'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Здравствуйте, Ирина Петровская.
И. ПЕТРОВСКАЯ – Здравствуйте. Давно не виделись, хочется сказать.
К. ЛАРИНА – Практически полночи вместе провели.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Часть. Мы были на НИКЕ.
К. ЛАРИНА – Я думаю, что сегодня про НИКУ вспомним, тем более что сегодня будет трансляция этой церемонии.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Запись монтированная церемонии.
К. ЛАРИНА — На канале СТС. Во сколько?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, что в 22.30, но возможно 23.20. Довольно поздно вечером и часа на три рассчитанное действо.
К. ЛАРИНА – Ир, давай мы сразу начнем с того, что слушатели спрашивают. Тем более, что это соотносится и с нашими с тобой желаниями. Последние телевизионные впечатления это фильм «Изгнание» в рубрике «Закрытый показ» у Александра Гордона и последующее обсуждение. Я естественно не видела обсуждение, поскольку это совсем поздно, но я не раз смотрела фильм, к нему отношусь с огромной нежностью, симпатией и уважением. Мне очень нравится этот фильм, как и работа Константина Лавроненко, который за эту роль получил «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах. Как лучший актер. Ты сегодня впервые посмотрела.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я наоборот больше смотрела обсуждение, потому что мне та же наша Вита Рамм посоветовала первый раз его смотреть на большом экране. У меня будет такая возможность завтра, поскольку я в жюри премии «Белый квадрат».
К. ЛАРИНА – Что это?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Сегодня у тебя в эфире Вита Рамм говорила о том, что будет церемония во вторник в Доме кино. Эта премия присуждается за операторскую работу. И вчера на твоих глазах ко мне подходил Игорь Клебанов и напоминал о том, что мы участвуем в этом мероприятии. И завтра будет в «Октябре» вместе с членами жюри просмотр на большом экране. Поэтому я подсмотрела фильм на маленьком экране и дальше себя с трудом выдерживала до обсуждения. И обсуждение мне не очень в этот раз понравилось. Потому что мне кажется, там была очень неправильная заведомо заданная ведущим интонация, что мы обсуждаем то, что в результате даже может и не стоит обсуждать.
К. ЛАРИНА – Это всегда, когда ступает на эту тропу конкуренции внутренней с автором, такое было с «Эйфорией».
И. ПЕТРОВСКАЯ — Может быть эта внутренняя конкуренция. Но в любом случае мне кажется, что это все-таки не дело модератора-ведущего, каким-то образом свое отношение именно, я понимаю, критическое. Ты сказала, что тебе это категорически не нравится, это не твое, не твоя эстетика, а когда именно в таком тоне пренебрежительном: редчайшая птица долетела до нашего обсуждения. То есть человек заведомо предполагает, что смотреть никто не будет. Не исключаю. Но от этого этот фильм ничего не приобретает и не теряет. Если у него есть поклонники, они все равно будут, а если нет, то и смотреть не будут. Что кстати очень правильно отметил сам Андрей Звягинцев, что по его мнению фильм рождается не в обсуждении, а в душе каждого человека. Либо рождается, либо умирает. И здесь ничего не поделаешь.
К. ЛАРИНА – У меня вообще возник большой вопрос, насколько целесообразны все эти разговоры, споры за искусство, что называется.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется они целесообразны.
К. ЛАРИНА – Особенно в присутствии авторов. Не очень понятно, что они должны говорить. Они свое уже сказали. Они сняли этот фильм. Поставили этот спектакль, написали эту книгу. И вопрос: а что ты сделал и зачем, мне кажется, он настолько неправомерен.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я совсем здесь с тобой не согласна, потому что тогда нужно вообще исключить всякую критику…
К. ЛАРИНА – Критика она не предполагает обсуждение с автором. Это то же самое, вот ты высказала свое мнение о какой-то передаче в эфире, выходишь за кулисы, тебе звонит автор и говорит: Ир, прежде чем высказывать свое мнение, могла бы мне позвонить. Что ты такому автору говоришь?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я ему говорю, что когда мы с ним попадем в программу «Закрытый показ», то тогда я ему впрямую в глаза все скажу. Поэтому мне кажется, что это очень телевизионный формат обсуждение. Поскольку действительно часть людей, которые смотрят у себя дома, нуждаются в неком собеседнике, разговоре, иногда проводнике, иногда надо сверить свои впечатления, иногда наоборот эти впечатления подтвердить или опровергнуть. Поэтому я всецело за подобное обсуждение. Хотя конечно, всей полноты мнений все равно мы не получим. Да и, наверное, действительно намного больше, чем мы вчера услышали. Но, тем не менее, послушать не самых последних и глупых людей в нашем отечестве всегда интересно. Тем более, когда разговор и часто это бывает, выходит за рамки просто обсуждения произведения того или иного. И касается уже тех смыслов, которое это произведение рождает. Контекстов, в котором оно существует. В том числе реальности, которая у нас практически сегодня не присутствует на экране. А через это она появляется. В том числе в дискуссии. Я здесь с тобой не согласна.
К. ЛАРИНА – Наши слушатели тоже могут высказаться по поводу обсуждения фильма. Присылайте sms. Телефон не работает. У нас наводка идет, электрические работы ведутся.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Внизу вообще света нет.
К. ЛАРИНА – А лифт работает?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я когда представила, что мне придется карабкаться на 14-й этаж, я решила, что это мой последний сюда заход. И возможно в пролете между 9-м и 10-м найдут мой бездыханный…
К. ЛАРИНА – А телефон специально не работает, боитесь оскорблений в ваш адрес? Колян, все для тебя, дорогой. Присылай свои оскорбления на sms.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Причем точно отключаем телефон на каких-то программах, где особенно боятся оскорблений.
К. ЛАРИНА – По поводу обсуждения реплика от Наташи: обсуждение было ужасное, особенно когда требовали определить русский контекст.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Первый канал занимается тем, что он не только делает программы, но и организует какой-то дополнительный промоушен своим сотрудникам. Поэтому почти в каждом выпуске участвует какой-то ведущий Первого канала. В частности был Владимир Владимирович Познер, а сейчас Максим Шевченко. Максим Шевченко, обвинив Звягинцева в псевдотарковщине, заявил, что его особенно коробит отсутствие в этом фильме национального контекста, русскости, ему совершенно непонятно, где и на каком это материке происходит. И все это сделано на его взгляд, и были еще люди, поддержавшие идею, что это экспортный такой, изначально Звягинцев снимает нечто экспортное. Не предназначенное для русского зрителя. Но там были люди, которые пытались эту точку зрения оспорить. В том числе сам Звягинцев, который задавал вопрос: а вам зачем знать, где это происходит. На этот вопрос Максим Шевченко не дал ответа. Но просто требовал русскости.
К. ЛАРИНА – Я очень рада за Константина Лавроненко, что его работу актерскую так оценили на европейском престижном фестивале. Но то, что это на экспорт получается, не потому что это на экспорт сделано, а потому что мы так это воспринимаем. Это ужасно обидно.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Вчера был об этом разговор, что в целом снижение уровня киноискусства, переход на более примитивный язык, и воспитание может уже не первого поколения зрителей, которые не способны считывать то, что вкладывает в это произведение автор. Они привыкли уже к упрощению и то, что требует вдумчивой работы, потому что мы привыкли уже попкорн и кино, которое меня развлекает. Кино, которое требует сопереживания, совместной мыслительной деятельности, оно уже просто возможно для нашего зрителя, очень многих людей недоступно. В отличие от европейской публики, которая привыкла к кино очень разному.
К. ЛАРИНА – И поэтому фильм не был в финалистах ни на «Золотом орле», ни здесь на НИКЕ. Вернее он может быть был выдвинут, но не прошел в финал. Я думаю, что Андрей Звягинцев как человек талантливый, тонкий, и какой-то с очень внутренней серьезностью относящийся к своему делу, профессии, к этому относится, наверное, с большой долей иронии. К тому, что происходит вокруг его работ на родине. Что больше достоинство этих фильмов оценивается за рубежом. Пройдет время и я уверена, и еще будут триста раз вспоминать эту работу и этого режиссера, и дай бог, чтобы он еще сделал немало фильмов.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Очень смешно тот же Шевченко сказал, что люди этого поколения уже не умеют рассказывать истории обычные, им обязательно нужно что-то наворотить. Притом, что Андрею Звягинцеву лет едва ли ни больше, чем самому Шевченко. Ему года 43.
К. ЛАРИНА – А Шевченко сколько, 15?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Возможно, 42. Может быть 44. Но просто люди одного поколения, а он обращается к Звягинцеву как к мальчишке-новичку и учит его, как снимать русское кино. Это очень смешно бывает.
К. ЛАРИНА – А ты знаешь, что Константин Лавроненко даже никто не поздравил с присуждением ему «Золотой пальмовой ветви».
И. ПЕТРОВСКАЯ — Никто это что значит?
К. ЛАРИНА – Никто из официальных лиц России.
И. ПЕТРОВСКАЯ — А ему надо, думаешь?
К. ЛАРИНА – Дело не в этом. Когда спортсмен берет первое место на Олимпиаде, чемпионате, его вызывают в Кремль, для того чтобы вручить ему награду и выпить бокал шампанского, сказать ему спасибо. А когда артист на таком престижном международном форуме получает уникальную премию, у нас ни один актер этого не получал.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это проблема тех официальных лиц, которые это не делают. Это никоим образом не умаляет победы Лавроненко.
К. ЛАРИНА – Абсолютно. Мне принесли кучку вопросов. «А что вы думаете по поводу идущего сериала «И все-таки я люблю». Пожалуйста, прокомментируйте, только если можно, без снисходительного пренебрежения к нам, кухаркам, домохозяйкам, пенсионеркам», — пишут кухарки, домохозяйки, пенсионерки.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Великое произведение для кухарок, домохозяек и пенсионерок. Поэтому его смотрю от случая к случаю. И, к сожалению, мне приходится до этого выспрашивать у пенсионерок, о чем была предыдущая серия.
К. ЛАРИНА – Пенсионерки смотрят с большой страстью.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Потому что уже, во-первых, привыкли смотреть на Первом канале «Татьянин день», просто потребность уже. Не хуже и не лучше многого остального. Там девочка очень хорошая маленькая. Внучка Алентовой. Я тут недавно аккурат на этой неделе одну или полторы серии посмотрела.
К. ЛАРИНА – А там какие-то все старые люди. Это какая-то сага на несколько десятков лет.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, Алентова бабушка. Девочка как раз юная, лет 7-8.
К. ЛАРИНА – Это ты уже последние серии смотришь. Дело в том, что когда все начиналось, Алентова была еще не бабушкой. Там же годы и годы. Возвращаясь к НИКЕ, были вручены две НИКИ вчера двум фильмам, которые, безусловно, этого достойны. Это «Завещание Ленина» и «Ликвидация».
К. ЛАРИНА – Да, мы очень с тобой порадовались, потому что мы решили, что одна из этих работ получит эту премию как телевизионное достижение. А выяснилось, что все-таки молодцы, они выделили две очень значительные работы предыдущего сезона и обе получили премии. И при этом Николая Досталя, режиссера «Завещания Ленина» не было.
К. ЛАРИНА – Он на съемках.
И. ПЕТРОВСКАЯ — И вышел продюсер Владимир Досталь, его брат. И награждал его М. С. Горбачев. Что было тоже символично.
К. ЛАРИНА – Который кстати этот фильм смотрел весь.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Более того, он сказал, что он посмотрел до того, как этот сериал закончился в эфире. Ему то ли привезли, то ли купил DVD. И вообще реакция, с которой зал встречал Горбачева, меня очень тронула. Это было очень тепло. Не было никакой фиги в кармане. А «Ликвидация» в высшей степени достойная работа. И мы видели на сцене Сергея Урсуляка и его жену, и Лавроненко.
К. ЛАРИНА – Жаль только, что его жену, замечательную актрису Лику Нифонтову и замечательного актера Константина Лавроненко не узнал Михаил Жванецкий.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Там мы видели, что была накладка, потому что перепутали немножко порядок вручения. Выходил вначале человек вручающий, говорил какие-то слова, а потом уже вызывали на сцену съемочную группу. А тут ведущая перепутала, сразу вызвала на сцену съемочную группу во главе с Сергеем Урсуляком, они сказали слова, вышел Жванецкий, который немножко в этой ситуации растерялся. Потому что явно какая-то домашняя заготовка у него разрушилась.
К. ЛАРИНА – Неловкая ситуация была, когда он говорит в лицо актрисе и актеру, которые все-таки не им не 15 лет, взрослые люди, известные актеры замечательные. Он говорит: я вас не знаю.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я сегодня, когда ехала, слушала, что вы говорили, ты чуть была не точна. Он сказал: я простите, фамилии не знаю, но вы тоже прекрасны.
К. ЛАРИНА – Некрасиво это.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Можно было не говорить, согласна. Но когда эта ситуация спонтанная на сцене, бывают какие-то неловкости.
К. ЛАРИНА – Когда закроют ТНТ? – спрашивает инженер из Санкт-Петербурга.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Вы нам скажите, к какой дате нам это сделать и мы тут, безусловно, постараемся. А сколько желающих вообще позакрывать. Причем мне нравится, что начинают не с самых главных. На этой неделе ко мне обращались с просьбами прокомментировать ситуацию с каналом 2х2. Честно говоря, это не самый запущенный из моих клиентов канал 2х2. Почему-то никого ни протестантов, ни буддистов, ни евангелистов не волнует, когда реальные происходят трагедии, драмы. Мы сколько угодно видим просто душераздирающих страшнейших историй, причем нам это рассказывается не для того, чтобы мы ужаснулись несовершенству человека или мира, а просто ради того, чтобы показать все эти ужасы нашего городка. Причем они реальные. А тем, что там какой-то лось или медведь совершает в анимационном виде, это вдруг всех взволновало.
К. ЛАРИНА – Он обливается кровью.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я читала этого заключение. Очень смеялась.
К. ЛАРИНА – Лапки отрываются.
И. ПЕТРОВСКАЯ — В общем, жалко конечно зверюшек. Птичку жалко. Но намного больше жаль людей. У меня были на этой неделе, мне кажется, меня невозможно шокировать, но были шокирующие впечатления. Вещи, которые как мне кажется нельзя делать.
К. ЛАРИНА – Про детей?
И. ПЕТРОВСКАЯ — И про детей тоже. Программа «Пусть говорят» обсуждает историю отшельника, которого застрелили в заповеднике.
К. ЛАРИНА – Когда там говорили, что он нападал на колхозную картошку. Страшный маньяк. Он же никого не убил.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Чуть ли ни 20 лет жил человек в лесу.
К. ЛАРИНА – Воровал картошку с полей.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Еще якобы он расставлял капканы, в которые попадали егеря. И вообще представлял собой некую угрозу по мнению местной власти, в том числе руководства этого заповедника. Организуется облава на человека, просто как на кабана на него идут. В результате застрелили. Эта история обсуждается. И рассказывается и сидит родственник его, который якобы опознал в нем своего деверя, шурина. И дальше нам предлагают телемост с женой этого человека, предполагаемо под таким-то именем. Жена находится в Кишиневе, она 20 лет ничего про своего мужа не знала, она пришла нарядная. Сидит в студии, рядом сидит дочь этого человека с грудным младенцем. И ее спрашивают: а при каких обстоятельствах исчез муж, она говорит, что он перестал заботиться давно о семье. И тогда ей задают вопрос, а вы знаете, что произошло. И выясняется, что совершенно она не знает. И ей прямо тут на наших глазах сообщают, что этот человек убит. По лицу видно, что она в шоке. Дальше Андрей Малахов предлагает коллегам молдавским показать ей фото мертвого человека для опознания. Делается маленькая пауза, дальше начинается: похож он, не похож. Но женщина просто в абсолютном шоке. Я подумала, а когда происходит действительно реальное опознание. Людей к этому готовят, им дают успокоительное. Рядом дежурит врач.
К. ЛАРИНА – А ты уверена, что это не постановка? Что ей не сказали.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Если бы ей сказали, зачем тогда ей изображать полное недоумение?
К. ЛАРИНА – Для нас, чтобы мы были потрясены.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это актеры могут изобразить. А простые люди этого не делают. И видно было…
К. ЛАРИНА – Неужели до такой степени дошло, это уже за шаг до публичного вскрытия телевизионного.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Можно было вообще труп в студию привезти и показать со всех сторон. Дальше ей говорили, где у него татуировки и так далее. Это для меня шок. И мне кажется, что телевидение здесь просто переходит какие-то совершенно очевидные границы дозволенного, этики и просто человеческих каких-то…
К. ЛАРИНА – Тут конечно мультяшные лоси отдыхают.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Просто гуляют себе в лесу и никого не трогают.
К. ЛАРИНА – Отвечу на вопрос, кого играл Лавроненко в «Ликвидации», он играл бандита Чекана. Он был враг, но при этом романтический герой. Очень любил свою женщину, которую играла замечательная Ксения Раппопорт. Давай я прочитаю то, что пишут. «Ваше мнение о фильме «Артистка», — спрашивает Лена.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы вчера провели это время, пока шел этот фильм, в Театре Российской армии.
К. ЛАРИНА – Кстати, Маша Аронова, одна из исполнительниц ролей в фильме «Артистка» получила вчера НИКУ как лучшая исполнительница роли второго плана.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Этот фильм я еще не посмотрела. Надеюсь сделать это сегодня.
К. ЛАРИНА – Я посмотрела. Это очень милый, симпатичный фильм. Который поднимает настроение. Абсолютно в стиле С. С Говорухина. Простое, сюжетное, очень обаятельное кино с очень хорошими актерскими работами. Евгения Добровольская, конечно Маша Аронова. Прекрасный необычный Александр Абдулов, который играет соседа-алконавта, слесаря. Характерная роль. Очень хорош Юрий Степанов из Театра Мастерская Фоменко.
И. ПЕТРОВСКАЯ — А вы сегодня рассказывали об этом с Витой, как вчера было вручение НИКИ жене Александра Абдулова?
К. ЛАРИНА – Нет. Этот сюжет очень трогательный.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Наверняка. Премию за вклад, НИКУ присудили посмертно Александру Абдулову, и Алексей Баталов вручал ее на сцене жене Юлии. И выяснилось и в этот момент зал, конечно, стоя это все приветствовал, когда уже вручили большую НИКУ, Алексей Баталов попросил остаться ее ненадолго и сказал, что ровно год назад 21 марта родилась дочка.
К. ЛАРИНА – Годик исполнился Жене Абдуловой.
И. ПЕТРОВСКАЯ — В день этой церемонии исполнился годик. Тут зал просто облился слезами и Баталов сам с трудом справился и до конца договорил. И вручили для девочки малюсенькую в коробочке типа брошечки миниатюрную НИКУ. Это было очень тепло, трогательно. Так же как потом весь этот мартиролог ушедших актеров за год под песню, которую, оказывается, написал тоже незадолго до смерти Александр Абдулов.
К. ЛАРИНА – Это не его песня. Он ее записал. Песня очень щемящая. Поскольку она посвящена актерам, которые уже ушли из жизни. Смысл песни в том, что очень хочется оживить артистов, которых мы видим на экране. Но это не получается. Эту песню спел Александр Абдулов и действительно на экране во время песни мы видели людей, которых уже с нами нет. Которые покинули нас в этом году, даже там получается от НИКИ до НИКИ. Там вспомнили и Кирилла Лаврова и Михаила Ульянова, Лидию Смирнову. Конечно, Софико Чиаурели, Борис Хмельницкий и Александр Гаврилович, конечно. То, что касается Александра Абдулова, вчера было очень много моментов трогательных. Леонид Ярмольник сказал о нем.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Сказал именно, что кино дает возможность сохранить, продлить жизнь. И сохранить в памяти образ живого человека.
К. ЛАРИНА – Давай я почитаю. «Фильм прекрасный. Звягинцев наша надежда. Зачем только он сюда пришел. Он фильмом все сказал и добавлять что-либо тут него. Фильм сразу входит в твою душу. Объяснить это невозможно».
И. ПЕТРОВСКАЯ — Зачем он пришел? Представить свой фильм. Он очень все это достойно выслушал. Не спорил особенно. Видно было, что у человека было, что сказать, есть, что сказать. И меньше всего он зависим от того, что скажут о нем другие.
К. ЛАРИНА – Подскажите, пожалуйста, на каком канале Гордон с передачей. В какой день недели.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Первый канал по пятницам. Не могу сказать, что очень регулярно, но сейчас очевидно, был просто большой перерыв после нового года. Видимо, программа выходит по мере того, как обычно сейчас записано пакетом несколько. На следующей неделе в пятницу после 23 или может до 23 фильм Миндадзе «Отрыв». И соответственно обсуждение.
К. ЛАРИНА – Уважаемая госпожа Петровская, я не верю, что вы настолько наивны, и не знакомы с технологиями ТВ, что принимаете за чистую монету малаховские штучки.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я принимаю не просто за чистую монету. Во-первых, я видела смущение очевидное Малахова. Потому что он явно был к этому тоже не вполне готов. И даже не сам сообщил женщине о том что случилось, возможно, с ее мужем. Никто не утверждал до конца, что это муж. Об этом сказал родственник, сидевший в студии. Да, в данном случае если только это не актриса, которую позвали на телемост, а в это не верится, то мне кажется, что это абсолютный был общий шок. И кстати, что за малаховские штучки и вообще телевизионные. Днем раньше там же была программа не менее шокирующая, а может быть более. Начиная ее, Малахов сказал: просьба увести детей от телевизора. В 18.20, еще даже далеко не все родители до дома доехали, способны увести своих детей от телевизоров. Показывали кадры, которые снял сам мальчик 14 лет на камеру своего мобильного телефона, предсмертный его монолог прощание с родителями. После этого мальчик покончил с собой. Потом была в студии мать этого мальчика, отец. Соседка, которая говорила, что этого ребенка надо было удушить еще в колыбели. Это был апофеоз этой программы. Если вы мне скажете, что это малаховские штучки, что это все подстроено, и этот мальчик на камере, ну хорошо, тогда может быть, я смирюсь. Но просто тогда я хотела бы видеть некое указание, что это реконструкция, инсценировка. Возможно, эта история произошла на самом деле, но не верьте, эти люди не натуральные и не настоящие.
К. ЛАРИНА – Ира, но родители же приходят. При всем ужасе ситуации, зачем они пришли на телевидение.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Они пришли, чтобы рассказать о том, какой у них был замечательный мальчик.
К. ЛАРИНА – В программу «Пусть говорят»?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и заклеймить его учительницу, потому что в этом предсмертном письме, это отдельная тема, мальчик говорит, что во всем виновата учительница Валентина Ивановна, которая его не любила. Валентину Ивановну никто не позвал, и даже не говорили, что звали, она не пришла. Но учительнице досталось по полной программе. Вплоть до рекомендации вообще уволить всех учителей, у которых большой стаж работы. Потому что они якобы превращаются в монстров. И самое главное, а чего же говорят, чтобы детей увели от экранов, не такое слышали. Потом там психолог говорила очень разумные вещи, что сегодня в нынешней подростковой среде к огромному несчастью распространилась мода на эти суицидальные настроения. И многие подростки сегодня и есть печальная статистика, ищут способы решения своих проблем именно в этом. В самоубийстве, в которое до конца они не верят. Они не верят, будучи людьми еще действительно юными и незрелыми, что они уйдут из жизни навсегда. Это способ как-то заявить о себе. Напугать, может быть. Но они верят до последнего, что их спасут. Но к сожалению часто это не происходит. Я подумала, что эта программа пусть это даже сейчас мы согласимся, малаховские штучки. Это не реальный мальчик, не реальные родители. Но, тем не менее, настроения вот эти, озвученные психологом, они реальные. И можно себе представить, что некоторая часть подростков с неустойчивой психикой воспринимают это наверняка за чистую монету. Но только считывают все по-другому. Так, что да, действительно этот парень возможно ушел из жизни. Мы знаем, что в этом возрасте еще человек не осознает эту необратимость смерти. Но зато у него звездный час, ему посвящена вся программа. И его показывают на всю страну. Мне скажут, что это глупость, а я скажу, что нет. Потому что у меня была конкретная история, когда несколько лет назад из семьи моей подруги сбежал ребенок на несколько дней. Тоже у него были школьные проблемы. Ему было 14 лет. Слава богу, нашелся. Вся семья и друзья чуть с ума не сошли. И дали объявления в «Московский комсомолец», в программу «Времечко». И он вернулся именно в день, когда это было все опубликовано. И дети, его друзья, моя даже дочка, которая с ним была в хороших отношениях, знаешь, как это все восприняли. Что он герой. Почему? – его портреты опубликовали в газетах. Про него и назвали его имя, фамилию и портрет показали в программе «Времечко». Для меня очевидная вещь, что с таким ломом лезть в такие темы ради того, чтобы, а ради чего все это делается. Кто-нибудь истину выяснил на этих ток-шоу. Это невозможно.
К. ЛАРИНА – Тогда у меня вопрос, зачем туда приходят люди? Обманывают? Ничего подобного. Люди соглашаются приехать, им оплачивают дорогу. И рассказать об этом. Они же знают, куда они едут.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это какой-то инфантилизм, незрелость сознания на мой взгляд. Эмоциональная какая-то незрелость.
К. ЛАРИНА – Кого тогда ты защищаешь? Тогда тех, кто это смотрит.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, тех, кто это смотрит. Потому что это их дело этих людей приехать. Возможно, часть из них отчаялась, до кого-то докричаться, достучаться. В разных ситуациях по-разному какая может быть мотивация. Кто-то отказать не может. Ты не права, не морщись, мы не понимаем, какая магия есть у этого ящика, телевизора. И многие люди только из этого исходя, соглашаются приезжать. Мотивация разная. Меня более всего поразила на одной из этих программ, кстати, где обсуждался отшельник, а вторая часть была про эту чудовищную историю в Белоруссии, когда из живых людей и машин устроили щит для того, чтобы задержать пьяного лихача. И этот лихач был в студии. Он пришел со своей девушкой.
К. ЛАРИНА – Это журналистская удача. Ира, все, что ты рассказываешь сейчас, сидит вся эта огромная бригада программы «Пусть говорят», и счастливы тем, что ты сейчас говоришь. Это их журналистская удача, их звездный час Андрея Малахова и их программы. Потому что в субботу Ирина Петровская посвятила 20 минут из передачи рассказу о том, что у них было. Я, например, всего этого не видела.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Очень давно не смотрела эту программу. А тут так получилось, что два дня подряд я это посмотрела. Пришла в ужас. Но, к сожалению, это такая моя работа.
К. ЛАРИНА – Поделиться своим ужасом.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, и рассказать об этом в эфире. А по-прежнему считаю, что есть вещи, которые недопустимы.
К. ЛАРИНА – Ты как наши слушатели: когда закроют ТНТ?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет.
К. ЛАРИНА – Когда закроют программу «Пусть говорят».
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я никогда не призываю закрыть. За редким исключением, когда совсем что-то запредельное. Просто существуют некие, что ли кодексы этические, человеческие…
К. ЛАРИНА – Где?
И. ПЕТРОВСКАЯ — В разных очень приличных странах.
К. ЛАРИНА – Где написано?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Где белым по черным…
К. ЛАРИНА – Где у нас кодекс?
И. ПЕТРОВСКАЯ — У нас, к сожалению, этого нет.
К. ЛАРИНА – Ну так чего ты говоришь. На что ты ссылаешься?
И. ПЕТРОВСКАЯ — До тех пор, пока этого нет, будут призывы протестантов, работников ЖЭКа, продавцов – закрыть.
К. ЛАРИНА – И он тебе принесет в передачу, ты его позовешь, Малахов или его представители, принесет закон о СМИ. И скажет: какую часть этого закона я в своей программе нарушил. Никакой.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Есть закон, безусловно, где прописаны какие-то одни вещи и есть этическая история…
К. ЛАРИНА – Где она прописана?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Она должна быть прописана в этическом кодексе каждой отдельной телекомпании.
К. ЛАРИНА – А есть такие кодексы?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Есть, не у нас.
К. ЛАРИНА – Их нет. Вот и все.
И. ПЕТРОВСКАЯ — И то, что они делают, это ужасающе. А главное, что они точно не знают, как это отзовется в ком и сколько похожих историй получится благодаря тому, что они без всякого стеснения вторглись в те сферы, куда не всякому даже и врачу и священнику и психологу можно вторгаться.
К. ЛАРИНА – Давай сменим тему.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Можно я скажу о хорошем. Тоже мало кто к сожалению видимо смотрел. Это было в воскресенье днем. Но я смотрела, потому что я обнаружила это в анонсах. И, слава богу, не пропустила. История продолжение, история, рассказанная года полтора или два назад сразу на нескольких каналах. Был фильм «Авторское телевидение» его сделало, на канале «Россия», был фильм на Первом и был фильм Андрея Лошака на НТВ. Один и тот же детдом для детей с особо тяжелыми пороками развития. Одна история. Но герой там почти везде был один и тот же. Это 14-летний тогда мальчик, с неизлечимой болезнью костей. Маленький, скрюченный. Но невероятно исполненный какого-то внутреннего света.
К. ЛАРИНА — Умница. Очень образованный мальчик.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Он там организовал для своих товарищей по несчастью…
К. ЛАРИНА – Религиозные лекции.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Изучение Библии.
К. ЛАРИНА – Рассуждает, так интересно его слушать. Философ настоящий.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Но тем страшнее было и тяжелее думать, что все эти ребята, а там был не только он, там был мальчик светлейший, который тоже с каким-то невероятным пороком развития физическим, который писал стихи. Там были дети без ног, которые танцуют. В общем, там шла какая-то своя замечательная жизнь…
К. ЛАРИНА – Этот фильм показывался чуть ли ни в рамках передачи «Народ хочет знать», его обсуждали. И даже автору ставили в вину, зачем вы это показываете. Это лучше бы помогли. Так вот о чем ты сейчас хочешь сказать, это как раз продолжение судьбы двух конкретных людей. Что очень важно.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Я о том и говорю. Это были фильмы, показанные полтора года назад. И возникло ощущение, что у этих ребят…
К. ЛАРИНА – Будущего нет.
И. ПЕТРОВСКАЯ — И там об этом тоже говорилось, конечно. Их будущее – дом для престарелых. И все. И тут продолжение на Первом канале, называется «Новый дом для хрустального мальчика», хрустальный мальчик это как раз это Саша…
К. ЛАРИНА – У которого хрупкие кости.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, его болезнь называется хрустальная болезнь. Выяснилось, что двоих ребят после этих фильмов этого Сашу, его друга Игоря, у которого, по-моему, ног нет, усыновили. Игоря – американская семья. А этого Сашу – по-моему, из Воронежа. Во всяком случае, их провинции, семья, у которой есть дети взрослые. Которые увидели эти фильмы и не смогли спокойно жить. И это просто до слез, потому что видно, как этот мальчик, во-первых, оба счастливы, и того и другого снимают. Но особенно испытываешь чувство особого удовлетворения, когда видишь Сашу, и он зовет их мама и папа. Видно, как они к нему нежно относятся. Носят на руках. Он хвастается, что у него новые джинсы и кроссовки и говорит: какой я модный. Они везут его на море. И этот новый папа входит с ним на руках и окунает его в волну и эти глаза передать невозможно. То есть, есть и этот эффект телевидения. Вызвать не ужас и омерзение к своим героям, как часто делают люди, которые приходят в такие дома и попадают в пограничные ситуации, а вот эта любовь и сострадание. И кстати, тут уже тоже соединяется одно с другим. Автор этого фильма на «Авторском телевидении» на том самом обсуждении в «Народ хочет знать», ему задали вопрос, какие мысли его посетили, хотя фильм очень хорошо был сделан. Очень тонко…
К. ЛАРИНА – До мурашек.
И. ПЕТРОВСКАЯ — С точки зрения самих ребят он им даже камеру давал, и они сами себя снимали. И он сказал шокирующую вещь, что все равно его не отпускала мысль, зачем этим ребятам дали жить. И это было воскресенье, сейчас продолжение истории двух ребят, а, по-моему, во вторник на «России» был фильм «Спасите наши души. Новорожденные». Это фильм о центре в Питере, где спасают тоже детей недоношенных с различными пороками развития. Через судьбы матерей молодых, одна из которых отказалась от девочки, родившейся с этим пороком и недоношенной. Несколько наоборот, взяли на себя эту ношу, ношу своих собственных детей выхаживать независимо от того, в какой степени тяжести они находятся. И главное там совершенно фантастические врачи. Которые говорят те самые вещи, почему это связано с тем фильмом, о котором я говорю, что никто не имеет права решать, жить ребенку или нет. Жить человеку или нет. Ни врач, то есть всегда есть возможность, вероятность, что это, во-первых, будет излечиваться или все равно, если даже человек иной, другой, он все равно человек замечательный может быть, и практически божественное создание природы, хотя там показывают очень тяжелых детей. Но я внутренне не знаю, соглашаться с этим или нет. Но люди, которые работают на этой границе, им как-то особенно веришь. И видишь эту историю мальчика Саши.
К. ЛАРИНА – Потому что прекрасно, что ты рассказываешь про этих уникальных врачей. У которых такое отношение к этим несчастным детям. Но ведь потом они же оттуда выходит, и помещаются в те дома сначала детские, о которых снимал фильм парень с АТВ а потом как ты сказала они попадают в дом престарелых. И что мы видели, у нас была жуткая история близнецов Даши и Маши, которые в итоге спились совершенно. Превратились совсем в каких-то полулюдей. Я имею в виду по своему развитию. Хотя все начиналось, когда они были совсем молодыми, это были очень интересные девочки, с ними делали интересные интервью. А потом так их бросили в дом престарелых.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это уже другая история.
К. ЛАРИНА – Это история этой страны, Ира.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это правильно и об этом эти люди тоже говорят, что по отношению к такого рода детям, по ответственности граждан и даже родителей к собственным детям и определяется уровень цивилизованной страны. Поэтому я не к тому, что, у меня тоже масса возникает вопросов и, не дай господь, что если бы тебя это коснулось и как с этим жить. Но при этом…
К. ЛАРИНА – Как жить, если ребенок заболел, ему ноги ампутировали. Как тут жить, объясни мне. Это у них такой метод лечения, блин, в этой Кубани. Заболела рука – отруби руку. Заболела нога – отруби ногу. Что это такое? И при этом она сидит эта врачиха главная, и чего-то там говорит про какое-то правильное лечение. Что это такое?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Это о другом.
К. ЛАРИНА – Это о том же. Это отношение к человеку. Потому что знают: а) ничего за это не будет, ее не посадят…
И. ПЕТРОВСКАЯ — Есть и такое отношение, и такое. Дело в том, что разговор об этом такой деликатный и глубокий тоже необходим. Потому что там врачи говорят, что двух одинаковых детей, которых они держат в этих в инкубаторах, с тяжелейшими пороками и недоношенных, один не выживает, другой выживает и даже многое наверстывает и поправляется. Потому что с ним мама его находится. Потому что она в какой-то момент или рядом все время сидит и вроде бы совершенно даже и не похожего на человека это существо гладит по голове и у него пробуждается…
К. ЛАРИНА – Но я тебе говорю про две параллельные жизни. Про которую говоришь ты и тут же в новостях тебе показывают то, что я тебе напомнила.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, но меня тем не менее…
К. ЛАРИНА – Это что за страна такая?
И. ПЕТРОВСКАЯ — Тем не менее, невероятно трогает и обнадеживает то, что есть и вот это отношение. И конечно те же самые врачи, да и за кадром тоже говорят что, к сожалению, такой центр есть, например, в Санкт-Петербурге, но его нет в большинстве городов. Да, но что за страна такая. Тогда нужно просто всем действительно завернуться и ползти себе тихонько на кладбище…
К. ЛАРИНА – Не ползти надо. А надо знать, что это не халатность, как нам пытаются представить, это преступление против человека. За которое надо судить. А у нас это: ну, извините. Это ужас просто.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Но мы еще с тобой обсуждаем все-таки телевидение и то, как телевидение к этим проблемам подходит.
К. ЛАРИНА – Так оно должно таким образом, как я понимаю, каким-то образом воспитывать общество. Чтобы у нас было отношение к этому правильное. Адекватное.
И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот этими фильмами оно воспитывает общество. А когда мне в программе «В мире людей» на той же неделе показывают ребенка, у которого в 4 года возникло заболевание, в результате…
К. ЛАРИНА – Я про него рассказывала. На Кубани.
И. ПЕТРОВСКАЯ — А знаешь, какую фразу говорит там корреспондент в этой программе за кадром. Теперь мать мальчика (он лишился ног) думает не о том, чтобы судиться с врачами, а чтобы поставить его на ноги. Так вот скажи мне, пожалуйста, это стеб или что, или это такая глухота, что корреспондент даже не слышит, что он говорит. Поэтому я повторяю, я сейчас не о проблеме. О проблеме можно говорить годами, и на эту тему написана масса всего и сказано и будет еще сказано, я говорю о подходе телевидения. Можно вызвать отторжение, отвращение, ужас, мерзкое любопытство, шок. А можно попытаться это воспитывать в людях, отношение к тому, что все зависит от тебя самого и ты вправе сделать и кого-то счастливым и возможно кого-то даже действительно на ноги поставить, сейчас не имею ту в виду ту ситуацию, о которой мы говорили.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире