'Вопросы к интервью
24 июня 2006 г.

11:10-12:00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Человек из телевизора»

Гость студии: Ирина Петровская

Эфир ведет: Лев Гулько



Л.ГУЛЬКО: 11 часов и 9 почти минут в Москве. Я приветствую Ирину Петровскую. Здравствуйте, Ир, доброе утро.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Доброе утро.

Л.ГУЛЬКО: Да, жаркое доброе утро. Про телевизор сейчас будем мы разговаривать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да? Неожиданно как.

Л.ГУЛЬКО: Я вам честно скажу, не читал вашу статью, хоть я обозреватель прессы, но не читал. Как это? Не дошел ход. Все больше как-то про другое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, ничего такого страшного, я думаю, не произошло.

Л.ГУЛЬКО: Ничего? Ничего страшного?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что, собственно говоря, естественно, основное событие уже двух последних недель…

Л.ГУЛЬКО: Футбол?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …это Чемпионат мира по футболу. И на этом фоне мы, собственно говоря, с Алексеем Венедиктовым слегка на эту тему начали говорить на прошлой неделе, полетела вся программа. И, с одной стороны, можно только приветствовать, что есть у нас такое яркое, прекрасное и замечательное зрелище, как футбол. Вот я, например, приветствую, как потребитель. Но даже, пожалуй, и для меня это тоже немножечко многовато. И я как раз вот сейчас, эту неделю общалась с большим количеством людей, которые, в общем,.. ну, как бы им, футбол и футбол – то же самое, что хоккей или что-то остальное, и они все-таки считают, что некоторый перебор есть с прямыми трансляциями и с тем, как полетела вся остальная программа. А очень много полетело.

Л.ГУЛЬКО: Но зато можно «Культуру» посмотреть. Переключился на «Культуру».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот почему-то у нас – я же уже много раз это отмечала…

Л.ГУЛЬКО: Я хочу еще раз. (Смеется).

И.ПЕТРОВСКАЯ: …некоторое лицемерие нашей публики, которая, если вот ее впрямую спросить по телефону или где-то во время опросов: «Что вы смотрите?» – отвечает: «Культуру», – а на самом-то деле, если судить по рейтингам этого прекрасного канала, то, в общем-то, надо сказать, что там нет этих 90 процентов.

Л.ГУЛЬКО: Не везде видно, может быть, просто этот канал?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да нет, его сейчас уже очень много, где видно. Ну, даже хорошо, возьмем москвичей. Обычно вот эти всякие социологи, они публикуют рейтинги, как правило, хиты, топ-десятки – есть по России, есть по Москве. И я, откровенно сказать, не припомню, чтобы в эту десятку когда-нибудь попадало что-то с канала «Культура».

Л.ГУЛЬКО: Ну, а чего, хлеба и зрелищ же самое главное. Как было несколько веков назад, так и осталось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, да, да-да-да. Но в этот раз у нас, видите, одни сплошные, я имею в виду, спортивные зрелища. И, кстати сказать, там есть очень, бывают неплохие рейтинги в этой десятке по Москве, за прошлую неделю, которая закончилась 18-го, есть два матча: один в среду, другой, не помню, по-моему, в понедельник, – по «России» и по Первому каналу, которые… рейтинги как таковые невелики – там 8 и 7 с чем-то процентов, но доли очень приличные. В одном случае 35%. Доля – это, я поясню, это количество зрителей, вообще в этот час смотрящих телевизор. Рейтинг – это общее число зрителей, гипотетическое как бы, а доля – это именно те люди, которые в данный час включили телевизор. И вот эти 35% включивших ушли, скажем, смотреть футбол. Это достаточно много. То есть каналы как всегда, в последнее время они редко достаточно ошибаются своими прогнозами смотрения, телесмотрения и, в общем, они ничего не потеряли, а, наверное, даже выиграли. Но повторю, что огромное количество людей – и в первую очередь, это женщины, так скажем, взрослые, которые не относятся все-таки к поклонницам вообще спорта, но они относятся к основной аудитории телевидения, и вот они, в общем, чувствуют, конечно, себя в каком-то смысле обделенными.

Л.ГУЛЬКО: Сейчас мы разговор продолжим. Мне просто нужно прочесть всех победителей, которые были до этого в передаче «Все на выход». Тут оказался список на лист.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. А я пока посижу послушаю.

Л.ГУЛЬКО: (Смеется). Да, можно пока покурить, чайку попить. (Читает победителей). Не, нормально, ничего, безболезненно прошло это все.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я даже не успела хлебнуть-то чайку.

Л.ГУЛЬКО: Все хорошо. Я бы знаете, какое – вот эти женщины, основные потребители телевизора, но существует еще группа ведь жителей нашей страны, скажем так, от 20, ну, и так далее, до 35 лет, вот такие активно действующие такие. Я просто по своему сыну смотрю – ему 24 года.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я, кстати, тоже по своей дочери, хотя она не активный потребитель телесмотрения, а вот футбола – да, как выяснилось.

Л.ГУЛЬКО: Мой тоже. Хотя мой любит больше играть, чем смотреть, в футбол.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но дело в том, что это же тенденция, потому что нынешнее поколение – у него слишком много, во всяком случае, у городских молодых людей много других источников и информации, и развлечений…

Л.ГУЛЬКО: Да-да-да, и Интернет, и то, и се, и пятое, и десятое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И то, что было для нас, а тем более более старших людей, всегда было и средством досуга, и окном в мир, и единственным иногда средством информирования – это все для них уже вчерашний, позавчерашний день.

Л.ГУЛЬКО: На кого ориентируется телевидение – вот эта группа задействована? Нормальная только, а не потребителей, там… Потому что шоу – не для них точно совершенно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, безусловно, вообще вот эти все дневные шоу, вечерние малаховские – это все, как вы, наверное, отец примерно такого же, как у меня по возрасту, ребенка, знаете, как это называется одним словом: «Отстой».

Л.ГУЛЬКО: Ну, у них есть еще слово из трех букв, называется оно – «кал».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, вот у меня девочка, поэтому она так не употребляет.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это раньше они употребляли, сейчас это уже так, стирается, стирается. «Отстой», — да, отстой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Отстой. Но СТС, безусловно, у СТС самый большой рейтинг, доля – неважно – среди, они же меряют от… 4+, 18+ — то есть аудитории по возрастам. Вот у них эта аудитория наиболее значительная.

Л.ГУЛЬКО: А за счет чего они берут?

И.ПЕТРОВСКАЯ: За счет того, что это совершенно не обременительный канал, он не грузит, не читает нотаций, не разбирает вот эти все коммунальные склоки, которые молодым людям совершенно не интересны, а показывает им… ну, то есть, короче говоря, он их развлекает. Он их развлекает. При этом это не Петросян и «Аншлаг», где, в общем, тоже такой, совковый в худшем смысле слова юмор, использующий темы, которые…

Л.ГУЛЬКО: Ну, понятно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, даже не будем действительно, говорить. Это вот для нарождающегося молодого среднего класса, абсолютно точно, вот спозицированный – если можно, ненавижу это слово, сказать – канал. Потому что там…

Л.ГУЛЬКО: Такое легкое что-то, одновременно можно что-то делать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, легкие, узнаваемые ситуации. Даже можно и не делать, можно смотреть.

Л.ГУЛЬКО: Можно так это… отдыхать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вчера я, например, совсем по другому каналу, по ТВЦ вечером – теперь мода такая, по пятницам у нас не показывают новости вот вечерние, последние новости выходят на… по-моему, «России», что ли, в 8 вечера. И всё. А дальше уже сиди и слушай «Эхо Москвы».

Л.ГУЛЬКО: Это по всем каналам, что ли?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И только ТВЦ показывает вот этот свой «25-ый час» в ноль с чем-то. И весь выпуск был посвящен выпускным балам, планам нынешних выпускников на будущее, какие институты они выбирают, какие профессии сегодня престижные…

Л.ГУЛЬКО: Вчера в «Известиях» эти планы были обнародованы социологами.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, может быть, они оттуда это тоже взяли. Это одно из исследований, кто герои… Да?

Л.ГУЛЬКО: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И даже, по-моему, «Эхо» вчера это тоже уже говорило.

Л.ГУЛЬКО: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кто герои нынешних молодых людей, только в жизнь вступающих. На первом месте «Моя прекрасная няня»…

Л.ГУЛЬКО: Но не в Москве. В Москве – нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, здесь как-то не уточнили по Москве.

Л.ГУЛЬКО: Я просто вчера был обозревателем прессы, поэтому я помню. В Москве очень большая группа молодых людей, вот эти выпускники они собираются в вузы, и им как-то «Няня», это все так не очень. А вот чуть подальше, там да. Там у девочек – «Няня», а у мальчиков – «Терминатор».

И.ПЕТРОВСКАЯ: А у мальчиков – «Терминатор», что совсем дичь. А вот «Няня»…

Л.ГУЛЬКО: Ну, что? Старый совсем такой…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, согласитесь, вообще, вот это влияние…

Л.ГУЛЬКО: Я понимаю, Саша Белый какой-нибудь. А тут «Терминатор» уже перебил…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, лучше уже «Терминатор», чем Саша Белый.

Л.ГУЛЬКО: Лучше «Терминатор» — я с вами абсолютно согласен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но так или иначе, все эти сериалы их – «Не родись красивой», скажем, тоже на той неделе, по-моему, на второй строчке среди хит-парада на всех федеральных каналах. И вот эта аудитория, которая не хочет смотреть, допустим, то, что ей навязывают два первых канала или все остальные, потому что, в общем, они верстаются примерно одинаково, они уходят туда. Более того, там в отличие от этих главных каналов, которые в угоду какому-то, пусть даже и важному событию, могут совершенно легко переверстать свои сетки и отказаться от привычного… Кстати, эта вещь, ну, как вам сказать, сложная для восприятия, потому что у телезрителя отношения с телевизором всегда на уровне условных или безусловных – я всегда путаю – рефлексов. Ну, то есть ты точно знаешь – я просто по себе это знаю, – что в такое-то время будет то-то и ты это должен посмотреть…

Л.ГУЛЬКО: Условный, условный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У тебя в этот момент там, что, слюна начинает…

Л.ГУЛЬКО: Определяется, да (смеется).

И.ПЕТРОВСКАЯ: …или чего-то там начинает вырабатываться. И поэтому, когда ты включаешь, даже вот новости – ты точно привязан к этой линейке. Если ты активный зритель. Ну, я вот по профессии, по специальности, по долгу службы обязана быть таковым. И не встречаешь того, что ты привык встречать, у тебя некое ощущение…

Л.ГУЛЬКО: Дискомфорт.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …неудобства и дискомфорта возникает. На канале СТС ничего похожего. Они не в угоду ничему не переверстывают сетку.

Л.ГУЛЬКО: Первый развлекательный.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Они показывают – вот обещали, в это ровно время в этой линейке будет это. И, кстати сказать, там ведь не только сериалы, если говорить об СТС вообще, как о развлекательном канале, там есть вот то, что тоже молодые люди с удовольствием обычно смотрят и читают. Вот это…

Л.ГУЛЬКО: Ну-ка…

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Истории в деталях».

Л.ГУЛЬКО: Вот только хотел сказать «Истории в деталях».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Очень хорошая, очень качественная программа.

Л.ГУЛЬКО: Ну, где-то лучше, где-то хуже, но очень качественная программа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но тем не менее она избегает…

Л.ГУЛЬКО: Тем не менее, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и это ей удается в большинстве своем – я не могу сказать, что я вот смотрю прямо каждый день железно, когда могу, тогда смотрю – впадания в эту желтизну кошмарную, которая сегодня…

Л.ГУЛЬКО: Желтизну, да-да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …ну, вся документалистика или то, что они называют документалистикой, грешит – безусловное скатывание в бульварщину и в желтизну. В «Историях в деталях» этого нет. Там по-прежнему выходит – вот только что ушел наш гость Михаил Ефимович – программа «Жизнь прекрасна».

Л.ГУЛЬКО: Да. Замечательная программа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Замечательная. Люди разных поколений поют песни разных поколений и по этому поводу вспоминают то время, в которое эти песни существовали.

Л.ГУЛЬКО: Передача идет в свое удовольствие – и для Михаила Ефимовича, и для аудитории, мне кажется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно. Нет, ну, еще очень важно, что там вот эта концепция – не просто люди поют песенки, потому что это тоже везде на всех каналах море разливанное. А именно то, что это все привязано к контексту времени…

Л.ГУЛЬКО: Драматургия.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И вспоминается все – и моды, и политические события, которые в то время были, и кумиры того времени. И плюс ко всему, оказываясь – я вот один раз была на записи этой программы – там действительно в какой-то момент настолько погружаешься в само действо, оно…

Л.ГУЛЬКО: Это видно просто.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, там в основном поют живьем, что тоже редчайший случай. И вот сама какая-то такая легкость общения поразительная.

Л.ГУЛЬКО: Знаешь, что напоминает – капустники театральные местами.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Где-то капустники театральные…

Л.ГУЛЬКО: Вот местами, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …где-то программа, которая, кстати, как ушла, так больше и не вернулась – «В нашу гавань заходили корабли» в лучших своих проявлениях.

Л.ГУЛЬКО: Ну, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там немножко, конечно был другой акцент – на песни дворовые, иногда бардовские, но больше такие…

Л.ГУЛЬКО: Городской шансон.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, городской шансон, иногда без автора, но тем не менее там было любопытно – не сама песня, а приходившие в студию самые неожиданные люди от Михаила Сергеевича Горбачева до, не знаю, кого, до какого-нибудь попсового человека, которые вдруг преображались, потому что они именно исполняли вот то, что с детства им в сердце запало. Вот «Жизнь прекрасна». Есть «Кино в деталях», когда приходят кинематографисты, притом кинематографисты, которые тоже сегодня и на виду, и на слуху, которые являются кумирами, в том числе и молодых людей. Поэтому вот молодая аудитория – это не мое предположение, это подтверждение, и цифры есть – уходит туда, и все чаще уходит.

Л.ГУЛЬКО: То есть новости им не нужны?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, уже не говоря о том, что, конечно, она прыгает по Муз-ТВ, MTV – все зависит тут от уровня развития – но СТС, безусловно. Новости им, не знаю…

Л.ГУЛЬКО: Этой аудитории? Новости?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Думаю, что та аудитория молодая, которая активно пользуется Интернетом или ездит в машинах тем более, а сегодня очень многие молодые ездят уже рано в машинах.

Л.ГУЛЬКО: Ездят, ездят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Они слушают радио либо потом смотрят в Интернете. Но вот так, чтобы прибежать и смотреть – скажу по сверстникам своей дочери и по ней – я этого сроду не видела. Если только не происходит что-то такое, ну, в основном…

Л.ГУЛЬКО: Затрагивающее всех.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …конечно, драматическое и трагическое, когда просто это потребность такая узнать – а что в данный момент.

Л.ГУЛЬКО: А вот политические эти все обсуждения, эти шоу, скажем, шевченсковское… это ведь тоже их не очень волнует.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Молодых?

Л.ГУЛЬКО: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я думаю, к несчастью, да. К несчастью, не очень волнует, хотя…

Л.ГУЛЬКО: Есть они, нет их – им это…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, здесь такой момент – ведь если их вообще не будет, то и не будет точно никогда уже волновать. Это такая палка о двух концах. Их можно вообще убрать, задвинуть куда-нибудь в ночь, и тогда будет создаваться… А, естественно, там будет намного меньшая аудитория после 12 – приходят посмотреть на что-то. Создается впечатление, что зрителям это не нужно. На мой взгляд, это, в общем, такой обман, иллюзия, может быть, если кто-то так думает, потому что когда что-то опять же происходит и требует объяснения, то резко возрастают рейтинги. Вот характерный пример – «Воскресный вечер» с Соловьевым, который две недели назад обсуждал отставку Устинова. И вот ровно на этот блок пришло в три раза, чем обычно больше зрителей. Это говорит о том, что людям все-таки надо, чтобы с ними разговаривали.

Л.ГУЛЬКО: Ну, за счет кого они пришли-то – за счет среднего возраста?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, что, конечно, среднего и старшего.

Л.ГУЛЬКО: Старшего возраста? А мы говорим с вами о людях, которые наше будущее. Понимаете?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это и печально, да.

Л.ГУЛЬКО: Да, средний класс.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это и печально, потому что таким образом…

Л.ГУЛЬКО: Печально или нет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Для меня печально, потому что молодые люди – это, извините за…

Л.ГУЛЬКО: Мы пытаемся выяснить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …банальность, действительно наше будущее. И пройдет еще там десяток лет, и они уже будут активно принимать решения.

Л.ГУЛЬКО: Но они ведь совсем другие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может быть.

Л.ГУЛЬКО: Они абсолютно другие. У них совершенно по-другому разум действует.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я совершенно не против того, чтобы они там бесконечно развлекались и отвлекались…

Л.ГУЛЬКО: Нет-нет, дело не в развлечении, дело в рациональности.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это я к тому, что когда они приходят на канал СТС, что они ждут? Они ждут, что их качественно развлекут, что их не нагрузят.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это потехе час, я вам скажу. Потому что, в общем, они все очень рациональные – ну, не все, наверное, но, как мне кажется, по окружению сужу…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, может быть, это со временем придет.

Л.ГУЛЬКО: Рациональные очень.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давайте вспомним себя в 20 лет. Вы смотрели телевизор активно?

Л.ГУЛЬКО: Ну, в 20? Ну, другое абсолютно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя время, конечно, было другое.

Л.ГУЛЬКО: Сравнивать невозможно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я точно нет. Хотя поступила уже к тому моменту на телевизионное отделение журфака. И что я себе думала, когда я поступала на телевизионное отделение, я честно вам не скажу – просто слово нравилось, видимо, «телевидение». Поэтому я думаю, что со временем, со временем тоже произойдет какая-то и в этой среде, совсем молодой, которая постепенно будет взрослеть, дифференциация. То есть кто-то так никогда и не придет и к телевизору, и тем более к необходимости что-то для себя понимать из него, а кто-то будет… ведь огромное количество и не самых молодых зрителей могут легко просуществовать без общественно-политического вещания. Другой вопрос, что оно просто необходимо. Оно просто необходимо, потому что благодаря – если, конечно, оно нормальное, если это не профанация, если, если это не подмена понятий…

Л.ГУЛЬКО: Ну, вот, Геннадий Андреевич Зюганов тут на днях митинговал с товарищами у Останкино, так сказать, по поводу… да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, митинговал. Кстати сказать, я точно не могу сейчас поручиться, но в тот вечер я несколько подряд выпусков новостей посмотрела, и ни один даже не обмолвился. Может быть, попозже, где-нибудь в 11 показали.

Л.ГУЛЬКО: Нет, показывали, показывали. Как они там телевизор хоронили, несли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот 7, 8 – там не было. Ну, вот, к несчастью, понимаете, добрая инициатива – если можно сказать инициатива, – вещественная в руках людей, которые, в общем, некоторым образом,.. ну, как вам сказать, дискредитированы платформами своими…

Л.ГУЛЬКО: Митинг коммунистов за свободу слова – называлось. Это было смешно, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да-да-да. Вот это становится чрезвычайно… тоже вот какое-то своего рода это профанации. Свобода-то слова нуждается, в общем-то, в защите и в некотором улучшении…

Л.ГУЛЬКО: Кто бы объяснил только.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …ее общего состояния, этой свободы. Но еще, с одной стороны, лимоновцы приходят и кричат, и яйцами тухлыми забрасывают или чем они забрасывают, с другой – коммунисты. Вот иной раз…

Л.ГУЛЬКО: Вот молодые люди и уходят в Интернет: «Я лучше там послушаю». И еще они уходят в документалистику, как мне кажется. Я вот опять же по собственному сыну сужу – ему очень интересна, скажем, «Особая папка» Млечина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, ну, это видите. Отдельный интерес, это исторический, да…

Л.ГУЛЬКО: Вот им очень интересно. Вот такие вещи – ему и его друзьям, очень стали интересны вещи вот такие. То есть они через это начинают…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но такой-то документалистики ведь тоже очень немного.

Л.ГУЛЬКО: Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что основная документалистика – это вот то, что мы уже много раз говорили…

Л.ГУЛЬКО: Да-да-да, и с Ксенией, абсолютно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это обмусоливание подробностей личной жизни либо живущих, либо, как правило, что еще хуже, ушедших из жизни знаменитых людей, которые не могут себя защитить. Но, правда, тут утешает только одно – что, в общем, мертвы и срама тоже не имут. Но…

Л.ГУЛЬКО: Да, я слышал ваш разговор с Венедиктовым по поводу…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, ну, это вечная тема. Вечная уже для нашего этого послденего особенно сезона, потому что именно этот сезон проявил в полной красе вот эту тенденцию резкого пожелтения документалистики. И более того, все, что выше этого уровня – вот как раз исторического плана, историко-политического, — все это отнесено уже теперь не просто в полночь, а далеко за полночь. В час начинается, в 1:05. Лев Николаев, скажем, и его программы многие.

Л.ГУЛЬКО: Хотя эти вещи очень молодежи интересны, очень. Странно, странно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот в том-то и дело. Почему-то считается, что вот это все, что и выше пояса, а тем более выше шеи, вот для этого сегмента тела, оно вот туда все отнесено. И сейчас, например, запустили на Первом канале – я думаю, что в связи с летом, чтобы обкатать – проект «На ночь глядя» Бермана с Жандаревым…

Л.ГУЛЬКО: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я-то как раз это приветствую, потому что бесед тоже не хватает.

Л.ГУЛЬКО: У меня ребенок посмотрел, сказал: «Интересно».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Интересно, хотя, конечно, это тоже уже не тот вот, без протокола, куда можно было приходить разным людям, и политикам в том числе, и говорить о чем-то таком – насущном и актуальном, а не только о культурном, хотя это тоже очень важно. Но я просто думаю, а если они там угнездятся, а куда же тогда Николаев поедет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что его абсолютное поле – там после 12-ти.

Л.ГУЛЬКО: Вопрос.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А куда тот же самый проект Шевченко «Судите сами», который сейчас то ли из-за футбола вообще исчез, то ли из-за того, что лето началось.

Л.ГУЛЬКО: Ну, может быть, лето, может быть, все как-то куда-то разъехались – фигуранты этого проекта?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да и фигуранты еще не разъехались пока. Они все после саммита теперь разъедутся. Все-таки еще одно событие ждет.

Л.ГУЛЬКО: А это самое главное?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Конечно. А потом…

Л.ГУЛЬКО: После Московского международного кинофестиваля.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не-не-не, не кино… (смеется).

Л.ГУЛЬКО: Я шучу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Санкт-Петербуржского.

Л.ГУЛЬКО: Я шучу. Сначала Московский международный, а потом там кино… то есть этот… саммит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, потом там. Поэтому все на месте. Нет-нет-нет.

Л.ГУЛЬКО: Ирина Петровская, «человек из телевизора». Мы продолжаем разговор, но сразу после самых свежих новостей. Обычно звонки же принимает Ксения вместе с вами?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Вопросы к вам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Более того, у вас там такой экранчик.

Л.ГУЛЬКО: Пейджер.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там чего-то пишут.

Л.ГУЛЬКО: Экранчик, да, я в курсе. (Смеется). На экранчик тоже обратим внимание, но сразу после самых свежих новостей.

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: Ну, что же, 11 часов 35 минут в Москве. Телекритик Ирина Петровская. Много вопросов на пейджер. Ну, вот: «Как вы оцениваете передачу Соловьева с Платоновым и Сванидзе?» — такой куст вопросов большой. И еще один подвопрос: «Изменилось ли ваше мнение о Владимире Соловьеве в лучшую сторону?» — это вот, так сказать, один из ключевых. Второй вопрос о передаче… масса вопросов о передаче «Народ хочет знать», где г-н Кучерена ушел из эфира. Ну, и третье, мы уже говорили с вами о возобновленной передаче Бермана и Жандарева – это мы говорили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это мы говорили, я приветствую, что она возобновилась. Нам не хватает сегодня этого формата. Он был популярен в недавнем прошлом, потом исчез практически полностью, все эти «Герои дня», общение с так называемыми ньюсмейкерами в разных областях. Дай Бог, чтобы он прижился. Единственное, что хотелось бы чуть меньше вот такой благостности от ведущих. Я надеюсь, что они преодолеют это после некоторого перерыва.

Л.ГУЛЬКО: Разгонятся, разгонятся – только начали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, разгонятся. Не потому, что я хочу от них хамства – нет, они люди интеллигентные. Но иногда…

Л.ГУЛЬКО: Сарказма побольше желательно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот как мне показалось с первым героем, например, с Никитой Сергеевичем Михалковым, ну, немножечко было больше, чем хотелось вот такой вот… стояния на некоторых таких задних лапках.

Л.ГУЛЬКО: Уважения, уважения.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А Южное Бутово вообще и вот эти две программы в частности. Страннейшая история.

Л.ГУЛЬКО: Странная история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я, конечно, не знаю уж, как наши дорогие радиослушатели. Я вот все внимательнейшим образом смотрела. И, честно сказать, все равно из всех этих обсуждений мало чего понятно. Точнее, вот может быть, точнее всех это сформулировал вчера Александр Ципко, который сказал, что действительно все виноваты, действительно при этом необходимо все-таки… мы живем в правовом государстве – все-таки необходимо какие-то решения суда и власти уважать и удовлетворять, но при этом действительно важно еще и людям объяснять, договариваться…

Л.ГУЛЬКО: Вот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …вступать в переговорные процессы.

Л.ГУЛЬКО: Да, вести себя нормально. Ну, я имею в виду, власть имею в виду, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, ну, разумеется, ну, кто бы сомневался, что власть умеет у нас уж маленького-то человека запинать ногами до смерти.

Л.ГУЛЬКО: Да, объяснить сначала, объясните.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это все очевидные вещи. Но из этих обсуждений вот решительно ничего не понятно. Ни кто прав, ни кто виноват. Вот если взять в сухом остатке – от обеих программ, кстати сказать, – что есть очень дурная власть, которую почему-то в обеих программах и в обоих случаях олицетворял собою председатель Московской городской думы Владимир Платонов.

Л.ГУЛЬКО: Он крайним оказался.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не знаю, его делегировали, может быть, туда, никто больше не пошел. Но в принципе можно даже отдать должное только его мужеству, ибо уж как его там заклевывали, опять же без вины виноватого.

Л.ГУЛЬКО: Может быть, потому что он юрист, его туда делегировали. Чтобы объяснить, так сказать, с точки зрения…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может быть, потому что он юрист, может быть, потому, что он все-таки представитель хотя и другой – законодательной – московской власти. И на другом конце вот этой палочки-мостика стоят исключительные народные заступники…

Л.ГУЛЬКО: Трибуны.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …трибуны, да. При этом в программе Соловьева как раз Николай-то Карлович Сванидзе вел себя достаточно корректно. И в этой ситуации почему-то эту же роль, вот народного заступника и трибуна, взял на себя сам Владимир Соловьев. Честно сказать, это был для меня просто шок. Вот там изменилось, не изменилось отношение – у меня нет к нему такого однозначного, бесконечно негативного отношения. И когда получается хорошая программа, я…

Л.ГУЛЬКО: Люблю. (Смеется).

И.ПЕТРОВСКАЯ: …не откажу себе в удовольствии сказать об этом. Но в данном случае, друзья мои, я, конечно, понимаю, что, наверное, импонирует очень многим вот эта позиция – попинать ногами.

Л.ГУЛЬКО: Ну, она простая потому что – чего там?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но с другой стороны, это абсолютно безболезненно. Это та власть, которой в этот момент, наверное, дали добро в каком-то смысле – у меня и такое ощущение было – пинать безболезненно для себя, и для канала, и для собственного в дальнейшем существования в этой профессии. С другой стороны, конечно, на этом очень много можно очков у зрителей заработать, потому что кто же откажется в удовольствии посмотреть, как у тебя на глазах отчитывают, как мальчика, представителя московской власти?

Л.ГУЛЬКО: Ну, такой Робин Гуд такой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То, в какой форме это делал Соловьев, это недопустимо. Это за гранью всех профессиональных и этических представлений. И когда Платонов впрямую ему сказал о том, что вы ведете себя неприлично, я абсолютно здесь солидарна. Потому что в какой-то момент в третьем раунде – я посчитала – там несколько минут один из оппонентов Сванидзе вообще молчал, Платонов практически не мог рта открыть, потому что все это время в гневных филиппиках разражался сам ведущий. Я напомню только одно, что у ведущего такого рода программ есть одна, очень простая задача – дирижировать процессом.

Л.ГУЛЬКО: Модератор это называется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это называется именно точно так – модератор. Он обязан быть нейтральным. У Соловьева это никогда не получается, он как правило все равно подыгрывает какому-то из своих героев. Но чтобы это было до такой степени. Вот здесь, ну, честно я скажу, что это, наверное, пример можно так записать и показывать студентам телеотделения журфака именно вот в этой категории – как не надо делать. Это было на самом деле просто безобразно. Ну, а голосование, конечно, было предрешено. Это очевидно.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это понятно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя еще раз повторю, что эта история очень для нас, кончено же, типичная, для нашей страны – сначала делают, а потом разводят руками. Оказывается, там люди, оказывается, у них тоже там какие-то есть свои планы. Ну, представьте. Почему-то это летом надо делать. Люди на своих этих трех, пяти сотках, шести – сколько у кого там есть – чего-то посадили. Ну, как? Пришли, сказали: «Выметайтесь прямо сейчас». А мы представляем себе эти новостройки. Там обычно сейчас как строят – просто стоит коробка, еще там нужно делать и ремонт, и…

Л.ГУЛЬКО: Нет, ну, бывает, там сделан такой, минимальные вещи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, допустим, даже сделан. Но все равно это огромная психологическая травма для очень многих людей. Даже если… я представляю, наверное, там в Южном Бутово, и видно было – никакие там не особняки, и условия минимальные. Но тем не менее, многие, и особенно пожилые, к этому прикипели.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это стресс, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Стресс, да. Но опять же все равно очень странная эта вот позиция. Получается, что у нас единственные есть теперь защитники народа – это… наверное, их же там много в Общественной палате, расписать вот так все конфликты, и они будут выезжать. И, кстати сказать, в программе «Народ хочет знать» почему-то удивительную агрессивную, вот почти соловьевскую позицию занял адвокат Анатолий Кучерена. Ну, мне кажется, что ему просто по роду деятельности…

Л.ГУЛЬКО: Ну, защитник же.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, да, защитник, профессиональный.

Л.ГУЛЬКО: Сирых и убогих.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но сила защитника в том, что он корректен и все-таки апеллирует аргументами…

Л.ГУЛЬКО: Оперирует законом, конечно же.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …законом и т.д.

Л.ГУЛЬКО: Логикой, логикой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А здесь это тоже было временами просто неприлично, когда он впрямую наезжал и на опять же этого несчастного Платонова – «несчастного» возьмем в кавычки, в смысле он опять тут отдувался – и на экспертов, которые сидели. И потом в результате вообще ушел раньше времени. Ну, что уж совсем недопустимо. Это, наверное, как если бы он ушел с процесса.

Л.ГУЛЬКО: «Надоели вы мне тут все».

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Надоели, у меня тут еще одно дело. Сами разбирайтесь».

Л.ГУЛЬКО: Странное впечатление.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тем не менее я приветствую все-таки, что это обсуждается. Так уж получилось, что на этой неделе это была одна из самых главных тем.

Л.ГУЛЬКО: Ну, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Другой вопрос, что… Ну, опять же, повторю, к программе «Народ хочет знать», как к программе, у меня меньше претензий, чем к «К барьеру», где вот за этим отчитыванием… Ведь Соловьев он вел себя как то ли директор школы, который отчитывает нашкодившего ученика, он просто орал, он только что не топал ногами на…

Л.ГУЛЬКО: Нет, скорее секретарь парторганизации.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …своего гостя. И тут я удивляюсь, почему Платонов вот такую до конца проявил выдержку и просто от этого не ушел.

Л.ГУЛЬКО: Ну, он такой человек, наверное. Он, так сказать, все-таки…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, наверное, человек – человек, но есть с другой стороны…

Л.ГУЛЬКО: …призван представлять собой власть. А что он должен был срываться на это же, что ли?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, хорошо, власть, как бы мы ее ни любили, эту власть, а ее мало кто… И вообще в принципе власть существует не для того, чтобы ее любить, да.

Л.ГУЛЬКО: Вообще, в принципе ее никто…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но просто на любого человека, который приходит к тебе в программу и тем самым оказывает и тебе, как ведущему, уважение, и мне, как зрителю, мне кажется, что это вот просто конкретный случай абсолютно недопустимого стиля ведущего. Намного более, кстати, убийственна бывает ирония…

Л.ГУЛЬКО: Конечно, ну, это же как в споре.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …бывает легкая, элегантная колкость.

Л.ГУЛЬКО: Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, что и тот же Сванидзе был на это способен, и Соловьев, если уж так нужно ему было подчеркнуть свою личную позицию, тем более. Но вот здесь он выбрал самый грубый такой способ.

Л.ГУЛЬКО: 783-90-26 – жители Москвы, 783-90-26 – жители других регионов нашей страны. Ваши вопросы к Ирине Петровской. Давайте с регионов попробуем начать. Доброе утро, алле.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, доброе утро. Константин из Щелково.

Л.ГУЛЬКО: Да, Константин.

КОНСТАНТИН: Вопрос такой – третьего дня Леонид Радзиховский, по-моему, сказал великую вещь. Он сказал, что русский фашизм – это мыльный пузырь, надутый смишариками.

Л.ГУЛЬКО: Нет-нет, он…

КОНСТАНТИН: Я имею в виду, работниками СМИ.

Л.ГУЛЬКО: Нет-нет, одну секундочку. Спасибо, Константин, конечно, что дозвонились. Я просто был с Леонидом Радзиховским в этой передаче «Особое мнение». Он говорил совершенно про другое…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Меня потрясает, что Константин из Щелково дозванивается в каждый эфир.

Л.ГУЛЬКО: Да, это бывает. Ну, это тоже профессионализм, -лизм, проффесионализм.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, ага.

Л.ГУЛЬКО: Леонид Радзиховский говорил совершенно о другом на самом деле. 783-90-25 – это Москва. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Александр, Москва. Я по поводу программы Соловьева. Уважаемая ведущая, наверное, плохо знает Соловьева, хотя внимательно за ним следит. Если бы она слушала его передачи по радио, она, наверное, бы более такое, в общем-то, о нем мнение…

Л.ГУЛЬКО: А вы что хотите сказать-то сейчас?

АЛЕКСАНДР: Я хочу сказать, что она, конечно, не права, что это заказная передача, абсолютно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я ни слова не сказала про заказную передачу.

Л.ГУЛЬКО: Нет, никто не сказал, Ирина не сказала, про заказную, она сказала – впечатление некоторое может быть…

АЛЕКСАНДР: А, некоторое впечатление. А что Платонов заслуживает такого отношения, я думаю, это просто вполне оправданно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А в данном-то случае почему он заслуживает?

Л.ГУЛЬКО: Почему он-то заслуживает?

АЛЕКСАНДР: А вы вспомните, какой он пришел в Государственную, ой, не в Государственную, а в Московскую думу, и каким он стал сейчас человеком просто таким…

Л.ГУЛЬКО: Ну, это ваше личное впечатление от Платонова. Личное.

АЛЕКСАНДР: Это не личное, это впечатление уже всего народа, по-моему.

Л.ГУЛЬКО: Кого – всего? Вы за весь народ говорите, что ли?

АЛЕКСАНДР: А, ну, да, стараюсь, в общем-то.

Л.ГУЛЬКО: А, ну, тогда до свидания, если за весь народ.

И.ПЕТРОВСКАЯ: (Смеется). Да, удивительные вещи.

Л.ГУЛЬКО: Странные люди какие.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это ведь наша всегдашняя такая национальная черта – слышать то, что хочешь услышать. «Заказная» — ни слова я не сказала про заказную.

Л.ГУЛЬКО: Нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я сказала только о том, что, в общем, в данном случае это было вполне безболезненно. Я бы посмотрела, если бы пришла, например, Слиска или Грызлов, спикер основной думы. Осмелился бы…

Л.ГУЛЬКО: Или Шевцова, например? Московская, московская. Шевцова – Швецова, я все время путаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я имею в виду сейчас федеральный уровень. Кто бы осмелился на таком уровне разговаривать?

Л.ГУЛЬКО: А, федеральный. Да может быть и московский тоже, между прочим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, здесь в данном случае это было просто. Теперь что касается я плохо знаю или не плохо. Я не биограф Соловьева, поэтому я совершенно не обязана знать все ипостаси его многогранной творческой натуры. И его программы, я откровенно скажу, его программы по радио я не слушаю. А в силу своего профессионального долга смотрю программы телевидения. И в данном случае я считаю, что человек вышел за рамки допустимого в той профессии, в которой он действует, и в той роли, которую он обязан… Бывают разные случаи, может человек вскипеть, но он профессионал и он обязан держать себя в руках.

Л.ГУЛЬКО: 783-90-26 – все-таки попробуем регионы-то подключить к нашему разговору.

СЛУШАТЕЛЬ: Алле. Вечер… Ой, тьфу, день добрый.

Л.ГУЛЬКО: Здрасте. У вас вечер, что ли?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Павел зовут.

Л.ГУЛЬКО: Здрасте, Павел. Вы откуда?

ПАВЕЛ: Из Подмосковья. Хотел бы рассказать, такой моментик был в программе «Вести». Там пришел один министр и там в связи с предстоящей «большой восьмеркой» говорит, что там проблема там будет – информационная безопасность. И ведущая там, хлопая своими лошадиными глазами, спрашивает у него: «Это, что, опять свобода слова?» Было очень смешно. И хотелось бы еще обратить внимание, в программе Соловьева в конце – не знаю, если у кого есть записи – он сказал такие слова, смысл которых сводился к тому, что законы – вещь такая, что с течением времени их можно менять. Мне показалось это очень важно. Вот.

Л.ГУЛЬКО: Понятно. Спасибо. Вот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, чего тут добавишь? Наверное, можно с течением времени законы менять.

Л.ГУЛЬКО: Ну, так делают – либеральнее, жестче.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но не непосредственно в момент, когда что-то делается. Это все равно, что коней на переправе, может быть, менять…

Л.ГУЛЬКО: А к чему это было сказано, интересно?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю, я в данном случае не поняла, к чему это сказано. Так же, как и про какого-то министра.

Л.ГУЛЬКО: Я тоже не понял про министра.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати, самый забавный случай, если уж говорить, меняя сейчас тему, самый забавный случай произошел в программе «Сегодня» в конце где-то прошлой недели, по-моему, в пятницу это было, когда прямо в момент эфира… (смеется).

Л.ГУЛЬКО: А, «Комсомолка» напечатала на следующий день фотографии.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А я это видела. Это дико смешно. Когда прямо в момент эфира вошли гримеры и начали поправлять…

Л.ГУЛЬКО: А они думали, что они же не в эфире, ребята-то…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …грим Антону Хрекову, совершенно поразив при этом обоих – и Хрекова, и…

Л.ГУЛЬКО: Редакторы там бумажки подносили, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, какие-то бумажки меняли. Это было что-то невероятное. Но, конечно…

Л.ГУЛЬКО: Но живое, человеческое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, живое, человеческое, но я в данном случае совершенно…

Л.ГУЛЬКО: Нет, конечно (смеется).

И.ПЕТРОВСКАЯ: …не хочу сказать, что это было за гранью добра и зла, потому что много было разных ляпов, но этот тоже войдет.

Л.ГУЛЬКО: Это прямой эфир.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Видимо, гримерам сказали, что пошла пауза рекламная, они и пошли себе.

Л.ГУЛЬКО: Да, они думали, что они не в эфире просто. И выскочили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но то изумление, которое было на лицах ведущих, оно не поддается никакому описанию.

Л.ГУЛЬКО: А как можно было бы обыграть. Но это все, знаете, все мы задним умом, конечно, сильные. Я так просто представил себя на месте ведущих. Конечно, это конечно…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, бывали разные случаи забавные, когда…

Л.ГУЛЬКО: Бывали, бывали. Освещение падало, еще что-то в прямом эфире.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …по студии начинала ходить кошка, всех отвлекая.

Л.ГУЛЬКО: Да-да-да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …когда кто-то полз по студии с бумажкой в руке, чтобы передать. Сейчас-то компьютеры, сейчас все в любой момент можно завести тебе, и будет видно прямо у тебя на столе. А раньше-то этого ничего не было. Поэтому вот если нужно было срочно какую-то срочно поступившую информацию, то ассистенты ползли. И камера вдруг случайно переместилась и показала. Когда телевидение живое…

Л.ГУЛЬКО: Вот о чем и речь-то. Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …то возможны всяческие накладки, и при этом… Ну, конечно, это не должно быть каждый день. Это, может быть, один раз в год возможно. Но это говорит о том, что и люди живые работают, и прямой эфир. Вот уж лучшего доказательства того, что в прямом эфире, не придумаешь.

Л.ГУЛЬКО: Вот оно реальное шоу-то где. Вот оно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, а кстати, были же идеи показывать жизнь телестудии в каком-то режиме, приближенном к реалити.

Л.ГУЛЬКО: Да и радиостудии были тоже, по-моему, какие-то задумки.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Радио было у Дыховичного Ивана.

Л.ГУЛЬКО: Да. На ТВЦ.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Вани Дыховичного – я все время путаю с нашим Алексеем.

Л.ГУЛЬКО: Нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У него была попытка соединить тоже такие форматы и показать первое…

Л.ГУЛЬКО: Сделать выгородочку такую.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …одно из первых реалити из жизни радио. Но дело в том, что это было вымышленное радио, насколько я помню.

Л.ГУЛЬКО: Да, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И с актерами. А все-таки люди, работающие на радио, и на студиях, обладают некоторыми навыками, позволяющими иногда и сыграть. А здесь было жалко, что это все игралось профессиональными актерами, и поэтому снижало вот этот реализм этого шоу.

Л.ГУЛЬКО: Давайте звоночки. 783-90-25 – Москва. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день. Я вот поделиться хочу. Ольга меня зовут. Я из Москвы. По каналу «Культура» вчера был очень хороший вечер «Театральные романы». Не знаю, Ирина, удалось ли вам посмотреть?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я всегда смотрю, потому что это я очень люблю все, что идет из Дома актера.

Л.ГУЛЬКО: Замечательно. Я тоже люблю.

ОЛЬГА: Ой, вы знаете, я перенеслась в какой-то другой мир.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Скажите, что это напоминает «Театральные встречи» старые?

ОЛЬГА: Нет, вы знаете, что – это гораздо теплее было. И по качеству. Ведущая изумительная – Дарья Юрская, от папы и мамы взяла все самое лучшее. Какие люди сидели в студии, какая порода. То есть я просто наслаждалась. Я и Назарова с другой стороны узнала. Семчев для меня открылся – совершенно, ну, такой романтик, лирик. Изумительно, просто изумительно. Ну, Владлен Давыдов, что о нем говорить, это вообще. С женой. Ну, изумительная пара. И просто огромное наслаждение. И сейчас вот мы слушали вашу передачу – и все о политике, о каких-то разборках. Здесь все настолько душевно, романтично. Ну, просто изумительно.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо вам.

ОЛЬГА: Вот таких бы передач побольше.

Л.ГУЛЬКО: Понял. Спасибо.

ОЛЬГА: В наше время тяжелое. Спасибо вам.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо. Пожалуйста, Ир.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, дело в том, что это же ведь регулярные программы вот эти такие театральные встречи.

Л.ГУЛЬКО: Из Дома актера.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Аналог «Театральных встреч» из Дома актера. Поэтому побольше – ну, не знаю, в какой степени побольше. Есть еще нечто похожее, но к сожалению, в последнее время нерегулярно очень выходящее…

Л.ГУЛЬКО: «Театр + ТВ»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это «Театр + ТВ», да, где, мне кажется, тоже в лучших, во всяком, случае выпусках создается такая атмосфера…

Л.ГУЛЬКО: Капустная такая атмосфера.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, даже не совсем капустник, а еще больше, чем капустник.

Л.ГУЛЬКО: Ну, больше, больше – я согласен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Когда собираются…

Л.ГУЛЬКО: Свои.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и хорошие друзья, и коллеги, и свои именно – очень правильное слово.

Л.ГУЛЬКО: Свои, свои.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И когда они забывают практически о том, что это вот они работают на камеру.

Л.ГУЛЬКО: Абсолютно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, что мы можем сказать? Присоединиться только к вашему пожеланию, чтобы этого тоже было больше. Но призываю – смотрите «Культуру», и там очень регулярно и такие программы выходят, и, скажем, опять же, я всегда стараюсь не пропустить «Линии жизни»…

Л.ГУЛЬКО: «Линии жизни» замечательная.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И сегодня, кстати, там будет Валерий Золотухин в связи с 65-летием. А до этого, где-то часа в 2 с чем-то покажут этот совершенно, для меня, например, шикарный, обожаю его, «Бумбараш» старый.

Л.ГУЛЬКО: «Бумбараш», да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И много чего другого там бывает.

Л.ГУЛЬКО: «Сферы» там бывают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот тут был целый цикл, хотя повторяющийся уже, об истории «Табакерки». И, кстати, не так уж поздно там – в 23:30, может быть, для кого-то чуть-чуть поздновато, но все-таки в рамках, не в час ночи.

Л.ГУЛЬКО: Вот тут много сообщений на пейджер, что там «Культура» не принимается, в регионах, тут «Культура» не принимается, плохо принимается. Как-то надо…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я не утверждаю, что ее принимают повсеместно. У нее, конечно, не стопроцентный охват, но тем не менее уже большой, достаточно большой, достаточно.

Л.ГУЛЬКО: 783-90-26 – это как раз наши регионы. Доброе утро. Алле.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Лариса. Я звоню вам из Казани. И я хотела бы сказать, смотрела ли г-жа Петровской по Первому каналу передачу о секте Муна? Если смотрела, какое на нее произвело впечатление то, что тоталитарная секта и пострадавших матерей объединили почему-то с нашими правозащитниками?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вы знаете, я что-то…

Л.ГУЛЬКО: Я не смотрел, если честно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я какой-то маленький фрагментик смотрела, но просто не могу сейчас чувствовать себя в этом разговоре компетентной, потому что не внимательно, скажем так, это смотрела.

Л.ГУЛЬКО: Да. Так что давайте, может быть, как-то в следующий раз. Может быть, если будут какие-то повторы этой передачи.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, повторы, я думаю, будут, может быть, только где-нибудь уже летом.

Л.ГУЛЬКО: Но похожие передачи бывают, много. Сейчас чего-нибудь про Грабового сделают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, да, сейчас Грабового начнут когда судить.

Л.ГУЛЬКО: Наверняка.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, это хорошо, потому что в свое время немало поспособствовало наше дорогое телевидение тому, что он вознесся еще больше, чем до того. И очень осторожно всегда – мы тоже много раз об этом говорили, что и подобных людей, и их идеи, и их вот эти сборища – это нужно очень аккуратно показывать. Потому что то, что многие авторы, допустим, горящие праведным, может быть, гневом и негодованием, могут считать, что они разоблачают – на самом деле это может быть рекламой для людей, а их очень много, и с неустойчивой психикой, и просто для людей слабых, потерянных, одиноких. Все-таки тысячу раз отмерить, а потом уже отрезать. А, может быть, сразу отрезать. (Смеется).

Л.ГУЛЬКО: (Смеется). По самые уши.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но это тоже надо вначале разобраться.

Л.ГУЛЬКО: Вот Елена из Москвы спрашивает: «Как вам Фемида с открытыми глазами на Верховном суде?» Она обычно с закрытыми бывает. А там стоит…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я тоже тут где-то недавно услышала, что в нашем Верховном суде, в отличие от…

Л.ГУЛЬКО: Там стоит на Поварской.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот такая – везде слепая, а у нас исключительно зрячая.

Л.ГУЛЬКО: А я подумал, почему она везде слепая-то? С какого она бодуна слепая?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что она должна, она же взвешивает – у нее две чаши весов. Если она будет видеть, она будет таким образом зависеть – как я это понимаю – от собственного восприятия: что-то нравится, что-то не нравится. А тут она с завязанными глазами, и она взвешивает все аргументы, вот на слух воспринятые. Как мне кажется. Может быть, я путаю чего-нибудь.

Л.ГУЛЬКО: Может быть, этот вопрос надо адресовать тем гостям, которые, может быть, когда-нибудь, представители Верховного суда к нам. Вот почему Фемида с открытыми глазами? Может быть, кто-нибудь когда-нибудь сделает какой-нибудь фильм по этому поводу. Сравнение…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я раньше этого факта не знала, и действительно искренне изумилась, когда услышала.

Л.ГУЛЬКО: 783-90-25 – это последний звонок. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Виктор, Москва. Я бы хотел спросить у Ирины, какой рейтинг у программы Караулова «Момент истины» и ее отношение – ну, хотя бы коротко – к этой программе.

Л.ГУЛЬКО: Уже несколько раз об этом говорили. Много.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ой, ну, сейчас не могу сказать, какой рейтинг. Более того, она время и место поменяла. А это всегда способствует тому, что рейтинг уменьшается – пока люди снова привыкнут. Пока она выходила, она была что-то, она была один из рейтинговых лидеров на канале ТВЦ, хотя там сами по себе не очень высокие рейтинги. Сейчас она стала выходить по пятницам в 22:25. И думаю, что сейчас ее тоже каким-то образом будут пытаться приспособить к этому пятничному вечеру, а там потом решат на канале, чего с ней делать.

Л.ГУЛЬКО: Вообще, канал будет меняться.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я очень надеюсь, потому что там нужно все радикально, на мой взгляд, перекраивать.

Л.ГУЛЬКО: Вот они там как-то, мне кажется, радикально будут меняться. А, может быть, и нет. Посмотрим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, Караулова обещали оставить в следующем сезоне – для тех, кто волнуется за судьбу своего кумира. Так что…

Л.ГУЛЬКО: Какую колбасу есть, какую не есть – вы все равно узнаете.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И Млечина оставят…

Л.ГУЛЬКО: Млечина, слава Богу, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и Пушкова тоже любимца многих оставят. Так что перемены если и будут, они не коснутся столпов. И основ.

Л.ГУЛЬКО: Телекритик Ирина Петровская. До встречи в следующую субботу опять же со мной, со Львом Гулько. Ксения продолжает оставаться в отпуске.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Завидуем ей.

Л.ГУЛЬКО: Да. Белой завистью.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Белейшей.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире