'Вопросы к интервью
Л. ГУЛЬКО – 11 часов 10 минут. На своем месте Ирина Петровская. Здравствуйте.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО – «Человек из телевизора». Будем сейчас телевидение, вы будете смеяться, обсуждать.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, неожиданная тема.

Л. ГУЛЬКО – Владимир Владимирович Путин – я вот не видел, не смотрел.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вы просто довольно уникальный человек, потому что довольно сложно было не увидеть. Я вначале это посмотрела в прямом эфире.

Л. ГУЛЬКО – А я смотрел канал «ДТВ». Там не показывали Владимира Владимировича.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это может быть. Потому что если смотреть основные каналы, в любом случае, если не посмотрел днем, то потом было подробнейшее…

Л. ГУЛЬКО – Ну, в новостях.

И. ПЕТРОВСКАЯ – …часа на два изложение в «Вестях» вначале, потом в программе «Время», разумеется, в новостях. Так что тот, кто не увидел оригинал, тот мог насладиться потом повтором.

Л. ГУЛЬКО – Я вот ни тем ни другим, поэтому у меня еще есть возможность, наверное, совсем в повторе посмотреть.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я должна сказать, что мы отвлекаемся от всякого политического содержания, это не наш предмет, конечно, это превратилось в такое грандиозное телевизионное шоу с демонстрацией всех возможных технических возможностей современного телевидения. Нет другого формата, где бы это все вот в таком виде и так эффективно использовалось. В этом случае, как мы знаем, не боятся прямого эфира, трехчасового, не боятся телевизионных мостов, притом мы понимаем, что это очень серьезная даже с точки зрения организации работа, эти телемосты и сбор людей.

Л. ГУЛЬКО – Много затрат на это.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Очень затратно, безусловно. И те, может быть, наивные люди, которые думают, что вот просто кто захотел, тот и пришел задать вопрос президенту в том или ином городе, или населенном пункте.

Л. ГУЛЬКО – Никто так не думает.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, есть такие люди, тем не менее, сохранили еще вот такое наивное восприятие. Понятно, что это тоже организационная работа, разнарядка, подбор людей по половому, образовательному, возрастному признаку.

Л. ГУЛЬКО – Ну да, цвет волос, еще чего-нибудь такое.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, я не знаю насчет цвета волос, потому что в разных регионах свои преобладания, но обязательно, чтобы были старики и женщины, и мужчины, студенты, мальчики, девочки, один военный или два, а если это военный город, то соответственно больше, ну и т.д.

Л. ГУЛЬКО – Вот такая интересная штука. Но кажется, «Коммерсант» написал на прошлой неделе, что рейтинг-то вот этих встреч все время уходит пониже, потому что, как многие говорят, жить стало лучше, жить стало веселее…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вопросов не остается президенту.

Л. ГУЛЬКО – …народ не очень интересуется. Рейтинг выше даже у «Спокойной ночи, малыши».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Не знаю насчет рейтинга, я думаю, что рейтинг должен быть достаточно высок. Просто в силу того, что это все показывают, что касается того, что не задают вопросы, ну, статистика, что…

Л. ГУЛЬКО – Не интересуются, потому что уже все хорошо.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Тем не менее, есть статистика, было задано почти 2,5 миллиона вопросов, поступило звонков и т.д. В принципе, если бы мне предложили задать вопрос президенту, я бы даже воздержалась, потому что я прекрасно знаю принцип ответов на эти вопросы. Если в сухом остатке там есть безусловно содержание, но в целом я сама, если особенно у меня будут выведены на компьютере или на телесуфлере цифры, а поскольку есть же сценарии, и вопросы задаются в той последовательности, и города выводятся, то цифры, наверное, тут же поступают на мониторе. Вот по этому принципу и в этом стиле может ответить, мне кажется, любой человек, у которого мало-мальски развит речевой аппарат, голова варит.

Л. ГУЛЬКО – Можно по-разному отвечать. Можно свободно держаться. Я не знаю, я последнее выступление не видел, но вот от встречи к встрече президент держится свободнее, раскованнее?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Безусловно. Вот в этом ему безусловно не откажешь. Если мы вспомним и первые встречи и вообще первые выступления, то свобода конечно появилась. Владимир Владимирович чувствует себя уверенно, он прекрасно знает, что он обдает определенным искусством воздействия на людей. Вот такое это искусство, когда ты слушаешь, открыв рот, и даже потом, когда ты понимаешь, что тебе не ответили, у тебя остается ощущение, что конкретно к тебе обращался человек. Безусловно, он стал намного более свободным. В связи с этим интересно сравнить не накануне, а в воскресенье у Владимира Соловьева в «Воскресном вечере» был Медведев. Первый раз он пришел на программу. Это какой-то довольно важный момент, потому что…

Л. ГУЛЬКО – Я тоже не смотрел, но я видел анонс. Он один, да?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Там потом было продолжение, но с ним весь кусок был минут на 45, по-моему. И самое главное, что ни к нему приехали журналисты, как это обычно бывает, то есть он из своего кабинета какие-то интервью давал, а вот так пришел ногами – это, ну… чиновник такого уровня впервые за много лет.

Л. ГУЛЬКО – Я вам скажу больше, что господин Медведев был на «Deep Purple». Мне рассказывали, как он там танцевал и плясал.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Так он как раз на этой программе и сказал, что они с министром Ивановым посетили «Deep Purple». Это симпатично. Мне кажется, это была единственная такая деталь, позволяющая судить как о человеке, о пристрастиях этого человека, потому что он как раз напомнил мне Владимира Владимировича первых месяцев или годов существования, когда он был тоже несколько аршин проглотивший и скованный, хотя манера ответа на вопросы жестикуляция, вот эта убежденность тоже в нем есть безусловно. То есть не понятно, хотели нам вот этим приглашением перед прямой линией каким-то образом, чтобы мы сравнили. Потому что говорят же: преемник, преемник.

Л. ГУЛЬКО – То есть, теледебаты, но такие… теледебаты, но как-то так…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, или сравните, что имеем и что можем иметь. Я не знаю. Либо этот эффект получился сам собой.

Л. ГУЛЬКО – А получился эффект?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Получился, да. Я считаю, получился, потому что это показывает, как все-таки достаточно публичная деятельность влияет на человека, делая его раскованным и свободным в общении. Я имею в виду Владимира Владимировича. А здесь, поскольку человек такой аппаратный, хотя он конечно ездит по городам, весям, фермам, жарит яичницу старушке, даже где-то был сюжет такой: там газ провели, он яишенку. Но при этом, пока еще у человека нет вот этой свободы, поэтому как его уж ни показывали, а все равно он выглядел ужасно зажатым и скованным. И в связи с этим конечно Владимиру Соловьеву пришлось… я даже не знаю, какое сравнение и какое слово, но он вился как-то… я не знаю… клубился. Он даже как-то сам пытался ниже стать, как-то ложился на эту трибуночку, которая перед ним стоит. Как-то вот так весь вперед, даже… ну, довольно любопытно было наблюдать, потому что ведь понятно, что это раньше можно было считать заслугой журналистов, он добился, что к нему пришел какой-то там высший деятель, а сегодня понятно, что действуют там наверное политтехнологи, они выбирают канал, они выбирают ведущего, к кому пойдет человек такого ранга. А форматов-то практически и не осталось куда прийти. Я подумала, куда бы еще он мог прийти. К Познеру? Нет, потому что там коллективное обсуждение. Это другой вопрос. А здесь…

Л. ГУЛЬКО – Можно потом к Познеру. Сначала к Соловьеву потренироваться.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Видимо, начали с соло, а потом… там сложнее. Потому что там всегда найдется какой-нибудь Златоуст, который просто из-за того, что у него… может, он ничего там и дельного не скажет, но образной и яркой речью он может перебить эффект от встречи взволнованных телезрителей.

Л. ГУЛЬКО – Я напомню, что Ирина Петровская у нас в эфире. Мы как всегда обсуждаем отечественное телевидение и последнюю неделю. И я сейчас отвлекусь на секундочку, чтобы сказать, кто что выиграл в прошлом часе. Это святое. (Объявляет победителей). А мы возвращаемся к телевидению. Владислав Преображенский (даже с фамилией): «Чудовищно отвратительный сериал «Автономка»: картонные персонажи, на лодке все друг друга… орут, атмосфера хронической истерики, впечатление печальное».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, что тут можно сказать? Такой выбор сериалов, что можно отвлечься и смотреть что-нибудь другое. А я лично пока за прошедшие с начала сезона месяцы так, ради интереса, посмотрела «Богиню прайм-тайма», поскольку там телевидение было в центре повествования, а с тех пор сериалов, пока ничего такого вызывающего повышенное внимания я не заметила, поэтому и не смотрю.

Л. ГУЛЬКО – А я всякие разные каналы смотрю сейчас: СТС, ДТВ – все такие, дециметровые. Какое-то обилие сериалов появилось. Я начинаю путаться уже во всех.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Как правило, на многих маленьких каналах, за исключением СТС конечно, там уже вторые третьи показы сериалов, то есть это такая фабрика, она бесконечно молотит и производит.

Л. ГУЛЬКО – Причем я обратил внимание, что некоторые просто слизаны с американских один в один.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Так а может быть даже это и принцип, потому что его просто вот этой американской или любой другой страны лицензии, или кальки производятся. Я хочу сказать про хорошее, потому что никогда у нас руки не доходят сказать про то, что новая серия, точнее новые серии цикла Николая Сванидзе. Просто он с каждой серией, у меня такое ощущение, как-то все более зрело глубоким историком документалистом себя показывает. Были замечательные на прошлой неделе серии «50-й год. Абакумов». Но это не обязательно. У него не один герой. Просто через героя какого-то показывается год и время. А на этой неделе был 51-й год, и там частично конечно был и Вертинский, но в целом речь шла о репатриантах и эмигрантах первой волны, которые вернулись добровольно многие после Великой Отечественной, Второй мировой войны в Россию, и что с ними сделала власть и страна. Это производит невероятное впечатление. Он очень как-то тонко делает, то есть он не давит на эмоции.

Л. ГУЛЬКО – А он над схваткой стоит с какой-то стороны, мне кажется.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Он повествователь. И просто на подборе фактов, синхронов, то есть интервью с людьми, которые еще живы и помнят это время, создается невероятно объемная такая картина, и все понятно. И просто я не знаю, в монтаже ли или в сценарии все акценты расставлены, но без этого надавливания на мозоли и вдалбливания тебе в голову. Умный поймет это называется.

Л. ГУЛЬКО – В 13.15 сразу после нас Николай Сванидзе, автор и ведущий исторических программ на телеканале «Россия», в программе Сергея Бунтмана «Не так». И разговор пойдет о 50-летии венгерского восстания.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Если я его застану, то я буду… нет, вообще-то наверное уже не застану, но была бы рада и в лицо ему это сказать, потому что это действительно просто очень хорошая высокого, высочайшего качества работа.

Л. ГУЛЬКО – А что еще вы бы отметили на этой неделе?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я бы отметила конечно юбилей Галины Вишневской и фильмы, посвященные юбилею.

Л. ГУЛЬКО – А юбилей с каким знаком, мне интересно, вы бы отметили?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Юбилей вообще?

Л. ГУЛЬКО – Вот показ юбилея.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, показ юбилея был со знаком такого почтения примадонне, во всех программах новостных были интервью небольшие. Но были также фильмы, специально сделанные к конкретной дате. Мне понравились, пожалуй, оба, хотя опять первый, второй канал поставили зрителей в совершенно идиотское положение, просто в раскоряку. Потому что как раз это был день, по-моему, когда было послание, поэтому… а, нет, это не когда было послание. Не важно, все равно. В общем, фильм начался вначале на втором канале и через небольшое время фильм о Вишневской же начался на «Первом». И я думаю, что зрители, которым это было в принципе интересно, как зайцы, прыгали туда-сюда, пытаясь понять хотя бы какое произведение на другом канале, хотя бы в рекламных паузах. Но мне кажется, что на втором канале был, пожалуй… опять же, я была в той же примерно позиции, потому что мне хотелось посмотреть непосредственно во время эфира. В каком смысле для меня интереснее? Потому что там не было никаких авторских комментариев и вольных трактовок и изложений жизни. Это все было через интервью, но такой фильм-портрет, где нет никакого закадрового текста, нет никаких оценок. Просто она рассказывает о себе, она показывает места, ей дорогие, свой дом в Жуковке, где это происходит, ходит по Парижу и т.д. Такой именно фильм-портрет классический. И у нас довольно редко сейчас такие документальные произведения. Там Манский, мне кажется, был режиссером. У нас любят теперь все, даже прямую речь героя часто пересказывают своими словами – тоже педалируя какие-то темы одинаковым везде закадровым голосом. И был неплохой фильм про Аркадия Исааковича Райкина, тоже на «Первом канале», где, кстати, соблюдена была тоже вот эта мера. То есть нам сказали про то, что у него был довольно тяжелый характер, и тот же Жванецкий… Нам сказали, что он пользовался успехом у женщин и более того, тоже ни в чем себе не отказывал. Но при этом какая-то была там мера, что не скатились к этой «желтизне» и к смакованию того, что не было самым значительным в масштабе этого человека, но просто добавлялось красок, потому что всегда есть две крайности: можно сесть на корточки и смотреть снизу вверх и кричать: гений, гений, а можно наоборот об этом гении говорить как о шавке, которая такая же мелкая низкая, как многие другие люди, а здесь вот эта была мера. И восхищение человеком и его талантом и артистом большим, и в то же время какой-то рассказ о человеческих его и даже слабостях, но он все равно был с большим каким-то уважением сделан.

Л. ГУЛЬКО – Вот я «Мертвый сезон» посмотрел несколько раз на этой неделе.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вас как-то все в кино прямо тянет.

Л. ГУЛЬКО – Да, как-то все тянет в кино. А я больше сейчас люблю кино смотреть.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я должна сказать, что самое приятное ощущение и впечатление от фильма «Мимино».

Л. ГУЛЬКО – «Мимино» вчера смотрел.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну конечно. Причем более того, мне кажется, что его можно было даже показать на первых неделях этого кошмара заразившего.

Л. ГУЛЬКО – Так вообще вчера мы подумали с супругой, что как только господин Саакашвили что-то такое сделал, ничего не надо было делать. Вот ничего, чтобы это было все красиво и замечательно – показал фильм «Мимино», и все.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вы не поверите, вы, наверное, не слушали наши программы, но буквально на первой второй неделе мы, когда здесь же сидели и в этом же формате общались с Ксенией, эту мысль высказали, что как это можно сегодня остановить истерию, может быть, если не до конца ее остановить и прекратить, но…

Л. ГУЛЬКО – Так она, видите, как раз, как-то сошла.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это понятно. Но если бы телевидение не участвовало в этом как в кампании, один из инструментов, причем главный инструмент, убойная сила, то остановить то, что пошло и началось катиться, как такой снежный ком по нарастающей, можно было, показав вот это шикарное грузинское кино, повторив какие-то программы с участием того же Бубы Кикабидзе или Софико Чиаурели, тех, кого реально зрители любят и не идентифицируют по национальному признаку, как ни странно. Причем на «России», если вы заметили, еще накануне показали не первый раз, кстати, а наверное, второй – третий, документальный фильм «Фрунзик Мкртчан» — тоже очень тонкий и симпатичный; и конечно Фрунзик – не грузин, но у нас, как известно, бьют не по паспорту.

Л. ГУЛЬКО – Там же сцена вырезана была, когда японцы в лифте…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Она была не снята.

Л. ГУЛЬКО – Там.

И. ПЕТРОВСКАЯ – В фильме «Мимино»?

Л. ГУЛЬКО – «Все эти русские на одно лицо».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это было в сценарии. Просто Данелия не включил, когда входят в лифт японцы, смотрят на Фрунзика и Бубу, похожих как близнецы братья, с их точки зрения, и говорят, какие же эти русские все на одно лицо одинаковые.

Л. ГУЛЬКО – Мы прервемся на самые свежие новости, потом продолжим уже с вашим участием.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО – 11.35. Ирина Петровская. В студии Лев Гулько тоже здесь. Небольшой обзор пейджера 725-66-33, чего нам написали за прошедшие полчаса. «При врачебном обходе в квартирах ни у кого (!) впервые не был включен Путин. Участковый врач-педиатр Михаил».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, больные люди, педиатр, между прочим. Дети же! Когда ребенок болеет, тут даже, в общем, и не до Путина, я думаю. А если ребенок смотрит Путина, то к нему нужно уже детского психиатра вызывать, я думаю, если вот такой формат, не самого Путина – ради бога, но если его интересует этот формат, то это еще хуже.

Л. ГУЛЬКО – Дальше. «Медведев выглядит на ТВ очень привлекательно, уверенно. А Путин исходит только из того, что он знает, что сделано все возможное, чтобы оградить его от малейшей неожиданности»

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я думаю, извините, конечно, но и Дмитрий Анатольевич (по-моему) Медведев – там тоже было сделано все возможное, чтобы оградить его от возможной, и там неожиданностей просто быть не могло. Там все было оговорено.

Л. ГУЛЬКО – Ирина: «В прошлой передаче вы говорили, что сегодня будет фильм об Анне Политковской. Во сколько и по какому каналу, подскажите, пожалуйста?»

И. ПЕТРОВСКАЯ – По «Ren-TV» в 20.30 в рубрике «Громкое дело». Недавно стартовавшая у них рубрика документальная называется «Убить журналиста. Анна». 20.30 «Ren-TV».

Л. ГУЛЬКО – «Почему такая резкая критика шоу «Две звезды» в прессе? Шоу провалилось? Как вы считаете?» — Дмитрий с веб-сайта прислал нам сообщение. Много вопросов про «Две звезды».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я понимаю. Давайте разграничим. Будем рассматривать вначале просто этот конкретный первый выпуск – такой заявочный презентационный, кстати, который вышел тоже в эфир совершенно неожиданно, почему-то на неделю раньше. Потом объяснили, что иначе они до нового года не укладывались. Как будто раньше действительно невозможно было посчитать. Почему, на мой взгляд, первый неудачный? С одной стороны, конечно, это для развлекательного шоу такая фишка и прикол: объединить две звезды и объединить еще бывших, мало сказать, разведенных мужа и жену, но еще и находящихся в состоянии острой вражды. Уж Лолита загубила много таланта, чтобы рассказать и в программе «Без комплексов» и где только ни рассказать, какой у нехороший ее бывший. Поэтому это, конечно, для привлечения зрителей по драматургии – это ход. Но если эта фишка на протяжении двух часов, то это становится, как заезженная такая мелодия, которая просто начинает раздражать. Потому что сам конкурс отошел куда-то на задний план, а на переднем плане выступала Лолита со всем набором часто очень сомнительных шуточек по этому поводу.

Л. ГУЛЬКО – Один раз смешно, два раза уже не очень.

И. ПЕТРОВСКАЯ – В том-то и дело. Я и говорю, пять первых минут, может, смешно, потом спели: «ту-ту-ту, на-на-на», и давайте уже приступайте ребята к непосредственно своему прямому делу. Это я по поводу первого выпуска. Потому что просто набили оскомину вот все эти шуточки, все эти сомнительные пикировочки. Может быть, они тоже были такие сценарно предусмотренные. Но еще раз повторю, два часа этого – это невозможно. Плюс Лолита из себя вылезла, она ползала по подиуму, она лежала, она вытирала своим платьем этот подиум.

Л. ГУЛЬКО – В переносном смысле слова «из себя вылезла».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, она вылезала фактически. Она даже и туфли скидывала, и туфли надевала, и что она там только ни вытворяла. Опять же, я к Лолите отношусь с большим интересом, потому что она прикольная, она такая женщина-клоунесса. Но вот здесь был перебор, потому что невозможно, когда вот это клоунство заслоняет все действо основное, то чего-то тут переборщили в некоторых специях, когда варили это варево. Вторая моя идея заключается в том, что сам этот принцип использования бесконечного звезд в разных вариантах, у нас теперь что ни возьми, танцуют звезды, на льду катаются звезды, «Форд Байярд» — прыгают с тарзанки на тарзанку, к тигру в пасть залезают звезды, Вот опять же происходит потеря, когда чувство меры и все начинают эксплуатировать одну и ту же идею, причем опять же даже и не свою, то это просто элементарно надоедает. В данном конкретном случае, честно говоря, я периодически пыталась понять, кто там звезда.

Л. ГУЛЬКО – Вы знаете, я вас перебью, просто я вспомнил выражение Раймонда Паулса недавно, когда был о нем фильм, и юбилей его был, по телевизору показывали. Он сказал такую фразу, она мне очень понравилась: звезд много, петь некому.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вот в том-то и дело. И потом еще «звезды» – мне очень нравится это понятие. Тоже опять же полезно было посмотреть фильм «Вишневская». Она там тоже по этому поводу неоднократно высказывалась. Почему конкретного человека, чью фамилию даже я не знаю, хотя я смотрю в режиме нон-стоп, почему он звезда? Причем очень смешно, когда присылают анонсы. Теперь пишут, допустим, раньше было: «Аркадий Райкин» — дальше расшифровывать не нужно, или…

Л. ГУЛЬКО – Да, народный артист.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Даже не народный артист – просто «Аркадий Райкин». Или Михаил Боярский – он здесь, кстати, участвовал. Но когда мне пишут» «Вася Пупкин», а дальше в скобочках сериалы, где он участвовал. То есть понятно, что ни одна я даже фамилию эту не знаю и не помню. Поэтому мне глубоко не интересно, как этот Вася конкретный поет, потому что я не знаю, как он играет даже.

Л. ГУЛЬКО – Ну, поскольку существует «Фабрика звезд», сейчас уже на поток поставлено, я так понимаю.

И. ПЕТРОВСКАЯ – В данном случае нам… понятен же принцип: берется некий человек, который как бы считается, что он профессионально поет, к нему в пару прихлестывается человек, который вроде как только учится петь. Но если на коньках можно научить кататься более или менее и это будет достаточно мило и симпатично. Если танцевать можно научить, то взрослого человека, который уже закончил театральное какой-то заведение или…

Л. ГУЛЬКО – Если театральное, а может, не театральное.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Как правило, все-таки они заканчивают, если этих сериальных актеров иметь в виду. Если у человека нет слуха и голоса, а также того, что делает вообще пение пением, потому что слух все равно обязателен, тем не менее, потому что у Владимира Вольфовича еще проблемы еще и с тем, что он просто в ноты не попадает. Ну и многие тоже немножечко между нот безусловно. Но самое главное для песни – это когда про Бернеса говорили, тоже голоса нет, шепчет в микрофон и т.д., но это была эмоция, которая делала это пение пением и песни песней и неповторимой манерой. Когда люди никогда не пели, видимо, или пели так, что, знаете, на вечеринках есть люди, которые больше всего любят петь громче всех…

Л. ГУЛЬКО – Но для этого же надо выпить сначала.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Выпить – да, но слушать-то все равно невозможно у тех, у кого ухо нормальное.

Л. ГУЛЬКО – У тех кто не пил, а тех, кто выпил, тоже рядышком столько же.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Невозможно. Когда есть слух, и когда ты имеешь минимальное музыкальное образование, то, даже выпив бочку, ты все равно будешь беситься и чесаться. И второе – ну конечно, не для этого пения затевается шоу при всем при том. Но вот Жириновский – да, какая разница, в принципе, поет он или не поет. Просто здесь опять же фишка, прикол – Жириновский. Жириновский обеспечивает определенный успех любому действу, куда бы он ни попал. Ты даже не пой, ты ходи туда-сюда. Или Заворотнюк, хотя она более или менее попадает, но опять же кому особенно интересно, как она поет, когда просто опять же, ты не пой, ты ходи туда-сюда, мы на тебя посмотрим. Поэтому мне кажется, просто сам принцип уже начал себя исчерпывать. Хотя это для меня он начал исчерпывать, рейтинг был сумасшедший. То ли потому, что «Первый канал» массированную рекламу запузырил, как водится, во всех межпрограммках, межпрограммном пространстве свободном, он за несколько дней пускал анонсы, в основном вот это: Саша, возвращайся, «ту-ту-ту, на-на-на». Конечно, народ пришел. Но мне на самом деле в течение до нового года двух месяцев, честное слово, не очень интересно, как они будут раз за разом самодеятельно исполнять те или иные песни.

Л. ГУЛЬКО – А в чем фишка, как сейчас говорят, этой передачи?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Дальше так же, как «Танцы на льду», так же как «Танцы со звездами» — дуэты. Дуэты соревнуются между собой. Жюри выставляет им оценки. Потом по этим результатам и по результатам SMS-голосования пары выбывают. К концу остается две, они между собой снова…

Л. ГУЛЬКО – Ничего нового придумать нельзя, понимаю.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Так в том-то и дело. Все одно и то же. Абсолютно, только сейчас поем, а завтра же воскресенье, и кстати, опять же вот это чертово, о котором мы уже говорили многократно, контрпрограммирование: в 18.25, по-моему, или 35 начинается новая порция танцев уже на паркете со звездами на канале «Россия», а в 19 – «Две звезды». Мне-то ладно. Мне ладно. Мне иногда достаточно посмотреть просто заявочную программу, а людям хочется, в принципе, даже если, может быть, не очень удачная, но нравится людям развлечься, посмеяться, на ту же Лолиту посмотреть, как она будет опять пикироваться или не будет с Цекало. И в то же время хочется на танцы посмотреть. И вот как там начнется опять вот эта раскоряка, я не знаю.

Л. ГУЛЬКО – Давайте подключать к разговору наших радиослушателей. Традиционно 783-90-25 – Москва, 783-90-26 – другие регионы нашей страны. Чего видели? Чего понравилось? Вопросы к Ирине Петровской. Кстати, сразу на пейджер вопрос: «В четверг должен был быть суд «Литературной газеты» против НТВ и Дуни Смирновой, не знаете, какое он принял решение?»

И. ПЕТРОВСКАЯ – А я не знаю, был ли суд. И более того, я знаю, что там, по идее, должен был быть не суд, а это должно было собраться большое журналистское жюри. Потому что это такая внесудебная история. Это, скорее, действительно в компетенции вот этой общественной организации, которая именно судит конфликты между представителями разных средств массовой информации, то есть претензии друг к другу их. Мне кажется, это логичнее, чем в суде. Поэтому, честно сказать, не знаю.

Л. ГУЛЬКО – Но как только появится в новостных лентах…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Если бы это большое жюри собралось, то меня бы предупредили, потому что я в него вхожу. А так… не знаю. Но та история, если кто не помнит – это когда в гостях у Дуни Смирновой и Тани Толстой был Игорь Волгин, и ему было вылито масса претензий в связи с тем, что он часто публикуется в «Литературной газете», которую ведущие охарактеризовали, не будут говорить как, но весьма и весьма жестоко, нелестно и, в общем, несправедливо. А самое главное почему-то заставили держать ответ одного просто из авторов, даже не главного редактора, не штатного сотрудника.

Л. ГУЛЬКО – Но это «как вам не стыдно» называется – из этой серии.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, это было именно на этом уровне, «как вам не стыдно», и дальше шел целый набор характеристик «Литературной газеты», который в принципе безусловно умаляют честь и достоинство этого издания. Очень некорректно. Потому что бездоказательно. Это общее их ощущение от этого издания.

Л. ГУЛЬКО – Ну, у них такое, у других другое ощущение.

И. ПЕТРОВСКАЯ – А у газеты конечно есть свое право защищать свою честь и достоинство.

Л. ГУЛЬКО – Как только соберется большое жюри, вы все, дорогие товарищи, друзья, узнаете, чем все закончилось.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Если они не отменили свое желание, я имею в виду «Литературную газету», общаться у большому жюри и решили решать эту проблему через суд.

Л. ГУЛЬКО – 783-90-25 – Москва. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Михаил. Москва. В прошлой передаче Ксения Ларина очень возмущалась Заворотнюк и Николаевым в «Танцах на льду». И я вот хотел бы… после передачи «Песни со звездами», мне кажется, что после Лолиты и Цекало Заворотнюк и Николаев просто стали образцом конферанса.

И. ПЕТРОВСКАЯ – А, в этом смысле.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня такое замечание.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Понятно. Да тут тоже проблема мы же обсуждали это. Я в меньшей степени возмущаюсь Заворотнюк или Николаевым, как раз Николаев меня вообще никоим образом не раздражает, они как-то друг друга уравновешивают. Вся опять же проблема в некотором соблюдении чувства меры. Потому что когда милейшей, может быть, даже Анастасии Заворотнюк так много, то опять же наступает пресыщение, во-первых. Во-вторых, в ее конферансе, вообще в этом конферансе Заворотнюк и Николаев она естественно была заводилой, и те репризы или, я не знаю, как их назвать, реплики, которые ей были написаны, мягко говоря, они были не всегда остроумны вообще. Это даже не обсуждается. Но их было много, они были какие-то мусорные, совершенно не обязательные. И от этого возникает естественное, мне кажется, раздражение. Человек, может, даже и не виноват. Вот закормят сейчас Заворотнюк до такой степени, что ее уже ни в кино не будут снимать. И уже здесь тоже надоест. Какая-то тут… маниакальная просто маниакальная. Вот появляется человек, он едва-едва сыграл первую роль, тут же его объявляют звездой, начинают во все щели запихивать в разных совершенно вариантах: там он танцует, поет, скачет, прыгает…

Л. ГУЛЬКО – А тут еще личная жизнь не удалась. И все поехало, пошло.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вообще сейчас особенно на «Первом канале» почти любая программа формата ток-шоу, например, или даже юмористическая – это еще параллельно пиар своих звезд «Первого канала».

Л. ГУЛЬКО – Ну, а кого пиарить, чужих что ли?

И. ПЕТРОВСКАЯ – У Максима Галкина сидят почти все ведущие. Понятно, что они в таком режиме не могли собраться, но в разное время их просто туда приводили, втыкали в эту аудиторию в зале, дальше показывают реакцию. Почти все ведущие первого канала, они же участвуют в каких-то юмористических сценках, причем крайне неудачно. Представить, что Леонид Якубович в такой актерской ипостаси может быть настолько скучным и неинтересным, потому что он вынужден был играть некую придуманную сценку. Совершенно неостроумно. И никакой ни импровизации, ничего. Просто даже это человека дискредитирует на самом деле, но очевидно, это такое сверху: обязаны сесть тут и сидеть. Точно так же свои ведущие участвуют в разных звездах танцах и т.д.

Л. ГУЛЬКО – 783-90-26 – регионы наши. Добрый день. Алло. Алло! Ну вот так. Надо сначала радио сразу выключить, а потом уже включаться. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я хотел бы задать Ирочке вопрос.

Л. ГУЛЬКО – А вас как зовут? Простите, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Иван Васильевич.

Л. ГУЛЬКО – Иван Васильевич, пожалуйста. слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Ира!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, Здравствуйте, Иван Васильевич.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. У меня такой вопрос. Сколько лет можно ждать передачу, когда откроет детский канал, что-нибудь у вас есть по этому поводу?

Л. ГУЛЬКО – Спасибо.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, ничего пока, кроме того, что это бесконечные планы, что его в ближайшее время.

Л. ГУЛЬКО – Отдельный детский канал?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Отдельный детский канал. Должны открыть.

Л. ГУЛЬКО – Это как западные аналоги всякие?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я не знаю, какой возьмут за основу аналог. Я знаю, что к этому, в принципе, должен был в свое время иметь отношение Борис Грачевский. Не знаю, сейчас на какой это стадии. Регулярно возникает этот слух и регулярно опять затихает.

Л. ГУЛЬКО – Должен появиться национальный проект – детский канал.

И. ПЕТРОВСКАЯ – В общем, в данном случае вот этот национальный проект я бы максимально приветствовала, потому что у нас действительно полная беда с детским телевидением. А то, что показывают и выдают за детское телевидение, ну это… да даже уже, честно говоря, я не могу припомнить, кроме самого умного, ну и каких-то еще мультяшек, которые иногда по утрам показывают.

Л. ГУЛЬКО – Вот Фоменко ведет какую-то развлекательную программу в воскресенье по НТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, но для более, мне кажется, уже таких, подростковых. Короче говоря, нет все равно никакой системы этого детского телевидения, как это было раньше: для маленьких – одно, дальше для постарше детей – другое и т.д., и т.п., для подростков и все. И конечно этого очень не хватает.

Л. ГУЛЬКО – 783-90-25 – Москва. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Здравствуйте. Меня зовут Андрей. Москва. Я хотел бы узнать мнение Ирины Петровской по поводу сериала «Тайны следствия». И актеров, если можно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Андрей, может быть, вы не слышали, по-моему, чуть ли не в прошлый раз мы как раз говорили об этом. Пришел какой-то звонок или нам на пейджер написали зрители, что как можно показывать по второму или по какому-то разу этот сериал. И я специально даже посмотрела, потому что выяснилось, что он собирает невероятные рейтинги, хотя не первый раз показывается. Я подумала, ну какой-то такой феномен, непонятный для меня, поэтому посмотрю. И я втянулась, потому что оказалось, что это очень хорошо сделанный сериал, причем без любования и смакования вот этой всей криминальной истории, хотя в каждой, разумеется, серии есть криминальная история, которая расследуется, с человеческими историями; мне очень там нравится Ковальчук в роли прокурора или зам. прокурора. И просто это интересно смотреть. И захватывающее и увлекательное. Крепко хорошо сделано.

Л. ГУЛЬКО – Мне знаете, что напомнили. Я вообще не смотрю его, ну так, несколько серий…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я тоже не могу сказать, что я каждую серию, но когда я попадаю…

Л. ГУЛЬКО – А тут я посмотрел опять же по ДТВ «Место преступления». У них там разные «Место преступления. Майями», «Место преступления. Лос-Анджелес» — такой криминальный сериал. Он на самом деле, еще и научно-популярный, как это все расследуется. Вот некое похожее и я нашел. Поэтому может быть затягивает наш-то?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я должна сказать, что если оценивать разные этого направления сериалы, то, пожалуй, этот на каком-то из первых мест.

Л. ГУЛЬКО – Нам пишет Наталья, что в «Литературной газете» писали, что будет именно суд, газета подала иск к НТВ и Дуне Смирновой. И Пресненский суд должен был заседать в четверг. Но, Наталья, нет никаких сообщений по этому поводу.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Значит они решили… может быть…

Л. ГУЛЬКО – Либо отложили дело.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, тут есть еще один вариант. Может быть, Дуня и Татьяна отказались, например, через вот этот журналистский орган разбирать этот конфликт, и тогда уже у газеты не было никаких других вариантов, кроме как подать в суд. Но в любом случае это достаточно, мне кажется, цивилизованный способ выяснения отношений.

Л. ГУЛЬКО – Абсолютно. 783-90-26. Регионы. Добрый день. Здравствуйте. Мы слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Мне хотелось бы узнать мнение Ирины Петровской насчет передачи которую ведет Сати Спивакова на «Ren-TV». Последняя ее программа…

И. ПЕТРОВСКАЯ – На «Ren-TV»? На «Культуре».

Л. ГУЛЬКО – На «Культуре» она ведет, нет?

СЛУШАТЕЛЬ – На «Культуре», да?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Во всяком случае вела на «Культуре». Встречи с музыкантами, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Вот с Ларисой Долиной. Я первый раз ее, правда, видела, но не сначала начала смотреть. Поэтому, может, я ошибаюсь в названии канала.

Л. ГУЛЬКО – Простите, как вас зовут и откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Это Гюльнара. Город Тюмень. Не представляется ли вам, что это передача, аналогичная передаче Оксаны Пушкиной? Ваше мнение. Спасибо.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вы знаете что, я не видела, может быть, действительно она стала на «Ren-TV» вести. С Ларисой Долиной я не видела. Я видела несколько выпусков, когда она встречалась и разговаривала с музыкантами мирового масштаба, с классическими музыкантами. И мне это было интересно, и мне казалось, что здесь Сати очень даже в своей тарелке. Что касается вот этой программы с Долиной – я ее, повторю, не видела. Может быть, теперь расширили круг имен в этой программе. Просто если бы вы еще сказали, как программа называлась, то тогда мы бы смогли ее, во-первых идентифицировать, а во-вторых бы просто посмотреть, может быть, действительно что-то упустили на «Ren-TV», кто, может быть, видел, знает, сообщите нам.

Л. ГУЛЬКО – «Сати Спивакова появилась на «Домашнем». Передача с Долиной».

И. ПЕТРОВСКАЯ – А, ну тогда…

Л. ГУЛЬКО – Сообщают нам с веб-сайта.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Слушайте, «Домашний» просто приобретает все новых и новых звезд. Тогда понятно, что на «Домашнем» должна быть Долина уже. Это ясно. Все-таки он не классический канал и я думаю, что аудитория, может быть, не поймет и более того и не примет тех музыкантов, с которыми она на «Культуре» наоборот беседует.

Л. ГУЛЬКО – Но потом можно и потихонечку идти к музыкантам.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Между прочим, сегодня, чего-то мне не спалось, как бывает, как только утром вставать рано, мне не спится. И я включила, поняв, что 6 или 7 утра, ни в одном глазу, включила телевизор, попала на такую программу на канале «Домашний» «Мать и дочь». Я когда-то видела тоже один – два выпуска. Очень простая идея: дочь рассказывает… должны быть естественно мало-мальски знаменитые матери. И дочь рассказывает о матери, мать рассказывает о дочери. И через это и семейная жизнь и взаимоотношения в семье. И сегодня попала на Михалковых: Анну и ее маму соответственно Татьяну. Очень симпатичная программа. Я просто с большим интересом посмотрела. И то, как они друге о друге говорят, это как-то тоже действительно свидетельствует о семейной атмосфере, о том, как воспитывались. Любопытно.

Л. ГУЛЬКО – 783-90-25 – один из последних звонков из Москвы. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Извините, пожалуйста, это вас беспокоит Лара Георгиевна. Вы знаете, сколько лет мы смотрим программу «Жди меня» и вдруг теперь стали показывать с актрисой Кабо на третьем канале тоже что-то наподобие этого. Но это абсолютно, ну, такая чушь! Неужели сравнить? Извините, пожалуйста.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо. Ничего-ничего. Просто уже говорили об этом.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Тамара Георгиевна. Вы, наверное, тоже пропустили. Буквально в самом начале сезона где-то в сентябре, наверное, когда только-только канал ребрендинг свой произвел, и появился «Ключевой момент», и программа шла каждый будний день. И мы как раз это говорили, про вроде бы схожесть форматов, но на самом деле есть принципиальная большая разница, что «Жди меня» — это на самом деле целое движение, направление, поиск, расследование, соединение действительно людей, разрозненных и более того, разрозненных не потому, что им плевать было друг на друга, а все-таки, как правило, в основе всех историй в «Жди меня» это драматическая некая история, война, еще что-то, трагедия, распад страны в конце концов. Может быть, не всегда трагедия, но драма. И то, чем люди в тот момент не могли противостоять, и поэтому их раскидало, и вот они посвятили часть жизни чтобы найти друг друга. И бывают невероятные истории. В «Ключевом моменте», во всяком случае на тот период, а сейчас, кстати, они сократили, теперь два раза всего выходит в неделю «Ключевой момент», там истории те, что я видела, человеческого предательства, равнодушия: не захотели брат с сестрой общаться, а потом вдруг через 50 лет сказали, найдите нас. А выяснилось, что они живут оба по тем же адресам, что жили. Нет, не в одном доме, а адрес остался, телефон остался. И что же вам, ребята, мешало самим за эти 50 или 20, или 30 лет как-то найти друг друга? И плюс конечно вот эта история, когда ведет актриса Кабо — неплохая актриса, но в данном случае ей нужно роль исполнять, и она ее исполняет всегда одинаково.

Л. ГУЛЬКО – Режиссер нужен хороший.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Или режиссер хороший. Но все-таки ведение программы и игра актерская – это разные вещи. Вот Кваше это удается. Может быть, даже он текст не свой произносит в «Жди меня», может быть. Потому что действительно там самому не наговоришься, может быть, столько историй. Но он делает это так проникновенно и, пропуская через себя, что веришь, что он ведущий. И он и является таковым.

Л. ГУЛЬКО – Ирина Петровская. «Человек из телевизора» как всегда по субботам. С Ириной Петровской вы встретитесь уже в следующую субботу. До свидания.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире