'Вопросы к интервью


К. ЛАРИНА – Как-то хочется с чего-нибудь позитивного начать. Уже устаешь от этих бесконечных страданий и катастроф кругом и смертей. Хочется жить дальше. Хочешь о хорошем? Здравствуй.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Давай.

К. ЛАРИНА – «Огромное спасибо за чудесный вечер в ЕКЦ. Вы были великолепны», — Игорь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А ты думаешь, все поняли, что такое ЕКЦ?

К. ЛАРИНА – Это по аналогии с РПЦ звучит. Еврейский культурный центр. На Никитской. Именно там мы с Ириной Петровской веселили публику. Шоу космических старушек – так мы это обозвали – прошло мне кажется очень удачно. Потому что было очень много вопросов и вообще приятно иногда посмотреть на хороших людей, для которых ты и работаешь в эфире «Эхо Москвы». Это очень важно. Так что, пользуясь случаем, хочу сказать ответное спасибо всем тем людям, которые заполнили полностью зал в ЕКЦ для того чтобы пообщаться с нами напрямую. Мне было это очень приятно и интересно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, это новая форма нашей деятельности. Выездные устные хотя у нас и до этого не письменные, выпуски программы «Человек из телевизора». Даже говорят, что может быть повторим. А в дальнейшем будем ездить по стране, организуем антрепризу.

К. ЛАРИНА – Это уже за отдельную плату.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Шутка.

К. ЛАРИНА – А то некоторые тут дают моноспектакли на тему – вот я вам всем. И мы тоже можем дать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кто это некоторые я не поняла. Ну неважно.

К. ЛАРИНА – Некоторые. Дорогие друзья, это программа «Человек из телевизора». Ирина Петровская, Ксения Ларина. Вы здесь есть, я слышу ваше горячее дыхание. Ира тоже.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А можно я до того как мы начнем на вопросы отвечать, скажу только одно, я была на некотором мероприятии, которое не освещали каналы, Ирену Лесневскую во французском посольстве на этой неделе награждали орденом Почетного легиона.

К. ЛАРИНА – Поздравляем Ирену Стефановну.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это совпало, было ровно день в день, когда попытались вынуть документы из редакции «The New Times». В общем, было очень достойное и торжественное, но не пафосное мероприятие, и очень было приятно, что французы отметили заслуги Ирены Стефановны в попытке создания здесь и демократии, и вклад ее в свободу слова. Поздравляем Ирену Стефановну. Было очень много симпатичных и очень интеллигентных людей, которые просто пришли как гости. Это я сейчас не себя имею в виду.

К. ЛАРИНА – Тоже о хорошем. Давайте пойдем дальше. Ира, я предлагаю по вопросам, потому что тут собраны все темы, которые мы наверняка с тобой бы и так обсудили. А слушатели нам помогают. Поскольку отзываются живо на любые новые передачи. А их немало появилось на телевидении. Действительно есть что обсудить. «С большим интересом посмотрел «Программу передач» С. Сорокиной, посвящённую «Пресс-клубу», в которой участвовала Ирина Петровская, — как одна из ведущих этой программы, — порадовала тёплая атмосфера, непосредственность, отсутствие фальши. Ощущение было, что собрались большей частью старые друзья, единомышленники. Что удивило: все участники программы ходили вокруг да около темы отсутствия свободы слова на ТВ, говорили большей частью намёками, но никто вслух не произнёс слово «цензура». Что это – самоцензура или заранее поставленное условие руководства программы? Ирина, вы как участник программы, поделитесь впечатлениями: сильно ли отличается разговор в студии и конечный результат — программа в эфире?», — пишет слушатель из Кемерово.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я могу только сказать, что я не видела, к сожалению, конечный результат. Потому что в этот момент я ехала поздравлять Ирену Стефановну. Но посмотрю непременно. Разговор был достаточно откровенным, но при этом разумеется, мы уже все не маленькие дети, а довольно уже взрослые девочки и мальчики, и поэтому прекрасно понимаем, что во-первых, мы и не хотим подставлять Сорокину, но более того понятно, что самые какие-то ударные убойные откровенные вещи все равно вырежут. Там внутри мы говорили вполне откровенно, в особенности зажигал Дима Быков. Я не знаю, что попало, что осталось в результате, но так или иначе каждый, кто говорил, имел в виду и мне кажется, даже не намеками изъяснялся, а вполне определенно, имея в виду ту разницу атмосферы, в которой возможно появление Пресс-клуба начала 90-х. И нынешней атмосферы, в которой тоже возможно появление каких-то программ, но только это не будет иметь никакого отношения к тому, что было. Потому что действительно то телевидение, которое сегодня является предметом интереса Сорокиной в «Программе передач», это в основном конец 80-х и упираемся в 2000, нулевые, это телевидение было ярким, свободным и оно именно таким и было, потому что это была соответствующая атмосфера. Все это понимают, имею в виду и в той или иной мере каждый про это сказал. Каждый из тех, кто пришел на эту программу вспоминать Пресс-клуб. Я более того, так и вовсе…

К. ЛАРИНА – Жертва.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я сказала Свете, что говорить о моем участии 2000-2002 год это уже полный излет. Хотя еще и прямой эфир. Хотя еще удивительная вещь, ведущая этой программы работает в оппозиционной «Общей газете». При этом выходит на государственном канале. Но все равно это был излет, все равно постепенно начали фильтровать уже участников, темы, и поэтому уже говорить о том, что это какая-то была новая стадия, совершенно не приходится. А вот тот период мы вспоминали взахлеб, разумеется. Который нас и познакомил всех и сделал узнаваемыми, известными, потому что все были в основном пишущие на Пресс-клубе. А тут чуть ли на каждый выпуск ходили и поэтому стали узнавать в лицо. И плюс была такая клубная атмосфера, потому что подбирались все равно единомышленники…

К. ЛАРИНА – Курили там.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, мы вспоминали, что в то время еще на эфире можно было курить. Да и эфиры длились, один из Пресс-клубов в то время длился в прямом эфире 4 часа.

К. ЛАРИНА – И народ смотрел, как подорванный.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, это не 52 минуты, даже если это будет прямой эфир, все равно рекламные паузы, нужно думать о том, чтобы всем успеть хотя бы по одному слову сказать, а там была полноценная беседа, разговор, дискуссия. Все, что угодно.

К. ЛАРИНА – Еще один отзыв на эту же передачу. Такой достаточно симптоматичный. Наташа пишет: «Ирина! Приятно видеть Вас на ТВ. Но вся эта затея на 5-ом с Сорокиной,
Ксенией Собчак, Димой Быковым, Норкиным — что-то очень странное. Пресс — клуб в воспоминаниях — игра в слова. Людей запутали: дают обертки вместо конфеты. Все эти разговорные передачи (за редким исключением) — пустая трата времени. Если Сорокина такая замечательная, что она делает в этом лживом проекте?»

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не считаю, что Сорокина в лживом проекте, Сорокина в вполне нормальном в отличие от некоторых иных проекте. И опять же в рамках и в ситуации предложенных ею обстоятельств. Знаете, друзья, давайте не будем так резко осуждать. Я против, я знаю у Ксении та же позиция, либо ничего, либо все. Я считаю, что появление Сорокиной в любом случае это хорошая была идея и воплощение ее отнюдь не дурное. И у нее действительно по большей части получается ностальгические программы и встречаются действительно в каких-то случаях старые соратники и просто радостно или наоборот, с грустью бойцы вспоминают прошедшие, ушедшие дни. Все остальное пока никак действительно не установится что ли. По-прежнему то вроде есть какое-то попадание, как было например, в случае со «Свободой мысли», когда вдруг…

К. ЛАРИНА – Подожди, сейчас на это перейдем. Просто я хотела тебе ответить. Ты меня так припечатала. Какое мое мнение, что это лживый проект? Разве я это говорила?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, не про лживый проект. А просто есть такая позиция и твоя тоже, вот зачем участвовать в том, что дозволено, и, зная, что ты не можешь себе позволить чего-то, лучше тогда чего-то добиваться всего. Всего не получается. Сегодня мы действуем, телевидение действует все равно в этих предложенных обстоятельствах.

К. ЛАРИНА – Это спорная история действительно. Может быть, отдельно мы эту тему поговорим.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Лживая – боже упаси.

К. ЛАРИНА – Меня просто удивила одна вещь по вчерашней передаче. Я впервые увидела, как Света Сорокина играет по предложенным правилам игры, которые сегодня дозволены и распространены в сегодняшнем телевидении, это имитация прямого включения. Я первый раз это видела. И мне показалось, что Свете тоже самой было неудобно, я поняла, что она поставлена в эти рамки. Но мне кажется, это была большая ошибка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А что было?

К. ЛАРИНА – Вчера была передача, кстати очень интересная на тему окрашивания художественных фильмов. У нее был в гостях Александр Любимов, который Штирлица покрасил. Колоризация это называется массовая. Были какие-то люди, Леша Герман, который свое мнение высказал, был представитель странной организации «Коммунисты Петербурга», которая по любому поводу в суд подает. Но дело не в этом. Там в том числе было небольшое интервью ведущей передачи с аналогичной компанией, которая это делает на Первом канале. Которая делала «В бой идут одни старики», это Первый канал?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – Человек этот живет в Америке. И с ним было интервью. Но оно было явно записанное, как это сегодня делается. Потому что Светлана Сорокина задавала якобы вопросы во время записи этой передач, а человек якобы отвечал во время записи этой передачи. На самом деле это была чистая постановка, это было видно по всему. Поскольку Света задавала те вопросы, которые видимо задавал корреспондент, когда он записывал это интервью, обращалась к нему напрямую в экран, он типа с экрана отвечал. При этом он там несколько раз упоминал Александра Любимова и его работу, но Александр Любимов тоже прекрасно понимая, что никто его не услышит, он естественно не принимал участия в этом разговоре. Это была чистая имитация прямого включения в записи. Но мне странно, что Света в этом участвовала. Зачем было нужно это делать, я не понимаю. Сказали бы просто: ребята, вот мы специально для этой передачи записали этого господина NN, послушайте его мнение по этому поводу. Или: наш корреспондент записал с ним интервью. Зачем было огород городить, я не очень понимаю. Я понимаю, что наверное ничего особенного в этом нет, может быть я зря привязываюсь. Но это такие вещи, которые заставляют тебя усомниться во всем остальном тоже.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Послушай. Меня удивляет это, потому что там почти в каждой программе…

К. ЛАРИНА – Есть сюжет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И записано мнение того или иного персонажа.

К. ЛАРИНА – И в чем дело?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Раз это использовано, может быть, действительно она с ним общалась.

К. ЛАРИНА – Я тебя умоляю.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не знаю. Я не видела.

К. ЛАРИНА – Я тебе говорю, я это видела.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тогда странно. Потому что если бы это было все время так, вот сейчас у нас на прямой связи такой-то.

К. ЛАРИНА – На какой-то фигне вообще начинают что-то такое имитировать. Зачем? Вот как люди, которые врут постоянно, по любому поводу, без всякой цели. Я все время думаю: зачем? Вот какой смысл было здесь делать вид, что это прямое включение, и чувствует себя неловко человек, про которого говорят, потому что по идее он должен включиться в разговор, Саша Любимов, к которому обращается напрямую этот человек с экрана, но он понимает, что он не может это сделать, поскольку это записанное интервью.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Спросим. Но я уверена, что это не самая большая проблема этого канала. И тем более не программы Сорокиной. Не самая большая.

К. ЛАРИНА – Я согласна с Наташей, которая достаточно резко выразилась по поводу лживого проекта. Я согласна с тем, что здесь действительно обертки вместо конфеты. Это такой поток имитаций, к сожалению к большому. Имитация дискуссии, имитация свободы, имитация открытости в любой проблеме. Правда же? Ты этого же не будешь отрицать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я и не собираюсь отрицать.

К. ЛАРИНА – Это имитация.

И. ПЕТРОВСКАЯ — К сожалению, в большинстве случаев так и происходит, и просто иногда и диву даешься, почему выбраны эти темы, в чем их актуальность. Многого не понимаю. Еще ужасная какая-то раскоординация, потому что, например, программу Сергея Майорова «Дневник наблюдений» с этой недели передвинули на глубокую ночь. А повтор показывают днем в 15.30. Но при этом я неоднократно и в том числе чуть ли ни вчера или позавчера слышу от заканчивающей выпуск новостей Кокорекиной, который идет в 10 часов: сразу вслед за нами программа Сергея Майорова «Дневник наблюдений». То есть абсолютно правая рука не знает, что творит левая.

К. ЛАРИНА – У них там программа расплывается в разные стороны. Вчерашняя передача «Свобода мысли», посвященная семейному конфликту Слуцкеров, Ольги и ее бывшего мужа Владимира сенатора, по поводу дележки детей…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Владимира сенатора.

К. ЛАРИНА – Она длилась два часа. Они начали в 9 и закончили в 11 часов.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно непонятно.

К. ЛАРИНА – В программе написано: в 22 часа новости должны быть. Новостей не было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я понимаю, когда они поставили, например, внеплановую в воскресенье программу и говорили по большому счету тоже я не могу сказать, что это было что-то особенное в этой программе, но тем не менее, ее появление было оправдано. Посвященное по горячим следам польским событиям. И поэтому они сломали сетку и поставили такой вслед разговор, больше построенный на эмоциях, чем на фактах. И может быть, это было и правильно. Но вчерашней нету объяснений…

К. ЛАРИНА – Такое ощущение бардака все-таки.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. И почему новости отменяются. Новости это священная корова любого канала.

К. ЛАРИНА – Значит, ставку не делают на новости. Это кстати показательный момент.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Отменено только в одном случае — если происходит что-то из ряда вон выходящее. Или например, если канал как бывало на Первом несколько раз, на Втором…

К. ЛАРИНА – В прямом эфире выходит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, если он транслирует какое-то суперважное спортивное соревнование, и тогда там происходит некоторое смещение основного выпуска новостей. Но в этом случае у меня тоже нет объяснений. Точно так же как я совершенно не могу понять, почему программу «Дневник наблюдений», которая действительно очень любопытная по материалу, по своим сюжетам, я с большим интересом ее смотрю, и она на мой взгляд намного интереснее, чем тот же «Реальный мир» с Норкиным, которая выходит каждый день в 19.30. Понять, почему ее вдруг задвинули на полвторого ночи…

К. ЛАРИНА – Может они считают какие-то цифры.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Наверное, хотя я думаю, что сейчас цифры считать занятие совершенно неблагодарное.

К. ЛАРИНА – Они же все равно есть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но месяц прошел всего лишь.

К. ЛАРИНА – Они каждую неделю есть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть они и видят, но нужно же приучить вначале, наверное, своего зрителя к новому…

К. ЛАРИНА – Не бойся, не украдет Плюсов твою сумку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я думала, что просто наш коллега должен сесть на этот стул.

К. ЛАРИНА – В ужасе схватила сумку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Так.

К. ЛАРИНА – У нас сейчас новости. А потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Продолжаем программу. Кстати прозвучала самореклама передачи «Программное обеспечение» Арины Бородиной. И Арина нам дозвонилась в прямой эфир. Арина, приветствуем тебя.

А. БОРОДИНА – Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Мы говорим про то, что происходит на Пятом канале. Некоторые нестыковки. Вот Арина вспомнила, что она свидетельства некоторой бардачности видела и на канале РЕН-ТВ, который принадлежит к тому же медиа-холдингу. Арина, расскажи, что ты видела.

А. БОРОДИНА – Я не удержалась, Ира, у тебя замечательный пример. Я тоже такого никогда не слышала, чтобы ведущий новостей в прямом эфире не знал, что идет после ее программы.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Причем не первый раз было, анонс, а следом не идет то, что анонсируется.

К. ЛАРИНА – То есть получается новости в записи что ли?

А. БОРОДИНА – Нет, у меня было изумление в четверг не меньшее. Я такое на своей памяти тоже вижу впервые. Это связано было тоже с новостями, но на канале РЕН-ТВ. Я в этот вечер за последние дни впервые не смотрела ток-шоу «Справедливость» Андрея Макарова, на которое достаточно плотно подсела. И я включила телевизор около 11 вечера, смотрю, что Макаров на телеэкране, думаю, что такое. Там тоже выяснилось, что у них в этот вечер программа шла два часа, они сняли проект, говорили про авиакатастрофы. Но вдруг начался рекламный блок. И как обычно на телевидении рекламный блок кончается промо-роликами эфиров. Начинается промо-ролик, стоит ведущая новостей, к сожалению, не знаю фамилию этой девушки, но она у них ведет вечерние и дневные новости давно. У меня первая мысль, ближайшие новости в 23.30, Осокин, думаю, может быть, он ушел в отпуск не дай бог заболел. Почему она анонсирует новости. Или она анонсирует может быть завтрашние новости. Нет, слышу, что она говорит о новостях сегодняшнего дня. Про вулкан и так далее. Я ничего не понимаю. Я делаю звук громче, она говорит: итак, смотрите все новости на канале РЕН-ТВ в 19.30. То есть в 23 часа они поставили промо-ролик, который уже прошел. Я просто в изумлении, более того, мне в этот же вечер рассказали люди, работающие на канале, что это тоже не первая оплошность людей, которые занимаются анонсированием, у них идет давно сериал «Солдаты», все о нем знают, и когда показывали последнюю серию, промо-ролики, которые идут в заключительных минутах, они анонсировали то, что будет в следующих сериях сериала «Солдаты». Но это даже уже не небрежность, потому что речь идет об информации, о новостях. И на таких национальных каналах особенно как РЕН-ТВ, где столько людей смотрит новости, это недопустимый бардак на мой взгляд.

К. ЛАРИНА – То есть это все-таки свидетельство некоторого действительно бардака на канале. Когда не очень понятно, не знает, что делает правая и левая. Но что касается Кокорекиной, ведущей новостей, которая анонсирует программу, то есть либо ведущая новостей не знает, что передача передвинута. Вернее ей об этом не сообщили, она идет по старой сетке. Второй вариант – что новости идут в записи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет. Если бы шло в записи, то кто-нибудь бы наверное, уследил. А именно что она не знает, что программа уже перенесена и она как предыдущие какие-то разы говорит просто то, что у нее написано.

А. БОРОДИНА – Да нет, тут самое беспокойное то, что видимо, люди, которые руководят каналом, новости не смотрят. Иначе бы они уже увидели, что программы нет с начала недели, а ведущий новостей главного выпуска в 10 вечера анонсирует эту программу. Значит, из тех людей, кто руководит этим каналом, ни шеф-редактор даже новостей, ни информационная служба, я уже не говорю о более высоких позициях, новости не смотрят. Это очень серьезная история.

К. ЛАРИНА – Я про то и сказала. Значит ставку они на этот сегмент не делают.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я думаю, что это ровно случай райкинский, когда кто костюмчик шил, и кто за что отвечает.

К. ЛАРИНА – Но этого быть не может на федеральных каналах.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пока значит это есть. Один отвечает за новости, другой за это…

К. ЛАРИНА – Арина, а почему все-таки так неровно, так растягиваются во времени программы и «Справедливость», вчера шла «Свобода мысли» тоже два часа. Это с чем связано?

А. БОРОДИНА — У меня тоже очень странное было ощущение, тем более как совпало, я вчера тоже обратила внимание, что «Свобода мысли» шла, у меня первая была мысль, она совершенно ничем не подкреплена, и может быть это совершенно не так, есть ощущение, что они еще пробуют время, то есть растягивают программу на два часа, смотрят, у нее растет аудитория, потому что идет просадка где-то, но в пресс-службе на РЕН-ТВ мне объяснили, что запуск «Справедливости», что он был такой длинный, ток-шоу пишут 2-2,5 часа, очень долго, а в эфир выдают час. А материал такой плотный и поэтому они так выдали. То же самое мне вчера сказали в пресс-службе Пятого канала, когда я спросила: чего вдруг про Слуцкеров сдвинули программу. Оказывается, не сдвинули, а растянули. Но мое ощущение, что может быть пробуют, чтобы она шла в другое время. Потому что странно, я не могу сказать, что эти темы настолько были сверхактуальны, чтобы их раздвигать на два часа. Здесь логики содержательной я не увидела.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А у меня ощущение, что действительно это пишется по три часа и более того, тут одна из участниц программы Ирина Хакамада, мы с ней встретились на вручении Ирене Ордена Почетного Легиона, она приехала с записи «Свободы мысли», и сказала, что она чрезвычайно утомилась, это длилось бесконечно. Можно было говорить каждому сколько хочешь, она говорит, я-то привыкла уже в жесткой манере выдаю просто рубленные фразы. И она даже не дождалась окончания этой записи. И видимо, если особенно пишется что-то под эфир, просто реально уже думают, чтобы не монтировать или чуть подмонтировать и давайте уже выдадим, иначе получится одна сплошная какая-то рваная нарезка. Мне так кажется.

К. ЛАРИНА – Арин, спасибо тебе большое за неравнодушие.

А. БОРОДИНА – Извините, но просто это был действительно очень странный случай.

К. ЛАРИНА – Будем дальше наблюдать.

А. БОРОДИНА – Пока.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кстати ток-шоу Димы Быкова я вообще потеряла. Оно выходило вначале в 18.30…

К. ЛАРИНА – Последний раз было посвящено страху смерти.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потом оно было в 23.30, потом оно вновь было в 18.30. Страх смерти был перед этим, в воскресенье. А потом на этом месте вышла «Свобода мысли» с поляками. Посвященная этим событиям.

К. ЛАРИНА – Внеплановый выпуск.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И я теперь совершенно не понимаю, куда это шоу отодвинулось и периодически когда я получаю анонсы, я уже тем более ничего не понимаю, потому что какие-то новые темы, а старые, которые раньше анонсировались, уже куда-то…

К. ЛАРИНА – Сейчас у них идет анонс новой программы «Картина маслом», посвященной новому циклу документальному Пятого канала. Не очень поняла, когда это.

И. ПЕТРОВСКАЯ — На следующей неделе, исходя из того, что я проанонсировала, в следующее воскресенье, 25-е, там значится тоже обсуждение проекта «Возмездие» документального фильма, где будут говорить о судьбе этого нацистского приспешника Ивана Демьянюка. И разговор о том, есть ли срок давности, считать ли преступником фашиста или считать фашистом по прошествии огромного количества лет. Опять же, я уже анонсировала еще какие-то, были они, не были…

К. ЛАРИНА – Но если кто знает, товарищи, может быть сам Дмитрий Быков нам напишет sms и наконец скажет, когда выходит его передача. Мне кажется, что это один из самых удачных проектов Пятого канала, это передача «Картина маслом».

И. ПЕТРОВСКАЯ — В этот раз значится в 18.30. Но кто его знает. Не поймешь.

К. ЛАРИНА – Давай дальше пойдем. Канал «Культура» тоже обновился.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Частично я бы сказала.

К. ЛАРИНА – Во-вторых, программу Пресс-клуб стоит обсудить. Поскольку брендовое название, это Пресс-клуб, который был в прошлом. Ностальгический Пресс-клуб. А это Пресс-клуб-21.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть 21 века.

К. ЛАРИНА – Который будет выходить на канале «Культура». Вчера это было? Очень странное впечатление на нас это произвело. Мы обменивались некоторыми sms. Я, честно говоря, вообще не поняла, что это за формат и кто эти люди, про что они говорили. И главное – для кого эта программа. Если это для тех, кто интересуется жизнью за окном, то мне кажется, что для начала надо было людей пожалеть и ввести в курс дела. Про что вы говорите и цель ваша какая. Ведущий меня совершенно обескуражил, Дмитрий Глуховский. Он такой бойкий молодой человек, язык у него подвешен, хорошо он активно смотрится. Но такое ощущение, что и он половину не слышал и не понимал, о чем говорили эти люди. У меня масса вопросов. Зачем их так много.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вообще антураж напоминает просто типичное ток-шоу, никакой клубности, если говорить о некой преемственности, прошло уже некоторое количество лет, десяток примерно, и тем не менее, все равно Пресс-клуб это бренд определенный. И хотелось бы, чтобы там вот эти условия этого жанра были соблюдены.

К. ЛАРИНА – Это уже пусть они решают как хотят. Хоть что-нибудь заявите.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я о другом. Потому что какой же это клуб, когда собираются на каком-то огромном пространстве люди, которые сидят как на любом ток-шоу, часть за столами даже не круглыми, а квадратными. По периметру поставленными. Часть на трибунах. Из них три четверти никакие не журналисты, а принцип был – это пресс-клуб.

К. ЛАРИНА – Кого там только не было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – Эксперты, архитекторы, представители общественных организаций.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Кто в лес, кто по дрова, ощущение, что каждый должен выкрикнуть, а дальше уже никакой дискуссии особенно не завязывается.

К. ЛАРИНА – А про что?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Если попытаться объяснить…

К. ЛАРИНА – Про новую архитектуру.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про изменения в свете современных веяний архитектурного облика Москвы, там речь шла о Музее изобразительных искусств, чья реконструкция начнется вот-вот. Осенью. А в принципе вообще о том, насколько допустимо изменение сложившегося облика той или иной столицы.

К. ЛАРИНА – А ты обратила внимание, где только все не были, каждый счел своим долгом заявить, что он был в Лондоне, в Париже, в Берлине, в Риме. В том числе и ведущий.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это молодые люди с гордостью говорили о том, что они теперь уже люди мира. Но до такой степени это было решительно неинтересно, на мой взгляд, хотя мне кажется тема архитектуры и современного градоустройства, строительства очень интересна. Столько проблем и действительно возможно столкновений мнений и позиций. А в результате такой сумбур какой-то вместо музыки. И если это первый блин и комом, посмотрим, что будет в следующий раз. Кстати в следующий раз я отметила, что Пресс-клуб-21 сейчас выходил в 22.35, а в следующий раз уже в 23.35. Так что это будут такие разговоры в лучшем случае умные, а в худшем заумные. Но где-то за полночь. Но посмотрим. Первый опыт пока разочаровал.

К. ЛАРИНА – «На РЕН-ТВ в спортивных новостях постоянно анонсируют матчи, которые уже закончились», — пишет Дмитрий из Екатеринбурга. Тоже интересный жанр.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ретро-новости.

К. ЛАРИНА – Давай несколько звонков послушаем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Хотя «Справедливость» по-прежнему интересная. Ток-шоу это самое пока большое достижение обоих каналов.

К. ЛАРИНА – Я кстати вчера смотрела Слуцкер всю программу и я могу допустить, почему они ее так растянули на два часа – потому что в середине программы, когда пришла Ольга Слуцкер, предыдущий герой Владимир Добровинский, адвокат Слуцкера демонстративно ушел из передачи. Поэтому по сути это была уже вторая программа, где героиней была Ольга Слуцкер. И они как-то слепились вместе. Я понимаю, что поскольку это не первая история, связанная с Ольгой Слуцкер на телевидении, Андрей Малахов делал большую программу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И не один раз.

К. ЛАРИНА – И судя по всему, как вчера общались и Ксения Собчак и Александр Вайнштейн с героиней, я так поняла, что это было какое-то общее решение, помочь близкому человеку как-то себя защитить. Похвально, и можно сказать только спасибо…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Тогда, пожалуйста, поставьте меня в известность, что у вас изменились хотя бы на этот вечер правила игры. Потому что я естественным образом в 10 часов вчера раньше, потому что я знаю, что всегда могу посмотреть, очень хороший сайт на Пятом канале, очень оперативно…

К. ЛАРИНА – А там они не пишут никаких изменений?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не каждый же раз должна заходить на сайт, я на сайт захожу уже после того посмотреть то, что я не успела посмотреть в эфире. Вы меня поставьте в известность перед началом, титром ли, бегущей строкой, масса возможностей. Пусть, в конце концов, появится какой-то новостной человек, и скажет: эту программу мы решили растянуть или увеличить ее хронометраж в связи с тем, что нам представляется важным поговорить на эту тему. Или дайте мне в процессе бегущую строчку, что программа будет идти до такого-то часа. В связи с этим новостей не ждите.

К. ЛАРИНА – У них такое ощущение, что они рано все-таки зафедералились.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не в этом дело. Просто это какая-то для меня не то чтобы неуважение, а какая-то небрежность и из-за этого у меня теряется и интерес, потому что я теперь не понимаю, когда на что я попаду. Мне нужен рефлекс и у зрителя любого рефлекс.

К. ЛАРИНА – Вот пришла телеграмма. Быков сегодня в 19.30.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Почему же сегодня-то?

К. ЛАРИНА – Вы уверены? Если это так, я читаю то, что я увидела. Если есть какие-то другие сведения, будем благодарны.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В общем, я ничего не понимаю в графике выхода Быкова. Может быть, он два дня теперь подряд выходит. Поставьте меня в известность, меня – я имею в виду не меня Ирину Петровскую, а нас, зрителей. Меня, зрителя, у которого должна на телевизионную программу вырабатываться слюна как у собаки Павлова. Почему какие-то программы, например, уже давно стоящие в эфире и никогда не меняющие время, пользуются стабильным интересом, даже если качество их не особенно соответствует желаемому. Ну почему именно у зрителя сформировался рефлекс и он знает, в какой момент когда включить. На эту тему дискуссии велись даже смешно говорить, в конце 80-х, начале 90-х.

К. ЛАРИНА – Потому что если вы хотите, чтобы никто этого не увидел, не объявляйте. Помнишь как на Пасху…

И. ПЕТРОВСКАЯ — … как расписание электричек. Если отменяется электричка, то все.

К. ЛАРИНА – Показывали без объявления программы Евгения Гинзбурга. Мы уже привыкли, кстати, что если в программе нет, то обязательно что-нибудь, слух ходил, что сегодня будет волшебный фонарик без объявления.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я этого не помню. Я сейчас имею в виду конец 80-х, когда пришли к выводу о необходимости соблюдать сетку вещания жестко. Потому что так принято во всем мире. Да, могут быть какие-то события, которые естественно и тогда зрители заранее или по ходу обязательно оповещают, что сетка меняется, сбивается, траур ли или какие-то события, никто не обсуждает, это дело живое. Но в обычные дни все должно стоять на своих местах. А не скакать как безумная ворона с ветки на ветку. Объевшаяся какого-то отравленного сыра.

К. ЛАРИНА – Всё?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пока да. У меня – да.

К. ЛАРИНА – Давайте пару звонков примем. Пожалуйста. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я в «Эхе»? Ой, какое счастье, я вас люблю. Я Валерия Павловна. А про какие новости вы говорите. Я тоже вляпалась в Пятый канал, по той причине, что после «Свободы мысли» я ждала…

К. ЛАРИНА – Новостей.

СЛУШАТЕЛЬ – Да нет же, голуба. Ну посмотрите в программу. В 22…

К. ЛАРИНА – Майоров.

СЛУШАТЕЛЬ – Да нет же, 22.00 «Собачье сердце».

К. ЛАРИНА – Оно было после «Свободы мысли».

СЛУШАТЕЛЬ – Да не было. Голуба. Это Ксения?

К. ЛАРИНА – Это голуба Ксения.

СЛУШАТЕЛЬ – Ой, как я вас обожаю. Мне сто лет, не сто, 70 лет, но я вас обожаю. Девочки, я как дура ждала этого…

К. ЛАРИНА – А что было-то скажите?

СЛУШАТЕЛЬ – А было в 11 часов, когда кончилась эта мутотень, было знаете что? Было «Ксения – любимая жена Федора». Это вообще я опупела, потому что я ждала в 10 «Собачье сердце» вместо этого в 11 дали «Ксения – любимая жена Федора».

К. ЛАРИНА – Там кстати в программе, спасибо большое вам, голуба. В программе было очень смешно, у меня в «Антенне» было написано: в 22 часа новости на Пятом канале, в 22.00 новости, в 22.00 – «Собачье сердце». Так что понимай как хочешь. В итоге не было ни того, ни другого.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Более чем живое дело на телевидении.

К. ЛАРИНА – Еще звонок. Алло. Здравствуйте. Завтра в 21 час «Картина маслом». Нет, в субботу, — пишет нам другой слушатель.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Леонид, я из Екатеринбурга. Вы замечательно обсуждаете все, что идет по московским каналам, но совершенно не обращаете внимания на Орбиту.

К. ЛАРИНА – Но мы же ее не смотрим.

СЛУШАТЕЛЬ – Я понимаю. Но как-то мы ведь вас слушаем.

К. ЛАРИНА – И что нам делать?

СЛУШАТЕЛЬ – Видимо, что-то придумать. Я собственно вот что…

К. ЛАРИНА – Придумать невозможно. Все, что угодно можем увидеть, кроме Орбиты. Даже с помощью спутникового канала.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хотел вот что сказать. Я много слышал о том, что вы все довольны, как наши СМИ и особенно телеканалы освещали жуткую трагедию. О том, что все это произошло, я узнал от вас, потом переключился на Россия-24, а потом начал бегать с канала на канал, что же покажут нам. Те каналы, которые идут на Орбиту. Так вот, на Российском канале, на России-1 новости вышли явно в записи, потому что Брилев со своей обычной улыбкой рассказывал о вещах, которые совершенно никакого отношения не имели к катастрофе. То же самое было на Первом канале и то же самое на НТВ. Вот это как расценивать?

К. ЛАРИНА – Сейчас узнаем.

СЛУШАТЕЛЬ – Как непрофессионализм или как что-то другое?

К. ЛАРИНА – Я думаю, что вряд ли как что-то другое, потому что здесь отмашка была.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Подожди секундочку. Екатеринбург у нас разница два часа. Плюс два. Я не исключаю, что именно в этом выпуске еще действительно они были или записаны заранее или просто туда не успели включить эту информацию, потому что по Москве новости вышли в два часа, они были абсолютно точно в прямом эфире. И там по ходу давалась информация, в том числе прямые включения из Польши и нашли они материал, как ремонтировали в свое время самолет в Самаре. Поэтому естественно, я сейчас не могу сообразить, как Орбитные выпуски выходили. Скорее всего, еще до того они были сделаны.

К. ЛАРИНА – Ир, я хочу вернуться к Быкову.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Давайте ставки делать.

К. ЛАРИНА – Пишут на сайте, сегодня в 18.30.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Разнообразнейшая информация.

К. ЛАРИНА – Специальный проект «Картина маслом. Теория страха» в 18.30. До 20.30. Видимо, опять будет показан как с Гайдаром фильм, и его обсуждение.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я предлагаю делать ставки, а в следующий раз просто объявить победителя, кто дал наиболее точную информацию.

К. ЛАРИНА – Тут мне принесли, наконец, стенограмму программы Николая Сванидзе «Исторические хроники» с Олегом Ефремовым. Я все-таки должна зачитать этот фрагмент, я хочу напомнить вам предысторию, поскольку возникла небольшая конфликтная ситуация между театром «Современник» и Николаем Сванидзе, который сделал очень хорошую программу, посвященную Олегу Николаевичу Ефремову. В этой программе, как утверждают представители театра «Современник», Николай Сванидзе ошибся, сказав, что Олег Ефремов поставил спектакль «На дне». По этому поводу администрация театра написала жесткое письмо в адрес генерального директора ВГТРК Олега Добродеева. И Николай Сванидзе в прошлой передаче у нас в эфире, мы с ним разговаривали по телефону, опроверг эти обвинения, сказав, что он говорил в принципе о спектакле «На дне», который в «Современнике» шел, который репетировался. А в конце были титры в программе, где было написано, что спектакль «На дне», режиссер Галина Волчек и, по-моему, Пчелкин второй режиссер. Вот расшифровка стенограммы программы. Я прошу внимания, дорогие друзья, чтобы, наконец, поставить точку в этом конфликте. Я вижу текст и понимаю, что все-таки Н. К. Сванидзе ошибся. Я цитирую: «Ефремов поставит «На дне» в «Современнике». Ставить будет трудно. Ефремов говорит: слишком сильны впечатления от прошедшей войны и от узнанного после смерти Сталина, чтобы играть горьковскую пьесу». Это цитата из программы. Поэтому, к сожалению, все-таки признаем, что Николай Сванидзе ошибся. Я просто хочу на будущее, если эта тема будет развиваться, чтобы уже может быть как-то свести представителей театра «Современник» и ведущего этой программы. Чтобы они уже друг другу сказали все, что они думают. Жалко, конечно, что так бывает, но текст есть текст. Я его не придумала. Вот мне буквально сейчас в студию принесли.

И. ПЕТРОВСКАЯ — У нас сегодня весь эфир посвящен каким-то ошибкам, ляпам и накладкам.

К. ЛАРИНА – Они бывают, ничего страшного в этом нет. И если человек признает это, ну ничего страшного не произошло. Ошибся.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Последнюю буквально фразу, чтобы сегодня не пропустили после 12 сразу днем на Первом канале, будет фильм Э. А. Рязанова «Музыка жизни». Там он будет читать стихи и, насколько я понимаю, это не игровой, а документальный и может быть мемуарный фильм. Посмотрите.

К. ЛАРИНА – Ну что все что ли, мы на этом закончили программу. Чего-то я устала сегодня. Как-то все очень нервно. Чем нас еще порадует канал «Культура» кроме Пресс-клуба?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не про «Культуру» можно. Я скажу, что на следующей неделе будет фильм, посвященный изобретателю телевидения Владимиру Зворыкину, это сделал Леонид Парфенов, это вдвойне интересно, потому что фильм телевизионщика о изобретателе телевидения и человеке невероятной судьбы и 20-го или 21-го или 22-го посмотрите сами по программе, в 22.30 в хорошее время по Первому каналу. Посмотрите.

К. ЛАРИНА – И последняя реплика. «Наверное, сегодня будут повторять «Картину маслом» про страх смерти, а завтра будет новая», — пишет нам Маша.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про страх жизни.














Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире