'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Мы начинаем. Человек из телевизора здесь. Ирина Евгеньевна Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ – С легкой руки одного из наших слушателей теперь большинство моих знакомых называют меня Евгенией Петровной. Так что на старости лет я приобрела второе имя.

К. ЛАРИНА – Ксения Ларина здесь же. Вы тоже с нами, я это вижу, дорогие друзья. 725-66-33 – это номер нашего пейджера. + 985 970-45-45 – это SMS можно отправлять. Ну и естественно, во второй части нашей программы как обычно мы будем принимать телефонные звонки. Напомню наши номера 783-90-25 и 783-90-26. Конечно, хотелось бы о театре поговорить, поскольку мы вчера с Ириной сходили, окультурились по-настоящему. Есть еще все-таки что-то в этой жизни настоящее!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Благодаря театралам (в прямом и переносном смысле), я тоже иногда приобщаюсь к высоким образцам культуры. Это особенно ценно, поскольку жемчужины и зерна в той субстанции, которой занимаюсь я, находить намного сложнее, чем в других видах визуальных искусств.

К. ЛАРИНА – И еще раз повторю, что мы смотрели спектакль «Король Лир», я уже несколько слов сказала о своих совершенно восторженных впечатлениях. Спектакль Льва Додина Малого драматического театра «Театра Европы», который приехал к нам из Санкт-Петербурга. И еще раз повторю для наших слушателей, что в марте в рамках «Золотой маски» этот спектакль вновь будет показан в Москве, и мы с Ириной точно уже вам рекомендуем постараться попасть и не пропустить эту очень интересную работу.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кстати, что меня больше всего потрясает, какое количество людей приходит на спектакли. Это к вопросу о том, что сегодняшняя публика исключительно воспитывается (причем молодой публики, что самое поразительное) на «Доме-2» и прочих суррогатах. Ничего подобного, есть. То ли это элитарная публика рафинированная, но по виду не скажешь, обычные молодые люди, они ломятся и стоят и просят лишнего билетика. Это невероятно приятно.

К. ЛАРИНА – И факт, что людям действительно это интересно, что не просто модное какое-то заведение или модное событие – спектакль большой (три часа), и обратила ты тоже наверное внимание, сколько людей и стояли там вдоль стенки, и наверху на балконе.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Битком набитый театр.

К. ЛАРИНА – Ну вот тебе за это, чтобы ты знала, что такое настоящее искусство.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Книга Андрея Малахова. Я вчера кусочек прочитала в «Комсомолке», в ней периодически публикуют.

К. ЛАРИНА – Ты была потрясена талантом литературным?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, как раз примерно так, как я представляю себе стиль: «она закричала от любви, я с тоской желанием посмотрел…» и т.д. В общем, забавно. Надо почитать, потому что может быть это такая самоирония тонкая. Но стиль такого дамского романа.

К. ЛАРИНА – К сожалению, не ирония. Я начала читать. К сожалению… в смысле, я начала и закончила тут же. Надеюсь, что больше не вернусь к этой литературе.

И. ПЕТРОВСКАЯ – С другой стороны, на самом деле Андрей Малахов (я не боюсь это повторять, как бы кто меня потом ни обвинил, не известно в чем), он человек в принципе очень способный, безусловно. Другое дело, что в данных конкретных обстоятельствах он оказался на этом месте и, к сожалению, уже наверное из этого образа выбраться не сможет. Или когда повзрослеет. Но в общем и целом если говорить о его шоуменстве, то конечно он человек яркий и заметный. А вот эту всю идеологию этих программ, содержание их мы уже оставим в стороне.

К. ЛАРИНА – Итак, конечно же раздача слонов. Мы буквально несколько минут назад говорили о большой книге, а теперь будем говорить о большой ТЭФИ. «Я возмущена награждением ТЭФИ академиками, — пишет Татьяна. Истинно народная передача «Жди меня» и ее ведущие безукоризненные с большим обаянием, они ничего не получили. Премии выдавались только на основании блата», — заявляет нам Татьяна. Ну-ка, академик.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я вот, например, ни с кем никакими отношениями корпоративными не связана, и то, что наша слушательница называет блатом, частично это наверное то, что мы у себя называем таким корпоративным голосованием, когда люди, работающие на том или ином канале, априори голосуют за программу, сделанную на этом канале. И в этом случае конечно вот эти 13 академиков, выбранных компьютером, наверное, как показывает сейчас это второй (уже такой был опыт, в прошлом году их было 12, в этом году 13), но от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Все-таки нет ощущения у меня репрезентативности этого выбора, потому что если верить тому, что это действительно компьютер, он беспристрастен, а не верить оснований у меня нет, потому что это длительная, наверное, была бы очень процедура, нужно же вначале зарегистрировать тех членов академии, которые оказались в зале и пришли, потом распределить так (если представить себе какой-то задний план и какой-то умысел), чтобы в этой конкретной номинации победила вот такая-то программа, нужно, совпало чтобы сюда попали такие-то люди, а не другие. Мне кажется, это все из разряда этих конспирологических, любимых народом и всеми остальными штучек. Нет, наверное, выборка в данном случае случайная, но 13 мало человек, которые голосуют (выборщиков). Имеется в виду, что они представляют в той или иной мере полностью (как социологические бывают выборки) образ, структуру всего населения, хотя это может быть 200 человек, а население 200 миллионов. Точно так же и здесь. 13 человек, но, к сожалению, нет ощущения того, что этого достаточно. Все-таки когда вся академия или, во всяком случае, те, кто пришли на церемонию голосовали, мне кажется, в этом было бы, наверное, больше репрезентативности.

К. ЛАРИНА – Как в Оскаре, да?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, наверное.

К. ЛАРИНА – Они же там все голосуют.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Но не во время церемонии.

К. ЛАРИНА – Анкетирование. Рассылаются…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Раньше тоже так было. Как мы знаем, обычно первые ТЭФИ (даже не первые, а большинство церемоний) уже имели запечатанные конверты и подведенные специальной аудиторской группой итоги.

К. ЛАРИНА – С другой стороны, я как зритель говорю, который по телевизору смотрит, в этом есть конечно хотя бы имитация какой-то интриги. Ты смотришь, как меняются циферки, это как-то бодрит.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Имитация интриги была, и когда голосовали, первое же было голосование всей академии, и было больше имитаций и интриги, потому что когда 55 голосов, а другой 45, а третий 10 – в этом все равно больше интереса, чем когда 1, 5 и 7. Потом мне кажется, ужасно должно быть обидно (хотя это соревнование, понятно, но тем не менее) людям, которые сидят в зале и видят, что против их фамилии ноль или единица. Это очень обидно.

К. ЛАРИНА – Это уж извините.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, это не извините. Это не всегда соответствует весу вот этого человека. Например, мне очень обидно, что «Тем временем» Александра Архангельского не получили ничего в силу того, что…

К. ЛАРИНА – Ноль?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, там по одному голосу, по два голоса, может быть, получал. Но я имею ввиду, премию не получили, Потому что очень умная актуальная, культурная программа. Александр Архангельский, на мой взгляд, очень точный и тонкий ведущий, который всегда в теме, всегда понимает, о чем идет разговор, невероятно деликатный по отношению к участникам разговора. Плюс он выводит на экран не только медийные лица, потому что получается замкнутая такая система, то есть лицо становится медийным и дальше уже с экрана не сходит и вот это все в этом одном бульоне варится. А он выводит умных и интересных и компетентных и знающих людей из разных областей культуры, которые при нормальном раскладе и интересе телевидения вообще в принципе к личности могли бы тоже стать медийными, но не становятся, потому что они появляются вот в этой отдельной (в кавычках) «резервации».

К. ЛАРИНА – Давай тогда на твой субъективный взгляд, за кого тебе обидно? Обидно тебе за Архангельского. Еще?

И. ПЕТРОВСКАЯ – За Архангельского мне обидно, потому что он попал между номинациями. Потому что это не информационно-аналитическая программа. И поэтому, если сравнивать, например, программу «Вести недели» (опустим идеологию) или «Неделю» с Марьяной Максимовской и «Тем временем», то понятно, что эти две программы по формату в большей степени отвечают вот этой номинации.

К. ЛАРИНА – А именно такая тройка была?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Именно такая была тройка. Это на первой церемонии. А на второй церемонии Александр Архангельский уже номинировался как ведущий информационно-аналитической программы и проиграл Сергею Брилеву. Мне это обидно, потому что в принципе человек по качеству своей продукции, по качеству этой программы и по личным своим качествам вполне заслуживает награды в силу того еще, что он просто занимается такими вещами.

К. ЛАРИНА – Еще кого бы ты дала бы, а не дали в итоге?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Опять же в этой номинации ведущей информационно-аналитической программы, где номинировались Юлия Мучник из Томска, Александр Архангельский и Сергей Брилев, здесь Юлия Мучник тоже была бы для меня предпочтительнее, если иметь в виду конкретный жанр информационно-аналитической программы. Она делает действительно аналитическую программу с представлением совершенно разных точек зрения и спектра мнений проблем…

К. ЛАРИНА – Это Брилев это делает, он сам сказал!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, хорошо, Брилев это делает по-своему.

К. ЛАРИНА – Он сказал, что у него много правд, и много разных точек зрения.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ты же меня спросила, что лично мне, да? Ну, хорошо, программа уже получила ТЭФИ, поэтому в данном случае, уж коли Александр Архангельский не угодил в саму формулировку номинации, то мне кажется во всяком случае для меня была предпочтительнее Юлия Мучник. Мне Михаил Дертярь, признанный мастер репортажа, но в данном случае «Профессия репортер» («Четверг 13-е» – то что было в тройке номинантов) – это делали Андрей Лошак и Илья Зимин погибший. И не потому, что Илья погиб, а потом что это ребята по следам горячим поехали в Нальчик вот тогда в те черные дни и сделали действительно, если говорить о спецрепортаже и о том, что они оказались действительно в самой гуще событий, вполне достойные ребята. Вполне. И сделано это было на высоком уровне. Ну что еще? Между «Апокрифом» и «Культурной революцией» победила «Культурная революция» — ну, сложно выбирать, я бы и тому, и тому…

К. ЛАРИНА – А третий кто?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Третий – «Пусть говорят» Андрея Малахова. Причем «Апокриф» получил 3 голоса и отпал, а «Пусть говорят» и «Культурная революция» — по 5. Было переголосование, и в результате с перевесом в один голос победила «Культурная революция». Но Виктор Ерофеев, на мой взгляд, делает тоже очень достойную программу. Кстати, с появлением на экране тех же не всегда раскрученных медийных людей, но, тем не менее, необычайно интересных, и получается дискуссия всегда, что очень ценно в наше совсем бесспорное время. Теперь то, что сказала радиослушательница насчет Игоря Кваши, Марии Шукшиной и Чулпан Хаматовой. Здесь была тройка: Швыдкой, Тина Канделаки и Кваша и девушки (Маша Шукшина и Чулпан Хаматова). Мне тоже обидно. Я потом к Игорю Владимировичу подошла и ему выразила всяческую поддержку, потому что…

К. ЛАРИНА – А они не получали, кстати, ТЭФИ?

И. ПЕТРОВСКАЯ – «Жди меня» получала как программа. Причем, по-моему, тоже пару раз в разных номинациях.

К. ЛАРИНА – Ведущие безусловно уже достойны отдельного приза, безусловно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Особенно для меня Игорь Кваша, потому что я ему как раз сказала, что это не тот случай, когда сажают актера, и он говорит какие-то чужие слова, играет чужую роль.

К. ЛАРИНА – Это не Ольга Кабо.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну да, не будем указывать пальцами. А он действительно очень тонко и точно и ведет это не как актер, а как человек. И актерства там минимум, Только может быть как просто собрание некоторое профессиональных вообще признаков, то есть умение хорошо говорить. А эмоция возникает сама по себе и совершенно не актерская.

К. ЛАРИНА – Я тебе скажу, Маша тоже. мне кажется, достойна как ведущая. Не как артистка, а как ведущая передачи.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Получила Тина Канделаки. Я бы поспорила, что то, что она делает, это ток-шоу, если исходить просто из прямого такого толкования «talk» – разговор и зрелище, тогда «ток», но если мы сравним все-таки задачи ведущего на «Культурной революции» и задачи ведущих на «Жди меня», то мы поймем, что все-таки это небо и земля. Интервью светские, милый разговор с очень медийными, очень раскрученными людьми и удержание и направление в одном случае дискуссии как «Культурной революции», модерирования, и всегда нужно ведущему быть в теме. Причем я узнала недавно, была на «Культурной революции», и узнала, что Швыдкой работает без уха, то есть у него не сидит в момент того, когда пишется программа, у него редактора нет в ухе, который ему подсказывает повороты и кому дать слово. Он всякий раз при том что это пишется подряд по четыре программы (тяжелейший труд), но, тем не менее, он всякий раз мгновенно перестраивается и находит повороты, находит вопросы, и ему это интересно. Уже я не говорю здесь о «Жди меня» — это действительно даже может быть или больше чем телевидение или смесь такая. Ведь огромного значения и звучания социальная акция и в то же время еще это имеет телевизионную форму. Сейчас как раз 300-й выпуск вышел «Жди меня», я смотрела два подряд, посвященные этому, и он возвращались к героям, возвращались к тем темам, которые затрагивали. Там конечно фантастические человеческие драмы, истории. И сколько людей они действительно нашли. И нет никакой спекуляции. И нет всякие глупостей. Так что достойные для меня люди, хотя повторю еще раз, что Тина Канделаки — тоже милый светлый человек, но в данном случае может быть не вполне опять же это номинация. Но «интервьюер» — если бы была такая номинация…что ты мне показываешь?

К. ЛАРИНА – Я зашила рот.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Мм… То тогда бы, наверное, Тина там была одним из главных претендентов. Но, как известно, в этом году интервью и интервьюера нет в номинациях, как пошутили ведущие, некому задавать вопросы, некому отвечать, ну… там было несколько таких шуток, я бы сказала, на которые зал реагировал, потому что всем все понятно.

К. ЛАРИНА – А скандал какой-нибудь, Ира, был? Мы хотим скандала. Мы со слушателями хотим скандала!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, скандала не было. Что во время первой, что во время второй церемонии самое главное было, когда теряли туфли. На первой церемонии потеряла туфель Таня Лазарева, ведущая, мило это обыграла. А на второй Ирана Зейналова, получая премию за лучший репортаж….

К. ЛАРИНА – Оставила хрустальный башмачок.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, она побежала на сцену, и в этот момент она выпала из туфель. И вбежала туда, она, правда, была в таких длинных брюках широких, поэтому это было не сразу заметно. Но, короче говоря, слова ответные она говорила в колготках босая, стоя на сцене. А Константин Эрнст, бог и царь «Первого канала», и соответственно Ирана Зейналова…

К. ЛАРИНА – Выпил из этой туфельки шампанское?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Видимо, потом он, может быть, выпил, но всяком случае, здесь он поднял и держал их и вручил их Ираде Зейналовой. А Цекало, который в этот момент был на сцене, очень удачно пошутил, что уверен, что ТЭФИ к рассвету не превратится в тыкву.

К. ЛАРИНА – Ну так не было скандалов! Никто не напился. Не подрался. А руки-то я вам и не подам!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вам вождя не доставало. Настоящих буйных мало. Нет, вот тут это мы поговорим наверно после уже об атмосфере и о том, что у меня такое ощущение, что телевидение, это ТЭФИ и эта церемония показала, что при всей яркости, гламурности и многих персонажей и церемоний в целом было ощущение, что телевидение перестало быть интересно самому себе.

К. ЛАРИНА – Новости.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Две телеграммы. Такой диалог слушателей друг с другом. «Наконец справедливость восторжествовала и Андрей Норкин получил ТЭФИ, очень-очень рада за него. Ирина, скажите, пожалуйста, кто из академиков голосовал «за», кто «против». Отвечает Муся. Наташе. «Но ведь Норкина не видно! Из какого он телевизора, это телевизор какой страны?»

И. ПЕТРОВСКАЯ – Дорогая Муся…

К. ЛАРИНА – Или дорогой.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Отвечаю вам, если не видно, это не значит, что этого нет. Это телевидение видно тем, у кого есть спутник, это и телевидение видно тем, кто выезжает не только за пределы вообще страны, но и в страны бывшего СНГ. К тому же мы знаем еще и Андрея Норкина, потому что действительно ведущий высокого класса. Оттого что вы не видели, не значит, что мы не видели. Тем более академики имеют дело с присланными им DVD-дисками, они отсматривают все не в эфире, я надеюсь,

К. ЛАРИНА – Юлию Мучник тоже не видит большинство слушателей, которые живут в других регионах.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Разумеется, ее видят только в Томске, но от этого Юлия Мучник не становится меньшим профессионалом. Еще раз повторю, что премия ТЭФИ, поэтому как бы вы ни ругались ни возмущались, ни требовали пересмотра по вашему мнению несправедливых решений, это профессиональная премия, это премия, которую дает сообщество. Если иметь в виду по-хорошему, что называется, то это гамбургский счет. Рейтинг это пристрастия зрительские, они не всегда совпадают… не то что совпадают, рейтинг высокий не всегда есть показатель и даже боле того, почти всегда есть показатель того, что продукт, извините меня, но в редких случаях бывает обратное, не слишком качественный. По вашей логике, тогда ТЭФИ уже много лет подряд должны получать «Аншлаг» с Петросяном, должен был бы обязательно получит Малахов, потому что у него высокий рейтинг и т.д., и т.п. это голосуют профессионалы, которые знают, смотрят, специально смотрят. Потому что мы работаем до того как выносим решения, и нам присылают дикое количество материала, ми мы его отсматриваем. И по тем даже выпускам, которые мы смотрим, можно сразу все понять. Причем уверяю вас, профессиональным взглядом все становится понятным иногда на первой, на третьей, а уж пятой минуте – более чем. Для меня (ты спрашивала скандалы) это конечно не скандал, но это чудо произошло, что Норкин получил ТЭФИ.

К. ЛАРИНА – Но там еще речь была его. Мы уже про это говорили. Наши слушатели спрашивают, разве это не скандал, то, что в телетрансляции вырезали упоминание Гусинского и Малашевич.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это не скандал, это перестраховка и осторожность. Как всегда канал СТС позиционирует себя…

К. ЛАРИНА – Кому служит Родзянко?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Родзянко служит своим зрителям больше…

К. ЛАРИНА – Роднянский, правильно?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да. Чем, наверное, так думаю, своим акционерам, потому что он делает действительно крайне успешный канал, который любит молодой зритель – вожделенная аудитория для большинства каналов, но им не удается, а Роднянскому удается. Повторю еще раз, возвращаясь к Норкину. Да, но это глупость и перестраховка, что выкинули вот эту фразу про то, что он благодарен Гусинскому и Малашенко. Зал, кстати, в этот момент захлопал особенно бурно, правда, все переглядывались. Но я не вижу тут никакой крамолы, потому что, что бы мы ни говорили, и сейчас это все понимают, и через десять лет будут понимать, что Гусинский и Малашенко – реальные создатели одного из лучших на тот момент телевидений страны – НТВ, того канала, который был абсолютно прорывным на этом поле к тому времени.

К. ЛАРИНА – А вот скажи, протестное голосование, как Романову в прошлом году?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Договорю. И к тому же Гусинский незадолго до того, как начались все неприятности в его жизни, получил ТЭФИ специальную самую почетную за личный вклад в развитие телевидения. поэтому делать вид, что такого человека не было, или стыдливо тупить глазки при упоминании его имени – это по меньшей мере просто глупость. Протестное отчасти, я думаю, конечно отчасти протестное голосование.

К. ЛАРИНА – Там кто был рядом с ним?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Там были рядом с ним Екатерина Андреева (программа «Время») и Алексей Пивоваров и Асет Вацуева. Кстати сказать, если бы в номинации информационной я голосовала, то может быть за саму программу сейчас в России RTVi и Норкина и не только Норкина, там Осокин работает, я бы, может, и не проголосовала, но и за программу «Время» я тоже никогда бы не проголосовала, потому что в нынешнем ее виде это все-таки не информационная, а пропагандистская программа, это такой государственный пиар, временами качественный, временами очень тупой, лобовой, при том что конечно технологически у «Времени» намного больше возможностей, чем у RTVi (программа «Сейчас в России»). Но если говорить о качественной программе информационной и более или менее удерживающейся в жанре, во всяком случае того сезона прошлого, мы сейчас выдавали премии за прошлый сезон, то конечно это конечно это программа «Сегодня», Алексей Пивоваров и Асет Вацуева. Но здесь было голосование, получила приз программа «Время». Дальше у меня конечно было полное ощущение, что проголосуют и за ведущую, потому что если лучшая программа, она признается профессионалами, то она из многих составляющих склеена, и в том числе мастерство ведущего. А здесь вдруг, бабах…

К. ЛАРИНА – Программа хорошая, а ведущий – так себе.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, Андрей Норкин. Очень рада за Андрея Норкина. И в общем рада за членов академии. Я сейчас, к сожалению, не вспомню вам, кто именно отдал ему голоса. Но это свидетельствует о том, что все-таки пока еще в академии не все так однозначно. Всем в общем уже все равно. Но вот в таких случаях все-таки некоторым людям приятно отдать голос коллеге, который сегодня представляется многим оппозиционным, и так оно и есть в каком-то смысле. И другой стороны, видимо, профессиональная честь не дает им этот голос ему не отдать.

К. ЛАРИНА – Есть все-таки совесть еще. Андрей, кстати, будет у меня в гостях в понедельник в 9 часов вечера.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я поздравила там уже лично после окончания церемонии. И это конечно было для многих таким чудом-причудом.

К. ЛАРИНА – Глотком свежего воздуха.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Не то, чтобы глотком, но все удивились, и те, кто проголосовали, и те, кто наблюдали за этим голосованием.

К. ЛАРИНА – Ира, я сейчас включу, включу! Вот прямо кричат на меня. Прямо, видишь, кричат: включи, да включи им телефон. Сейчас я включу!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Давай тогда сразу остановимся на такой точке зрения, конечно, каждый зритель сам себе академик. И если бы он принимал участие в голосовании, он бы конечно сделал как надо, исходя из его представлений. Давайте не будем отказывать также, помимо всех входящих привходящих и других обстоятельств, не будем отказывать в этом и членам академии в субъективизме. Многие голосуют, исходя из своих личных человеческих, иногда товарищеских каких-то отношений.

К. ЛАРИНА – Любимов Александр сидел здесь у нас в студии и недоумевал, почему вообще Норкина выдвинули, это вообще не телевидение. У него была мотивация другая, не та, что его никто не видит, что это вообще телевидение на коленке, это ни с первым ни со вторым каналом современного телевидения, это вообще ничто, смотреть на это невозможно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Но дело в том, что в отличие от супертехнологичных и в этом смысле с точки зрения зрелищности, картинки, охвата, задействования в этой программе огромного количества собкоров целый полк или дивизия (что больше я плоха в этом) профессионалов, которые делают эту программу… Конечно сейчас в России Эрнст еще более откровенно на заседании секции сказал, что это колхозное телевидение…

К. ЛАРИНА – Про RTVi?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, про RTVi. И что даже сравнивать невозможно. И поэтому в списке этих номинантов должна быть «Вести» программа «России» именно как высокой профессиональный технологичный продукт. Но дело в том, что в иные смутные не очень внятные иногда подлые времена, не важно даже как что сделано, а важно, что говорится и о чем рассказывается, о чем не рассказывается, кому предоставляется слово. И в этом смысле господа «любимовы» и т.д. как раз сейчас в России и Норкин, и Осоков – это информационная программа, она соответствует жанру, она информирует, и вы из этой программы, к сожалению, действительно большинство здесь не может ее видеть, узнаете то, чего вы никогда не узнаете из официальных государственных очень пафосных и очень технологичных программ.

К. ЛАРИНА – Я добавлю, что можно по этим программам оценить реальный масштаб того или иного события.

И. ПЕТРОВСКАЯ – В том-то и дело. И вообще должна сказать, возвращаясь к тому, чем мы закончили перед рекламной паузой, что на этой церемонии было особенно какое-то такое ощущение смены вех, что вот эти главные номинаций и главные предыдущего десятилетия информационные, информационно-аналитические; раньше была публицистика, и там шла основная борьба, интервьюеры, репортеры, сейчас это все как-то отошло на периферию, на такую обочину, и на первое место вышли новые лица. Но новые по сравнению с теми, кто начинал 15 лет назад или тем более еще при старом телевидении. Очень симпатичные, очень милые, очень яркие, но это все сплошной гламур. Это может быть качественным развлечением, может быть не очень качественным развлечением. Но в любом случае все то осмысленное, что для нас для многих составляло телевидение долгие годы, оно сегодня стало действительно в каком-то смысле маргинальным. И я не удивлюсь, если и еще какие-то из этих номинаций исчезнут. Например, информационно-аналитическая программа. которой фактически не стало. Интервьюер уже исчез. Журналистское расследование – не стало. А раньше там тоже была напряженная борьба. Да и в общем сама по себе информационная тоже отчасти уже утратила признаки жанра, потому что можно очень качественно пиарить, рекламировать государство, национальные проекты, президента, преемников, раскручивать, это, к сожалению, все имеет мало отношения к чистому жанру информации.

К. ЛАРИНА – «Очень любим Соловьева и Пушкова. Почему никогда этим людям не дают премию ТЭФИ? И какова сумма этой премии, кстати? И почему Тина получила эту премию? И канал, в котором она работает, кто им руководит, можно узнать фамилию этого человека?»

И. ПЕТРОВСКАЯ – Можно. Александр Ефимович Роднянский руководит этим каналом, очень известный в телевизионном мире и авторитетный человек. Суммы нет решительно никакой. Вся сумма и вся ценность этой премии в статуэтке работы Эрнста Неизвестного «Орфей, разрывающий себе грудь, чтобы сыграть на струнах души»— то есть такой символ мук и радости творчества. Что там еще-то было?

К. ЛАРИНА – Да все. Возьмите наушники.

И. ПЕТРОВСКАЯ – А нет, подожди, важное. Пушков и Соловьев. В этот раз по-моему, Соловьев даже не номинировался. Дело в том, что академия не выдвигает, академия имеет дело уже с выдвинутыми каналами или производителями, претендентами. Пушков, если мне паять не изменяет, тоже в этот раз не выдвигался. Но если может и выдвигался, то до финала не дошел. Опять же повторю, это голосование, причем на этой предварительной стадии вся академия голосует, поэтому, ну, извините, вот так академия распорядилась.

К. ЛАРИНА – Что нет Ильи Колосова, тут пишет Марина. Тоже хотела Колосова.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я бы тоже может чего-то и хотела бы. Хотя, честно сказать, не могу сообразить, чего бы я хотела. Я бы хотела, чтобы в этих для меня важных жанрах смысловых которые позволяли бы телевидению главную функцию выполнять, разъяснять зрителям то, что происходит, анализировать происходящее. Вообще просто обращаться к такому разумному доброму вечному, я бы хотела чтобы там появлялись новые проекты, новые лица, а мы видим, что практически не появляются. И по инерции номинируются старые, и по инерции раздаются награды уже получавшим. И все это ощущение почти все по инерции. Разве что когда та же Тина Канделаки выходит, для них, для новых это важно, она действительно когда вышла (Тина Канделаки) получить свою ТЭФИ на сцену, она просто слезы в зале вызвала, потому что она была искренней невероятно. И это было понятно, как ей важно вот это признание коллег.

К. ЛАРИНА – Возьмите, пожалуйста, наушники. Наш телефоны 783-90-25, 783-90-26. Про ТЭФИ – совсем даже не обязательно. Наверняка есть еще какие-т о телесобытия, которые вы бы хотели обсудить или задать вопрос уважаемые телезрители. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Лариса. Во-первых, я очень рада, что Норкину дали премию. Это конечно очень здорово. Потому что сами понимаете, почему. А во-вторых. Скажите, пожалуйста, вот автоматически теперь является Норкин, Тина Канделаки академиками вот этой академии?

К. ЛАРИНА – По-моему, нет, сейчас вот вам Ирина ответит. Спасибо за вопрос.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, не являются. Дело в том, что …

К. ЛАРИНА – Лауреаты не являются автоматом академиками.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Хотя может быть это был бы и логично. Но академия раз в энное количество лет, когда решает расшириться и избрать новых членов в свой состав, объявляет среди уже действующих членов академии некий конкурс. Каждый выдвигает своих претендентов. И дальше опять же путем простого голосования остаются те, кто набрал наибольшее количество голосов, по-моему, больше 50 % от числа голосовавших. Последний раз такое обновление было как раз, когда меня приняли, года три, если я сейчас не ошибаюсь, назад. Пока нет, потому что это еще и упирается в финансовую сторону. Расширение академии автоматом влечет за собой увеличения числа копий.

К. ЛАРИНА – А вы не платите членские взносы?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Существует членский взнос.

К. ЛАРИНА – Большие?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Раз в год 10 тысяч рублей.

К. ЛАРИНА – Да ты что!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Раз в год. Пенсионеры и некоторые другие категории академиков освобождены от этого взноса.

К. ЛАРИНА – Следующий звонок, пожалуйста.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Так что это даже о денежном выражении премии говорить не приходится. Еще академики сами платят.

К. ЛАРИНА – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Ирина…

К. ЛАРИНА – Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ – Леонид Альков с «Байкал-ТВ» (Иркутск).

И. ПЕТРОВСКАЯ – А, здравствуйте. Знаю вашу компанию хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ – Я уже задавал этот вопрос Светлане Сорокиной и вам задаю. В связи с тем, что вырезают такие ключевые слова из речей того же Норкина, зачем тогда показывать этот чисто профессиональный конкурс на всю страну?

К. ЛАРИНА – Если вырезают, если цензурируют, вы имеете в виду, зачем показывать?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, вообще это чисто профессиональный конкурс. Здесь профессионалы оценивают профессионалов.

К. ЛАРИНА – Леонид, я не знаю, я могу вам ответить как зритель. А мне это интересно. Я вот там не была. Я смотрю это только по телевизору. Я думаю, что и большинство наши слушателей и телезрителей это все равно шоу, это интересно, хочется с чем-то поспорить, с чем-то не согласиться. Это хотя бы то, что за живое задевает человека, который сидит по другую сторону экрана. Но это моя личная аргументация, потому что я именно телезритель. А вас что в этом раздражает?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну понимаете, мы, допустим, не тащим на экраны региональных новостей конкурсы налоговых инспекторов…

К. ЛАРИНА – Но это не интересно. Налоговые инспекторы – не публичные люди. А это люди, которые каждый день разговаривают со мной с телеэкрана, конечно же, это интересно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Леонид, вы если работаете на телевидении, вы знаете прекрасно, что интересно все что связано с телевидением, отсюда огромное количество таблоидов, которые пишут о жизни телевизионщиков, о том, куда они пошли, где они едят, где они кормятся. И они интересны, в том числе и в необычных для себя амплуа ведущих этих церемоний, получении премий.

К. ЛАРИНА – У меня вопрос, а почему интересно смотреть на вручение кинопремии или театральных премий?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Даже в меньшей степени. А телевидение знают все. Театральные – это узок, тем не менее, по отношении к телеаудитории круг этих людей. Кино сейчас уже в большей степени. Телевидение – это абсолютно все знают, все знают всех. Поэтому, да, любопытно, как они проявят свои эмоции, и рейтинги, между прочим, очень приличные у этих церемоний. Тем более сейчас, когда они разведены на две, и телезритель не сидит по 4-5 часов у экрана. И я больше того скажу. Такие для меня показатели интереса. На прошлой неделе я иду из этой студии на стоянку, где стоит машина, а там парни молодые парковщики. Естественно, они нас всех уже эховских знают в лицо. И прошлая церемония «Профессии» показывалась в глубокой ночи. И один из ребят мне говорит, мы вчера вас видели. То есть сидели и смотрели ни что-нибудь, ни кино, а вот этот вот церемонию на канале СТС,

К. ЛАРИНА – Мне кажется вообще что нет предмета для разговора. Это интересно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кто-то из профессионалов… я бы тоже, например, не стала до конца смотреть. Еду на такси на церемонию «Лица», парень молодой тоже ведет с огромным живым интересом всю дорогу обсуждал, причем именами, Марьяна Максимовская, всех-всех он знает, всех называет. И тоже смотрел эту церемонию. Нет, это как ни странно все равно телевидение народное зрелище и соответственно народ проявляет повышенный интерес к этому.

К. ЛАРИНА – «Как известно, Роднянский является гражданином Украины. Сейчас торговцам из других стран запретят работать на рынках и в ларьках, так почему же руководитель ТВ-канала не является гражданином России, а принадлежит к иностранному государству? Это не справедливо», — считает товарищ Сорокина.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да-а. Слава богу, не Судан какой-нибудь, не Республика Чад, а все-таки Украина, во-первых. Во-вторых, я, честно сказать, не интересовалась гражданствами Александр Ефимовича, но уверена, что у него есть и российское гражданство тоже. И хорошее представлении о телевидении, о каналах, как о ларьках и рынках. Дело в том, что если запретят торговать иностранцам как уже известно, уже просчитали люди умные, если им запретят торговать в ларьках и рынках, то некому будет просто торговать. И автоматом цены поднимутся. И рынки закроются, где мы с вами стараемся подешевле что-то купить. Так вот, если как вы называете человеку с иным гражданством запретят заниматься здесь телевидением, то я боюсь, то и чего-то мы не досчитаемся на телевизионном пространства.

К. ЛАРИНА – Если и этот ларек закроют!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Очень успешный руководитель этого уже даже не ларька, я бы сказала, супермаркета.

К. ЛАРИНА – Все знают наши слушатели. Елена пишет: «Швыдкой получает за передачу «Жизнь прекрасна» 2,5 миллиона рублей. 600 и 700 тысяч – за участие в передаче «Культурная революция» и «Театральные встречи», За такую фигню платят такие деньги». (Смеется).

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ой, это такая глупость просто нечеловеческая.

К. ЛАРИНА – А мне нравится, откуда все эти цифры лезут.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Во-первых, цифры такие. Во-вторых, просто нет сейчас уже в природе, а тем более это канал «Культура». Поэтому мне конечно радостно, что у нас такие информированные зрители.

К. ЛАРИНА – Я скажу Елене по секрету, что мы тоже получаем зарплату с Петровской здесь.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Только ты не говори, что что-то такое схожее с этими цифрами. Пожалуйста. Нет, эти цифры, я думаю, они взяты из потолка или из у какого-нибудь гнусного сайта, где очень любят подсчитывать чужие деньги.

К. ЛАРИНА – «Называя себе академиками, — я тебе читаю всякую гнусность, — вы вызываете, мягко говоря, смех, поэтому все ваши премии вызывают очень большое недоверие. Вы никак не можете называться академиками», — пишет Ирина.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Академиками мы конечно не можем называться, и я, более того, против действительно этого самого названия, потому что на самом деле это член Академии российского телевидения, а академик для простоты, потому что как-то слово «член» постоянно произносить, «член академии» — иногда это как-то бывает коряво, не по-русски, особенно по отношению к женщине. Поэтому говорят академики. Все уже давно привыкли. Это действительно самоназвание. Точно так же, как это естественно не Академия наук. Единственная академия – это наук. А сейчас у нас огромное количество всяких действительно самозваных академий и туча академиков. Ну, смиритесь с тем, что еще 100 с небольшим телеакадемиков.

К. ЛАРИНА – Надежда Ивановна пишет: «Мне показалось, что Канделаки была неискренней, Она чувствовала, что ей дадут премию, иначе не принесла бы с собой третье платье».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Третье платье? Я только два заметила. И потом, когда ей дали награду, то она была как раз ровно в том платье, в каком она была до выхода на сцену во время ведения первого блока и потом переоделась.

К. ЛАРИНА – Так серьезно отвечает на эту глупость!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, я просто поражаюсь, на какие глупости обращают внимание зрители. Тина была ослепительна, должна вам сказать, хотя я женщина и как-то не особенно умею отмечать прелести своих подруг по полу. Но просто это было невероятно и ее фотографировали, потому что в отличие от других многих людей, которые пришли одетые более или менее скучно и традиционно, она была ослепительна, было ощущение, что это такая принцесса на балу. Конечно каждый из номинантов, а она, я напомню, была в тройке, не случайно возникла, конечно он приходит в расчете на то, что ему достанется и до последнего в это верит.

К. ЛАРИНА – И берет с собой третье платье.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кто-то берет кто-то не берет, но на самом деле президент академии Владимир Владимирович Познер всегда подчеркивает и настаивает, что это должно быть хотя бы внешне, нарядно, пафосно в этом смысле, потому что это единственный такой общий праздник даже если кто-то его таковым не считает.

К. ЛАРИНА – (Смеется). Можно я телефон еще включу?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну включи. Не нравится мне сегодня твой настрой. Ты все высмеиваешь.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Это Александр Москва. Добрый день, Ксения и Ирина Евгеньевна. Я сначала свои доводы, а потом мнение Ирины Евгеньевны. Знаете, у вас была передача, выходила, Посвященная людям, которые уходят, ушли в прошедшем году. И по-доброму совершенно о том, что они сделали. Ведь смерть фактически примиряет и национальности, и остается только то, что человек сделал. И вот, Ирина Евгеньевна, было бы интересно, как бы она отнеслась к тому, если на и телевидении выходила передача о том, что человек оставил чисто светлое без этих соплей, без надрыва без этого, а просто о том по-человечески, что человек оставил. И элемент какого-то и патриотизма, и…

К. ЛАРИНА – Понятно. Александр, а еще что вы хотели сказать?

СЛУШАТЕЛЬ – Пожелать просто вам такого хорошего задора, настроя. И опять же, Ирина Евгеньевна, каких чисто человеческих передач не хватает и что бы вы хотели, что бы было?

К. ЛАРИНА – Никаких не хватает. Александр. Спасибо вам.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Для меня не хватает вообще передач, объясняющих, рассказывающих о сегодняшнем дне, о людях, которые сегодня живут в разных-разных местах. Не о тех, кто такой потемкинский участник программы, которого отлавливают и показывают, как он прекрасно купил дом в рамках национального проекта. Документальности мне не хватает притом, что вроде бы огромное количество документалки. И, кстати, часто о том, о чем вы сказали — ушедших людях. Другой вопрос, как это часто бывает сделано. Действительно с размазыванием слюней и вытаскиванием на свет каких-то сторон жизни, которые человек когда был жив, скрывал, но вот больше всего именно этого мне не хватает – понимания того, в какой стране мы сегодня живем.

К. ЛАРИНА – Иван Иванович нам пишет: «Уважаемые дамы, вы сейчас обсуждаете, кому присудили ТЭФИ. Проживающие в России 0,49 % этническая группа захватила в стране все СМИ и по своему усмотрению сами себя награждают ежегодно этой премией. Сегодня наградили даже Всеславинского дельца…»

И. ПЕТРОВСКАЯ – Если в кране нет воды, виновата во всем академии российского телевидения и премия ТЭФИ. Давай не будем уже.

К. ЛАРИНА – Мне понравился Всеславинский.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Просто даже и бессмысленно это комментировать.

К. ЛАРИНА – Сейчас я хочу тебя порадовать чем-нибудь: «Оценку Малахову поставил маленький сын Дмитрия Хворостовского, который на вопль, типа, вопрос Малахова, сколько мальчику лет и еще чего-то ответил просто и все». Ты знаешь чего-нибудь про это?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет. Где ответил? Почему ответил?

К. ЛАРИНА – «Господин Роднянский, выступая как-то в передаче, сообщил, что он является гражданином Украины, а в Украине запрещено двойное гражданство, поэтому российского гражданства у него нет».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Страшное дело. Я пересмотрю отношение к каналу СТС и к товарищу Роднянскому только лишь на основании того, что он является гражданином Украины.

К. ЛАРИНА – И последнее: «Меняю Эрнста на колхозное телевидение!» — пишет нам Ирина.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Давайте не будем никого менять, добавим просто. Добавим к Эрнсту и колхозное телевидение.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Ирина Петровская и программа «Человек из телевизора».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире