ксения, человек, умеющий держать удар, и то ей было непросто. Но она понимала неестественность этой передачи. Я даже помню, что мы с тобой обсуждали эту программу. То ли она написала, то ли мы с ней разговаривали потом, она сказала, что «вы абсолютно правы, я там себя чувствовала ужасно, потому что там все шутки сценарные, там вообще нет никакой свободы».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я сейчас о другом, о том, что вот эти каналы, они откликались на популярность Ксении первого периода, на это ее амплуа.

К. ЛАРИНА: Как гламурного персонажа.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И на эту ее колоссальную популярность среди молодой, ориентированной на гламур аудитории. А сегодня, наоборот, вот эти другие, новые СМИ, они не то что новые, в смысле сейчас появились, но новые по сравнению с этими федеральными и традиционными каналами, они откликаются, даже если они используют ее не в прямую как гражданскую активистку, но они теперь откликаются на это ее проявление в новом амплуа, вот что любопытно. Не будем говорить о том, что программа «Собчак живьем» на канале «Дождь» – это исключительная удача, потому что это не так.

К. ЛАРИНА: Она неровная.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Она неровная.

К. ЛАРИНА: Но она живая.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Живая. И там всегда есть что-то интересное, актуальное. Интересно смотреть, как она на разных людей, на разных гостей реагирует в зависимости от поведения гостя.

К. ЛАРИНА: Программа непричесанная, живая, безграничная.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я помню, был по-своему забавный эфир с Лимоновым, с Якеменко, было очень любопытно смотреть, как она с Пугачевой взаимодействовала и коммуницировала. В этот раз у нее был Киркоров, тоже было очень любопытно понять, до какой степени человек самовлюблен и для него не существует какой-то общественной, гражданской жизни, оно абсолютно погружен в свою среду, упивается собой. И это тоже очень любопытно.

К. ЛАРИНА: Новое платье короля. Ой, спасибо. Он совершенно не почувствовал здесь никакого подвоха, никакого лукавства, никакой иронии недоброй. Она, кстати, действительно – вот парадокс – ничего особенного как супержурналист не делает, она не прижимает к стене, не задает кучу острых, страшных вопросов, но она абсолютно раздевает, она позволяет человеку, который напротив нее находится любить самого себя таким, каким он является на самом деле. Он не старается быть лучше. Ему кажется, что да, я любим такой.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Плюс ему кажется, что он пришел к своей по-прежнему.

К. ЛАРИНА: Она плохого не сделает.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Потому что она вела «Музыкальные граммофоны». Когда он повздорил, побил – так до сих пор и не понятно – женщину на репетиции… Он ее воспринимает как свою, поэтому ему не нужно лезть туда, так же как с Малаховым. И получается то, что получается. Но, кстати, мне кажется, что удачна она была в другом – не в амплуа в данном случае, а в ипостаси или в роли ведущей этих ток-шоу «Госдеп-2». Опять же вспомним эти астраханские события, когда единственный кто из ведущих выехал, которые организовали прямо на месте, в какой-то местной студии, не хватало микрофонов, ничего не было…

К. ЛАРИНА: Она туда поехала все-таки как гражданский активист.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Правильно. Но она при этом еще выполнила свою в данном случае работу.

К. ЛАРИНА: Кстати, то, что она умело справляется с достаточно большим количеством очень разных людей, которые не то что вместе говорят, базланят, но они настолько друг другу противоположны, что иногда доходит почти до драки, как было в этом «Госдепе». Но она всё равно с ними справлялась.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, темы были не какие-нибудь, как у нас сейчас любят подменять одно другим, были Pussy Riot, когда это было необходимо и когда это было живо, актуально, остро… Это и до сих пор остро и актуально.

К. ЛАРИНА: И про оппозицию, про движение протеста, про выборы.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Знаменитый закон против пропаганды гомосексуализма и педофилии. В общем, было несколько программ, где был очень достойный набор гостей, участников…

К. ЛАРИНА: Сейчас нам опять с тобой скажут, что нам Собчак платит из Госдепа.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А ей сейчас, к сожалению, нечем платить, потому что, как мы знаем, у нее всё забрали. Кстати, ролик смешной появился в Интернете.

К. ЛАРИНА: Пародия. Рекламный ролик банка. Дело в том, что Ксения нам задолжала, скажем прямо.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, мы даже проценты можем какие-то.

К. ЛАРИНА: Заждались уже.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Пени.

К. ЛАРИНА: Пора расплачиваться, Ксения Анатольевна. Что это такое, задерживаете зарплату. Смотрите, естественно, телефон мы включим обязательно, а то народ заволновался – что же это такое?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Еще час у нас.

К. ЛАРИНА: В течение следующего часа мы будем подводить итоги года вместе с вами. Поэтому присылайте ваши вопросы на смс +7-985-970-4545, ваши телевпечатления от прошедшего сезона, аккаунт vyzvon в Twitter'е, телефон прямого эфира 363-36-59. Еще сегодня добавилась экспромтом моя страничка в FaceBook'е, там тоже активно мои товарищи реагируют на нашу программу, присылают свои телевизионные впечатления. Я вашими репликами воспользуюсь и что-нибудь процитирую в эфире. А сейчас новости.

НОВОСТИ



К. ЛАРИНА – Часть вторая программы «Человек из телевизора». Для тех, кто только сейчас подключился, вы много потеряли. Поскольку мы с 10 утра уже здесь обсуждаем с Ириной Петровской главные телевизионные события сезона в том числе. И этот час мы целиком и полностью посвящаем итогам уходящего телевизионного сезона.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ушедшего.

К. ЛАРИНА – Завершившегося уже. Самые главные события, самые яркие персоны, самые ваши тяжелые и грустные сожаления и разочарования. Если может быть какие-то открытия, какие-то новые имена, которые вы для себя открыли. Не все же так ужасно. Или какие-то каналы, которые вы смотрите. Мы пользуемся сегодня аж тремя источниками вашей информации. Это sms +7-985-970-45-45, это твиттер аккаунт @vyzvon, фейсбук, страница Ксения Ларина. Я вижу, что очень много приходит реплик, вопросов и суждений. Обязательно сейчас их прочту вслух. Ну и естественно телефон прямого эфира, а то народ забеспокоился, что мы телефон не включаем. Включим обязательно. 363-36-59. Мне кажется основным событием на телевидении (фейсбук читаю), пишет Николай Бекешкин, — в связи с митингами, выборами и другим стало окончательно заметно разделение СМИ на пропагандирующие и просто выполняющие свой долг, возможно, я не прав, и это неправда или это разделение уже было давно, но для меня это проявилось очень ярко именно в этом сезоне. И очень жаль, конечно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Причем даже это разделение внутри одного и того же СМИ появлялось. Характернейший пример канал НТВ, где с одной стороны более чем пропаганда была, «Анатомию протеста» вспомним, как одно из самых минусовых самых показательно-отрицательных событий этого сезона и с другой стороны буквально вслед выходит Вадим Такменев с «Центральным телевидением»…

К. ЛАРИНА – И Алексей Пивоваров.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И более того, Алексей Пивоваров даже поставил условие, что он не выйдет в эфир, если ему не разрешат говорить об этих событиях. По-моему, это была Болотная.

К. ЛАРИНА – Декабрь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно справедливо. Но пропагандирующих, к несчастью, сегодня подавляющее большинство.

К. ЛАРИНА – Здравствуйте, мне кажется, программа «Парфенов-Познер» является прорывом ушедшего телесезона, — пишет Дмитрий Годовиченко, — в последних передачах меня стал разочаровывать Андрей Макаров. Он стал жонглировать словами, чтобы культурно принизить представителей оппозиции. Выглядит мерзковато. Вообще все, что касается Познера и Парфенова, достаточно много на эту тему реплик и каких-то размышлений наших слушателей. Кто-то жалеет о том, что этой программы больше нет, кто-то наоборот говорит, что это не было удачей. Но все равно это было событием. Что скажешь ты?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я должна сказать, что точно так же, как мы предыдущую часть закончили обсуждением того, что Ксения Собчак стала событием сезона, сама даже по себе. Не то изменение ее амплуа, как телевизионного, так и человеческого и гражданского. Так и Владимир Познер тоже стал определенным событием этого сезона, потому что обнаружилось его движение в сторону, которую мы всегда за ним подозревали – либерала, демократа, человека, который, наконец, вспомнил о том, что телевидение это не только средство массовой пропаганды. Мы видели, как он писал даже два, по-моему, года подряд или один точно, письма под псевдонимом Вольтер в журнале «The New Times», потом было разоблачение. То есть было понятно, что человек дошел до стадии – не могу молчать и наконец-то я возвращаюсь к самому себе, и программа «Парфенов-Познер» стала естественным, и логическим казалось продолжением, потом выяснилось, что вероятно, завершением…

К. ЛАРИНА – Если следовать твоей логике, получается, его выбор в сторону Первого канала в этом есть некое разочарование. То есть гора родила мышь. Потому что рисуешь такую последовательную картину его выбора, человек шел к своему выбору и сказал, все, я снимаю маску. Вольтер — это я, – сказал он. И вошел в кадр к Парфенову.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вспомним его эволюцию. Он начинал с этого, потом постепенно, когда менялась общая картина, и он тоже менялся и вынужден был играть по правилам и все время говорил об этом как о сдерживающем его факторе, мы помним все его заявления. Но в этом смысле можно вспомнить название его книги, которая тоже в этом сезоне в русском варианте вышла «Прощание с иллюзиями». Не знаю, попрощался ли в очередной раз Владимир Владимирович со своими иллюзиями, но то, что некоторая часть аудитории простилась на этом этапе с некоторыми своими иллюзиями относительно Владимира Владимировича, это очевидно абсолютно. Потому что многие, я сужу по записям в том же фейсбуке, вообще по откликам в сети, посчитали это своего рода таким, я говорю сейчас пафосно, но в кавычки все-таки возьму «предательством» своих собственных ожиданий относительно Владимира Владимировича. И были даже мнения, что в общем, человек уже достиг всего, что он мог достигнуть на Первом канале, в профессии, возраст опять же. И было бы как же красиво, если бы человек, встав перед таким выбором, сказал, до свидания, мой ласковый Первый канал.

К. ЛАРИНА – А сейчас придется опять все с начала начинать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А я остаюсь с тобой, родная моя сторона, то есть демократическое и свободное телевидение. А вот нет. Понятно, были разные отклики на то, что какой же дурак выберет маленький «Дождь» и уступит кому-то другому такую потрясающую аудиторию Первого канала.

К. ЛАРИНА – Он же понимал, что рано или поздно Эрнст ему поставит это условие. Невозможно работать на двух разных каналах одновременно. Это не принято. Он это знает как никто.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но ему же кто-то давал, вероятно, разрешение тот же Эрнст на работу на «Дожде».

К. ЛАРИНА – А потом забрал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То, что Эрнст забрал потом обещание, поставил перед этим выбором, говорит о возрастающем влиянии на очень важную аудиторию, за которую все борются канала «Дождь». На эту самую продвинутую, креативного, болотного…

К. ЛАРИНА – Мыслящего.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мыслящего, какого угодно. Но очень обидно, очень, что вот такой выбор.

К. ЛАРИНА – Я смотрю на фейсбук и хочу от души поздравить человека, который для меня тоже стал одним из героев ушедшего сезона и одним из моих любимых тележурналистов. Это Павел Лобков. Наши слушатели в фейсбуке все пишут о том, что открылся Павел Лобков, освободился бы как будто от чего-то, и стал настоящим суперпрофессионалом, остроумным, ироничным, это я уже от себя добавляю. Могу прочитать, чтобы не быть голословной. Николай Лукичев: «Насчет Павла Лобкова, когда он перешел на «Дождь», лично для меня он открылся с другой стороны. Мне он всегда интересен». «Лобков лучший ведущий, отличные очерки, репортажи», — пишет Татьяна Альденкерел, простите, если я неправильно фамилию прочитала. В общем, еще многие люди вспоминают про работу Павла Лобкова. Это тот случай, не было бы счастья, да несчастье помогло. Действительно просто…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Более того, Павел Лобков вернулся к себе. Потому что именно таким мы его помним и знаем по работе с Парфеновым в «Намедни»…

К. ЛАРИНА – На старом НТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Еще до «Растительной жизни». Потом некоторое время после того, правда, тут у него выбора не было, поскольку НТВ просто отказалось от работы с ним. Но в данном случае если бы даже представить, что был выбор и так решил Павел Лобков, то мы видим действительно прекрасный результат. Творческий.

К. ЛАРИНА – Блестящие тексты, ирония, очень тонкие умные вопросы. Умеющий справляться с гостями, которые сидят в студии.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это очень важно – знать адресно, к кому ты обращаешься. На канале «Дождь» можно предположить, что ты знаешь свою аудиторию, знаешь ее настроение, многие в этом обвиняют «Дождь», что он типа заданный, однозначно либерально-демократический. Но среди остального массива пусть будет один такой заданный. И люди, которые там работают, они работают адресно.

К. ЛАРИНА – Я тогда если позволишь, скажу еще об одном открытии своем человеческом и профессиональном. Это тоже связано с каналом «Дождь». Мне ужасно нравится Михаил Фишман как персонаж, как журналист, как автор, и я очень рада, что он свою авторскую программу завел под названием «И так далее», она потихонечку уже обретает некий формат, некий жанр. И мне очень нравится, как Михаил Фишман в этом формате работает. И вообще я люблю людей, которые размышляют вслух, которые думают в прямом эфире, которые не просто тарабанят текст, который им кто-то написал, они в суфлер смотрят, а говорят то, что они чувствуют, что видят и пытаются… И меня за дурака не держат. Тут еще что важно в «Дожде», ты говоришь адресно работают. Они еще меня как зрителя уважают очень. Уважают мое мнение, мое суждение. Они со мной разговаривают как с равным человеком.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В этом разница подходов. Они тебя знают, не тебя конкретную Ксению Ларину, а своего конкретного зрителя. В то время как на главных каналах мы знаем прекрасно, не стесняясь, многие менеджеры и ведущие представляют своего зрителя как тетю Маню с пальцем в носу, во рту, в общем, среднестатистического, совершенно необразованного или очень слабо образованного, вот такого вот классического в дурном даже смысле слова обывателя. Которого интересует чернушка, клубничка и подглядывание в замочную скважину, суррогатные ценности звезд и такого рода зрелища. Поэтому нет понимания, что, во-первых, аудитория очень разная, и, во-вторых, нет этого уважительного отношения.

К. ЛАРИНА – Очень люблю Дзядко-3, свежий, интересный, актуальный, похвалите их что ли.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы любим Дзядков трех.

К. ЛАРИНА – Я знаю тайную любовь Иры Петровской…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Почему тайную. Явную. Мне очень нравится Тихон Дзядко, периодически в фейсбуке с нашей коллегой Ариной Бородиной тоже возникают, кому какой из Дзядков больше нравится. Но Тихон мне очень нравится. Я, по-моему, даже в эфире говорила, когда мы его с днем рождения поздравляли.

К. ЛАРИНА – «Обязательно помяните замечательный докфильм Познера и Урганта об Италии на днях на ОРТ», — пишет Михаил из Санкт-Петербурга.

И. ПЕТРОВСКАЯ – ОРТ (смеется).

К. ЛАРИНА – Михаил, вы отстали от жизни. Это Первый канал называется. Но фильм об Италии закончился?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, закончился на этой неделе. Мы поминали его очень подробно на прошлой. И сейчас я тоже его досматривала, менее, честно говоря, активно, потом еще посмотрю, он выложен, чем на прошлой в силу обстоятельств трагических, на другое все время отвлекалась. Но мне было крайне интересно, и я очень много нового узнала об Италии. И как-то мне показалось удалось главное передать – атмосферу, настроение, характер этой страны. И это было на уровне запахов, цвета и вкуса, очень понравилось.

К. ЛАРИНА – Сейчас будем телефон включать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А давай только скажем еще об одном безусловном событии этого сезона прошедшего, это конечно фильм Олега Дормана «Нота». Который я думаю, многие должны вспомнить. Такая вот в стиле Олега Дормана потрясающая авторская работа, снова был потрясающий думающий тонкий замечательный герой. И безусловный успех…

К. ЛАРИНА – И ведь не о музыке, правда, фильм.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он не о музыке.

К. ЛАРИНА – А о нравственном выборе.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Безусловно, но и о музыке тоже. Потому что…

К. ЛАРИНА – То, что и в «Подстрочнике» было и здесь, это такая многослойность фильма.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И поэтому недаром эта нота, это человек, который всю свою жизнь прожил, ощущая свою миссию, отгадать именно эту конкретную ноту, хотя, конечно, это шире. Это о предназначении человека. О его миссии и служении тому делу, которое он выбрал.

К. ЛАРИНА – Я скажу по поводу фильма, я думаю, что ты со мной согласишься, если говорить о художественном кино, «Краткий курс счастливой жизни», это событие, безусловно, телевизионное. Которое мы еще оценим по достоинству, потому что вы даже себе не представляете, насколько мне кажется важно появление именно этого сериала. Это такой прорыв в этом жанре, совершенно новые краски, новые ощущения, амплуа.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тогда давай плюс к этому скажем, что это был за весь сезон едва ли ни единственный прорыв в этом направлении.

К. ЛАРИНА – В художественном кино.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В художественном сериальном, многосерийном телевизионном кино. Потому что мы тоже, когда в прошлый раз говорили о сериале «Зоя», крайне мне кажется в провале.

К. ЛАРИНА – И забудут навсегда.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И хорошо бы не особенно вникать в это. Но не было никаких событий, это тоже одна из этих особенностей сезона.

К. ЛАРИНА – Вы не читаете, — мне пишут, — совсем с монитора sms, мы шлем. Вот я открыла и читаю. «Дебилка, я уже 16 месяцев посылаю замечание насчет произношения в прямом эфире «аллё» вместо «алло», — Владимир.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мило.

К. ЛАРИНА – 16 месяцев.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И главное, что не читаете. 16 месяцев я вам пишу, что вы не читаете. Можно время на это не тратить. А как надо, алло?

К. ЛАРИНА – Алло. Хеллоу, общежитие слушает. «Москва слезам не верит». Так, телефон 363-36-59. Мы готовы слушать вас. Говорим мы о главных событиях телевизионного сезона, который можно считать уже и закрытым. Аллё, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Аллё, добрый день. Я могу сказать алле. Лучше?

К. ЛАРИНА – Прекрасно.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, Ксения и Ирина, итоги сезона. Во-первых, это Александр Михайлович из Ярославля. Буду говорить коротко, для меня это Сванидзе «Исторический процесс», Вадима Такменева «Центральное телевидение», но еще открытие фильм, который прошел меньше месяца назад на Первом канале, фильм, посвященный Северной Корее. Я все время мечтал, чтобы показывали по 5 минут каждый день…

К. ЛАРИНА – Это, по-моему, Роман Супер делал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет.

СЛУШАТЕЛЬ – Как люди живут…

К. ЛАРИНА – Это на Первом канале было или где?

СЛУШАТЕЛЬ – На Первом канале. Правда, поздно, чтобы народ не смотрел, но было здорово сделано, в том числе часто с затемненными лицами и женщина, которая перебежала в Южную Корею. Вот надо почаще показывать, чтобы у нас народ немножко понял, что такое коммунистическая чучхе и так далее. Очень было здорово сделано.

К. ЛАРИНА – Спасибо. Действительно повторю, что сказал Александр Михайлович, что мы упустили. Про «Центральное телевидение» мы сказали, а что касается «Исторического процесса» Николая Сванидзе и почему-то его все время называют в первую очередь как автора, хотя там два ведущих. Есть еще и Дмитрий Киселев, который сменил Кургиняна. Но, безусловно, это передача, которую смотрят и обсуждают.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Особенно в этот период, когда были небольшие нам казалось некоторые оттепельные явления, там было не раз, может быть, раза три обсуждались действительно важные темы. Другой вопрос, что конечно, все закрикивается, уводится в сторону, но и Сванидзе и его гости, а там были и Дмитрий Муратов, и та же Ксения Собчак…

К. ЛАРИНА – Ольга Романова.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Успевали что-то сказать важное для тех, кто хотел это услышать, это не представляло особенного труда услышать. Естественно, мы должны сказать про Марианну Максимовскую, которая держалась весь сезон и будем надеяться, что перейдет в следующий. Сейчас она к несчастью для нас в отпуске, потому что происходящее сейчас в стране и на той же Кубани они очень требовали сегодня…

К. ЛАРИНА – Тем более у них корреспонденты замечательные.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и, безусловно, я думаю, там совсем был бы другой подход к освещению этой трагедии. Но очень много было замечательных сюжетов, ньюсмейкеров и Марианна часто говорила то, что не давали сказать всем остальным. И это, конечно, чудо расчудесное, и только остается надеяться, что эта тенденция сохранится.

К. ЛАРИНА – Аллё, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Вот я слушаю очень внимательно всегда вашу передачу, и может быть, я пропустила, извините. Вот скажите несколько слов о фильмах Прокопенко. Он продюсер этих фильмов про космос и так далее.

К. ЛАРИНА – Это Игорь Прокопенко вы имеете в виду, на канале РЕН-ТВ.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, что скажете вы о нем.

К. ЛАРИНА – А что вы скажете?

СЛУШАТЕЛЬ – Замечательные фильмы.

К. ЛАРИНА – Какие фильмы вы смотрели?

СЛУШАТЕЛЬ – Я весь цикл, тут однажды были весь день его фильмы про космос, про апокалипсис. И сам он так ведет хорошо, интеллигентно, ненавязчиво, замечательно.

К. ЛАРИНА – Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ – Наталья Прокофьевна.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам, Наталья Прокофьевна, что вспомнили талантливого человека, безусловно, Игорь Прокопенко известный и очень талантливый человек. Я, к сожалению, эти фильмы пропустила. Но всегда смотрела его программу «Военная тайна».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я выборочно и потом у него были фильмы, посвященные различным датам чеченской войны сначала, поэтому Игорь Прокопенко человек известный, с репутацией, профессиональный.

К. ЛАРИНА – Еще звонок. Пожалуйста. Аллё. 7-459-363-36-59, напомню, что с некоторых пор приходится теперь набирать такое количество цифр в Москве, что ужасно неудобно, я никак не могу к этому привыкнуть. Аллё, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Доброе утро. Владимир, Москва. Девушки, слушаю вас последние 10 лет, но сегодня…

К. ЛАРИНА – Какой ужас.

СЛУШАТЕЛЬ – Это очень приятно.

К. ЛАРИНА – Сколько же нам лет тогда.

СЛУШАТЕЛЬ – Сегодня даже на час раньше встал. Не могу сегодня разделить ваши восторги по поводу Павла Лобковского.

К. ЛАРИНА – Нет такого человека.

СЛУШАТЕЛЬ – Подождите. НТВ.

К. ЛАРИНА – Нет такого человека, есть Павел Лобков.

СЛУШАТЕЛЬ – Извините. Павел Лобков.

К. ЛАРИНА – Есть Михаил Лабковский, который работает на «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ – Пока вам дозвонился, перепутал фамилии. Вот смотрите, год тому назад осенью в «Телехранителе» он еще приходил как действующий сотрудник НТВ. Понимаете, весь час программы от него шло агрессия, хамство, и понимаете…

К. ЛАРИНА – Неправда. Вы путаете его с другим человеком. Я помню этот эфир. Нет, нет. Давайте я вас отключаю. Потому что не вижу в этом искренности в вашем звонке, что-то он мне подозрителен. Короче говоря, имею право подозревать, правда? Десять лет все-таки уже сижу здесь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Человек на час раньше встал, а ты его подозреваешь.

К. ЛАРИНА – Вы путаете все. Во-первых, мы не будем обсуждать вот эту передачу годичной давности, но, тем не менее, давайте все-таки вспомним, если вы об этом вспомнили. Это был эфир, в который пришел не один Павел Лобков, а пришел с Николаем Картозия. И если говорить о хамстве, причем хамстве в адрес конкретного человека, которое звучало в этом эфире. То автор этого хамства был как раз Николай Картозия. Я уж тогда про это скажу. Ира не любит про это вспоминать, а я это помню. И запомнила и запомню надолго. Вот так вот вам скажу. А сейчас новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Ну что, продолжаем программу. Напомню, что сегодня мы подводим итоги телесезона. Открыты для вас фейсбук Ксении Лариной, sms «Эхо Москвы» +7-985-970-45-45, твиттер аккаунт @vyzvon и телефон прямого эфира. Артем Назаров пишет в фейсбук: «Единственным событием был и остается канал «Дождь» при всех его минусах. Новости на других каналах таковыми не являются. Новых лиц нет, как нет и тех старых, которым бы следовало бы быть (Парфенов, Киселев, Максимов, Сорокина, Ганапольский, Норкин). Познер и Ургант надоели, сколько можно их тиражировать. Как будто некого больше в Италию посылать. Послали бы лучше Парфенова того же, который сделал бы это гораздо интереснее. Пусть бегемот идет, он обаятельнее. Разочарование – закрытие лучшей музыкальной программы «В нашу гавань заходили корабли».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Она давно закрылась.

К. ЛАРИНА – «Пятый канал перестал для меня существовать». Еще одну прочту. «Не забудьте упомянуть о журналисте, — Зоя Хилько пишет, — с «Дождя» Желнове. И его интервью, например, с Березовским». Согласна, Антон Желнов тоже один из знаковых репортеров, журналистов на канале «Дождь» и, кстати, действительно замечательный интервьюер.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Согласна. Я хотела бы, чтобы мы не забыли еще упомянуть о замечательном журналисте, который в этом сезоне еще более ярко открылся. Это Александр Архангельский. Который на «Культуре» сделал и фильм «Изгнанник Герцен». Я не помню «Отдел» был в этом сезоне или нет.

К. ЛАРИНА – Я тоже не помню.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но он регулярно еще делает помимо программы «Тем временем» тоже, на мой взгляд, интеллектуально насыщенной, очень хорошие фильмы. И в этом году он получил ТЭФИ, правда, в странной номинации – лучший ведущий информационно-аналитической программы, но все-таки «Тем временем» это скорее ток-шоу интеллектуальное. Но неважно, важно, что отметили, и что он получил заслуженную свою статуэтку.

К. ЛАРИНА – «Интервью на «Дожде» Медведева – супер, низкий поклон журналистам всем», — Ян пишет. Мне кажется если говорить об интервью Медведева, то не на «Дожде» все-таки.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть путают.

К. ЛАРИНА – Это на Первом канале. Там были в том числе журналист «Дождя» Михаил Зыгарь…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пивоваров. Пять человек. И своего рода это было, как нам казалось в тот момент отчасти, это было незадолго до его сложения полномочий президентских, прорывным явлением. Потому что оно шло в прямом эфире и потому что впервые журналистам, видимо, впервые за долгое время позволили задавать вопросы как бы от себя. То есть не согласовывали. И казалось, что какая-то наступает или наступила некоторая эпоха послабления что ли. Но, увы, это был последний всплеск, а потом мы знаем еще одно, тоже ждали как событие, а получилось как всегда, хотели как лучше, когда Медведев пришел уже в качестве премьер-министра, сам попросился и пришел к Владимиру Познеру на интервью. Ну, получилось как всегда.

К. ЛАРИНА – Ир, а ты что скажешь про себя?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про себя я скажу, что для меня сезон выдался исключительно…

К. ЛАРИНА – Кого бы ты отметила?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я бесконечно только и делаю, что отмечаю, я тебе отметила…

К. ЛАРИНА – Или наоборот кого бы не отметила…

И. ПЕТРОВСКАЯ — О, мой герой и любимый со знаком минус это конечно Аркадий Мамонтов. И самое показательное его в этом сезоне выступление это эфир, посвященный кощунницам «Pussy Riot». У него в этом году был тоже дебют в качестве ведущего ток-шоу под названием «Специальный корреспондент». Ты видела, я надеюсь. Когда он был в студии. То есть обсуждался…

К. ЛАРИНА – Кстати, формат этого сезона.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но просто такое концентрированное выражение безумия этого формата, не безумия, тут клевету могут уже пришить, в общем, специфических особенностей этого ведущего, конечно, был эфир, посвященный «Pussy Riot», где все призывали высечь, посадить и так далее. Ну и риторика самого Аркадия Мамонтова, конечно, это было нечто просто за гранью профессионализма, добра и зла. Это я говорю то, что со знаком минус. Но я упоминала то, что со знаком минус это «Анатомия протеста», безусловно, и всякие иные «Чистосердечные признания», со сливами, с публикацией разговоров Немцова и многих других. То есть вот эта составляющая канала НТВ, которая для многих, к сожалению, если не полностью уничтожала, то лишала в каком-то смысле этого заслуженного успеха того же Такменева и иногда НТВшников. Потому что многие не могли разграничить принадлежность этих людей к совершенно разным редакциям и дирекциям. И по-прежнему может быть и справедливо, ответственность за все это происходящее возлагали…

К. ЛАРИНА – Кстати, мы как-то не отдаем себе отчет, а вот с нового сезона помимо Светы из Иваново, она же не может своим роскошным телом закрыть все ушедшие программы, которые оттуда исчезли.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кто его знает.

К. ЛАРИНА – Ну потому что оттуда ушла целая группа товарищей. Потихонечку все разбрелось. Начиная с Павла Лобкова, от которого они сами отказались. Антон Красовский не вернулся из своего…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Боя.

К. ЛАРИНА – Ушел к Прохорову в его команду. Во время предвыборной кампании. И не вернулся. Теперь ушел…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Екатерина Гордеева еще раньше ушла.

К. ЛАРИНА – Кстати, фильм ее мы не отметили…

И. ПЕТРОВСКАЯ — «Победить рак». Потом ушли Картозия, потом Евдокимов, потом ушли Уржанов, Андроников.

К. ЛАРИНА – Так Антон Хреков тоже ушел. Потому что буквально вчера я с ним прочитала интервью, по-моему, в газете «Московские новости», где он говорит, что он ушел вообще с телевидения. В бизнес, у него там какая-то своя структура бизнесовая. И он короче с этим делом завязал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы еще не отметили. Еще одна программа исчезла бесследно, это «Последнее слово Павла Селина».

К. ЛАРИНА – А Селин не ушел?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не слышала, чтобы он ушел. Но программу-то ушли.

К. ЛАРИНА – Смотри, целая команда людей, которая, по сути, производила весь контент, грубо говоря, и мягко выражаясь канала НТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ — По крайней мере, не весь контент, тот контент, который еще поддерживал, хотя уже совершенно рухнувшую репутацию канала.

К. ЛАРИНА – Там ничего не осталось из передач.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот я и говорю, эти люди…

К. ЛАРИНА – А Такменев?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Такменев пока еще не заявлял о том, что он ушел.

К. ЛАРИНА – Но программа будет видоизменяться.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Сказано так, что будет вообще весь информационный вечер воскресенья трансформирован и теперь это будет что-то такое трехчасовое, куда войдет в каком-то ином виде «Центральное телевидение», ну, мы знаем, что лучший враг хорошего, поэтому, скорее всего, что-то будет совершенно другое. Поживем, увидим. Но люди, которые пытались сохранить традиции и дух старого НТВ, вычищены практически полностью. Это очень печально. Потому что даже те, кто в принципе давно уже перестали смотреть телевизор или объявляли бойкот НТВ после этой «Анатомии протеста», все равно на такие знаковые эфиры приходили весь этот сезон.

К. ЛАРИНА – Еще мы не отметили то, что нам напоминают люди, телеканал «Дождь», по формату был очень важен телемарафон, помнишь, который был связан с выборами «За честные выборы». Он проходил целый день. Это было в декабре.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да нет. Пусть нам кто-нибудь напомнит.

К. ЛАРИНА – Когда на «Дожде» был телемарафон, посвященный выборам. Он был неровный тоже, потому что мы, когда пришли домой с Ириной, тоже смотрели окончание…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я знаешь, что помню, был первый раз, когда белоленточники выехали по Садовому кольцу. Это была уже весна. Только сейчас не могу вспомнить точно число и месяц. Мне так кажется.

К. ЛАРИНА – Перспективный жанр телевизионный забытый. И очень важный, он именно суперважный для телевидения.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И более того, он напомнил лучшие выборные форматы, которые существовали на старом НТВ до определенного момента. Когда все люди творческие, артисты, журналисты, политики, вот так нон-стоп приезжали и много часов разговаривали в эфире о каком-то актуальном важном событии. В первую очередь, конечно о выборах.

К. ЛАРИНА – Ну так давай про тенденции. Ты любишь. Итак. Что нас ждет?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вначале просто о тенденциях, которые совершенно точно обозначились. Это все-таки абсолютное разделение аудитории на ту, что теперь существует в сети, там получает информацию, там самоорганизуется, там же смотрит, кстати, то, что не посмотрела в эфире. И вот эту телевизионную аудиторию, которая по-прежнему сегодня составляет и наверное еще ближайшие десятилетия будет составлять главный электоральный ресурс, на что, собственно, опираются сегодняшние власти, они еще видимо, надолго у нас задержатся. И, к сожалению, для телевидения эта аудитория теряется. Мы помним, по-моему, тоже в этом сезоне было такое программное выступление Константина Эрнста на Каннском телерынке, где он говорил, что телевидение в тупике и для того, чтобы сохранять свои позиции, необходимо ему искать новый язык для общения с именно этой аудиторией. Он тогда откровенно в этой речи сказал, что для традиционной аудитории пожилой, такой привыкшей сидеть у ящика у нас есть язык и мы знаем, как ее увлечь и развлечь. Но нам принципиально важно найти, нащупать новый язык для того, чтобы общаться с новой аудиторией, креативной, умной, продвинутой, увы, этого не произошло. Наоборот, эта аудитория, если ее брать как монолит некий, то она в массовом порядке отваливает сегодня от ящика. Ящик становится презираем.

К. ЛАРИНА – Она есть на «Дожде». На канале 24-ДОК. И в Интернете.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и очень многие «Дождь» смотрят тоже в Интернете. И она уходит в эти ниши, где она знает, что ждать, что там с ней будут обращаться по-человечески и считать ее за все-таки разумное некое образование, а не за каких-то таких придурковатых, непонятных, причем все равно, я уверена, что нынешние топ-менеджеры главных каналов, когда они думают, что они знают свою аудиторию, они очень сильно преувеличивают свое знание. Но в любом случае пока мы видим, что приемы этой грубой пропаганды, они работают и, наверное, они даже более эффективны, чем какие-то более тонкие методы общения и воздействия на аудиторию. И телевидение, теряя свою репутацию, безусловно, это в первую очередь грозит репутационными потерями, тем не менее, свой рейтинг, что называется, свою тридцатку в день как та обезьяна имеет, намывает. И будет еще иметь.

К. ЛАРИНА – Но это не бесконечный процесс.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это не бесконечный, но я повторю…

К. ЛАРИНА – Аудитория стареет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Аудитория стареет, а молодая аудитория…

К. ЛАРИНА – Не приходит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и рано или поздно этим телеканалам придется с этим столкнуться. Потому что стареющая аудитория во многом еще будет исчезающая аудитория.

К. ЛАРИНА – И, кстати, тут речь идет не только о пропаганде, мне кажется важным это заметить. Не только о новостной составляющей, которая рассчитана на такую абстракцию. Такую биомассу под названием граждане РФ. Или электорат. Но и то, что называется художественное вещание. Оно все равно существует. Я имею в виду программы новые, сериалы те же. Обрати внимание, что здесь тоже креативная мысль не сильно бьется. Она все хужее и хужее.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А мне кажется, что еще очень важная вещь, конкуренции между ними не существует. Они существуют в рамках этой властной корпорации, как подотдел, департамент.

К. ЛАРИНА – Друг у друга воруют форматы, как под копирку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да мне кажется, что уже даже не воруют. А именно под копирку.

К. ЛАРИНА – «Прямой эфир», «Пусть говорят», «Говорит и показывает» — одна линейка. Всякие «Между нами, девочками», «Люблю, не могу» — другая линейка. Юмористические программы «Девчата», «Прожектор» — третья.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Еще тысячу лет назад изобретенный велосипед, который вот так и будет ездить туда-сюда. Но просто когда была конкуренция, а конкуренция она тоже возможна в иной общей ситуации, атмосфере, тогда она имеет смысл. А сейчас она просто смысла не имеет. Ну, рейтингами они померяются, ну в любом случае не ахти какая разница, если иметь в виду главные…

К. ЛАРИНА – Они должны обращать внимание на то, что тогда на этой обочине, что раньше вчера еще считалось маргинальной, тот же канал «Дождь», или интернет-телевидение или в принципе Интернет как источник информации и источник вдохновения, в конце концов, для многих молодых людей, которые там бог знает что могут натворить в хорошем смысле я имею в виду. Это намывается, намывается и уже скоро эта насыпь будет больше, чем это шоссе, на котором они сидят благополучно, я имею в виду федеральные каналы. Они не понимают, что это очень опасно, что все равно процесс не бесконечный. Почему я такие аналогии провожу. Потому что эта ситуация, вот сейчас только подумала, она очень похожа на театральную ситуацию сегодня. Потому что основная часть людей тех самых креативных, ярких, молодых, мыслящих, способных все-таки воспринимать мир во всей его сложности и многослойности, она не ходит в большие взрослые театры. Она ходит к Михаилу Угарову в Театр ДОК, в «Практику» к Боякову. Ходит на спектакль малых сцен. Приезжают в Пермь, на «Пилораму», на театральные фестивали ходят. Но большие театры академические по-прежнему сидят рядом в обнимку со своей консервативной уже стареющей аудиторией, и кажется им, что все хорошо. Никаких смыслов не производя. Работая в своей прежней, на таком ходу по тенденции, по привычке. Похоже?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Наверное, похоже. Хотя когда я хожу в театр, в основном с тобой в традиционных театрах все равно я обращаю внимание, и мы с тобой обратили, что приходит туда новая публика и молодая, только другой вопрос, что она не всегда мне кажется должна радовать творцов. То есть, нет, любой публике, конечно надо радоваться. Один раз человек случайно пришел, может, ему понравится. Но реакция, которую эта публика выдает, мягко говоря, потрясает, потому что он приходит с желанием и с позывом — развесели меня, развлеки…

К. ЛАРИНА – Потому что та публика, которую ты хочешь и та, которая смотрит канал «Дождь», она туда не ходит. Она идет в ДОК. Вот тебе, пожалуйста.

И. ПЕТРОВСКАЯ — К Богомолову молодому она идет.

К. ЛАРИНА – На авторские спектакли адресные.

И. ПЕТРОВСКАЯ — На «Платформу» она идет. Но может быть это, кстати, вот сам по себе этот процесс он неплох. Когда формируются определенные ниши, в которых работают люди, зная, с кем они работают. Только беда в том, что для той пока еще массы людей, не имеющих доступа ни в эти театры, а, говоря о телевидении, не имеющих ни доступа, ни желания идти в такие ниши, тогда все, тогда эти люди, они будут вынуждены довольствоваться каким-то секонд-хэндом и ширпотребом.

К. ЛАРИНА – Точечка. Телемарафон «Свобода выбора» был на «Дожде» 19 февраля 2012 года. Спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире