'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: 11 часов 10 минут, доброе утро, радиостанция «Эхо Москвы» продолжает свою работу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Подрывную.

К.ЛАРИНА: (смеется) «Подрывную». Здесь в студии Ксения Ларина, Ирина Петровская.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Наталья Кузьмина – наш звукорежиссер. Посмотрите, какая красивая женщина. Да-да-да-да-да-да, танцуем-танцуем. Напомню наши средства связи. Телефон прямого эфира 363-36-59, номер SMS +7 985 970-45-45 и в этой передаче мы говорим о самых интересных телевизионных событиях. Ну, собственно говоря, если говорить про события, Ира, я хочу, чтобы ты прокомментировала инициативу наших лидеров оппозиции Дмитрия Гудкова и Ильи Пономарева, которые заявили о том, что они будут делать альтернативное общественное телевидение, правда, в интернете.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я уже комментировала. Мне звонили как раз, по-моему, в день, когда прозвучала эта новость, отсюда же, с «Эха». И я сказала, что поскольку сегодня, действительно, огромная часть людей того самого продвинутого, креативного класса существует в интернете, и даже то, что у нас идет в эфире, все равно смотрят тоже в интернете, то, в принципе, эта инициатива, на мой взгляд, имеет определенные перспективы. То есть не нужно это называть альтернативным общественным телевидением. Это будет еще один, если он будет, если все состоится, еще один ресурс, еще одна площадка, где возможно, очевидно, появление самых разных людей, разных точек зрения.

К.ЛАРИНА: Общественное – я так понимаю, это для них важно в том смысле, что оно будет оплачиваться обществом, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот это у меня вызывает определенные опасения, потому что на первом энтузиазме, на волне первого вот такого возбуждения я не исключаю, что найдутся люди, которые будут через такой же Яндекс.Кошелек (разные варианты предлагаются) что-то такое туда вкладывать. Но мы знаем, что все, что держится на энтузиазме, оно, в общем, довольно быстро потом иссякает. Поэтому без каких-то устойчивых источников финансирования, по-моему, ничего сделать невозможно.

К.ЛАРИНА: Ну да. Даже когда сравнивают эту идею, пока еще не родившуюся, с каналом «Дождь», все равно канал «Дождь» — это телеканал в первую очередь, а не интернет-канал, правда же? Это, все-таки, телевидение.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И там есть источник финансирования. Есть просто владельцы частные, которые вкладывают в это деньги. Найдутся ли они здесь? Могут найтись. Хотя, в нынешней ситуации, если, конечно, она не изменится (а ничто не предвещает каких-то особенных радикальных перемен), если этот интернет-ресурс, это телевидение, интернет-телевидение будет уж совсем не по нраву тем, кто сегодня владеет всем и управляет всем, то, безусловно, все источники финансирования легко можно перекрыть. Но еще раз повторю, как бы, одну из площадок для дискуссий, для обмена мнениями, для различных ток-шоу я вполне себе вижу такое телевидение. Я не очень понимаю, пойдут ли туда люди, о которых говорилось в первоначальной информации, лучшие журналисты НТВ, там, еще кто-то…

К.ЛАРИНА: Нет, он там говорил не про лучших журналистов НТВ, а про тех, кто ушел оттуда по разным причинам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, те, кто ушел, разумеется. И почему-то в этот момент многие подумали про Николая Картозия, но тут же пришло сообщение, что Николай Картозия стал руководителем сразу двух, по-моему, каналов – MTV и «2х2», то есть ушел совершенно, ступил на развлекательную ниву. И в любом случае да, действительно, это, все-таки, все равно телеканалы. А еще ТВ3 туда входит, по-моему, да?

К.ЛАРИНА: Я не знаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это единый холдинг. И знаем мы, что Николай Картозия – человек креативный и творческий. Вполне вероятно, он сумеет там что-то новенькое туда привнести, вот именно на эти площадки. И для этого сегмента аудитории, конечно, это в большей степени люди молодые. Но это все поживем увидим.

К.ЛАРИНА: Так. Что у нас еще было интересного? Ну, конечно, у нас понятно, что футбол определяет все бытие, телевизионное уж точно, поскольку по 2 матча в день мы смотрим ежедневно практически. Плюс еще межпрограммные программы, извините за тавтологию.

Я, кстати, хотела бы отметить (не знаю, что Ира скажет), если говорить о программах, о футболе, о Евро, а не о самих трансляциях, хотела бы отметить, опять же, программу «Дождя», который Никита Белоголовцев ведет. Ну, для тех, кто не знает, они построили около фан-зоны в Парке культуры такой шатер, выездную студию постоянную, в которую собирают и зрителей, и гостей, и обсуждают прошедшие матчи или, наоборот, встречаются перед матчем. Единственное, что мне там не то, что не понравилось, а как-то, ну, проблемно, как мне кажется, что они на улице и там все время мешают посторонние звуки. Они все время кричат. Вот это, кстати, проблема, действительно, для уличных шоу, потому что приходится все время орать, кричать, перекрикивать интершум. А так, мне кажется, очень симпатично, живо, что называется, в прямом эфире. И что совсем не обязательно, приглашать именно экспертов по футболу, а важно просто, чтобы человек, который сам являлся бы болельщиком хотя бы на это время, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, любил. Ну, все-таки, хоть что-то понимал. Вот, я, например. Я – болельщик, но я не рискну рассуждать о футболе.

К.ЛАРИНА: Ты смотришь футбол?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я смотрю. Не все, тебе честно скажу.

К.ЛАРИНА: Я тоже не все, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вчера смотрела 2 матча, поскольку была Украина-Франция, а потом Англия-Швеция. Но первый я, в основном, смотрела из-за того, что увидела в новостях известие, как разверзлись хляби небесные в Донецке и, естественно, переключила, и картинка была, конечно, очень впечатляющая. Но потом из-за этого вся программа, из-за того, что футбол на час сдвинулся, я до глубокой ночи вынуждена была сидеть, поскольку потом еще начался «Закрытый показ» к моему великому изумлению.

К.ЛАРИНА: Да ты что?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.

К.ЛАРИНА: Это вчера было?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да-да.

К.ЛАРИНА: И чего показывали?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Фильм под названием «Переселенец», который сделан режиссером, причем дебютантом, русского происхождения, но живущим в Германии, ну если грубо сформулировать, о том, как фрустрационные процессы испытывает человек, переселенный, переехавший в другую страну. Там этнический немец, но живший на Южном Урале, мальчик молодой переселяется в Германию и какие он там проходит процессы. В общем, мне показалось, что кино, в общем-то, могло бы быть, потому что проблема, безусловно, очень важная, но оно довольно такое с точки зрения кино беспомощное, о чем, собственно, в основном обсуждающие и говорили.

К.ЛАРИНА: Кстати о кино. Я просмотрела церемонию закрытия Кинотавра, поскольку это тоже было в ночи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Закрытие открытого…

К.ЛАРИНА: Да. А мне очень понравилось, как, наконец-то… Когда нет ведущих, как это прекрасно. Ты обратила внимание, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я обратила внимание, я только не поняла, в чем фишка, что каждый выходящий награждать или член жюри говорил «Я напоминаю, что вы смотрите открытую…»

К.ЛАРИНА: А потому что ведущего нету. Я думаю, что им сказали, что нужно обязательно напомнить. Ну, как у нас на работе нужно напоминать, что это «Эхо Москвы», когда ты сидишь в эфире. А поскольку там нет ведущего, который это напоминает, то им сказали, они немножко перестарались, конечно, каждый это говорил.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, ну, может быть. Тоже я подумала.

К.ЛАРИНА: Но мне понравилось, что в этом был динамизм, не было вот этих неловких моментов, грязи, короче говоря, эфирной, которая почему-то всегда возникает, когда есть ведущие на сцене и когда они читают всякие вот эти сценарные шутки. А было очень симпатично, каждый подготовил свое выступление, люди все знаковые, все известные. По-моему, очень даже ничего было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. И потом это, действительно, как-то прошло без увязания в этом конферансе. Обычно конферанс вызывает ощущение какой-то ужасной неловкости. А здесь миновали благополучно это.

К.ЛАРИНА: Ир, и вот еще к тебе вопрос. Я не смотрела, к сожалению, но, может быть, ты какой-то такой мониторинг проводила. После 12 числа, после Марша миллионов (и мы тоже свой миллион внесли сюда с Ириной Петровской и с Ариной Бородиной)...

И.ПЕТРОВСКАЯ: Свои две копейки.

К.ЛАРИНА: Да. У нас была такая колонна культурологическая, как мы ее называли. Но я не посмотрела новостные сюжеты. Что про это говорили?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Значит, я, естественно, это смотрела, уже вернувшись. С утра, насколько я понимаю по репликам других коллег, было непонятно, куда развернется наше телевидение. То есть они анонсировали это событие, но не оценивали. Мне показалось, что, в принципе, тон был вполне пристойным, причем на всех каналах. Алексей Кондулуков сделал сюжет в НТВ, и там очень хорошо, объемно и ярко была показана картинка сама. То есть был понятен масштаб события, сколько людей. Хотя, все и на Первом, и на втором, и на НТВ говорили обязательно, что официальная цифра, называемая МВД, там 18 тысяч или вначале еще даже меньше, но, на самом деле, возможно, было в несколько раз больше.

На Первом канале, может быть, чуть больше, чем хотелось бы, акцентировали внимание вот на этой колонне националистов (или кто там они?). Ну вот мы их видели в таких, неприятно черных формах, кое-что напоминающих. Но, опять же, это не было так, что посмотрите, какие там уроды, изгои ходят. В целом, был вполне в каких-то случаях нейтральный, а в каких-то случаях даже, я бы сказала, сочувствующий, симпатизирующий настрой.

К.ЛАРИНА: А выступления показывали чьи-нибудь на сцене?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Выступления – да, кого-то показывали. В частности, Быкова был синхрон в «Вестях». Но это, по-моему, уже было на следующий день. А, может, в этот. Слушай, все перепуталось.

К.ЛАРИНА: Почти неделя, получается, прошла.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Ну, со вторника. Были, да, какие-то синхроны. Конечно, как всегда было все очень подробно на «Дожде». Вот, «Дождь» я посмотрела еще в момент, когда продолжался, еще не закончился сам митинг и концерт уже, в основном. Но поскольку я сразу после Марша поехала к своим приятелям, они как раз, кто остались дома, смотрели «Дождь», они говорили, что это было все время, как они умеют теперь делать (канал «Дождь»), естественно, не без технических разных проблем, но они показывали это в прямом эфире постоянно, выводили тоже разных людей к микрофону. Так что по сравнению с какими-то другими часто сюжетами вначале, когда были только эти протестные акции, то это, можно сказать, было даже вполне себе пристойно.

А вот вторая история, которая тоже случилась. Мы ее не будем сегодня обсуждать, но я тоже это внимательно смотрела. Вот вся эта история с «Новой газетой», Бастрыкиным.

К.ЛАРИНА: А было какое-нибудь отражение? По-моему, ничего не было вообще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Значит, опять же, вечерние все выпуски я отсмотрела в тот день, когда было опубликовано письмо Дмитрия Муратова в «Новой газете». Просто этого события не существовало. Не существовало ни события задержания журналистов «Эха Москвы», ни пикетирования, ни вообще. Просто этой истории не было. На следующий день, когда состоялось это примирение, то уже сообщили. Но при этом было очень забавно смотреть. Забавно в каком смысле? Когда говорили «Примирение, о котором все так заботились…»

К.ЛАРИНА: Но никто предысторию не рассказывает, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Предыстория была рассказана примерно так, что было опубликовано письмо, в котором… Но подробностей вот этих лесных прогулок и прочего – это ничего не сообщалось. И для людей, которые не в теме, в общем, мне кажется, осталось ничего… Ну и в теме-то не очень понятно. А те, кто уж совсем не в теме, так просто какое-то странное, непонятное событие, которое вдруг разрешилось к общему удовольствию. А что до этого было, ну, это нужно очень постараться, чтобы узнать. И надо сказать, надо очень постараться, чтобы так освещать, в общем… В тот день, ты согласишься, это была, действительно, новость дня, скандальная новость.

К.ЛАРИНА: Да еще скандал, который вообще… Другие бы, наоборот, обрадовались: «Скандал-скандал! Как здорово».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мы же все время говорим, знаешь, как не большевики, а люди, которые из царского времени перешли к большевикам. А вот в наше время. Но, действительно, слушай, это было бы поводом для того, чтобы переверстывать сетки, устраивать внеплановые всякие выпуски программ, приглашать не только фигурантов, но и разных других людей для обсуждения случившегося. И журналисты, кстати, собрались бы не у Следственного комитета с одиночными пикетами, а собрались бы в студии, как это неоднократно бывало.

Вспомни, когда, например, убили Влада Листьева, как 2 огромные студии в Останкино были полны журналистами, деятелями культуры. В тот момент многим это не нравилось (ну, обычная логика): «А вот когда простого человека убьют, так вас нету, а вот тут вот…» Но это было очень важное в тот момент солидарное выступление. Всех абсолютно ошеломившее ужасное трагическое событие и мгновенная на него реакция. Для этого и существует во многом телевидение, чтобы реагировать.

К.ЛАРИНА: Хорошо. Тогда другие еще события. Тоже не знаю, насколько они в телевизоре. Хотя, я какие-то вещи видела и было предсказуемо. Я видела самый первый выпуск (я уже говорю про обыски и аресты, которые случились накануне дня России, 12-го июня). Я даже в Facebook выложила этот выпуск новостей, который меня совершенно потряс. Это был 3-часовой выпуск Первого канала, когда в кадре показали 3 портрета – Удальцов, Навальный! Навальный на Первом канале!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Причем, редкие красавцы там были все.

К.ЛАРИНА: Да. И Илья Яшин. Красавцы-то ладно. Но по стилистике вот это было абсолютное ощущение, как, вот, знаешь, на первой полосе «Правды» печатали в 37-м году во время троцкистско-зиновьевских процессов, да? «Что это за банда такая – вот они, посмотрите на эту банду. Убийц к ответу», что называется. Это было, конечно, ощущение жути.

И тоже докладывали однозначно, что, типа, наконец-то разоблачены, типа, лидеры оппозиции разоблачены.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да-да. Бешеные псы.

К.ЛАРИНА: Да, бешеные собаки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я видела позже уже и в течение всех этих дней. И там сообщали об обысках, о том, что они вызваны все на допрос в Следственный комитет. Но разумеется, самое главное было событие – это найденные у Ксении Собчак миллионы, капиталы (не знаю там, как назови). При этом все время одни и те же кадры, когда вот так вот веером разложены евро, веером разложены доллары. На мой взгляд, возмутительно, когда показали. Хотя, это нужно видеть тоже людям и знать, что бывает, когда к вам вламываются. Открытый сейф, показали шкаф, в котором более или менее все аккуратно было уложено.

К.ЛАРИНА: А это, я так поняла, съемка оперативная такая была, они слили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, оперативная, но она была слита во всех случаях. И LifeNews ее опубликовал, разумеется, первым, и потом показывали какие-то кадры Первый канал. Ну уж я не говорю, конечно, о том, что без всякого какого-то сочувствия и критического осмысления все это подавалось и продолжает подаваться вплоть до вчерашнего дня. Опять вся информация и выступающий от имени Следственного комитета Маркин, который говорит, что нуждается в проверке происхождения денег и также рассматривается версия их внебанковского… Ну, какая-то, в общем не просто чушь…

К.ЛАРИНА: Ужас! Я вот это все слушала, то, что говорит официальный представитель Следственного комитета, а потом у меня любимое чтение на этой неделе был сайт как раз СК. У них очень хороший сайт, очень оперативный. И там все, что он говорит, там все это напечатано. И читать это еще страшнее, чем слушать (эти оборотики), понимаешь? В разной иностранной валюте, европейской валюте и американской валюте. Подозрение подозрительно. Понимаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Помнишь, как брали в «Мастере и Маргарите»?

К.ЛАРИНА: Да-да-да, Никанора Ивановича Босого. Какие-то там материалы антигосударственного содержания – для меня тоже загадка была, что же такое за антигосударственное содержание, это что такое? У нас нет такой статьи. Ты понимаешь? У нас есть измена родине, наверное, есть шпионаж.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, ну шпионаж, да, наверное.

К.ЛАРИНА: Что такое антигосударственные материалы?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, наверное, я так думаю, какие-нибудь листовки, на которых написано…

К.ЛАРИНА: «Убей кого-нибудь» там же нет призывов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, зачем «убей»? Ну, просто как там обычно? «Такой-то уходи».

К.ЛАРИНА: Это что, антигосударственное?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Конечно. Мы говорим, да, подразумеваем, да.

К.ЛАРИНА: Про фильм хотела еще сказать. Он был поздно, но, по-моему…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Подожди, извини, давай закроем тему… А, извини.

К.ЛАРИНА: Про фильм, который прошел на канале «Культура», называется «Исповедь фаталистки». Героиня этого фильма – Алла Осипенко, знаменитая балерина. Она в этом фильме рассказывает, ну понятно, о своей жизни, но там очень важные поднимаются темы. Она говорит о невозвращенцах, она говорит про Рудольфа Нуриева, про Барышникова. И вообще такая получилась история не столько про балет и про театр, сколько, опять же, про нашу расточительную привычку вот так разбрасываться талантами и гениальными людьми.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну и ставить эти таланты в такое положение, что лучше бежать, сломя голову, и существовать.

К.ЛАРИНА: И там, кстати, замечательные отрывки показывали они, старые пленки с участием Нуриева и Барышникова. Это большая редкость. Вот, просто полюбоваться на этих выдающихся танцовщиков. И называется, еще раз напомню, «Исповедь фаталистки», на канале «Культура» было поздно вечером, по-моему, в четверг это было.

Мы еще вернемся ко всяким политическим темам, тем более что мы телефон включим и наши слушатели тоже нас так или иначе обязательно вернут в это русло. После новостей продолжим передачу.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем программу «Человек из телевизора», здесь Ирина Петровская и Ксения Ларина. Напомним еще раз средства связи. Номер SMS +7 985 970-45-45 и номер телефона прямого эфира 363-36-59. Тут нас упрекают в том, что мы боимся произнести «Путин, уходи», когда говорили про листовки антигосударственного содержания.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это на всякий случай. (смеется)

К.ЛАРИНА: Если бы вы знали, что мы произносим! А на улице что мы произносим. Мы вообще… Мы кричали громче всех «Раз, два, три! Путин, уходи! Три, два, раз, и Медведев тоже». И «Путин, лыжи, Магадан» тоже кричали, еще как. Так что ничего мы не боимся, не надо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы шутим так, мы шутим.

К.ЛАРИНА: А чего ты боишься?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я боюсь.

К.ЛАРИНА: Ага!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но, правда, сейчас если ко мне прийти с обыском, я порадуюсь. Потому что у меня ремонт, и так все вверх дном, поэтому, может, как-то систематизируют. Поэтому ну что ж? И главное, что, увы, никаких…

К.ЛАРИНА: Не завидуйте.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я завидую. А ты смешно очень написала в Facebook типа «Товарищи, если ко мне придут, у меня такой бардак. Неудобно».

К.ЛАРИНА: (смеется) Да, надо убираться в квартире. Ирочка, возьмите, пожалуйста, наушники. Я включу телефон, а вы сейчас скажите. Говорите.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Программа, которая на «Дожде» выходит. Так получается, что у нас теперь просто «Дождь»...

К.ЛАРИНА: А что делать?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, да. Но если говорить о смыслах. И был эфир как раз программы «Собчак живьем».

К.ЛАРИНА: С Якеменко?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. И она беседовала с Якеменко, который произвел, ну, привычное, я бы сказала, впечатление.

К.ЛАРИНА: Меня поразило, какого он маленького роста тоже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, там не видно было, поскольку он сидел.

К.ЛАРИНА: Нет, я просто видела там фотографию в том же Facebook, видела фотографию, где он только пришел. Он еще меньше, чем лидеры нашей страны. Видишь, как все подбираются?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну правильно, да.

К.ЛАРИНА: И по росту в том числе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Если бы он был больше, то он никогда не был бы назначен руководителем этой организации. Но сейчас он уже пришел как бывший глава организации под названием «Росмолодежь» и пытался говорить о том, что он теперь оппозиционно настроен, ну а Ксения, соответственно, спрашивала, естественно с издевкой, готов ли он в этом случае подвергнуться широкомасштабной травле, отлучению от федеральных каналов, тем более к тому, что на рассвете в любой момент могут прийти? И дальше человек откровенно глумился, но при этом было видно, как он люто ненавидит и сидевшую напротив Ксению Собчак. Уж никакого сочувствия.

К.ЛАРИНА: А как она, кстати, с ним провела разговор?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, мне, во всяком случае, было это интересно, и она не велась на вот эту всю его глумливость. Но, конечно, она тоже не говорила с ним всерьез как с каким-то государственным человеком, и это его особенно задевало. В общем, мало приятного.

К.ЛАРИНА: Грустная картина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Грустная картина. Но когда сообщили, кто пришел к нему на смену в «Росмолодежи»...

К.ЛАРИНА: Там уже это все опровергают сегодня.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, уже опровергают?

К.ЛАРИНА: Но судя по всему, опять же, то, что собираются всякие там сгустки всяких слухов, они раздербанят эту «Росмолодежь», она будет состоять из разных комиссий. Но это, опять же, за что купил, за то и продаю, это не является официальной информацией, подтверждения нет. И слухи-слухи-слухи. Но главное, что этот человек, про которого мы говорили (Босых) – он существует и он реальный человек. И он не просто по улице гуляет и бьет женщин и детей. Нет-нет-нет. Он занимает какой-то пост в Конгрессе русских общин, возглавляет комиссию по этике. (смеется)

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да нет, ну все это просто чудо расчудесное. А я вспомнила самый смешной эпизод в этой программе «Собчак живьем». Ты знаешь, что в конце, в финале она дарит своему гостю обязательно книгу, причем…

К.ЛАРИНА: Да. А он отказался, испугался.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он дико испугался, он буквально чуть ли не скатился с этого кресла с криком «Не хочу! Не буду смотреть!» И тогда Ксения сама разорвала обложку, сказала «Ну, ничего страшного нет». И книжка там оказалась очень хорошей, «Урфин Джюс и его деревянные солдаты».

К.ЛАРИНА: Да. Возьмите наушники. Напомню телефон прямого эфира 363-36-59. Давайте теперь вы рулите, спрашивайте, отвечайте, говорите, возмущайтесь или, наоборот, восторгайтесь. Еще раз, 363-36-59 – телефон прямого эфира, мы говорим о телевидении. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Валентина из Подмосковья.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте, Валентина.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотела бы сказать, что вот когда у нас обворовывали оркестр, у них у всех были крупные суммы денег и никого это почему-то не волновало, никого это не заинтересовало. А тут прям к Собчак, как будто у нее одной такая крупная сумма денег.

К.ЛАРИНА: Ну, вы же понимаете, это же, что называется, контекст, который тут тоже немаловажен. Ведь, какие там у них возникают подозрения сразу? Что это общак революции.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, «революции». Она за полтора миллиона революцию не совершит.

К.ЛАРИНА: Это правда.

СЛУШАТЕЛЬ: На революцию нужны более крупные суммы. И почему-то никого не волнует, что Путина окружают миллионеры, миллиардеры.

К.ЛАРИНА: Да, есть у кого порыться, правда же?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно. И я думаю, что это просто нашли повод. А также хранят же они деньги, вот, Соколова обворовали, обворовали Преснякова. И у них и бриллианты там были на очень крупные суммы.

К.ЛАРИНА: Да кого только ни обворовывали на нашей памяти.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, меня вот вообще больше всего удивляет Галкин. Построить в 35 лет такой замок. А начал он строить его, извините меня, несколько лет назад. Это, значит, ему вообще было лет 30, да?

К.ЛАРИНА: Валентина, мы прямо заслушались. (все смеются) Мы так удобно устроились… «Ну а вообще так, кто меня возмущает, так это Галкин. Он построил замок».

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, и главное, что им никто не интересуется, потому что, ну, не такой уж он прямо знаменитый артист для того, чтобы вот иметь такие огромные деньги.

К.ЛАРИНА: Если он нацепит белую ленточку и пойдет на митинг, он тут же всех заинтересует, не волнуйтесь. Они поэтому сидят совершенно тихо, спокойно в своих замках, да? И не петюхают.

СЛУШАТЕЛЬ: Даже свою жену не поддержал, когда она вышла за Прохорова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хочется спросить: «А кто у него жена?» (все смеются)

К.ЛАРИНА: Валентина, хорошо сидим с вами, но давайте еще кому-нибудь дадим слово. Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, давайте только одно скажем, что, во-первых, Максим Галкин, действительно, и востребован, и знаменит. И во-вторых, вообще в этой сфере шоу-бизнеса, эстрадной, вот этой вот и телевизионной, действительно, ходят, крутятся огромные деньги и платятся огромные гонорары, поэтому ну что же нам их считать? Другое дело, что вы правы, да, двойные стандарты – не замечаем, когда нам это удобно (им это удобно), и замечаем, и потом еще и обличаем, когда человек выходит из повиновения. Тут правда, так и есть.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да-да?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте. Только сделайте радио потише, а то мы не слышим.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, делаю радио потише, вообще даже выключил его.

К.ЛАРИНА: Ой, извините, ради бога. У меня сорвался звонок. Давайте попробуем еще раз. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К.ЛАРИНА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Это я, что ли, дозвонился? Ох, как удивительно.

К.ЛАРИНА: Да. Здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ничего не сказали по поводу «Познера Парфенова».

К.ЛАРИНА: Ну, скажите сначала вы.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне вообще не нравится их очень… Не то, что не нравится. Я их обоих люблю, но все эти передачи как-то неудачные. Особенно неудачная последняя, когда они начали обсуждать предложения нового министра культуры о переименовании улиц. Это было уже смешно.

К.ЛАРИНА: А что? Может быть, вы конкретизируете, что вас там так развеселило?

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос уже был решен. После того как он выступал у Ксении Лариной и все объяснил…

К.ЛАРИНА: Про Мединского вы говорите?

СЛУШАТЕЛЬ: Про Мединского. Вторично обсуждать и ничего не сказать чего-то нового – это было просто, вот, ну, настолько проходящее…

К.ЛАРИНА: То есть вам не хватает в этой передаче каких-то оригинальных комментариев, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Неделя прошла, все вопросы обсудили. Они должны были бы дать что-то свое, дополнить. Иначе смысла нет.

К.ЛАРИНА: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Это же не простые люди.

К.ЛАРИНА: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: И второе. После этого обсуждали закон о митингах. И по ходу дела совершенно ясно выяснилось, что ни тот, ни другой не читали этого закона. Ведь, это же вообще… Ну, не знаю, такие солидные люди, такие журналисты, к которым я всегда относился с большим уважением и считался с их мнением, но выяснилось, что Парфенов прочитал, но не дочитал до конца (только один абзац), а Познер вообще не читал ни одного абзаца.

К.ЛАРИНА: Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Юрий меня зовут.

К.ЛАРИНА: Юрий, огромное вам спасибо. Мне кажется, что очень профессиональные замечания сделал Юрий. И думаю, что ведущие передачи наверняка прислушаются к этим замечаниям. Но если есть, что добавить, Ир… Я не видела тоже эту программу последнюю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я видела. Правда, не могу сказать, что целиком и очень внимательно. Там вот эта рубрика у них появилась «Мы так не договаривались», и, в частности, Парфенов задал самому Владимиру Владимировичу Познеру вопрос.

К.ЛАРИНА: Неудобный вопрос.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Что вы у нас признанный мастер в жанре интервью, и как же вы в интервью с Медведевым (и был показан этот кусочек) смогли спокойно проглотить его ответ (медведевский) на ваш вопрос, почему мы не можем приглашать представителей несистемной оппозиции, и Медведев на это ответил «Ну, я же к вам пришел?» И Парфенов замечательно сказал, что «в этом случае мне кажется, что интервьюер должен был сказать «Ну что вы гоните?» И тогда Познер ответил, что у него другой метод – что зритель должен сам понять, что человек гонит, ну засим эта рубрика закончилась, но это было довольно забавно.

К.ЛАРИНА: Но это его позиция.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это его позиция, да.

К.ЛАРИНА: Он ничего нового здесь не сказал, то, что ты рассказала. Он про это часто говорит, когда ему такие упреки делают. Он говорит, что да, я задаю вопрос.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Забавно было то, что Владимир Владимирович признал, что он в этот момент видел, что его собеседник гонит. И, причем, именно это слово было употреблено. Но не счел необходимым додавить и впрямую вот это сказать.

Не знаю. Мне все равно это интересно смотреть, потому что особенно вся прошедшая неделя из-за праздников, когда были отменены те немногие ток-шоу и дискуссионные так называемые программы…

К.ЛАРИНА: А сегодня, кстати, прости, будет программа Марианны Максимовской?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, сегодня, по счастью, будет в 7 часов Марианна Максимовская. Завтра будет «Центральное телевидение» Вадима Такменева и будут «Нтвшники». А, в принципе, вот, всю неделю… Причем, сколько же событий происходило, действительно, реально которые можно было бы обсуждать. Абсолютно ноль, ничего. Страна веселилась, гуляла, показывали всякие концерты, повторы всяких развлекательных программ. И это меня, конечно, не может не потрясать, потому что… Ну, конечно, понятно, телевизор существует во многом для развлечения населения. Но еще и для просвещения и информирования как минимум. Ну, люди должны знать, что происходит?

К.ЛАРИНА: Слушай, я, кстати, знаешь, чего посмотрела? Посмотрела программу дневную, которая идет на России «Люблю не могу». Это не могу, это кошмар. Я не понимаю. Хотя нет, я могу представить себе, почему люди туда идут вести эту передачу. Видимо, это деньги, конечно же.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не видимо, а точно.

К.ЛАРИНА: Для актрисы там… Я не знаю двух остальных тетенек, но знаю Машу Аронову. Замечательная артистка. Но уровень разговора и уровень проблем, которые они там поднимают, это, конечно, туши свет. Это «Давай поженимся», считай, просто интеллектуальная передача рядом с этим. Я не понимаю, что движет людьми. Для кого это снимается?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это снимается для вот этой вот, видимо, я так думаю, условной тети Маши, которую воображают себе в качестве обычной и такой, вот, самой типичной зрительницы руководители и работники телевидения. И я должна сказать, что все подобные форматы – они проваливались.

К.ЛАРИНА: Ужасно. А не стыдно? Вот скажи мне, Ир?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кому?

К.ЛАРИНА: Вот, ведущим?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ведущим не стыдно, они роль играют. Особенно если это артист.

К.ЛАРИНА: Ну как роль? Там же написано, что она – Мария Аронова. Там же не написано, что в роли Марь Иванны Мария Аронова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Совершенно верно.

К.ЛАРИНА: Она там какие-то примеры из своей жизни, прости меня, пытается приводить. Ну, это чудовищно все, это чудовищная пошлость.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Им всем кажется, тем артистам, которые идут на ведение, что это очередная роль. И, кстати, почему редко у артистов получается? Потому что когда им нужно еще от себя что-то говорить, то выясняется, что от себя…

К.ЛАРИНА: Иногда лучше жевать, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: ...в общем, фактически сказать просто нечего. Действительно, лучше или жевать, или произносить как прежде чужие тексты.

Я, честно говоря, вот это вот удовольствие написать про эту программу, а также про на Первом канале появившееся…

К.ЛАРИНА: Ты копишь впечатления, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, да, я коплю.

К.ЛАРИНА: Но ты согласна с моим возмущением?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я абсолютно согласна.

К.ЛАРИНА: Недоумением даже! Потому что еще раз повторяю, я как театральный зритель говорю, профессиональный театральный зритель, что замечательная артистка, одна из лучших актрис нашего времени. Но зачем же так себя унижать? Ты этим себя унижаешь, участием в этой передаче. Унижаешь, потому что ты говоришь от себя, вот о чем ты сейчас сказала, Ир. Ну как же так можно? На кого это рассчитано? Я в этом еще вижу столько презрения к людям. Вот, даже это не Марь Иванна, это еще хуже, чем Марь Иванна. Это Марь Иванна с маленькой буквы «м». Я не совсем понимаю, кто эти люди, какие-то хомяки, которые должны иметь такое мышление, которые это будут смотреть и смеяться этим шуткам, просто ждать о том…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не сказала «Марь Иванна», заметь. Я сказала «Тетя Маша».

К.ЛАРИНА: Да, тетя Маша. Рассуждать о том, как сексом занимается мужчина после того, как его команда выиграет в футболе. И это все на полном серьезе и вызывается какой-то сомнительный сексолог. Это все жуть какая-то! Жуть! Вот, потом удивляются, почему у нас столько дебилов в стране. А вот потому. Вы принимаете в этом участие. Если говорить всерьез, по большому счету, вы принимаете в этом участие, господа артисты, представители творческой интеллигенции.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я, честно говоря, даже и не думаю, что очень много народу принимает участие, я имею в виду смотрит эту программу, потому что мне вообразить довольно сложно, все-таки, действительно, вот эту целевую аудиторию.

К.ЛАРИНА: Эту аудиторию странную, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Она и не для совсем какой-то простой тети Маши, и тем более… Ну, то есть надо представить себе, что за аудитория не гипотетически какая-то неведомая в этот час собирается у экрана, вообще в состоянии смотреть. Это либо пенсионеры, которые не работают и домашние хозяйки, молодые матери, да? Либо это жены обеспеченных людей, которые могут смотреть.

К.ЛАРИНА: Но это точно не для них.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это не для них.

К.ЛАРИНА: Это абсолютно для такого, ну, обывателя в самом чудовищном значении этого слова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И не для пенсионерки тоже, потому что пенсионерку тоже очень многое там возмутит, да?

К.ЛАРИНА: А для кого тогда?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А вот я поэтому и говорю, что здесь первая проблема – именно какое-то абсолютно умозрительное, абстрактное представление о том, кому вот это предназначено. Мы вспомним в разные годы появлявшиеся разные дневные форматы. Но какие-то из них были прикладными, да?

К.ЛАРИНА: Нет, вот «Принцип Домино» была неплохая программа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Принцип Домино» — оно могло бы идти, кстати сказать, и вечером.

К.ЛАРИНА: Да. Ну это как «Пусть говорят», наверное. Хотя, нет, там не было никаких мрачных тем. Они не брали таких вот, пограничных.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Всякие разные там были.

К.ЛАРИНА: Были, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, может быть, не было, действительно, вот таких совсем уже просто пограничных.

К.ЛАРИНА: Каннибализма там не было никакого.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Каннибализма не было. Но обсуждение всяких звездных разводов, проблем и прочее – это было. Оно, в общем, могло как прямой эфир идти. Я имею в виду вот такие именно дневные. Как это называлось? «Иванов, Петров, Сидоров» — помнишь, были такие программы?

К.ЛАРИНА: Ну, нет, это совсем другой уровень, все-таки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это другой уровень.

К.ЛАРИНА: Это была программа, посвященная каким-то социальным проблемам там.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Социальным, да, житейским. Много было разных там. «Старый телевизор», помнишь, было?

К.ЛАРИНА: Да. Но это совсем другое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это были какие-то форматы, которые…

К.ЛАРИНА: Программы атмосферные такие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Атмосферные. Приходили туда люди, там были, действительно, какие-то полезные сюжеты, полезная информация. Помогали каким-то людям. А здесь, ну, честно сказать, вот, не интересно вот это бла-бла слушать.

К.ЛАРИНА: И неловко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Точно так же, как, кстати, вот этот вечерний. Но он загнулся (этот формат), по-моему – я давно чего-то его не встречала. «Девчата», да? Вот тоже.

К.ЛАРИНА: Он где-то в ночи глубокой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот, мне кажется, (НЕРАЗБОРЧИВО).

К.ЛАРИНА: А там, кстати, на Первом тоже идет какая-то фиговина «Между нами, девочками». Тоже не очень понимаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, и там, кстати, появилась в качестве ведущей тем более неожиданная Татьяна Васильева.

К.ЛАРИНА: Но тут, по-моему, они говорят… Там какой-то сценарий существует. То, что я включала, посмотрела «Между нами, девочками»...

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что я должна тебя огорчить, в этом «Люблю не могу» тоже, наверняка, существует какой-то сценарий.

К.ЛАРИНА: Но они там от себя говорят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, они от себя говорят, но в рамках заданного, видимо, заданной темы. А потом говорят «Импровизируйте».

К.ЛАРИНА: А здесь они явно кого-то изображают в этой передаче. И Васильева – это не Васильева, она кого-то играет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот они играют, она играет Васильеву в роли ведущей программы «Между нами, девочками».

К.ЛАРИНА: В общем, ужас просто какой-то.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но это еще только предвестие лето. То есть лето уже началось.

К.ЛАРИНА: Я думаю, что они захлебнутся в собственном. До осени.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но просто ужас заключается в том, что сейчас одна за другой начнут уходить все…

К.ЛАРИНА: И вместо них как цветы прекрасные будут расцветать вот эти всякие «Люблю не могу» и прочая дребедень, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Плюс еще у некоторых есть такая мода (может, конечно, она прошла уже) пускать в это время программы, которые совсем, видимо, были признаны неудачными и не прошли, но денежки затрачены, поэтому их можно показать в это вот глухое, как им кажется, которые все уезжают на долгие летние месяцы отдыхать, вот им кажется, что это съезд, вот этот летний зритель, который, видимо, воспринимается за такого, летнего дурака. Зимой – зимний дурак, а летом – летний дурак (зритель).

К.ЛАРИНА: Но насколько мы с тобой знаем, уже даже, по-моему, традиция существует, что, по-моему, Андрей Малахов в отпуск не уходит. У них же там это «Пусть говорят» идет все лето.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Идут все лето, но в какой-то период идут повторы все равно. И поэтому, в общем, для обозревателей еженедельных телевизионных программ наступает самое страшное время. Вот тогда-то то, что накоплено, и в силу того, что актуальное все время подпирало, это накопленное мертвым грузом лежало, вот тогда-то оно активизируется и ударяется по нему. Так что, девушки… (смеется)

К.ЛАРИНА: «Девочки, зайдите в швейный цех. Там такое люблю не могу, волосы дыбом!» — пишет нам Лена.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Слушайте, а мы чем отличаемся в этом смысле от швейного цеха? Мы между собой тоже такое люблю не могу обсуждаем. Но это не повод это обсуждать вот сейчас вот даже здесь в этом формате или на всю тем более страну в телевизионном формате.

К.ЛАРИНА: «Люблю не могу» смотрела одну минуту. Это просто «Дом-2» в кубе».

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Смотрю не могу».

К.ЛАРИНА: (смеется) «Смотрю не могу». «В «Люблю не могу» — девочка из «Дома-2» — вот, кстати, ответ нашему слушателю. Константин пишет, что одна из ведущих – девочка из «Дома-2». Ну, вот, наверное, в этом есть некая закономерность.

Я, кстати, тоже взглянула на «Дом-2» на этой неделе, впервые за долгие годы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я, вот, между прочим, подумала, что надо бы тоже посмотреть.

К.ЛАРИНА: Там совсем такие… Там такие животные диковинные, там такие насекомые.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что поскольку мы знаем, что Ксению Собчак перестали приглашать на все каналы, хотя раньше, действительно, на части рвали, мне очень любопытно, останется ли она и осталась ли она? Вдруг я на этой неделе подумала, она вообще ведет еще «Дом-2»?

К.ЛАРИНА: Я не видела. Я видела там Ксению Бородину и видела там какую-то неизвестную мне даму, которая вела. Но это все как-то так… Когда я говорю «вела», это нужно делить на 16. Там какой-то чудовищный был стиль речи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, но появляется она там, тем не менее, в кадре?

К.ЛАРИНА: Нет, я не видела ее. Но я один раз включила. Я не знаю, наши слушатели, наверняка, смотрят «Дом-2».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, но, думаю, что если бы это произошло…

К.ЛАРИНА: Есть там Собчак? Она ведет сейчас передачу? скажите, пожалуйста.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Если бы Ксению Собчак и оттуда еще поперли, то я думаю, что это было бы новостью и мы бы уж точно об этом знали. Но я даю всем честное слово, на этой неделе, ну, как минимум не один, а раза три включить «Дом-2» и посмотреть, чего там происходит.

К.ЛАРИНА: А! «Пошлый концерт на Красной площади!» Это 12-го июня. Я не видела, я решила себя не расстраивать. Потому что если бы я это посмотрела, я бы не смогла бы удержаться. Ты смотрела? До меня доходили какие-то слухи страшные, как там пели гимн приличные люди. Это было все ужасно, да? Какие-то там были выступления чудовищные. Конферанс какой-то жуткий там был.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, кто-то чего-то ждал особенного?

К.ЛАРИНА: Тем более, да, что я помню, что это каждый год происходит и каждый год нам нехорошо становится и дурно. Ну, зачем же себя мучить тогда, правда? Лучше и не надо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Чего, смотреть-то?

К.ЛАРИНА: Ну да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это показывало в этот раз Муз-ТВ.

К.ЛАРИНА: Да ты что?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.

К.ЛАРИНА: Не было на втором канале?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Было, было. Но в этот вечер был футбол. Поэтому это уже было совсем в ночи, в записи на «России». А Муз ТВ показывало в прямом эфире, по-моему. Заслужило.

К.ЛАРИНА: Сегодня футбол. Значит, несмотря на то, что я надела греческую майку сегодня, товарищи…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это вызов.

К.ЛАРИНА: Э, нет. Я просто солидарность, как бы, хочу продемонстрировать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: С греками?

К.ЛАРИНА: И с греками, да. В чем заключается солидарность моя? В том, что наш соперник по игре сегодня – он не враг, он соперник по игре.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, вот как тонко?

К.ЛАРИНА: Понимаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: У как!

К.ЛАРИНА: А вместе делаем одно дело. (все смеются)

И.ПЕТРОВСКАЯ: Главное, чтобы все мирно и тихо обошлось. Туда вон Михаил Александрович Федотов выехал на всякий случай сдерживать, видимо, эмоции наших особо рьяных болельщиков. Вот, кстати, это было одной из основных информационных тем практически в течение всей недели – это столкновение футбольных фанатов наших и их.

К.ЛАРИНА: Все фанаты футбольные одинаковы во всем мире.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно, абсолютно. Я наблюдала воочию несколько раз, в частности, в самолете, когда куда-то летела не как фанат футбольный. Это, правда, страшно, и я бы на месте клубов, сборных… Это же они не сами по себе туда приезжают. Мы же должны себе отдавать отчет: их везут за счет клубов, это отдельная статья расходов. Так надо, ну, как минимум брать таких людей на заметку и просто не допускать или инструктировать, может быть. Причем, это же не мальчишки, в основном, это огромные мордатые с пивными брюхами мужики, которые просто… Извините, но они так выглядят многие.

К.ЛАРИНА: Женщина, вы распоясались. (смеется)

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну хорошо, «с животиками».

К.ЛАРИНА: С брюшками.

И.ПЕТРОВСКАЯ: С брюшками. (все смеются) Мужички, на которых смотреть, в общем, без слез практически невозможно.

К.ЛАРИНА: Мы на этом завершаем нашу сегодняшнюю передачу. Встретимся в этой передаче через неделю. Всем спасибо, всем пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире