'Вопросы к интервью
Программа «Человек из телевизора»

8 июля

11:08 – 12:00

В эфире Ирина Петровская, ведущая Ксения Ларина.



К.ЛАРИНА: «Как вы считаете, можно ли показывать днем сериал «Сто оргазмов в день»?, — спрашивает Елена. Вот с этого мы и начнем.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не знаю, где вы это нашли.



К.ЛАРИНА: На канале «Домашний», пишет Елена. В четверг было, днем. «Сто оргазмов в день».



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, может быть речь идее о каких-то гастрономических оргазмах?



К.ЛАРИНА: Петровская потрясена. Она в состоянии ступора.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я потрясена. Достаточно знаю продукцию канала «Домашний» и вроде там ничего такого шокирующего я не наблюдала. Знаете, я пригляжусь, конечно.



К.ЛАРИНА: Может быть это про зверей? Но все равно.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что звери в чем-то похожи на людей. Если такое и стоит, просто название нужно поменять.



К.ЛАРИНА: Узнай, пожалуйста, Ира.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот гастрономические. Поскольку там, на канале «Домашний» все время готовят. Помнишь, там Юрия Трихонова. Был в «Другой жизни» как раз там определение «гастрономический оргазм».



К.ЛАРИНА: да-да.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Поэтому я думаю, тут даже больше, тысячу за день на канале «Домашний» можно получить.



К.ЛАРИНА: Елена, мы поняли задание. Ирина Петровская….



И.ПЕТРОВСКАЯ: …помониторю, как сейчас модно говорить



К.ЛАРИНА: выяснит и доложит к следующей субботе, что за оргазмы такие завелись на канале «Домашний».



И.ПЕТРОВСКАЯ: Но, судя потому, что сегодня у нас идет линия на уничтожение всего интимного и эротического в доступном эфире, я думаю, что даже такого названия….



К.ЛАРИНА: Кто это делает?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, как же, даже такая инициатива была депутатская…



К.ЛАРИНА: Сергея Миронова?



И.ПЕТРОВСКАЯ: и Сергея Миронова, чтобы ограничить рекламу или любую презентацию, скажем так, интимных услуг.



К.ЛАРИНА: Ну, правильно.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Во всяком случае, в прайм-тайм в доступном эфире этого не должно быть. Хотя мне кажется, за последние несколько лет это и так существенно сократилось, и все эротическое, если и появляется, то после одиннадцати часов вечера. Но, насколько я понимаю, эта инициатива направлена на то, чтобы это вообще убрать из эфира доступного.



К.ЛАРИНА: Ну, что происходит на телевидении?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну что на телевидении?



К.ЛАРИНА: на телевидении происходит Чемпионат мира по футболу, это раз. На телевидении происходит Андрей Малахов в прямом эфире.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не очень верю, что это прямой эфир.



К.ЛАРИНА: Ну, какая-нибудь орбита сначала идет прямая, а потом.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Возможно. Я вот как раз когда начались пятичасовые эфиры увидела эфир, который был записан недели четыре назад. Вышел действительно в прямом эфире на орбиту, а потом был показан в Москве в рамках «Нового времени». Там речь шла о том, что известная ведущая Юлиана Шахова якобы обобрала соседей стариков, у них квартиру.



К.ЛАРИНА: Она воровка?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, в том-то и дело. Была публикация в одной из газет, к ней вообще не обратились. Я потом позвонила и выяснила эту историю. Грубо говоря, история такая: на одной лестничной клетке живут совершенно немощные старики, и она со своей семьей помогает этим старикам. Это действительно так. Я знаю Юлиану, она в этом смысле человек несегодняшнего времени. Действительно, исключительно отзывчивая.



К.ЛАРИНА: Так.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну а потом, так как это район «Белорусской», у стариков нет наследников, стали ходить к ним разные люди и уговаривать, что… Да, старики обратились к семье Юлии и попросили, сейчас есть разные формы, когда семья берет под опеку стариков…



К.ЛАРИНА: квартиру получает.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, потом получает квартиру. Это была совершенно не их идея, я имею в виду не семьи Шаховой, а потом стариков накрутили и они….



К.ЛАРИНА: Все понятно.



И.ПЕТРОВСКАЯ: …понятное дело начали какие-то бочки в адрес своих благодетелей. И эфир этот выглядел крайне странно, потому что соседи… Ну, как обычно, знаешь, кричащие люди: обобрали, обогрели и т.д. Потом в конце появилась Юля, потому что она не хотела идти на этот эфир. Это действительно очень уязвимая вещь и позиция, когда ты приходишь, и все равно невольно оказываешься в ситуации оправдывающегося…



К.ЛАРИНА: А зачем она появилась?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что когда она не появлялась, все орали там скопом о том, что вот она испугалась.



К.ЛАРИНА: Ну и что?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну. Что поделаешь…



К.ЛАРИНА: Так еще хуже. Я видела Жасмин избитую.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это тоже был страннейший эфир, конечно. Когда еще ничего неизвестно, ничего не доказано, еще обвинение не предъявлено.



К.ЛАРИНА: У меня возникли другие ощущения, Ирин. У меня возникло ощущение, что это на самом деле все было продумано со стороны жертвы и со стороны адвоката. Ее бесконечные причитания, зачем вы это делаете?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот если мы сейчас начнем об этом говорить, то мы окажемся ровно также, только с другой стороны будем обсуждать или осуждать людей.



К.ЛАРИНА: Давай, давно никого не обсуждали.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мне кажется, что это вообще по отношению сомнительная история, скорее всего, там, видимо, задействован какой-то финансовый интерес с обеих сторон: и мужа и жены. Но в любом случае, понимаешь, есть определенные нормы. Действительно, до момента, пока хотя бы не предъявлено человеку обвинение, его не называют преступником. Тем более что там все ходили вокруг да около. Даже сама несчастная избитая Жасмин по телефону ничего не сказала о том, кто реально ее избил, хотя она бы могла это сказать. Ну, если она боится, то, наверное, тогда бы не затевались подобные эфиры.



К.ЛАРИНА: Наоборот.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Чтобы помочь, сделать эту историю публичной.



К.ЛАРИНА: Именно потому, что она боится. Что теперь этот человек будет знать, что если с ней что-то случится, все будут знать, кто это сделал. Нужно публично это заявить. Конечно, они сами естественно, как я понимаю, не могут предъявить конкретных обвинений по каким-то причинам конкретному человеку. Ходят вокруг да около. Но поскольку это предано гласности, самый главный смысл этого эфира, как я понимаю, доложить общественности, что здесь не бандиты напали на певицу, а люди, человек из ближнего круга. Вот и все.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, хорошо, да, Допустим, мы считали цель, или как сейчас говорят «месседж». В любом случае все равно, если окажется, что это просто сведение счетов, и конкретный человек, которого обвиняют в этом, не виноват, то опять встанем на позицию этого человека, что он в этот момент испытают.



К.ЛАРИНА: Девчонки продаются за деньги продюсерам, хотят стать певичками, а потом получают.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, по физиономии получают.



К.ЛАРИНА: Да, таких примеров мы уже знаем немало.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что публикациями на эту тему полна вся пресса от желтых и бульварных до качественных газет. И там приводятся мнения и второй стороны обвиняемого мужа. С его слов совершенно другая история получается. Поэтому мне кажется, что ребята дождитесь, не надо раньше батьки в пекло лезть.



К.ЛАРИНА: Кому ты это говоришь? Кому?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тому, кто обожает эти истории, кричать на эту тему, это расследования. Во что это выливается?



К.ЛАРИНА: Выливается? В обсуждение на радио «Эхо Москвы». И в колонке, которую Петровская пишет



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я на эту тему не писала.



К.ЛАРИНА: Ну, когда-то писала?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Когда-то писала. Кстати, это очень любопытно сочетается с криками наших популярных людей, чтобы не лезли в их личную жизнь



К.ЛАРИНА: Угу.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Когда им надо, они уж точно на изнанку вывернутся, все свое белье и верхнюю одежду предоставят. Тоже вывернув это наизнанку. Такие двойные стандарты. Конечно, я понимаю, что Жасмин не подписывала этого письма президенту с требованием оградить от желтой и прочей прессы, но вот тем не менее. Уверена, что и среди подписантов время от времени будут находиться люди — когда им выгодно, они будут нам предоставлять все, все интимные подробности.



К.ЛАРИНА: Конечно. Это жизнь.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Это шоу-бизнес называется. Это к жизни имеет мало отношения.



К.ЛАРИНА: Газета «Жизнь».



И.ПЕТРОВСКАЯ: Газета «Жизнь» и все, что связано с шоу-бизнесом.



К.ЛАРИНА: «На канале «ДТВ», в девять часов вечера идет реклама службы эротической, телефон показывают, смотреть противно». Спасибо Эля. Хорошо. Девять часов – я думаю, это вряд ли еще можно. Или можно?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. И по прежним меркам, между прочим, это было нельзя. Потому что все, что касалось прямого эротизма, все это должно было быть выведено за рамки одиннадцати часов вечера.



К.ЛАРИНА: Про Жасмин. «Вчера, в программе «Время» прошел сюжет о происшествии с Жасмин,



И.ПЕТРОВСКАЯ: О Боже, уже «Время».



К,ЛАРИНА: …где она на всю страну объявила, что ее избил муж. «Пишет нам Иван из Москвы.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Вы знаете, я вчера не посмотрела программу «Время». Это достойнейшая история главной программы страны. Ну что скажешь. Теперь объявила. А вот до этого не объявила и все остались в некотором недоумении.



К.ЛАРИНА: А канал один. Это программа целая, не программа…



И.ПЕТРОВСКАЯ: а кампания.



К.ЛАРИНА: Мы же живем уже давно с тобой на свете, Ирин. Все мы знаем.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Раз подключилась программа «Время», то естественно это уже похоже на кампанию. То, что эти сюжеты попадают в малаховскую программу, совершенно очевидно, почему. Берется самое что ни на есть скандальное, клубничное и обсуждается, обмусоливается.



К.ЛАРИНА: Давай что-нибудь обмусолим. Вот тебе не нравится эта передача, а я даже позвонила ночью Борису Берману и поздравила их с выходом в эфир. Мне очень нравится программа. Правда, мне не очень название нравится «На ночь глядя». Борис Берман и Ильдар Жандарев, я расшифровываю для наших слушателей, о чем я говорю, вернулись в эфир со своими программами, интервью, которые идет понедельник, вторник, среда, в ноль часов по московскому времени. Я видела передачу с Людмилой Гурченко, кусками видела Хазанова. Мне было приятен сам факт их возвращения в эфир. Приятно было в это время суток посмотреть человеческий разговор. С интересными людьми. Которых по сто раз мы здесь видели. Мне они всегда интересны. Так что я их поздравляю. Тебе не нравится.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Это другая история. Нравится – не нравится здесь не подходит. Очень давно знаю и уважаю Бориса Бермана и Ильдара Жандарева, и мне кажется, что в нынешних рамках, они вынуждены существовать и в этой программе тоже. Это такой светский разговор, который я видела, который ничего не добавляет ни к понимаю личности персонажа, к раскрытию. Как раньше, когда у них это получалось. Не говоря о том, что в своих программах «Интересное кино» они это очень тонко делали. А здесь, такое светское интервью.



К.ЛАРИНА: А ты что видела?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я видела несколько. И Михалкова, Максима Галкина, я видела Гурченко.



К.ЛАРИНА: Я видела только Гурченко и мне показалось наоборот, что они умеют раскрыть, собеседника расслабить, умаслить его до такой степени, что он сам начинает о себе рассказывать не только словами, не информацию выдавать о себе, но и жестами, эмоциями, всем своим внешним обликом, манерой поведения. Вдруг человек раскрывается абсолютно, они его расслабляют. Мне кажется, это очень хорошо. А тут еще у них совершенно четкое разделение на доброго следователя и на злого, потому что Ильдар старается задавать все время вопросы не очень приятные, провокационные.



И.ПЕТРОВСКАЯ: В результате оказывается тоже приятно, это другая история.



К.ЛАРИНА: Не знаю. Хоть поспорим наконец.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Тут особенно не о чем спорить. Я думаю, что здесь заданы нашим коллегам жесткие рамки в этом конкретном эфире. Что называется, «да и нет не говорить, черное и белое не носить», то есть серьезного разговора мы здесь не получим, хотя может быть он и не нужен никому на ночь глядя.



К.ЛАРИНА: Почему? Почему серьезного разговора не получится? Даже с той же Гурченко, которую я смотрела, кусками Хазанов. Там были серьезные вопросы. Что значит несерьезные? Они ж не спрашивают, с кем Вы живете?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати сказать, там и на эту тему тоже были вопросы.



К.ЛАРИНА: Не знаю, они очень разные вопросы. Мне как раз нравится, что у них драматургия сюжетная разговора так балансирует между вещами личностными, внутренними, на грани желтизны. И с другой стороны очень много вопросов серьезных и о профессии, и о миропонимании. Мне кажется, баланс соблюден.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Это ты из отпуска вернулась, добрая, расслабленная.



К.ЛАРИНА: Я тут такое прочитала. Сейчас прочту. Читаю, сохраняя орфографию и пунктуацию, и спрашиваю, у тебя, правда ли это? Пишет Анна Петровна из Москвы «Прокомментируйте ответ нашего президента на вопрос, когда вы впервые начали заниматься сексом? Когда заниматься стал – не помню. Но когда занимался последний раз помню до минуты и секунды. Скажите, это ответ президента? Неужели нельзя было сказать: без комментариев». Это правда?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Это правда, абсолютная. Я тоже своими ушами это слышала. Это Интернет-линия. Там была такая история, что во время самого общения в Интернете, он ушел от этого вопроса, а потом его окружили журналисты и все-таки дожали, снова задав этот вопрос. Это я видела в какой-то из новостных программ. Именно точно, слово в слово, это был синхрон. Владимир Владимирович так прямо и сказал. Со всей откровенной прямотой.



К.ЛАРИНА: Даже не знаю, что сказать.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, видишь ли. Это все очевидно делается для того, чтобы эти человеченки придать образу. Потому что, ну так складывается, очень многие люди не только своих любимцев актеров, или своих кумиров, тем более президента, наделяют божественными чертами как будто они ничем таким человеческим не занимаются, а тут выяснилось, что и Боги тоже время от времени. Хотя ответ уклончивый – что такое помню последний раз – можно помнить то, что было 10 лет назад – это очень откладывается в памяти. Здесь или намек на то, что это очень часто бывает. Не знаю. В любом случае он не ушел от ответа на этот вопрос. Хотя я согласна, что в этой истории логичнее было бы ответить: без комментариев. Что означает на самом деле в переводе: не ваше собачье дело. И это правильно – это та сфера жизни, о которой ничего у нормальных людей не подлежит обсуждению.



К.ЛАРИНА: А Билл Клинтон, между прочим, не стеснялся на эту тему разговаривать.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Более того, он не стеснялся даже не только разговаривать. Ну, Бил Клинтон и то ты вспомни. Америка встала на уши и чуть ли не год обсуждала, Моника Левински вошла в историю.



К.ЛАРИНА: Нация его простила.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Но все равно, согласись, это немного другая история. Это история про то, как человек сознался. Про некоторые табу. А в Америке с этим дико строго. Просто невероятно, намного строже, чем у нас. Мало того, что президент — семейный человек замечен в каких-то интрижках на стороне, стоило определенного мужества признать, покаяться, извиниться перед собственной женой….



К.ЛАРИНА:… и нацией.



И.ПЕТРОВСКАЯ: И нацией.



К.ЛАРИНА: На этом мы завершаем первую часть нашего разговора. Слушаем новости, потом возвращаемся в эфир. Просят про «Школу злословия» поговорить, про Игоря Волгина. Я думаю, здесь есть что сказать. Естественно, будем слушать вас по телефонам.









/новости/



К.ЛАРИНА: Давай про «Школу злословия». Игорь Волгин там был. Скади сначала.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Должна сказать, что этот тот случай, когда это меня совершенно возмутило.



К.ЛАРИНА: Я рада.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Рада? Но это не первый раз на самом деле. Что-то такое происходит с нашими коллегами Дуней и Таней, когда в лапы к ним попадает человек, с которым они не согласны,



К.ЛАРИНА: идеологический противник.



И.ПЕТРОВСКАЯ: хотя Волгин – не в такой степени идеологический противник. И тогда они со всей большевистской прямотой, во-первых, говорят ему в лицо, что они о нём думают, а во-вторых, на мой взгляд, нападают в достаточно недопустимой манере и форме. Ты была в отпуске, а мы уже обсуждали программу « К барьеру», где сошлись Николай Сванидзе, член Общественной Палаты и председатель Мосгордумы Владимир Платонов. Обсуждали ситуацию в Южном Бутово. В какой-то момент Владимир Соловьев решил продемонстрировать свою гражданственность и свое возмущение ситуацией. И начал совершенно в недопустимой форме тоже нападать на Платонова со словами: что нам врете, нечего нам тут сказки рассказывать. И Получилось, что с какого-то момента Сванидзе стоял и молчал, хотя он вполне мог то же самое, только в корректной форме высказать. А Соловьев, исполненный вполне возможно справедливого негодования, сделал то, что ни при каких обстоятельствах не может делать ведущий программы. Здесь то же самое. Только здесь получается такие два Соловьёвых, или один коллективный Соловьёв, который нападает на одну жертву. В этом смысле, если уж действительно сравнивать Бермана – Жандарев. Действительно один нападать, а другой гладить вдоль шерсти. С Волгиным. Во-первых, самое главное, Я знала Волгина, я читала его книги

К.ЛАРИНА: С ним есть о чем поговорить.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Он невероятно интересный человек. Он очень глубокий исследователь Достоевского. А началось с того, это было ужасно



К.ЛАРИНА: К «Литературке» привязались









И.ПЕТРОВСКАЯ: Ужасно как-то обидно за Волгина, что они продемонстрировали три толстых книги и сказали, что это ж надо такую глупость допустить, что он книги прислал к ним накануне, в пять часов вечера. Неужели он предполагал, что мы за оставшееся до записи время это всё прочитаем. И как вообще, сказала писательница Татьяна Толстая, такие толстые книжки можно писать. Тогда Волгин аккуратно сказал, я думал, вы их перечитаете. Но девушки не услышали этого.



К.ЛАРИНА: Было так неудобно,.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Было ужасно. Больше того чуть-чуть поговорили на уровне: кто лучше – Толстой или Достоевский, а дальше понесли на Волгина за то, что осмеливается….



К.ЛАРИНА: ….печататься в издании, которое они презирают…



И.ПЕТРОВСКАЯ: …. с их точки зрения, совершенно непристойном издании, которое они без тени смущения назвали антисемитским и мракобесным. Да, сегодняшняя «Литературка» совершенно не похожа на предыдущие…

К.ЛАРИНА: …но там есть люди, которым ни в коей мере эти определения не подходят, ни к людям, ни к авторам.



И.ПЕТРОВСКАЯ: На самом деле я бы никогда не осмелилась вообще стиль и направление этой газеты таким образом охарактеризовать. Там есть определенный уклон в православие, самодержавие, народность. Есть соответствующие авторы, но в то же время это всё-таки не какой-нибудь «Пульс Тушина». Получилось, что это просто полная непристойность. В результате достойныйи умный человек вынужден был оправдываться вначале за это. Во-вторых, потом его всё время тянули, чтобы он стал говорить о политике. Видно было, что это не тема Волгина, – эта политика. Если он считает, что 90-е годы были провальными с его точки зрения, – это он так считает. И совершенно для этого не нужно из-за этого на него орать, брызгать слюной и топать ногами.



К.ЛАРИНА: Браво.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Человек, если вы его пригласили, он же должен вам быть интересен как представитель чего-то. Мало того, что он пишет. Наверное, с ним можно поговорить о чём-то другом, разговор всегда выходит за рамки профессии. Но в результате никто так толком и не понял, кто это такой Игорь Волгин.



К.ЛАРИНА: И потом, знаешь, что меня поразило. Я не первый раз наблюдаю такой вот переход границы. Когда человек уважает собеседника, когда он интересен, к нему благоволят, когда не переходят на этот лай, по-другому не назову, простите меня, уважаемые дамы.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Здесь были действительно просто крики.



К. ЛАРИНА: Теряется сразу же чувство юмора напрочь у той и у другой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, теряется обаяние, потому что кричащая женщина ещё хуже, чем кричащий мужчина.

К.ЛАРИНА: Напомнить тебе это выражение. которое я очень люблю в твоих устах.по поводу обаяния ума. Обаяние ума исчезает навсегда, его кто-то выстригает, такое ощущение. Обрати внимание, в этой передаче не было закулисья. Потому что уж, если впрямую они с ним так разговаривают, что ещё оставалось ему за кулисами ему вслед прогавкать? Это ужасное зрелище. Я в который раз подумала, каждый раз, когда смотрю эту передачу, как человек, который занимается тем же самым, такого рода передачами, но на радио, я имею в виду интервьюированием людей, всё время смотрю и думаю, только бы не так, не дай бог вот до этого дойти. Как нужно всегда себя останавливать. Хотя я знаю, что я грешу иногда, у меня зашкаливает, могу перейти рамки корректности и эмоционально начать разговаривать, особенно если это человек, с которым я не согласна, стараюсь всё время себя сдержать. Потому что когда видишь, во что это превращается, зрелище пренеприятнейшее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно. Огромное количество других приемов, которое может позволить и раскрыть человека, в то же время обнаружить свое собственное с ним несогласие.

К.ЛАРИНА: Иронично.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И я не только уверена, я и видела неоднократно, как эти приемы применяли Толстая со Смирновой. Но в данном случае получалось, на мой взгляд, временами неприлично. Кстати, это несколько раз бывал. На каком-то из недавних эфиров, не помню, кто был гость, но зашёл разговор о премии… Как она называется – лучший поэт или что-то в этом роде… Гость сказал, что в этом году эту премию получила Олеся Николаева. Это известный, в общем, поэт, да? Тоже опять же может нравиться – не нравиться. Но реакция Смирновой и Толстой была потрясающей: а мы не знаем такого человека. То есть, получается, что если они его не знают, он не существует. А уж тем более давать ему премии уж совсем какое-то безобразие. Вот эта предвзятость она вообще очень сильно многим людям вредит. Тем более вот в таком формате. Это всё-таки беседа с человеком, направленная на то, чтобы его каким-то образом проявить. А не на то, чтобы его пригвоздить, растоптать, заклеймить. Мне кажется, это не дело людей, которые садятся один на один или два на один с человеком. Не говоря уже о том, когда двое нападают на одного, в любом случае, даже если будет тебе этот человек действительно неприятен, возникает ощущение переборчика, несправедливости. Хотя, я ещё раз повторю, что мне было бы жалко, если бы, не дай Бог, этот формат вообще бы ушёл и закрылся…



К.ЛАРИНА: Но это вообще никто не обсуждает. О чем ты говоришь.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Но они всё время говорят, подчёркивают: Мы не журналисты. Мы ведущие, они пытаются…



К.ЛАРИНА: Леонтьев тоже так говорит.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Они пытаются дистанцироваться от корпоративного понимания телевизионного дела, но хочешь не хочешь, если ты всё равно на экране уже довольно давно, всё равно ты ассоциируешься с ведущим. И всё равно, хочешь не хочешь, но необходимо, мне кажется, придерживаться определённых профессиональных само собой, но этических и человеческих норм.



К.ЛАРИНА: Ну, конечно же. Это же публичный разговор.

«Вы совершенно правильно осудили хамское поведение своего нелюбимого Соловьева», — пишет нам Ольга, — «но умолчали про Сванидзе, который победно наблюдал, как оскорбляют интеллигентного Платонова. Нужно быть объективной, реально оценивать ситуацию».



И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что может быть он и победно наблюдал, я честно говоря, слова слушала.



К.ЛАРИНА: Может быть, он даже что-нибудь сказал.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. Дело в том, что у него не было возможности с какого-то момента ничего сказать. Потому что когда г-н Соловьев заводится, тут уж муха не пролетит



К.ЛАРИНА: Мышь не проскочит.



И.ПЕТРОВСКАЯ: И мышь не проскочит. Может быть у Сванидзе была возможность просто грубо прервать.



К.ЛАРИНА: а может он сказал…



И.ПЕТРОВСКАЯ: А может быть он что-то и сказал, а мы имеем не прямой эфир, а конечный смонтированный вариант. Ну, вы знаете, у меня запись сохранилась, я пересмотрю, и может быть увижу, что там Сванидзе победный.



К.ЛАРИНА: Можно включить телефон в эфир?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно.



К.ЛАРИНА: Можно, сказала Ира и взяла наушники. 783-90-25, 783-90-26 – телефоны прямого эфира. Давайте еще раз напомню, как мы разделяем вас по телефонным потокам. 783-90-25 – это московский телефон, 783-90-26 – для тех, кто живет и слушает нас в других городах. Алло, здравствуйте.



СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.



К.ЛАРИНА: Как Вас зовут?



СЛУШАТЕЛЬ: Леонид. На канале «Домашний» показывают сериал «Скорая помощь» и они прерывают этот сериал пять раз рекламой.



К.ЛАРИНА: И что? Это нельзя?



СЛУШАТЕЛЬ: По-моему, это нельзя. По закону то ли три раза, то ли четыре, максимум можно прерывать. Это 40-минутный сериал. Там в течение часа у них эту рекламу можно как-то давать. Раньше прерывали три раза, а сейчас пять раз. Так они нарушают всякую ткань.



К.ЛАРИНА: Скажите, Леонид, а Вы постоянно смотрите канал «Домашний».



СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я только смотрю там один сериал.



К.ЛАРИНА: А про оргазмы Вы там ничего не смотрели?



СЛУШАТЕЛЬ: да, нет, я в такое время не смотрю телевизор.



К.ЛАРИНА: В какое время?



СЛУШАТЕЛЬ: Вообще не смотрю телевизор.



К.ЛАРИНА: А то нам написала наша слушательница, что там какой-то есть фильм «Сто оргазмов», который идет в пять часов, днем в четверг шел.



СЛУШАТЕЛЬ: Я вот программу смотрел, что-то не нашел там.



К.ЛАРИНА: Может быть желаемое за действительное, выдала Елена? Спасибо Вам, Леонид, за рекламацию. Мне кажется, резонное замечание.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Поскольку с 1 июля, насколько я знаю, вступили в силу поправки к закону о рекламе. Там несколько другие нормы размещения рекламы внутри часа. Сейчас не буду врать, сколько теперь. Я думаю, сейчас каналы вынуждены будут привести в соответствии с новым законом. Может быть пока по старому они размещают рекламу. Но наверняка сейчас какой-нибудь из надзирающий и контролирующих органов будет это внимательно отслеживать. В принципе, каналу себе дороже не соблюдать закон, платить за это какие-нибудь штрафы, тем более, не дай Бог, расплачиваться тем, что у тебя будут предупреждения или у тебя отнимут лицензию.

Кстати, вчера закончился, наконец, хит канала СТС. Ты не знаешь, да? «Не родись красивой», вчера была заключительная серия. 200-я по-моему и немедленно, с понедельника телеканал начинает повтор. Вообще, это оказался самый успешный проект сезона канала СТС. Он временами даже на первое место в своем временном отрезке выходил. А вообще, позволил вывести канал временами на третье место. Первый, Второй, потом СТС. На самом деле довольно симпатичная эта история, я вчера посмотрела заключительную серию.



К.ЛАРИНА: Я не могу видеть такую игру артистов.



И,ПЕТРОВСКАЯ: Нет, там не плохо.



К.ЛАРИНА: Нет, не убеждай меня. Так люди не работают.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Но это не оппозиционируется, что это Феллини. Это не Феллини. Это абсолютно протянутая история. На 200 серий.



К.ЛАРИНА: Они не знают, куда руки девать, они не умеют разговаривать.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ты не видела. Вчера исключительная серия, она была даже очень симпатичная. Не надо, ты не терпима. Огромное количество людей.



К.ЛАРИНА: А, кстати, мы так ругали Смирнову и Толстую.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Что значит, видеть не могу. Надо, во-первых, задуматься, почему люди пришли.

Это не комиксы. Прав Роднянский, я тут совершенно согласна, это продюсер телеканала СТС, что сегодня людям необходимы, тем более молодым людям, всякие истории, в которых они могут себя идентифицировать.



К.ЛАРИНА: Я «Дом-2» смотрела. Ты знаешь, что Водонаева беременна?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Так, и она тем не менее собирается все это делать в «Доме-2». Проходить срок беременности и там же рожать.



К.ЛАРИНА: Похоже, что да.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это уже становится довольно анекдотичным и собственно говоря, даже в комментариях не нуждается.



К.ЛАРИНА: Давай еще звонок, пожалуйста. Следующий звонок 783-90-26— для тех, кто звонит не из Москвы. Алло, здравствуйте.



СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.



К.ЛАРИНА: Как Вас зовут?



СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр. Я звоню из Подмосковья.



К.ЛАРИНА: Ну, давайте.



СЛУШАТЕЛЬ: Пару слов о «Не родись красивой». Насчет того, что молодым людям это надо очень, то не совсем молодой, мне 33 года, временами я смотрел, когда жена смотрит. Ведь несмотря на то, что я, как и многие мужчины, к сериалам так отношусь. У нас конфликт с ней на почве футбола. Иногда даже затягивало чуть-чуть, что касается этого сериала. У меня такой вопрос по поводу, не знает ли гостья или вы, что там запрещение рекламы и эротических в прайм-тайм то ли поправки к закону внести, то ли собираются. Что там в плане ввести?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Это пока инициатива. Пока собираются обсуждать, потом облекать в форму закона.



К.ЛАРИНА: Я видела там «Коробка передач» была на прошлой неделе, когла меня не было.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.



К.ЛАРИНА: Депутат там был, там был Владимир Мединский. Как раз на эту тему.



И.ПЕТРОВСКАЯ: НА эту тему. Он один из тех, кто придвигает эти поправки в жизнь. На самом деле в нынешних законах все это прописано, хотим мы или не хотим. Они может быть и работают. Некоторые вещатели пытаются их обходить.



К.ЛАРИНА: Безответственные. А те, у кого есть представление об ответственности.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Не о совести. Есть закон и его хочешь — не хочешь, закон нужно соблюдать. Иначе себе во вред будет действовать. Основные федеральные каналы, честно вам скажу, смотрю практически круглосуточно, в тех временных рамках, которые обозначены в законах, внутренних инструкциях, нету сегодня этой эротики. Да, есть «Плейбой» в ночи на канале РЕН-ТВ. Еще на каких-то каналах. Вероятно, мелкие каналы, типа ДТВ, еще какие-то может быть они что-то позволяют в другое время в прайм-тайм или до 23.00. Но повторяю, это нельзя делать и по нынешним законам. Не раз каналы, в частности я помню НТВ, получали предупреждения от Минпечати (сейчас оно как называется – Федеральное агентство) именно за то, что они показывали эротические сцены в кино, в частности я помню по поводу Тинта Браса была какая-то история. Фильмы Тинто Брасса они такие фактически порно. Часть из них. Канал показал какую-то из сцен раньше 23.00 часов. Допустим фильм начался в 22.40 и была проблема. Так что законы есть проблема в том, чтобы их соблюдать, а не придумывать все новые и новые ограничения. Если этой логикой руководствоваться, то мы уже скоро хорошее кино днем не увидим. А в хорошем кино, в частности, недавно показали «Последнее танго в Париже», телеканал НТВ. Как там? Там слово из песни не выкинешь?



К.ЛАРИНА: Я бы это кино не показывала по телевидению.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Это было показано далеко после 23.00.



К.ЛАРИНА: Его когда-нибудь показывали по телевидению в Европе.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Уверена что показывали, уверена, что точно также в приемлемое время.



К.ЛАРИНА: Т есть ночью.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Здесь более того, в рамках рубрики «Кино с Ренатой Литвиновой». Вначале она разговаривала с Познером, у нее бывают гости, которые обсуждают кино. Он рассказал о том, какое на него произвел впечатление фильм, когда он единственный раз посмотрел фильм и, тем не менее, он остался в памяти на очень долгие годы. Это очень любопытно. В начале был разговор, в том числе там обсуждались эти сцены эротические, мягко говоря. Потом уже показали этот фильм, очень глубоко в ночи.



К.ЛАРИНА: Ну, что еще успеваем телефон включить. Алло, здравствуйте.



СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Доброе утро, конечно



И.ПЕТРОВСКАЯ: Нам сегодня все мужчины звонят.



К.ЛАРИНА: Как зовут Вас?



СЛУШАТЕЛЬ: Зовут меня Борис. Поговорите немножко с идиотом.



К.ЛАРИНА: С удовольствием.



СЛУШАТЕЛЬ: Я должен сказать, что у меня совмещается несколько противоречивых вещей. Ненавижу политику, но обожаю президента, ненавижу телевидение, но слушаю вашу программу. Вы чудесно это делаете. Хотелось бы маленькое сетование. Ирочка, я удивлен. Вы такой тонкий человек и не могли рассмотреть обычную вещь, которую рассмотрели все мужчины россияне. Как молодежь говорит, наш президент чудесно во-первых, убрал толстых теток, во-вторых, великолепно пошутил по поводу секса своего. Настолько тонко, что это было на уровне английского юмора.



К.ЛАРИНА: Каких толстых теток он убрал? Я не видела.



СЛУШАТЕЛЬ: Помните, там с ожерельем была тетка с «Би-Би-Си».



К.ЛАРИНА: Ну зачем вы так? Зачем вы так говорите?



И,ПЕТРОВСКАЯ: Она изящная красивая женщина.



СЛУШАТЕЛЬ: Наверное, вы знаете ее лично.



К.ЛАРИНА: Вы хотите оскорбить представителя иностранной компании.



СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу быть корректным все-таки. Вы знаете, я же не называю имен, я делаю только намеки.



К.ЛАРИНА: Ничего себе намеки.



СЛУШАТЕЛЬ: Так как она себя держала с нашим президентом, она может держать себя с Блэром. Обидно нам мужчинам, что с нами обращаются таким образом. А уж первым мужчине в стране тем более обидно. Тем не менее он достойно вышел из этого положения, он убрал ее под чистую, как говорит молодежь. Ирочка, подумайте об этом. Спасибо



И.ПЕТРОВСКАЯ: Я подумаю.



К.ЛАРИНА: Действительно разговор с идиотом получился.



И.ПЕТРОВСКАЯ: «Школа злословия» просто.



К.ЛАРИНА: Почему? Он сам себя так охарактеризовал.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Борис сказал интересную вещь, что он усмотрел в ответе президента английский юмор. Вероятно, да. Очень английский. Кстати, он и разговаривал в этот момент с представителем Великобритании. Так что все было уместно. Кто там кого убрал я ничего не заметила. Вероятно, Бориса раздражала некоторая независимая манера британской журналистки «Би-Би-Си». Это обще мировая норма — журналисты разговаривают с первыми лицами государства, кстати, в рамках корректности, но абсолютно не снизу вверх. Они приходят к ним и разговаривают как представители нас с вами, общества, и задают те вопросы, которые нас с вами интересуют.



К.ЛАРИНА: То есть человеческим языком разговаривают, а не канцелярским, как наши несчастные протокольные интервью – смотреть невозможно.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Более того, они позволяют себе уточнения, дополнения. А у нас выработался стиль протокольного интервью, когда задал вопрос. Ответил, не ответил – дальше пошли. Поэтому я думаю, нам бы поучиться, кстати именно у «Би-Би-Си», у британский коллег, вот этой манере — говорить откровенно и часто очень неприятные вещи в глаза. Но при этом, не становится хамами. У нас две разновидности общения власти с журналистами. Вторая сейчас сходит. Одна – «лизать», вторая – «кусать», нужно, что-то среднее.



К.ЛАРИНА: Еще «вилять».



И.ПЕТРОВСКАЯ: «Вилять» входит в «лизать». Когда собака выказывает свое расположение, виляет хвостом, лижет.



К.ЛАРИНА: Она еще руки на плечи кладет.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Руки у собаки именно. Кладет на плечи и все что угодно. Между прочим, собаки обожают лизать ноги своим хозяевам. Так что Борис я, конечно, подумаю на эту тему, но, боюсь, что ваша первая фраза, что вы ненавидите… ( что там, я уже забыла) , но обожаете президента. Здесь это обожание сыграло с вами некоторую шутку.



К.ЛАРИНА: Из уст мужчины это вообще странно слышать, что он обожает президента. Ну что нам дальше? Все?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну что заканчивать.



К.ЛАРИНА: Хулиганка в прямом эфире. Кто это? Это я. Хорошее название для сериала.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, да, такое реалити-шоу.



К.ЛАРИНА: Мы сегодня не говорили про канал «Культура», я, кстати, специально принесла с собой «ТВ-парк» с затихающей неделей, чтобы не забыть. Мне очень понравилось, мы с Ирой сходимся во мнениях, мы до эфира обсуждали. Отметить фильм «Его превосходительство актер», посвященный памяти Владислава Стржельчика. Замечательная работа на «Культуре» Андрея Толубеева. И из цикла «Острова» понравилась работа, посвященная Николаю Рыбникову. А ты бы что бы вспомнила из хорошего?



И.ПЕТРОВСКАЯ: Из хорошего? Было несколько очень хороших сюжетов в разных программах, в частности в программе Петра Толстого. Исключительно ироничный сюжет про то, как и Иосиф Давыдович Кобзон встречается со своими избирателями Бурятском Агинском автономном округе. Это что-то невероятное – Явление Христа народу. Это просто недостойная копия этого мероприятия. Но с другой стороны, выясняется, что благодаря Кобзону, там построены спортивные школы, медицинские центры, суши-бары, пятизвездочный отель, который местные люди называют «Хылтон». Это что-то невероятное, это картина абсурда российского, а также торжества всех ветвей вертикалей власти, когда все отдыхают, а один человек, как на Чукотке Абрамович, берет практически на содержание какую-то территорию российскую и делает в отдельно взятом районе свой оазис. Какое-то подобие рая ил не рая, во всяком случае, это резко отличается от того, что там было раньше. Если этот сюжет хотел каким-то образом умалить заслуги Кобзона или высмеять их, вот общая картина… Сделано было безоценочно, я бы сказала. Сама картинка в сочетании с текстом дала невероятно объемную картину российского абсурда.



К.ЛАРИНА: Есть перлы в новостных сюжетах.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, в новостных сюжетах, от которых вроде бы уже ничего не ждешь.



К.ЛАРИНА: Спасибо. Ира Петровская на этом завершает свое телевизионное радиовыступление в этом эфире. Сейчас я уговорю Петровскую в понедельник прийти.



И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы это обсудим.



К.ЛАРИНА: Хорошо. Есть надежда у меня, пойду дальше разговаривать. Встречаемся с вами в следующем часе.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире