'Вопросы к интервью


К. ЛАРИНА – Так там сколько людей-то. Там и Тихон Дзядко еще был в этой передаче «Программное обеспечение».

И. ПЕТРОВСКАЯ — И что? Хорошо.

К. ЛАРИНА – Так там получается и Арина Бородина, и Тихон Дзядко. И все в телевизор так и норовят залезть. Здравствуйте.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Все меньше и меньше пространства, которое можно обсуждать.

К. ЛАРИНА – Здравствуйте. Это программа «Человек из телевизора». Здесь Ирина Петровская. Ну, с чего начать-то? С того, допустим, что в прайм-тайм пришла программа Максима Шевченко «Судите сами». Ничего не изменилось в ней, несмотря на то, что она пришла на 8 часов вечера.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Там странная вещь в этой 8-ми часовой линейке, потому что там идут повторы «Давай поженимся» один день…

К. ЛАРИНА – Я еще запуталась в «Модных приговорах», которые во всех видах расцвели теперь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Страннейшая какая-то программная политика. Потому что один день идет «Жди меня». Во второй идет «Давай поженимся», причем повтор. Третий день и утром и вечером – «Модный приговор» и четвертый день – «Судите сами». Совсем извините меня, конечно, за грубость, но пришей кобыле хвост. Потому что выпадает из этой линейки. Может быть только «Жди меня» можно назвать общественно-социальным шоу. А все остальное в чистом виде развлечение. И вдруг сюда же попадает нечто, как будто бы претендующее на серьезность.

К. ЛАРИНА – А оно единственное. Надо же куда-то его пихнуть. Больше ничего нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пока мне непонятно. Там как-то интригуют пресс-службы Первого канала, которые говорят, что возможно со временем туда еще встанут какие-то новые шоу. Поживем, увидим, но пока что ничего такое не проглядывает новое.

К. ЛАРИНА – Что там по поводу свежего телевидения, как тебе этот свежачок, который на этой неделе прошел. Свежее телевидение — я говорю про промо-ролики Первого канала по поводу свежести, но какая-то свежесть получается вторая, а то и четвертая.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Поскольку некоторые сезоны четвертые уже, то…

К. ЛАРИНА – Я уже устала от этих развлечений, они из всех щелей лезут. Но они не улучшаются по качеству, а только ухудшаются.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, там какие-то люди пришли с очень специфическим чувством юмора.

К. ЛАРИНА – Да его вообще нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Или же оно очень какое-то изощренное.

К. ЛАРИНА – Да нет его. Из «Минуты славы» все ушло. Она превратилась в такой колхозный концерт из художественной самодеятельности.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не про «Минуту славы». Я говорю про эти ролики, которые нам обещают, что пришла пора свежего телевидения, узнать правду. На самом деле мы получаем действительно глубоко что-то несвежее.

К. ЛАРИНА – Какой-то протухший продукт.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Не протухший, но, во всяком случае, уже побывавший в употреблении от перемены мест членов жюри, от увеличения приза денежного, от перемены ведущих в сущности ничего не меняется.

К. ЛАРИНА – Хуже стало – вот мой диагноз. Говорю тебе как на духу. Потому что я в совершенно полном шоке была от передачи «Достояние республики» и у меня возник вопрос очень простой. Можно я задам тебе его, как ветерану отечественной телекритики. А кто сказал, что Юрий Николаев легендарный и великий ведущий? Это чье вообще назначение? Кто сказал, что Юрий Николаев великий и легендарный ведущий? Покажите мне этого человека.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это называется самоназвание. А также еще часто это любят говорить люди, если ты видела в конце сезона весной праздновалось на Первом канале очень широко…

К. ЛАРИНА – Его юбилей.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я бы даже сказала неоправданно широко…

К. ЛАРИНА – Легенда отечественного телевидения. Кто это сказал?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пока в «Достоянии республики» об этом сказал молодой ведущий, который прыгал на задних лапках и говорил: вы наше все, вы легенда.

К. ЛАРИНА – Нет, этого недостаточно. Они его так позиционируют очень давно. Как ты вспомнила юбилей. Я не очень понимаю. Я начала вчера вспоминать, что такое Юрий Николаев в телевизионной советской жизни. Это артист, который вел «Утреннюю почту». Который читал написанные шутки, который играл какие-то написанные роли. Я помню прекрасно свои ощущения и нормального человека, который эту «Утреннюю почту» смотрел только ради последних каких-то музыкальных номеров, там всегда в конце показывали что-нибудь из зарубежной эстрады. А до этого шла ерунда, абсолютная туфта, связанная с какими-то шутками, совсем не умными, не остроумными. Это было просто плохое исполнение. Я уж не говорю про все остальные истории, которые связаны с его пребыванием на телевидении в то время. все. После этого была «Утренняя звезда» — странное шоу с детьми. В чем его величие как ведущего? Он не умеет себя вести на сцене, он не знает, куда девать руки. Он не умеет импровизировать, он все время косит глазом в суфлера, это видно. Что он читает какие-то слова, которые ему написали. Где он ведущий легендарный? В чем?!

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да ты, матушка, распалилась…

К. ЛАРИНА – Да потому что я не могу, когда сказали, в газете написали, в «Правде» — великий ведущий. Да с какого вообще великий ведущий?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Если ты заметила, это либо люди полностью утратили какую-то адекватность, самоиронию, в принципе возможность себя оценивать со стороны тем более. Каждая программа, во-первых, если ты заметила, как она подается. Вчера, например, в программе «Время» был большой сюжет о том, что наконец-то к огромной радости всех трудящихся всего мира, планеты, космоса и галактики возвращается шоу «Ледниковый период». Участники ярчайшие, выдающиеся…

К. ЛАРИНА – Это в программе «Время» было?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, целый сюжет. Мне кажется, может быть даже какое-то подразделение на канале занимается тем, что придумывает ходы, во-первых, как этот продукт свой не первой свежести продвигать, а во-вторых, соревнуется, кто похвалит меня лучше всех, или его, или программу, тот, наверное, получит сладкую конфетку. Поэтому это уже даже не удивляет и даже не смешит. А скорее раздражает. Потому что все великое, все гении, практически все легенды, а те, кто еще не легенды, то такие надежды подают, что просто в ближайшие 30 лет только о них все и будут говорить. Это какая-то такая мания величия. А может быть это обратная сторона, всегда есть обратная сторона комплекса какого-то неполноценности. Они все время пытаются как будто бы самим себе доказать, что они первые, самые важные, самые великие, самые развлекательные, самые-самые. По этой логике, естественно, все великие. Как вчера представляли, я в высшей степени уважительно отношусь к Александру Васильевичу Маслякову, к Ангелине Вовк, Леониду Парфенову, но, пожалуй, только Леонида Парфенова представили скромно. А всем остальным в «Минуте славы» тоже выдали невероятные комплименты.

К. ЛАРИНА – А ты согласна со мной, что из «Минуты славы» все ушло? Как будто бы куда-то все выдули. Как такое яйцо, их которого выдувают содержимое. Все ужасно скучно, такой концерт художественной самодеятельности. Ужасные ведущие, которые сами по себе каждый отдельно великолепный талантливый человек. И Вилле Хаапасало прекрасный актер и Александр Олешко. Но это абсолютное неумение вести такого рода программы.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дело в том, что у Саши Олешко есть, безусловно…

К. ЛАРИНА – Да нет там ничего. Это другой жанр. Они ведут концерт. Я вот о чем говорю, они не ведут программу «Минута славы», как это делал Цекало и Мартиросян. Они ведут концерт. Но это другой жанр. Это конферанс. Тут нет никакой импровизации, нет никакой интриги, нет прямой связи, нет диалога ни  с аудиторией, ни с жюри, ни с участниками. Вообще ничего нет. Мертвое все. Шутки мертвые, все мертвое. И в глазах тоска у всех. А посмотри на Парфенова. На Маслякова. У них в глазах тоска.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я  с интересом как раз именно смотрела на Парфенова. Потому что я думала, что все-таки он эстет, он не сможет скрывать выражение…

К. ЛАРИНА – Он очень себя ведет…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но при этом я поразилась…

К. ЛАРИНА – Никто никого не останавливает. Какие-то жуткие номера показывают пошлейшие, они все до конца смотрят. Я уже не понимаю, в чем разница между этой жутью, которую ты так любишь «Ты смешной» и вот этой «Минутой славы». Там половина таких было людей. Бездарных, неумных, неталантливых. И они до конца смотрят эту дребедень.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потому что именно в это превратилось шоу. О чем и написала в своем блоге Татьяна Лазарева.

К. ЛАРИНА – Но шоу-то нет как такового. Есть концерт.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Пока, наверное, не удается сделать шоу. Но, тем не менее, все к этому и шло изначально, что будут фрики, странные люди.

К. ЛАРИНА – Но неинтересно же, согласись. Тоска.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Времена просто я бы резко прервала, один из первых номеров, который все оценили как совершенно восхитительный. Где вся семья, включая девушек, тягали тяжести. Гири какие-то пудовые. И кончилось это тем, что 4-летняя девочка тоже подняла гирю, а потом еще они положили девочку горизонтально и гирю положили ей на живот. Вот на этом месте я бы не просто прервала, а может быть, вызвала каких-то представителей органов опеки и санитаров. И удалила бы родителей, а девочку забрала бы.

К. ЛАРИНА – Ты говоришь о частных вещах. О номерах. Меня убило отсутствие этой атмосферы. Там нет ничего, там все из этой передачи ушло. Там нет никакой интриги, когда была Толстая, все-таки они пытались хоть какую-то интригу внутри жюри держать. Но не может быть, это же законы, о чем я говорю, люди, которые 300 лет на телевидении работают. Уж они-то знают, как выстраивается шоу, а не концерт. Есть разница между шоу и концертом. А это что такое?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это первый блин, может быть, потом какой-то дух придет.

К. ЛАРИНА – Да не будет там ничего.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Чем дальше, тем больше всегда, я с трудом могу вспомнить какие-то примеры, чтобы следующие сезоны оказывались сильнее предыдущих. Первый всегда интересен тем, что это на новенького, люди следят, есть какой-то эффект новизны.

К. ЛАРИНА – Шоу делают ведущие. Конечно, можно насобачить и напихать все, что угодно. Но все равно телешоу кто тут будет спорить со мной, делают ведущие. Тот, кто в кадре находится, тот и делает шоу. А до этого может быть все, что угодно. Какая угодно работа и какие угодно номера. Это абсолютно неважно. Вот именно этого главного компонента здесь нет. Ни на сцене ведущих нет, ни в зале.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И тем более на сцене вообще происходит черти что временами.

К. ЛАРИНА – Ну и чего мы накричали, накричали, и всё. Давайте присоединяйтесь к нам, а то нам без вас грустно, дорогие слушатели. После новостей приходите.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Вот тебе, кстати, отзыв на «Достояние республики». «Девушки, что вы скажете за этот безобразный плагиат ДоРе, — спрашивает нас некто из Новгорода, — содрали формат «Жизнь прекрасна», а толку ноль. Потому что там главное атмосфера и ведущие. А на Первом канале размах и бабло, пара ведущих просто нечто, ничего не имею против Юрия Николаева, но к сожалению он сейчас не в той форме, чтобы вести подобные шоу. Да и вообще пожилой мужчина более естественно смотрится вместе с молодой женщиной, чем с юношей, вы не согласны?»

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я согласна. Вообще тут вопросы бесконечно возникают, кстати, я даже написала про это, ролик, видимо, это считается смешным, где Ургант женится на Цекало и Цекало в подвенечном платье. Все кричат «горько» и он говорит: я его люблю. Вот сколько ни смотрела, понимаю прикол, конечно. Цекало смешно выглядит в свадебном платье. И небритая невеста. Но больше ничего прикольного не вижу. А вижу какие-то странности, не будем говорить, какого свойства. Здесь бы даже бог с ними, пусть бы были два мужчины. Но действительно там не о чем говорить часто. Обсуждать нечего. Видимо, молодому жюри поставлена задача входить в конфронтацию с пожилым. Получается глупо, потому что на ровном месте…

К. ЛАРИНА – И потом все очень относительно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Спорить не о чем. В конце концов, это очень вкусовая вещь. Вам нравится, мне нет.

К. ЛАРИНА – Зачем, вот смысл какой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Смысла решительно никакого нет. И действительно все отличие только лишь в размахе, шике, в том, что можно пригласить постаревшего Робертино Лоретти.

К. ЛАРИНА – И сказать: какой вы гений. Всем говорят: потрясающе, великолепно, спасибо, легенда.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Действительно в программе «Жизнь прекрасна» есть атмосфера, точно так же здесь есть элементы, которые мне кажется из проекта еще старого «Намедни» выдернуты, когда пытаются некие приметы эпохи восстановить. Но тоже ничего не получается.

К. ЛАРИНА – Когда вытащили газировку на сцену. Все какое-то уже то, что уже кто-то ел…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Когда девушку одели в наряд 60-х годов, но перестарались, и получилась гламурная все-таки девушка этого времени. Все тысячу раз уже было. И поражает только одно – вот это бахвальство и самодовольство: супероригинальный проект, невиданный, ни у кого никогда. Ну, ребята, посмотрите все-таки…

К. ЛАРИНА – Окститесь.

И. ПЕТРОВСКАЯ — «Достояние республики» Владимир Теодорович Спиваков, я вчера когда «Линию жизни» смотрела, причем, по-моему, повтор, но не имеет значения, потому что невозможно оторваться. Потому что тут ты понимаешь очень много, в том числе «служение муз не терпит суеты», вот ноль суетливости, суеты, желания преподнести себя и понравиться, исключительная трезвость самооценки, мудрость оценок, речь фантастическая.

К. ЛАРИНА – Это где ты все видела?

И. ПЕТРОВСКАЯ — На канале «Культура». Наш любимый проект «Линия жизни».

К. ЛАРИНА – А это новая запись?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я говорю, по-моему, был повтор. Но это не имеет значения, потому что слушать можно все равно, не отрываясь и у людей, которые сидят в студии, абсолютно счастливые лица от того, что они буквально прикоснулись к прекрасному. И поэтому уж пользуясь случаем, от всей души поздравляю Владимира Теодоровича с сегодняшним днем рождения.

К. ЛАРИНА – Тогда уж надо поздравить и Ирину Роднину с сегодняшним юбилеем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я Ирину Роднину тоже от всей души поздравляю.

К. ЛАРИНА – Ты видела сюжет на РЕН-ТВ с ней?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я видела еще вчера на НТВ программу Оксаны Пушкиной…

К. ЛАРИНА – Нет, а с ней был сюжет на РЕН-ТВ в новостях. Кстати там она очень верные мысли высказывала, вообще была собой. Не подогнанной под формат великой спортсменки, как обычно у нас бывает на федеральных каналах, а была сама собой. И в том числе сказала очень важную вещь, которую многие предпочли не услышать, вспоминая давнее письмо, связанное с поддержкой дела ЮКОСа, которое подписали многие известные наши люди, в том числе и Ирина Роднина. Так вот она заявила на канале РЕН-ТВ, что она этого письма не подписывала. И что никто к ней за этой подписью не обращался. Что она потом с удивлением узнала, что там фигурирует ее подпись.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну хорошо, что она сказала.

К. ЛАРИНА – Лучше поздно, чем никогда. Другой вопрос, что может быть, не спрашивали раньше.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тогда, наверное, спрашивали кого-то же, те, кто считал своим долгом откреститься от участия в этом, открещивались. Я Ирину Роднину тоже поздравляю, но, тем не менее, личная моя симпатия, приязнь…

К. ЛАРИНА – Мы же не об этом говорим, кого мы любим больше.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Поэтому я поздравляю с особым чувством именно Владимира Спивакова и рада, что за эти дни еще покажут фильмы о нем и будет концерт его. И на канале «Культура» и на канале ТВ-центр. Хотя бы это повод прикасаться и видеть такого масштаба личность, и уж не говоря о музыке, которая будет звучать.

К. ЛАРИНА – Повод вспомнить трагические события – этим поводом наше телевидение как обычно не воспользовалось в отличие от США. Которые в эти дни отмечают годовщину трагических событий 11 сентября. Большая была трансляция прямая с прискорбных церемоний из Америки. В том числе и по каналу «Евроньюс», что важно. Практически даже без перевода какие-то вещи были. Речь Обамы целиком дали с переводом.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Меня поражает, что они читают все имена, 4 что ли тысячи…

К. ЛАРИНА – Целый день проходит. Вот смотри и у нас. У нас сейчас 10 лет со дня взрывов домов. Буквально завтра Каширка. 9-го числа была улица Гурьянова. 10 лет. Где президенты, где премьер-министры, где траурные церемонии. На которых присутствуют отцы города, между прочим. Которые так пекутся о безопасности своих жителей. Где эти все люди? Почему никто ничего не говорит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я видела церемонию, которая была в одном из этих мест…

К. ЛАРИНА – Там «Молодая гвардия» была и «Единая Россия».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, там был какой-то сюжет, где показывали родственников…

К. ЛАРИНА – Но сколько там было народу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я о том и говорю. Не даешь просто досказать. То есть сам факт — на эту точку нажали. Вспомнили, что это было у нас. Никакой вселенской действительно скорби, боли, памяти, в конце концов, это же все ради памяти. А память ради того, чтобы были бдительны. Чтобы не допустили повторение. Ничего похожего нет и более того, я ожидала, что все-таки  возвращаются программы какие-то, та же «Судите сами». Что-то обсудят. Нет, ничего.

К. ЛАРИНА – Все-таки срок – 10 лет. Можно было об этом вспомнить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В конце концов, ответы на вопросы так и не даны. Все это так и повисло. И те люди, которые были убеждены в том, что это вовсе не дело рук чеченских террористов, так и остались в этом своем убеждении. И если мне кажется, казалось бы, если у власти есть какие-то ответы, то выгоднее их дать, чтобы, в конце концов, хоть какие-то дыры информационные закрыть. Нет, ничего похожего не происходит. Мне кажется, здесь абсолютно искренне считают, что если вообще не говорить или вспоминать…

К. ЛАРИНА – То никто никогда и не спросит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То все и забудут. И, между прочим, очень они правильно поступают в этом смысле…

К. ЛАРИНА – Это же позор.

И. ПЕТРОВСКАЯ — …что забывают действительно.

К. ЛАРИНА – Это неприлично.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Или люди считают, опросы сейчас были, что это их никогда не коснется. Поэтому чего тут собственно об этом думать. А все остальные будут развлекаться и смотреть всякие шоу.

К. ЛАРИНА – Зато можно пинать без конца Америку и говорить о том, какая она бессердечная, агрессивная, бездуховная, дикая, кошмарная страна, где нет ни братства настоящего русского, где человек человеку волк, как нас приучают по-прежнему, как было 15 лет назад. А вот тебе простой ответ на этот вопрос. Вот два мира, два кефира. Вот мир Америки, который отмечает годовщину своей трагедии, и мир России советской, по-другому сейчас других эпитетов невозможно даже вспомнить. Забыто и с глаз долой. Ничего не было. Не ваше дело. Такое высокомерие. Такое презрение к собственному народу. Оно конечно больше всего возмущает и в этом оно проявляется тоже, согласись. В этом беспамятстве сознательном. Вызывающем беспамятстве.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дело в том, что есть и разница в том, сколько расследований было за это время проведено в Америке, сколько появилось фильмов с разными версиями. При этом все живы, здоровы, никто не разгромлен, не закрыт, не уволен, не посажен. В этом и отличие, когда говорят, чем ваша хваленая Америка, там тоже нет свободы. Возможно, абсолютной нет свободы, и все подтверждают, что ее не может быть абсолютной, но, тем не менее, там пресса существует как институт контроля над властью, а  не институт…

К. ЛАРИНА – Обслуживающий власть.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Такая сервисная служба. Бюро добрых услуг называется. И которая будет делать все, как ей скажут. Нет, нароют, все опубликуют. И все будет рано или поздно услышано, увидено всеми. И это будет служить не средствам разъединения нации, а наоборот, объединения. Потому что не только радости, но тем более большие трагедии нацию объединяют.

К. ЛАРИНА – Я, кстати, думала, может быть, потому что они правду не могут сказать. Ее они не имеют права сказать. Как я прочитала в одном из документов, связанных с взрывами домов, что ФСБ засекретило архивы, связанные с этими событиями на 75 лет. Я думаю, в конце концов, у американцев тоже масса версий случившегося. Там тоже все не так однозначно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Безусловно, и даже сколько мы видели здесь уже показанных фильмов от того, что это все сделало ЦРУ и сама власть…

К. ЛАРИНА – И у них внутри общества тоже разные по этому поводу версии, которые обсуждаются.

И. ПЕТРОВСКАЯ — На эту тему снимается, конечно, делаются различные публикации…

К. ЛАРИНА – Но они же не прячут это событие, они его не пихают в забытье. Они же его наоборот стараются…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не засекречивают. Это и называется: ваша и наша свобода. Разные просто типы существования и прессы в обществе и самого общества.

К. ЛАРИНА – Возьми наушники.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ты совершенно права, два мира, два кефира.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Владимир из Москвы. С удовольствием выслушал все ваши замечания о нашем подоночном телевидении. У меня вот такой вопрос. А наши боги телевидения Константин Эрнст, Добродеев, они же интеллигенты, они что не понимают, что они гонят туфту.

К. ЛАРИНА – Понимают. С трудом можно себе представить Константина Эрнста и Олега Добродеева, которые с восторгом смотрят программы, которые они демонстрируют всем зрителям.

СЛУШАТЕЛЬ – А чем они тогда отличаются от наркобаронов. Наркобароны отравляет тысячи людей, а эти миллионы. Допуская таких подонков как Леонтьев…

К. ЛАРИНА – Давайте мы не будем так высказываться.

СЛУШАТЕЛЬ — Но все-таки какая-то ответственность есть.

К. ЛАРИНА – Кто-то же доверяет этим людям. Ответственность есть, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ – Но если директор завода выпускает брак, его сажают. Снимают премию. А это просто самодовольство, правильно Ирина говорит, абсолютно, они боги. Ну ладно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но над ними, безусловно, есть еще более божеские боги или наоборот, не божеские. Просто это та поляна, на которой им позволено действовать. Есть некий сегмент, который полностью находится, он не очень значительный, как выясняется, информация, аналитика, общественно-политическое вещание. Он находится под контролем, та вырабатываются заранее установки, и делается так, как надо делать. Все остальное это поляна и эту поляну они возделывают, во-первых, сообразно представлениям о вкусах народных, а оно у них прямо скажем, не льстит этому народу.

К. ЛАРИНА – Ну извини меня, сообразно линии партии. Куда же тут деваться.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И сообразно еще представлениям о том, что продается, что хорошо продается. Это в первую очередь. И здесь они угадывают очень часто, это действительно продается. Вкус народный формируется…

К. ЛАРИНА – Это ты говоришь про развлечения.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А больше ничего…

К. ЛАРИНА – Что касается идеологии, политической составляющей, информационно-аналитической, это же ассортимент выдается, наверное, не в телевизоре он формулируется.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я только что об этом сказала. Этот сегмент полностью находится под контролем тех самых небожителей. Или, во всяком случае, людей, ответственных за это направление. За формирование идеологии и за формирование взглядов в головах масс людей. И все остальное это уже такой антураж, это все обрамление всего этого, потому что взамен нужно что-то дать. Известно, что во все времена хлеба и зрелищ было требование. Хлебом более-менее люди обеспечены, осталось зрелищ. Зрелища прекрасно воспринимаются. Люди, к сожалению, в массе своей чем дальше, тем больше, понятно, что это вещь обоюдоострая и  обоюдная, то, что предлагается, то и потребляется. По мере того, как предложение именно однотипного довольно продукта растет, на него формируется и соответствующий спрос.

К. ЛАРИНА – И просят еще и еще.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потому что другого многие не видели, не знают. Если бы они увидели, каким телевидение было хотя бы до 2000 года, хотя можно сказать, да тоже ужасно, как все любят говорить, оно обслуживало интересы, оно было разнообразным при обслуживании, безусловно, интересов тех владельцев, которые в тот момент пытались, во всяком случае, быть хозяевами.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. А можно по программе «Прожектор перестройки» два слова.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Перисхилтон.

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Прошу прощения. Такое впечатление, что сытые, самодовольные люди стебутся относительно того, что им разрешено.

К. ЛАРИНА – Мы про это говорили. Талантливая передача, но, к сожалению, разрешенный юмор.

СЛУШАТЕЛЬ – Это ужасно смотреть. Это я хотел сказать, прошу прощения.

К. ЛАРИНА – Но там же есть все равно остроумные вещи. И мне кажется, что они все равно талантливые люди, которые за этим столом собираются. Вас смущает что, манера исполнения или все-таки содержание, разрешенная критика?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня смущает бездушие, равнодушие этих людей к реальным проблемам, которые существуют. А идет стеб на мой взгляд.

К. ЛАРИНА – Это такой жанр.

СЛУШАТЕЛЬ – Возможно, но стыдно немножечко. Когда сытые люди сидят и едят в кадре, кроме всего прочего постоянно.

К. ЛАРИНА – Они едят еще?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, и Мартиросян, и Ургант постоянно какие-то печенье, конфеты.

К. ЛАРИНА – Скажите, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Константин, Москва.

К. ЛАРИНА – А скажите, если говорить о развлекательном на телевидении, юмористических жанрах, вам что ближе, что кажется симпатичным из того, что есть сегодня на телевидении.

СЛУШАТЕЛЬ – Я смотрю две программы. Это «Культура» и «Меццо». По «Культуре» есть в 10.30, по-моему, которая передача дневная и там юмор с высоким мастерством мне кажется.

К. ЛАРИНА – А что это такое?

И. ПЕТРОВСКАЯ – «Смехоностальгия»?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Похоже, да, там идет… Вот «Культура» это высший пилотаж.

К. ЛАРИНА – Спасибо. Тут можно поспорить. Такие вкусовые вещи.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, не нужно предъявлять к развлекательным программам некие повышенные требования. «Прожекторперисхилтон» это не «Прожектор перестройки». Оговорка неслучайна. И то, что так названо, тоже неслучайно. Потому что это отсылает к тому и показывает, какой путь мы прошли от острого социального пафоса разоблачений и прочего к этому сегодняшнему стебу молодежному такому.

К. ЛАРИНА – Безобидному.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В основном конечно безобидному. Потому что самые острые шутки в основном касаются не наших президентов, не мэров. Ну и так далее. А своих, если и трогаем, то совсем уже из какого-то 25-го эшелона. Конечно, и бессмысленно требовать, что это будет такая острая сатира. Это не острая сатира, это просто довольно смешно, талантливо и что приятно – часто импровизационно.

К. ЛАРИНА – Да, потому что как политическую сатиру это воспринимать я думаю, что никто и не должен. Другой вопрос, что в этом есть, твое любимое выражение – с душком. Душок тут отходит от этого разрешенного юмора. Иногда когда они начинают активно шутить по поводу Саакашвили или Ющенко, у меня тоже возникает ощущение неловкости. Хочется остановиться.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Или включить в эту обойму еще ряд персонажей, но уже своих.

К. ЛАРИНА – Как Галкина ты видела, концерт был на прошлой неделе.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Повтор был, по-моему.

К. ЛАРИНА – Когда он уже даже Путина не пародирует. Уже нельзя.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть и можно, но только уже неинтересно.

К. ЛАРИНА – Как это неинтересно, когда он пародирует все тех же. Опять Черномырдин целая страница, опять Тимошенко.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Очень скоро будет тяжело, потому что Черномырдина уже молодое поколение не будет помнить. Эти его прекрасные манеры, которые были хлебом множества поколений пародистов. Да, и Бориса Николаевича уже не вспомнят с его манерой.

К. ЛАРИНА – Жириновский…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну да, разрешенные пародии. А Жириновскому это все только в общую копилку на его популярность работает.

К. ЛАРИНА – Еще звонок. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Наталья меня звать. Я хотела бы обратить ваше внимание на вновь появившуюся передачу на «Культуре» — «Библиотеки мира». Изумительная вещь. Пожалуйста, если вы не видели, посмотрите. На этой неделе несколько стран показали. Архангельский…

К. ЛАРИНА – Архангельский ведет. Я видела кусочек.

СЛУШАТЕЛЬ – И очень информативная вещь. Не только о библиотеках, о народе, стране, пожалуйста, обратите внимание.

К. ЛАРИНА – Спасибо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Спасибо, что подсказали.

К. ЛАРИНА – А «Тем временем» будет передача?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Будет на следующей неделе. И этот цикл я смотрела, и когда он в прошлом сезоне шел и сейчас тоже продолжение. Конечно, это грандиозная работа. Много объездил и стран, и показал библиотек. И вообще Архангельский просто очень хороший журналист. И литератор. И что самое главное – широко образованный человек.

К. ЛАРИНА – Кожухов опять путешествует, теперь по городу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В этом, кстати, есть смысл.

К. ЛАРИНА – Сужается география.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Потому что на канале ТВ-центр притом, что это московский канал, а Москва супермегаполис, и, как правило, до этого сезона редкие какие-то программы касались каких-то тем и проблем, связанных с функционированием этого города. Либо это в этом режиме диалог, сидит мэр или его замы, общаются со специально обученным народом. Задающим специально подготовленные вопросы.

К. ЛАРИНА – «Лицом к городу»?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. А здесь довольно любопытно, это тематические каждый раз выпуски. Первый был посвящен воде в городе Москве. И оттуда берется питьевая вода. И как определяется ее качество.

К. ЛАРИНА – Добрая передача.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не проблемная, безусловно. Хотя какие-то там вещи говорятся все равно с точки зрения информационной это очень любопытно. На следующей неделе будет про еду. Тут я всегда побаиваюсь, потому что после мяса и плесени как-то такие программы потом вызывают на некоторое время приступы отторжения естественного от пищевых продуктов. Но, тем не менее, Михаил Кожухов делает, я всегда с удовольствием это упоминаю, что он газетный журналист, у него совсем иная школа. Он не привык так, как многие сегодня галопом по Европам, он человек очень дотошный…

К. ЛАРИНА – А по Европам, между прочим, покатался дай бог.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но не галопом все-таки. Это всегда было интересно. И поэтому это я пока начала смотреть с интересом тоже.

К. ЛАРИНА – Появился Жванецкий, слава богу. Пока нет «Школы злословия».

И. ПЕТРОВСКАЯ — И на следующей неделе нет. На следующей неделе возвращается «Культурная революция». Да, наконец, я до конца не верила, но это происходит, возвращается-таки Кашпировский через 20 лет на канале НТВ. Это будет в лучшее время, около 9 вечера в воскресенье. И как сказано, он будет не только давать установки на добро, но и постигать непознанное и объяснять необъяснимое.

К. ЛАРИНА – Ради бога. Там уже аудитория прикормлена на НТВ, они, по-моему, схавают все, что угодно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это понятно. Но просто такое дежавю это уже совсем…

К. ЛАРИНА – Это для тебя дежавю, а для молодых людей, если такие есть еще у телевизора. Кстати вот я опросы посмотрела по поводу не рейтингов, а именно опросов общественного мнения. Меня порадовало. Что и следовало ожидать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Молодая отваливается…

К. ЛАРИНА – Отваливается. Стареет, телевизионная аудитория стремительно стареет. Не взяла цифры, но поверь на слово, посмотрела, порадовалась. Что по сравнению с прошлыми годами на какое-то количество процентов уменьшается молодежная аудитория у телевидения. Молодежь уходит в Интернет, в спутник. И, слава богу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Обрати еще внимание, с субботы на канале ТНТ, что совсем для этого канала нетрадиционно, начнется цикл документальных фильмов Эдуарда Сагалаева – «Мистические путешествия». Это не мистика в том смысле, в каком сегодня модно об этом рассказывать на канале ТВ-3 и так далее, а это его скорее духовные искания, путешествия по разным экзотическим местам, Индия, Непал, Тибет и это достаточно любопытно. И время хорошее – в 8 часов вечера. Мне кажется, это интересно будет разной аудитории, в том числе традиционно молодой ТНТшной аудитории, которая там прикормлена.

К. ЛАРИНА – Жаль, что не попадают фильмы документалиста Андрея Некрасова на наше телевидение. Я думаю, что в обозримом будущем и не попадут. Но, слава богу, что есть возможность в Интернете найти и увидеть. Я тебе принесла его фильм «Бунт. Дело Литвиненко». Его второй фильм «Недоверие» — был посвящен событиям 1999 года в Москве. И эти фильмы получили достаточно большое количество призов на международных кинофестивалях. Почему я это говорю, что сейчас он выпустил фильм «Уроки русского». Это фильм, посвященный событиям прошлого года на российско-грузинской границе. То есть это фильм о российско-грузинской войне. И вчера был показ первый в Санкт-Петербурге, а завтра будет публичный показ в музее Сахарова в 16 часов. Пользуясь случаем, хочу пригласить, поскольку вход свободный. Можно посмотреть этот фильм.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И, пожалуйста, с понедельника на «Культуре» смотрите новую программу Анатолия Смелянского, посвященную Михаилу Чехову. Я думаю, что там должно быть очень интересно.

К. ЛАРИНА – Всё. Прощаемся. До встречи.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире