'Вопросы к интервью
9 сентября 2006 года

11.13 – 12.00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Ирина Петровская, телеобозреватель газеты «Известия».

Эфир ведет – Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА – Я теперь все записываю, Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Давай.

К. ЛАРИНА – С карандашом в руках смотрю телевизор. Здравствуй, Ирина Петровская.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Здравствуй, Ксения Ларина. Я давно так делаю.

К. ЛАРИНА – С карандашом в руках: ничего не помню потому что. Смотри, что я записала на этой неделе хорошего. Давайте с хорошего начнем.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Давай.

К. ЛАРИНА – Слушателям скажу, что все открыто для вас, приходите, мы готовы всегда вас выслушать, поспорить. Любим так покричать. Пожалуйста, 725-66-33 – пейджер. 970-45-45 – SMS-ки отправлять. И телефоны прямого эфира 783-90-25, 783-90-26. Пока их никак не делим, потом посмотрим. Все начинается с футбола. Два футбола было, ты смотрела их?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Один смотрела: Россия – Хорватия.

К. ЛАРИНА – Ну так понимаешь, какое чудо чудное-то произошло. В этот же день канал «Ren TV» чуть позже транслировал также в прямом эфире еще один первый отборочный матч на чемпионат Европы, в котором участвовали чемпионы мира, итальянцы, и проклятые Матерацци французы. То есть без Зидана и без Матерацци они играли, естественно, поскольку, если ты помнишь, они дисквалифицированы на несколько матчей.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Помню-помню.

К. ЛАРИНА – Но это был футбол! Вот после Россия – Хорватии такое ощущение, что люди играют в другую игру. Потом еще там своя интрига, своя история, потому что французы хотели доказать, что итальянцы случайно получили этот титул и таки доказали естественно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну видишь, я не могу, к сожалению, это с тобой разделать, потому что эту игру я не видела.

К. ЛАРИНА – Ну ты поверь мне на слово.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я верю.

К. ЛАРИНА – Ты же их видела.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ты в большей степени у нас футбольный специалист, чем я.

К. ЛАРИНА – Второе хорошее. Ты потом спорь со мной.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Хорошо-хорошо, я буду спорить, но во всяком случае, футбол одну часть я видела.

К. ЛАРИНА – «Страсти по Солоницыну» на канале «Россия».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, это я тоже заранее хотела сказать об этом. Во-первых, это сделала известный режиссер-документалист Наталья Гугуева. Она много сделала фильмов и лауреат множества премий, в частности, про Костью Дзю у нее был очень хороший фильм. И это чувствуется. Понимаешь, это сделано уже не по вот этим лекалам, по которым делаются сегодня большинство так называемой «документалки», о чем мы говорили: немножко про личную жизнь, немножко про интриги, немножко про плохой характер, про удары судьбы, и вот из этого складывается некое такое фрагментарное повествование. Нет, мне кажется, здесь как прелесть этой работы в том, что она цельная, и что здесь автор и режиссер шел от личности, а не от каких-то отдельных деталей, которые вероятно…

К. ЛАРИНА – Хотя и детали были.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Детали были. Вот я и говорю о том, что можно говорить и про личную жизнь, потому что там об отце говорит дочь Анатолия Солоницына. Но можно это делать совсем по-другому. И в этом смысле для сравнения фильм о Нонне Мордюковой, если ты видела.

К. ЛАРИНА – Я не видела.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вот он как раз сделан по этим самым…

К. ЛАРИНА – Это «Первый канал».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, это «Первый канал». По очень привычным этим обычным лекалам, более того, там предшествует всему такая надпись в кадре, что интервью Нонны Мордюковой брали во время тяжелой ее болезни, возможно, что-то мы не разберем, будет неразборчиво говорить актриса, и нас просят отнестись к этому с пониманием. Но самое главное, что когда маленькие крохотные фрагментики этого интервью…

К. ЛАРИНА – Я жестами спрашиваю тебя про состояние Ноны Мордюковой.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я и говорю как раз, что когда маленькие крохотные фрагментики этого интервью попадаются, даже не чувство неловкости возникает, а вопрос: зачем.

К. ЛАРИНА – А что с ней там происходит?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Действительно вероятно человек болен, и мы знаем, что болен. Она просто не очень уже хорошо говорит. И очевидно, они выбирали те фрагменты, где более или менее понятно и разборчиво. Но самый ужас заключается в том, что они ничего не добавляют, ни прибавляют к образу. И в результате вот от этого фильма остается несколько таких тезисов, которые все время доказываются, что у нее был и есть склочный… Потом что меня очень шокировало, все время говорят «она была». Здравствуйте, друзья мои, слава богу, есть.

К. ЛАРИНА – Да ты что?! Да может быть в другом контексте, что была, когда была молодой?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну не знаю, может быть это и такой контекст, но тем не менее, ощущение вот такое вот: была. На самом деле человек есть. И вот это остается: склочный дурной характер, неудавшаяся личная жизнь. Причем вот эту я сейчас новую манеру еще (то есть она старая, но ее все используют) ненавижу, когда некие слова, произнесенные документальным героем, иллюстрируются фильмом, в котором он играл.

К. ЛАРИНА – Это давно уже.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это давно.

К. ЛАРИНА – Кстати, Парфенов начал. Но он это делал очень изящно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Как ироничный прием может быть, но когда Нина Гребешкова говорит о тяжелых взаимоотношениях Ноны Мордюковой с Вячеславом Тихоновым, это иллюстрируется кадром, где Нина Гребешкова играет жену Никулина в фильме «Бриллиантовая рука», это абсолютная дичь.

К. ЛАРИНА – Это такая примитивизация, она стала таким расхожим общим местом, это используют все по любому поводу. Во-первых, чтобы люди понимали, это самое дешевое производство. Вот самое, когда нечем забивать, картинки нету, берется фрагмент из любого художественного фильма культового, который мы знаем наизусть, какие-нибудь «Джентльмены удачи», и залепляется это по только одному видимому им смыслу, им видимой логике.

И. ПЕТРОВСКАЯ – То же самое сделано, в частности, например, фильмом и кадрами из фильма «Русское поле» иллюстрируется история взаимоотношений матери и сына: Нонны Мордюковой и трагически погибшего ее сына, делается вывод, что если существует, якобы, поверье, что если актер сам умирает и хоронит кого-то близкого, то это сбывается в жизни, что абсолютно естественно, натяжка.

К. ЛАРИНА – Это где говорится?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это в этом же фильме говорится.

К. ЛАРИНА – Потому что я на эту же тему видела еще одно кино.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, это другое, это как раз другое.

К. ЛАРИНА – Я хохотала так вообще-то.

И. ПЕТРОВСКАЯ – По которому получается, что каждый актер, который умер в роли, обязательно умрет.

К. ЛАРИНА – В принципе конечно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Друзья мои, мы все помрем, даже не сыгравши ни одной роли ни в гробу, нигде! Но при этом все привязывается: и Шукшин, и Бурков, и кто еще…

К. ЛАРИНА – Такая… не буду говорить газету – желтуха. Для дебилов.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Желтуха. При том, что берется высосанная из пальца некая идея, под нее подверстываются судьбы.

К. ЛАРИНА – И такая многозначительность. Я вспоминаю. Там же еще люди говорят, что убивает. Панкратов-Черный выдумывает какие-то мистические истории.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну ведь можно все что угодно навыдумывать, понимаешь, и будут все смотреть. И вот точно так же с фильмом «Нонна Мордюкова» — ни на одну минуту не соответствующий вообще этому образу и масштабу этой женщины, этой актрисы.

К. ЛАРИНА – Вот ругать мы любим больше. Про «Страсти по Солоницыну» я бы еще хотела, чтобы ты чего-нибудь сказала. Ведь действительно самое главное, что оказывается, можно и не скучно… Вот они все говорят, народу это не интересно – про творчество. Это можно сделать. Здесь столько эмоций в этом фильме.

И. ПЕТРОВСКАЯ – И кстати, здесь ведь тоже много иллюстрируется фильмами, но это как-то по-другому сделано, это в основном нужно автору для того чтобы показать вот эту достоевскость в нем. Вот это лицо, эти глаза, которые больше, чем все слова о судьбе, о чем угодно.

К. ЛАРИНА – Кстати, обратите внимание, здесь тоже есть некие какие-то мистические смыслы, которые возникают после уже ухода из земной жизни героя, я имею в виду Тарковского и Солоницына. Здесь не было какой-то натяжки, какой-то неловкости, когда кто-то высказал мысль, что…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Что они умерли от одной и той же болезни.

К. ЛАРИНА – Какая-то внутренняя связь между ними. Вот пожалуйста, да?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Хотя опять же тут не делается такого вывода. Это просто совпадения, которые можно трактовать именно как какое-то мистическое.

К. ЛАРИНА – Я еще один вопрос задам Ирине, поскольку все равно вы об этом спросите. «В круге света». Поскольку мы же с тобой в субботу как раз выходили в день премьеры этого спектакля. «В круге света» — это совместное производство «Эха Москвы» и канала «Домашний». Еще раз напомню нашим слушателям, две передачи мы с вами видели на той неделе или слышали. Программа первая была посвящена школе: «Почему дети не любят школу». И в этой передаче, которую ведут Светлана Сорокина и Алексей Венедиктов, принимали участие Андрей Фурсенко и Маша Филиппенко. Вторая программа: «Почему мы не любим иностранцев, иностранцы не любят нас» с участием Владимира Меньшова и Виктора Ерофеева. И сразу можно анонсировать, сказать, что сегодня тема: «Почему мы так легковерны». Интересно, куда вырулит эта заявленная тема, поскольку она очень, масса трактовок может быть.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну и герои интересные: Татьяна Толстая и Армен Джигарханян.

К. ЛАРИНА – Ну что можно сказать об этом продукте? Если говорить да, вот мое первое да в любом случае – прямой эфир. Это важная составляющая часть, что бы там кто ни говорили, это потрясающий эффект прямых звонков, участия аудитории в разговоре, интонаций сиюминутных сегодняшних, каких-то импровизаций, которые возникают здесь и сейчас. Это невероятно важно. И мне кажется, что нужно эту программу беречь чтобы она была в прямом эфире.

И. ПЕТРОВСКАЯ – А потом еще знаешь, что важно, вообще в контексте этих каналов, которые воспринимаются немного такими гламурными, облегченными, для домохозяек, условно говоря, очень важно, что появляются вдруг такого рода программы, выходящие за рамки вот этой домашней такой, я сейчас в кавычки беру это слово, «стряпни», и это говорит о том, что на канале понимают, что аудитория, даже если она сидит дома, любит готовить, шить, я не знаю, делать ремонты, но это не одноклеточные, им нужно что-то еще, потому что эта аудитория при всем при том читает еще что-то, смотрит еще что-то, помимо…

К. ЛАРИНА – Думает о том, что такое жизнь, что такое смысл жизни, смотрит на улицу вообще-то, выходит на нее иногда.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Вот если эта программа выйдет немножечко за рамки прикладного такого, как в случае со школой она немножечко, как мне кажется, получилась скучноватая, а будет говорить о каких-то смыслах, сегодня важных, тогда она, мне кажется, состоится. Вообще еще она должна устаканиться, в какие-то такие рамки улечься. Но в любом случае довольно интересная. Все-таки это парное сочетание: Венедиктов и Сорокина. Может быть, чуть-чуть они со временем уточнят роли, чтобы не пересекаться. Понятно, что когда парное ведение, очень важно, чтобы у каждого было какое-то свое амплуа.

К. ЛАРИНА – Но они, по-моему, прекрасно по ролям расходятся, во-первых, в силу разницы характеров и какой-то своей эмоциональной отдачи.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, но просто пока еще это не очевидно, но если это вот будет очевидно и делаться специально, может быть, это как раз принесет пользу.

К. ЛАРИНА – Ну вот я все-таки хочу тогда сказать, что все-таки мне, в отличие от Ирины, показалось, что первая программа была более удачная (посвященная школе), потому что как раз там-то я понимала предмет разговора, и о чем они говорили: разбирались, что такое унижение в школе, которая испытывает ученик; или замечательный вопрос совершенно, по-моему, его задал Алексей Венедиктов Маше Филиппенко неожиданный, а вот вы, Маша, как учительница, унижали когда-то учеников. И она ответила тоже совершенно парадоксально, что парадокс в том, что учитель не всегда это понимает. Мне кажется, что нет. А на самом деле да, унизила. То есть это был очень человеческий разговор, очень профессиональных людей. учитывая, что и Алексей – учитель (в смысле, Венедиктов – учитель, а не Алексей Учитель – режиссер). Маша, Андрей и Света Сорокина, которая сказала.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Андрей Фурсенко, министр.

К. ЛАРИНА – Андрей Александрович, да. Света Сорокина сказала, что у нее мама проработала больше 30 лет в школе учителем, поэтому здесь был очень заинтересованный очень понятный для меня разговор. И кстати, Андрей Александрович Фурсенко, которого я очень уважаю, он никогда не отказывается к нам приходить в эфир, и вроде бы мы давно уже встречались, много говорили, но для меня он опять открылся по-другому. Мне кажется, очень важный получился разговор. А вторая программа получилась (про иностранцев и русских) мне лично не очень внятной, потому что там не было стержня, не было предмета.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Поэтому я и говорю, очень важно определиться все-таки, о чем будет эта программа: она будет о конкретных вещах, или она будет… Кстати, очень интересны эти разговоры, которые просто философские на заданную тему, как часто поступает например Виктор Ерофеев в своих программах в «Апокрифе», потому что темы берутся отнюдь не прикладные большей частью.

К. ЛАРИНА – Ну почему, там все равно, там к литературе привязано, как ни крути. Но все равно основа – это литература.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, литература часто не основа, литература как иллюстрация бывает, темы бывают самые разные.

К. ЛАРИНА – Это очень важно. У них там есть стенка, о которую они все время облокачиваются (в «Апокрифе»), это все равно программа, так или иначе связанная с писательством, с литературой, с вымыслом. Да?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, короче говоря, мне кажется, что, в принципе, здесь в этой программе «В круге света» все будет зависеть еще конечно же от героев, конечно же от формулирования тем интересных и от героев, которые естественно либо будут большую часть успеха гарантировать, либо не будут. Все зависит в данном случае от личности. Но мне любопытно еще и в первую может быть очередь этот контекст канала, и как такая программа туда будет вписана и насколько.

К. ЛАРИНА – Хорошо, потому что то, что я уже на прошлой неделе, когда мы говорили про «Домашний», сказала про цикл программ, который с удовольствием сейчас пересматриваю, а я смотрю их впервые, не видела «Возвращения домой».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я многие из них тоже не видела, у меня даже подозрение, что не все они были в эфире.

К. ЛАРИНА – «Возвращение домой» мне очень понравилась программа с Ингеборгой Дапкунайте, с Пьехой в Польшу. Там много будет всего интересно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Маковецкий.

К. ЛАРИНА – А вот как раз мне кажется, «В круге света» и «Возвращение домой» — это программы, которые объединены. Они объединены человеческим фактором, неформальным отношением к теме, к героям, к картинке, к разговору, к слову. То есть это программы, которые сделаны с участием. Вот что важно.

И. ПЕТРОВСКАЯ – И атмосферные. Особенно вот эта первая. То есть не первая, а вторая, если говорить о том, в какой последовательности мы обсуждаем. Вот это «Возвращение домой», она очень атмосферная. Это такой редкий случай все-таки. Хотя понятно, что сама идея уже сама по себе предполагает эту атмосферность и совершенно иное проявление очень знакомых людей, которые все-таки в таком определенном панцире находятся, и вдруг они этот панцирь сбрасывают, оказываясь в своей школе и в своем дворе.

К. ЛАРИНА – И глаза восторженные, да?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, совершено другие какие-то люди. Иногда даже, как с Маковецким было ощущение, что он моложе просто стал реально на твоих глазах.

К. ЛАРИНА – Еще один вопрос перед новостями, потому новости, потом продолжим, и уже какие-то новые темы нам подкинут наши слушатели, потому что есть уже, слава богу, что обсуждать. Зонд так или иначе начался.

И. ПЕТРОВСКАЯ – И следующее, кстати, надо будет сказать обязательно, премьерная очень тоже неделя.

К. ЛАРИНА – Ира, как тебе ребрендинг канала «Ren TV»?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ребрендинг, Как мы уже говорили, ничего гаже этого слова нету.

К. ЛАРИНА – Как-то мне от этого сока, который разбросан по всему городу, самый сок телеэфира какого-то подозрительного цвета, он меня как-то пугает.

И. ПЕТРОВСКАЯ – А видишь, поскольку ты не водитель, то ты видишь, что у тебя по сторонам разбросано. А я водитель, и я смотрю только прямо перед собой и поэтому не вижу.

К. ЛАРИНА – Скоро этот рыжий сок канала хлынет тебе на лобовое стекло.

И. ПЕТРОВСКАЯ – По мне, в принципе, черт бы с ним, но назовите хоть ребрендинг, как угодно, лишь бы мы получи ли какой-то качественный в результате продукт, иначе просто переодевание канала из одной одежки в другую…

К. ЛАРИНА – А сегодня в красном.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, или в оранжевом, или в красном, или мы изменим буквы и написание, изменится ли от этого суть. Вот пока у меня нет ощущения, что канал как-то очень существенно обновляется. Но опять же, судя по всем анонсам, это обновление (я имею в виду программное), оно только начинается. И опять же я смотрю по анонсам, и уже пошли эти программы. Что составляет суть этого обновления? Рассказы о тяжелой жизни звезд шоу-бизнеса. Опять те же самые все темы, которые мы видим на первом, на втором, в меньшей степени на втором, в большей степени на первом канале. Поклонники, которые доводят своих кумиров и т.д., и т.п. Если это обновление, то не знаю, мне кажется, это все уже было, чего-нибудь своего бы.

К. ЛАРИНА – А рыжий почему?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Рыжий почему? Тут можно конечно всякие версии строить. Самая революционная о тайной симпатии к «оранжевой», извините, чуме померанцевой. Но думаю, что кому-то просто захотелось так, этот цвет красивый. Кстати, «СТС» уже два сезона в оранжевом.

К. ЛАРИНА – Рыже-желтый.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Но оранжево-желтый «СТС».

К. ЛАРИНА – Ну вот, это про ребрендинг – теперь вы знаете, что это такое. Хорошее слово.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да нет, это толком не объяснить, что такое ребрендинг.

К. ЛАРИНА – Ребрендингом у нас занимаются сегодня все. Политические партии тоже ребрендингуют друг друга. Мы сейчас новости послушаем, потом возвращаемся в эфир и уже приступаем к изучению ваших вопросов на пейджере, по SMS и по телефонам прямого эфира.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Возвращаясь к программе «В круге света», я просто хочу напомнить нашим слушателям, что сегодня будет Венедиктов в прямом эфире у вас. И все, что касается этой передачи (тут уже пошли какие-то вопросы по формату, по концепции), вы можете смело ему задать, я думаю, что он с удовольствием на них ответит.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да конечно, тем более, что нам еще нужно посмотреть, привыкнуть и потом уже делать выводы.

К. ЛАРИНА – Ну что, давайте мы послушаем телефон. Пожалуйста, Ирина берет наушники. Я в них уже живу практически, не снимая. 783-90-25, 783-90-26 – телефоны прямого эфира. Это программа «Человек из телевизора», где вы можете задавать вопросы, либо высказывать свои мнения по программам, которые мы пока еще не упоминали в нашем совместном обзоре. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день.

К. ЛАРИНА – Добрый.

СЛУШАТЕЛЬ – Георгий Васильевич. Я хочу пару слов сказать насчет программы «В круге света», я просто смотрел оба выпуска. В принципе не получился первый блин комом, но правда, мне показалось, в первой программе Алексей Алексеевич тянул несколько одеяло на себя в полемическом задоре. Это за ним водится.

К. ЛАРИНА – А как же. Мы в таком жанре выступаем.

СЛУШАТЕЛЬ – И еще один момент. Может быть я ретроград, но мне не очень нравится американизм в отношениях, когда людей уважаемых или старше тебя называют просто по имени, типа: хэллоу, Майк, или хэллоу, Андрей. Понимаете?

К. ЛАРИНА – Георгий Васильевич, понятно. Простите ради бога, не хотелось бы, чтобы мы сейчас все это пошли обсуждать дальше. Это уже такие частности, которые абсолютно точно должны быть адресованы конкретному человеку, тем более у вас есть такая возможность, дорогие друзья. И Сорокина здесь бывает, а уж Венедиктов тем более, поэтому если захотите еще раз вернуться к этой передаче, я вас призываю воспользоваться возможностью прямого эфира на «Эхе», и в шесть часов, когда будет «Без посредников», к Венедиктову обратиться, в том числе и со своими отзывами и советами по программе «В круге света». Алло. Здравствуйте. Алло! Ничего не поняла. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Ксения и Ирина. Можно с вами немножко поспорить и задать вопрос?

К. ЛАРИНА – Ой, как мы любим! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Нина Георгиевна. Вы знаете, я не очень согласна с вашей оценкой насчет фильма про Мордюкову. Там так хорошо о ней говорил Михалков, которого я разлюбила. И знаете, там очень хорошо было понятно, хотя я и не с начала смотрела, что она больна, и что авторы спешат выслушать ее мнение. Как о ней хорошо говорили родные. С этим я с вами не согласна. И еще я с вами абсолютно согласна, что смотреть абсолютно уже нечего. Вы начали с футбола. Я тоже теперь смотрю только футбол и покупаю «Семь дней» для того чтобы решать два кроссворда и знать, когда футбольные игры. И еще «На ночь глядя». Вопрос такой. Куда исчезло «На ночь глядя»?

К. ЛАРИНА – Нина Георгиевна, спасибо вам большое за все ваши вопросы. Но по поводу Мордюковой тут может быть Ирина вам ответит, поскольку я все-таки этого фильма не видела. А про «На ночь глядя» опять же скажу, я дежурная по этой передаче. Еще раз повторю, что тайм-аут взяла программа «На ночь глядя». Она хочет провести тоже наверное ребрендинг какой-то для того, чтобы выстрелить уже по-новому в новом сезоне.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну дай бог, чтобы они появились.

К. ЛАРИНА – Когда они появятся, они обязательно обещали нам об этом сообщить, чтобы мы в свою очередь сообщили вам, что программа выходит в эфир.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Что касается фильма (возвращаясь к фильму о Мордюковой). Да, естественно, это не исключает того, что я сказала, что там были сказаны и какие-то хорошие слова, и в том числе действительно об этом говорил Михалков, о Нонне Викторовне, и родственники. Да, это было. Но я говорю общий подход вот этот, когда создается не образ, соразмерный масштабу, а вот так галопом по Европам на достаточно частых случайных совпадениях выстраивается какая-то линия жизни и иллюстрируется, я еще раз повторю, самым дешевым и банальным способом с помощью кадров из причем разных фильмов, к которым даже может быть и Мордюкова не всегда имела отношение.

К. ЛАРИНА – Следующий звонок, пожалуйста. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

К. ЛАРИНА – Да, пожалуйста, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Это «Эхо Москвы»?

К. ЛАРИНА – «Эхо Москвы», совершенно верно.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня вопрос к Ирине, который мучает очень много лет. По поводу фильма Мордюковой. Мне кажется, что у нее такой масштаб личности, что почти не имеет значения, какой фильм про нее показали. У нее есть наверное самая лучшая в ее жизни роль в фильме «Трясина». Но почему-то никогда нигде об этом не упоминается.

К. ЛАРИНА – Но фильм-то показывают, я его часто вижу.

СЛУШАТЕЛЬ – Я имею в виду, когда о ней говорят, какой-то этот перечень. Чем это объяснить?

К. ЛАРИНА – Я не знаю. чем это объяснить, честно вам скажу, потому что фильм этот я люблю. Там Дворжецкий. А Дворжецкий там какой потрясающий!

СЛУШАТЕЛЬ – Все остальные роли, это как приложение.

К. ЛАРИНА – Жалко, что не упоминают. Но фильм показывают, слава богу.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Не все – приложения, а «Комиссар». «Комиссар», правда, здесь упоминали. А что касается того, что ни один фильм не будет соответствовать этому масштабу. Не знаю, опять же для сравнения посмотрите фильм, сделанный, понятно, что про другого совсем человека и не про женщину, а про мужчину, но тоже актера – про Солоницына…

К. ЛАРИНА – А какой был хороший про Кайдановского, помнишь?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да. Про Кайдановского кстати, было тоже на втором канале – на «России». Чтобы понять вот эту разницу, она может быть даже не так с первого взгляда уловима. Разница подходов, когда показ человека идет именно от масштаба и очень бережно, несмотря на то, что он обращается ко многим драматическим, трагическим событиям в жизни этого актера, и вот этот вот стиль: обо всем понемногу. Я по-прежнему, честно вам скажу, все равно не понимаю, зачем использовались эти фрагменты этого интервью, ничего не добавляющие, кроме ужасающего этого чувства боли.

К. ЛАРИНА – Как с Леонтьевой, помнишь, в Валентиной.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Как с Леонтьевой, да, когда человек достаточно беспомощен. Ну и самое главное, что там нет ничего добавляющего в знании об этой актрисе. То есть какие-то мелкие детали, может быть, проясняет. Не знаю. Мне показалось, что это не очень удачная работа.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Ирина Евгеньевна, скажите, пожалуйста, на канале «Домашний» смотрю «Скорую помощь». Все шло нормально, и вдруг они стали показывать начальные серии без объявления, без ничего. Ничего не поняла, может, вы подскажете.

К. ЛАРИНА – А что тут Ирина может сделать?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Не знаю. Надо уточнить, почему. Может быть, там механик, который сидит и запускает кино, перепутал. Но хотя я из-за чего не люблю смотреть многие бесконечные сериалы, кроме «Скорой помощи», который я в свое время конечно смотрела, это счастливое исключение из правил, это просто очень качественный такой производственный, казалось бы, сериал. А вот эти (НЕ РАЗБОРЧИВО), например. Я перестаю понимать, о чем речь, потому что старые серии чередуются с новыми. Потом то ли уже закончился, то ли оказывается, еще новое продолжается. Мне это не понятно, и я поэтому часто бываю на обочине этого телесмотрения.

К. ЛАРИНА – То есть, типа, не парьтесь уже, да? Успокойтесь уже.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я просто уже привыкла, что если идет какой-то сериал, то серия за серией. А вот так, чтобы опять вернуться и… не знаю, я не понимаю этого.

К. ЛАРИНА – Знаешь, есть на компакт-диск плеерах есть такая услуга, можно по очереди слушать треки, а можно, что называется, вразброс. Кнопочку нажимаешь, и он начинает тебе сначала первый, потом седьмой, потом двенадцатый, потом третий.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Н самом деле, «Скорую помощь» действительно можно с любого места смотреть, потому что каждая серия – это своя отдельная история, что, кстати, мне в свое время очень нравилось в «Скорой помощи»: не нужно быть прикованным и помнить, кто там с кем, когда и чего. Ты просто всякий раз въезжаешь по новой в новую историю.

К. ЛАРИНА – Следующий звонок. Алло. Здравствуйте. Алло-алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Ирина Евгеньевна, я ваша тезка. Скажите, пожалуйста, «Умники и умницы» — вам что-нибудь известно, будет эта программа Вяземского нет ли?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Будет. Знаю точно, что будет. Уходила на каникулы вместе с «Умниками и умницами».

К. ЛАРИНА – Следующий звонок. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Это «Эхо Москвы»?

К. ЛАРИНА – Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Я очень люблю вашу передачу. Это Галина Александровна из Подольска. Я вот какое сначала мнение, что я очень против сквернословия в телевидении во всех ее проявлениях. Это первое.

К. ЛАРИНА – А повод? Кто сквернословил?

СЛУШАТЕЛЬ – Не только…Ну повод, просто очень оскорбляет, если матершинить. Это просто некрасиво при воспитании детей. Иногда в фильме, который детям интересно посмотреть, встречаются такие речи. Второе. По поводу (НЕ РАЗБОРЧИВО). Как раз почему я смотрю этот сериал, там нет ничего плохого. И почему перенесен, я хотела бы узнать?

К. ЛАРИНА – Какой сериал?

СЛУШАТЕЛЬ – «Все включено».

К. ЛАРИНА – Галина Александровна, я ничем не могу вам помочь. Ты можешь?

И. ПЕТРОВСКАЯ – По-моему, он перенесен из-за того, что он просто не собирал как водится, контрольной доли…

К. ЛАРИНА – Это какое-то художественное кино?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, это художественный сериал, который идет, по-моему, на «НТВ». Скажу честно, что не смотрю, а где-то недавно читала разъяснения, что его просто перенесли именно по этой причине, а на его место поставили что-то, что предполагает большую рейтингоносность, как это часто бывает.

К. ЛАРИНА – Следующий звонок, пожалуйста. Алло. Здравствуйте. Алло

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Меня зовут Света. Меня интересует ваше мнение по поводу программы «100 вопросов взрослому» по «ТВЦ», кажется, выходит. И вообще как вам новый имидж «ТВЦ» в связи со сменой руководства?

К. ЛАРИНА – Спасибо, Света, за вопрос. Я, к сожалению, не видела программу, но надеюсь, что когда-нибудь может быть канал «Домашний» в следующем сезоне повторит для меня и эту программу с канала «ТВЦ».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кстати, она бы там очень хорошо встала, эта программа «100 вопросов взрослому». Я видела несколько программ, то есть, собственно, почти все.

К. ЛАРИНА – Она когда, в воскресенье?

И. ПЕТРОВСКАЯ – В субботу, по-моему.

К. ЛАРИНА – Во сколько?

И. ПЕТРОВСКАЯ – В 13 с чем-то.

К. ЛАРИНА – А, то есть как раз когда я здесь.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Хотя может быть я путаю, потому что я записываю. Там был Горбачев очень хороший.

К. ЛАРИНА – Табаков был.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Табаков был самый первый. Был Жириновский, который раздавал детям денежку. Была Ксения Собчак. Барщевский вот то ли должен быть сегодня, то ли на следующей неделе. В принципе, очень хорошая идея, когда приходят ребята разного возраста, но в основном уже такие, ближе к подростковому и задают вопросы человеку, который им интересен. Единственное, что меня раздражает в этом формате и в этой программе, у меня иногда ощущение, что герой интересен авторам программы и детишки, которые сидят и задают вопросы, они задают не от себя эти вопросы, а то, что им написано, и это чувствуется. Причем часто, это самое худшее для меня в детском вещании – то, как себе дяди и тети представляют, как вот этот юный человек должен формулировать и как он должен задавать вопросы.

К. ЛАРИНА – Как тетеньки, которые играют мальчиков.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да. И вот эта детская непосредственность такая, которая имитируется, потому что никакой 12 – 14-летний ребенок вот так не сформулирует. Вот мне так кажется. Вот если бы там чуть меньше этой искусственности и заданности, потому что часто герои в силу просто яркости, в состоянии эту аудиторию и удержать и заинтересовать, даже если они не очень изначально этим ребятам может быть интересными и даже знакомыми. Если все-таки не то, чтобы пустить на самотек конечно, но больше воли в творчестве, в задавании вопросов детям дать, то от этого программа выиграет.

К. ЛАРИНА – А здесь может быть есть еще один какой-то скрытый смысл, что журналист не всегда может задать вопросы, которые ему хочется задать так вот в своем собственном образе, а через медиума, то есть через образ мальчика он может вполне задать тот вопрос, который его интересует.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я не думаю, что, будь то журналист или ребенок, могут на полном серьезе попросить Олега Павловича Табакова показать им язык, и что это очень остроумно. Ну конечно, Олег Павлович – это артистичный…

К. ЛАРИНА – Это из области бреда. Я имею все-таки какие-то содержательные вопросы.

И. ПЕТРОВСКАЯ – И смешно сделает. Но вот детскость, в том числе и вот эта непосредственность, часто вот этим иллюстрируется. Покажите язык, типа, мы дети, нам все можно и дозволено. На самом деле никакой ребенок этого не сделает.

К. ЛАРИНА – А про ребрендинг канала «ТВЦ»?

И. ПЕТРОВСКАЯ – А, про «ТВЦ». Кстати, «100 вопросов взрослому» возникло еще до ребрендинга и даже еще, по-моему, при прошлом руководстве.

К. ЛАРИНА – Ну вот Света спрашивала про оформление, про прокладки, саморекламы.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Про оформление мы уже говорили. Для меня в любом случае это лучше чем то, что было, потому что «ТВЦ» был исключительно вылинявший, я имею в виду по картинке. Эти синие какие-то размытые заставки. Правда, у меня всегда было ощущение, что постирали вместе с синим носком. Вот такой размытый без всякого цвета и само собой без выражения какого-то индивидуального лица. То, что сейчас выходит из новых программ, мы тоже уже немного про это говорили. Это «Ключевой момент». На мой взгляд, это чудовищно, это такая имитация эмоций, выдавливания слезы любой ценой.

К. ЛАРИНА – Уже не будем повторять, мы говорили.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Очень на мой взгляд, неудачно пока справляется с этим госпожа Кабо.

К. ЛАРИНА – Прохорова выходит сегодня или завтра?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, на следующей неделе начинается эта программа «В центре внимания» с Анной Прохоровой.

К. ЛАРИНА – «В центре событий».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, наверное, «В центре событий» с Анной Прохоровой – итоговая аналитическая, как это написано в анонсах с прекрасным красивым женским лицом. Вот менее всего мне было хотелось, чтобы эта программа зацикливалась на красивом лице, потому что, как говорил один продюсер, в телевидении нет особенно пола: мужчина, женщина – а все-таки все определяется профессионализмом и мастерством…

К. ЛАРИНА – Категорически не согласна!

И. ПЕТРОВСКАЯ – А я абсолютно точно.

К. ЛАРИНА – Обаяние сценическое должно быть у актера. О чем мы говорим!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Безусловно. Дело в том, что человек без обаяния вообще в телевизор по идее не должен попадать. По идее, он не должен.

К. ЛАРИНА – Но он все попадает и попадает!

И. ПЕТРОВСКАЯ – Пробивать экран. Я о другом, что вот на этих штучках, типа красивое женское лицо, невозможно позиционировать аналитическую итоговую программу канала.

К. ЛАРИНА – Почему? Катя Андреева. С правильным черепом.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, это совершенно другое дело, она никогда не позиционирует себя как программа «Время» с какими-то там лицом. Или Марьяна Максимовская, у которой невероятно симпатичное лицо, но работает она, дай бог каждому мужику так работать.

К. ЛАРИНА – А потому что у Марьяны другой путь творческий в телевидении.

И. ПЕТРОВСКАЯ – У Прохоровой тоже путь.

К. ЛАРИНА – Ну может быть да.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Она много работала корреспондентом.

К. ЛАРИНА – Марьяна не приходила на телевидение на ведущую, она была журналистом изначально прежде всего. И остается им же.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Кстати, Прохорова, насколько я знаю, тоже не ходила на ведущую, она работала корреспондентом, потом она некоторое время даже на «Первом канале» вела новости, потом оказалась на канале «ТВЦ». В общем, я очень надеюсь, что просто это такой рекламный ход для привлечения зрителя.

К. ЛАРИНА – Мужского зрителя.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, и мужского, наверное. Если особенно иметь в виду тот дефицит программ смысловых, анализирующих реальность и политическую, какую угодно. Я ожидаю, во всяком случае, премьеру этой программы с надеждой, что это будет одна из программ, которые что-то позволят узнать, понять.

К. ЛАРИНА – Еще раз скажем, я вот смотрю программу, что это такая линейка субботне-воскресная на «ТВЦ»: в 9 в субботу господин Пушков с «Постскриптумом», а в воскресенье в 9 «В центре событий» с Анной Прохоровой. Ну что, еще один звонок что ли принять. А вот знаешь, по поводу ребрендинга, по поводу «ТВЦ» опять же на что я хотела обратить внимание, меня ужасно это раздражает, выражаясь твоей терминологией, — самореклама. У них реклама не следующей программы, как, допустим, на «Первом канале» в конце передачи может появиться титр: «Далее в программе».

И. ПЕТРОВСКАЯ – Но иногда они показывают и скоро и дают рекламу.

К. ЛАРИНА – Нет, ты имеешь в виду анонс большой, ты имеешь в виду ролик. Я имею в виду не ролик, я имею в виду бегущую строку, которая возникает на «Первом канале» в конце передачи, которую ты смотришь: далее в программе. Очень удобно, никому не мешает, приятно, замечательно. Что делает канал «ТВЦ». Я вот смотрела буквально вчера один из моих самых любимых фильмов в советской жизни «Случай с Полыниным». Утром его показывали на «ТВЦ». Замечательный совершенно фильм. И вот я обратила внимание, что в течение всего показа внизу возникает не просто бегущая строка, а возникает кадр из фильма или из сериала, живой, естественно, движущийся, и написано, ярко высвечивается время, во сколько, и что это идет. И в это в течение всего фильма разные-разные программы, разные фильмы анонсируются на фоне идущего уже кино. Это конечно что-то чудовищное, потому что… или передача, когда там на фоне Насти Вертинской, которая блистательно совершенно здесь играет главную женскую роль («Случай с Полыниным»), вдруг появляется цветущая Ольга Кабо, жестикулируя, рекламируя свой «Ключевой момент». В этом есть какая-то неправильность и главное – неуважительность ни к тем, ни к другим. Вот по сути-то что. Понимаешь.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, я, кстати, не обращала внимания, потому что я в этот момент всегда отвлекаюсь куда-то, но это говорит только о том, что люди экспериментируют, видимо.

К. ЛАРИНА – Нет предела, да.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Если ты помнишь такого рода визуальные эксперименты уже довольно много лет назад осуществлял Дима Дибров, который максимально насыщал картинку разной информацией, все блестело, переливалось, тут же информация о погоде и время в Копенгагене и то, что кенгуру в зоопарке родила, я не знаю, жирафов. Поэтому это вот такие… но в принципе, там взрослые мальчики на канал пришли руководить, но в общем это я всегда объясняю некоторыми болезнями роста. Вот сделаем не так, как у других. Хотя есть действительно хорошие примеры, как делают другие и как удобно. Потому что в первую очередь это удобно, не нужно лезть за программой, как на «Первом», например, канале делают.

К. ЛАРИНА – Но они при этом не перечеркивают продукт, который сами же делают.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Меня так другое раздражает. Когда заканчивается часто фильм, то вместо того, чтобы показать нормально титры, а ты в этот момент ждешь, а кто вот этот-то был, я его не помню, в этот момент это все пролистывается мелкими буквами. Это тоже неуважение, к сожалению. Но тем не менее, если говорить о навигации (это в газете называется «навигатор»), когда читателю предлагаются для удобства анонсы, и эти анонсы, как правило, сейчас научились подавать вот так вкусно: страницу, лицо автора…

К. ЛАРИНА – А еще заголовочек какой-нибудь.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, вынос фразы. Это важно, потому что действительно у человека мало времени, и чтобы его не отвлекать, и чтобы он сам бы не отвлекался ни на что, ему подсказывают, как ему удобнее пользоваться этим продуктом.

К. ЛАРИНА – Товарищ навигатор, пожалуйста, сориентируйте меня на следующую неделю.

И. ПЕТРОВСКАЯ – На следующую неделю ну что. На следующей неделе премьеры, причем я обратила внимание, что довольно много. Наконец-то на «НТВ» премьер, в частности, стартует дневное ток-шоу, как оно тоже представляется в анонсах – психологическое ток-шоу «Две правды», которое будет вести Татьяна Догилева. По-моему, начнется во вторник и до пятницы практически каждый день на неделе. Я посмотрела, уже идут сейчас рекламные такие ролики. Мне кажется, это должно быть любопытно, и это своего рода такая конкуренция, по-моему, Лолите, потому что у Лолиты тоже попытки психологических ток-шоу. Но другое дело, что Лолита, я опять сейчас посмотрела после ее возвращения, в первом сезоне это было эпатажно смешно, а вот когда во втором сезоне все те же…

К. ЛАРИНА – Она уже начала?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, она уже вышла. Все те же приемчики, и есть такая избыточность. Ее очень много. Часто настолько много, что даже гости не нужны, потому что стоит сказать одно слово, она тут же всем предлагает целоваться, кричит «горько».

К. ЛАРИНА – Она большая женщина.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну да. То, что, я говорю, в первом сезоне было прикольно, во втором сезоне уже становится часто повторением, штампом. Будем надеется, что хотя бы в первом сезоне Татьяна Догилева этого избежит, потому что девушка она тоже прикольная. И сейчас я когда смотрю «Танцы на льду» на втором канале, я конечно изумляюсь, если…

К. ЛАРИНА – Товарищ навигатор, вы ушли с курса.

И. ПЕТРОВСКАЯ – А, да… В общем, короче говоря, Догилева молодец: и катается, и «Последний герой», и еще сейчас будет новое шоу вести. Очень меня позабавила опять же премьера на «НТВ», называется «Наказание, тюрьма вчера и сегодня». Очень хочется…

К. ЛАРИНА – Продолжают окучивать грядку.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Причем это документальный сериал, рассказывается, что за 500 лет истории пенитенциарной (правильно я произношу?) системы в России…

К. ЛАРИНА – Ничего не изменилось?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, оказывается, появились свои законы.

К. ЛАРИНА – То есть продолжают нас готовить они?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да-да, вот ощущение, что конечно об этом должен знать каждый. Дальше следующий цикл уже история тюрьмы «Тюрьма вчера, сегодня, завтра». Но у меня надежда, что все-таки это будет достаточно познавательно и даже изящно, потому что там Кирилл Набутов, а Кирилл Набутов – документальные умеет делать проекты. Светлана Сорокина на «Первом канале»...

К. ЛАРИНА – Вот я хотела спросить. Это то же самое?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, нет, нет, это не та программа, о которой мы говорили, у которой условное название «Будьте добры» или «Будьте здоровы» -ток-шоу тоже такое, на тему благотворительности. А это цикл документальный под названием «Русский», посвященный нашим соотечественникам, которые волею судеб, судьбы или случая оказались в разных-разных странах, и вот как они вписывались в жизнь другой страны, при этом сохраняя эту свою русскость.

К. ЛАРИНА – Ну это то, что делал Никита Сергеевич Михалков, у него целый цикл был на эту тему.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, был цикл. Но не знаю, наверное. В данном случае Светлана здесь ведущая этого цикла.

К. ЛАРИНА – То есть она не автор?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Не автор. И там будет 29, что ли, историй на эту тему. Ну вот, видишь, я уже сколько всего рассказала и вспомнила.

К. ЛАРИНА – Из старенького выходит Соловьев со своим «Барьером» и «Воскресный вечер». Что-то там еще было. А, программа «Максимум» сегодня уже выходит, наша любимая с Глебом Пьяных.

И. ПЕТРОВСКАЯ – На этой неделе выходит Брилев. Марьяна уже вышла.

К. ЛАРИНА – «Времен» нет пока.

И. ПЕТРОВСКАЯ – «Времен» нет, «Времена», по-моему, в конце сентября должны выйти.

К. ЛАРИНА – Что еще? Чего-то еще нет. Чего-то я не досчиталась. А, я пока не досчиталась «Судите сами», пока нет этой передачи.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Но видишь, там в ночи, как мы и предполагали, начинается такое некоторое токовище, поскольку все, что выше пояса и мало-мальски осмыслено, теперь попадает туда после аж ночных новостей. Кстати, на этой неделе я тоже забыла еще сказать, был довольно любопытный выпуск из цикла «Гении и злодеи», посвященный Венечке Ерофееву. Если ты видела, он вышел в час ночи.

К. ЛАРИНА – Нет, к сожалению, нет.

И. ПЕТРОВСКАЯ – И это конечно совершенно немыслимо. В «Школе злословия» будет Слиска.

К. ЛАРИНА – Это новая передача?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Я думаю, что новая.

К. ЛАРИНА – А мне кажется, что была.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Нет, они уже начали новый сезон. Слиска была, когда они еще на «Культуре» выходили буквально в одной из первых их, как это можно назвать, сессий. Но тем более любопытно. В тот раз, я помню, что они были крайне все такие толерантные друг к другу и наоборот даже очень тепло общались, такие подружки. Сейчас посмотрим.

К. ЛАРИНА – Мы закончили уже передачу «Человек из телевизора». Я еще раз пролистала программу, жалко, что нет кино, которое хочется посмотреть, я имею в виду сериалы. Пока тот набор, который сегодня существует, не вызывает особого желания, что называется, подсесть на это дело. Посмотрим, какие премьеры хорошие и интересные появятся в будущем. Ну а пока все. Ирина Петровская. «Человек из телевизора».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире