'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Начинается программа «Человек из телевизора». Культурная программа же у нас.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Попробуем сделать ее культурной.

К. ЛАРИНА — Ирина Евгеньевна Петровская. Здравствуйте.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Ирина Петровская в студии, все нормально, все идет по плану. Я прочитала вчера колонку Ирины Петровской в «Известиях», посвященную патриотической песне Андрея Малахова.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не вполне этому. Почему, это посвящено вообще футболу как сегодня самому красивому, честному, самому открытому, самому непредсказуемому зрелищу.

К. ЛАРИНА — И единственному шоу в прямом эфире.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И плюс в прямом эфире. И то, что Владислав Третьяк в программе Малахова сказал, что мы ищем национальную идею, а вот она. Действительно больше можно ничего и не искать.

К. ЛАРИНА – Я не видела эту передачу, которая предваряла футбольный матч Россия-Англия. Поскольку была на другой работе. И в это время ехала домой и слушала радиостанцию «Маяк», там были прямые включения с матча и конечно я как болельщик иногда в таких судьбоносных моментах всегда очень активно болею, как и ты, наверное.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, не то слово.

К. ЛАРИНА – И все это слушала, переживала. И они позвонили Юрию Лозе во время этой передачи, у которого совершенно был альтернативный взгляд на происходящие события. Он не только музыкант, но еще и почти профессиональный футболист. Он активный болельщик и активный спортсмен. Он в команде звезд эстрады давным-давно играет. Поэтому очень серьезно относится к этим вещам. Короче, он рассказывал в эфире, что он отказался придти на передачу Андрея Малахова именно потому, что у него совсем другой взгляд на футбол советский, простите российский и наше место в мировом футболе. И вообще был очень плохой прогноз печальный, слава богу, он не оправдался. Но он очень профессионально это все оценил, нашу степень подготовки и вообще уровень нашего футбола по сравнению с футболом настоящим мировым.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но дело в том, что в студии Малахова, это традиционный формат, когда происходит нечто, что предполагает наше сражение на международном уровне.

К. ЛАРИНА – Истерия патриотическая.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Под флагами собирается огромное количество как один участник сказал: самых знаменитых людей страны, элита общества и они там вдохновляют вроде как игроков или певцов, если речь идет об Евровидении, победить, потому что за нами Россия, отступать некуда. А здесь были приглашены, и это тоже был прямой эфир, еще как деятели культуры Александр Анатольевич Ширвиндт и Геннадий Хазанов. И вот то, как они комментировали, какая мимика была, было очевидно совершенно, что они вполне скептически относятся и к происходящему и особенно к перспективам и отдельные фразочки были в контексте происходящего совершенно что называется не в дугу. То есть им немного дали сказать, но тем не менее. Ты можешь себе представить Ширвиндта с его ироническим бесконечно через губу комментарием, когда вывели в качестве героя футболиста Вадима Евсеева, который прославился 4 года назад тем, что прямо в камеру сказал

К. ЛАРИНА – Матом.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Матом. Ну что вам, собственно…

К. ЛАРИНА – Даже потом майки выпускали с этой фразой.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Типа фиг вам. Мы так переведем. И очень смешно, что Малахов и остальные всерьез говорили, а как вы думаете, вам подвиг сегодня кто-нибудь сможет повторить. На что футболист Вадим Евсеев сказал скромно, что сегодня это может практически каждый повторить. Это всерьез было. А потом Малахов обратился к Ширвиндту и спросил: как вам кажется, честно говоря, эти фразы пригодятся. И Ширвиндт сказал: собственно, сегодня только на них и надежда. Но, так или иначе, все равно действительно именно поэтому я и говорю, может какой угодно быть по сравнению с мировым футбол, все равно происходит что-то с тобой в этот момент, когда ты включаешься и начинаешь как подорванный, как сумасшедший болеть. И вот эта непредсказуемость результата в сегодняшней ситуации, когда абсолютно все уже предсказуемо, прекрасно, стабильно, все определено.

К. ЛАРИНА – Почему некоторые продолжают удивлять.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, удивляться да, это одно. Я имею в виду непредсказуемость результата. Когда ты до последнего не знаешь все-таки, что произойдет.

К. ЛАРИНА – Кто победит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вообще просто, что произойдет. Потому что когда начинается вот это щелканье хронометра бегут последние минуты и секунды, действительно сидишь, замерев, быстрей, быстрей. Потрясающее замечательное зрелище.

К. ЛАРИНА – Ну что же нам еще тебе сказать, Ирина Петровская. Если говорить о событии главном телевизионном. Как ни крути, все равно это прямая линия президента РФ. Поскольку это событие общественно-политическое и телевизионное тоже. Поскольку все это мы наблюдали в прямом опять же, как и футбол, телевизионном эфире. Прошу высказать твои впечатления, я не видела, к сожалению.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я видела, конечно же. Поскольку много уже говорили, давай не будем долго.

К. ЛАРИНА – Именно с точки зрения телевизионного формата.

И. ПЕТРОВСКАЯ — С точки зрения телевидения и формата это, безусловно, одно из самых постановочных, технологичных действ, которые организует, научилось делать за эти годы телевидение. Если представить себе всю эту организацию, это выезжает 10 групп или сколько там было в этот раз, не местных же используют журналистов, и даже я думаю, не местную технику. Это целая операция, все проходит в тайне. Не рассказывают, из какого точно города, места будет происходить прямое включение. Все очень четко отлажено.

К. ЛАРИНА – И туда едут корреспонденты из Москвы, которые ведут из региона.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, причем что называется лучших корреспондентов. Там были Эрнест Мацкявичус, Илья Канавин. Корреспонденты с двух каналов, тоже исторически сложилось, как двое ведущих в студии, со Второго и Первого канала – Брилев и Андреева. Точно также корреспонденты с двух каналов, информационщики, которые там работают. Ты упомянула правильно — тоже в прямом эфире и в связи с этим можно вполне сказать, что прямой эфир вовсе есть не основополагающее условие для того, чтобы вышла, я сейчас опускаю смыслы, я просто говорю о том, что прямой эфир как такой совершенно не предполагает и не главное условие открытости, доверительности, какой-то спонтанности разговора. В данном случае прямой эфир ничего не добавляет к этому всему происходящему. Потому что прекрасно мы понимаем, взрослые люди, что никакого там нет момента…

К. ЛАРИНА – Импровизации.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, все заранее определено. Более того, я, по-моему, неоднократно рассказывала, что, бывая в разных городах, я смотрела сюжеты и том, как готовились эти линии. И, как правило, в каком-то даже сюжете, не помню, в каком городе было сказано, что были предприняты беспрецедентные меры безопасности, вот вокруг того места, где должен был состояться этот телемост, как будто бы приезжал сам Владимир Владимирович Путин. То есть все спецслужбы прочесывают, все проверяют, кордон, собака не проскочит, муха не пролетит. Поэтому ну что говорить, да, это такой придумали, сколько это было 7-й раз или 6-й раз эта линия, придумали такую историю. Я бы сказала с одной стороны, конечно же, наше население, народ не буду говорить, в общении с властью вообще исключительно меняется и готово на все, а с другой стороны это такой подготовленный, я где-то даже писала: потемкинский народ. Вот есть потемкинские деревни, а есть потемкинский народ, который готов выполнить поставленную перед ним задачу и задать вопрос, заранее уже естественно написанный. Более того, я думаю, что перед президентом уже на суфлере или где-то на мониторе компьютера есть развернутые ответы с цифрами. Мы прекрасно понимаем, что наш президент обладает не человеческой невероятной памятью, но все равно удержать в голове все цифры и проблемы того или иного не просто региона, а конкретного этого пункта в регионе, это не под силу никакому даже суперневероятному мозгу и компьютеру.

К. ЛАРИНА – В каждом таком ежегодном шоу всегда есть свой центральный сюжет. То мальчик, который попросил, чтобы ему елку поставили в его городе. То, чтобы газ провели на хутор и лампочку включили. То была история, которая меня совершенно поразила, я в нее поверила даже, что герой России, который не мог получить никак гражданство России, благодаря этому телемосту, наконец, решил эту проблему. Вот в этот раз было что-то такое?

И. ПЕТРОВСКАЯ — На мой взгляд, был очень показательный эпизод и до сих пор я не понимаю, это действительно реально дозвонившаяся женщина или все-таки будем считать, допустим, что реально. Когда звонки давали в студию, и дозвонилась явно пожилая женщина, которая сказала: с вами не буду разговаривать, сказала она оператору, а буду разговаривать только с президентом. И тогда подал голос президент. Она сказала: это вы? Он сказал: я. Это правда вы? И раньше были вы? Спасибо вам большое за все, — со слезами сказала она и положила трубку. Мне кажется, такой центральный для меня эпизод, потому что собственно, в общем…

К. ЛАРИНА – Что значит: раньше тоже были вы?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, такого раньше не было.

К. ЛАРИНА – Она вопрос задала: раньше тоже были вы.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть, она слышала голос…

К. ЛАРИНА – То есть что же было раньше, когда вас не было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, имеется в виду, что…

К. ЛАРИНА – Не метафизический вопрос.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Трудно теперь уже понять, что там имелось в виду. Но, во всяком случае, такое как бы спонтанное выражение этого народного счастья, мало того, что…

К. ЛАРИНА – Распирает.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, видит, и от того, что слышит и вообще спасибо вам за все и вопросов нет. Но хотя с другой стороны тоже многие подметили, что каждый год идет такая статистика и все гордо рапортуют, что в этом году позвонило не 1 миллион 500, а 2 миллиона 200 тысяч и это преподается, как и подается как большое достижение.

К. ЛАРИНА – И то, что время растягивается…

И. ПЕТРОВСКАЯ — И время растягивается. Потому что предыдущие чуть не дотягивали до трех часов, а это уже было 3 часа 10 минут. Но самое главное еще раз говорю, что уже многие заметили, что в принципе надо не радоваться тому, что два с половиной миллиона наших граждан звонят президенту, а наоборот, ужасаться. Это означает, что просто реальные конкретные службы на местах, власти муниципальные, губернские, просто не в состоянии ничего сделать. И люди обращаются ведь не с судьбоносными вопросами, а с теми, которые для них очень важны. Крыша текущая, например, понятно, что это не вопрос к президенту. Но если никто ни черта не делает, к кому же обратиться. И это в общем страшнейшая тенденция, что сколько лет прошло и в этом смысле ничего не меняется.

К. ЛАРИНА – Почему, я видела, как простой механик из Новосибирска был очень озабочен имиджем России за рубежом.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это есть другая, там много…

К. ЛАРИНА – Типа доколе вообще.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Там можно разложить в каждом из этой группок людей, которые задают вопросы, есть обязательно кто-нибудь, кто о личном, а есть тот, кто озабочен некими глобальными проблемами России.

К. ЛАРИНА – В этом смысле меня поразили больше, я смотрела в новостных уже сюжетах, сюжет о том, как это проходило. Меня поразили вопросы журналистов после прямой линии, когда ведущий новостей говорит, что по окончании прямой линии Владимир Путин неожиданно оказался в окружении журналистов, которые должны были задать ему свои вопросы…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Совершенно неожиданно. Они мимо шли просто.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Они его облепили, облепили, обступили и стали спрашивать типа, а что же вам подарила жена и дочки на день рождения. И он костюмчик показал, сказал, что вот костюм. А какой марки. Это будет реклама – он сказал.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ксения, не смотрите, пожалуйста, новостные сюжеты.

К. ЛАРИНА – Я хочу знать, как это было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А других-то нет, да. Прочитай «КоммерсантЪ», там Андрей Колесников описал эту встречу с журналистами и тот вопрос, который он успел задать в связи со знаменитой статьей Черкесова Наркоконтроль по поводу того, как он относится к этому письму. Это было более интересно и вообще как это все происходит. Ну что ты хочешь, это так называемый кремлевский пул. Что они могут спросить.

К. ЛАРИНА – Неудобно как-то.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну, я тебя умоляю. Надо уже привыкнуть.

К. ЛАРИНА – Негоже журналисту кремлевского пула спрашивать про жену, дочку и про собачку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А про что он должен спросить?

К. ЛАРИНА – Это как раз может спросить механик из Новосибирска.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А про что он может вернее спросить, должен — не буду говорить.

К. ЛАРИНА – Есть же какие-то вопросы серьезные.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Какие? Например: зачем вы возглавили список «Единой России».

К. ЛАРИНА – Что-то типа этого.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не считаете ли вы незаконной агитацию и эти преференции, которые получают. Ты же понимаешь, что это невозможно.

К. ЛАРИНА – Или хотя бы: понравился вам фильм Никиты Михалкова.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, кстати.

К. ЛАРИНА – А то мы со ссылкой только на Никиту Михалкова знаем о реакции президента. Мне было бы интересно, что на самом деле…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Короче говоря, многого ты хочешь слишком. А вспомни ежегодные пресс-конференции, где не только кремлевский пул, а сидит тоже какая-то немыслимая прорва журналистов из всех уголков и краев.

К. ЛАРИНА – Там бывают интересные моменты. Я такие вещи смотрю по каналу Вести, круглосуточный канал. И там они дают прямой эфир.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Всегда пресс-конференция тоже проходит в прямом эфире.

К. ЛАРИНА – Там есть неожиданные вещи, которые потом не повторятся в сюжетах. Там есть импровизации.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Еще раз повторю, что импровизация может быть один процент. В целом все выверено, все абсолютно точно срежиссировано. Известно, кто будет задавать вопросы. Раньше еще были какие-то небольшие импровизации, когда например, глядя в картинку очередного включения, Владимир Владимирович говорил: а вот пусть девушка задаст вопросы. Сейчас этого я, во всяком случае, не видела.

К. ЛАРИНА – А он сам отбирал себе вопросы, как обычно бывает из Интернета. На что он захотел ответить сам.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В конце я этого не увидела уже, потому что у меня стояла запись на три часа, а это продлилось больше, может быть, в последние минуты это и происходило. Но, в конце концов, опять же, это совершенно не важно. Это такая уже даже в общем, мне кажется, что эта линия была такой более рутинной, чем остальные. Потому что уже я не видела в самом главном выступающем какого-то драйва, интереса пусть даже если не уж очень искреннего, но такого наигранного. Какое-то было ощущение, что он с некоторой усталостью на это смотрит. Естественно, посмотришь с усталостью 6 или 7 лет подряд вот этого вот. Когда, в общем, более-менее все заранее определено. Но видишь, это одна из самых популярных программ телевидения. Ее смотрят почти как новогоднее обращение президента к народу. Почти половина зрителей в прямом эфире, а потом уже по мере подключения к телевизору еще и в новостях и отчеты. Так что, любят зрители, если скажем, опять же не народ и не население, вот этот формат. Полюбил этот формат. И действительно огромное количество людей, я в этом нисколько не сомневаюсь, действительно пытаются дозвониться, потому что остается в совершенно беспросветных ситуациях часто последняя надежда. Другой вопрос, что многие не понимают, что это надежда весьма иллюзорная, не в состоянии один человек, даже если бы он был наделен какими-то…

К. ЛАРИНА – Святым, как говорит Проханов…

И. ПЕТРОВСКАЯ — … чудодейственными свойствами. Ну, святой ладно. Дело не в этом. Тут нужно иметь, быть Старик Хоттабыч, какой-то инструмент, который помогает…

К. ЛАРИНА – Гарри Поттер.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, вот это чудо чтобы произошло, чтобы он вдруг всем бы смог помочь. Но так не бывает. Нет ни этого волшебного волоска из бороды в связи с отсутствием бороды, нет никаких волшебных палочек, метел или еще чего. Поэтому на мой взгляд в то же время при всей оптимистичности этого зрелища, при этом это еще и очень депрессивная сама по себе история. Поскольку мы просто из года в год видим, что ничего не меняется. С другой стороны есть отчет, изменилось то-то, ВВП вырос на столько, в газовой промышленности столько, в дереводобывающей – на столько-то процентов увеличилось. А потом начинаются вот эти вот вопросы, даже срежиссированные. И то они дают эту картину…

К. ЛАРИНА – Реальную, похожую.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Реальную отчасти или похожую на реальность, просто, судя по тем проблемам, которые людей, наверное, действительно многих волнуют.

К. ЛАРИНА – Наших слушателей много чего волнует, если говорить о телевизионном пространстве. И на ваши вопросы будем отвечать во второй части нашей передачи.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Мы продолжаем программу. Уже есть много вопросов. Тематический вопрос. «Дался вам этот прямой эфир. Всем известно, что передачи записываются и идут в реальном времени», — пишет Ирина.

И. ПЕТРОВСКАЯ — То есть они думают, что это вообще не прямой эфир.

К. ЛАРИНА – Нет, в принципе про то, вообще про отсутствие прямого эфира на телевидении. Все передачи записываются и идут практически в реальном времени. Что вам дался прямой эфир.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Скажу. У меня даже пример есть свеженький на эту тему. Прямой эфир хотим мы того или нет, нравится кому-то, не нравится, он в определенном смысле гарантия того, что хотя бы то, что там происходило, не будет задним числом отчекрыжено. Потому что у меня, у тебя «Культурный шок» был по поводу письма деятелей искусства. А у меня был на прошлой неделе, попадет в нашу с тобой неделю, в субботу, я смотрю программу «Народ хочет знать», которую я постоянно смотрю. Сейчас она переехала с пятницы на субботу, что, на мой взгляд, достаточно неверно. Она таким образом пересекается с «Ледниковым периодом» и откусывает слишком много, не слишком, но часть большой аудитории и плюс это не субботняя история. В пятницу это лучшее время было. Ну ладно, не в этом дело. Поскольку я такой насмотренный зритель, как я многократно говорила, то я не только слушаю, я еще и смотрю естественно картинку. И понимаю, что что-то не так. Слава богу, что я почти всегда это все пишу. Когда я ее отсмотрела, я стала думать, что меня в этой картинке смутило. Решила пересмотреть.

К. ЛАРИНА – А про что передача?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тема была: участие государства в экономике. Хорошо, плохо, были главные гости Геннадий Селезнев и Сергей Лисовский. А также как мы знаем, эти два гостя основных они стоят на подиуме за трибунами, общаются. А впереди весь ряд занят экспертами. Там белые кресла, я тоже однажды была на программе. И естественно, камера все время панорамирует. То она сбоку берет ряд экспертов, то сзади сверху показывают. И вот вдруг я понимаю, что меня там смутило. Один из экспертов говорит, слева от него, допустим, я просто единственное путаю лево, право, поэтому прошу меня не судить, сидит гость, еще один эксперт. Потому что кресло впритык. А справа как будто бы нет, но в то же время нет ощущения, что кресло пустое.

К. ЛАРИНА – Мистика какая-то. Булгаковщина.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Невидимка. Абсолютная булгаковщина. А через кресло уже я вижу, сидит человек. Я никак не могу понять, в чем дело. Наконец, я уже поставила на стоп-кадр. И о, ужас! – обнаружила, что рядом в кресле с говорящим человеком, это был какой-то сенатор, верхней части туловища и головы нет, а ноги есть.

К. ЛАРИНА – Да ладно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Клянусь тебе, сидят ноги, брюки черные ноги и ботинки. Они есть. Если бы кресло было темное, то было бы незаметно. А поскольку кресло белое, то совершенно сидят отдельно ноги. Дальше я стала уже очень внимательно смотреть картинку, план сзади, план сбоку. И вижу, нет, сидит же там человек и сзади видна его голова и сбоку пусть на дальнем плане, но тоже. И даже более того, я узнаю этого человека. Узнаю по характерному жесту, который меня в свое время доводил до белого каления еще в «Пресс-клубе» он частый был гость. И у него всегда была манера. Он сидит слегка развалясь…

К. ЛАРИНА – И дает понять, что он хочет сказать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но он готов каждую минуту. Он поднимает руку и пальцем показывает поднятым, что он готов. И когда ты ведешь программу и тебе нужно дать многим слово, то это ужасно меня раздражало.

К. ЛАРИНА – Короче, кто это?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это оказался экономист Михаил Делягин. Во всяком случае, так мне показалось. Я его узнала.

К. ЛАРИНА – Еще раз. То есть получается, что как бы человек там был, но как бы и не было.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ноги остались в кресле, на котором он сидел.

К. ЛАРИНА – А кресло почему пустое. Как его сделали?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Сейчас есть всякие компьютерные технологии, когда человека в принципе можно убрать. Но только это очень долгая история, видимо, готовили к эфиру быстро, то есть надо было подготовить уже программу к эфиру, и как я понимаю, очевидно, когда программа писалась Делягин был в списке людей, которых можно приглашать. А за этот период, пока она уже была на канале и готовилась, ждала своего часа, Делягин каким-то образом попал в список, видимо, тех, кого нежелательно показывать. Я не знаю, что он там такого наговорил или натворил. Миша, если вы нас слышите, позвоните нам, расскажите, что вы там такого говорили. Короче, установив таким образом…

К. ЛАРИНА – А почему не снять программу, как было, когда Рыжков был.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ты понимаешь, и программу не снимают с эфира, чтобы не было скандала и человека отчекрыживают. Притом, ведь формат этой программы таков, что нет просто приглашенного известного человека, который бы просидел молча. То есть они все говорят, открывают рот и говорят слова. Ну пусть бы даже в конце концов, зритель бы подумал, что Делягин просидел всю программу молча. Но так вырезание вообще, как будто не было, как не было. Короче я звоню, естественно, Кире Александровне Прошутинской, не могу долго ее застать, потому что выяснилось, что она в отъезде была. Наконец, дозваниваюсь. И она тоже в некоторой обескураженности говорит, что программа действительно в ней участвовал Михаил Делягин, ее сдали, как водится по плану. И дальше она уехала. И ее не было две недели в Москве. И вот это все она уже увидела непосредственно в эфире. И тоже была совершенно и до сих пор пребывает в потрясении…

К. ЛАРИНА – Она тоже ничего не знала. А когда монтировали, там не было Киры?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, я тебе говорю, как обычно программа пишется пакетом. То есть несколько подряд, 2-3 может быть, записываются и отдаются.

К. ЛАРИНА – Это мастерство филигранное. Петровская, вы провели журналистское расследование просто. Вы это понимаете?

И. ПЕТРОВСКАЯ — По-своему филигранное. Но ноги тоже можно было бы убрать.

К. ЛАРИНА – Хорошо, что не уши.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но видимо, уши торчали, я тебе честно скажу, потому что голову невозможно убрать. Но и вообще достаточно затратно, там все, что могли, видимо, уже перекрыли. Вот с этим я сталкиваюсь впервые. Да, программу закрывали, кого-то например, запрещено приглашать еще на уровне подготовки к программе. Но чтобы человек был уже, поучаствовал и его при этом просто стерли ластиком, вот это чудовищная вещь.

К. ЛАРИНА – Какая-то жуткая метафора есть во всей этой истории.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И кстати, пребывающая тоже в некотором недоумении Кира сказала, что она вспоминает, то есть она надеется, что до этого не дойдет, но она прекрасно помнит времена, конец 80-х, начало 90-х, когда из «Пресс-клуба» вырезали по 22, то есть делали в тот старом «Пресс-клубе» делали 22 вырезки. 22 не дошло, но одного махом резанули.

К. ЛАРИНА – Я согласна с нашей слушательницей Ириной, которая прислала нам этот вопрос по поводу прямого и не прямого эфира, что как сейчас. Дело в том, что сейчас насколько я знаю, пишут практически один в один. То, что я знаю, пишут у Соловьева программы или тот же Познер, который в прямой эфир выходит. Можно вырезать репличку, чтобы не в ущерб времени. Но вырезать участие целиком одного человека. Сколько же это писалось.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, не в этом дело.

К. ЛАРИНА – Он же чего-то говорил там.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да.

К. ЛАРИНА – К нему обращались.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Допустим, программа стала на две минуты короче. Ты это заметишь? Я – нет. Увеличат чуть-чуть блок рекламы, она чуть раньше кончится, чуть позже начнется. Это если бы вырезали, хотя я думаю, тоже до этого, если при таком абсурдном развитии может дойти, что два гостя основных выступающих, условно говоря, «К барьеру!» стоят два человека, кто-то не угодил. И тогда у барьера стоит один. И к кому-то обращается.

К. ЛАРИНА – У нас компьютерные технологии. Ты можешь просто поменять персону, в конце концов. Ты можешь одного вырезать, другого вместо него поставить.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но он должен каким-то образом, видимо, реагировать тогда.

К. ЛАРИНА – Можно озвучить его.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Тогда можно вообще компьютерную анимацию.

К. ЛАРИНА – Максима Галкина он озвучит.

И. ПЕТРОВСКАЯ — В этом случае конечно, можно дойти уже до полнейшего абсурда.

К. ЛАРИНА – Чего ты не знаешь, чего Проханов скажет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Проханова не вырежут, Проханов как раз говорит то, что надо. Это та нога, это нога у кого надо нога. Вот такие вот вещи происходят. И еще одна очень смешная вещь это конечно вся история с «Целующимися милиционерами». Потому что это тот самый случай, когда попытка запрета.

К. ЛАРИНА – Это моя любимая программа. Про Пушкова. Моя любимая передача.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Приводит к тому, что, во-первых, «Целующихся милиционеров» узнали, увидели и не исключают, что полюбили миллионы…

К. ЛАРИНА – Но там такие картинки показывали.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я тебе о том и говорю. Существует эта картина. Кому-то нравится, кому-то нет. Но количество людей, которые вообще приверженцы изобразительного искусства и тем более соц-арта их очень небольшое количество по сравнению с телезрителями. Теперь благодаря этому всему шуму, поднятому с легкой руки министра культуры, миллионы узнали это. Более того, им показали и все остальные картинки, которые на мой взгляд…

К. ЛАРИНА – Милиционеры это просто цветочки.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Дети просто в детском саду. А там показали уже такое, причем крупно, и это особенно смешно, когда стоит корреспондент и негодует, такую Россию увидит Франция, да черт с ней с Францией, какую она увидит. Наоборот, может быть даже это и мило бы, что она увидит такую толерантную, где милиционеры целуются, а не размахивают дубинками. И прекрасно, это меняющий как раз имидж. Но такую Россию увидела вся Россия, в том числе и те, кого вот эти ревнители нравственности пытаются все время оградить от порнографии, и в дальнейшем там пошел сюжет уже о порнографии эротике.

К. ЛАРИНА – Там такое показывали. Там порнуху крутили просто у Пушкова. Жесткую немецкую порнуху.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Разговор о том, что считать порнухой, что не считать. И вот это конечно, абсолютно уже.

К. ЛАРИНА – Там половые акты были, там трусы снимали.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Там прикрывали чуть-чуть.

К. ЛАРИНА – Но просто порнуха, которую даже по каналу, не хочу никого обижать, не покажут никогда.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Короче говоря.

К. ЛАРИНА – Позвони мне, дружок, это из этой серии.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот такого рода инициатива оборачивается каким-то скверным иногда, иногда просто обхохочешься, в общем, в сущности анекдотом. Вот как с Делягиным. Расчет на то, что вообще нет ни одного зрителя с маломальским профессиональным взглядом. Который увидит ноги отдельно сидящие в кресле, Делягин без головы. Или с этим милиционерами. Короче, это я к тому, насколько сегодня абсурды все эти меры.

К. ЛАРИНА – Александр резюмирует тему очень точно: «Перечитайте Оруэлла. Там целое министерство правды этим занималось». Заменой реальности одной на другую. Это совершенно точно.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, понятно. Только у героев Оруэлла так же как у героев Замятина, у них вообще не было никакого другого выбора, насколько я помню. Они существовали именно в этой реальности виртуальной, не виртуальной, но в этой. И у них не было вообще никаких лазеек, чтобы куда-то еще подсмотреть или посмотреть. Мы-то сегодня существуем совершенно в принципиально иной ситуации. Слава тебе, Господи, пока что.

К. ЛАРИНА – Ира, поскольку у нас времени не так много, а вопросов очень много, давай мы попробуем в режиме блиц.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну давай. Ты мне будешь задавать.

К. ЛАРИНА – «Как вам новый Леонтьев и его новая передача», — Саша из Питера.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я всякий раз пугаюсь, там идут такие анонсы, что не бойтесь холодной войны, потому что это типа свидетельство того, что мы живы. Я посмотрела первую часть, скажу, что с огромным трудом даже при всей своей закалке. Там естественно идея, как и следовало предполагать, это бесконечное противостояние России и всякие козни западные против России, начиная со времени…

Но самое главное, что может быть любая тема и даже можно спорить, но просто это очень скучно. Это невероятно, в 23.30 в воскресенье абсолютное такое снотворное. Картинка в виде Леонтьева, который стоит, а справа у него у полуотрезанного уха или какой-то крупняк, от которого оторопь берет, в общем, не Парфенов, прямо скажем. Если говорить о визуализации. Поэтому пока, на мой взгляд, замысел намного шире и объемнее, чем воплощение. Но в принципе на ночь с воскресенья на понедельник, наверное, хорошо засыпать.

К. ЛАРИНА – Мнение о фильме «Парфюмер».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Давайте мы не будем мнение о фильме.

К. ЛАРИНА – Хороший фильм.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Хороший фильм. Это просто телевизор показывает фильм «Парфюмер». Мы же говорим о конкретном телевизионном продукте все-таки. «Парфюмер» уже обсуждали, когда он прошел в кинотеатрах. Хорошо, что его показывает телевизор – вот что я хочу сказать.

К. ЛАРИНА – Когда покажут «Мухтар-3».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Когда вырастет щенок, который родился от Мухтара-2, видимо.

К. ЛАРИНА – После звонка той пожилой женщины, — возвращаясь к президентской линии, Ольга пишет, — ведущие с удовлетворением заметили: прямой эфир. Типа что делать.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, ты просто говорила какие-то красочки, которые должны подтвердить, что все это спонтанно и живо. Это с точки зрения краски было убедительно – прямой эфир.

К. ЛАРИНА – Два прямо противоположных мнения о программе «Лихие 90-е», один человек пишет: супер, потрясающе, великолепно. Другой человек пишет: какой кошмар, какой ужас, зачем это. Мельникова и передача «Лихие 90-е», которая идет на НТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про «Лихие 90-е» я хочу сказать, что мне казалось, что лихие 90-е можно исследовать как-то поглубже. А здесь получается, что весь упор только на этот беспредел, бандитизм и все остальное прочее. Ну и плюс еще конечно, Анастасия Мельникова никакая не ведущая, она совершенно ясно, что исполняет…

К. ЛАРИНА – С упоением кого-то играет и, по-моему, сделала большую ошибку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Переигрывает. И потом, опять же, исходя из ее имиджа, у нее самая заметная роль в «Ментах», кого она играет, понятно вот этот упор на что делается.

К. ЛАРИНА – Но мозги-то есть, извини.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну как, актер, ему дали, он играет.

К. ЛАРИНА – Мы сегодня про это поговорим в «Культурном шоке».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну вот, хорошая ведь.

К. ЛАРИНА – Наушники.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Давай.

К. ЛАРИНА – Ваши вопросы, пожалуйста. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Светлана, я из Москвы. Я хочу спросить Ирину, видела ли она передачу по ТВЦ в понедельник порядка 20 часов «Профи» просвещение.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, частично видела.

СЛУШАТЕЛЬ – И какой там вброс был про Александра Меня. Несколько кадров. Что-то страшное. Как был частным священником каких-то корпораций, и поэтому никакого другого исхода быть не могло.

К. ЛАРИНА – Я не видела. А что это такое?

СЛУШАТЕЛЬ – Это было вброшено как…

К. ЛАРИНА – Кошмар. А как называется?

И. ПЕТРОВСКАЯ — «Московские профи».

СЛУШАТЕЛЬ – Обязательно пересмотрите.

К. ЛАРИНА – Спасибо, Светлана, за упоминание.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, вот это я, к сожалению, не видела. Правда, я не поняла, это говорится со знаком чего, просто как новый факт какой-то.

К. ЛАРИНА – Светлана наша возмущена, судя по всему.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не могу судить, потому что, в общем, это цикл такой достаточно был приличный. Там были разные профессии, истории профессий, как они в Москве в разное время функционировали, как сейчас и так далее. Поэтому вот этот конкретный момент я пропустила.

К. ЛАРИНА – Мухтара-3 будут показывать при Иванове,— пишет наш слушатель. Спасибо большое. Следующий звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Кирилл из Санкт-Петербурга. Как вам канал питерский, там… «Личные вещи»…

К. ЛАРИНА – А вам как?

СЛУШАТЕЛЬ – Мне эти две программы в них какая-то интересная мне нравится итоговая программа, репортаж по вечерам идет.

К. ЛАРИНА – Спасибо, Кирилл. Пятый питерский канал, кино там хорошие показывают.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вообще мне кажется, что конечно, этот канал тоже не блещет какой-то остротой и смелостью. Но то, что после того как вышел на федеральный уровень и обновился, там есть вполне себе пристойные программы. И такие социально ориентированные, общественно-ориентированные. И, кстати сказать, именно та самая «Наша гавань», которой я всегда была поклонником. И я знаю просто, что многие московские люди уже туда смотрят, что называется, некоторые там работают, а некоторые именно это одна из последних таких ниш и в частности и Этери Левиева, гендиректора компании «Совершенно секретно», когда получала ТЭФИ за фильм, посвященный Анне Политковской, сказала, это кстати вырезали, что это один из немногих каналов, который решился вообще и решается на такие вещи. Потому что эта программа была показана именно в эфире Пятого канала. Я все собираюсь, никак не могу собраться, меня уже туда звали, поехать просто и посмотреть и познакомиться и с руководителями канала, потому что мне про них рассказывали, что в общем, это вполне себе нормальные люди. Там женский в основном состав в руководстве.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Андрей, Санкт-Петербург. Ксения, если можно, скажите, пожалуйста, еще раз для тех, кто не слышал, из какой газеты вы зачитывали утром это письмецо замечательное.

К. ЛАРИНА – Главная газета РФ – «Российская газета».

И. ПЕТРОВСКАЯ — А также можете посмотреть, я это нашла на сайте по-моему, Грани.ру.

СЛУШАТЕЛЬ – Сегодняшняя «Российская газета»?

К. ЛАРИНА – 16-е.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А на Гранях.ру он до сих пор висит. Я читала вчера или позавчера.

СЛУШАТЕЛЬ – Понятно. Спасибо большое. До свидания.

К. ЛАРИНА – Пожалуйста. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Уважаемая Ирина Евгеньевна, вы не можете ответить на такой вопрос. Была передача на Пятом канале о певцах. А сейчас ее нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вы имеете в виду «Культуру»?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не заметила, честно говоря, закончилась она или может быть. Не знаю. Не обратила внимания, обращу. Кстати вчера была очень хорошая «Линия жизни» с Филозовым. Я смотрела с большим наслаждением.

К. ЛАРИНА – Виталий пишет: подтверждаю возмутительный вброс про Александра Меня. Вот еще один зритель передачи «Московские профи».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но это не каждый раз про священников.

К. ЛАРИНА – Просто этот сюжет подтверждает Виталий.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Увы, я до этого не дожила, что называется.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Хотелось бы услышать ваше мнение про передачу на канале НТВ про суперзвезд. По-моему это несколько унизительно и вообще жалкое зрелище.

И. ПЕТРОВСКАЯ — «Ты – суперстар» имеется в виду, где бывших звезд пытаются реанимировать. И снова то ли устроить просто зрелище, а то ли может быть второе как-то дыхание им дать и вторую жизнь. У меня сложное смешанное отношение. С одной стороны я понимаю, что наверное, это даже неплохо и более того по своим данным, по вокалу многие из них разумеется, дают фору многим нынешним звездочкам и звездюкам. Действительно есть просто очень хорошие и по-прежнему и голоса и артистические данные у людей. С другой стороны именно потому что все они уже в таком возрасте, кризис среднего возраста, я понимаю, что скорее всего у них нет этого будущего, на которое скорее всего они рассчитывают. Ну не знаю, если ошибаюсь, то дай Бог, что их будут продолжать и после окончания шоу раскручивать и пытаться им помочь адаптироваться в этой новой для них жизни. Да и вряд ли многие из них способны уже адаптироваться. Поскольку мир шоу-бизнеса совершенно изменился. Но слушать многих их них доставляет удовольствие. Хотя вчера, например, меня глубоко поразило, я смотрела от и до, решила первый раз от и до посмотреть. Всего третий выпуск. С самого начала рекламировали: и далее в нашей программе. И перед каждой рекламной паузой французский поцелуй Азизы и Алены Апиной. Не будем сейчас в утреннее время при детях говорить, что такое французский поцелуй. Но я была до глубины души заинтригована, как же это произойдет на сцене. Но в результате в самом последнем кадре Азиза в порыве счастья, потому что они вышли с Аленой Апиной на первое место по очкам, поцеловала Алену в декольте. Ну, хорошо, поцеловала. И Алена Апина захохотала от этого. Но пардон, братцы, причем тут французский поцелуй. И вообще это ли составляет главное в этом шоу. Вот в этом весь канал НТВ, может быть и неплохую в сущности обязательно нужно чем-нибудь опошлить вплоть до такой глупости. Хотя тут мы заметили с моей коллегой Качкаевой, первая даже заметила она, я, поскольку все пишу, пересмотрела, скажем, вдруг мы отметили социальную тематику и очень добротно сделанный материал в программе «Максимум». Вдруг неожиданно. И в частности и про чекистов, несколько было сюжетов, которые совершенно не в стилистике программы «Максимум». А от всей стилистики был также по-прежнему орущий Глеб Пьяных. Ну, может быть, что-то как-то меняется, и все-таки люди пытаются заниматься и своей профессией, а не только вот этим – все на продажу и на потребу.

К. ЛАРИНА – В «Живом журнале» журналистка из «Комсомольской правды» опубликовала исповедь небольшую. Каялась по поводу того, что она в свои заметки выставила Владимира Буковского на посмешище.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я знаю. То есть в официальной прессе она написала пасквиль, а потом покаялась…

К. ЛАРИНА – Что до чего мол, типа мы дожили, приходится этим заниматься. Но по памяти вспоминаю, без цитат, не подготовилась, не думала, что об этом буду говорить, но сейчас такое типа время, а что мне еще делать, если я могу только писать, а мне нужно кормить детей. Вот так. Короче говоря, на другой день появилась ее же запись в «Живом журнале» что ее уволили после этого комментария в «Живом журнале». Она перешла на работу в «Комсомольскую правду», ее вызвали в дирекцию, к руководству и сказали: до свидания.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Понятно. Поэтому я и стараюсь, особенно никого так уж совсем впрямую не осуждать. Хотя конечно такое откровенное. Двойные стандарты, я вот здесь по заданию напишу гадость откровенную, а вот здесь я покаюсь, на мой взгляд, ну займитесь чем-нибудь, может быть другим.

К. ЛАРИНА – Может быть действительно это не самый главный талант.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это уже до такой степени сближает вторую древнейшую с первой, что просто становится уже неприлично.

К. ЛАРИНА – Человек все выбирает сам.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не верю, что человека можно заставить написать. Вызывает редактор и говорит, а напиши-ка ты, что Каспаров ест крестьянских младенцев. В любой ситуации есть формы для отказа делать такие заведомо отвратительные вещи. Гнусные, подлые, лживые. Уверена. Есть. Можно на разные вещи ссылаться. То, что ты в родственных отношениях с Буковским, потому что речь шла о Буковском в этой программе. Все, что угодно. Заболела, взяла больничный, потом, в конце концов, у нас, хотя я понимаю всю иллюзорность многих наших законов, но даже по закону о печати у тебя есть полное реальное законное право отказаться от того задания, которое не соответствует твоему гражданскому представлению о чести и достоинстве и профессии.

К. ЛАРИНА – Потом когда соглашаешься на предложение работать в отделе политики газеты «Комсомольская правда», ты все-таки должен понимать, что от тебя потребуется в конкретном издании.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет. Я уверена, что в любом издании все равно можно остаться…

К. ЛАРИНА – Порядочным человеком. Не будем указывать пальцами.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Спасибо.

К. ЛАРИНА – Ирина Петровская, Ксения Ларина – передача завершилась.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире