'Вопросы к интервью




К.ЛАРИНА: Мы всех очевидцев, которые с улицы приходят, просим доложить об обстановке. Ирина Петровская – специальный корреспондент.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Своими глазами».

К.ЛАРИНА: Да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Немножко, как мне кажется, напоминает осадное положение в самом центре, причем ровно в этом месте, начиная от Петровки, даже, пожалуй, от бульвара и до бульвара, от Новопушкинского сквера чуть-чуть вперед, а дальше вообще не наблюдается уже представителей в форме.

К.ЛАРИНА: Ну, ты ехала на машине – там все открыто?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Пока было открыто, но понятно, что сейчас они сдвинутся, и на бульвар уже точно не проедешь. Пока ничего там не происходило, кроме того, что плотными рядами плечом к плечу люди в милицейской форме, в военной, видимо, внутренние войска – жутковато, конечно, становится. И группками какие-то молодые люди – никаких там пока ни знамен, ничего я не видела, но я специально проехала пораньше, потому что до смерти боялась попасть в какое-нибудь оцепление и опоздать к эфиру.

К.ЛАРИНА: Ежей нет противотанковых?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Пока нету. Я думаю, что по количеству машин там так можно все перегородить, что мышь не проскочит.

К.ЛАРИНА: Хорошо. Посмотрим потом, что нам покажут по телевидению, хотя, собственно, еще ничего и не началось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В 12 часов начало. Ну а что, ты сомневаешься, что нам что-то покажут?

К.ЛАРИНА: Ну, что-нибудь должны показать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может быть, покажу какую-нибудь картинку, с соответствующими словами.

К.ЛАРИНА: Ну, вот молодая гвардия будет бузить на Воробьевых горах. Кстати, мне сказал водитель, с которым я сегодня ехала на работу, таксист, что на Воробьевых горах уже все перекрыли, вокруг Университета все было с утра перекрыто, потому что там молодая гвардия бузит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но мне почему-то кажется, что все это делается специально с огромным количеством военных, даже не столько потому что опасаются каких-то акций, а чтобы вызвать еще недовольство у тех же автомобилистов, потому что понятно, что сегодня езда по Москве будет чудовищная. Но мы, правда, знаем персонажей, которые тоже вызывают недовольство автомобилистов, но при этом пользуются огромной всенародной любовью. Я как автомобилист регулярно попадаю здесь же у нас на Кутузовском, когда все перекрывается на 20-30 минут, а потом со свистом по всем полосам проносится этот кортеж. Но это одно дело, с этим люди, видимо, готовы смириться, согласиться, что так положено, а здесь, когда непонятно кто пойдет бузить, а ты тут стой в пробках, и не проедешь. Да, это тоже может параллельно вызывать чувство…

К.ЛАРИНА: глубокой ненависти ко всем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже не ненависти, а просто люди, которые мешают нормально жить городу, а в принципе, если бы эта тысяча человек вышла бы себе там, поговорила и прошла без этого ажиотажа, я думаю, что никаких особых эксцессов не было, просто уверена.

К.ЛАРИНА: Ну хорошо, что будет, то будет, а пока давайте вернемся к телевизору, это была реплика в сторону.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, реплика в сторону, потому что понятно, что это как минимум городское событие, которое, во-первых, вызывает огромную тревогу, особенно когда я слушаю некоторых наших коллег, захлебывающихся и кричащих «И пусть бы там пошли другие, друг другу морды бы начистили», не будем, не хочу даже упоминать.

К.ЛАРИНА: Вчера?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И вчера в том числе.

К.ЛАРИНА: Леонтьева ты имеешь в виду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да.

К.ЛАРИНА: Я слышала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот эти истерики какие-то совершенно немыслимые, и я совершенно уверена, что и комментарии тоже будут соответствующие, уж по телевизору точно, но пока еще есть определенная надежда, что единственный человек, который умеет это комментировать и показывать нормально, это, как мы знаем Марианна Максимовская, но как мы знаем, на Ren-TV тоже происходят большие революционные перемены.

К.ЛАРИНА: А мы можем вернуться к телевизору и понять, что произошло на Ren-TV? Как бы подытожить все, что было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там одна история – смена владельца, в этом я не очень хорошо понимаю, но знаю, что «СургутНефтегаз», который владел контрольным пакетом, продал часть своих акций этой вот инвестиционной компании «Аброс», и в результате она становится владельцем канала, контрольного пакета. Говорят, пишут, что – я еще раз говорю, что всеми этими имущественные экономические вопросы это сейчас не моя сфера деятельности, но в этом участвуют питерские люди, в том числе банкир по фамилии, по-моему, Ковальчук, питерский…

К.ЛАРИНА: То есть это отдадут Пятому каналу в итоге? Нет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я так понимаю, что Пятый канал пока все-таки отдельно, но просто на Ren-TV произошла более существенная для меня вещь – смена менеджмента, и туда высажен, иначе просто не скажешь, какой-то колоссальный десант с «Радио России», то есть весь руководящий состав таким отрядом перешел на Ren-TV, и если б один человек, это можно было бы понять – человек просто сменил место работы и пришел на телевидение, а здесь сразу какое-то достаточно большое количество людей, сейчас не могу сказать, сколько точно, и то, что это с «Радио России» на Ren-TV, так просто это не бывает, и для меня совершенно очевидно. Что под выборы зачищается последний, без сомнения, медийный ресурс, на котором худо-бедно оставались хоть какие-то островки, я даже не скажу свободомыслия, мне даже в голову это не придет, но попытки объективной информации, объективного анализ происходящего. По всей видимости, решили, что период, когда можно было это допустить, закончен, и теперь все это надо уже построить, как везде. Очень опасаюсь за определенных людей.

К.ЛАРИНА: Это когда, на этой неделе случилось, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: По-моему, в начале этой недели. По крайней мере, это стало известно.

К.ЛАРИНА: Еще одно событие телевизионное такого типа произошло на канале ТВЦ, мы с тобой только поговорили про программу «Бойцовский клуб», пожелав ей семь футов под килем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, до этого можно было считать рекордсменом…

К.ЛАРИНА: «Короткие встречи»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, рекордсменом книги рекордов Гиннеса программу Светы Сорокиной и Леши Венедиктова «В круге СВЕТА» на канале «Домашний», потому что они продержались 4 выпуска. Ну, собственно, 2 недели, хотя 4 выпуска – они по субботам и воскресеньям шли. Здесь всего две недели – два выпуска. Объяснения, которые я слышала, кажутся мне какими-то странными, потому что, с одной стороны, человек, который эту программу делал, говорит, что причина политическая, с другой стороны, от имени руководства канала заявляется, что просто программа еще сырая, ее нужно доделать, и со временем она вернется, только с другими ведущими. Меня это всегда дико изумляет, потому что все-таки это канал, а не какой-то клуб художественной самодеятельности, но даже и в клубе, прежде чем предложить зрителю какой-то спектакль или концерт, там репитируют, там как-то просчитывают, будет ли это иметь успех, и предположить, что вот так с бухты-барахты запустили что-то, потом посмотрели – «А, второй выпуск – сырая, еще надо думать и думать, снимаем» – это дичь. Это говорит о том, что на этом канале либо отсутствует какой-то реальный профессиональный менеджмент, программная воля и стратегическое планирование, либо, действительно, есть в этом какая-то политическая подоплека, в чем, собственно, я не сомневаюсь.

К.ЛАРИНА: Учитывая, что рейтинги были очень высокие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, и думаю, что самое главное – это когда прошли два выпуска этой программы – да, действительно, очень сырые, нуждающиеся в доработке, в более четкой структуризации, но там обнаружился некий потенциал, с которым не знают, как бороться. Это не такие договороспособные участники других ток-шоу, с которыми всегда можно обсудить, что обсуждать, что не обсуждать.

К.ЛАРИНА: А это люди неуправляемые.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, а это этот вот Интернет-ресурс, эти молодые люди, которые привыкли к выражению своих мыслей в абсолютно свободном режиме, и они туда приходят, и монтируй не монтируй, тогда все придется вымонтировать.

К.ЛАРИНА: В том-то все и дело, там все лишнее получается.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, потому что все равно монтажная программа, и можно подумать «Ну и что, если кто-то что-то скажет, можно всегда, в конце концов, вырезать». Но на этом построена все-таки существенная часть – именно то, что это все-таки Интернет-публика, Интернет-аудитория там участвует. В общем, на мой взгляд, это тоже какая-то невероятная глупость, перестраховка.

К.ЛАРИНА: Кстати, программа, которую сняли с эфира, которая уже была готова, это программа, посвященная призыву, — можешь себе представить, насколько это было бы интересно и важно сегодня, клубную такую передачу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потом, мы действительно забываем о том, что программ таких вот, как раньше называлось, молодежных, у нас раз два и обчелся.

К.ЛАРИНА: Ток-шоу «Большие».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, ток-шоу «Большие» в каком смысле…

К.ЛАРИНА: Там, где сидят взрослые люди на больших стульчиках и делают вид, что они маленькие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Канал «Культура», как ни крути, но все-таки он для более возрастной аудитории.

К.ЛАРИНА: А на Муз-ТВ, помнишь, мы с тобой говорили?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я сейчас говорю про основные каналы – пять каналов, я имею в виду те, которые каждому доступны на кнопке у каждого в телевизоре, — мы там молодежных программ практически не обнаружим.

К.ЛАРИНА: «Реальная политика».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это исключительно для молодежной аудитории, причем, видимо, из того же круга, где ведущий. ЧуднО, объяснимо, безусловно, опять же, в преддверие судьбоносных событий зачем такое иметь? Но и зачем тогда было запускать, уж если говорить так, да? есть же там руководство на канале, и не самое глупое, это просто «Давайте, сделайте, а мы там посмотрим, по ходу это выкинем»?

К.ЛАРИНА: Получается, что так.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, для меня это дурь и дичь.

К.ЛАРИНА: Я не напомнила средства связи, давайте мы это сделаем, поскольку редкие телеграммы попадают сюда на монитор, напоминаю, смс можно отправлять по номеру +7 985 970 4545, и телефоны прямого эфира – 7839025— московская линия, 7839026 – для тех, кто слушает нас в других городах. Я стала смотреть «Петербург», Пятый канал – не скажу, что в восторге, у меня есть много вопросов по поводу этого канала, но там кино хорошее показывают. Вчера, например, я посмотрела очень актуальный фильм «О, счастливчик!» — помнишь этот фильм замечательный с Макдауэллом в главной роли?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, да, конечно, помню.

К.ЛАРИНА: Начало 70-х, там хорошая программа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что мне периодически присылают оттуда программы, которые я могу посмотреть и, в общем, там есть немало хороших программ. То есть, конечно, там нет того, что в свое время отличало питерское телевидение, даже речи об этом нет.

К.ЛАРИНА: Ты что? Всякие либеральные глупости – не ждите вы от этого ничего.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но хотя бы знаешь, что исчезло, что долгое время было? Такой вот тоже необъяснимый, как на ТВЦ было, налет провинциальности. Это для меня всегда был чудовищный парадокс и, в общем, остается в связи с ТВ-Центром – как это может быть, что каналы в двух столицах, одна культурная, официальная, вторая просто великая столица страны огромной, — как это может получаться, что телевидение при этом намного хуже, чем в других провинциальных городах? Вот это исчезло. Там, на мой взгляд, стало довольно стильное оформление, там есть разного рода ток-шоу тоже, и много разговоров вполне внятных, есть очень симпатичные ведущие, лица, плюс, я знаю, до сих пор туда из Москвы людей приглашают тех, которые остаются без работы, ну или остались по каким-то причинам, здесь не вписываются. Поэтому кто его знает, может, именно потому что это не Москва, а Питер, там что-то еще будет получаться.

К.ЛАРИНА: Ну что, я готова прочитать несколько мнений и вопросов, пишет Александр: «Фильм о Сергее Королеве — лучшее доказательство, что все наши победы и достижения не благодаря, а вопреки деятельности большевистской партии. Только представьте, сколько таких королевых и других выдающихся людей сгинуло в лагерях».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Думаю, имеется в виду фильм на Первом канале «Достать до небес» или «Достучаться», достать, по-моему. Ну вот слава богу, да, хорошо, что это считывается, потому что любимый козырь всех, кто призывает либо к возврату, к советской власти, кричат «Покорение космоса! А вот могло ли это быть без советской власти?» Могло, только, возможно, раньше бы еще произошло. И действительно, это поразительная вещь, до какой степени людям приходилось… ну, королевская судьба вообще супердраматическая и трагическая – шарашка. Вообще, удивительно, спасибо, что не убили, называется, и сколько таких людей? А сколько сгинуло? Согласна абсолютно. Хорошо, что этот смысл тоже доходит. Кстати, уж если говорить о неэфирных событиях,…

К.ЛАРИНА: Слава богу, не показали «Укрощение огня», не показывали?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, по-моему, на этот раз нет, я не видела, может, на каких-то периферийных каналах.

К.ЛАРИНА: При всем уважении к Кириллу Лаврову и вообще к замечательным актерам, которые в этом фильме снимались, это стыдливое умолчание о трагической странице жизни Королева, конечно, оно неприлично уже. Там вообще этой темы не упоминается, если ты помнишь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно, я расскажу о событии, которого еще не было, но очень надеюсь, что оно будет, потому что я на этой неделе абсолютно запоем, не отрываясь, за две ночи посмотрела сериал, я даже не назвала бы этим словом, потому что это как-то принижает, наш с тобой обожаемый, не только нами, но и другими людьми, Николай Николаевич Досталь, который сделал «Штрафбат», снял сериал, 12-серийное кино про Варлама Шаламова. Называется, правда, на мой взгляд, не очень удачно, «Завещание Ленина», там не очень этот смысл считывается.

К.ЛАРИНА: По Шаламову или про Шаламова?

И.ПЕТРОВСКАЯ: По Шаламову и про Шаламова, вот такой вот симбиоз. Я уже это отдала, потому что мне это Николай Николаевич привез на 2-3 дня, за которые я успела посмотреть.

К.ЛАРИНА: То есть это, как раньше давали «Мастера и Маргариту» почитать на ночь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не в этом дело, у него просто нет другого комплекта.

К.ЛАРИНА: Ты с возвратом? Посмотрела и ему отдала обратно?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что следующие люди должны посмотреть, еще пока нет ни копий, ни дисков и, естественно, люди боятся, что сделают какие-то пиратские диски, но замечательная, требующая такого же, как сегодня поступил нам звонок, понимания. В связи с этим, у него сейчас уже, на мой взгляд, есть проблемы с проникновением в эфир.

К.ЛАРИНА: Это российское телевидение?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это на российском телевидении, он уже довольно давно там лежит и пока ни ответа ни привета. Возможно, к столетию Варлама Шаламова летом. Это тоже будет не лучший вариант, если его покажут летом, потому что мы понимаем, что летом кто же это все посмотрит.

К.ЛАРИНА: А кто играет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там практически нет медийных раскрученных персонажей, но из тех, кого мы знаем, кого я знаю, это Инга Оболдина-Стрелкова, небольшая, но очень хорошая роль лагерного доктора у Валерия Золотухина, а Варлама Шаламова играют сразу два актера: одна возрастная роль, когда он уже совсем старый, Владимир, что ли, Клас, но я первый раз слышу такого актера, а от молодости до зрелого периода Владимир Капустин – лицо мне знакомо, но вот фамилию я не знала, — замечательное кино.

К.ЛАРИНА: Так хочется посмотреть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Очень тяжелое, совершенно ни на что не похожее, ни на «В круге Первом», мы понимаем, что это шаламовская тема, что лагерь – только отрицательный опыт, знаешь, это известная полемика – между Шаламовым и Солженицыным: один говорил, что лагерь обогащает человека какими-то там знаниями, очищает, и тоже опыт, в каком-то смысле полезный; для Шаламова он был отрицательным, потому что он 17 лет провел там, без всяких поблажек. Превращение человека даже не в скота, потому что многие люди не превратились в скотов, но я трясущееся существо, которое думает только об одном – как бы поесть и как в эту сию секунду уцелеть.

К.ЛАРИНА: Был опыт, неудачный, к сожалению, экранизировать прозу Шаламова, мы с тобой обсуждали, — «Последний бой майора Пугачева».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да, нет, это никакого отношения к этому не имеет.

К.ЛАРИНА: Не получилось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Здесь, мне кажется, есть эта адекватность, соответствие, пропорциональность кино не то чтобы жизни и судьбе Шаламова, но общему настроению, тону.

К.ЛАРИНА: «Завещание Ленина»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я говорю, на мой взгляд, название…

К.ЛАРИНА: На канале «Россия»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я очень надеюсь, что его со временем все-таки покажут.

К.ЛАРИНА: Новости.

/новости/

К.ЛАРИНА: Продолжаем нашу радиотелепрограмму, что тут можно? А, «Культурный слой» очень хвалят передачу Льва Лурье на Пятом канале.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На Питерском?

К.ЛАРИНА: На Питерском.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот да, там для меня тоже была, и я надеюсь, что она сохранилась, замечательная программа, Лев Лурье тоже участвовал в качестве ведущего, может, и сохранился, — «Игры разума», про которую я уже рассказывала, такая игра интеллектуальная для старших школьников, очень интересная.

К.ЛАРИНА: Очень просит своими впечатлениями поделиться о программах, больше не о чем нам уже с вами делиться, я понимаю, можно делиться и впечатлениями от просмотренных передач «К барьеру» и «Судите сами», но мне как-то уже становится смешно, что мы каждый раз… действительно, нечем делиться больше.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну а что, собственно, делиться? Все вполне предсказуемо. Нет, подожди, а напомни, кто там был.

К.ЛАРИНА: Ерофеев ругался с Дугиным, но тоже такой предсказуемый спор западника и славянофила, что уже мухи просто дохнут на лету, при всем уважении к Виктору и к Дугину…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Причем еще интересно – почти всегда можно просчитать, на какую тему будут и та, и другая программы, примерно с набором одних и тех же участников, в отличие от того же самого «Бойцовского клуба». Была свежесть этих программ трех, при всех их, мы уже в прошлый раз начинали этот разговор, трех новых ток-шоу – «Ничего личного», даже «Скандальной жизни», «Бойцовский клуб», теперь уже безвременно ушедший. Прелесть была в том, что они были пока еще непредсказуемые.

К.ЛАРИНА: Какой-то набор неожиданный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, и, как правило, в каждой из программ есть вполне себе новые неожиданные люди или по-иному как-то раскрывающиеся.

К.ЛАРИНА: а в «Судите сами» Шевченко, как я понимаю, бросили на борьбу с Западом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, что значит бросили?

К.ЛАРИНА: Кроме этого тем как будто не существует, он бросается, как бультерьер.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Максим Шевченко это делает с большим удовольствием ,это одно из главных направлений его деятельности.

К.ЛАРИНА: А почему, мне кажется, его бросили на сельское хозяйство, все ведь разграничили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, его ведь бросили не только на борьбу с Западом, но и на борьбу с либеральными ценностями.

К.ЛАРИНА: Западными?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, они все западные, конечно, как картошку насадили в свое время, вот и тут тоже, но не прижилась. Картошка прижилась, а западные либеральные ценности никак не приживаются.

К.ЛАРИНА: Так, «Бла-бла-шоу мне не нравится», пишет нам кто-то молодой, «а родители смотрят и балдеют».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Слушайте, все смешалось в доме… ну, я повторю только то, что я уже сказала, хотя потом выясняется, что невольно делаешь рекламу, что гаже я давно ничего не видела. Ну, товарищ молодой, сынок, хочется сказать, объясните родителям, что лучше уж, я в прошлый раз сказала, честное слово, уж лучше Петросян тогда, потому что здесь какая-то невероятная гадостность этого юмора, этой лексики, всего. Настолько это отвратительно, что уж на что я привыкла, перевариваю это, иногда даже и оправдываю, но тут я просто диву даюсь, возникает такое желание, если б рядом оказался, просто двинуть кого-то по морде, потому что когда при тебе подростки матерятся, хочется тоже вначале сказать «Сынки, вы думайте себе, прежде чем все эти слова и выражения употреблять, дорастите, вырастите у себя кое-что, а потом уже называйте это этими именами», но следующее делание всегда – это просто дать по губам, хотя я человек не агрессивный и никого практически в жизни не…

К.ЛАРИНА: Не обидела.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А здесь, на этом шоу у меня ровно такое желание, или пинком просто как-то прогнать и сказать «Ну что ж вы делаете?»

К.ЛАРИНА: А как же плюрализм? А либерализм? А свобода?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я абсолютно за свободу, но существует некоторый язык, например, определенный, вещи, которые даже при суперсвободе в данном пространстве недопустимы. Тогда можно на эту же тему сказать «А как же свобода?», давайте мы все поедем по улице, как хотим, невзирая ни на какие знаки, что, собственно, многие и делают.

К.ЛАРИНА: Есть же законы на улице, есть правила дорожного движения, получается, что в телевизоре нет правил дорожного движения зафиксированных.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, есть правила дорожного движения, прописанные в том числе и в законах о СМИ.

К.ЛАРИНА: Ну, если они показывают это по телевизору, они ничего не нарушают, просто тебе это не нравится.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, они нарушают, они нарушают то, что называется высоким словом… вредят, во всяком случае, — общественная нравственность и мораль. И это тот самый нравственный закон, есть они или его нет, внутри нас, и как только появляется больше степеней того, что ты называешь этой свободой, чем больше заходим за какие-то определенные границы, за флажки,… даже пусть не прописано в законодательстве, мы прекрасно знаем, что часто это одно, а жизнь другое, но законы установлены внутри человека его воспитанием, представлением о том, что прилично, что неприлично, что хорошо, что нехорошо. Если каждый у себя на этой площадке публичной будет постоянно отодвигать эти флажки, то в результате эти флажки исчезнут и внутри той публики, которая это потребляет.

К.ЛАРИНА: Значит, нужно вешать таблички, как, если мы аналог этот взяли…

И.ПЕТРОВСКАЯ: «За флажки не заходить».

К.ЛАРИНА: Да, или расстреливать тех, кто за флажок зайдет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, знаешь, расстреляют без нас, я думаю, и вовсе не тех, кто будет за эти флажки заходить, но это ведь невозможно объяснить, вот как невозможно, как говорил Лихачев, притвориться интеллигентным человеком, точно так же невозможно объяснить, например, чем Фердыщенко, писатель, лучше или хуже Антона Павловича Чехова, и так же невозможно объяснить, почему этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

К.ЛАРИНА: Если нет нравственного закона внутри, давайте установим его снаружи, давайте это сделаем, что мы все уповаем на самоцензуру какую-то мифическую?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я на это уповаю, потому что попытки установить эти нравственные законы снаружи приводят к тому, что приходят лицемерные люди, преследующие какие-то собственные интересы.

К.ЛАРИНА: Тартюфы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну да, кстати, именно так, и тогда уже наступает совсем беда, но почему сегодня многие люди действительно ратуют, когда им задают в опросах всяких социологических, в анкетах, — вы за цензуру или против, и многие отвечают «За цензуру». Они, я глубоко уверена, особенно когда не разъясняют, не за цензуру как таковую, не за ограничения…

К.ЛАРИНА: За нравственную цензуру.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не за свободу высказывания разных мыслей, а вот за это, потому что, действительно, часто, включив ту или иную программу, ты не можешь понять, где ты находишься, на каком свете, и большинство нормальных людей, мне кажется, это глубоко возмущает, хотя это частный случай, программа, которая, я уверена, сама по себе довольно быстро сдохнет.

К.ЛАРИНА: Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот в том-то и ужас, что когда наступают эти времена и начинается цензура, то борются совсем с другими, а эти существуют какое-то время при полном попустительстве, а потом все равно сдыхают. Сколько уже было этих «бла-бла». Это, в общем, в каком-то смысле даже символическое название. У нас три четверти того, что мы имеем на нашем развлекательном поле, это вот эти вот все «бла-бла-шоу» — ни о чем, гнусное, глупое, в лучшем случае, безобидно глупое, в худшем, отвратительно глупое, агрессивно-пошлое.

К.ЛАРИНА: Очень заинтересовалась Зинаида Прокофьевна творчеством писателя Фердыщенко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это чья-то цитата, я сейчас не могу вспомнить, кто-то в свое время из классиков сказал, что невозможно объяснить, чем Антон Павлович лучше Фердыщенко, но, возможно, был и Фердыщенко в свое время, таких Фердыщенко в каждую эпоху сотни.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, наши телефоны – 7839025 и 7839026, все для вас, дорогие друзья, ваши вопросы к программе «Человек из телевизора» или ваши какие-нибудь мнения, суждения о том, о чем мы еще не говорили. Алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, женщины. Это Лена, Москва.

К.ЛАРИНА: Да, Лен.

Слушатель: Значит, меня тут разочаровал канал Ren-TV, который 10 апреля должен был показать фильм, посвященный Виктору Цою. В общем, хочется спросить, почему, тут же, явно, последует ответ «По техническим причинам»…

К.ЛАРИНА: А не было фильма?

Слушатель: Не было фильма, вместо этого показали какую-то историю с Михаилом Кругом загадочную.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, да, я тоже помню ,кстати, не было действительно.

Слушатель: Но вообще мне хочется спросить, почему этго нету и почему не откладываются именно те передачи, где подсаживают людей на ха-ха и играют на темах ниже пояса, почему их никогда не отменяют? И, в общем, скорее всего, в этом фильме ничего крамольного нету, никакого такого, просто само упоминание имени Виктора Цоя, это символ свободы и независимости и протеста, наверное, погружает к некий мандраж, скажем так. Вот все, что я хотела сказать.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да мне кажется, что фигуры давно ушедших людей уже никого не погружают ни в какой мандраж. Кстати, совсем недавно на НТВ в программе «Следствие вели», тоже такая расследовательски-реконструкторская программа о каком-то событии – преступлении, трагедии – Коневский Леонид ведущий, там была подробнейшая реконструкция и рассказ о гибели Цоя с каким-то странными намеками, я так и не поняла, что они там такого увидели – убили, не убили, что с ним такое случилось, но кто теперь это скажет, заснул за рулем, не заснул и т.д. Поэтому не знаю, вряд ли это из-за того, что это Виктор Цой. Может, вовремя сделать не успели. Надо в каждом конкретном случае узнавать отдельно.

К.ЛАРИНА: А вот другой пример есть, который я, кстати, вычитала в ЖЖ, — про фильм из серии «Острова» на «Культуре», посвященный Льву Копелеву, между прочим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не вышел он?

К.ЛАРИНА: Не вышел, потому что попросили автора убрать из этого фильма тему, что делали советские войска в Восточной Пруссии. Собственно говоря, эту тему когда-то сам Копелев поднимал, за это его вся жизнь и перевернута была, именно из-за этой темы, которую он поднял, — по поводу мародерства и прочих тем неправильных и поведения.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, вспомним, что Лев Копелев – один из прототипов героев в «В круге Первом». Я, кстати, его видела живьем.

К.ЛАРИНА: Короче говоря, попросили автор вообще убрать эту тему из передачи по Льва Копелева, и как ты понимаешь, тогда становится бессмысленным абсолютно все. Мол, не надо это трогать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, не надо тогда вообще это трогать.

К.ЛАРИНА: Это просто к твоему вопросу про ушедших, так что у ушедших тоже есть к чему придраться. А к Шаламову что, не к чему придраться?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ты знаешь, с Шаламовым, мне кажется, немножко другая история, потому что этой темы, в принципе, как мы помним и знаем уже, телевидение не боится – я имею в виду лагерь и те репрессии, потому что подчеркивается, что это те. Мне кажется, здесь в другом проблема – просто это кино требует совершенно другого зрительского отношения, погружения, участия, в известном смысле знания. В этом и есть ужас многих сегодняшних художников, которые могли бы работать для телевидения, что само телевидение уже к такого рода фильмам, в общем, не готово. Оно привыкло кормить своего зрителя кормить ежедневной жвачкой, хуже или лучше, но при этом, как мне кажется, не зритель, ни, тем более, каналы, от этого вида продукции не ждут ничего глубокого, ни погружения. И, возможно даже, они и правы, что аудитория не будет столь велика, особенно если не раскрутить, как они это умеют, как у самых рейтинговых, но при этом не нижепоясных проектов. Но это необходимо. То, что мы говорили о «Докторе Живаго», о «Казусе Кукоцкого» — это вещи еще и репутационные во многом. Они поднимают и репутацию канала, и самооценку зрителя, поэтому я удивляюсь, что на канале «Россия» никаких решений пока не принято, потому что если мы этот сезон мысленно окинем взором, никаких не было ни открытий, ни премьер, идут абсолютно проходные сериалы, которые могут быть, могут не быть. Даже не о чем говорить, как это было в прошлом сезоне, когда…

К.ЛАРИНА: Да, когда одно за другим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, тоже не одно за другим.

К.ЛАРИНА: Хотя бы возьмем то же «Тэффи», там есть из чего выбирать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот три и было – «Мастер», «В круге Первом», «Доктор Живаго».

К.ЛАРИНА: «Казус Кукоцкого».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он, кстати, на «Тэффи» так и не попал. Во всяком случае, в тройку номинантов он не вошел.

К.ЛАРИНА: А сейчас, кстати, смотри, по моим сведениям, я не знаю ,наверное, ты тоже знаешь, что и «Бесы» сняты, и «Братья Карамазовы» сняты, готовы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Еще не готовы, насколько я знаю.

К.ЛАРИНА: И «Герой нашего времени» готов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Преступление и наказание».

К.ЛАРИНА: Да, где все это? сезон прошел.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, дело в том, что многие, которые ты назвала, они как раз были только запущены в начале сезона и планировались уже на следующий, а в этом сезоне получился огромный провал. Я тоже сейчас так мысленно представляю, что же на то же «Тэффи» выставить? Ну, опять будем выбирать между плохим и очень плохим или средним и ниже среднего.

К.ЛАРИНА: Сериалы, ты имеешь в виду?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну конечно, а что же?

К.ЛАРИНА: Событий не было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно, ни о каких событиях и речи-то нет, кстати, между прочим, у Досталя автор сценария Юрий Арабов и Олег Сироткин, это тоже многое объясняет в этой работе.

К.ЛАРИНА: давай еще несколько звонков послушаем. Пожалуйста, алло, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, это Кирилл из Рыбинска.

К.ЛАРИНА: Да, Кирилл.

Слушатель: Я вам для начала про Фердыщенко – это один из героев Достоевского.

К.ЛАРИНА: Это мы понимаем, но он не писатель же все-таки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но это неважно, это фигура речи. Прошу, друзья мои, не зацикливайтесь на обсуждении Фердыщенко.

Слушатель: Про канал «Культура» — я иногда там включаю разговорные передачи такие – создается впечатление, что там люди собрались поговорить исключительно между собой, на понятном друг другу языке, но не для того, допустим, чтобы сказать что-то тем людям, которые их смотрят. Такое впечатление, что они знают имена каких-то актеров, которых не знает 99% страны. Междусобойчик такой создается фактически.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну что вы сейчас имеете в виду, приведите пример, пожалуйста.

Слушатель: Даже, можно сказать, Архангельского передача – там такие темы затрагиваются, что 99% страны близко не понимают. Мне кажется, нудно более массовую проводить политику на канале.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что тогда нужно переименовать этот канал в «Массовая культура». Давайте мы оставим хоть какой-то небольшой отрезок эфира, где будут обсуждать… это вовсе не междусобойчик, если говорить об Архангельском, и темы, которые там обсуждаются, ну, во-первых, я бы не стала все-таки за 99% жителей страны говорить, но простите, вас не интересует, кто воспитывает через литературу ваших детей? Это одна из последний программ – о детской литературе.

К.ЛАРИНА: Кирилла это не интересует.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо, а есть люди, которых это интересует. Вас не интересует множество тем – соотношение религии и культуры…

К.ЛАРИНА: Кирилл хочет, чтобы все было для людей.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У Архангельского, в отличие от других разговорных программ, не бывает никому не известных актеров или, наоборот, медийных, но непонятно, чем прославленных людей, а бывают точные специалисты в своем деле. Да, они, может быть, неизвестны 90% жителей страны, но вы сами вдумайтесь, если бесконечно показывать одну и ту же актрисульку бесконечно или звездульку, который один раз сыграл в сериале, а потом его начинают превозносить и  раскручивать как звезду, то мы вообще никогда новых лиц не увидим.

К.ЛАРИНА: А чем Кирилл недоволен, я не поняла?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В общем, как я понимаю, претензии в элитарности, в том, что обсуждаются темы, это с одной стороны, непонятные и неинтересные.

К.ЛАРИНА: А зачем? Пусть не смотрит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А с другой стороны какие-то там неизвестные актеры чего-то там обсуждают.

К.ЛАРИНА: Пусть смотрят «Бла-бла-шоу».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну я тоже так не хочу формулировать – смотрите или это, или это, но просто иногда душа обязана трудиться, извините за банальность, и день и ночь, иногда надо давать ей возможность потрудиться, а не просто бла-бла. Это не бла-бла, это, как правило, осмысленный умный разговор.

К.ЛАРИНА: Кстати, продолжая наш с тобой разговор по поводу того, что было раньше и что сейчас, помнишь, ты сказала, что ЦК своим указом приказывало…

И.ПЕТРОВСКАЯ: У ЦК были не указы, а постановления.

К.ЛАРИНА: Постановлением снимать лучшие спектакли на телевидении. Все-таки, это не совсем так, Ир.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Что значит, не совсем так?

К.ЛАРИНА: А я тебе скажу. Потому что если говорить о хороших вещах, они снимали хорошие спектакли со стариками, мхатовскими, с уходящей натурой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Был период, когда снимали почти все новое.

К.ЛАРИНА: Не надо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Снимали-снимали.

К.ЛАРИНА: Эфроса нет ни одного спектакля.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Неправда, есть телевизионные спектакли.

К.ЛАРИНА: Нет, не телевизионные, а спектакли, которые записываются на пленку в театре – ни одного спектакля Анатолия Эфроса нету.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, ты хочешь сказать, что была такого рода селекция.

К.ЛАРИНА: Ни одного спектакля театра на Таганке ты не найдешь днем с огнем, вообще ни одного спектакля не заснято на пленку, пользуются тем, что осталось, какие-то любительские записи, ничего этого не было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Согласна, да. видимо, эта селекция, конечно, существовала.

К.ЛАРИНА: Вот то, что осталось в Золотом фонде, и слава тебе Господи, что это есть, но обрати внимание…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя я не исключаю, что что-то там еще и лежит.

К.ЛАРИНА: Ничего нету, Таганки нет ничего, отвечаю за базар, Эфроса нет ничего, Тарковского спектакль уникальный, который шел в Театре Ленинского комсомола, и можно было его снять на пленку, никто его не зафиксировал.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Юнону», по-моему, зафиксировали.

К.ЛАРИНА: Ну, это уже другое время.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тем не менее, я просто сейчас вспоминаю, из того, что мы тогда смотрели. Мне кажется, что эфросовский «Месяц в деревне» снят, нет?

К.ЛАРИНА: Нет, есть его телеспектакли, ты права, но это, извини, трудно уничтожить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, у него телеспектакля нет «Месяц в деревне».

К.ЛАРИНА: Телеспектакля нет, есть фрагменты.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Есть «Несколько мгновений из жизни господина Мольера», «Острова в океане». Ну согласна, да, наверное, конечно, здесь тоже эта селекция проводилась, уже исходя из идеологических соображений.

К.ЛАРИНА: А «БДТ», извини меня? «Мещане» только, «Холстомера» нету.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Холстомер» есть.

К.ЛАРИНА: Есть?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не видела «Холстомера» в «БДТ», но я точно видела его по телевизору.

К.ЛАРИНА: Понимаешь, что ужасно – мы про спектакли Эфроса или Юрия Петровича Любимова можем только передавать из уст в уста, что называется, какие-то фрагменты показывают, никто этого никогда в жизни не увидит, хотя это в ту пору, когда телевидение уже было, что-то там снимало, что-то там нам оставило.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Согласна, да, это уточнение, конечно, существенно.

К.ЛАРИНА: Просто я к тому, что давай не будем идеализировать это время.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мы никогда в жизни не идеализировали.

К.ЛАРИНА: Все, что уцелело, я тебе клянусь, это случайно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Просто есть определенные составляющие, которые делали то телевидение, несмотря на ужасы идеологические, культурным, значительным фактором той жизни, что очень сложно сказать о  нынешнем, если его брать в полном объеме, потому что всегда есть отговорка – «А вот канал Культура».

К.ЛАРИНА: Я с таким удовольствием, кстати, смотрю, возвращаясь к театру….

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сегодня «Чичиков».

К.ЛАРИНА: Вот, а в прошлый раз было «На всякого мудреца…», Сережа Безруков вообще там…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А на следующей неделе, видимо, завершение фестиваля «Табакерки», будет показан юбилейный вечер, который недавно состоялся, а там дальше еще, наверное, какие-то в планах есть.

К.ЛАРИНА: Ну все, наверное, надо заканчивать, что ли. У нас есть какие-нибудь приятные анонсы?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну вот, завтра звезды будут бить друг друга, это интересно.

К.ЛАРИНА: Бокс?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Это, я думаю, удовлетворит некоторую кровожадность некоторых наших зрителей, которые, видимо, мечтали увидеть некоторых людей побитыми.

К.ЛАРИНА: А из области культуры ничего интересного?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Из области культуры на следующей неделе юбилей Павла Луспекаева, почти по всем каналам будут фильмы, ему посвященные и на Культуре, и на Первом.

К.ЛАРИНА: Тоже, кстати, не осталось ничего из театра, фрагменты показывают, вообще ни одной роли целиком не сняли. Вот то, что мы имеем, то, что нам показывают из передачи в передачу, когда есть передачи, посвященные его памяти, нам показывают фрагмент из «Мертвых душ» и фрагмент из фильма «Вся королевская рать», где он начинал сниматься, а потом не смог, все!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мне кажется, какие-то фрагментики из спектаклей «БДТ» все-таки тоже сохранились.

К.ЛАРИНА: Ну, «Мертвые души» могли бы сделать, могли бы заснять целиком спектакль, не сделали!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, что теперь говорить, уже нет никого и главного героя. Это урок, между прочим, нынешним, потому что уж в этой особенно сфере деятельности человеческой все так быстротечно. Все ушло, и никогда больше… ведь действительно, пока живы те, кто видели, будут рассказывать, а потом и это все куда-то…

К.ЛАРИНА: Да 99% вообще не знают ваших упоминаний – «Месяц в деревне», «Таганка», Эфрос – какой-то междусобойчик.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да живите себе без этого, я вам завидую от души, живите и не знайте, тогда и радио не слушайте, смотрите себе «Бла-бла-шоу» и читайте всякую муру, чтиво. Не знаете, и если вы этим еще гордитесь, то вы убогий и ущербный человек, что я еще могу сказать? Извините, редко так говорю. Еще это на щит поднимать… да, я за междусобойчик, в таком случае, если это будет междусобойчик не на гламурные темы, а нормальный разговор о смыслах, о культуре и о том, что делает человека человеком, а «Бла-бла-шоу» делает человека, извините, скотиной.

К.ЛАРИНА: На этой оптимистической ноте завершаем наш эфир и переходим к новостям, из мира насекомых.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире