'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Здравствуй, Ирина Евгеньевна.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Здравствуй, несравненная Ксения Андреевна.

К.ЛАРИНА: Не менее несравненная. Программа «Человек из телевизора» открывает для вас свои дверки. Вот, как здорово. Помнишь, как Зуева в сказочке: «И пошел Иван царевич…»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ой, как у тебя хорошо получается.

К.ЛАРИНА: Я обещала нашим слушателям с утра, пока ты спала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не скажи, я собиралась

К.ЛАРИНА: Да, ты уже собиралась на работу? Я пообещала, что сегодня будем телефон включать почаще, а то наши слушатели обижаются, вы не учитываете нас, наше мнение, наши вкусы, а мы тоже хотим сказать свое слово вам всем, задать слово.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Задать слово? Задают треп.

К.ЛАРИНА: Сказать свои слова. Так что дорогие друзья, готовьте свои слова, мы обязательно вас послушаем. Еще раз напоминаю наши телефоны: 783-90-25 — для тех, кто «за» и 783-90-26 — для тех, кто против.

И.ПЕТРОВСКАЯ: «За» и «против» нас, телевизоров?

К.ЛАРИНА: В принципе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, хорошо, я всегда только рада.

К.ЛАРИНА: Те, кто позитивны, кто позитив высказывает – 783-90-25, а те, кто негатив хотят свой высказать, вылить, излить — то 783-90-26.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но в печатной форме.

К.ЛАРИНА: Естественно.

К.ЛАРИНА: Так что вот. Об этом успеем поговорить. Я хотела с анонсов начать. Я уже Ире сказала, что читала анонсы, которые были в газете «Известия» вчера опубликованы, я даже с собой принесла страничку. Хочу порадоваться за то, что будет возможность посмотреть у нас с вами. Во-первых, фильм «Доброй ночи и удачи», который Ира рекомендует.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я даже потом могу чуть-чуть поподробнее сказать.

К.ЛАРИНА: Фильм стал поводом для долгих-долгих разговоров, обсуждений. Мы обсуждали эту тему и здесь. Владимир Владимирович Познер не раз цитировал главного героя этого фильма и историческую личность, по телевизору цитировал, об этом много раз спорили, тоже не раз говорили, короче говоря, о сути и смысле журналистской профессии. Скажи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Этот фильм, мне кажется, что он необходим для просмотра людям, которые думают о миссии профессии журналиста, об ответственности. У нас, к сожалению, это все уходит, у нас остается чистая функция. В этом фильме, самое сложное для Америки время, очень популярный ведущий Эд Мэрроу, по другой конструкции его произносят Мюрреу, это не имеет значение. Он со своей компанией, корпорацией выступил против влиятельнейшего человека того времени сенатора-республиканца Маккарти, не Маккартни не путать, когда в стране шла охота на ведьм, когда не только выявлялись люди с коммунистическими взглядами, но это стало поводом для преследования любых инакомыслящих.

К.ЛАРИНА: В скобочках заметим, жесточайшая цензура в то время была. В Америке.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На телевидении в Америке было. И тем не менее, эти люди поняли, что то, что происходит, в конечном итоге, будет бить и по ним тоже, потому что они члены этого общества и они выступили от имени этого общества, защищая его интересы. Он, кстати, очень интересно сделан, он черно-белый, там продюсер Джордж Клуни.

К.ЛАРИНА: И сам играет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сам играет, но не главную роль. Когда он отвечал на вопросы журналистов об этом фильме, он тоже говорил о том, что ему показалась важным это высказывание. По сути, это гражданское высказывание о роли, миссии и ответственности журналистов, актуальное во всех странах, в любое время. А то, что Клуни вырос сам в телевизионной семье, у него отец, по-моему, на местной станции.

К.ЛАРИНА: Тут еще контекст на контекст. Фильм был сделан, задуман Клуни во время американо-иракской войны.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Начала, да.

К.ЛАРИНА: Учитывая, что Джордж Клуни по своей сути антибушевец по своим гражданским убеждениям, это очень важное кино и в его жизни тоже. Это его личное высказывание.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В этом смысл, что это его личное высказывание. Этот фильм получил множество премий. Но дело даже не в этом, а в важности этого разговора, и для нас в первую очередь. Потому что мы в последнее время, вообще, об этом не говорим.

К.ЛАРИНА: Почему? Владимир Познер очень любит про это говорить

И.ПЕТРОВСКАЯ: Владимир Познер любит. Смотри, отчасти история. Вдруг не с того ни с сего отстраняется Брилёв от программы «Вести недели».

К.ЛАРИНА: Ничего не знаю, я все пропустила.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да ты что!

К.ЛАРИНА: Когда это было?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну уже это было во вторник или среду.

К.ЛАРИНА: Ты так говоришь. В этом году? Сейчас?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В этом году.

К.ЛАРИНА: Я ничего не знала, я клянусь тебе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Рассказываю. Такое событие – хотя для кого событие для кого нет, в общем, для меня это знаковое.

К.ЛАРИНА: Кто за него вел?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Будет только вести. Он провел в воскресенье программу. И далее собирался улетать в Иорданию, где в это время был президент. Потом, как описывают происходящее коллеги, ему позвонили, застав его еще не улетевшим в аэропорту и отменили поездку, сообщив, что более он программу «Вести недели» не ведет. Ты меня потрясаешь, если бы вы видели лицо вашей любимой ведущей Ксении Лариной, это в буквальном смысле, челюсть отвисла.

К.ЛАРИНА: Отпала. Я ничего не знала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Еще раз. Может быть, и наши слушатели пропустили. Дальше никаких, как водится теперь, по нынешним временам, никаких объяснений не поступило. Руководство компании говорит общие слова, что Сергей Брилёв будет работать над новыми творческими проектами, а пока он уйдет в небольшой творческий отпуск. А на «Вести недели» сядет Андрей Кондрашов, который вел вечерние «Вести» в последнее время, долго был корреспондентом.

К.ЛАРИНА: А комментировали?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Никто ничего нигде не комментирует. Есть высказывания некоего источника из компании, где говорится о том, что в последнее время Сергей Брилёв, в общем, зарвался.

К.ЛАРИНА: Накладные карманы?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, смысл такой, что стал слишком самостоятельный, что самооценка у него слишком повысилась. Сам Сергей Брилёв, где-то я прочитала, единственное говорит: «Дайте срок, дайте, я сейчас отдохну и потом займусь действительно новыми проектами». В принципе, почему это для меня событие. Я не могу сказать, что я буду очень страдать от отсутствия Сергея Брилёва в эфире, я лично. Но, судя по всему, получается такая картина. Действительно, человек ведет уже несколько лет очень влиятельную программу, такой просвещенный государственный PR.

К.ЛАРИНА: Рупор.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дальше, вероятно, у него повышается самооценка, что совершенно нормально. Потому что журналист, который ведет политическую программу, он волей-неволей сам становится….

К.ЛАРИНА: Политиком.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, в каком-то смысле политиком, во всяком случае, человеком, во много раз даже больше влияющей на умы, чем любые политики. Я вспоминаю опять же американскую историю Уолтера Кронкайта. Совершенно знаменитый легендарный ведущий, когда он выступил против войны во Вьетнаме, президент тогдашний американский, по-моему, Линдон Джонсон, я могу ошибиться, сказал: «Если я потерял Кронкайта, значит, я потерял Америку», потому что как раз начинались выборы. И в этом смысле, у человека появляется некая самостоятельность, очевидно в суждениях, что-то еще, что отличает его от диктора. А он всегда позиционировался как ведущий. И вот это становится препятствием для дальнейшего исполнения им профессионального долга на государственном телевидении. Согласись, что это абсурд?

К.ЛАРИНА: Угу. А это официально объявленная точки зрения.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я тебе говорю, цитирую тебе точки зрения, которые звучали, в том числе среди них есть и «возросшая самооценка и лишняя самостоятельность», говорит некий источник ВГТРК. И я понимаю, что это версия близка к истине. Но механизм принятия решений, думаю, в нынешних временах очень простой: кому-то что-то не понравилось: как он посмотрел, как он синтонировал, может быть, недобдел, может быть, перебдел. Понимаешь, когда пришла эта новость….

К.ЛАРИНА: вдруг он совершил героический поступок, хотел он отказался озвучить заведомую ложь? Как Миткова. А мы не знаем об этом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может быть. Мы не знаем об этом. В том-то и ужас, телевидение раньше было другое средство массовой информации, было открыто, если что-то такого рода происходило, это становилось известно, и сами фигуранты это комментировали. Сегодня люди, работающие в этих перфорациях, находятся внутри этой властной государственной корпорации. Они даже не могут озвучить свое собственное мнение, не говорю о комментариях. Во многих компаниях сегодня просто Ваня Иванов, ведущий, корреспондент, не может дать интервью тебе или мне, потому что он до этого должен обязательно получить визу своего специального отдела или по связям с общественностью, либо еще какого-то. По-своему, я повторю, это знаковая реакция, особенно, если учесть, что мы в преддверии выборов, потом последовали всякие властные перестановки. Почему реально и чем не угодил? В общем, Сергей Брилёв, прямо скажем, был не борец, он достаточно хорошо, верно служил, иной раз, правда, он пытался немножечко, чуточку сиронизировать. Чуточку отстранения, выражения лица.

К.ЛАРИНА: Говоришь в прошедшем времени, то есть ты считаешь, что все, его больше не будет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мне прислали анонсы, там программа, уже написано информационное письмо ВГТРК…

К.ЛАРИНА: А вдруг кадр в правительство?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не исключено. Потому что Евгений Ревенко, который был в свое время до Сергея Брилёва, он ушел действительно в Департамент информации, как это называется, в Правительство. Но ты понимаешь, что тем не менее. Все равно эта его ипостась как для журналиста была для него привлекательна. Думаю, что это решение было большой неожиданностью, в первую очередь, для того, по кому это решение в первую очередь ударило. В общем, это удивительная история. Поражаюсь, что это мимо тебя прошло.

К.ЛАРИНА: Ты представляешь. У меня есть оправдание, я мало слежу за новостями на этой неделе, к сожалению, по разным причинам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не договорила в этом информационном письме обращение к газетам, которые публикуют программы и анонсы, что со следующей недели уже не печатать «Вести недели» с Сергеем Брилёвым, а печатать просто «Вести недели». И главное, опять же он только что получил ТЭФИ, причем, не первый раз.

К.ЛАРИНА: Ты переживаешь за него? Я тебя умоляю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, послушай. Я тебе еще раз сказала, что я в данном случае не поклонник Брилёва. Я совершенно не переживаю за его судьбу, я знаю, что будет все хорошо устроено. Но сам принцип, когда берется… Человек, который считает себя некой отдельной персоной, а дальше ему говорят, что хвост виляет собакой, а на самом деле собака говорит: нет, ты всего лишь хвост, и как только хвост не туда пошел или не так повилял. Все люди, кто мне звонили, обсуждают одно: что он сделал? Не дохвалил, не допиарил, не хочу громкое слово заявлять, или наоборот, «пере-». Большая проблема. И самое главное, что этот вопрос будет вставать перед каждым из наших коллег. Если человек, который сидит несколько лет подряд, с президентом на прямой линии, позволено ему улыбаться. Нет, вопросы не позволено задавать, но зачитывать SMS. Если так можно спокойно и совершенно легко, а что с другими? С любым другим еще более просто. Вот такая вот история. Хотя я еще раз повторю, она может быть в каком-то смысле и поучительная для самого героя и для будущих героев такого рода историй. Потому что она доказывает, если телевидение превращается из того, чем оно должно быть, из средства массовой информации, института, обеспечивающего коммуникацию между обществом и властью, если превращается в такой Департамент, который, в общем-то, по сути пиарит государство, то и к журналисту отношение такое.

К.ЛАРИНА: А то он этого не знал?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Знал. Видимо, в какой-то момент…Я не сравниваю, я говорю только о разнице отношения к профессии, к миссии и т.д. Конечно, все это было понятно. Более того, он во всех интервью старался говорить о том, что и на государственном телевидении можно работать.

К.ЛАРИНА: А как он говорил, когда ТЭФИ получал: «Нам позволяют похулиганить».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это все до поры до времени. Самое главное, что ты сотрудник в этом большом Департаменте.

К.ЛАРИНА: Он еще будет министром Советского Союза.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Все будет замечательно, но, согласись, что эта история наводит на некоторые размышления.

К.ЛАРИНА: Кстати, на самом деле мы полчаса уделили внимание этой персоне.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У тебя такое лицо сделалось, что я вынуждена была рассказать об одном из информационных поводов недели.

К.ЛАРИНА: Ирина, мне объяснила событие недели. А я начала с анонса. Еще раз повторю «Доброй ночи и удачи» — это фильм, о котором мы говорили и на

который мы ссылались в своих спорах. Не у всех есть возможность на DVD посмотреть, сможете по телевидению по РЕН-ТВ, 25 февраля в 00:40.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Поздно, но те, кто может, доживите, ей-богу, вы не пожалеете.

К.ЛАРИНА: Еще один фильм, который я всем рекомендую, вместе с Иваном Дыховичным и Ириной Петровской: «До свидания, мальчики» Михаила Калика, о котором мы тоже говорили в прошлый раз, когда говорили о фильме «Возвращается ветер».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Этот фильм будет показан в пятницу, на канале «Культура», утром в 10:30.

К.ЛАРИНА: Время какое-то странное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То, кино, которое должны обязательно посмотреть все, кто любит кино, утром или в глубокой ночи. Что обидно. Но бывает, что показывают приличное кино в нормальное время.

К.ЛАРИНА: «Кто эти люди, которые голосуют в программе Максима Шевченко?».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это вы. Я вам скажу, почти в каждой программе, где присутствует так называемая студия, публика в студии – это люди, которые звонят по определенным телефонам. Если вы внимательны, вы должны заметить, что такая надпись в титрах: «Если вы хотите принять участие, звоните…». И есть уже сформировавшиеся группы людей, которые ходят на разные программы с участием зрителей и в ряде случаев им за это платят, я не вижу в этом ничего предосудительного. Потому что сидеть на записи нескольких программ, здесь-то они пишутся под эфир, а есть программы, которые пишутся пакетами, по 3-4, и люди сидят день или два дня подряд с перерывом на ночь и они получают какие-то за это денежки. Я знаю, что на какой-то программе там такса 300 руб. в день, а если человек еще задаст умный вопрос или подаст умную реплику, еще доплачивают 150 руб. Не буду говорить, на какой, на нормальной, хорошей дневной программе, обычной, не политической. Думаю, что принцип здесь подбора примерно такой же.

К.ЛАРИНА: Там же не спрашивают ваше политическое кредо?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Полагаю, что в данном случае подбирают, стараясь исходить из того, что какое-то количество взрослых людей (старше 50), какое-то количество молодых, обычные студенты журфака и других институтов на такого рода программы ходят. Вот это люди, которые ходят, переходя от одной студии в другую. Если внимательно смотреть, то можно на разных программах, увидеть одни и те же лица.

К.ЛАРИНА: Пока Ирина говорила, я реагировала на ее реплики и параллельно искала цитата из выступления американского журналиста Эдварда Марроу, которая была произнесена 25 октября во время чествования журналистов, во время банкета. 1958 год. Эти слова и послужили поводом для разговора о сути и смысле журналистикой профессии, эти слова цитировал у себя Владимир Познер в программе «Времена» и мы об этом много спорим. «Наша история такова, какой мы ее делаем. Если в руки историков через 50 или 100 лет попадет полная запись недельного вещания всех трех каналов, они констатируют черно-белое или цветное свидетельство упадка и скопизма и бегства от реалий мира, в котором мы живем. Сейчас мы богаты, жирны и самодовольны, нам удобно, у нас конструктивная аллергия на неприятные и тревожные действия. Наши СМИ отражают эту черту. Если мы, по-прежнему, будем думать лишь о прибыли, и мы признаем, что телевещание стало в первую очередь средством отвлечения, обмана, развлечения и изоляции, то телевидение, и те, кто его финансируют те, кто его смотрит, кто на нем работает, рискуют прозреть слишком поздно. Если мы будем продолжать в том же духе, история отомстит нам. И тогда кара будет неумолимой. Давайте, хоть иногда вспоминать о важности информации и отмены денег. Телевидение может учить, может просвещать и даже вдохновлять, но только в том случае, если к этому стремятся создающие телепрограмму люди. В противном случае, телевизор просто ящик с электронной требухой». Простите за долгое цитирование.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но очень важно. Вот, прошло, сколько там, пол века, а мы говорим о том же самом.

К.ЛАРИНА: Новости, потом продолжим.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Мне же интересно, вот я и ищу всякие комментарии к событию, которое я пропустила – почему ушли Брилёва. Так, вот сказал Сванидзе, вчера у нас в эфире, что он ушел, типа, в отпуск. В творческом отпуске, это называется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В связи с подготовкой новых проектов.

К.ЛАРИНА: Творческий отпуск – это надолго.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вчера где-то прочитала, что Брилёв сказал, что недели через три будет готов говорить о своих новых проектах.

К.ЛАРИНА: Посмотрим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На нашей памяти в последнее время несколько человек уходили в творческий отпуск в связи с подготовкой новых проектов. Это, как ты помнишь, Михаил Осокин, с такой формулировкой был отстранен от эфира. Раньше еще Савик Шустер. Потом они оказывались уже в других местах, компаниях, слава богу, все живы-здоровы работают. Вот такой новояз – человек уходит в творческий отпуск в связи с подготовкой новых проектов.

К.ЛАРИНА: Кстати, Брилёв был же такой священной коровой, как и Катя Андреева.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тебе о том и говорю.

К.ЛАРИНА: Что они вечно вдвоем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот именно. Прямая линия с президентом. То, о чем я сказала. Они сидели рядом, создавали фон и ощущение, что рядом есть еще и журналисты. Но дело в том, что мы видели, какая это за функция – задать просто те вопросы, которые содержатся в SMS. Было очевидно, когда требовались какие-то уточняющие вопросы. У людей, стоящих на площади уточнить у Владимира Владимировича, если сидят рядом журналисты, то это их задача спросить: а почему? А как это получилось? Ну, самый характерный пример последней прямой линии, когда Путин сообщил, что он не мог дозвониться до Катанандова, руководителя Карелии. Естественно, если бы рядом сидел журналист, он бы спросил: А как это получается? Как это может быть такое? Но тогда вопрос этот задавали, еще было то время, когда журналисты других компаний задавали этот вопрос, если не лично человеку, который такое сказал, то, во всяком случае, понимали, что в этом есть какая-то проблема. Здесь уже вопросы такого рода совершенно даже не задаются. В общем, если мы посмотрим на нынешний фон: произошли перестановки в правительстве, произошло, на мой взгляд, очень важное решение, снят с должности всенародно избранный народом президент Чечни и назначен и.о.

К.ЛАРИНА: Кстати, я это тоже это не поняла, он же всенародно избранный. А как его можно снять?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В том то и дело. А вот так, получается, что так можно.

К.ЛАРИНА: А его не назначали?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, 2004 год, были выборы. Вся Чечня была пригнана к избирательным участкам. Были выборы. Мы сейчас не говорим «типа», не берем в кавычки. Мы говорим о том, что по процедуре это были выборы. Другой вопрос, как там голосовали, в связи с чем голосовали.

К.ЛАРИНА: Снял всенародно избранного президента, назначил его заместителем министра юстиции и спокоен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, почему. Исполняющим обязанности назначил Рамазана Кадырова.

К.ЛАРИНА: Ну, понятно, чтобы в итоге он стал президентом. И подумал, может быть, выборы давно отменили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, выборы там официально не отменили.

К.ЛАРИНА: Он в отставку же подал заявление, прошение об отставке. Удовлетворил ее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Прошение об отставке, это я не знаю. Возможно. Но все равно, назначен исполняющий обязанности человек с этим именем и фамилией. Я о другом. Что это реальное событие, политическое, на что-то очевидно, влияющее. В случае с Чечней реально влияющее на судьбу.

К.ЛАРИНА: А заведующий секцией мебельного магазина стал министром обороны.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Назначения, перемены. То, что в принципе, всегда обсуждается, как минимум, в политических программах, раньше специальные выходили.

К.ЛАРИНА: Вообще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вообще, тишь да гладь.

К.ЛАРИНА: Знаешь, я этим поражена, когда смотришь новости, НТВ по привычке включаешь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А почему шепотом?

К.ЛАРИНА: Первый, Второй, вот НТВ посмотри, там все скажут, хотя прокомментируют. Ира, комментариев нет! Гробовая тишина, как будто про прокаженных сообщают, вокруг которых чертят круг такой, огненный, чтобы не переступать черту. Показывают картинку протокольную, без комментариев. А дальше продолжаются новости. Я первый раз такое увидела, я отвыкла от этого. Хочется получить хоть что-нибудь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А мне хочется получить ответ на вопрос: что это значит?

К.ЛАРИНА: Даже ведущие ничего не говорят, как будто отдельный от программы кусок.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай посмотрим. Кое-что сегодня наверняка. Действительно, в последнее время для меня источник, как минимум, более полной и объективной информации — это Марианна Максимовская. Наверняка, в какой-то мере эта тема будет сегодня в «Неделе».

К.ЛАРИНА: Капля в море!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наверняка, как-то это затронут и теперешний «брилёв» Кондрашов или как там его зовут.

К.ЛАРИНА: Я не знаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наверное, как событие, как тема недели.

К.ЛАРИНА: Просто еще нам об этом расскажут и прочитают биографию заведующего секции мебельного магазина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Последняя надежда – Глеб Павловский, который сегодня в «Реальной политике» уж точно нам все объяснит, как это понимать. Но в целом, это дико. Смотри в этот же день, когда стало это известно, выходят программы, которые для такого события могли быть созданы и предназначены: «К барьеру», «Судите сами». Опять же в былые годы – прямо не ловко это словосочетание произносить, конечно бы, записной бы выпуск отменили или в прямой эфир вышли прямо вслед или в режиме «хоккейного матча» …

К.ЛАРИНА: А нас приучили, что это не ваше собачье дело. Нас приучили к этому очень быстро.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже не нас приучили. Существует точка зрения, что неинтересно это никому. Зрителям, это в принципе, и не нужно и неинтересно.

К.ЛАРИНА: Помнишь, когда Генпрокурора сняли, мы с тобой об этом говорили. И говорили нам тогда как раз, боюсь назвать человека, кто-то из героев «Особого мнения», боюсь, чтобы не соврать, кто это был из журналистов. В ответ на вопрос: а почему не комментирует никто? Журналист, герой «Особого мнения» ответил: не ваше дело, а что тут такого, это решение президента.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наверное, это Миша Леонтьев сказал, он любит такое говорить.

К.ЛАРИНА: «Почему мы должны обсуждать решение президента? С какой стати?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот, ты даже вспомнила примерно с какой интонацией говорится.

К.ЛАРИНА: «Не ваше собачье дело».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Здесь то же самое.

К.ЛАРИНА: Хорошее название программы. «Не ваше дело», «Не ваше собачье дело».

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Собачье» можно исключить, это и так всем понятно. Произошли такие события, почему они произошли, не ваше дело. Шикарно.

К.ЛАРИНА: Тогда, может быть, и не сообщать о них? Зачем мне знать биографию, как его фамилия?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сердюков.

К.ЛАРИНА: Зачем мне это знать? Это не надо мне. Вопрос мой, почему мне заведующий секцией мебельного магазина стал министром обороны?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он был руководителем налоговой службы.

К.ЛАРИНА: Наоборот, прошел путь от простого заведующего секцией магазина, товароведа до президента акционерного общества «Мебельторг» в Ленинграде.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Зато в Ленинграде. Ты не поняла, это ключевое слово.

К.ЛАРИНА: Замечательный, талантливый человек, но во всем этом есть такая дикость.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вчера прочитала, что, может быть, это и есть преемник.

К.ЛАРИНА: Да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот так нам его аккуратненько. Министр обороны – это ведь ключевой пост, один из ключевых, наиболее престижный.

К.ЛАРИНА: Завсекцией.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да не завсекции, а министр обороны. Хотя по прежней советской логике, завсекцией мебельного магазина – это выше, чем министр обороны был. Так дома не поставишь, а здесь стенка, диван, кресло всем нужны были. Горку, да. В какой-то абсурдной ситуации, я так думаю, действительно, Владимир Владимирович, может, телевизор не смотрит.

К.ЛАРИНА: Зачем?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может он и не предполагает, что творится. Отдельно слова, что хоть у нас и суверенная, но нам нужно больше демократии, нам нужно развивать свое общество.

К.ЛАРИНА: Да ему сказали, что людям все по фигу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Бла-бла. А с другой стороны, ровно ничего, никаких, даже минимальных попыток что-то обсудить, не говоря о том, что кого-то спросить. У нас ведь остались еще какие-то эксперты, политологи.

К.ЛАРИНА: Придворные политологи тебе что-то прокомментируют, не волнуйся.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Придворные прокомментируют и скажут, что это очередное, замечательное, верное и т.д. решение.

К.ЛАРИНА: Это мне не нравится в Нарышкине, он же из бывших.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В каком смысле? Дворян? А ну, да, фамилия его. Фамилия – да.

К.ЛАРИНА: Ну. Все-таки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Опять же, что это значит?

К.ЛАРИНА: Я бы хотела, чтобы президентом стал Нарышкин.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кто-то уж поставил на радио из коллег такой вопрос: чем первый вице-премьер отличается от просто вице-премьера.

К.ЛАРИНА: Просто вице-премьеры все, не жильцы на этом свете. На политическом, я имею в виду. С ними все понятно. Они выполняют свою тихую функцию и больше от них ничего не значит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Функция, значит, такая есть.

К.ЛАРИНА: Все! Что-то они делают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот я поэтому и говорю: чем отличаются? Тоже вопрос интересный.

К.ЛАРИНА: Чем отличаются? Тем, что те преемники, а эти — нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не так все просто, дорогая моя Ксения. Это было бы слишком просто, если бы тебе все показали, нет, тут какая-то еще будет игра.

К.ЛАРИНА: Завсекцией и мебельный магазин?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, не знаю, товаровед или еще кто-то. В любом случае, сколько мы вопросов задаем друг другу, не имея на них ответов. И я думаю, что некоторое количество наших сограждан, услышав это, хотят, как минимум, сравнить: кто-то говорит так, а кто-то сяк. Как раньше бывало.

К.ЛАРИНА: Не ваше собачье дело!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Свобода слова. Выходят в эфир и обсуждают это, и приглашаются пятые-десятые и из этого многоголосия каждый человек может вычленить для себя какую-то приемлемую версию, позволяющую ему что-то понять. Сейчас это реально невозможно.

К.ЛАРИНА: А что за фильм был о Брилёве? Ирина Алексеевна пишет: недавно показали фильм о Брилёве, он в гимназии учился, на работе, на катке у Кремля с женой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На СТС. Это была на самом деле «Истории в деталях», очень хорошая программа, выходит на СТС, Сережа Майоров.

К.ЛАРИНА: Так пишет Ирина Алексеевна: фильм о Брилёве.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно подумать, что на канале РТР стали творить произведения о своих ведущих. Нет, там они часто выбирают. Они берут любого популярного человека из любой сферы. Кстати сказать, и я там была в «Историях в деталях», извините за нескромность. Сагалаев был совсем недавно, Света Сорокина некоторое время тому назад. И в частности, «Истории в деталях», посвященные Брилёву. Кстати, отнюдь не комплиментарного толка. Это программа хороша тем, что она скорее безоценочная, но в подборе кадров, фрагментов интервью, некоторое отношение, безусловно, сквозит.

К.ЛАРИНА: Ироничное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мягко говоря, ироничное. То есть я знаю, например, люди, которые знают Брилёва, посчитали, что его там облили с ног до головы.

К.ЛАРИНА: Да ты что!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не считаю, что облили. Опять же программа этим не занимается. Но те тонкости, которые делают журналистов в журналистике.

К.ЛАРИНА: Можно включить телефон?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давайте. Мы с тобой заговорились.

К.ЛАРИНА: Мы обещали. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Сударыни, добрый день. Меня зовут Андрей, Москва. Я по этому номеру позвонил, для того, чтобы перейти к обсуждению недели.

К.ЛАРИНА: Давайте, уж, говорите скорее.

СЛУШАТЕЛЬ: Я говорю скорее, я хочу похвалить, не то, чтобы похвалить.

К.ЛАРИНА: Отметить.

СЛУШАТЕЛЬ: Лишний раз подтвердить свое восхищение актером Плотниковым, который сыграл в идиотском фильме «Пушкин», который по сути дела держал его. Все остальное я бы должен сказать по другому телефону, потому что Безруков в гриме Николсона из фильма «Волк» /смеются/

К.ЛАРИНА: Тут много вариантов.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете, о чем я говорю?

К.ЛАРИНА: То есть обрастать начал. А когти? А желтые белки?

СЛУШАТЕЛЬ: Чего не было, того не видел. Но, тем не менее, это было. Я смотрел на него и думал: этот тот самый человек, который написал ремарку «Народ безмолствует»? Я не мог этого представить. И испуг мой…

К.ЛАРИНА: А чего такому Пушкину стоит написать ремарку «народ безмолствует», да ничего, запросто.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, Безруков в этой роли, он не мог бы этого написать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Безруков в этой роли не мог написать и «ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет».

СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно верно. И знаете, меня брал испуг от того, что у него произнесется, и он вдруг начнет декламировать «утром, женам, закоулкам».

К.ЛАРИНА: Понятно, давайте закончим. Я не хотела, честно говоря, мне даже жалко на это тратить время. Ира написала замечательную статью по этому поводу. Что это обсуждать. Кошмар, и главное, бездарность.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давно заметили, что Безруков в руках /ха-ха/ хорошего режиссера – это одно, это актер, который выполняет задачу поставленную и делает это вполне достойно. Если он оказывается в таких руках, то это такой китч вопиющий.

К.ЛАРИНА: Жалко обсуждать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Понятно, от Пушкина не убудет.

К.ЛАРИНА: Нет нормального человека, который мог бы сказать….

И.ПЕТРОВСКАЯ: Есть, почитай на форумах отзывы, шикарный фильм, в некоторых школах его показывают.

К.ЛАРИНА: Нет, я знаю одного человека, кстати, подожди. Вот, Ира, в «Независимой газете», где мы делаем с тобой отзывы, Михаил Петрович Любимов, наш любимый писатель и разведчик, он сказал, что это очень хороший фильм «Последняя дуэль».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я потряслась. Даже неловко обсуждать, потому что, при всем при том, я думаю, что Наталья Бондарчук это сделала вполне искренне, вот у нее такое видение и поэта, и истории.

К.ЛАРИНА: Меня, кстати, здесь видение меньше всего волнует. Меня волнует продукт, который сделали. А продукт отвратительный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Продукт напоминает коврики над кроватками, у детишек вешали, иногда там три котенка, котята в корзинке. Там бывали нормальные литературные сюжеты, реалистично вышитые, но это абсурд. Это жалко.

К.ЛАРИНА: Дичь какая-то. Сценарий жуткий.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Безруков мне напомнил Галкина из «Ералаша» или Олейникова.

К.ЛАРИНА: А мне напомнил мишутку, мальчик в костюме Мишки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Лучше Николсон. И эти прямые иллюстративные, если Пушкин страдал, что скатывается с постели.

К.ЛАРИНА: Ну, Ира, ну жалко, остались считанные секунды.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо. На мой взгляд, ничего ужаснее, с точки зрения искусства и исторической правды, я не видела.

К.ЛАРИНА: А «Московская сага»? А «Александровский сад» Пиманова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это все сериалы, а мы берем кино.

К.ЛАРИНА: А это 7 серий, ты знаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. Они не получились, насколько я знаю, слава тебе, господи.

К.ЛАРИНА: Это из сериала собранное кино.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, слава богу не 37.

К.ЛАРИНА: Каждый день по году жизни отнимали бы нам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Александр Сергеевич столько не прожил фактически. Сколько там? 37 ведь было?

К.ЛАРИНА: Нам напомнил наш Андрей, что мы делили. Телефон 783-90-25 – те, кто «за», 783-90-26 — те, кто «против». Не про фильм «Пушкин», ребята, жалко, там такая насыщенная была неделя событиями и их отсутствием.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай, включаем.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я страшно рад, что до вас дозвонился, зовут меня Борис Витальевич. Меня потрясает на телевидении в несчетном количестве программ безграмотность ведущих по поводу понятия «русская цивилизация». Я профессионально занимаюсь этим вопросом, и я могу вам сказать: русской цивилизации не существует. Цивилизация бывает Западной, или она еще называется иудео-христианская, Восточная мусульманская, бывает Восточная …

К.ЛАРИНА: Можно вас спросить?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К.ЛАРИНА: Подождите, кто вам сказал, про русскую цивилизацию? С кем вы спорите?

СЛУШАТЕЛЬ: Тот же Шевченко.

К.ЛАРИНА: Он говорит про русскую цивилизацию?

СЛУШАТЕЛЬ: В его передачах, еще раз, у меня нет возможности перечислять огромное количество передач, в которых….

К.ЛАРИНА: В каком контексте они это употребляют? В контексте национальной идеи?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К.ЛАРИНА: О сущности своего пути, все понятно тогда.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это тоже у нас главная теперь тема. Спорят повсеместно, что у нас все свое, включая цивилизацию, путь и т.д. На мой взгляд, тупиковая идея. Была примерно на эту тему, в том числе на эту тему дискуссия, кто видел «К барьеру» с Дмитрием Быковым и Михаилом Леонтьевым.

К.ЛАРИНА: А, такая тоска была. Как-то они не распоясались совсем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это уже ожидание. Поскольку предыдущие распоясались по самое некуда, когда люди говорят нормально и не переходят на личности, кажется, что неинтересно.

К.ЛАРИНА: Разговор белый и пушистый.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Разговор при всем при том был интересно, хотя, конечно, меня не удивляет результат, что, безусловно, с огромным отрывом победил там Леонтьев. В том числе речь шла и об этом. Очень правильно говорил, что это в результате идет к инволюционизму, это очень опасная вещь, все эти особости, суверенности. Самое главное, еще личность такая. Как мне кажется, преодоление комплекса неполноценности через манию величия начинает развиваться. Комплекса неполноценности в сочетании с манией величия дает подобный результат.

К.ЛАРИНА: А Максима Шевченко я уже начинаю презирать. Говорю это без обиняков. Я отнеслась к нему с большим уважением, когда он был журналистом и занимался вопросами религии и национальными взаимоотношениями в том числе. К политологии не имел никакого отношения, работал в газете, по-моему, «Независимая»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Независимая»

К.ЛАРИНА: Всегда был очень интересным. Мне было интересно с ним, когда он принимал участие в наших дискуссионных программах. Интересно, у него было свое мнение какое-то. А сейчас – да!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это, кстати, свидетельство, что человек упертый, человек находится во власти своих идей, и никаких иных взглядов не приемлет, а это очевидно. Он глупеет, в том смысле, что это становится неинтересно, он становится одномерным. И второе, с таким подходом, мне кажется, нельзя быть ведущим программы, потому что ты не имеешь права…

К.ЛАРИНА: Это мы уже говорили….

И.ПЕТРОВСКАЯ: И тем не менее, большинство людей воспринимает его как ведущего. Он никакой не ведущий, в некоторых случаях, когда он пытается отстраниться, он бывает модератором, если тема не такая, как он. Он кстати, об этом и говорит: я полноценный участник этого разговора.

К.ЛАРИНА: Шевченко, какой он тебе ведущий, он не ведущий, он Шевченко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Понимаешь, это тот же самый случай, на Брилёва и завязан. До поры до времени, а потом когда место показывают человеку, то да, получается он не ведущий. Винтик-шпунтик в огромной структуре, организме, где каждому определена роль этого винтика. Но винтик переодически начинает себя считать..

К.ЛАРИНА: Шпунтином.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не шпунтиком, а огромным болтом. Ужас какой, уважаемые радиослушатели, я этого слова произносить не хотела. Хотя ничего плохого в нем не вижу. Короче говоря, хочется уже действительно увидеть нормальных ведущих, хочется увидеть людей, которые умеют разговаривать, а не пропагандировать, не внушать электорату, уже даже не аудитории. Одну единственную с их точки рения мысль, а все остальное.. Смотри, как хитро устроено у Шевченко, всегда приглашается на ту сторону, с которой он лично не согласен, некоторое количество уважаемых людей, которым не дают говорить и они говорят все вместе, и получается, какая-то крикливая кучка людей.

К.ЛАРИНА: Дармоедов. Жалко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: оттуда выходят солидные люди и им позволяют говорить. В общем, это все крайне неприятно, тем более, что это поле сужено до неприличных размеров, я имею ввиду поле дискуссионное. Когда и здесь вместо дискуссии такая, извините, байда, то тем более обидно и совсем непонятно, что дальше, что смотреть, как понимать происходящее. Не скажите же всем: не слушайте радио, не смотрите телевизор. Для многих телевизор – единственный источник информации.

К.ЛАРИНА: И радио…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно. Можно не слушать, не читать, не быть гражданами и людьми, которые думают. Бездумно смотреть эту всю замечательную развлекуху.

К.ЛАРИНА: Тут «Оскар» будут показывать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, в 4 утра.

К.ЛАРИНА: Это прямой эфир. Мы проснемся часов в 7, самое интересное не проспим. Они начинают с номинаций.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хочу огорчить, но по-моему, вся эта прямая трансляция всего на час, мне кажется, судя по программе. Окончание этой трансляции, может быть, я ошибаюсь, хочу ошибиться в 5 утра. Дальше начинаются уже информационные программы.

К.ЛАРИНА: Такого не может быть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как не может быть? Показали тебе немножечко, не наше событие, нашего кино там нет, «Девятая рота» со свистом пролетела.

К.ЛАРИНА: Это дорого, зачем показывать час.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Говорю еще раз, я могу ошибиться. Я видела в программе, в скобочках «окончание в 5:00». Дальше следующий день, продолжение на следующий день. Не знаю, у меня подозрение, что на часок.

К.ЛАРИНА: Ну ладно, если Ира права, и действительно, Первый канал обманывает нас.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, он ничего не обманывает. Кстати, в прошлом году показали начало также в прямом эфире, а на следующий день вечером, дали, может быть, несколько сжатом в записи церемонию.

К.ЛАРИНА: Я утром в прошлом году смотрела. Как раз в 7:00 включила и самые интересные номинации я успела посмотреть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Еще раз говорю, дай бог, может быть, я в данном случае неправа.

К.ЛАРИНА: Но если не получится на Первом, то на НТВ+ всегда показывают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У кого есть НТВ+.

К.ЛАРИНА: Все, спасибо, мы на этом завершаем наш телеобзор. До встречи.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире