'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Начинается «Человек из телевизора» и грустно смотрит на меня человек, потому что мы начнем с печальной новости. Напомню, здесь в студии Ирина Петровская, Ксения Ларина. Ира сегодня пришла с печальной новостью, вы уже слышали в новостях информацию о том, что скончался Лев Николаев. Это человек безусловно эпохальный для телевидения, вы его знаете прежде всего как руководителя и ведущего цикла «Цивилизация» на Первом канале. Ирина, наверное, скажет несколько слов о нем, поскольку хорошо его знала.



И. ПЕТРОВСКАЯ — «Цивилизация» грубо говоря, это телекомпания, которую он уже много лет возглавлял. А в принципе он со времен Гостелерадио много лет на телевидении, если мне не изменяет память, его привел С. П. Капица. И он был соведущим в программе «Очевидное-невероятное». Он сделал очень много неигрового кино, научно-популярного, как раньше называлось. Сегодня это называется просветительское. И был он самой высшей пробы интеллигент. Я могу это свидетельствовать, потому что знаю его много лет и счастлива тем, что он одарил меня какой-то своей нежной дружбой. Мы много раз выезжали на разные телевизионные фестивали, конкурсы. Он был необыкновенно живой, и был просветителем в настоящем смысле этого слова. Я думаю, во многом благодаря ему это направление сохранилось на телевидении. Долгое время на Первом канале «Гении и злодеи», много других его программ, его телекомпании. Очень много по-прежнему идет и шло на канале «Культура» и циклы о секретных физиках и много чего. Он действительно посвятил, хотя он по образованию, по-моему, физик и успешный был физик со степенями, званиями, но в результате он посвятил большую часть наверное своей жизни телевизионному просветительству. Делал это на мой взгляд мастерски, потому что умел говорить просто о сложном. Именно просто, а не примитивно. И всячески способствовал, добивался того, чтобы это направление не исчезало. Потому что в противном случае понятно, что ящик превращается просто в ящик. Очень переживал, что упование исключительно на рейтинги сильно вредит тому направлению, которое он избрал. Ужасно переживал, когда все дальше и дальше в ночь на Первом канале задвигали их программы. Но, тем не менее, я думаю, что у него точно была своя постоянная очень верная аудитория, которая очень ценила то, чем он занимался. Я уж не говорю о том, что был он достаточно человек деликатнейший, остроумный, тонкий, однажды у меня было смешно, мы с ребенком в тяжелом подростковом возрасте разговаривали, и она меня спросила, я говорила интеллигентный человек так себя не ведет, и она в запале сказала: а кто это интеллигентный человек. И в этот момент как раз по телевизору говорил Лев Николаевич. И я успела ему сказать на его последнем юбилее, говорю, благодаря вам я получила пример, который я могла предъявить этому неразумному в то время созданию и сказать: вот посмотри, вот так выглядит интеллигентный человек. Так он говорит, так он существует, так он смотрит, так он думает. Я думаю, что сейчас все меньше и меньше такой высокой пробы людей у нас, к сожалению, на телевидении, ну так случилось, понятно, что произошло с телевидением. Но, тем не менее, я думаю, что память о нем и о том, что он сделал и для телевидения и для неигрового кино, потому что он возглавлял гильдию неигрового кино, которая занимается вручением…

К. ЛАРИНА – ТЭФИ.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это само собой, он был естественно академиком. Которая вручает премии «Лавр» за достижения в области неигрового кино. И у него самого огромное количество премий. И, по-моему, не в этот раз, а позапрошлый ему как раз, он уже болел, но выходил на сцену, ему вручали самую почетную премию – за вклад в создание кинолетописи. То есть отмечен он был, безусловно, уважаем был, но переживал до последнего о том, что происходит сегодня с этим просветительским телевидением, кино.

К. ЛАРИНА – А есть сегодня люди, которые продолжают именно в этом жанре работать всерьез. И продолжают именно то, что он начал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он создал эту телекомпанию…

К. ЛАРИНА – Не попса я имею в виду, псевдонаучпоп, которую смотрим.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, он создал телекомпанию «Цивилизация», где почти все люди у него штучные и сейчас они насколько я понимаю, в основном работают на телеканале «Культура», я многих из них знаю, это тоже, кстати, удивительная вещь, что будучи руководителем, он все равно оставался таким доступным, абсолютно не высокомерным, его необыкновенно любила его телекомпания. Я была, по-моему, 70 лет мы ему отмечали, и я просто видела, они смотрели на него с обожанием, как на отца. В общем, это огромная потеря я считаю для телевидения и для неигрового кино. Для меня лично как для человека, который много лет знал Льва Николаевич, и бесконечно ему симпатизировала и уважала.

К. ЛАРИНА – Ну что же, наверное, стоит добавить, что конечно соболезнование выражаем близким Льва Николаевича. Жаль, ужасно жаль.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, у него две дочери, по-моему. И внуки, которых он очень любил. Ну и бесконечная конечно печаль и соболезнование всем сотрудникам, которые лишились такого наставника.

К. ЛАРИНА – Давайте мы теперь пойдем по темам, которые на этой неделе стоит вспомнить. Поскольку отметила Ира Петровская в своем тексте в «Новой газете» юбилей ВГТРК, но не отметила главное телевизионное событие недели – безусловно, пресс-конференция Дмитрия Медведева.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Почему, я написала там дальше переход к пресс-конференции.

К. ЛАРИНА – Хотелось побольше. Это же такое событие.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Одно с другим очень связано. Мне показалось, что, наконец, уже окончательно закольцевалась вся история. И я так специально ее закольцевала в своем тексте. От появления действительно свободной, желающей нового по-своему независимой компании даже фрондерской до окончательного превращения ее в официозную, государственную…

К. ЛАРИНА – Обслуживающую структуру.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть то, от чего бежали и я недаром говорю о фильме, который показали «Вести. 20 лет» на канале «Россия» и там те, кто начинал, отцы-основатели и говорят, и все время поэтому возникает этот контекст, подтекст всякого рода уже не аллюзий, а просто впрямую сравниваешь, когда и Гурнов и еще тогда молодой, приводятся слова молодого человека Олег Добродеев говорили, главный был девиз: посмотри на программу «Время» и сделай наоборот. И Светлана Сорокина первый выпуск «Вестей» проведя, сказала, что сегодня единственная новость, которая совпадет с программой «Время» это будет новость о погоде. Вот сегодня новость о погоде это единственное, что собственно, совпадает с той программой «Вести», потому что все остальное это, в общем, та же, только может быть иная система каких-то взаимосвязей, та же система Гостелерадио, то же подчинение, то же обслуживание. Причем это же не только на уровне телевидения, мы увидели на этой пресс-конференции, что за этот период, допустим, не 20, а за 10 последних лет практически вся журналистика за редким исключением, зарубежных корреспондентов не берем, и еще нескольких человек, которые там как-то достойно задали вопросы, их исключаем, потому что просто, судя по их количеству, это исключение.

К. ЛАРИНА – Там получилось всего два.

И. ПЕТРОВСКАЯ — «Коммерсантъ-FM».

К. ЛАРИНА – И женщина из Якутии, которая про выборы спросила.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А вот это превращение абсолютное и причем я специально смотрела на лица, на этих лицах было удовольствие от того, что они допущены, что они сидят на таком мероприятии, что они что называется приобщены к высокому телу. И все. И это, в общем, наблюдать даже не просто печально, а пожалуй что и страшно. Потому что если действительно верить, а даже и не верить, допустим, хотя многие подтверждают, что вопросы не согласовывались.

К. ЛАРИНА – Во всяком случае, по свидетельству, во-первых, Юрия Мацарский, корреспондента «Коммерсанта-FM», он сказал об этом в эфире «Коммерсанта», что ничего не согласовывалось. И второе подтверждение я получила от нашей коллеги Жени Альбац, которая присутствовала на этой пресс-конференции. И когда я у нее спросила в твиттере, они там что-нибудь спрашивали, какие вопросы будете задавать, она говорит: никто вообще, никто не интересовался. Темы никто не подбирал, вот Арина Бородина в своей передаче сказала, что по ее информации там было три вопроса, которые были заданы. Они были согласованы. Первый вопрос Брилева про модернизацию. Второй вопрос, который Верницкий задавал, не помню про что.

И. ПЕТРОВСКАЯ — НАТО.

К. ЛАРИНА – И третий тоже что-то такое. Короче говоря, от трех федеральных каналов. Это были вопросы согласованные. Все остальное вообще не согласовывалось.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть это говорит о том, что…

К. ЛАРИНА – Что у каждого человека была возможность спросить то, что хочешь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я тоже хотела это сказать.

К. ЛАРИНА – Может они хотят то, что спрашивают на самом деле.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, это была ситуация, когда можно было мало того, что можно было спросить и любой ответ на вопрос или не ответ тоже был бы ответом. То есть человек я имею в виду в данном случае Медведева был наверное, готов к тому, что какие-то вопросы неудобные…

К. ЛАРИНА – Он же ответил на вопрос про Ходорковского. Ответил скупо, но ответил.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он был готов, был прямой эфир. Допустим, потом бы это вырезали, из дальнейших обзоров. Это самое поразительное. Потому что, в конце концов, как он отвечал и что он продемонстрировал, в данном случае это не так важно. Важна эта сервильность, которая вдруг сделалась главной составляющей представителей нашей профессии, причем что меня особенно потрясает, что называется от мала до велика. И у молодых людей ведь то же самое. Тут же ограничитель и видимо, то же самое ощущение, что как бы чего ни вышло.

К. ЛАРИНА – Нет, мне кажется они такие уже стали молодые. Я тебе рассказывала свои ощущения, я была на закрытой встрече с министром культуры, и она закрытая по поводу того, что говорил министр культуры, я про это говорить не буду, хотя там ничего особенного не прозвучало из его уст. Но про журналистов сказать можно. У меня был культурный шок. Я сто лет не была на таких пресс-конференциях с коллегами так не сидела на таких встречах. У меня был шок от того, что молодые люди задают вопросы министру культуры: а чего почитать, вот я Пелевина знаю автор современный, это зам. главного редактора крупнейшей газеты в стране спрашивает. Вот Пелевина, а какие еще современные писатели вас интересуют. Что это за вопросы, думаю, сейчас они дойдут до собак и до кошек и это будет вообще. И это закрытая встреча. Никто не показывает по телевизору, никаких камер нет. Вот тут-то можно выбрать какой-то набор важных тем для такого разговора. Это я к чему говорю, что они такие. Вот он ехал, спортивное региональное телевидение, ехал за тысячу км, чтобы спросить, а как вы думаете, выиграет наша сборная на Олимпиаде в Лондоне. Что это такое?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Честно говоря, я не понимаю этого формата, зачем собирать 800, тысячу с лишним, какое-то соревнование в количестве. Потому что понятно, что все равно зададут ну 20 вопросов, ну рекордсмен Путин успевает ответить на 40, допустим.

К. ЛАРИНА – А тогда получается, что нужно как-то отбирать, если ты говоришь собрать 20 человек. А по какому принципу их собирать?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Бессмысленный формат.

К. ЛАРИНА – Повезет тебе спросить что-то важное, вот ты и спросишь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Перед тем, как это состоялось, для за два мне позвонили из какого-то не помню сейчас уже интернет-издания и спросили, чего я жду от этого и жду ли я острых вопросов. Я как ты говоришь, захохотала сатанинским смехом, потому что я ничего от этого формата не жду. Уж тогда честнее если ты хочешь высказаться, может быть выбрать, может быть объявить конкурс на то, чтобы действительно какие-то журналисты, которые не будут сидеть так, как зайки на задних лапках, поджав передние лапки, а выбрать все-таки каких-то серьезных людей.

К. ЛАРИНА – А вот ты говоришь, у тебя нет претензий к Медведеву. Что он готов был отвечать. Ты знаешь, я тоже сначала на это купилась. Думала, вот он стоит демократично открытый, вопросы не согласовываются и спрашивай все, что хотите. Но ведь финал помнишь. Вопросы, которые якобы он отбирал. Я уж не знаю, он отбирал или ему, меня это не волнует. Важно, что он это так позиционировал, что я отобрал. Он отобрал про оленей и тюленей, что там еще было. Короче говоря, по-моему, у Наташи Геворкян написало или у кого-то, что в этих вопросах, которые все выложены на сайте президентском, которые пришли к нему по Интернету. Они там все есть. И после вопроса про оленей был вопрос про Манежку, про проблемы, связанные с национальными конфликтами. Почему он это не выбирает. Там все было, и про Магнитского вопрос наверняка. Там был…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про Магнитского в результате задал иностранец.

К. ЛАРИНА – Еще в этом ряду меня «Свобода» поразила. Радиостанция. Когда журналист спросил про НАТО. Послушайте, это вопрос, который может задать какой-нибудь обозреватель Первого канала, не более того. Ну что это такое. Что, «Свободе» не о чем спросить у президента РФ.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Повторю, что меня даже не поразили, а подтвердили мои скорее ощущения к тому времени…

К. ЛАРИНА – Время другое.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Что время не просто другое, а время очень похожее на то, что было раньше, только единственное появились новые технологии. А вот на черта они спрашивается в этом случае. Модернизации, инновации и масса всяких красивых слов. А суть абсолютно одна и та же.

К. ЛАРИНА – Я хотела прочитать один вопрос на эту тему. Были ли журналисты «Эхо Москвы» на пресс-конференции. Почему «Эхо» не задавало вопросы. Конечно же были, была и Инесса Землер, по-моему, Землер и была Евгения Альбац. Которая одновременно представляет и журнал «The New Times» и радиостанцию «Эхо Москвы». И тянула руку в течение двух часов, и взгляд президента по ней скользил, но понятно, что, потому что не дали слово. Но здесь хорошее предложение слушатель прислал: почему бы журналистам, допустим, из «Эхо Москвы», «Коммерсанта», «МК», «Свободы», ни объединиться и на подобных конференциях задавать один и тот же. Кстати хорошая идея, потому что кому-то повезет, такой коллективный разум чтобы сработал. И чтобы если кому-то повезет, чтобы задали именно этот вопрос, который подготовили.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это, пожалуй, еще более нереально, объединение конкурирующих изданий и радиостанций, чем вдруг всплеск какой-то смелости невероятной, гражданского мужества, который сегодня очевидно требуется для задавания вопросов.

К. ЛАРИНА – Тут кстати претензии, которые я везде наполучала. Вы журналистка, почему вы сами не пытаетесь задать вопрос президенту. В ЖЖ все вы храбрые, а открыто? Александр, мы не в ЖЖ работаем сейчас с Ириной Петровской и не в твиттере. Мы по радио «Эхо Москвы» выступаем. И все свои вопросы президенту, премьеру и всем прочим мы давным-давно сформулировали и 300 раз задавали и продолжаем это делать публично, а не в ЖЖ и не в твиттере. Так что успокойтесь. Новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Продолжаем программу «Человек из телевизора». Давайте мы пойдем уже по вашим вопросам. Здесь есть несколько отзывов о фильме «Петр Первый. Завещание», который был показан на прошедшей неделе. Это Владимир Бортко режиссер. Первый отзыв от слушательницы из Москвы: «Хочу поделиться с вами восторгами моего папы по поводу фильма «Петр Первый». Папа, не отрываясь, посмотрел все серии! Хотя он особо не жалует исторические фильмы. Был восхищён игрой Елизаветы Боярской, Балуева, Маковецкого и Розановой. На мой взгляд, фильм живой, интересный, красивый. Я с большим удовольствием его посмотрела! Все актеры подобраны идеально. Жаль только, что четвертая серия так поздно заканчивалась», — Оля. А вот другое мнение от нашего слушателя тоже москвича: «Мне фильм «Петр Первый» в целом не понравился. Понравился только Балуев, но я к нему и так неравнодушна. Много пафоса, каких-то аляповатых параллелей (гроб с Петром несут по Невскому) как в «Покровских воротах», много эротики, ничего не иллюстрирующей по делу. Книга хоть и не шедевр, но намного лучше, тем более что от ее сюжетных линий авторы отошли. Например, идея подложить Марию царю принадлежала интригану Толстому, а не Меньшикову. Согласитесь, что трудно снимать фильмы на историческую тему». Вот два отзыва. Что ты скажешь?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я ближе ко второму.

К. ЛАРИНА – Я сломалась в какой-то момент. Перестала смотреть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я досмотрела честно. Соглашусь, что снимать исторические фильмы крайне сложно. В лучшем случае получается что-то красивое, костюмное.

К. ЛАРИНА – Иллюстрация.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, в худшем получается некая вампука, когда невозможно понять и отделить исторический факт от каких-то домыслов, я например, не читала книгу Даниила Гранина, но когда мы это в фейсбуке обсуждали, там кто-то написал, что исторической основы вся линия не имеет и  наоборот…

К. ЛАРИНА – Любовная вся история.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, а также то, что Петр знал о своей тяжелой болезни и что он умрет. Что на самом деле он вроде бы, я сейчас ссылаюсь на мнение людей, которые там писали, умер внезапно, и вроде как ничто не предвещало. У меня тоже осталось чувство, что Владимир Бортко снимал не для того, чтобы просветить исторически население или же просто что-то проиллюстрировать. Мне показалось, что там много очень какой-то многозначительности и каких-то посланий.

К. ЛАРИНА – Какие, расшифруй мне. Мы про кого снимали кино? Про Владимира Путина или про Дмитрия Медведева?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тоже впрямую чудно подходить, но очевидно, Петр преподносится как…

К. ЛАРИНА – На чью-то мельницу льется эта историческая вода.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А тем более, зная некоторые метаморфозы, произошедшие с Владимиром Бортко, кстати, тоже Владимиром Владимировичем последние…

К. ЛАРИНА – Кстати, эти метаморфозы отразились очень прямо в его фильме «Тарас Бульба». Там все послания очевидны. Понятно, зачем это снято, это абсолютно такое политическое кино к моменту политическому.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здесь тоже много политических моментов. С одной стороны вот, пожалуйста, Петр борется с коррупционерами, с казнокрадами, но с другой стороны их меньше не становится. Поэтому следовательно можно сделать вывод, что это абсолютная такая исторически сложившаяся российская традиция, и хоть ты им головы руби, хоть на кол сажай, ничего не изменится. При этом только Петр на самом деле достойный гражданин думающий, радеющий о благе отечества, а все остальные с душком ребята. Хоть и тоже прибегают к разной державной риторике, но  норовят все время что-нибудь свиснуть…

К. ЛАРИНА – Съединороссить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не будем так.

К. ЛАРИНА – Мне очень понравился этот термин.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В любом случае откусить, уж не говоря об интригах, чтобы задержаться у трона готовы на что угодно, вытравить плод у несчастной Боярской. В смысле Марии. Царица тоже хороша. Действительно есть же хорошие там актерские работы.

К. ЛАРИНА – Я очень люблю Иру Розанову, замечательная артистка, еще не до конца реализованная. Ей нужно давать большие, большие трагические роли. Она замечательная актриса. Лиза Боярская тоже хорошая артистка, она прекрасно танцует здесь. Но зачем это здесь все? Когда я увидела 25-й танец по счету, я уже не могла это смотреть. Зачем это все? Ты понимаешь, вот ты говоришь про историческую достоверность.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я как раз не говорю…

К. ЛАРИНА – На эту тему мы говорим с тобой. Я готова принять любую фантазию, все что угодно, но  я должна понимать, зачем это сделано, и должно быть так убедительно, чтобы у меня даже в голове не возникала эта дурацкая мысль, а правда ли это. Потому что я же отдаю себе отчет, что я смотрю художественный фильм. Это же не документалка. Вспомни «Агонию» Климова. Там что все историческая правда?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но есть какие-то вещи, которые все-таки либо были, либо нет.

К. ЛАРИНА – Мне кажется это неважно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это тоже имеет некоторое значение.

К. ЛАРИНА – Фантазии в художественном кино любые могут быть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть, эротические в том числе.

К. ЛАРИНА – Мы же не обсуждаем в хорошем фильме какие-то ляпы. А вот начинают копать, блох искать, а правильно ли погон прилеплен, те ли песни поют. Кстати фильм Урсуляка без конца обсуждали. «Исаев». Когда хорошее убедительное кино, когда там есть среда, которую создает художник, автор, он может в этой среде делать все, что угодно. Это его право. Если это талантливо, убедительно и если понятно, про что это кино снято.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вероятно, но при этом я тут начинаю сама с собой вступать в мучительные борения. Поскольку у нас, я себя к этому роду людей причисляю, в общем, исторически довольно все безграмотные. Мы мало что знаем истинного об истории.

К. ЛАРИНА – Валентин Пикуль нас воспитывал. У нас историю по этим книгам изучали.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тоже особенно нет. Но как-то так сложилось, что не очень сильна я в историческом знании.

К. ЛАРИНА – То есть ты такая доверчивая, тебе можно впарить любую туфту.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне именно поэтому хотелось бы, чтобы не впаривали, потому что в отсутствие знания это знание заполняет собой либо какая-то мифология, это не худший вариант, либо эти какие-то фантазии авторов, которые тоже непонятно были, не были.

К. ЛАРИНА – Сокуровский фильм допустим, «Молох» или «Телец», про Ленина и Крупскую и Сталина, это же гениальное кино. Ты что задумывалась о том, правда или неправда? Нет же.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет дело не в том, чтобы я задумывалась, правда или неправда, конкретно в данном случае, когда проходит какой-то диалог или что, но просто эта линия таким образом для меня, по крайней мере, вообще затмевает смысл происходящего, для чего все это. И более того, когда мы это смотрели практически в одно и то же время и обменивались по ходу, и одна моя подруга сказала, что ей кино нравится, я говорю: только тогда мне сформулируй, о чем кино.

К. ЛАРИНА – Про то я и говорю.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это я для себя так не смогла сформулировать. Если это о попытке сделать себе наследника в отсутствие такового, один умер, другого сам убил, это одна история, если это о значении Петра, это другое. А тут все время намекает, во всяком случае, режиссер, мне кажется, иногда впрямую этот пронос гроба по современному на фоне автомобилей Невскому. Что вот, Петр то ли он жив, то ли мы ждем такого, то ли не знаю.

К. ЛАРИНА – Актер хороший Балуев, я его люблю очень.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну да.

К. ЛАРИНА – Собственно говоря, мы с тобой когда-то обсуждали, абсолютно провальный, к сожалению, фильм исторический «Иван Грозный» Эшпая. Там были хорошие актеры, но толку от этого никакого. Это не спасает фильм, если он сам по себе изнутри фальшивый. Что-то там не то, неправильно. Сценарий, хотя здесь гранинский роман, я не думаю, что Гранин…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Он, наверное, не сам писал сценарий.

К. ЛАРИНА – Все равно, это же его фантазия гранинская, а не Бортко, вся эта любовная история. Почему бы и нет. Можно все что угодно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тогда надо было написать, в конце концов, что это фантазия на тему и как могло бы быть, если бы. Я не знаю. В общем, у меня осталось скорее чувство какого-то недоумения и обманутого ожидания, нежели удовлетворения от просмотра этого фильма. Хотя повторю, он крепко очевидно сделан, но все равно этот главный вопрос – про что кино – бесконечно меня мучил чем дальше, тем больше.

К. ЛАРИНА – Дорогие товарищи, Ирина Евгеньевна, давай послушаем телефон. Мы совсем перестали это делать. Люди же рвутся в эфир.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Все, послушайте, в  ваших руках.

К. ЛАРИНА – Да, давайте. Наш телефон 363-36-59. Мы пока обсудили всего лишь президентскую пресс-конференцию и фильм «Петр Первый», но там еще было немало телевизионных событий.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Фильм «Вести» обсудили.

К. ЛАРИНА – Так что дополняйте, милости просим в наш эфир. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Любовь, я хотела бы, чтобы вы еще сказали о «Реке жизни», которая совпала в тот день, когда шла конференция Медведева.

К. ЛАРИНА – Это что такое?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это фильм про Валентина Распутина.

К. ЛАРИНА – Скажите тогда ваши впечатления, а потом Ира скажет.

СЛУШАТЕЛЬ – Мои впечатления грустные, конечно, потрясающий фильм, на мой взгляд, неторопливый фильм, как-то у меня почему-то связался с докладом Медведева. Доклад ни о чем и где-то рядом огромная страна…

К. ЛАРИНА – Красивый образ. Спасибо большое.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я тоже посмотрела, это Сергей Мирошниченко делал фильм. Который делал также фильм про Жженова. Он это умеет делать, он умеет именно делать на фоне страны и того места, где проживает его герой или он их туда привозит. Поэтому я считаю, что этот фильм замечательный и мне, например, обидно, что канал «Культура» плохо подает, мне кажется в отличие от всех других каналов…

К. ЛАРИНА – Анонсов никаких нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Там бывают небольшие. Поэтому не сразу, даже если ты не посмотрел, например, в программу или просто написано – «Река жизни», ну что ты из этого поймешь. А это очень важно было бы понять, потому что действительно Валентин Распутин абсолютно штучный человек и понятно, что…

К. ЛАРИНА – Со своим мировоззрением.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И за что, кстати, его можно уважать, потому что он не изменял, за последовательность и за то, что он действительно, а не показно болеет за свою страну, свою землю, людей, которые его окружают, и это все здесь очень было очевидно и явно.

К. ЛАРИНА – Хочу отзыв по этому поводу прочитать из Санкт-Петербурга: «Смотрела по каналу «Культура» фильм «Река жизни» два вечера подряд. Может я наивная, но как можно строить эти электростанции на Ангаре, если столько будет вокруг загублено природы, поломано человеческих жизней? А эпизод прощание жителей с Кежмой меня потряс. Какой народ доверчивый и чистый в Кежме живет. Или жил».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Собственно про это и лучшее произведение Валентина Распутина.

К. ЛАРИНА – «Прощание с Матёрой».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Лучшее я вообще говорю, ну и конечно «Прощание с Матёрой». Совершенно был замечательный, на мой взгляд, дважды на этой неделе в программе «Временно доступен» и вчера в «Линии жизни» Николай Цискаридзе. Я в него просто влюбилась.

К. ЛАРИНА – Могу тебе подсказать текст, пишет преподаватель из Казани: «Все больше и больше начинаю уважать Цискаридзе. Особенно после того, как он для меня уже не только как танцор, но и как человек раскрылся у Познера. Я с большим интересом на этой неделе посмотрел передачи с его участием».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я тоже у Познера его видела и во «Временно доступен».

К. ЛАРИНА – Умница.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И в «Линии жизни», это какое-то потрясающее…

К. ЛАРИНА – Обаяние ума.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мало даже, я говорила про покойного теперь уже Льва Николаевича, что какой-то эталонный был интеллигент, ученый, а здесь это какая-то невероятная порода благородства, причем не приобретенная многими танцовщиками просто потому, что они стоят у станка, приобретают осанку, а это благородство во всем. В том, как он говорит, как смотрит, как он реагирует…

К. ЛАРИНА – Как он мыслит. У него очень интересные оценки.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Опровергая устоявшееся мнение, что балетные, в общем, все уходит в ноги.

К. ЛАРИНА – Но у нас я могу вспомнить человека, которого я обожала и как артиста и как мыслителя. Марис Лиепа. Это уникальная личность.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Екатерина Васильева.

К. ЛАРИНА – Эльза Лиепа.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно, тут не бывает…

К. ЛАРИНА – Васильев конечно же.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Майя Плисецкая, в конце концов. Или, наоборот, в начале начал. В общем, замечательный.

К. ЛАРИНА – Чего не скажешь о Григории Лепсе.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это отдельная тема.

К. ЛАРИНА – Он конечно сюжет эпохи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тут надо два сюжета. Вернее один сюжет, но два ярких примера. Потому что меня глубоко поразило, что вначале в понедельник в «Школе злословия» вдруг ни с того, ни с сего появился Петр Налич. То есть абсолютно не потому что Петр Налич плох или хорош…

К. ЛАРИНА – Он хороший парень кстати.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну может и парень хороший. Дело не в этом. Это абсолютно не типичный, не персонаж «Школы злословия».

К. ЛАРИНА – Неформатный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, там последнее время были неформатные люди в том смысле, что они брали разных интересных философов, социологов, мало кому известных литераторов, то есть по-своему по нашей действительности людей неформатных. Но это было всегда интересно, это было интеллектуальное общение. Тут с самого начала…

К. ЛАРИНА – Не задалось.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Девушки дали понять, что Налич их интересует ровно так же, как нас с тобой я не знаю что, и они собственно, с этим посылом вначале высказались, типа, чего мы у него будем спрашивать…

К. ЛАРИНА – Как нас с тобой Елена Ваенга, допустим или Стас Михайлов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но дело в том, что ты чаще бываешь, я редко последнее время беру какие-то интервью, но ты прекрасно понимаешь, что любого человека в принципе, тем более позвали, надо расспрашивать. И более того, это очень несправедливо по отношению к герою, приходящему на интервью, демонстрировать полное ему свое невнимание и отсутствие к нему интереса.

К. ЛАРИНА – Это бывает в том случае, если персонаж навязанный и ты 25 раз от него отказывалась, а тебе все-таки Венедиктов сказал: нет уж, придет он к тебе и все. И тогда я всю передачу буду демонстрировать свое отношение даже не к нечастному этому гостю…

И. ПЕТРОВСКАЯ — А к Венедиктову. Ну гость в этом случае совершенно не виноват. Тем более это же не политик…

К. ЛАРИНА – А у тебя какое объяснение этому?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я уже давно знала и видела много раз, что когда Татьяне и Дуне не интересен человек, они этого не скрывают.

К. ЛАРИНА – А зачем зовут?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не знаю, может быть, как раз навязали. Но все равно мне кажется это и несправедливо по-человечески, и непрофессионально…

К. ЛАРИНА – А что они с ним сделали, Ир?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Они демонстрировали снобизм в самом худшем его проявлении. Потому что снобизм само по себе не очень приятное качество, но бывает снобизм как защита от жлоба, например, тогда ты немножко запускаешь этого сноба. Он им пел, они его даже просили петь, в разных жанрах.

К. ЛАРИНА – А капелла?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, с гитарой он пришел. В этот момент демонстрировались крупные планы, как на него смотрят ведущие. Если бы на меня, например, так смотрели, то я бы уползла просто…

К. ЛАРИНА – А чего он не ушел?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так такого откровенного хамства не было. Но было такое через губу, нда…

К. ЛАРИНА – А что он сказал после эфира?

И. ПЕТРОВСКАЯ — После эфира сказал, нет, там мне было интересен разговор, ну что они говорят после эфира. Видно, что, в общем, такой хороший мальчик, сладким голосом поет, наверное, очень многим даже нравится. Кстати, не худший действительно человек.

К. ЛАРИНА – Неглупый парень, я с ним встречалась, он был у меня в эфире. И я не могу сказать, что я просто влюбилась в него и был такой фейерверк. Нет, он человек достаточно закрытый. Но и очень какой-то как мне кажется, боится такой среды, когда надо разговаривать, а не петь. Но когда он начинает говорить, он интересен, он неглупый парень, он все-таки образованный достаточно. Ему есть что рассказать. И вообще он очень приятный человек.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Любой мне кажется человек может быть интересен.

К. ЛАРИНА – Не любой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тем не менее, вот для меня Лепс был в этом смысле интересен. Потому что уж совсем…

К. ЛАРИНА – Я ржала невозможно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Естественно, но Борис и Эльдар совершенно иной подход продемонстрировали.

К. ЛАРИНА – Это было очень смешно, такое несовпадение, когда они так ему стелили, взбивали подушки, посыпали это все розовыми лепестками, благовониями. А он так грязными своими сапогами по этим розам ходил.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И вот при всем том, во-первых, они его раскрыли, и он был им действительно интересен.

К. ЛАРИНА – Там нечего раскрывать, Ира.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Именно. Он был им интересен как этот факт…

К. ЛАРИНА – Как головка от спички, вот там весь внутренний мир.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не об этом. Дело в том, что это же…

К. ЛАРИНА – У меня был шок культурный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно верно. Но надо же для себя, наверное, даже людям, занимающимся действительно культурой в основном, объяснить, в чем же феномен такого рода людей, которые вдруг становятся, обгоняют всех…

К. ЛАРИНА – Для меня тут секрета нет. Я знаю эту твою позицию, ты писала в фейсбуке, что типа секрет популярности. Все это фигня.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я не про секрет даже популярности.

К. ЛАРИНА – Стас Михайлов, которого мы с тобой знать не знаем, тоже собирает стадионы. И чего мне интересно выковыривать из него какие-то доказательства его нестандартности? Там ничего нет, вообще ничего нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Волочкова же была интересна.

К. ЛАРИНА – Волочкова это Волочкова. Здесь работает машина на производство таких Лепсов. У него есть масса поклонников. Дикость какая-то в этом во всем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Для меня здесь дикости не было, люди же ходят в зоопарк и они знакомятся со всякими…

К. ЛАРИНА – Но мы не зовем в гости зебру.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы сами к зебре идем. Поэтому зебра тоже нас может чем-нибудь удивить. В любом случае это было зрелище. Вопрос другой, нужно ли в такие форматы звать именно этих людей.

К. ЛАРИНА – Невозможно на одно и то же кресло посадить в этой передаче Лепса и Аллу Демидову. Я не понимаю тогда в чем смысл. Раскроем любого. Нет, ребята, давайте все-таки тогда выберете для себя что-то.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не согласна, потому что можно в принципе как любого, конечно не совсем любого, но людей, которые, так или иначе, сегодня как-то формируют, да, на разных уровнях…

К. ЛАРИНА – Короче, самое-то главное, это лично мне еще раз Борис подтвердил, это был личный их выбор. Они очень хотели Лепса, ужасно они его хотели. Вот они его и получили. Мне было их искренне жаль…

И. ПЕТРОВСКАЯ — А мне не было жаль.

К. ЛАРИНА – Для меня это, может это резковато, но это тот случай, когда метать бисер перед известно кем. А он этого не стоит. Не стоит этих интеллектуальных затрат, не стоит этого расположения. Не стоит этот человек.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть они и не тратились в данном случае.

К. ЛАРИНА – Он же даже не понял ничего. Он не понял, о чем с ним пытались говорить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы зато поняли.

К. ЛАРИНА – Он не понял, что за люди перед ним сидят.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот у тебя никогда так не бывало, что какой-то человек, которого ты, например, считаешь по тому, что он делает каким-то вообще одноклеточным, вдруг оказывается вполне себе любопытным и интересным.

К. ЛАРИНА – Это не тот случай.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Для того чтобы понять, надо знать.

К. ЛАРИНА – У меня больше бывает разочарования, допустим, Сергей Шнуров, который личность весьма нестандартная в истории нашей, он был в гостях у Дуни и Тани, это было такое разочарование. Они уж его любили-разлюбили так, и было видно, что они его любят, и что это вообще уникальный какой-то персонаж. Но там оказалось или он так себя вел, что там ничего нет, что все, что я лично принимала за какую-то невероятную оригинальность, на самом деле там ничего нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это бывает намного чаще, когда человек, которого ты вроде бы представляешь себе интересным, глубоким, оказывается в таком формате плоским, совершенно не интересным. И в этом на самом деле прелесть этого жанра. Потому что можно человека показать с каких-то разных сторон, только если это захотеть. Вот с Наличем я уверена, отсутствие интереса, снобизм сыграли с ведущими злую шутку, потому что они почему-то непонятно за что вдруг парня…

К. ЛАРИНА – Ирочка, у нас остается очень мало времени. Я бы хотела задать вопрос про сегодняшний день. Сегодня юбилей Сахарова. Телевидение отмечает эту дату?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Во всяком случае, на Первом канале фильм чуть ли ни сейчас сразу начнется. «Мой отец Сахаров». На следующей неделе будет несколько фильмов, в том числе, по-моему, по каналу «Культура». Кстати, сегодня еще день рождения, по-моему, юбилей у Натальи Ивановны Басовской. На этой неделе была «Академия» с ее участием на канале «Культура».

К. ЛАРИНА – Сегодня еще день рождения у Михаила Горбаневского, профессор, поздравляем вас с днем рождения.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И еще, слава богу, на «Эхо Москвы» все смотрю. У Николая Досталя, режиссера и продюсера, которого вы знаете по «Завещанию Ленина» и другим работам.

К. ЛАРИНА – Возвращаясь к Сахарову, только фильм на Первом канале?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, еще будет на канале «Культура» и на следующей неделе. Я много видела, просто не записала, не отметила.

К. ЛАРИНА – На следующей неделе юбилея у Олега Даля. И мы до передачи говорили с Ирой, что это поразительно, 70 лет всего лишь человеку. Ощущение, что откуда-то из позапрошлой жизни, человек, которого уже давно нет на свете.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так оно и есть.

К. ЛАРИНА – Это поразительно. У меня в руках журнал телевизионный, 24-го мая на канале ТВЦ будет документальный фильм большой, почти часовой в 23 часа «Олег Даль. Между прошлым и будущим». И 25-го мая в сам день рождения будет «Острова» на «Культура» — 70 лет со дня рождения Даля. И фильм Анатолия Эфроса «В четверг и больше никогда», где Олег Даль сыграл одну из лучших своих ролей. «Достоевский», который начинается завтра…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Будет продолжаться на следующей неделе и будет «Восемь вечеров» с Вениамином Смеховым на канале «Культура», где по всей видимости он будет читать стихи.

К. ЛАРИНА – Там разные поэты, которых он представляет и читает стихи. А, вот я очень рада, в пятницу 27 мая на канале «Культура» будет показан любимый мой фильм, и насколько я знаю, Михаил Козаков очень его любил, очень страдал, что его показывают редко – «Визит дамы». По пьесе «Визит старой дамы» Дюрренматта с Катей Васильевой, Валентином Гафтом, блестящее совершенно кино. Что-то я еще недолистала.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы еще говорили, что будет документальный сериал на канале «Россия», Анатолий Черняев, соратник М. С. Горбачева, помощник, называется эта программа тоже многосерийная – «Свидетели». Очевидно, историческая.

К. ЛАРИНА – Все, мы на этом завершаем программу «Человек из телевизора». Спасибо большое, до встречи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире