'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Мы тут проводили просто совещание, вы уж извините. У нас набегу, все в прямом эфире. Здравствуйте, Ирина Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здравствуйте, Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА – Мы начинаем программу «Человек из телевизора». Смотри, сколько, целая куча пришла вопросов. Все обсуждают, конечно же, как вам вчерашний выездной вариант «Пусть говорят». «По-моему, Шекспир отдыхает, — пишет Сергей из Находки. Скупые мужские слезы Киркорова в израильской психушке были, мне кажется, даже убедительнее, чем влажные глаза Михалкова во время речи на съезде кинематографистов. А уж когда Филипп признался, что четыре года считал женой поющую женщину, которая все это время, оказывается, жила полноценной жизнью с перспективным пародистом, а он об этом не знал, то я и сам разрыдался у телевизора. Надеюсь, что режиссер Яблокова, якобы пострадавшая от рук и ног Киркорова, принесет этому несчастному, одинокому мужчине извинения и не забудет о материальном компенсации за причиненные певцу страдания». Он сказал, что он готов принести компенсацию.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да он теперь-то готов все, что угодно. Когда нависла угроза уголовного преследования.

К. ЛАРИНА – Вообще это вещь, скажи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не просто вещь, и Шекспир отдыхает и все отдыхают, я все ждала, потому что история начала развиваться некоторое время назад, думаю, когда начнут отмазывать, защищать. Помнишь предыдущий случай с розовой кофточкой, когда целая студия сидела защитников и говорили, как так можно, такого прекрасного человека, такого великолепного артиста, ну бывает, с кем не бывает. Это мы все проходили. Я думаю, что в каком-то смысле оттуда может быть растут ноги всего остального последующего. Я вчера, когда смотрела под конец программы, мне позвонил и твой, и мой давний знакомый Николай Арнольдович Петров, я его никогда таким не слышала. Он задыхался от ярости, и кричал, что это примерно то же самое, вот эти люди, имелся в виду главный рыдающий герой, это степень абсолютного уже непонимания или наоборот, может быть понимания того, как они велики, сопоставимо с тем, что едет по встречке, нападают на простых людей, потому что просто утратили представление нормальных взаимоотношений между людьми. Эта степень звездизма, безнаказанности, которая уже просто зашкаливает. И это, по-моему, я когда вчера видела, я поняла, наконец, что такое крокодиловы слезы. Потому что когда нависла над этим человеком, тогда кто-то очень умный, он там проговаривается, что ему бывшая жена посоветовала, видимо, этот стиль поведения, действительно может быть самое умное, что было – каяться и демонстрировать свою собственную невменяемость. До этого он говорил о том, что ничего подобного не было, что она на него напала и вообще он ее пальцем не тронул.

К. ЛАРИНА – И он еще говорил, что здесь же стояла рядом Анна Нетребко. Так стыдно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это отдельная история.

К. ЛАРИНА – Там все стояли.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Николай Арнольдович сказал, вот я только одного не понимаю, ну зачем людям уровня Нетребко, Хворостовский, зачем им в эту попсу.

К. ЛАРИНА – Большие деньги. А зачем Монтсеррат Кабалье.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Они получают и так огромные деньги.

К. ЛАРИНА – Значит, хотят славы на родине.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Зачем лезть в эту выгребную яму, коей является в очень большой части наш отечественный шоу-бизнес и эта абсолютная махровая попса в отличие от представителей достойных поп-музыки. Меня вчера очень тронуло высказывание, что вот я оступился и на моем месте мог быть каждый. Вот фиг вам. Каждый. Далеко не каждый и даже из этого мира, который окружает этого человека, я не могу себе близко представить, чтобы это могла случиться такая гадость и такое совершенно беспрецедентное хулиганство с тем же Валерием Меладзе, Дмитрий Маликов и масса других людей, для которых существуют границы нормального пристойного выяснения отношений, даже если случается какой-то конфликт. И конечно меня вначале это глубоко раздражило и раздосадовало то, что и Малахов и Первый канал вот так бросаются защищать этого человека. А потом я уже поняла, что на следующей неделе будет показана традиционная церемония «Золотой граммофон».

К. ЛАРИНА – Надо, чтобы люди смотрели.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Где Киркоров получает чуть ли ни две сразу награды. И надо, чтобы люди смотрели. И весь ужас заключается в том, что будут смотреть, еще больше. Потому что будут знать, что предшествовало этому. Это не будет какая-то обструкция, не отвернутся, не перестанут ходить на концерты. Все у нас из-за этого, из-за смещенных представлений о нормальном у нас все перевернуто с ног на голову. И конечно, это совершенно возмутительно, потому что представить себе, точно также любой даже самый отъявленный злодей какой-нибудь сегодня сидящий под стражей Цапок, нарицательное уже стало, может сказать, что да, я дико раскаиваюсь, рыдаю, вот у меня кстати справочка, если вовремя подсуетиться. Жалко очень убиенных. Но простите, на моем месте мог бы оказаться… Я понимаю, что это крайняя аналогия. Но от этого все и идет, оттого, что люди чувствуют себя абсолютно безнаказанными.

К. ЛАРИНА – Нравственное состояние, моральные качества этого человека меня меньше всего интересуют. У меня никаких иллюзий по этому поводу не было. У тебя что, были иллюзии какие-то? У них конечно там давно все зашкалило. Меня больше всего волнует в этой ситуации вот эта наглая лицемерная гадость, которую они устроили в эфире под названием – мое раскаяние. Настолько это пошло и сделано по своему жанру и стилистике, проход по этой клинике, вход в палату, где свернувшись клубочком под одеялом лежит бывший известный народный артист, а ныне простой пациент психиатрической клиники. То есть отдыхает не Шекспир, а отдыхает Голливуд. И они убеждены, когда они это впаривают мне по телевизору, что я это сожру. И будут так же как Киркоров обливаться слезами около телевизора.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ты не сожрешь.

К. ЛАРИНА – Но я тебе клянусь, что люди в это не верят ни одной секунды. Я ни одного человека за эти два дня не слышала, который бы сказал: а я верю, несчастный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А ты видела концовку программы, где уже Малахов в студии говорит последние свои слова, а на фоне его сидят тетушки с платочками и всхлипывают.

К. ЛАРИНА – Это какой-то вызывающий кошмар по постановке.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Им жалко.

К. ЛАРИНА – Да ну перестань, это им сказали, достаньте платочки и зарыдайте. «Ксения и Ирина! Посмотрел моноспектакль режиссера Малахова в  исполнении народного артиста Киркорова. Обильные скупые мужские слезы, слова о разбитой Галкиным любви и многое другое. Страшно переживал за руку героя, которую он намеревался отрубить (об ударной ноге, правда, забыл)». Здесь еще: «Безвкусица, пошлость». Как только ни называют это. «Киркоров — ужас». «Артист он отменный, — так вживается в создаваемый образ, сам Станиславский бы поверил». Еще одно мнение: «Вынуждена повторить предыдущих ораторов. Сегодняшняя комедия с Киркоровым потрясла по уровню — и смех, и слезы, и лубофф. И как все фальшиво, а народу как нравится. В зале заснято, как платочками слезы утирают. Две знакомые, не имеющие компов и не имеющие возможность иметь информацию, позвонили мне и плакали — им жалко Филю. Действительно, надо девушке извиниться за доставленные неудобства. На что рассчитана эта передача? На давление на суд или на девушку? И как ему самому не стыдно? Ведь он, якобы, мужчина. Позорище».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Что я должна добавить к этому?

К. ЛАРИНА – Есть предел? Это все в стилистике программы «Детектор лжи».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, кстати, хорошая была идея, вместо того чтобы таскаться в Израиль, посадить…

К. ЛАРИНА – На электрический стул.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, лечили же психические расстройства разными зарядами и разрядами. И спросить, мол, было или не было. Да действительно это уже совершенно неважно, совершенно очевидно всем нормальным людям, что именно так оно и было. И что он, безусловно, я в этом нисколько не сомневаюсь, и в этот раз уйдет от какого-то заслуженного, прямо скажем, наказания. В чем огромное отличие нашей страны от всех остальных, потому что те же самые наши новости с удовольствием любят сообщать, что какая-нибудь супермегазвезда западная получила три месяца принудительных работ.

К. ЛАРИНА – Мел Гибсон этим знаменит, что у него были приступы бешенства. Наоми Кэмпбелл избивала свою домработницу или кого.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И прекраснейшим образом огребали по полной программе. Кто штрафы, сумасшедшие, помнишь, миллионы. Кто принудительные работы.

К. ЛАРИНА – Лечение от алкоголизма было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть нет неприкасаемых людей в нормальной системе, где работает закон, и где в основе уважение к достоинству человека. Любого.

К. ЛАРИНА – А телевидение в этой истории тебя не удивляет? Они-то из этого делают себе понятное дело, что. Скандалы это же любимое детище. Скандал Скандалович.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Поэтому оно меня не удивляет.

К. ЛАРИНА – Выжмут до капли все.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Меня не удивляет наше телевидение и меня уже не удивляет то, что люди это с удовольствием, кто, плюясь, кто рыдая, это все извините, пользуясь той самой «пипл хавает», схавают и даже возможно это прибавит очков в результате этому теперь возьмем в кавычки «артисту», и на него пойдут, чтобы просто посмотреть…

К. ЛАРИНА – На говорящую собачку посмотреть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно верно. И на мой взгляд в этом случае телевидение продолжает вершить, потому что не сегодня и не вчера это началось, вот эти ужасные вещи, превращение людей и народа в быдло и толпу, которая все, что угодно сожрет, и порадуется. Потому что в собственной не очень богатой событиями жизни так интересно и так завлекательно посмотреть, как там у них, у этих звездных, богатых, сытых, в конце концов, даже и в каком-то смысле сверить эту жизнь со своей и подумать, что Вася, муж вчера пришедший с бодуна и шарахнувший кулаком жену по башке, в общем, он такой же как Филипп Киркоров. Это даже сближает. Я абсолютно уверена, что возмущение, негодование испытывает очень небольшая часть людей, а другие еще будут жалеть, действительно на моем месте мог бы оказаться каждый, — говорит он.

К. ЛАРИНА – Меня в этой истории больше все поразило, мне вообще на него плевать с высокой колокольни, я вообще бы это не обсуждала, если бы это не было телевизионным событием. Потому что до вчерашнего дня я знала, что произошло, но меня мало интересовала эта история, грязная, противная. Это их мир, они в нем живут, он им нравится, это у них такая стилистика общения друг с другом. Ради бога. Но меня поразило то, что люди там стояли, народу было битком во время этого избиения, приступа немотивированного бешенства у Филиппа Бедросовича. Вокруг стояли люди, включая Нетребко и всех остальных. Никто даже пальцем не пошевелил. Чтобы девку оттащить от него. Все стояли и смотрели. Не исключаю, что еще видео появится. Поскольку там большой проект, мегапроект, нам будут кусочками его выдавать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно очевидно, потому что там в рамках предварительного расследования, по-моему, там затребовали записи с камер видеонаблюдения, потому что это же Кремлевский дворец и там очень много этих камер и то, что это появится, я совершенно нисколько не сомневаюсь.

К. ЛАРИНА – Еще заработает на этом несколько хороших монет. И Первый канал, и Филипп Киркоров и лично Андрей Малахов. И все остальные.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А меня еще потрясает, сейчас на телевидении пока не обсуждается, я думаю, что до этого дойдет, но в газетах об этом пишут и в Интернете, целая кампания в поддержку своего коллеги. И разные люди говорят: мы Филю не бросим, с кем не бывает.

К. ЛАРИНА – И всем конечно хочется поучаствовать. Ну ты чего.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это с одной стороны. А с другой стороны там появилась такая типа объяснительной записки режиссера этого всего действа. Который пишет, что да, действительно они были свидетелями того, как после того как возмутительно эта девушка Марина Яблокова что-то такое ответила. Он не выдержал, дал одну пощечину, потом вторую.

К. ЛАРИНА – А все стояли, смотрели.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Она отлетела. Действительно, потом он задействовал свои длинные ноги в этой расправе. Но мотив при этом такой, что эта девушка не имела права в этот момент вступать в диалог, она превысила свои должностные полномочия. И по сути да он поступил нехорошо, но по сути конечно она в первую очередь виновата.

К. ЛАРИНА – Помнишь фильм «Зимний вечер в Гаграх», там такую условную Аллу Пугачеву играла Наталья Гундарева. И там был эпизод, когда она накричала на девушку-костюмера. Которая ей принесла не те головные уборы. Кричала, хамила и прочее. Правда, по щекам не била. И когда за нее вступился герой Евгения Евстигнеева, эта девушка сказала ему: зачем вы сейчас говорите такое, как ее звали по фильму, не помню, Ольга Ивановна хороший человек, она вот накричит, а потом извинится и подарки дорогие дарит. Так что, что тут тот же самый случай. Филипп хороший человек, он может быть и забьет тебя ногами, а зато потом компенсацию принесет. Так он и сказал. И компенсацию принесу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но с другой стороны опасно выпускать человека, все-таки он выходит массы.

К. ЛАРИНА – А ты не связывайся.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я-то нет. Я близко не появлюсь. Но потом в следующий раз он покусает. Мало ли что может быть.

К. ЛАРИНА – Если люди хотят, пожалуйста, терпеть, пусть терпят.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Быть покусанным Киркоровым. Огромная медаль и награда. Еще меня очень радует версия заговора, что внешние либо внутренние враги объединились…

К. ЛАРИНА – Это Березовский.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот Березовского только еще имени не прозвучало.

К. ЛАРИНА – Будет, будет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но какие-то намеки на то, что это конечно все неспроста, и что конечно за этим угадывается…

К. ЛАРИНА – Либерально-атлантическая диктатура не дремлет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но что-то угадывается и неспроста короля вот так хотят низвергнуть. Во-первых, хотелось бы узнать, кто король. И мне кажется, уже давно человек не заметил, как корона куда-то укатилась с головы.

К. ЛАРИНА – Да у него не было ничего, из  него сделала певца Алла Борисовна.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я сейчас не обсуждаю, может быть, в какой-то момент я очень хорошо помню…

К. ЛАРИНА – Покойная Наталья Медведева называла его – жирный принц.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А Галина Павловна Вишневская говорила, что он певец и на него приятно смотреть. Потому что в отличие от некоторых других, на которых без слез не взглянешь, этот такой красавец, статный. И даже вроде как и с голосом. Хотя трудно сказать, потому что когда мы видели ролик, где записан был живой голос, а этот момент шла фанера, там какие-то были проблемы вокальные. Хотя кто их знает, может быть он специально это делают бла-бла-бла.

К. ЛАРИНА – Я не исключаю нервных срывов, прекрасно мы помним историю с Лолитой, которая просто надорвалась. Она правда, никого не избила, но в больнице лежала и лечилась от нервов, что называется. Потому что у человека был просто нервный срыв абсолютно. Она это сама признала.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Для того чтобы получить нервный срыв, даже необязательно быть королем сцены, поп-музыки и так далее. Огромное количество людей разных профессий время от времени получают эти нервные срывы.

К. ЛАРИНА – Здесь публичность все-таки, Ир. Ты не имеешь права плохо выглядеть, сорваться, быть слабым, несчастным. Постоянно под прицелом камер.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тем более ты не имеешь права задавать, хотим мы того или нет, телевидение, когда демонстрирует вот это, оно в каком-то смысле задает модели, нормы поведения.

К. ЛАРИНА – Помнишь Влада Галкина?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. И когда потом говорили, что его затравили и так далее, ну даже сам Влад Галкин, царство ему небесное, признал, что он был глубоко неправ в этой ситуации.

К. ЛАРИНА – Ну вот чем тебе не раскаяние Киркорова?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Только он не лил крокодиловы слезы, и не говорил, что это его довели или что-то.

К. ЛАРИНА – Но если бы он их лил, может быть, его бы пожалели. А его действительно затоптали.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не уверена, что топтали.

К. ЛАРИНА – Та самая желтая пресса, про которую говорил вчера и Киркоров, она свою роль сыграла в этой трагической истории. Я в этом убеждена. Сыграла. Потому что когда человека просто преследовали круглые сутки звонками телефонными, когда интервью делали из его отказов, когда он по телефону разговаривал и отказывал в интервью, они этот ролик распространяли в Интернете. Демонстрируя нам, какой у него ужасный голос, то ли пьяный, то ли какой. Так что они свое дело сделали все равно. На них есть вина в этом уходе, в этой смерти. Тут я с тобой не соглашусь. Вообще с появлением этого интервью и еще до этого странной мутной истории в «Минуте славы», ты про нее пишешь в колонке, я вижу, что телевидение креативит не по-детски. То есть они, как я чувствую, уже перешли грань можно/нельзя этики и морали, это уже никого вообще не интересует совершенно. Главное – чтобы в суд не подавали. И они очень аккуратно стали располагать такие просто откровенные подставы в своих эфирах. Ролик, который сейчас ходит по Интернету, фрагмент из «Минуты славы», где якобы один из конкурсантов свалился с 5-метровой высоты. С ящиков. Это все происходило на глазах у изумленной публики. История очень подробным образом была показана в эфире и передачи, ничего не вырезали.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да ее анонсировали в начале выпуска.

К. ЛАРИНА – Трагический случай на «Минуте славы». Я сразу когда посмотрела, у меня четкое ощущение, что это чистой воды постановка. Абсолютно. По многим причинам. Я просто удивляюсь наглости этих людей.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так же как в колонке я этого не берусь утверждать, это ощущения и более того, потом один из людей, который занимался трюками, он сказал, что поразился, как профессионально этот человек падал. Мне в голову, я при всем притом остаюсь в неком идеалистическом наивном состоянии и верю, когда я вижу, что происходит на твоих глазах несчастье. И начинаю сочувствовать человеку и думаю, что большинство людей точно также и ахнуло. Правда, дальше пошло все как будто ничего не бывало, и все дальше начали смотреть веселуху. Поэтому я провела такое мини собственное расследование, когда это сомнение и ты мне зародила, и комментарии я прочитала, что не подстава ли это, два человека из тех, кто непосредственно присутствовали там, не буду просто называть, потому что не хочу подставлять их, однозначно сказали, что это было запланировано и действительно это падение было исполнено профессиональным каскадером. В пресс-службе сказали, что нет, это не было запланировано, это реальное несчастье и когда я спросила, а почему же тогда Первый канал не сообщает дальше, что с этим человеком, жив ли он, как-то помогает ли ему Первый канал, мне сказали, что с ним в этом или следующем выпусках будет интервью, и он расскажет, как идет его лечение. Поэтому не утверждаю, но как бы то ни было, подстава или нет…

К. ЛАРИНА – И то и другое отвратительно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Все равно отвратительно, потому что в момент, когда это несчастье, допустим, произошло, допустим, это правда, мы видим, как первые, кто к нему со всей дури ломанулись, это тучи операторов, которые стали снимать его со всех ракурсов.

К. ЛАРИНА – И девушка-ведущая с микрофоном.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Девушка потом чуть позже прибежала, лепеча какую-то ерунду: ой, боже мой…

К. ЛАРИНА – Пойдемте, посмотрим, — она говорит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ой, миленький, родненький.

К. ЛАРИНА – Ой, у вас там кровь, у вас тем перелом я вижу. Вон кость торчит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кость торчит — не было.

К. ЛАРИНА – Я утрирую. Но все равно ощущение было абсолютно дешевого спектакля, тем более что ребята, ну поймите, актер это профессия. Говорю я вам как человек, когда-то принимавший участие в подобных шоу. Учиться надо для того, чтобы быть убедительным артистом, нужно иметь либо талант природный, либо школу актерскую. Ни того, ни другого у вас нет. Поэтому когда вы пытаетесь исполнять приказы своих режиссеров, то вы делаете это неубедительно, плохо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я тебе объясню…

К. ЛАРИНА – Все разбивается в одну секунду.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В данном случае речь не об актерстве, потому что никто из присутствующих на этой площадке не знал в тот момент…

К. ЛАРИНА – Этого я не знаю, я знаю, что девочка играла плохо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Девочка не играла, девочке сказали: бери микрофон и комментируй. Девочка умеет комментировать так же, как петь.

К. ЛАРИНА – А что ты поверила Маше Шукшиной, которая стояла, подбоченись над этим лежащим человеком, смотрела на него, ой, бедненький, кошмар.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Один из членов жюри, чье поведение меня насторожило тем, что оно было слишком спокойным.

К. ЛАРИНА – Жюри меня тоже поразило. Никто не бросился к нему.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Один из членов жюри мне сказал, что в тот момент это было неизвестно членам жюри. Ему лично стало известно, когда он, обеспокоенный все-таки случившимся, попытался узнать судьбу этого человека. И тогда ему объяснили, что с этим человеком все в полном порядке.

К. ЛАРИНА – То есть когда съемка продолжилась, он удивился, что съемка продолжается. И спросил: ей, ребята, вы чего? А ему сказали: спокойно, дядя.

И. ПЕТРОВСКАЯ — У нас все под контролем. Все замечательно, все запланировано было и все пусть идет, как идет.

К. ЛАРИНА – Вообще конечно скоты, чего тут говорить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кстати, на прошлой, по-моему, неделе по Пятому каналу кажется, показывали фильм «Смерть в прямом эфире». Американский. Художественный фильм. Где ведущая придумывает шоу по-моему «Русская рулетка». Когда пять человек должны стрелять из пистолета с одним патроном. И финалом закономерным должна быть смерть в прямом эфире. Такая история, которая кажется большим-большим преувеличением, но на самом деле…

К. ЛАРИНА – Мы недалеки.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Эта метафора того, в принципе до чего может дойти. Кстати не один такой фильм. «Бегущий человек» что ли.

К. ЛАРИНА – Но там все было всерьез. А здесь какая-то очень такая хитрость, как бы не всерьез. Если, допустим, это целиком и полностью постановка…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я говорю всерьез в том смысле, что если бы в реальности…

К. ЛАРИНА – Людей провоцируют, людям не говорят, которые в зале сидят, что это постановка. Они все воспринимают за чистую монету.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно, потому что нужна эмоция, потому что телевидение стало дико технологичным, и люди по другую сторону экрана не в состоянии, видя это, испытывать полноценную искреннюю эмоцию. А тут, когда на твоих глазах такое происходит, нам показывают действительно шокированный зал, и действительно понятно, что у нормального человека это вызывает шок и ужас.

К. ЛАРИНА – Тогда у меня вопрос к  нормальным людям, которые в зале испытали шок и ужас, а почему они дальше позволили продолжиться этому процессу? Если это на самом деле, вот самое главное, что внушает сомнение – то, что после того как убрали разбившегося человека и вытерли тряпкой кровь, если она там была от его тела…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он живой в любом случае.

К. ЛАРИНА – Тело человека, который там лежал. После этого они продолжили съемку, и все, забыв об ужасе, который они испытали, дальше все с готовностью начали опять аплодировать следующим конкурсантам. Вышел ведущий: а теперь продолжим наше шоу. И ничего. Тишина.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это как раз понять понятно. Людям объяснили, что здесь идет съемка, деньги, извините, уплочены, поэтому нужно все-таки довести это до логического конца. И продолжать этот праздник жизни.

К. ЛАРИНА – Почему газеты про это не писали?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Программа идет в записи, даже если такое случилось, то в первую очередь, на мой взгляд, вина ложится за случившееся на людей, которые это организовывают, потому что невозможно допустить, чтобы человек без всякой страховки исполнял такой невероятной сложности и опасности трюк. То есть предыдущее, когда мы видели какие-то высотные трюки, там было видно, как его цепляют, страхует цирковая лонжа. А здесь ничего похожего, получается, что любой, кто выходит на эту сцену, и будет что там вытворять, он несет собственную что ли ответственность за свою жизнь. Понятно, что человек конечно ответственен за то, что с ним происходит и если он ради вот этой эфемерной безумной идиотской минуты славы готов рисковать жизнью, наверное, чего-то это говорит и о человеке тоже. Но зачем такая боль организатору-то головная.

К. ЛАРИНА – Какая это боль? Если не дай бог кто-то подаст в суд на них, они тебе тут же расскажут, что это был каскадер. Все ходы записаны. Люди себя обезопасили со всех сторон. То есть с одной стороны это правда, это на самом деле произошло, но как только этот ком докатится до каких-то юридических подробностей, тут же тебе скажут, что человек расписался сам, что он делает этот трюк.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пожалуйста, русская рулетка тогда получается. Потому что пять человек или 55 исполнят это и не упадут с высоты, а 56-й упадет и вот тебе пусть не смерть в прямом эфире, но искалечится.

К. ЛАРИНА – Мы переживаем какой-то по-моему апофигей надувало телевизионного, я обращаюсь ко всем нашим телевизионным зрителям и слушателям. Ребята, верьте только Путину. Потому что Путин по-настоящему играет на рояле, а не изображает, нет никакой фонограммы, он сам сыграл на рояле свою любимую песню. Путин по-настоящему под оркестр пел, без всякой фонограммы на чисто английском языке, замечательную джазовую мелодию. Это было все настоящее. Учитесь, граждане. Учитесь, Киркоровы, учитель, Эрнсты у своего начальника. Вот как надо. Никакой подставы, все по чесноку. Молодец, уважаю. Ты видела этот концерт?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я видела…

К. ЛАРИНА – Супер.

И. ПЕТРОВСКАЯ — …и потряслась, потому что я подумала, о, сколько нам открытий чудных готовит это предвыборное время.

К. ЛАРИНА – Делает же сам. Сам же.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Что же еще выяснится, умеет делать наше все Владимир Владимирович.

К. ЛАРИНА – Я думаю, что много. Понимаешь, какая штука, Ир, он хочет понравиться. Наверное, он советуется со своими товарищами по пиару.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Даже если я очень захочу понравиться, я не сыграю на скрипке.

К. ЛАРИНА – Но он сделал это! Главное – желание. Я не знаю, играл ли он на пианино раньше, меня это не сильно интересует, мне важен результат. Он сел за рояль, никто под роялем не сидел и не дергал за ниточки. И это было не механическое пианино, как в фильме «Неоконченная пьеса». Я же говорил, чумазый играть не может. Может играть, еще как. И сыграл прекрасно. Молодец. И спел прекрасно. Уважаю. Вот за это уважаю. Человек поставил себе задачу, значит, что мне надо сделать, ребята, вы считаете. Выйти сыграть «С чего начинается Родина» на пианино – понял, а вторая задача какая? – спеть под оркестр. Понял. Все, репетируем. Пришли… танцулькины, которые обычно репетируют с ними, все, сделал. Поэтому он и премьер-министр и будущий президент.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Народ в моем лице безмолвствует.

К. ЛАРИНА – А Киркоров пусть курит бамбук в психушке. Вот разница-то. Можно мы послушаем какие-нибудь звонки. Подставные. Пожалуйста, 363-36-59. Ты чего замолчала? В потрясении. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Это Владимир из Санкт-Петербурга. Видимо, подставной звонок. Я со старой темы. Простите, пожалуйста, выслушайте хотя бы минутку.

К. ЛАРИНА – Опять про «Суд времени»?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. До свидания, больше не могу. Ты можешь больше?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потому что это какая-то история, которую невозможно всерьез обсуждать.

К. ЛАРИНА – Ну хватит уже, успокойтесь. Вы прям жизнь посвятили этому исследованию. Уже хватит. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Это «Эхо Москвы», уважаемая Ксения Ларина?

К. ЛАРИНА – И уважаемая Ирина Петровская.

СЛУШАТЕЛЬ – Я просто ваш голос слышу. Я пенсионерка из Ростова. Вы такие всегда правдивые, умные, всегда вас слушаю. И вдруг вы обсуждаете Киркорова, а вашу коллегу оскорбила Альбац в эфире…

К. ЛАРИНА – Давайте так, это наше внутреннее дело, это мы с вами точно уж обсуждать совершенно не будем. Именно поэтому мы радиостанция «Эхо Москвы», а не Первый канал. У нас передач на эту тему не будет в эфире. Не будет интервью на эту тему ни с Альбац, ни с ее коллегой. Правильно я отвечаю?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Абсолютно.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня к вам большая просьба. Я насчет Киры Прошутинской. Почему она передачу не ведет?

К. ЛАРИНА – Никаких не было официальных объяснений?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я видела пресс-релиз, в котором говорится, что Кира Прошутинская находится в творческом отпуске и готовит сейчас новую программу, по-моему, под условным названием «Жены». Некий вариант «Мужчина и женщина». Где будет интервью с женой, женами всяких известных знаменитых людей из разных областей.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Мне бы хотелось высказаться по поводу наших звезд, принцев, Киркорова, Влада Галкина. Вы говорите Влада Галкина не пожалели. А мне кажется наоборот зря его пожалели. Вот если бы ему дали два года не условно, а нормально, он был бы сейчас в тюрьме, но был бы жив.

К. ЛАРИНА – Кстати тоже…

СЛУШАТЕЛЬ — И мозги бы у него встали бы на место.

К. ЛАРИНА – Может быть вы и правы.

СЛУШАТЕЛЬ – Он бы и не спился. И точно также помните ситуация была с Антоновым. Ему сотрудник ГИБДД сделал замечание по поводу того, как он ездит.

К. ЛАРИНА – Юрий Антонов?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, он же его разнес в клочья, как, меня, народного артиста посмели остановить. А мне хотелось бы ответить, вспомните Евдокимова. Замечательный человек был. Стал губернатором. Но ведь та с косой стоит, ей же все равно, народный ты артист или кто. Все же начинается с мелочей. Они же сами себе сделают эти, здесь я скорость превышу, здесь я человека пошлю, здесь пощечину дам. А рано или поздно заканчивается вот этим.

К. ЛАРИНА – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Они переступают ту грань, из которой выйти нельзя.

К. ЛАРИНА – Спасибо. Может быть, и прав наш слушатель.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть и прав. И самое главное любой человек, наверное, может впасть в какое-то неадекватное состояние, вообразить себя невероятной звездой. Но на то и существует то, что называется в любом нормальном обществе закон, и просто нормальные этические нормы, которых придерживаются все люди и только тогда это делает общество обществом людей, а не зверей. А здесь свои нечеловеческие прямо скажем, какие-то сугубо внутренние законы они распространяют на всю эту человеческую общность. И почему должны от этого страдать другие люди. Но в итоге получается, что и они тоже в общем, я имею в виду страдают не потому что им очень жалко, что так случилось, но все равно в глазах нормальных людей, конечно же, это невероятную тень на них бросает.

К. ЛАРИНА – Тут нам пишут: не волнуйтесь, и ваши гнусности всплывут.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну если мы подеремся или мы поедем пьяными за рулем или что-то еще, то если всплывут, то наверное ну что же.

К. ЛАРИНА – Вы узнаете об этом первыми.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы знали, на что мы шли.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я хотел бы узнать ваше мнение по поводу…о Фурцевой. А второе, я хочу сказать, вы просто молодец по поводу Путина не побоялись и высказали свое мнение. Я тоже поразился просто ему.

К. ЛАРИНА – А фильм про Фурцеву какое на вас произвел впечатление?

СЛУШАТЕЛЬ – Какой-то холодок пробежал, я как-то очень не могу даже объяснить… слушал, слушал, я его и не смотрел.

К. ЛАРИНА – Спасибо. Я вчера, была на Новодевичьем кладбище, в связи со своими личными делами и там прошла мимо памятника Фурцевой. Сто лет же ей исполнилось. Ничего нет. Туда никто не пришел. Стоит огромная плита мраморная с ее портретом. Вообще нет ничего, ни одного цветочка. Если кто-то сомневается в голосовании в программе «Суд времени», это как зовут нашего человека любимого? Владимир, который нам звонит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Сначала прочитай эту телеграмму, только что пришла от Натальи Никоновой, генерального продюсера Пятого канала, на котором делается эта программа.

К. ЛАРИНА – Если кто-то сомневается в голосовании в программе «Суд времени», звоните по телефону: 8-495-744-55-41. Там проверяют каждый случай и ответят на любой вопрос по голосованию. Есть чем заняться нашим слушателям.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вадим из Санкт-Петербурга.

К. ЛАРИНА – Вадим, наконец-то, для вас. Слава богу. Все жалобы по голосованию туда, разговаривайте. На чем мы остановились?

И. ПЕТРОВСКАЯ — На Фурцевой. Я этот жанр вообще не принимаю.

К. ЛАРИНА – Почему? В зависимости от автора. О Зворыкине очень мне кажется удачно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это другое совершенно дело. Там были маленькие иллюстрации, потому что не хватало естественно и не может хватать в документальном фильме этой картинки, необходимо видимо, было… И то мне кажется, все равно и без них можно было обойтись. Некоторые были не очень хороши.

К. ЛАРИНА – В общем, это опять неудача.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Реконструкция. То есть это актеры, которые не играют образ, на мой взгляд, в чем проблема этого сериала, фильма. Они не играют этого человека…

К. ЛАРИНА – Почему, играют.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Подожди, я сейчас своими словами расскажу. А они иллюстрируют ту или иную коллизию жизни этого человека.

К. ЛАРИНА – Но она же играет артистка. Плачет, играет, изображает. Она же не читает текст просто.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тем не менее, получается, на мой взгляд, совершенно неубедительно и мне сам по себе этот жанр кажется выморочным.

К. ЛАРИНА – Ты сейчас все в одну кучу, Ир. Есть текст, который читает актер от лица какого-то персонажа. То, что допустим, у Пивоварова в фильме «Брестская крепость»…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это я совершенно не имею в виду, когда актер… текст. Это другая история.

К. ЛАРИНА – Здесь все-таки сцены чередуются между интервью и закадровым синхроном, связанным с конкретными историческими персонажами, здесь идут картинки, которые разыгрывают артисты.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Картинки – очень правильно.

К. ЛАРИНА – Но они играют, и в этом весь ужас. Потому что Арина сегодня, не стесняясь в выражениях, говорила утром про эту актрису, фамилию не помню…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дмитриева.

К. ЛАРИНА – Которая играет Фурцеву. Это просто безобразие. На уровне судов, где артисты играют героев.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот о том и речь.

К. ЛАРИНА – Актриса кстати, ничего у нее нет, никакого багажа. Она абсолютно продукт сегодняшней медийной среды. Человек из сериала и из рекламы. По каким причинам она играет эту роль, я не понимаю. Я тебе докладывала в прошлый раз, зная о фильме про Фурцеву, где Фурцеву играет Ирина Розанова, вот почему его не показывают, я не понимаю. Он готов, насколько мне известно. Там как раз полноценное кино. А это какая-то, конечно, фигня.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В общем, ты уже все сформулировала, я — свое ощущение, тогда лучше мне кажется делать фильм и там кстати были, по-моему, на канале ТВ-центр был фильм Млечина.

К. ЛАРИНА – Очень хороший фильм.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Все понятно, понятно про судьбу, про драму. Понятно про значение этого человека. Про масштаб. А здесь ничего непонятно. Здесь кто она была, ткачиха, и эта линия, по-моему, она наиболее выпукло представлена, человек из народа, который вошел в эти сферы. И непонятно, можно понять из интервью с известными деятелями культуры и потом зная, кто такая Фурцева, что это был за человек и почему в отличие от множества других ее соратников по партии, правительству ее именно столетие отмечается так широко. Но из этих картинок сыгранных абы как я бы сказала, совершенно ничего непонятно. Получается именно ощущение каких-то вставных зубов, где очень плохо разыгрывают картинки из жизни известного человека. Мне это просто очень не по нутру.

К. ЛАРИНА – Какая-то художественная самодеятельность.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И скучно, и неприятно, временами даже просто неловко.

К. ЛАРИНА – Актриса очень неудачная. Ни обаяния, вообще ничего нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, любая была бы актриса…

К. ЛАРИНА – Опять же мы с тобой Зворыкина вспоминаем, Шакуров меня просто там поразил. Мне так понравилось, как он там работал, просто замечательно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это были маленькие вставочки в рассказ.

К. ЛАРИНА – Это была актерская работа все равно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Иногда бывают такие случаи. Но редко.

К. ЛАРИНА – Я помню, был неудачный сериал похожий про Мессинга. Не художественный фильм, где Князев играл, а такой же документально-исторический. Там тоже были картинки с эпизодами, которые разыгрывали артисты. Тоже было очень сомнительно.

А. ПЕТРОВСКАЯ – Давай, поскольку времени мал осталось…

К. ЛАРИНА – Анонсируем. Я только скажу хорошее…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я хочу хорошее анонсировать.

К. ЛАРИНА – А я хочу сказать про хорошее. Вчера была замечательная «Линия жизни» с Кириллом Серебрениковым. Молодец. Отрывки из спектаклей показали. Вообще он большая умница, очень мне нравится.

И. ПЕТРОВСКАЯ — На следующей неделе что я бы порекомендовала и что я лично буду смотреть, будет целый цикл каждый день по будням, Алла Сергеевна Демидова, авторская программа «Театральное зазеркалье». Естественно, на канале «Культура» и даже судя по тем маленьким фрагментам, которые уже идут в анонсах, это должно быть интересно, потому что Алла Демидова еще, по-моему, изумительный рассказчик. Человек глубокий, очень интересный. Книги ее интересные. Кстати, ее книга в основе этого цикла. Где она будет вспоминать, размышлять, это не пропустите. Мне кажется это важно не пропустить.

К. ЛАРИНА – Все?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Еще будет 80-летие В. Я. Ворошилова, человека, который придумал «Что? Где? Когда?» и которого считают до сих пор или точнее уже стали считать человеком-легендой в телевизионном мире. И будет фильм, ему посвященный. Сразу после игры, которая состоится на следующей неделе, кажется в субботу.

К. ЛАРИНА – Мы, кстати, не сказали еще про Татьяну Комарову, ведущую, известную тележурналистку, которая ушла из жизни на этой неделе. Я смотрела совершенно замечательную программу с ее участием на канале «Ностальгия». Они конечно молодцы. Она у них делала несколько программ, записывала, и показали такой дайджест из ее работ. Ужасно жалко.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Невероятно жаль, я ее знала, очень жалко было, что она ушла вот так вот совершенно рано неоправданно из эфира, потому что была она конечно человеком ярким, умным.

К. ЛАРИНА – Что большая редкость.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И это была та самая очень небольшая эра, эпоха маленькая телевидения, когда ценились люди такого типа…

К. ЛАРИНА – Интеллектуальные. Сильная, интеллектуальная, обаятельная, яркая личность. Жаль, что ее нет. Ну что, все, на этом мы заканчиваем нашу программу. До встречи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире