'Вопросы к интервью
А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Для тех, кто не знает — я буду говорить каждый час. Ксения Ларина в отпуске и будет через три недели, а Ирина Петровская – она, как пчелка, трудится. Ты в отпуск не собираешься?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Все еще не в отпуске. Нет, собираюсь. Но в конце, в конце июля.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А! Вот как раз Ксения придет, ты уйдешь, и я буду у нее уже телевизионным обозревателем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, скорей всего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так и буду по кругу ходить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тогда будет Алексей Венедиктов в гостях у Ксении Лариной.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что, наконец, мне придется смотреть телевизор в принудительном порядке.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тебя боюсь разочаровать – к тому времени будет, боюсь, совсем мертвая такая ситуация.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А уже мертвая зона.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не, не скажи. Эта неделя как раз была совсем не мертвая

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что ты имеешь в виду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я имею в виду, например, на мой взгляд, действительно событие. Это была премьера документального фильма очень интересного, который делается уже 14 лет. Сергей Мирошниченко делает такой русский вариант английского проекта под названием «7UP» в английском варианте. А он снимает фильм «Рожденные в СССР». Было вначале 7 лет, 14, сейчас 21. То есть он взял детей в конце 80-х – начале 90-х, которым было 7 лет, которые были рождены в разных республиках Советского Союза, и снял первый фильм. То есть это большой фильм, наверно, в своей оригинальной основе вообще многочасовой, а здесь это было по два часа на два дня разбито. То есть сначала он снимал 7-летних. Потом он снимал 14-летних, которые уже оказались в разных странах. И сейчас 21 год, вот совсем молодые люди, тем более в разных странах, потому что многие уже вообще разъехались по миру. И это дико интересно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А те же? Те же?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно. Именно – в этом вся история.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он нашел их?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Этот проект, например, в Англии он начался в 64-м году. И сейчас его участникам 49 лет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А! Понял всё. Да-да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Понимаешь. То есть это последовательный процесс, когда отслеживают каждые 7 лет судьбы этих ребят. И, естественно, в каждом фильме есть ретроспекция, какими они были в 7 лет, какими они были в 14, что они думали по разным поводам в 7, 14 и 21. На самом деле это дико интересно, потому что ты видишь какие-то реальные характеры, реальные судьбы. В чем-то типичные, в чем-то они очень разные. Мирошниченко вообще очень такой внимательный к деталям режиссер. Я напомню …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо позвать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … тем, кто, может быть, не знает толком, что вот последняя из показанных работ Мирошниченко – это был «Русский крест» со Жженовым. По-моему три части было, три серии, когда он взял, естественно, живого в тот момент, но буквально уже на излете, Георгия Степановича Жженова и провез его по всем его кругам ада, провел по тюрьмам, лагерям, в которых Жженов в свое время сидел, причем очень много лет. И это была потрясающая работа, именно тоже по глубине проникновения. То есть Мирошниченко не как сейчас модно, – по верхам бежит, чего-то там режет, хронику монтирует, чуть-чуть синхрончик и фильм готов. Нет, он делает …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чуть-чуть реконструкции … То есть не чуть-чуть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да-да. А там были потрясающие сцены, кто помнит этот фильм с Жженовым …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы его позовем. Я, к сожалению не видел.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что это настоящее документальное кино, которое сегодня подменено вот этим вот таким … документалкой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А почему подменено? Ты знаешь … я не хочу … я не согласен с этим, потому что … Я тебе могу сказать вот что, я возражу тебе по сути.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я одно время, лет пять тому назад, увлекся этими би-би-сишными историческими картинами, где реально они реконструируют осаду Трои, Марафонскую битву, взятие … Это же не документальное кино! Они реконструируют с актерами. Но они пытаются идти, соблюдая всю точность. Я не назову это … Они называют это документальным кино, кстати – документЭ.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У них это всё документери.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я о другом, Леш. Это да … Это одно из …

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это реконструкция, реконструкционное кино. Это возможно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Это одно из направлений, безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Оно существует в мире.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Особенно, когда речь идет об исторических каких-то фильмах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну что такое историческое? А про Зою Федорову? Это уже история!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это уже история. А что такое про Брежнева? Это уже история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Согласна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Про Сталина – уже история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я имею в виду документальное кино, которое говорит о реальных людях .

А.ВЕНЕДИКТОВ: Живых.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И исследует живых людей и живую настоящую жизнь. Вот этого, в принципе, на экране, во всяком случае, очень мало. Хотя на фестивалях, естественно, это направление документального кино очень, как правило, объемно представлено.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я все равно бы с тобой сцепился по этому поводу, ну так – легонько …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Почему? Ну, это документальное кино, которое сегодняшнюю …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что … ну нет чистоты жанра.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, это сегодняшняя реальность.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну как, ну как? Можно сделать … подожди, подожди, вот смотри – можно сделать документальное кино про … ну я не знаю … про то, как мы украли секрет атомной бомбы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да можно, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это можно сделать число документально. А можно сделать с элементами реконструкции, с воспроизводством …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так нет, ты меня …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не вижу, какая разница – это просто другое направление.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Леша, я о другом. Реконструкция может быть как прием, безусловно, в любом фильме.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. В любом документальном …

И.ПЕТРОВСКАЯ: В любом документальном фильме, на любую тему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я говорю о том, что документальное кино сегодня превратилось, в основном, в реконструкцию и в монтаж хроники. О чем бы ни шла речь. Или же в нарезку из синхронов, если речь идет о разной документалке, которая сегодня очень модная . Разные там, я не знаю, пластические операции «Звезд», дети «звезд», разводы «звезд» ну и так далее. И вообще все, что связано вот со «звездными» знаменитыми персонажами или – другая история – с какими-то эпатажными, эксклюзивными и невероятными историями, которые случаются с теми или иными людьми.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это тоже …

И.ПЕТРОВСКАЯ: А вот этот вот, как тебе сказать, тренд, как сейчас модно говорить …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Неважно – это направление.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это направление, да, которое, собственно говоря, фиксирует происходящее сегодня, для этого … то есть поэтому на будущее оставляет возможность для анализа …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … для анализа, для того, чтобы вообще понять – чем люди жили, как люди жили. Вот этот слом фантастический, – возвращаясь к «Рожденным в СССР» – хотя, конечно, они были детьми и много еще не понимали в момент слома. Но потом всё, что они проходили, они проходили вместе с событиями, которые случались на этот момент, в этот период в жизни их стран, в жизни их родителей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот так лет через 49 хорошо бы их тоже …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так Мирошниченко как раз говорит, что это надо кино было бы начинать снимать тоже очень молодому человеку, потому что невероятно интересно проследить это вот на таком отрезке времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Очень интересный проект. Я его чего-то пропустил, честно говоря. Виноват. Посмотрю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И на таком отрезке … И он даже, более того, где-то сказал, в каком-то интервью, что после каждого этого фильма он пишет завещание, где подробно описывает, где лежат материалы. Все адреса оставляет всех своих героев и, более того, он с ними постоянно … он как бы их все время держит в поле зрения. Он с ними переписывается, посылает открытки и так далее. То есть он сожалеет о том, что … хотя он молодой, слава тебе, Господи, еще человек – ему не более, наверное, полтинника – что он не сможет слишком далеко вот туда эту историю проследить. Следующая будет, когда им будет 28 лет. Вот это очень интересно. Причем я знаю, что этот фильм параллельно показали и в документальной программе Московского фестиваля. По-моему, даже в «Октябре».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать Ирине Петровской, что как раз у нас совпало два абсолютно разных соображений. Первое – Николай нам пишет: «Враги нашего государства не дремлют, в том числе и ваш режиссер Мирошниченко, целью жизни которого является очернение, обливание грязью СССР». И второй ответ – Алла: «Я с удовольствием посмотрела фильм «Рожденные в СССР». Дети – ровесники моей дочери. Кстати, в титрах благодарность Вите Рамм». Да. Вот две разных точки зрения.

И.ПЕТРОВСКАЯ: За перевод с литовского. Там есть парень, который говорит … его снимали в Вильнюсе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Перевод с литовского про обливание грязью.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это очень глупая, извините Николай, точка зрения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну что ж, бывают глупые у нас слушатели. Их мало, глупых, но вот Николай – глупый. Ну что делать?!

И.ПЕТРОВСКАЯ: На самом деле, вот чего-чего … вот даже при том, что «Рожденные в СССР» …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Причем, это ваш режиссер Мирошниченко, замечу я, ваш – не наш – ваш, ваш …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо, давайте … мы очень рады будем, что он наш режиссер. Он, кстати, из Екатеринбурга в основе своей, то есть он там становился на ноги. Есть просто знаменитая Свердловская школа документалистики, вот он оттуда. Наоборот – исключительно  бережное отношение и к истории, и к героям. Вот чего нет, того нет, никакого очернительства. Задаются очень деликатные вопросы: что для этих детей был Советский Союз. Это проблема не Мирошниченко, что для большинства – ничего. И даже то, что снято в 7 лет … Когда мальчик в магазине, в совершенно пустом, семилетний мальчик, один из героев спрашивает, когда привезут молоко, и продавец ему отвечает: «У молока сегодня выходной». И абсолютно пустые прилавки, но стоят толпы людей и ждут все-таки чуда – может быть молоко выйдет внепланово на работу. Этого мальчик уже не помнит. То есть они помнят потом уже … Грузинский мальчик, естественно, помнит войну, разруху. А литовский помнит вот эти вот все катаклизмы, связанные тоже с разрывами связей. Еще грузинские ребята, точнее, русские … там есть девочка, живет в Рустави, по-моему, в городе, которая вышла замуж за грузина, которой очень тяжело сегодня жить, потому что она русская и у нее существенно ограничены возможности по устройству на работу. Но при этом она никуда не собирается уезжать. Почти все … Там есть ребята, которые уже живут в Израиле, есть живущие в Америке. Причем это мальчик из детского дома, которого после первого фильма, вот этого – в 7 лет, чуть ли не со всего мира хотели усыновить, но усыновили в результате в Америку. Была трагическая история, потому что первая мать усыновитель от него вдруг отказалась. Он ей показался не тем, каким он должен быть. Но при этом он все равно говорит: «Я русский».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ему сейчас 21?

И.ПЕТРОВСКАЯ: 21. Сейчас 21. Его потом усыновила другая американская семья. Там у него более или менее всё сложилось, но совершенно не собирается отказываться от своих корней. Он говорит по-русски. Говорит, что не исключает, что когда-нибудь вернется и будет там работать. Поэтому чего-чего, а никакого обливания грязью.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ир, я тебя умоляю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там вообще нет политики. Вот в этом – прелесть. Точно так же, как в жизни этих ребят в общем сегодня нет особой политики. Они пока только еще выстраивают свою жизнь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В 21 год, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ищут путь. Кто-то уже нашел семью, у кого-то уже начали рождаться дети. Но почти все работают. Это очень важно. Еще, знаешь чего вот мне показалось, что мы все-таки имеем такой основной в телевизоре некий ходульный образ нынешней молодежи. Это либо абсолютные халявщики такие, которые там «Дом-2» смотрят и в «Доме-2» парятся и мечтают только нахаляву добиться всего, не затрачивая никаких абсолютно сил. Или там гламурные … гламурные подонки их называют …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Серьезно, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну в «Comedy Club» есть персонаж такой – «Павел Воля, гламурный подонок.».

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, да-да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А вторая категория, которых мы видим, это вот эти идеологически упертые, якобы, всякие «наши», «ваши», «не наши», «саши», «маши» …

А.ВЕНЕДИКТОВ: «васи».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но они выглядят еще более неприятно, потому что, как правило, когда к ним подходят с микрофоном, редко кто может вообще обосновать какие-то свои мотивы участия в этой общественной жизни. А вот эти ребята – обычные

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот Лена пишет: «Фильм потрясающе интересный, но очень грустный». Почему очень грустный, Лена? Я не видел. Я посмотрю обязательно. Вот все, что я сделаю. Вы меня завели. Я посмотрю обязательно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Посмотри непременно. Я не знаю, в чем он особо очень грустный. Вообще, наверно, грустно, когда на ваших глазах люди проходят определенный путь, взрослеют и понятно … есть, конечно грустные истории. У кого-то пока еще не всё складывается, у кого-то уже какие-то близкие умерли. Но в целом как раз мне показалось, что он в том смысле оптимистичный, что он показывает, что вот это поколение, которое …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Оно растет, выживает и живет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … оно растет, выживает. Более того – оно очень приспособлено к этой жизни. Я вспоминаю себя в этом возрасте и еще в конце учебы на факультете журналистики – абсолютно еще были, абсолютно не самостоятельны. Ну, я не знаю, может вокруг меня люди, мало кто работал. А они все с младых ногтей учатся и многие подрабатывают: кто официантом, кто сторожем на стоянке. И не видят в этом ничего зазорного. Те, у кого что-то не получилось … например, там есть парень киргизский, который начал строить бизнес и вдруг его обманули, он развалился и сейчас он едва сводит концы с концами, хотя у него уже и собственный сын и своя семья, но он, тем не менее, говорит, что как-то он надеется, он тоже пытается работать. Он, кстати, всерьез как-то ушел и в религию. В ислам, разумеется, хотя говорит, что пробовал разные, ходил в разные церкви, пытался понять. Понял, что Бог един, но ему комфортнее в этом направлении. Очень интересно и все невероятно разные. Все очень-очень разные и … но при этом очень люди …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А когда, вот как выходит, Ир, вот скажи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Что?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот «7UP», «Рожденные в СССР»? Закончилось?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Всё, закончилось, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А на дисках есть что-то?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю. Вот надо будет узнать у Сергея Мирошниченко.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Сергея мы позовем в эфир. Это я вам просто обещаю. Попрошу, чтоб мне хотя бы его позвали. Мне интересно с ним поговорить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, да вот подробности, как это снималось?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какие неожиданности?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Какие неожиданности. Но, тем не менее, удивительно, что из всех героев, что я тоже заметила, из всех героев, которых он начал снимать в 7 лет, ни одного нет какого-то там, я не знаю, действительно, или подонка очевидного, или бандита-отморозка. Никто не сел в тюрьму, хотя ситуация и время было такое, что очень располагало. Кто-то совершенно осознанно служит в армии, кто-то не пошел в армию. То есть, еще раз повторяю, очень разные. А продюсер, англичанка, этого фильма тоже где-то рассказала, что какой-то из мальчиков, которого снимали, по-моему, в Америке … это в разных странах делается, я еще раз повторяю, не только в России, вот он ей когда-то сказал, что, участие в этом проекте удержало его от какого-то деяния, за которое он мог попасть в тюрьму. Потому что он представил, как ему не хотелось бы, чтобы приехавшие кинематографисты снимали бы его в антураже тюрьмы. И это его удержало. Очень любопытно!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ирина Петровская. Здесь нас спрашивают про сериал. Елена спрашивает: «Каково Ваше мнение о сериале «Секретная служба Его Величества»?». Не видел.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И я тоже. Вот я честно вам скажу, что я вообще же все-таки не все сериалы смотрю и …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну вдруг? Вдруг?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, к сожалению, «Секретная служба…» … Это, по-видимому, связано со шпионским скандалом. Может быть, они имеют … может, это такой у нас юмор тяжелый сейчас, вот про эти опять фильмы на НТВ «шпиенские» …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, вот мы в прошлый раз обсудили «Смерть шпионам» — это было на Первом канале. Это, конечно, такая «развесистая клюква» …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать про сериалы. Я в прошлом году подсел на сериал «Западное крыло Белого дома». Я его выписал, купил (неразборчиво) Он шел у нас, по-моему, то ли на СТС, то ли на ВЦ. Потом он был прекращен. Это о том, как живет, став Президента США, то есть его пресс-секретарь, глава администрации …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Став – это в смысле персонал. Обслуга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Став – это в смысле, да, обслуживающий западное крыло Белого дома. То есть это его команда. Ну, у них там всё это и происходит … А затем я обратил внимание, что на самом деле про это снято масса сериалов, не только вот этот сериал, которые очень популярны и бьют все буквально по рейтингам и по доходам. Сейчас на американском телевидении время сериалов, Ир. У них – время сериалов. А у нас?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну и у нас время сериалов, безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да нет, у нас что-то там бесконечные какие-то «Ментовские войны» хорошие и всё.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну только у нас нет про персонал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там иногда смотришь – о, говорит, вот это точно Сурков … А это Волошин, о! А это Тимакова, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну по большому счету посмотри, пожалуйста, любую программу любого будничного дня …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А не держится в голове. Я смотрю. Не держится в голове.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Правильно. Но дело в том, что сериал-то вообще такое зрелище … мы ж понимаем. Недаром называют «мылом». То есть это такая вещь, она вот прокатывает мимо …

А.ВЕНЕДИКТОВ: За исключением …

И.ПЕТРОВСКАЯ: За исключением, безусловно. За исключением того, что можно назвать не вот этим «мылом» и сериалом, а многосерийным кино.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот «Менты» которые начали у нас, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сегодня «Ментов» там уже много, они же расплодились. «Улицы разбитых фонарей», как это второй-то называется, «Опера», что ли. Я их до сих пор путаю потому что там они же …

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Гражданин начальник» был замечательный сериал.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, «Гражданин начальник» – это другой тоже. Сейчас огромное количество сериалов, но просто человеческая голова, сознание не способны это удержать. Даже, если ты начнешь смотреть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но люди смотрят. Я смотрел рейтинги за год, и там сериалы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, во-первых, давай говорить так, что, если сериалы – основное, при всем при том, безусловно, основное содержание всех каналов, то, разумеется, люди смотрят. Это совершенно понятно. Потому что, если б было что-то другое, то смотрели бы, наверное, и что-то другое тоже. Посмотри – по  будним дням на всех каналах идут, с перерывами на новости, исключительно и одни лишь сериалы. Знаю, что огромное количество, например, женской части аудитории подсело на «Татьянин день» – такую мелодраму семейную. Я вот, в частности, по своей маме сужу – просто серии ни одной не пропускает. В этом эффект сериала – он вначале заинтересовывает, подсаживает, и человек уже дальше, если у него время есть, он смотрит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам Рикардо пишет: «Это сериал про тайную полицию России до революции». Ну …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да. Я говорю еще раз, что, если бы еще вот в мои обязанности было бы вменено отсматривать все сериалы, я бы давно уже … Нет, ну да, я понимаю. Я просто всякий раз уточняю, чтобы никто не думал, что вот человек вообще ни черта не делает. Смотрю, но крайне избирательно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам пишут: «Как вам «Школа злословия? По-моему, эта Дуня Смирнова – лучший интервьюер РФ». Лучший интервьюер РФ – это я, а Дуня Смирнова – вторая. Вот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вообще «Школа злословия» что ли?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Всякий раз по-разному.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Всякий раз по-разному. Вот …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Всё зависит от героя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: … мне уже кажется, что зависит от героя. Да, мне стало уже казаться, что всё зависит от героя. Что есть качественные интервьюеры – это Татьяна Толстая и Дуня Смирнова …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: … а герои, они вот …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, бывают герои, понимаешь как, еще очень важно …

А.ВЕНЕДИКТОВ: неинтересные.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. Не в этом дело …

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Рим»… Ха! «Рим» – очень неплохой сериал … «Алексей, Вы мне будете рассказывать про «Рим», очень неплохой сериал» …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно про Дуню? Подожди, про «Рим» чуть позже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это после новостей я вам расскажу всё про «Рим». Люблю «Рим», смотрел «Рим», Жду второй сезон. Да 

И.ПЕТРОВСКАЯ: Много раз я это отмечала, что всё зависит еще от отношения …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Отношения …

И.ПЕТРОВСКАЯ: … Дуни и Татьяны к тому герою, который пришел.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не согласен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Очень часто это бывает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Очень часто. Если они заранее и заведомо пришли с некой устоявшейся своей точкой зрения в отношении героя, то они …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они всегда пристрастны.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … сделают все, либо чтобы его сожрать, либо, иногда наоборот, чтобы его как бы облизать. И он им до такой степени бывает симпатичен, ну некий … некоторые герои, что тоже не получается ни тем более уж никакого злословия, ни школы, а некий обмен общими любезностями.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-е-ет! Даже …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Бывает. Бы-ва-ет!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаешь, что даже случается? Что эти герои их разочаровывают …

И.ПЕТРОВСКАЯ: А бывает, что разочаровывают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: … это видно. Пришел … Они там сильно любят Гайдара. Пришел Егор, и он их … И они начали его подкусывать под конец. Потому что не стыкуется. Но любят, но любят. Любят, любят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну всё равно … Вот Миронова, нашего замечательного спикера Совета Федерации …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я не видел.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … они прекрасно просто сделали. Это было очень … Зло, конечно …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне казалось, что они его любят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это такая …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они его … Нет, ну они к нему с … Они понимают, что он  личность. Вот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может быть, да. Да. Но …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но веселились.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но подкусали и надкусали они его, и понадкусывали! Очень-очень …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну они молодцы. В любом случае, я считаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну в любом случае …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не верил в этот проект.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В любом случае это все равно интересно смотреть. Но, опять же повторю, бывает, конечно, что герои, как-то разочаровывают и … ой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Это Ирина Петровская. Во второй части нашей программы – ваши звонки. 363-36-59 – этот телефон Вы можете начать набирать, ожидая бархатного голоса Ирины Петровской в Вашей телефонной трубке.

НОВОСТИ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот Риккардо нам пишет: «Вообще сериалы надо запретить». Ну как запретить? Это вид искусства. Это всё равно что сказать – вообще имажинистов надо запретить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну я бы так не стала высоко …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще – поэмы надо запретить. Стихи … стишки оставить, а поэмы запретить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это, видимо, очень …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще слово «запретить» – гениально.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да нет, вообще слово «запретить» будем меньше употреблять. Это очень такое специально телевизионный … да, потому что это единственное поле …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. А потом из них делают фильмы. Бывает.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, иногда бывает так.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или наоборот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Или наоборот, да. Вот. Поэтому запрещать, конечно, ничего не надо. Другое дело, мне кажется, что просто наступает уже перенасыщение и хочется чего-то другого. Каких-то иных жанров. А мы знаем, какие сегодня явно совершенно …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да полно жанров, чего вы ноете все? Жанры … Что ни включи – то танцы на льду, то сериал, то … Да полно жанров!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот это, собственно, и есть. Вот если говорить о жанрах, вот – то, что ты назвал. Сериалы не первом, безусловно, месте. На втором месте просто по …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А концерт? Я вчера смотрел концерт Клары Новиковой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это всё равно – юмор.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне так понравилось! Мне так Клара понравилась!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Клара хорошая, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это был большой концерт.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Большой концерт. Причем, по-моему, уже повтор. Хотя могу ошибаться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я попал случайно. Еще …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это юбилейный.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я включил – и остался. Знаешь, вот так бывает. Я включил – и остался. Просто, вот идет-идет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, давай тоже согласимся, что все-таки Клара Новикова …

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это жанр – сборный концерт. Нет, мы про жанры – сборный концерт.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он не просто сборный концерт.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо – юбилейный концерт.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это юбилейный концерт.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А кстати, одновременно по второму каналу шел концерт, памятный вечер Юрия Григорьева. Понимаешь, то есть тоже … Я говорю, что это как жанр – вот юбилейные, памятные концерты. Имени, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, это мы всё объединим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тоже жанр. Ну тоже жанр!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да. Ну мы это, пожалуй, всё равно в такое развлечение определим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну что развлечение? Развлечение – это же не жанр. Развлекать можно по-разному. Можно кроссворды решать – это развлечение. Ну согласись!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну хорошо, ладно. Соглашусь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть вот эти самые танцы. Танцы всяческие …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну давай тогда перечислим. На первом все равно месте просто по …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо – сериалы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На втором, говорю, пока еще, юмористические программы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, я их уже не вижу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну это ты не видишь, а тебе …

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Аншлаги» есть, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И «Аншлаги», и «Кривые зеркала».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сохраняются, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И премьеры, и повторы. Всё это есть …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Есть жанр. Хорошо, хорошо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И Гальцев, и «Смеяться запрещено, разрешено».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, согласились. Новые русские бабки …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наверное, всякая музыкалка, то что мы называем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это что ты имеешь в виду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну это вот концерты …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Концерты, да. Хорошо. Концерты, музыкалка. Дальше. Дальше мы видим танцы на льду …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Шоу эти вот, грандиозные масштабные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Разговорные шоу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну что такое – разговорные?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Малахов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну это другое тогда – ток-шоу, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ток-шоу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну их всё равно, посмотри, по сравнению с другими не очень все-таки много.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну всё равно. Потом стали появляться политические: «Пятая студия» Брилева появилась, остался «К барьеру» Соловьева …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Уже вот вышел … последний раз был, ушел в отпуск.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Жириновский с Барщевским, да. Ха-ха-ха, как бы сказал мой мальчик.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Но, как сказал при этом Миша Барщевский, не знаю, может, конечно, стоит ему верить, что эта программа ужасно страшная для политика, потому что его под рентгеном … под рентген помещают и вроде как просвечивают, и люди всё понимают. Ну не знаю насчет Владимира Вольфовича.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо. Я надеюсь, что все всё поняли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя Барщевский удивительным образом переиграл его, потому что вначале, первый раунд шел с очевидным перевесом Жириновского. Потом … хотя опять же, я говорю, тут вопрос голосования – когда это идет, мы точно не знаем, как это происходит. Будем верить просто …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не комментирую.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … что вот это таким образом происходит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не комментирую.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но тем не менее. Победил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, видишь, сколько жанров! Есть новостные программы – это тоже жанр. Он сохраняется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Безусловно. Количество новостей … по количеству новостных программ – вполне нормально. Другой вопрос по наполнению, по качеству.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть мы с тобой насчитали шесть жанров. Есть спортивные. Семь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Спортивных не очень много, прямо скажем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Всё равно – семь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть, когда происходит …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот тебе семь. Это мы говорим основные каналы. А еще есть всякие реалити-шоу ТНТ …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, знаешь, тут есть … можно …

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть можно искать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть можно заказать такой контент-анализ и тогда можно будет понять, сколько реально во времени эфирном что занимает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Много. Много. Ну много. Можно найти каналов много. Теперь каналов много …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, безусловно. Всё равно на первом месте вот эти вот сериалы. Кстати, называется это любопытно, что со 2-го июля программа «Без комплексов», которую уже, по-моему, два сезона ведет Лолита Милявская …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, Лолита. Видел, да, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … дополняется теперь партнером. Она теперь будет в паре.

А.ВЕНЕДИКТОВ: С кем?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Никогда не угадаешь. Ну вот так вот сходу …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сережа Бунтман. Сходу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я тебя умоляю!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну а как я … где я должен искать? Ну Андрей Малахов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну Лолита. Ну понятно же, она ж не была …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Лолита с Сережей Бунтманом – классно было бы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну подожди секунду. Ищи там же, где нашли Лолиту, не этом же поле.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня только, кроме Цикало, ничего не вертится.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не-не-не, Цикало нет. Цикало, кстати, стал заместителем Эрнста по спецпроектам и будет придумывать – креативить, как сейчас говорят, разные новые проекты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Креативить – это что-то новое. Ну хорошо. Цикало – креативник.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ищи вот из разряда «Никогда не подумал бы» …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Никогда не догадаешься, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну Юрий Гальцев, я не знаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, нет, ну …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну я не знаю …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Борис Моисеев.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ой, я обожаю! Ой, это может быть очень интересно!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот. Так что те, кто чуть-чуть уже …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я вообще, кстати, «Без комплексов» – она, конечно, неровная, но бывают очень удачные истории.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну Лолита сама по себе … я понимаю, что опять сейчас накликаю бесконечные крики …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Личность. Нет, личность, личность. Личность.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но она … не только личность еще, а тут очень важно, в такого рода тем более ток-шоу, связанных с какими-то человеческими историями при всем при том, когда эти человеческие истории выслушивают. Когда это не дежурная отработка номера – бла-бла-бла, там в ухо редактор чего-то сказал и щелкаешь, как орехи, этих людей приходящих. Она из каждого пытается выжать и какую-то историю, и посочувствовать, если нужно. То есть она работает, конечно, очень всё равно любопытно. Хотя видно тоже усталость. Усталость материала. Всё-таки два года подряд в этом нечеловеческом, сумасшедшем режиме – пять программ в неделю – это очень тяжко, я представляю. Даже если записывается, например, два дня.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще более тяжко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это еще более тяжко. Как это выдерживать, я просто не понимаю. Ну теперь вот решили, что необходимо некоторое обновление, и вот такого ей партнера …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну это нормальные поиски. Мне просто кажется, что всё равно можно говорить, что какого-то жанра не хватает. Я считаю, что на телевидении не хватает некоторого нормального политического ток-шоу, именно ток-шоу. Не хватает политической дискуссии.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот о том и речь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто вот, посидев и поглядев во время французской предвыборной кампании телевизор, я немножко позавидовал. Знаешь, чему я позавидовал? Не тому, что там были дискуссии, а их социальным программам. Они серьезно … вот условно … вопрос … Называется программа «Теперь об этом говорят все». И там тема о малолетних матерях, девочках, которые рожают. Чего делать? Такая же проблема, как у нас. У всех одинаковые проблемы. И насколько серьезно, важно и серьезно! Но шоу. Не как у Андрея …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Малахова.

А.ВЕНЕДИКТОВ: … просто случай. Серьезно – проблема. Там сидят статистики, там сидит государственный чиновник, который говорит про законодательство. Там сидят эти мамы, которые рассказывают свои истории. Там сидят эти папы. Там сидят их родители. Идет разговор, потому что все понимают, что это социальная проблема не одной семьи. В чем, мне кажется, проблема у Малахова, у Андрея, стала. Эта проблема … вот это случай, всё время случай, что называется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. В некоторых случаях – казус, в некоторых …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Этот случай … вот случай как казус. А там они немедленно говорят о том, что это проблема общества. Они отбирают такие проблемы как проблемы общества. С каждым может случиться, говорят они. Не с вами, так с вашей дочкой. Не с дочкой, так вашей с внучкой. Не с внучкой, так с вашим сыном, который станет отцом. И так далее. И это такое, знаешь… И огромный рейтинг. Огромный рейтинг! Общество сидит и думает: да, это со мной тоже может случиться. Вот отношение. Мне кажется, что вот это очень…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, но у нас, видишь проблема в чем – что как только … так, во всяком случае утверждают менеджеры телевизионные … как только разговор чуть-чуть уходит в серьез, так сразу, якобы … и наверное, на самом деле так, потому что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это на самом деле так. Ну конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …в принципе, зритель тоже уже привык к тому, что все-таки это развлекает, а не просвещает …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А не грузит, не грузит, иначе говоря.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … не грузит, да. Действительно, возможно, этот рейтинг и падает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо, пусть. Пусть. Я тебе должен сказать, что …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, опять же, если уж говорить, чего совсем нет – детского совсем практически нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я тебе хочу сказать по поводу «грузят» – вот  не согласился. Потому что, скажем, на примере радиостанций. В Москве 46 радиостанций. 46. А «Эхо Москвы» в среднем, вот в среднем по «Galope», держит восьмое место. Вот восьмое. Но в 19, в 20 и в 21, когда у нас «Особое мнение», «Ищем выход» – дискуссионные программы, и дальше программа 21 «Ведомости» вместе с нами «Большой дозор», «48 минут», «Своими глазами», «Ксенин успех» – первое место. Чего нам рассказывать, если людям это не интересно! Это не только политическая дискуссия. У нас же не только политические дискуссии.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да абсолютно. Очень много …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это интересно и масса людей это ходят смотреть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Общественных просто проблем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но мы шли к этому долго. Я просто говорю, что, может быть, каналам надо идти к этому долго. Это не значит, что мы воспитываем аудиторию. Ничего подобного! Мы просто привлекаем ту аудиторию, которой интересно. И мне на канале этого не хватает. Я бы с удовольствием смотрел, как я смотрел вот во время выборов французское телевидение, я бы с удовольствием смотрел эти дискуссии. И масса людей бы смотрела и примеряла бы на себя. Мне кажется, что, конечно, это не дало бы такие рейтинги, как там всякий трэш, как «Людоеды». Ну, трэш – он всегда трэш.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вспомни, например … я просто думаю, что ведь народ никуда не делся, он не помер в массовом порядке, не отъехал … все-таки совсем относительно недавно были «Глас народа», который смотрели взахлеб …

А.ВЕНЕДИКТОВ: И сейчас бы смотрели.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И сейчас бы смотрели. И «Свободу слова» смотрели – и сейчас бы смотрели.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну ладно, это мы понимаем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Другой вопрос, конечно, что персонажи уже несколько измельчали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты знаешь – нет. Вот я могу сказать, что мы в прошлый понедельник провели дискуссию между Генсеком НАТО и Сергеем Мироновым в прямом эфире радио и телевидения. Но, к сожалению, RTVi, кстати, честно скажу, предлагал ретранслировать «Вести-24» … позвал … предлагал ретранслировать «Russia Today» – не захотели. Прямой эфир, прямой, открытый. Вот. Я тебе должен сказать, что и один и другой показали себя бойцами. Это было шоу! Это было шоу! Причем сущностное шоу. И наши слушатели могут почитать тексты на сайте и послушать звук, а мы выложим и видео, в конечном итоге, полностью. То есть есть люди … я тебя уверяю, что когда там Андрей Воробьев, Генсек «Единой России» сцепится с  Никитой Белыхом, скажем, по поводу медицинского страхования – реально, как положено, – это будут смотреть люди, потому что это касается всех. Они оба сущностные: что Билых, что Воробьев. Они сущностные ребята.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, если это будет …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А не по поводу только …

И.ПЕТРОВСКАЯ: … в режиме, в общем, честного спора, честной дискуссии, а не селекторного совещания, как часто это бывает, когда каждый отчитывается за свой отрезок работы, за свое направление. И получается, мало того, что скучно невероятно, а в связи с тем, что скучно, и бесполезно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну понятно. Согласились. «А что там с «Римом»?» – спрашивает Сергей из Саратова. Коротко расскажу. На этот сериал меня натолкнул Леша Роднянский, когда мы с ним обсуждали разные там сериалы вообще – тоже был такой светский разговор. И он сказал: «Ты не видел «Рим»? Вот это настоящий сериал». Я сказал: «Я не видел». Но когда я поехал во Францию, я его купил. На языке он на английском, есть и на французском. Я его посмотрел и теперь вот подпрыгиваю, жду второго сезона. Обычная бытовая история. Действительно, Рим времен Цезаря. Цезаря, Антония. Цезарь еще вот-вот-вот. И там два легионера, через эту призму. Значит, один – разгильдяй и штрафник, понимаешь? Такой. А другой – кадровый офицер. И вот они вечно попадают … на фоне убийства Цезаря … попадают в разные бытовые истории. То у них знамя украли. Вот – чистая Россия. Знаешь, знамя части стащили! И их посылают, значит, отнять это знамя, найти. То там одного назначают гражданским чиновником. Но вот … просто … Это всё сделано! Это «Рим», сериал. Сериал «Рим» называется. Классный!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но, кстати, сейчас ведь Первый канал начал еще повторять «Остаться в живых». Это тоже сериал классный.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, да-да-да, классный, классный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Классный сериал, который тоже невозможно оторваться, смотришь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, что у нас тут просят у тебя …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Про «Доброй ночи» ничего никто не спрашивает?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спросили один раз. Про «Доброй ночи» на Первом канале я ничего не понял, потому что я ничего …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, давай я тебе тогда объясню. А может быть, потом народ присоединится. Это новая программа, премьера. Стартовала на этой неделе. Это – ночной разговор, такой телефон доверия в прямом эфире, что совсем поразительно. Начинается, правда, где-то в час ночи, но тем не менее – прямой эфир, без дураков, со звонками. Ведут две пары, через день. В первой паре Ирина Палей – это бывшая ведущая «Синего троллейбуса» на ТВЦ, тоже такой ночной разговор.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Помню, помню.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И с ней Семен Чайка – это радиоведущий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А вторая пара – это Ксения Стриж, которую, разумеется, все тоже знают и помнят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И с ней Борис Новодержкин. Он психолог и тоже какой-то ведущий тоже на радио. Но он очень частый гость разных шоу – дневных, женских и прочих. И там еще обязательный какой-то знаменитый человек в качестве гостя и психолог. Ну и разные темы. Темы удивляют, честно говоря, потому что, например, вот последняя была «Понты в нашей жизни». И вот на эту тему люди должны звонить, а здесь происходит разговор. Пока, мне кажется, что очень неудачно, потому что очень много в студии получается реально. Четыре человека …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там еще два гостя, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, два гостя, у каждого из которых свое мнение. Притом, естественно, самое интересное для каждого человека – поговорить о себе любимом. И любую проблему: от меня ушел муж, ко мне пришел муж и так далее – все переводят, говорят: «А вот у меня …». И естественно, у каждого есть совет, потому что мы знаем, что в этой истории – семейная жизнь, любовные дела – у каждого абсолютно есть возможность посоветовать. Поэтому вот я не очень понимаю, если б я, например, захотела бы позвонить с какой-нибудь проблемой по телефону доверия, я бы, наверно, не решилась это сделать. Потому что сидят очень веселые, очень говорливые люди, которым очень хорошо друг с другом. Но то, ради чего это затевалось, то есть вот звонки и  возможность некой психологической помощи, это, к сожалению, отходит на какой-то задний план. Плюс студия, которая напоминает какой-то пафосный то ли вокзал, то ли что-то, с каким-то освещением. На заднем плане сидят телефонистки вот так вот рядами. В общем пока мне это кажется не самым удачным. Воплощением, во всяком случае.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я могу сказать, что такие передачи … мы обсуждали с некоторыми телевизионщиками этот вопрос, в том числе когда-то с Костей Эрнстом. Я предостерегал их. Я говорил, что вот этот перенос этих вот такого позвоночного … историй в студию, когда нет картинки, работать не будет. Но он со мной не согласился. Посмотрим, может, получится. Это, кстати, не зависит от ведущих на самом деле.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но вот ты знаешь …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаешь, это не зависит от ведущих. Это просто формат не телевизионный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я вот вспоминаю «Синий троллейбус». При том, что там тоже множество было разных проблем, там была всё равно внутри создана некая интимная ночная атмосфера, маленький …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что там сидела Ирина Палей. К тому же. Там сидел человек, которому люди доверяли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну уж … Да. Хотя там опять же и у нее тоже были свои проблемы. Именно то, что ей больше всего нравилось самой давать советы, а не слушать своих гостей. А тем более сейчас, когда она на этом собаку съела, у нее это прорывается еще больше. Ты меня чегой-то сбил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я сказал про интимность…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, да-да-да. И там, хотя, конечно, не было картинки, не было ощущения, что ты как-то выходишь на некое очень публичное освещенное пространство и делишься какой-то свое интимной историей. А здесь вот это есть. И белее того, человек звонит … уточнение, как правило, уже не поступает. То ли это телефонистки делают, отключают. И дальше не понятно … психологу не понятно и он не может по телефону ничего сказать, потому что ему нужны детали, а деталей нет. Ну и дальше всё опять переходит «А вот у меня …А вот если бы это был мой муж … А если бы это была моя жена …» и так далее. В общем, это такое – чужую беду руками разведу. Но пока даже, в общем, и чужой беды тоже нет. Особенно трогает толкование снов. При этом люди звонят и несут какую-то чудовищную околесицу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Можно нам понесут околесицу, а то мы сегодня …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну давай, только без снов. Можно толковать сны не будем?

А.ВЕНЕДИКТОВ: 363-36-59, если у вас есть вопросы к Ирине Петровской или свои соображения по этому … по телевизионной неделе. Звоните. Вот, кстати, Оксана из Саратова спрашивает: «Неужели никому не нравится сериал «Клиент всегда мертв»? Шел по ТВ-3». Ты не знаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да нет, Оксана. Оксана, да нет же!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я в этом смысле тот самый клиент, который всегда мертв.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 363-36-59.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не смотрю я все сериалы. Я живая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А куда задвинули Курпатова и почему?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Курпатов, по-моему … Ну, Курпатов, во-первых, выходит. Единственное, что сейчас я вам точно не скажу день, то ли пятница, то ли суббота.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. «А мне нравится сериал «Камо грядеши» по Сенкевичу» – пишет нам наш римский друг Петроний. «Также шикарный еще сериал – народ завелся на сериалы – «Побег» по РЕН-ТВ. Уже второй сезон, а показывают – нельзя оторваться» – Анжелика пишет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Замечательно. Я тут встретила в «Рамсторе» человека …

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Я в «Рамсторе» его встретила» …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я встретила в «Рамсторе» человека, явно слушателя «Эха Москвы», который … я его не знаю, не мой знакомый … подошел и сказал так: «Ирина, ну в конце концов, уже скажите им, чтоб сериалов было поменьше». Я говорю: «Хорошо, я постараюсь».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты им говоришь это па радио всё время.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот я говорю … Я ему так и сказала: «Да я всё время говорю». Он говорит: «Еще раз скажите. Может, они прислушаются».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, хорошо. Я просто хочу сказать, я, по-моему, не объявил еще победителя … пока наши набирают телефон 363-36-59, это московский номер телефона … победителя про театр, извини, я забыл сказать, мне тут напоминают. Значит, на «Баядерку» у нас идет Андрей, чей телефон начинается на 091. На «Спартак» идет Валентина – 291. На «Спящую красавицу» идет Алена – 650 телефон. И Ольга идет на «Ромео и Джульетту» – 168. Напомню, что каждый по два. Я думаю, нам надо перевести телефоны, потому что у нас тут какой-то завис произошел. На наши старые телефоны: 783-90-25 и 783-90-26. А тут у нас произошел системный сбой в компьютере. Знаешь, когда у нас много телефонов, много звонков, у нас там всё это виснет. Вот это мальчики с кулаками. Итак: 783-90-25 и 783-90-26 – это телефоны прямого эфира. Звоните с вашими вопросами и мнениями Ирине Петровской. Неважно, как вы разделяете линию. Алло, здравствуйте, алло! Алло! Здесь нет, а здесь? Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как Вас зовут?

Слушатель: Михаил, Подмосковье.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Михаил.

Слушатель: Ирина Евгеньевна, очень интересная личность Махно. Может быть, Вы что-то скажете о новом сериале, который будет на следующей неделе. Если Вы знаете …

А.ВЕНЕДИКТОВ: А где будет, Михаил?

И.ПЕТРОВСКАЯ: На Первом канале.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На Первом, да?

Слушатель: Да, на Первом канале.

А.ВЕНЕДИКТОВ: О, спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: О-о-ой! Я, если, конечно, не ошибаюсь, видела кусочки этого сериала в прошлом году, находясь на отдыхе. Его показывали вот в этой, знаешь, есть, ну типа Первый канал-Интернешнл.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Интернешнл Первый канал, международка. Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Судя по всему, я не ошибаюсь и мне показалось, что это не шедевр. Вот так я скажу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мягковато получилось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мягковато, да. Значит, вот прошел, смотрите, сколько, год с момента, как я в прошлом году отдыхала. И вот сейчас он дождался своего часа. Если, опять же повторю, это он. Но сомневаюсь, что о Махно вдруг кинулись снимать много разных групп. Давайте посмотрим. Вообще-то, конечно, интереснейшая личность и очень было бы интересно, если бы это было хорошо. Но вот, говорю, мое ощущение по тому, что я тогда видела, было …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но я посмотрю всё равно, потому что я согласен с Михаилом – это должна быть достаточно интересная история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тоже посмотрю. В данном случае … вот это тот самый случай, когда я тоже посмотрю. Во всяком случае, сначала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сначала. 783-90-25 и 783-90-26. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Инна, Москва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, пожалуйста.

Слушатель: Мне очень понравилось, как Татьяна Толстая и Авдотья Смирнова вывели на чистую воду Платонова и ушли к крокодильчикам раньше времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это я не понял. Что Вы имеете в виду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А к крокодильчикам – это что?

Слушатель: В аквариум. В аквариум. К рыбкам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, просто …

Слушатель: Вот последняя «Школа злословия».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Вы можете объяснить по-русски – ушли …

Слушатель: Платонов вообще просто никакой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, а что, я не поняла, что такое аквариум и рыбки?

Слушатель: Ну, они сказали, что … в общем … Владимир Михайлович, Вы ничего … ни на что нам не отвечаете, чего-то Вы какую-то белиберду несете, нас идиотами выставляете, поэтому мы прекращаем передачу и идем в аквариум, к рыбкам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: О, это, между … А! То есть он их сделал на самом деле!

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, в этом смысле.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что, если ведущий покидает плато …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да ничего они не покидали. Нет, они …

А.ВЕНЕДИКТОВ: … значит он их сделал, а не они его сделали. Молодец, Владимир Михайлович!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Неправда! Это был конец уже программы. Они это сказали и похлопали просто, ну … окончание. Это была финальная фраза.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, Вы не поняли. Вы не поняли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Насколько я помню, они не вставали и не выходили из студии, а просто завершили программу на этой оптимистической, я бы сказала, ноте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я думал, что Владимир Михайлович. Следующий звонок. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Это Олег из Санкт-Петербурга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, пожалуйста, Олег. К Ирине, пожалуйста.

Слушатель: Да, вот, Ирина Евгеньевна, вчера показывали фильм по НТВ про какого-то разведчика, которого …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не разведчика, а шпиона. Вы, пожалуйста, термины-то выбирайте. Вы в России живете. А то ваша русофобия уже достала. Шпиона!

Слушатель: Хорошо. Вот как Вы относитесь то, что Березовский, например, как говорится, спонсирует «Другую Россию», Каспарова …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот смотри, как ты относишься, что Березовский спонсировал сначала Путина, когда он избирался в 99-м году …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, вначале вообще Ельцина …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну делал же это, делал? Делал. Вот. Борис Абрамович спонсирует всех … То Путина, то Каспарова – черт знает что!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, послушай. Это мне напоминает …

А.ВЕНЕДИКТОВ: То английскую разведку, то американский …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, это мне еще напоминает анекдот. Когда очень пожилой человек, 80-ти лет, приходит к доктору и говорит, как ему сделать так, чтобы у него были контакты с женщинами хотя бы раз в неделю. Он говорит: «А вам сколько лет? 90? Вы с ума сошли! По вашему возрасту в общем это вряд ли». А он говорит: «У меня соседу 95, а он рассказывает, что чуть ли не каждый день». А доктор говорит: «Так и вы рассказывайте!». Поэтому Борис Абрамович, мне кажется, может рассказывать всё, что угодно. Он даже, может быть, там, я не знаю – американский Конгресс спонсирует, еще что-то.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что это правда. Что он спонсирует дефицит американского правительства.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну хорошо, ну пусть он … Давай мы тоже будем рассказывать, что мы с тобой кого-нибудь спонсируем. Правда, нам не поверят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам не поверят. А вот Борис Абрамович … Олег, он Борису Абрамовичу верит. Он всегда звонит и все время верит Борису Абрамовичу. Олег, Борис Абрамович – в розыске. Вы когда-нибудь налетите! Но у нас про телевизор. 783-90-25 и 783-90-26. Алло, здравствуйте. Алло!

Слушатель: Доброе утро.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как Вас зовут?

Слушатель: Георгий Васильевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Георгий Васильевич. Ваш вопрос. Вы кого спонсируете?

Слушатель: Вы знаете …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот вы с Олегом, по-моему, работаете в паре уже, Георгий Васильевич.

Слушатель: Ну не знаю, как – в паре или нет, но вопрос будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но у вас звонок один за другим идет всё время – то вы впереди, то он впереди.

Слушатель: Бывает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Бывает, да. Вопрос, Георгий Васильевич.

Слушатель: Мне кажется, что, конечно, событие – это римейк «Шпионских страстей» мультфильма …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот! А я …А, Господи …

Слушатель: … и «Бравого солдата Швейка».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот. Я должен сказать, что вы как раз с Олегом из Санкт-Петербурга, Георгий Васильевич, вы вот про эти шпионские …Что – обычные опять: без авторов, без титров. Кто-нибудь из орденоносцев снимал. Да? вот этот вот прошпионский фильм. Ну как – без авторов, энтэвэшные эти вот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, там уже есть просто некая спецгруппа …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Которая работает… Что вы волнуетесь!

И.ПЕТРОВСКАЯ: … спецслужба, которая это делает. Отдел спецпроектов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Цикало на них нет … Цикало бы их построил, чтоб было хотя бы выразительно, что ли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя бы по тому, что нет титров, уже можно всегда понять, что это вот тот самый спецпроект.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это тот самый вопрос – верите ли вы анонимкам? Когда люди, журналисты, стесняются поставить свое имя … еще раз – стесняются, боятся …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Или это не журналисты, а те, которые должны скрывать по должности свои имена …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я должен сказать … журналисты … Ну как – оператор должен быть? Монтажер стесняется?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Свой тоже там. Свой. В погонах, но с камерой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это всё равно, как относиться к анонимкам – им можно верить, можно им не верить. Вот. Ну вот такая история. Поэтому, Георгий Васильевич, Олег из Санкт-Петербурга, вам бы познакомиться, пивку бы попить где-нибудь в Бологом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, Георгий Васильевич – неправда. Георгий Васильевич это говорит иронически, очевидно совершенно: римейк шпионский …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Олег тоже иронически. Олег-то всё знает тоже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я уже утратила способность в некоторых случаях понимать, где ирония, а где …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Ир, ну ты не понимаешь. Это вот…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот-вот-вот. Вот тут утратишь с вами, дорогие наши …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот мне пишут: «Дуня и Татьяна программу закончили раньше времени. Платонов сказал, что это первый случай, когда студию покинули ведущие».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, может быть. Я, вот видите, значит …

А.ВЕНЕДИКТОВ: «… Платонов об этом сказал в постскриптуме. Но он тоже говорит. Он тоже говорит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да. Значит, у меня какой-то был … в данном случае, я отключилась.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что, конечно, с Платоновым было некомфортно. Володя – юрист. Володя, действительно, округлый. Он очень легко выскальзывает из ловушек. К беседе с ним надо готовиться. Надо готовиться и прессовать, а не думать, что вот взяли … увидели …

И.ПЕТРОВСКАЯ: Должна сказать, что то ли благодаря тому, что они его всё-таки, действительно, постоянно пытались загнать в угол, то ли потому что он был уже к этому моменту раздражен, но хотя, надо сказать, держался – всё равно осталось какое-то от него не очень симпатичное впечатление. Но это тот самый случай, когда отношение ведущих живо передалось …

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ирина Петровская и наши постоянные соавторы этой передачи – Олег из Санкт-Петербурга и Георгий Васильевич, а также не постоянный соведущий Алексей Венедиктов были тут.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И будем еще.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А мы с вами встретимся в следующий раз в 14 часов. Я вам расскажу о нашем новом проекте. Мы решили, Ира, выбирать президента из литературных персонажей. Российского президента. Классической русской литературы. Новый проект, который предложили наши слушатели, кстати. Об этом – в 14 часов подробно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Прекрасная идея!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. Развлечемся!!!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире