'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Мы начинаем. Это программа «Человек из телевизора». Здесь Ирина Петровская. Вау. Ксения Ларина, Наталья Кузьмина. И наши слушатели, по sms +7-985-970-45-45. Хватит смеяться. Телефон прямого эфира 363-36-59. Твиттер аккаунт @vyzvon. Ну.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну и хорошо, будем ждать, когда дойдет до нас. Твиттер вызывали?

К. ЛАРИНА – Ира, скажи, пожалуйста, что за неадекватная реакция у нашего общества на фильм НТВ «Анатомия протеста». Что, первый раз что ли?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, я тоже на эту тему думала. Потому что разная совершенно реакция, от призывов похоронить до бойкота…

К. ЛАРИНА – Это вообще какая-то истерическая.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Понять можно, потому что да, безусловно, это не первый случай и НТВ к этому моменту пришло не девушкой, прямо скажем. Давно. Даже я бы сказала, но не буду говорить, кем. Но, пожалуй, это первый случай абсолютного беспримесного такого совершенно грубого вранья, в котором нет даже попытки…

К. ЛАРИНА – Первый случай?

И. ПЕТРОВСКАЯ — В каком смысле, я вот пыталась вспомнить остальные творения творческого марксизма, как говорил мой главный редактор, который нам показывали. Так был всегда микст, во всех случаях. Там были какие-то факты, полуфакты, полунамеки, намеки, полуправда. Смешанная с какими-то возможно, то есть было ощущение некоего правдоподобия, но понятно всегда было, что это заказ, передергивание, и так далее. Это первый случай, на мой взгляд, когда не делается даже ни малейшей попытки хоть как-то наполнить это произведение чем-то правдоподобным. Кроме только того, что на кадрах действительно люди, которые существуют в жизни. Более ничего.

К. ЛАРИНА – А я не знаю, существуют ли они в жизни.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ты думаешь, не существуют? По крайней мере, члены оппозиции, представители оппозиции мы точно знаем в лицо.

К. ЛАРИНА – Меня удивила реакция, врали так, поливали враньем и грязью конкретных людей, и того же Немцова и всех через запятую людей, которые так или иначе олицетворяют собой эти акции протеста.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И Ходорковского…

К. ЛАРИНА – Я тебе скажу, в чем дело. У меня есть ответ на этот вопрос. Потому что люди впервые в жизни, пожалуй, отнесли это на свой личный счет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это я второе хотела сказать. Что мы всегда смотрели на кого-то в этих случаях. И понимали, что возможно нет дыма без огня. Например, «Дело в кепке». Юрий Михайлович явно, скажем мягко, неоднозначный человек. И не исключено, что какие-то факты, которые там излагались, действительно имели место быть. Или Лукашенко, тоже пробу ставить негде и даже, в общем, некий отклик находило это произведение, потому что там как раз было сказано в том числе и много, наверное, очевидного, только другой вопрос, что когда нужно, это очевидное преподается с одним знаком, а когда нужно, с другим. Просто меняются знаки. А здесь именно оттого, что огромное количество людей, сто тысяч человек, помноженное на количество родственников, друзей, даже тех, кто не бывал на акциях…

К. ЛАРИНА – Это кино про меня.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно, они прекрасно знают про себя, что на печеньку они не набрасывались, как голодные шакалы, что никакой Госдеп их не проплачивал. Это все бред сивой кобылы. Это не обсуждается. Не говоря уже о том, что просто профессиональный взгляд видит отдельные эпизоды как абсолютно постановочные, снятые понятно, как с разных камер, ракурсов и люди, которые не скрывают лица, хотя по идее правильно заметил Павел Лобков, что в таких случаях люди, как правило, бегут, когда видят камеру, потому что понимают, что они участвуют в неком непотребстве. Здесь все спокойно позируют.

К. ЛАРИНА – А вот вопрос, который хотела тебе задать. В принципе есть здесь предмет для судебного разбирательства? Может ли кто-то подать в суд за клевету, вранье или это невозможно, потому что здесь никто не персонифицирован, здесь некие люди с белыми лентами. То есть я тогда подаю в суд, то на что, меня лично оскорбили. Нет, никто не назвал мое имя. Я говорю так абстрактно. Если каждый про себя подумает. Вот как здесь быть?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не знаю, подсудно ли это. Боюсь, что ты права, что именно потому, что никто не назван впрямую и те же самые известные люди тоже использованы в такой нарезке. Их как бы слова подтверждают некое предыдущее высказывание или опровергают. Не более того. Не знаю, не уверена. Послушай, если Немцов, Рыжков попытались судиться, когда их обвинил наш национальный лидер, что они поураганили в начале 90-х, и теперь рвутся к кормушке…

К. ЛАРИНА – Даже иск не приняли.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И когда слово Немцова, Рыжкова и прочее было признано судом просто фигурой речи, не обозначающих конкретных персонажей. То что мы будем говорить. Да и мараться я думаю, что это бессмысленно. Мы знаем по предыдущим событиям этой же недели, как поступают и действуют суды вопреки всем очевидным обстоятельствам.

К. ЛАРИНА – А слабо, как Лобков в фейсбуке написал, сейчас выйти на митинг в защиту НТВ?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, это смешная мысль.

К. ЛАРИНА – Мне кажется, на митинг я бы не выносила эту тему. Мне кажется слишком большое внимание пристальное к этой теме.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Единственное, в чем люди правы, действительно каким-то образом необходимо выражать свое отношение к такому. Ведь расчет я тоже сидела, думала, несколько раз перематывала, смотрела это произведение, там смешно проговариваются они сами про себя же, когда цитируют слова Геббельса: чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее поверят. Абсолютно про себя, заветам дедушки Геббельса верны называется. Охотно ли поверят люди, которые не ходили. Те, кто верит в телевизор и телевизору, ну конечно поверят. А чего же не поверить. Потому что представить человеку обычному, что кто-то за просто так по зову сердца поднимет задницу с дивана и пойдет в мороз выражать свой протест, это невозможно. А здесь очень простое объяснение. Ну конечно за эти купюры и за печеньки побегут как миленькие. Но это не главный адресат этого произведения аудиовизуального искусства, как сказал один из НТВшников. Мне кажется, что главный адресат это как раз рассерженные горожане и это какая-то иезуитская попытка издевки в первую очередь… К. ЛАРИНА – А зачем?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не знаю.

К. ЛАРИНА – Тем более все уже как-то прошло. Опять собрать хотят народ?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, что люди, которые эту красоту заказывают, они обладают таким иезуитским чувством юмора…

К. ЛАРИНА – Нет, это для чего-то. Ты думаешь просто так поиздеваться. Это слишком дорого.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Во-первых, поиздеваться. Показать вот бандерлоги, вот вам.

К. ЛАРИНА – Должно быть какое-то целеполагание.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А целеполагание может вывести из себя, спровоцировать…

К. ЛАРИНА – Новую волну протеста.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И потом ее загасить известными способами.

К. ЛАРИНА – Из брандспойта.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно верно, чтобы уже ничего как говорится здесь не выросло.

К. ЛАРИНА – Я открыла блог Альфреда Коха, который в свое время имел непосредственное отношение к компании НТВ. Он возмущен. «Мое предложение простое как огурец: провести акцию, которая называется «Не смотрим НТВ». Если уж называют нас сетевыми хомячками, то такая форма протеста как просто не смотреть 4-ый канал куда как нам органичнее, чем выходить на мороз и два часа горланить что-то антикремлевское. Таким образом, если допустить, что в протестах в той или иной форме было задействовано около 200 000 человек, то значит уровень поддержки примерно в 10 раз больше. Значит акцию «Не смотрим НТВ» может поддержать около 2 млн. человек только в Москве. Такая потеря аудитории не может не быть зарегистрированной Гэллап-медиа и, соответственно, это станет достоянием гласности. А значит, быстро будет известно рекламодателям. Потери НТВ от такой акции будут измеряться миллионами долларов в месяц. Уж поверьте мне, я знаю, что я говорю. Условия прекращения акции тоже просты (не нужно требовать чего-то сверхъестественного): ясные и недвусмысленные извинения за передачу «Анатомия протеста» со стороны редакции ЧП и конкретно г-на Шалимова». Вот предложение Коха.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется оно в известной степени прекраснодушное. Хотя прекраснодушие тоже имеет право на существование. Это первое. Второе хотим мы того или не хотим, но там действительно существуют отдельные очень хорошие программы. Видимо, это некое условие существования их в обмен на вот эти заказные особые программы специального назначения. Это тоже особый цинизм и какое-то особое иезуитство. Канал, который долгое время у людей все-таки ассоциировался с либеральной и демократической идеологией, вот так наклонить и вот так его ставить в такие условия. Другой вопрос, что там есть свой руководитель, который очевидно легко в такие условия ставится. Но при этом остаются вот эти искорки в виде «Центрального телевидения», некоторых выпусков «НТВшников», в виде «Профессия – репортер». И что-то еще. Что единственное может быть сегодня наполнено смыслом вообще на телевизионном пространстве. И что хочется, всегда интересно и стоит смотреть.

К. ЛАРИНА – Подожди, я не про это спрашиваю. Акцентировала долго, чтобы понять, насколько такой способ выражения своего мнения эффективен. Действительно можно вот так потерять миллионы, как говорит Кох?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я совершенно почти уверена, что это нереально. Потому что я еще раз говорю, что хотя бы эти названные мной программы люди будут подглядывать, что называется, и вообще это невозможно мне кажется учесть это смотрение, не смотрение. И все не так однозначно. Поэтому не знаю, что тут можно сделать. Да, наверное, какой-то остракизм этим людям, но эти люди и не показывают свои морды, они как известно, предпочитают скрываться либо за общим списком в конце или просто, раньше бежали буковки. И это не значит, что им стыдно. Это просто действительно безликая некая машина, которая работает по производству вот таких вот…

К. ЛАРИНА – Я возвращаюсь с настойчивостью к возможным искам судебным. Вот я вижу новость утреннюю сегодняшнюю, что оппозиция готовит иски к телекомпании НТВ. Оппозиционеры утверждают, что программа неправдива, и некоторые кадры в ней постановочные. Как заявила «Коммерсанту» адвокат Виолетта Волкова, которая представляет оппозиционеров в судах, она сейчас собирает и материал для коллективного иска к НТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Возможно, вероятно, другой вопрос, каков будет исход этого дела. Если даже иск будет принят к производству и рассмотрению. Правда, у меня нет ответа. Я припоминаю похожую историю, ну как похожую. Тоже попытку бойкота, которую предприняли деятели культуры в 1991 году по отношению к центральному телевидению, которое тогда тоже беспардонно извращало все происходящее и в первую очередь то, что происходило в Литве, Латвии. И я помню собрание, по-моему, в Союзе кинематографистов, где выступали наши известные мастера и говорили, что необходимо бойкотировать, не смотреть, не участвовать, не появляться. Но это недолго продержалось. И разумеется, не смотреть и речи не было тогда, альтернативы не было, потихоньку после этого и те, кто призывали к бойкоту, все равно стали появляться в программах центрального телевидения.

К. ЛАРИНА – Мы вспоминали вчера со Сванидзе, как Доренко тоже все осуждали и присвоили ему почетное звание нерукопожатного с большой буквы «н», и большое жюри его журило. А что он тогда сказал большому жюри?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Идите…

К. ЛАРИНА – В гробу я вас всех видал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Или примерно идите в известное место.

К. ЛАРИНА – Нет предмета для судебного разбирательства, то все эти этические и моральные и нравственные проблемы никого не трогают.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Насколько я помню даже Лужков и судился тогда с Доренко и, по-моему, даже чего-то выигрывал, но правда, это несложно Лужкову выиграть что-то, но у нас нет этого такого общественного института что ли выражения презрения общественного тому или иному деятелю…

К. ЛАРИНА – Но какова реакция, что по просьбам трудящихся в воскресенье в прайм-тайм.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот это самое иезуитское, что есть в этой истории.

К. ЛАРИНА – Это очень персонифицировано, это же не абстрактная компания сказала, это сказал Кулистиков.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но что-то мне намекает на то, что у него есть соавтор в этом иезуитстве.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Действительно вот Ир, я хочу этот вопрос прочитать. Почему за оскорбление чувств верующих только 7 лет, а за оскорбление Братства Белого кольца ничего?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Только семь лет?

К. ЛАРИНА – Семь лет. Много. Пусть Братство Белого кольца подает в суд.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Много у нас прекрасного на просторах нашей родины чудесного творится и то, что мы наблюдаем. Объяснения этому нет ни у кого.

К. ЛАРИНА – Ну так ты хотела завершить тему…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Даже предположим, что НТВ мы обрушим или протестующие, которые перестанут смотреть, обрушат им рейтинги, рекламу и НТВ самое страшное, обанкротится, закроется. И что от этого изменится? Площадка исчезнет и исчезнет заказ и исчезнут подобные гнусности? Да нет, конечно. У нас масса других возможностей и каналов, которые сделают ровно то же самое. Просто в данном случае эта почетная миссия выпала НТВ. А будет Первый, будет «Россия», ужас заключается в том, что такое сегодня отношение, взаимоотношение власти с телевидением и следовательно как Жванецкий говорил, надо все-таки менять систему, а не выдергивать отдельные самые дурно пахнущие растения из этой грядки. Выдернешь, взаимо все заменяемо. Поэтому мне кажется в этом бессмысленность вот такого рода протестов. Хотя просто продемонстрировать свое отношение, наверное, это важно. Только тем, кому мы хотели бы это продемонстрировать, до голубой звезды, фонаря и до всего остального это отношение и это выражение нашего недовольства, гнева и возмущения.

К. ЛАРИНА – Как вам замена Кургиняна на Киселева? Сейчас Ира на этот вопрос ответит, потому что я не смотрела программу, у меня все впереди. Вчера, ссылаясь на вчерашний разговор с Николаем Сванидзе, который является также ведущим этой передачи «Исторический процесс», я пыталась ему задать какой-то вопрос, потому что как всегда очень много к нему вопросов приходит на эту тему. Но они все были такие честно не очень приятные в отношении его нового соведущего, я не могла ничего процитировать, потому что там просто какой-то был набор каких-то возмущений и оскорблений. Если так резюмировать прилично, говорили, что Дмитрий Киселев еще хуже, чем Кургинян. Что меня совершенно поразило, потому что я себе даже не могла такое представить, что такое может быть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В известном смысле я очень скучаю по Кургиняну, просто ночей не сплю, но в известном смысле мне кажется по первому моему впечатлению, я так специально говорю аккуратно, потому что первый выпуск, эти люди, которые таким образом формулируют, они правы. Потому что Кургинян со временем довольно быстро превратился все-таки в персонаж во многом комический. Возможно для кого-то опасный, да, но он такой был очевидный и прямолинейный. И все его фирменные манеры, брызгание слюной, практически истерика, хотя она конечно была я думаю, им достаточно управляема, в общем, Кургинян начал восприниматься аудиторией мне кажется как артист во многом, который играет свою роль.

К. ЛАРИНА – Как персонаж.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – Не оскорбляй артистов кургинянами.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Актер Актерыч.

К. ЛАРИНА – Самодеятельный. Фрик такой, персонаж.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно верно. Успех его во многом объяснялся флешмобами своеобразными телефонными, во многом именно тем, что слишком просто и очевидно он формулировал те вещи, которые на самом деле сложны и далеко не так очевидны. А это всегда людям импонирует и собственно говоря люди, которые воспринимают на веру такие произведения, как и «Анатомия протеста». Очень все просто. Все разложено. Этот плохой, этот хороший, этот враг, этот друг. И так далее. Проплачено, оранжевая чума, бу-бу, все просто. Дмитрий Киселев, безусловно, умнее, от этого мне кажется более опасен как пропагандист. Потому что он даже не знаю, как сформулировать, но та манера, в которой он говорит, как раз намного более спокойная, нежели кургиняновская, и те аргументы выдают в нем все-таки манипулятора довольно высокого полета. И вот здесь как раз происходит подмена и даже многие люди этого не в состоянии понять и заметить. Поэтому я не уверена, что Дмитрий Киселев это выход из положения с истериком Кургиняном. Хорошо, что может быть истерик больше не будет, но при этом и этот накал программы он тоже конечно снижается во многом. Потому что здесь правы и продюсеры, с которыми на эту тему разговаривали, конечно, они в первую очередь старались сделать шоу. А сейчас мне кажется, это в большей степени будет такая идеологическая схватка, и как мы видели, даже в этой идеологической схватке, где нет хватания за грудки оппонента, все равно выиграет вот эта позиция…

К. ЛАРИНА – Позиция государственная. Знаешь, как была на «Голосе Америки» рубрика – официальная точка зрения правительства США. Дальше диктор читал некий текст. Это вы прослушали официальную точку зрения.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот если бы мне так сказали – официальная точка зрения правительства или кого-то еще. Это одно дело. А когда человек с достаточным убеждением выдает за свою…

К. ЛАРИНА – Он защищает ее. Он по убеждению как я понимаю, исходя из того, что он делает в программе «Национальный интерес», по убеждениям абсолютно такой государственник, патриот.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Похоже.

К. ЛАРИНА – Который с таким имперским задором, то, что сегодня востребовано. То, что пропагандирует Михаил Леонтьев обычно, Максим Шевченко, это из этой плоскости.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть точно абсолютно антилиберал.

К. ЛАРИНА – И он этого не скрывает. Он в этом смысле ангажирован. Он защищает эту точку зрения. Так что здесь схватка между как вчера признался Сванидзе, либералом-западником и российским государственным патриотом.

И. ПЕТРОВСКАЯ — При этом самое интересное, конечно, трансформация, которая с людьми происходит, потому что как раз в начале века и в конце предыдущего, либералом западником был в первую очередь сам Дмитрий Киселев, который знает много языков, провел какое-то время в Европе и, в общем, казался таким совершенно западным и очень продвинутым в этом смысле человеком. Потом дальше чего-то видимо, на Украине майданом ударило, и вернулся он уже оттуда совершенно с иными устремлениями.

К. ЛАРИНА – Я предлагаю перейти к следующей теме. Здесь много вопросов по поводу Германики, нового фильма «Краткий курс счастливой жизни», Валерии Гай-Германики, который сейчас идет на Первом канале. И самые разные мнения. Просто для того, чтобы понимали и слушатели и Ире тоже говорю, что нет ни одного человека, который бы написал типа – никак. Либо восторг, либо абсолютное неприятие и манеры этой и темы. Я посмотрела первые, последнюю серию не смотрела, посмотрела первые три серии и пока на этом этапе я могу сказать, что я получаю позитивное пока впечатление от этой работы. Она мне нравится, мне интересно за этим наблюдать. Мне интересно, как развивается сюжет. Мне кажется, что очень узнаваемы типажи, которые там действуют. И очень интересны актерские работы. И вообще я люблю такое кино. Это кино, которое двигает кино, в том числе и телевизионное кино вперед. Так что я считаю, что она молодчина.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Безусловно, то, что это выше на несколько голов всей телесериальной продукции, которая, как правило, заполоняет основную часть телевизионного пространства, это очевидно. Я бы предложила и нашим слушателям и тебе поговорить об этом на следующей неделе. Потому что я видела…

К. ЛАРИНА – А сколько еще будет идти?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не знаю, честно говоря.

К. ЛАРИНА – К следующей неделе будет какой-то период уже отсмотрен.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Естественно, более того, как в случае со «Школой» я поняла, что я хочу это смотреть подряд. И поэтому я накапливаю, чтобы потом посмотреть это на сайте. Чтобы не было этих перерывов, они естественно неизбежны, потому что далеко не каждый вечер ты можешь смотреть. Поэтому всю следующую неделю я тоже намерена это просмотреть, досмотрев то, что сейчас не досмотрено. И тогда уже на эту тему серьезно поговорить. Но ты права еще в том, что это верный признак, что равнодушных я тоже особенно не видела и не слышала. А люди, вкусу которых я доверяю, отзываются как раз вполне позитивно о том, что они уже успели увидеть.

К. ЛАРИНА – Мы в фейсбуке тоже делились впечатлениями. И как-то так в основном достаточно единодушно все пока к этому фильму относятся.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я тоже разные встречала мнения, что вы в этом нашли, мне активно не нравится.

К. ЛАРИНА – Это как мне кажется то, что делает Германика, это либо принимается и обсуждается как некое готовое произведение и мы судим его по тем законам, которые она как автор устанавливает. Либо это не принимается вовсе, тогда не нужно даже обсуждать, потому что мне кажется, если ты входишь в этот контекст, как театр ДОК. Я являюсь поклонником этого театра. Человек, который в принципе отвергает эту эстетику, манеру общения со зрителем, этот жанр, чего тут обсуждать. Ну да, это не принимается. Тоже такая точка зрения есть и пусть она существует. Но здесь, слава богу, есть возможность выбора, действительно можно не смотреть. Мне интересно этот фильм обсудить, когда он закончится.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кто-то пишет, причем это, как правило, мужчина, разумеется, что не близкая сама по себе тематика, не близкие проблемы и тоже такое возможно. Потому что «Школа» оказалась абсолютно попавшая в нерв, именно потому что это каждого касается на  разных этапах жизни. Либо собственной, либо жизни детей, либо внуков. Здесь, наверное, и это хорошо, кстати, что человек все-таки в какую-то иную сторону уходит и тоже развивается. Я имею в виду другие темы, другие проблемы. Другие персонажи.

К. ЛАРИНА – Хорошая Ходченкова, хорошая Алиса Хазанова. Вообще хорошие актеры. Ира, хочу перейти дальше, потому что наконец-то я поняла, в чем дело, когда я получила, что Райкин форева, Райкин супер.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Райкин был «На ночь глядя».

К. ЛАРИНА – Сразил меня окончательно, — пишет слушательница, – своей любовью к театру, своей самоотверженностью, своей смелостью. Не побоялся сказать правду о своих коллегах, которые держатся за старые спектакли и не дают развиваться новому. Я  с ним согласна, хорошая получилась беседа. Ведущие умеют вывести гостя на то, что его волнует и что им интересно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, совершенно присоединяюсь. Хотя признаюсь, что не весь выпуск застала. Кажется, мы были с тобой в театре в этот день и я вернулась уже когда это шло к финалу. Но тоже на сайте посмотрю, единственное как всегда это бывает, когда Константин Райкин говорит, то, как только ты в него упираешься взглядом, то уже и не можешь его отвести, потому что тебе тем более лучше, чем мне знать, как он темпераментен, убедителен и обаятелен в монологах и диалогах.

К. ЛАРИНА – Ну чего, давайте несколько звонков послушаем. У нас есть время для вас. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Сергей Москва. Хотелось бы отметить фильм, который прошел по Первому каналу с Соколовым в главной роли. «Личные обстоятельства».

К. ЛАРИНА – Понравился вам?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, первые две серии правда, а последние неправда. К. ЛАРИНА – А то чего-то тут ругаются все. Я не стала уж цитировать никого.

СЛУШАТЕЛЬ – Дело в том, что очень интересно, такое ощущение, что сначала все показали, как есть на самом деле, а потом сказали, что вы все равно ничего не измените, оставайтесь там, где вы были, все идет само собой, любовь главное.

К. ЛАРИНА – То есть там смысл в том, что человека подставили, которого играет Андрей Соколов, он врач, он стал свидетелем аварии и его в этой аварии и обвинили для того, чтобы отмазать дочку, Меньшов его играет.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, замечательный актерский…

К. ЛАРИНА – Он кто, олигарх?

СЛУШАТЕЛЬ – Скорее всего властный человек.

К. ЛАРИНА – Чиновник какой-то.

СЛУШАТЕЛЬ – Нефтяного бизнеса. Все сильные, все замечательные. Все смогли сделать. А потом вдруг все поменялось. Но нет ни суда, ни закона, все осталось как есть. Я никак не мог понять, почему по Первому каналу показывают такой фильм. А оказывается из фильмов, который показали по НТВ – вы сидите тихо и все у вас будет…

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Неожиданное совершенно прочтение. Обратите внимание, что если кто не понял, что речь шла о сериале «Личные обстоятельства». Это художественный фильм. Многосерийный. Я не часто слышу такую оценку работы сюжетного фильма, которую сейчас Сергей продемонстрировал. Потому что он говорит, прежде всего, об идеологической направленности этого фильма.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я, кстати, как раз заинтересовалась и тоже намерена это посмотреть, вдруг неожиданно я прочитала несколько каких-то очень живых хороших откликов на этот сериал, что напрасно вы не обращаете внимания на это, потому что это очень тоже нетипичное зрелище для нашего телевидения. Поэтому вот ругательных я особенно даже не слышала. Но кто-то ругается точно так же, как всегда бывает.

К. ЛАРИНА – Пожалуйста, еще звонок. Наушники не выбрасывайте…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Женщина.

К. ЛАРИНА – Ирина Евгеньевна. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я по поводу, Ксения Ларина говорила о билетах в театр.

К. ЛАРИНА – Извините ради бога, уже давным-давно все билеты уехали. Спасибо вам большое за звонок. Но это уже другая передача. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Мне кажется, знаете, еще новая актриса у нас появилась хорошая, она в «Детках» играет. Валентина, фамилию не помню.

К. ЛАРИНА – В каких «Детках»?

И. ПЕТРОВСКАЯ — «Детка».

СЛУШАТЕЛЬ – И вот фильм был по Первому каналу, где Соколов играл, она там тоже играла.

К. ЛАРИНА – Как не запомнили, хорошая артистка?

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется молодая перспективная.

К. ЛАРИНА – А вам как «Личные обстоятельства»?

СЛУШАТЕЛЬ – Я их простите, не смотрела. Я смотрю Германику.

К. ЛАРИНА – А Германика как?

СЛУШАТЕЛЬ – Мне нравится.

К. ЛАРИНА – Мне тоже нравится. Еще звонок, пожалуйста. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня зовут Инна Леонидовна. Я хочу сказать, что митинг у Останкино неэффективен примерно так же как митинг у пирамиды Хеопса против рабовладельческого строя. И я думаю, что эффективнее было бы эти же митинги, может быть в меньшем количестве, но проводить под окнами квартир НТВшников.

К. ЛАРИНА – Это уже хулиганство. Это методы «нашистов».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я бы сказала…

К. ЛАРИНА – А можно еще плевать им в лицо, когда они заходят на работу. И. ПЕТРОВСКАЯ — О том и речь, «нашисты» как известно, использовали это и довели до нервных срывов не только семью Подрабинека, но и всех остальных соседей. Мне кажется это уже такое чистое преследование отвратительное, в квартирах, может быть, живут ни в чем неповинные родственники вот этих даже не НТВшников, а представителей правовой этой дирекции, которые ваяют подобные шедевры. Не знаю, правда, у меня нет рецепта, что с этим можно сделать. Вот на этом уровне. Пикеты устраивать под окнами или не под окнами. Повторю, эти люди не считают себя журналистами. Да, они порочат это звание. Они бросают тень на добрые имена и тоже порочат добрые имена людей, которые работают на НТВ совершенно профессионально в соответствии со всеми законами этики. Но при этом им совершенно все равно, как мы реагируем. Поэтому они даже и скрываются и не показывают ни лиц своих, ни фамилий. Поэтому мы тем самым можем, безусловно, нанести огромную травму хорошим людям, а этим с гуся вода.

К. ЛАРИНА – Закадровый текст кто там читает?

И. ПЕТРОВСКАЯ — О, закадровый текст читает такой актер, по-моему, он по образованию диктор. Сергей Полянский. Он одно время в кадре появлялся и вел такую программу на НТВ, тоже реконструкция ужасных событий. Я не помню, как она называлась. Это было года два назад. Когда бралась какая-то дикая трагедия и дальше он этим же страшнейшим своим замогильным голосом, вчера где-то шутка была хорошая, кто это воет на могиле. О, это Сергей Полянский, Бэрримор. Правда, голос конечно сумасшедшего обаяния, от которого кровь в жилах стынет. Это единственный, кто собственно хотя бы голос выставляет напоказ, может быть голоса лишить кого-нибудь.

К. ЛАРИНА – «Уважаемая Ирина и Ксения, ваше мнение о фильме «Наина», — спрашивает Ольга. Фильм о Наине Ельциной.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне показалось, что он вполне адекватен героине и сделан с должным уважением и даже пиететом к этой действительно прекрасной женщине. Которая всю жизнь Бориса Николаевича сопровождала. Там о ней очень много хорошо говорили. В том числе наш Алексей Венедиктов. Ну вот и слава богу.

К. ЛАРИНА – Называют фамилию актрисы, про которую вспомнила наша слушательница. Валентина Лукащук. Она кстати играла одну из главных ролей в «Школе» у Германики. Та самая девочка, которая покончила с собой. Замечательная девчонка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Когда просто на картинку посмотрела, я еще мучительно пыталась вспомнить, где я еще видела эту актрису. Совершенно верно, она играла героиню, девочку эмо, готы, самую такую издерганную, которая действительно покончила с собой. Слава богу, и у меня наступило просветление. А то мучительно бывает, думаешь, где ты видела это лицо, этого человека.

К. ЛАРИНА – Давай еще телефон. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – А вы знаете, сам Путин эту провокацию НТВшников заставил. Он же как-то объявил с экрана, что, а я вас обманул, мы вас обманули, мы вам не заплатили. НТВшники сообразили и сразу сделали наоборот.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А кому он сказал «не заплатили».

К. ЛАРИНА – Доверенным лицам.

СЛУШАТЕЛЬ – А мы вас обманули, не платили. НТВшники сообразили и сразу наоборот сделали.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, тут какая-то запутанная причинно-следственная связь. Это Путин шутит. Президент и премьер у нас так шутят. Но в принципе да, в том же направлении, в том же тренде юмора, который сегодня присутствует и поэтому как мы уже говорили по многочисленным просьбам трудящихся это примерно того же типа чудесный такой издевательский иезуитский юмор. Людям кажется этим, которые это заказывают и делают, что это очень тонко.

К. ЛАРИНА – У тебя есть какие-то планы на следующую неделю? Отдельные.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Продолжать смотреть телевизор. Я кстати хотела сказать при всем своем желании я его не смогу, даже если представить, что начнется какой-то бойкот и все начнут подписывать письма, я увы, не смогу присоединиться, поскольку вынуждена по долгу службы смотреть и отслеживать все. Я буду смотреть следующую неделю, повторяю очень пристально Гай-Германику, потому что мне важно наконец составить какое-то более полное об этом сериале представление. Ну а сейчас я еще посмотрела, к сожалению, на этой неделе в конце опять будут в полной мере муссироваться темы трагедии Пороховщиковых. Боюсь, что будут опять страшнейшие ужасы, которые уже были в эфире. И вообще эти дневные наши, вернее ранне-вечерние ток-шоу теперь уже просто производят впечатление какого-то невероятного беспардонного ужасающего паноптикума. Где чем хуже, тем лучше и вот уж где выламывание из всех вообще этических канонов, которые прежде существовали. Все-таки даже если это не этические каноны профессии, то это нормальные элементарные правила человеческого общежития. Раньше считались. Ну какие-то очевидные вещи. На уровне народной мудрости — в доме повешенного не говорят о веревке. Говорят отныне и с большим удовольствием. И с показом.

К. ЛАРИНА – Тоже не первый раз.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не первый, но чтобы до такой степени…

К. ЛАРИНА – Сюжет, у нас, слава богу, не слишком распространенный. Когда известный человек таким образом сводит счеты с жизнью. Но уж и про веревки говорили и про детей, которые бросаются с крыш и про детей, которые жарят своих товарищей на сковородке и едят.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И я боюсь, что это направление удара что называется, может быть, даже опаснее, чем этих всех «Анатомий протестов». Потому что это множит равнодушную эту циничную во многом аудиторию, которая это хавает и требует все горячее и горячее.

К. ЛАРИНА – Мы про это говорили 98 лет назад.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И 98 тысяч раз.

К. ЛАРИНА – Что следующий этап он скоро не за горами. Смерть в прямом эфире.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Даже кто-то возможно сам согласится за хорошие деньги…

К. ЛАРИНА – Как продать свою почку после смерти, или свое тело для опытов завещать. Вот точно также человек может получить завещать своим близким жизнь безбедную долгую, за то, чтобы он участвовал…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот что надо бойкотировать. Вот еще какие вещи. Но разве же заставить людей оторваться от замочной скважины…

К. ЛАРИНА – Участники и соучастники эти люди, которые это смотрят.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно верно. В этом и цель. Всех повязать этой круговой порукой.

К. ЛАРИНА – Однако, полдень в Москве. Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире