'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Вот такие… Самого интересного никогда слушателям не расскажешь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это то, что остается за кадром.

К.ЛАРИНА: Да, вот только-только вот начали говорить…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ничего, ничего, у нас останется интересное. Не пугай наших дорогих радиослушателей.

К.ЛАРИНА: Это Ирина Петровская здесь…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: …и Ксения Ларина. Здравствуйте. Наши координаты в эфире: +7 985 970 4545 — смски присылайте, телефоны прямого эфира — 783-90-25 и 783-90-26. Здесь уже много чего пришло. Ну вот смотрите, Ирина Евгеньевна, я, к несчастью или к счастью, не посмотрела никаких концертов 9-го мая…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот я, к несчастью, посмотрела.

К.ЛАРИНА: …поскольку у меня были гости, и я предавалась роскоши человеческого общения. И поэтому телевизор вовсе не включала. Вот вначале утром посмотрела парад, и всё, потом не включала. Но вчера прочитала твою статью и поняла, что мы должны что-то еще добавить к тому, что ты увидела. Потому что, я так поняла, что культурный шок ты некий испытала, когда смотрела концертную программу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, понимаешь, это не то чтобы культурный шок, конечно, но просто мне какое-то время назад стало казаться, что самый, действительно, действительно, самый святой, такой самый искренний, самый замечательный праздник, который у нас есть, — День Победы.

К.ЛАРИНА: То есть последнее, что осталось, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну единственный, скажем так, если не считать Нового года, например. Но это общечеловеческое, совершенно не имеющее отношения к событию. Вот он все больше… Понимаешь, вот суть его, вот та пронзительность, которая в нем была и которую всегда мы ощущали, во всяком случае, наше поколение, уходит, замещаясь, заменяясь вот таким вот совершенно звонким пафосом и имитацией. Имитацией чувства, имитацией вот этой вот некой приобщенности нового поколения.

К.ЛАРИНА: Это ж давно началось уже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот я и говорю. Но это с каждым годом все больше усиливается. Вот этот концерт, который я посмотрела, на Красной площади, на самом деле, если не знать, что это ко Дню Победы, и время от времени отвлекаться, когда показывают лица немногочисленных стариков-ветеранов, то ощущение, что это действительно попса для молодых, для каких-нибудь активистов молодежных движений. И, с одной стороны, можно было бы, неверно, порадоваться – молодежь будет таким образом знать песни войны, песни о войне.

К.ЛАРИНА: Это на Васильевском спуске было?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот то, что на Красной Площади.

К.ЛАРИНА: Я просто прочитала в Живом Журнале, там свидетельства очевидцев. Что-то ты сказала про молодежную тусу. Значит, я прочитала в ЖЖ, что туда, оказывается, свозили тоже автобусами, как это принято сейчас, публику.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну естественно.

К.ЛАРИНА: Мало этого, допускали внутрь в майках «Единой России».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну так вот я тебе о том и говорю, что по картинке – это абсолютное вот это вот сборище… Не знаю – не сборище, ну концерт, митинг, не знаю, всё, что угодно, этих молодежных движений, потому что там не только, несколько я поняла, были майки «Единой России», там еще были какие-то аббревиатуры – «Молодая Россия» или какая-то.

К.ЛАРИНА: Ну так прокремлевские вот эти все, «Наши».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот эти вот движения. И совершенно очевидно, что на мероприятие, где присутствует Президент, так просто человек, мимо проходящий, мимо Красной площади, естественно, туда попасть не может. Наверняка это было всё по приглашениям. При этом ветеранов было ну крайне немного, на мой взгляд. А в основном вот эта вот вся туса, эти безумные крики ведущих. Ведущие – всё те же, которые и на телевидении. Хорошие, может быть, но просто, мне кажется, непопадание совершенное в стилистику.

К.ЛАРИНА: А им же все равно, что вести и что петь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В том-то и дело. Возвращаясь вот к этому, то, что я сказала, что может быть, таким образом молодые приобщаются, будут знать. Мне кажется, что наоборот, поскольку вот в этом исполнении, вот в этом во всем «вау!», вот эти бесконечные вопли, смысл-то теряется. И получается, что всё равно абсолютно, что петь, что слушать. Выходят одни и те же… Понятно, что других у нас теперь, наверно, уже и нету, и где их взять. Те же самые телевизионные певуны, которые бесконечно там торчат. Только единственное, что поют вот эти вот песни. Причем они, на мой взгляд, либо утрачивают смысл… Я сейчас не беру тех, кто действительно хорошо и с чувством исполнил песни. Там были, конечно же, Лановой с Гвердцителли, например.

К.ЛАРИНА: Лановой пел? Василий? Он прямо запел?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, вот они вдвоем пели с Гвердцителли. Василий Лановой, да.

К.ЛАРИНА: А что они пели?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вот сейчас не могу вспомнить, какую песню, потому что уже всё смешалось. Или там даже Басков, возьмем. Он нормально, по-человечески спел.

К.ЛАРИНА: Басков пел?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да ну все… Ну Басков не может ничего другого делать, хотя он ведет еще программу, но он пел.

К.ЛАРИНА: А Кобзон?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я имею в виду вот эти вот группы, фабричные. Вот абсолютно – через губу, всё равно.

К.ЛАРИНА: Да им пофигу, что петь. По барабану, я бы сказала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Более того, я тебе говорю, что смысл песни меняется. Потому что, когда выходят мальчики из проекта «Народный артист», трое, и поют «Три танкиста, три веселых друга», в форме, но при этом они как-то так друг с другом взаимодействуют и кокетничают, что я вдруг с ужасом понимаю, что песня…

К.ЛАРИНА: Не о том вовсе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …утрачивает для меня первоначальный смысл и приобретает некое, я бы так сказала, такое актуальное по нынешним временам звучание, явно, конечно же, не заложенное создателями этой песни. И всё это вместе создает ощущение вот такой вот… Ну, во-первых, действие для молодых, рассчитанное на молодых, хотя, мне кажется, пока живы еще вот эти вот старики-ветераны, всё-таки хотелось бы не просто формально уважать их чувства и оказывать им знаки внимания, пригласив, скажем, на этот концерт, но и, может быть, чуть-чуть более как бы консервативно к этому подойти.

К.ЛАРИНА: Путин-то как реагировал?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кто реагировал?

К.ЛАРИНА: Путин. Говорят, что он плакал.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Где-то в каких-то случаях даже да – там на «Журавлях», мне кажется, да, там была и слеза. Но тем страннее выглядят реплики, подаваемые периодически этими певунами в публику: «Ручки где ваши?» там, «Не вижу ваших ручек». Это к кому мы обращаемся – к ветеранам? К Президенту? К кому?

К.ЛАРИНА: К Президенту было бы, конечно, сильно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Такая вдруг вольность. Или эти обряживания в солдатские гимнастерки, причем с боевыми медалями и орденами на грудях.

К.ЛАРИНА: Это тоже давно началось. Ты вспомни, это давно началось. Я помню, одно из первых потрясений у меня было, когда Александр Розенбаум в честь своего юбилея нарядился в костюм какого-то там адмирала и выступал – полный кавалер всех орденов и медалей, которые только существуют в природе. Понимаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну хочется, да, спросить – где покупали ордена, да, на каких развалах? На Арбате или где?

К.ЛАРИНА: Понимаешь, это давно уже повелось. А что это, откуда это взялось, я не понимаю. Это давно повелось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну от того, что это повелось или не повелось, тем не менее, для меня не исчезает это ощущение, что всё это становится таким тоже бутафорским. И совершенно не важно, какой там повод. Ну вот, в данном случае Победа. И вот эти скандирования. Эксплуатация, я бы сказала, достаточно святых, в общем, понятий. И Россия – тоже святое понятие. От того, сколько не кричи, оно слаще, что называется, не станет. Эти девушки, сидящие на плечах у юношей!

К.ЛАРИНА: А потом удивляемся. По барабану, Ира! Что около посольства Эстонии стоять неделю, что песню «Три танкиста» спеть – по барабану абсолютно!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, да, вот я о том тебе и говорю. Ощущение абсолютно какой-то вот формальности от этого и замены искренности и чувства вот этим вот пафосом, в том числе и патриотическим. В связи с этим могу сказать, что вот мне кажется, наиболее точной какой-то и адекватной событию была программа канала «Культура» именно в День Победы, потому что там показали и действительно лучшее из военного кино – ну, кино о войне: «Баллада о солдате», «Белорусский вокзал», тут же была программа о Нине Ургант очень хорошая – «Острова», до, предваряющая «Белорусский вокзал». Кстати, ужасно опять же пели все эти «народные артисты» «Белорусский вокзал». То есть не «Белорусский вокзал», а «Здесь птицы не поют».

К.ЛАРИНА: Я поняла. Забудь, не вспоминай. Ой, окуджавский какой был концерт замечательный! Ой, вообще!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот, вот, я к этому подхожу. Поскольку 9-го мая у Булата Шалвовича день рождения, то единственный в общем канал… За два дня до этого, правда, был концерт, который показал, ну правда в ночи, канал ТВ-Центр. Тоже посвященный Окуджаве.

К.ЛАРИНА: Я тоже посмотрела. Тоже хороший. Он не этого года, по-моему. Но очень хороший.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не этого, неважно. Но всё равно. А здесь, во-первых, был фильм – он второй раз был показан по телевизору, очень мне нравится, мне вообще очень нравится кино, которое делает Владислав Виноградов. Это очень известный санкт-петербургский документалист. Он делал вот эти фильмы прекрасные – «Вам возвращаю Ваш портрет», «Я помню чудное мгновенье», «Мои современники». То есть он в основном на эту тему – шестидесятники, песни и искусство, которые близки шестидесятникам. Так вот, это был фильм «Арбатский романс», посвященный памяти Булата Окуджавы. Там были потрясающие кадры, которые сделал Юра Рост. Он поставил камеру — он там рассказывал — во время прощания с Окуджавой, ну, десять лет назад. И он поставил камеру, которая просто пять часов снимала людей, которые шли мимо гроба прощаться с Окуджавой. И это, ну вот мы говорили про лица людей, которые совсем недавно приходили прощаться с Ельциным. Совершенно разные, я не сравниваю здесь, фигуры, но, тем не менее, что называется, один тот же электорат. Потрясающие лица. Очень какие-то щемящие, точные высказывания об Окуджаве, о его значении, о том, что он сделал для нас. Как сказал Рост, что «он очень нашу жизнь украсил». Вот. Ну жалко, кто не видел. Даже к теме личной жизни Окуджавы и существовавшей в последние его годы еще любви — действительно, все это более или менее знают – он тоже как-то тонко подошел, не педалируя эту тему, используя и песни Окуджавы, и стихи, огромное количество фотографий.

К.ЛАРИНА: Это 9-го мая тоже было показано?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это всё было 9-го мая, а сразу вслед за этим вот начался этот концерт, традиционный в Переделкине, в доме-музее, где тоже было много очень хороших людей, которые и свои песни пели, и, естественно, окуджавские, и стихи читали. И опять, вот эти люди сидящие, пришедшие туда, вот это вот – ну «два мира – два Шапиро», когда сравниваешь, а это параллельно шло, поэтому я периодически переключала и подсматривала этот концерт на Красной площади и, естественно, потом зависала на концерте в Переделкине. Вот правда, вот совершенно другая нота и… Там тоже, конечно, говорили о Победе и о войне, но совершенно с другой интонацией. И тот же Рост сказал совершенно правильно, что у Окуджавы было, как у многих, чуть ли не у большинства фронтовиков, восприятие войны совершенно не пафосное, не кричащее, а очень драматическое, очень тихое, очень интимное. И он на эту тему в общем крайне мало говорил в обыденной жизни, но писал, конечно. Да и, в общем, мы знаем стихи его, песни – там тоже нет вот этого гремящего пафоса.

К.ЛАРИНА: Ир, можно я тебе задам вопрос уже другой, на другую тему?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай.

К.ЛАРИНА: Или я сошла с ума или новостей в десять часов на НТВ больше нет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не. Значит, это произошло… Вначале я обратила, естественно, на это внимание — это было в майскую неделю – и решила, что это связано с праздниками. Хотя это первый раз на моей памяти…

К.ЛАРИНА: На две недели затянувшиеся праздники.

И.ПЕТРОВСКАЯ: … чтобы вообще отменяли десятичасовой выпуск. На этой неделе его тоже не было. Причем я автоматически продолжаю в десять часов переключаться, а там идет сериал.

К.ЛАРИНА: То есть, получается, две недели уже нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Я специально перед тем, как сюда ехать, посмотрела программу следующей недели и обнаружила, что теперь выпуск этот будет выходить в 22.45. То есть впервые за много-много лет меняется сетка, и, видимо, это уже…

К.ЛАРИНА: А с чем это связано?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю. Не знаю, с чем это связано, но в 22.45. И, например, программа «К барьеру!» будет выходить в 21.45, до этого. Или там в 21 с чем-то.

К.ЛАРИНА: Ага, понятно – на час.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но в принципе, конечно, это удивительная вещь, вот это вот обращение с информацией, я имею в виду телевизионщиков, с телевизионной аналитикой, которая исчезает на все праздники. Например, первые «Времена» познеровские выйдут аж через неделю, то есть в конце следующей недели. Ну, «Вести недели» и Толстой, кажется, будут уже в конце этой недели. Но так ли иначе все равно вот эти все наши гуру удаляются.

К.ЛАРИНА: А «Школа злословия»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Школа злословия» на следующей неделе будет, ну то есть в понедельник, и там будет Элла Памфилова. Но «Школа злословия», кстати сказать, не было перерыва, потому что в минувший понедельник она была, и там был гость Александр Беляев – это метеокомментатор.

К.ЛАРИНА: И про что они говорили? Про погоду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не только. Ну вообще про погоду, хотя… Я тоже, между прочим хотела на эту тему что-нибудь съязвить, но потом подумала – наверно, людям интересно. Не только про это, а про то, как адаптировать научный язык для обычного человека, стоит ли это делать. Ну, там много было вот таких вот поворотов. Не могу сказать, что это был очень увлекательный разговор. Ну о погоде, о воде. О воде много, потому что по своей основной специальности Александр Беляев, оказывается, гидролог, а это как раз специалист, изучающий воду. Вот у нас был фильм такой документальный «Вода», а теперь вот еще можно поговорить о воде.

К.ЛАРИНА: Про «Эйфорию» спрашивают. Я вчера в первый раз за все существование этой программы, может, в связи с тем, что погода такая – не могла уснуть никак я. Короче говоря, посмотрела и фильм, и обсуждение. Ну не знаю, мне фильм очень нравится. Я его смотрю второй раз…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А мне фильм очень не понравился, я честно скажу, хотя я старалась как-то себя настроить. Я в этом смысле тут солидаризируюсь с мнением и Быкова, и Любови Аркус.

К.ЛАРИНА: И кого еще?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Еще несколько человек там было. Волобуев, по-моему, Роман, из журнала «Афиша».

К.ЛАРИНА: А я солидаризируюсь с мнением Камы Гинкаса, Александра Андреевича Проханова, Андрея Панина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот видишь, как прекрасно – вот мы бы сидели с тобой, если б нас позвали, мы бы сидели с тобой на разных скамейках, друг против друга.

К.ЛАРИНА: Мне очень нравится это кино.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А мне не нравится это кино, именно в силу того, что я не могу там понять ни мотивов этих поступков, ни этих движений. То есть, в принципе, вот так, если я захочу, естественно, я тоже буду трактовать это как символы, как… Ну понятно, как можно кино трактовать. Оно очень красиво снято, там все время каждый кадр – такой образ. А более ничего, честно сказать, я в этом не увидела. Абсолютно бессмысленные, действительно, какие-то … Убийство коровы, укусы бешеной собаки, ребенок, который так более и не появился, и… ощущение, что это не люди, к сожалению, ну вот у меня такое ощущение, а вот что-то уже такое тоже животное. И они существуют, они утратили способ адекватно разговаривать: а чё? а ничё! Ну вот так вот и получается – действительно: а чё? а ничё. Поэтому кино как таковое мне не понравилось. Но я еще раз повторяю, что в этой рубрике мне более всего интересно как раз обсуждение, потому что я, не будучи, скажем, кинокритиком, тоже ловлю себя на мысли, что мне необходимо сверить свои впечатления и услышать те аргументы — а они всегда есть, в силу того, что кто-то за, а кто-то против, — которые убеждают меня в правоте собственной позиции. А Гордон тебе понравился в качестве ведущего?

К.ЛАРИНА: Не скажу, что да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да? А мне вот он нравится как раз.

К.ЛАРИНА: А я потому что знаю, почему он мне не нравится в этой передаче.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Почему?

К.ЛАРИНА: Потому что он очень хочет быть режиссером, кинорежиссером Александром Гордоном. Понимаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что вот здесь, в данном случае, я это совершенно не прочитываю.

К.ЛАРИНА: А я вижу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А это ты просто знаешь. Да?

К.ЛАРИНА: Нет, я это вижу, потому что он очень субъективен, собственно говоря, как мы все, это понятно. Мне кажется, что, как ты сама это всегда говоришь про то, что ведущий не должен ни на чью сторону вставать. Мне кажется, что он должен меньше высказывать собственного мнения по поводу просмотренного…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, этого раз от раза, между прочим, раз на раз не приходится.

К.ЛАРИНА: …и иронизировать, а уж тем более иронизировать по этому поводу. Уж он как человек, который работал в кино, должен понимать, что это такое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю, меня в данном случае вот это вот не раздражает.

К.ЛАРИНА: Хотя это всё, всё, о чем мы говорим, всё это не имеет никакого значения, потому что это хорошая программа. Она — нужная вещь, какое бы ни было кино, какой бы ни был Гордон, какое бы ни было обсуждалово. Это интересно в любом случае.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что там , знаешь, чего… Нет, еще вот чего – разговор временами уходит от конкретного обсуждения конкретного кино, а переходит еще и параллельно на контекст, на обсуждение, действительно, как он там правильно говорит, что эта программа еще и о нас, и о нашей жизни, о том, как видят…

К.ЛАРИНА: Да, да. Хотя мне… Есть персонажи, которых я видеть не могу – из всех утюгов лезут уже. Уже не могу их слышать и видеть. И я с ними не хочу ничего сверять, понимаешь? Кем бы они ни являлись.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну дело в том, что…

К.ЛАРИНА: Ну Проханов уже про всё, понимаешь? Про всё уже Проханов говорит… И.ПЕТРОВСКАЯ: …мы же много раз говорили, что сформировалась такая медийная десятка. Они – беспроигрышные, потому что они всегда обострят, если нужно обострить. Они…

К.ЛАРИНА: Веллер!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Веллер, да.

К.ЛАРИНА: Ну сколько можно!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Пойдут, полезут на…

К.ЛАРИНА: Быков! Ну сколько можно! Дайте мне кого-нибудь другого!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Быков мне, тем не менее, интересен.

К.ЛАРИНА: Дайте мне другого человека уже!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нельзя говорить параллельно вот так вот. То есть не параллельно, а вместе…

К.ЛАРИНА: Нас все слышат.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …потому что потом, знаешь – расшифровка: «неразборчиво».

К.ЛАРИНА: «Неразборчиво». Или: «говорят вместе».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот что поделаешь? Очевидно, это условие существования вот этих вот ток-шоу. Очевидно, так же, как существуют для ток-шоу стоп-листы, то есть это список людей, которых нельзя звать ни при каких обстоятельствах, а есть, очевидно, и вот этот вот лист, как это сказать, интересно, антоним к стоп-листу?

К.ЛАРИНА: Бегунок.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Бегунок, да: обязательно позвать вот этих! Вот они и перебегают с одного канала на другой…

К.ЛАРИНА: Ужасно! Вот Кама Гинкас мне было бы очень интересно, что говорит. Неожиданное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А Кама Гинкас вообще сам по себе очень интересен. Он совершенно не медийный вот в этом вот ужасном смысле.

К.ЛАРИНА: И в такой передаче он впервые, когда он высказывается даже не о спектакле, а о фильме.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, очень интересно. А представляешь себе, сколько людей, которые, в принципе, телевидением не востребованы, которые могут очень интересно говорить! Они сами по себе личности.

К.ЛАРИНА: Да представляю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но крайне редко, потому что нужно, чтобы зритель сразу цеплялся за совсем уже заезженные знакомые лица и ждал некоего скандальчика небольшого. Видимо, вот такая логика.

К.ЛАРИНА: У нас сейчас новости, а я прошу оратора подготовиться к ответу на вопрос про вчерашнюю передачу «Момент истины». Ты видела что-нибудь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, к сожалению.

К.ЛАРИНА: Мне тут все пишут какие-то письма. Я часть видела, но я не могу обсуждать это, потому что потом Караулов в суд подаст на меня за то, что я что-нибудь не то сказала. Но здесь какая-то странная история – там склоняли почему-то журналистов «Эха Москвы». Не очень понимаю, по какому поводу. Я получила одну телеграмму в предыдущей передаче «Все на выход», где меня спросили – «где миллионы, про которые Караулов говорил?», что мне тут… якобы, миллионы я получаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ты получаешь?

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Поделишься? Сейчас пока, в паузе.

К.ЛАРИНА: Караулов знает, ему виднее, где…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так может, на него нам…

К.ЛАРИНА: …может, у него спросить?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А нет, в суд подать, ты что!

К.ЛАРИНА: Так что про миллионы Караулова, пожалуйста, нам напишите поподробнее.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Вот Олег Георгиевич пишет: «Госпожа Ларина, вы вчера испытали шок от спектакля, а мы испытали шок от передачи Караулова, который рассказал, какие вы миллионы долларов получаете за антироссийскую пропаганду». Вот за что купил, за то и продаю – это я цитирую слушателей наших.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А шок-то испытали, потому что такое доверие безграничное, интересно, к товарищу Караулову?

К.ЛАРИНА: Ну, наверное, наверное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А товарищ Караулов, он за копейки трудится, очевидно, да? То есть такой вот он абсолютно бескорыстный.

К.ЛАРИНА: Ты тут будь осторожна…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А я ничего, я не утверждаю – я просто предполагаю, что человек, который осмеливается обвинять других в том, что они получают там, он сам должен быть исключительно… я просто думаю так, я мечтаю, — что сам этот человек чистейший агнец божий, белейший, и вообще исключительно работает за идею. Ну браво, браво! У нас таких, в общем, немного осталось. Можно даже сказать – один такой.

К.ЛАРИНА: Ну, я надеюсь, что мы что-нибудь еще другое получим по поводу телевизора. Что-нибудь более интересное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дай я еще скажу, потому что вчера я посмотрела, мне кажется, очень интересную программу. Она первый раз вышла, то есть, вернее, название было уже – называется «Громкое дело», на Ren-ТВ. Но это вот они сейчас вводят новый формат, который будет выходить раз пока в месяц.

К.ЛАРИНА: Это что такое?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это, ну такая тоже попытка спецрепортажа, вот типа «Профессия – репортер». Расширенный – два больших было в рамках этой программы репортажа. Один – из Чечни, о Рамзане Кадырове и с участием Рамзана Кадырова, а второй – по поводу вот этих вот зон, куда собираются перенести все игровые заведения и казино. Алтайский Край, и там корреспондент побывал на месте и поговорил с местными жителями. Ну и потом, естественно, параллельно показывают Лас-Вегас и некоторые опасности, которые подстерегают вот такого рода зоны. Но этот второй сюжет мне в меньшей степени был интересен. Очень был интересен сюжет о, как они там сказали, «В гостях у сказки» – о Рамзане Кадырове. Сделано ювелирно.

К.ЛАРИНА: А кто это делает?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это делает, я так понимаю, та же бригада, что делает «Неделю» Марианной Максимовской. Вот. Ювелирно сделан сюжет, не подкопаешься.

К.ЛАРИНА: Про Рамзана?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну конечно, да. Ну то есть примерно, как вот в стиле старого журнала «Корея», рассказывается о достижениях товарища Ким Чен Ира или Ким Ир Сена, но всё абсолютно понятно. И совершенно невероятные вот эти вот его владения в его имении родовом, как это, Центарой называется или что? Что-то невероятное, действительно. Этот культ, эти портреты! Эти соратники, в основном родственники, которые говорят… Там младенца показывают такого, лет двух, наверно, ну трех – в бурке, в папахе. И папа, вице-премьер, подносит его к портрету Рамзана и говорит: «Хочешь быть таким, как Рамзан? Всё равно не будешь – таким невозможно стать. Но должен пытаться!». Вот. Потрясающе, очень интересный сюжет. Давно не видела.

К.ЛАРИНА: «Громкое дело».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это в рамках. «Громкое дело» там выходит и выходило… Мы знаем, там в рамках этого «Громкого дела» были и фильм, посвященный Анне Политковской, и расследование убийства Литвиненко. Но вот сейчас, раз в месяц, насколько я знаю, они будут пытаться вот на этом поле экспериментировать и играть. То есть такие расширенные большие и, я бы сказала, очень качественные сюжеты.

К.ЛАРИНА: Ир, а вот еще у меня к тебе вопрос. Я видела в программе, а уже в эфире не видела, была передача заявлена 9-го мая, которую ведут Ширвиндты, отец и сын. Это что такое?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Она есть, появилась. Она буквально второй, по-моему, раз выходила. Первый был, когда на канале ТВ-Центр вспоминали Андрея Миронова. Да видела ты. Это не студия даже, а, насколько я знаю…

К.ЛАРИНА: А, да. Ну это такая, как «Голубой огонек» такой был. В таком же ключе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, своего рода. Ну «Голубой огонек», посвященный одному персонажу. Называется «Браво, Артист!». Это ресторан «Архитектор», и там собираются за столиками все люди, которые знали того или иного…

К.ЛАРИНА: То есть тематический выпуск.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я бы сказала, не тематические, а именные. То есть был первый Андрей Миронов, потом был большой перерыв. И вот вышел выпуск, посвященный Юрию Никулину. И там рассказывают, там и родственники сидят, и те, кто с ним работал в кино, в цирке, где угодно, и вспоминают, рассказывают, показывают фрагменты из фильмов, фрагменты из его выступлений цирковых. Ну, мне кажется, это, в общем, имеет право на существование. Он такой получается немножечко, как и всё на канале ТВ-Центр, немного архаично, но в целом пусть будет и такое – без «вау!» там, без воплей. Ну, сидят люди и просто вспоминают вот хорошего человека, что называется. На этой неделе будет…Или на этой или на следующей Любовь Полищук.

К.ЛАРИНА: Это еженедельная программа?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не могу сейчас тебе ответить на этот вопрос. Кажется, раз в две недели, но могу ошибаться. Надо посмотреть. Вот Любовь Полищук… Ну тоже самое. А ведущие – Александр и Михаил Ширвиндты.

К.ЛАРИНА: А, вот: «Прокомментируйте, пожалуйста, высказывание вчера Караулова о том, что Березовский за миллионы долларов купил некоторых журналистов «Эха Москвы».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Прокомментировали уже. Караулов, видимо знает, ему, видимо, рассказывал лично Березовский. Может быть, у него есть счета, то есть не счета, а документы. Потому что, если, например, таких документов нет, то, мне кажется, это способ тоже… Есть способы в нашем государстве каким-то образом выяснить отношения с Карауловым. Комментировать здесь нечего, понимаете? Комментировать это абсолютно бессмысленно. Говорить, что он НЕ купил за миллионы, даже, может быть, за десятки рублей – это всё равно, вот в этом и ужас подобного рода произведений. Слово сказано, оно всегда ложится на очень благодатную почву, потому что огромное количество людей всегда подозревает корысть в действиях журналистов, особенно оппозиционных. А вот остальных, не оппозиционных, никто… Никто им денег не платит, никто ничего не покупает. Поэтому бессмысленно говорить «купил» и бессмысленно отвергать, что НЕ купил, допустим, и доказывать — НЕ купил. Да, у Березовского в свое время… Ему принадлежал, между прочим, фактически ОРТ, Первый канал.

К.ЛАРИНА: И Эрнст.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, не будем сейчас тоже говорить, но так или иначе. Значит, все, кто существовали тогда, в этот период, все были куплены, если в этой терминологии говорить, Березовским.

К.ЛАРИНА: Ир, мы не знаем, что он имел в виду. Мы с тобой сейчас обсуждаем то, что присылают нам наши слушатели.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но я еще раз говорю, поскольку это не первое такое высказывание, значит, скорее всего, звучало именно так, что «купил». Дело в том, что у любого средства массовой информации во всем мире, если только это не принадлежит государству, а государству во всем мире практически ничего не принадлежит, в этом и есть смысл и как бы условия существования определенной свободы слова, потому что государство не может влиять на многие каналы и СМИ, а есть у каждого свой хозяин, и поэтому из многообразия мнений… да, допустим, каждый принадлежащий тому или иному хозяину, мы тысячу раз об этом говорили, о чем-то умалчивает или что-то делает или говорит в угоду этому хозяину, но на всем остальном пространстве оно свободно. Так же и другое. И поэтому складывается определенная картина. И естественно, деньги, которые получают журналисты во всем мире, да, им платит этот хозяин, владелец. Правда, он, как правило, не имеет по Уставу права и возможности вмешиваться в редакционную деятельность, он назначает главного редактора, и дальше идет некое разделение.

К.ЛАРИНА: Вообще-то, Березовский никогда не владел радиостанцией «Эхо Москвы».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Короче говоря, Березовский, во-первых, не владел, а во-вторых, да, был период, когда у нас были владельцы тех или иных каналов.

К.ЛАРИНА: У нас сейчас «Газпром» нам платит деньги.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, а теперь «Газпром» платит деньги. А кому-то, вот я говорю, в свое время ОРТ, платил деньги, и, я думаю, немалые, тот же самый Березовский. Потом, когда ОРТ перепрофилировалось, естественно, об этом попытались либо забыть, либо полить еще своего бывшего хозяина – это очень в наших традициях – ушатом, наполненным определенной субстанцией.

К.ЛАРИНА: Веществом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, веществом. И поэтому все эти, которые пытаются сегодня рядиться в белые одежды, мне кажется, это все… ну, было б, конечно, смешно, если б не было так грустно, потому что это сейчас особенно «опасно», в кавычки берем, нападать на такого рода персонажей и устраивать такого рода разоблачения и расследования.

К.ЛАРИНА: Возьмите наушники.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Беру. Да, я, кстати, к Березовскому тоже никогда не имела отношения, поэтому…

К.ЛАРИНА: Чиста.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В этом смысле да. Но работала в разных СМИ, которые принадлежали разным в разное время владельцам.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, напомним наши телефоны – 783 90 25 и 783 90 26. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. А можно рассказать о концерте, посвященном Окуджаве, на трубной площади?

К.ЛАРИНА: Знаете, уже нет, поскольку мы все-таки сейчас говорим про телевизионные программы, а про культурные программы мы говорили в прошлом часе. Спасибо большое. Следующий звонок. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Милые женщины…

К.ЛАРИНА: Как зовут вас?

Слушатель: Меня звать Анна Алексеевна.

К.ЛАРИНА: Да, Анна Алексеевна.

Слушатель: Мне 78 лет. Я не буду врать. Я не говорю о концерте – я плакала о таком концерте безобразном. Я говорю о Караулове. Я очень точно просмотрела – да, список кто-то там подавал. «Эхо Москвы» было самое последнее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А список-то чего?

Слушатель: Тех, кого Березовский… ну, как это называется по-вашему?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Спонсировал, допустим.

Слушатель: Да-да.

К.ЛАРИНА: Сегодня? Сейчас? Или когда-то?

Слушатель: Раньше-раньше. Но Караулов, даю вам честное слово, ни разу не вспомнил «Эхо Москвы», ни о каких миллионах он не говорил, так что если вам нужно, вот на этих людей, которые вам это написали, и подайте в суд.

К.ЛАРИНА: Анна Алексеевна, спасибо вам большое, вы не переживайте.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, вы не пугайтесь так – мы же не говорим, что мы вот немедленно, сию секунду подаем. Дело в том, что нам необходимо будет посмотреть распечатку, а потом уже… то есть, опять же, «нам» — не нам, а если сочтет возможным и уязвленным руководство радиостанции, если действительно там что-то содержалось…

К.ЛАРИНА: «На экране у Караулова прошел перечень организаций, которые куплены Березовским, – там была «Другая Россия» и «Эхо Москвы» — пишет нам Галина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, но можно не сказать словами, а дать это в виде надписи в кадре. Ну чего тут это обсуждать-то? Дело в том, что я тоже как-то в свое время, в прошлый, что ли, раз, или две недели назад, призывала к некоторым программам не относиться всерьез, вот так вот, с такой агрессивной серьезностью, точно так же для меня и эта программа – она по-своему тоже «в гостях у определенной сказки», только с другим знаком. Ну что поделаешь? У всех свое восприятие, мы уже в свое время зарекались об этом говорить «вааще».

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, следующий звонок. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Как зовут вас?

Слушатель: Меня зовут Рамин, я с большим уважением отношусь к «Эху Москвы» и к вашей программе.

К.ЛАРИНА: Да, слушаем вас.

Слушатель: И я бы хотел, чтобы вы прокомментировали вчерашний эфир Матвея Ганапольского…

К.ЛАРИНА: Не будем комментировать никакой эфир Матвея Ганапольского, поскольку в этой передаче мы не комментируем эфиры радиостанции «Эхо Москвы», а даже совсем наоборот, мы комментируем программы, которые показывают по телевизору.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот называется «Человек из телевизора», а можно сделать еще такую – «Человек из радиориемника».

К.ЛАРИНА: Да. Следующий звонок. Пожалуйста. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый день. Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Юрий из Петербурга.

К.ЛАРИНА: Слушаем.

Слушатель: Я вот хотел как раз включиться по этому поводу. Я вчера смотрел этот фрагмент и могу сказать, как оно было, что имелось в виду в передаче Караулова.

К.ЛАРИНА: Давайте.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Слушаем!

Слушатель: Вы меня слушаете, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Конечно.

Слушатель: Значит, было таким образом – он убрал интервью, сотрудники бывшие или действующие рассказывали о схемах обналички, как деньги передаются из Лондона туда-сюда, упоминалось имя Березовского. В это время камера плывет – продавец газет, и у него лежат газеты, крупным планом показана «Новая газета», вторую не запомнил, и он задает уточняющие вопросы, Караулов. Рассказывается, я, кстати, видел этот фрагмент, наблюдая в Питере «Марш несогласных», как выхватывался этот плакат, и тут же камеры перед ним снимали. Вот вы помните же «Марш несогласных» — там же был плакат «Березовский, мы с тобой!», то есть такое пристегивание, и Караулов очень грамотные вопросы задает. А в это время на экране, он не говорил этого, но на экране плывут титры, что Березовский… ну, не помню, как там, в каких формулировках, по каким-то там источникам чего-то, передавал крупные суммы журналистам «Эха Москвы». То есть в его устах этого не было, но на фоне всех этих разговоров проплывали такие вот по экрану титры.

К.ЛАРИНА: понятно. Спасибо вам большое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Понятно. В общем, более или менее, мы составили представление.

К.ЛАРИНА: А собственно, пусть Венедиктов разбирается с этим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну естественно, не мы ж с тобой пойдем разбираться. Мне кажется, вообще, давайте уже тему эту как-то отставим, потому что…

К.ЛАРИНА: Значит, во-первых, мы поменяем сейчас телефон. Я телефон сейчас объявлю другой – 363 36 59. Я могу сказать, что это телефон с определителем, да? да, с определителем номера, чтобы нам не мешали всякие придурки общаться с приличными людьми. Так что имейте в виду. 363 36 59 – телефон прямого эфира, по которому вы можете звонить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, там очень хорошая история, потому что когда определяется номер, после этого очень скоро по этому адресу приходят люди.

К.ЛАРИНА: Алло.

Слушатель: Алло.

К.ЛАРИНА: Да-да, здравствуйте.

Слушатель: Это Зинаида Борисовна звонит, Москва.

К.ЛАРИНА: Да, слушаем.

Слушатель: Я звоню по поводу… тут включила передачу «Дом-2», так там голосование было о том, кого выселять, там уже голоса стали продавать друг другу.

К.ЛАРИНА: Да что вы!?

Слушатель: Да, такой безобразие. Карасеву там вообще уже гнать надо. А потом этот вот журналист, который работал на ТНТ, Колганов, который когда свадьба была у Алсу, он хотел сфотографировать, сейчас там он работает, и ему Собчак без конца дает рекомендацию, оставляет его каждый раз – ребята голосуют против него, а она опять оставляет. Что такое?

К.ЛАРИНА: Какая прелесть, Ир! А? ты поняла?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я поняла, что Зинаида Борисовна…

К.ЛАРИНА: Что все не зря в этой жизни?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …абсолютно подсела на эту программу, живо болеет, переживает все, что там происходит. Кстати, я в свое время, год или два назад, наверное, год, читала, такое исследование произвели на канале ТНТ по целевым аудиториям этой программы, и выяснилось, что помимо целевой, действительно, аудитории совсем молодых людей, там присутствует достаточно большой процент людей, что называется, таких, уже возрастных и именно женщин. И мотивация, что они смотрят – во-первых, пытаются таким образом понять молодых, их модели поведения, взаимодействие, через это понять своих внуков, почти уже наверняка, даже не детей. Это очень любопытно. Ну что можно тут сказать?

К.ЛАРИНА: Ну что тут скажешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: События там накаляются. Три года «Дом-2», по-моему, отметил только вот совсем недавно. Поэтому там уж, ясно, своя жизнь идет. уже там Карасева, по вашему мнению, ни в какие ворота, но я, к сожалению, утратила вот это вот… прекратила следить за перипетиями. Знаю только, что периодически там показывают… я, во всяком случае, натыкаюсь, на повторы, и уже не понимаю, кто там есть, кто выбыл, кто ушел, кто пришел. В общем, мне кажется, мой прогноз сбывается, что некоторые люди там будут до конца своих дней пребывать и потом отправятся на почетную пенсию в «Дом престарелых-1».

К.ЛАРИНА: 363 36 59 – именно этот номер телефона мы сейчас используем в общении с вами. И я включаю следующий звонок в эфир. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый день. Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Отари.

К.ЛАРИНА: Отари, пожалуйста.

Слушатель: Мне просто одна вещь удивляет, потому что Березовский – это человек Путина…

К.ЛАРИНА: Нет, мы на эту тему говорить с вами не будем, уважаемый Отари. Это уже не к нам, это уже за рамки телевизионного проекта выходит разговор. Следующий звонок. Алло, здравствуйте. Нет, не получается.

Слушатель: Алло, добрый день.

К.ЛАРИНА: добрый день, как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Наталья. Я хотела бы сказать о прекрасном концерте военных песен Светланы Безродной.

К.ЛАРИНА: Это где было?

Слушатель: Это было на «Культуре», где пели и Кортнев, и замечательная девочка пела песню Клавдии Шульженко, негритянка. Великолепный был концерт, просто великолепный!

К.ЛАРИНА: Это 9 мая было?

Слушатель: Да.

К.ЛАРИНА: Как-то мы пропустили. Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я кусочки тоже видела. Я говорю еще раз, что 9 мая программа была как-то исключительно точно составлена, и там еще я, кстати, отметила бы, что была «Линия жизни». По-моему, это был повтор, но очень своевременный, Петра Тодоровского. И там все очень как-то логично одно из другого вытекало. Вот это надо было построить – Нина Ургант, потом «Белорусский вокзал», где песня Окуджавы и Шварца «Здесь птицы не поют», потом к самому Окуджаве в фильме об Окуджаве – о нем говорит Петр Ефимович Тодоровский, потом вот этот вот концерт, и потом «Линия жизни» с Тодоровским, и завершающий аккорд уже – «Военно-полевой роман», который я начала смотреть, думая, что я сейчас несколько минут посмотрю и пойду себе уже работать, и естественно, досмотрела практически до конца. И там они были, кстати, в межпрограммном так называемом, но даже это не межпрограммка, я б так не назвала, но они еще показывали все врем хронику, хронику на песнях – такой вот типа киноконцерта, но тоже очень хорошо все это сделано. И кстати, меня удивило в этот раз знаешь что? Что минута молчания такая ритуальная вещь, уже это длится сколько там? 32, по-моему… нет, какое 30, 42 года! В 65-м году, по-моему, первый раз, к 20-летию Победы, придумали это еще с Месяцевым во главе Телерадиокомитета, и с тех пор, в общем, не очень существенно менялось это. То есть это поменялось потом, в новые времена, текст, туда добавили другие цифры погибших, вспоминают еще и людей, погибших в наших лагерях в том числе.

К.ЛАРИНА: Это при Ельцине было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. А в этот раз меня удивило – может, я в прошлый не заметила? – что как-то очень сокращенно. Там после того, как произносился этот текст – «и метрономы, наступает минута молчания», как правило, медленно вступала эта знаменитая, не мелодия, а как это сказать, в общем, рахманиновский Второй концерт, от которого в этом всем… вообще, это потрясающая музыка рахманиновская…

К.ЛАРИНА: А сейчас нету?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А сейчас нету этого. Вдруг там какой-то довольно бодрый музыкальный финал, очень короткий, и все закончилось. И я как-то несколько изумилась тоже. Может, я проглядела, в прошлом году тоже так было?

К.ЛАРИНА: «Проглядела» — ты как Зинаида Прокофьевна выражаешься.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, в смысле, в прошлом году я этого не увидела, например, а уже, может быть, так было.

К.ЛАРИНА: Модно еще один звонок? Мне очень понравилось пользоваться этим телефоном. Я здесь все ваши телефоны вижу на экране нашего монитора.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну не пугай. Может, людям не хочется?

К.ЛАРИНА: Как не хочется? Я могу даже прочитать какие-нибудь телефоны.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не надо.

К.ЛАРИНА: Вот допустим, какой ты хочешь сейчас телефон?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не надо, потому что потом начнут к ним звонить и те же самые…

К.ЛАРИНА: 363 36 59 – по этому телефону мы принимаем еще один звонок в этой передаче. Алло.

Слушатель: Здравствуйте, девушки.

К.ЛАРИНА: Здравствуйте.

Слушатель: Обожаю вас обеих. Безобразие на этих самых каналах. Это «Бла-бла-шоу», «Наша Russia» и «Смех без правил» — это слушайте, это что-то вообще необыкновенное. Это что такое?

К.ЛАРИНА: Необыкновенное – в смысле, хорошее?

Слушатель: Ой, это же ужас какой-то! Страшное, пошлое…

К.ЛАРИНА: А «Наша Russia» — это что такое? Я вообще не знаю.

Слушатель: Тоже какая-то передача вот такая типа «Бла-бла-шоу».

К.ЛАРИНА: Юмористическая?

Слушатель: Ну, это считается так, что юмористическая. Обожаю вас, девочки.

К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Как вас зовут?

Слушатель: Елена Павловна.

К.ЛАРИНА: Спасибо, Елена Павловна! Что такое «Наша Russia»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: У меня руки не дошли до этой «Наша Russia». По-моему, это тоже на Ren-TV, хотя, если я ошибусь, вы меня поправьте, если успеете. Ну, про «Бла-бла-шоу» мы много раз говорили. Это попытка эксплуатации успеха, в том числе «Comedy Club», но это уже настолько за гранью всего и ниже не только плинтуса, а что там ниже, уже даже не пола, и какой-то подпол. Вот просто сидишь и диву даешься. Это категорически не смешно. Видимо, им кажется, что это ужасно авангардно – произносить вслух эти слова, которые у нас…

К.ЛАРИНА: Готично!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как?

К.ЛАРИНА: Готично.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Готично? новое слово? Прикольно произносить вот эти вот слова, которые у нас некоторые слушатели выкрикивают. А тут можно сказать это, и ничего не изменится. На самом деле, ничего не изменится, только я не пони маю, почему одно лишь произнесение этих слов должно вызывать какой-то гомерический смех. Действительно, удивляет, что это существует на том же самом канале Ren-TV вместе с какими-то вполне пристойными и качественными программами.

К.ЛАРИНА: Мы будем анонсировать что-нибудь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я бы проанонсировала только…

К.ЛАРИНА: «Бригаду».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тебя умоляю.

К.ЛАРИНА: Наше все!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наше все – «Бригада», да. Это называется — близость лета чувствуется, когда начинаются повторы этих вот т.н. «культовых» телевизионных произведений. Я бы проанонсировала достаточно редкую для телевидения вещь, как концерты и фильмы, посвященные Юрию Шевчуку, потому что на следующей неделе отмечается его 50-летие, а мы знаем, что Шевчук – в общем, довольно редкий персонаж, потому что он такой, неформатный для нашего ТВ. И будет, я знаю, только посмотрите, естественно, по числам, я сейчас не вспомню, концерт в Юбилейном на первом канале.

К.ЛАРИНА: 16-го, по-моему, в день рождения.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Будет большой фильм… там в разные, тем не менее…

К.ЛАРИНА: И будет в Переделкино концерт.

И.ПЕТРОВСКАЯ: будет в Переделкино концерт, который покажет «Культура», там будут еще фрагменты беседы его с Окуджавой. И будет на канале ТВ-Центр, хотя, по-моему, очень поздно, но кто любит, тот дождется, кто ищет, тот всегда найдет, — «Формула свободы» называется, «ДДТ и Юрий Шевчук», и это будет фильм, посвященный Юрию Шевчуку с фрагментами его выступлений в Чечне, Таджикистане, тех мест, куда он ездил с группой. Съемки в его доме, где он сейчас живет, за городом у себя. Ну и так далее. Это просто из-за того, что действительно редкий и незатертый персонаж, я бы рекомендовала вам не пропустить.

К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Ирина Петровская и программа «Человек из телевизора».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире