'Вопросы к интервью
24 декабря 2005 г.

11:10-12:00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Человек из телевизора»

Гость студии: Ирина Петровская

Эфир ведет: Ксения Ларина



К.ЛАРИНА: Я задумалась. Ирина Петровская здесь из телевизора к нам в гости пришла. Привет, Ирочка, здравствуй.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Доброе утро.

К.ЛАРИНА: Доброе утро. Дорогие друзья, присылайте ваши вопросы на пейджер 725-66-33. Телефон прямого эфира 203-19-22. Есть много тем для обсуждения. За прошедшую недель много чего произошло – как в пространстве телевизионном, так и надтелевизионном. Я бы начала вот с последнего, Ир. Ты как в воду глядела. Олег Максимович Попцов больше не является президентом компании ТВЦ. Отстранен. Отправлен в отставку советом директоров.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, произошло… Да, скорее формулировка такая, что не продлен контракт. Контракт истек, 31 истекает декабря. И ему теперь предложено курировать, возглавлять два проекта. Один из них полиграфический.

К.ЛАРИНА: Это сделал президент Путин после программы «Ваше Высокоодиночество»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, очень, я понимаю, что велико, наверное, искушение у множества людей приписать президенту Путину, я сама склонна многое приписывать или во всяком случае, если не самому президенту Путину, то его окружению. Ну, естественно, мы не имеем такой информации, как принимаются решения. Поэтому один из вариантов мы можем предположить, но тогда, значит, следует признать, а не хотелось бы признавать этого, что там сидят люди, ну, совсем без чувства юмора. Уж совсем такие одноклеточные, однолинейные. Потому что то произведение, которое было показано, мы его очень подробно в прошлый раз разбирали, но оно, мне кажется, скорее способно вызвать приступы такого гомерического смеха именно в силу претенциозности своей. Когда человек, в данном случае Олег Максимович Попцов, пытается стать таким вот единственным и честным советником президента и открыть ему глаза…

К.ЛАРИНА: А не совершаем ли мы с тобой ошибку, уважаемая Ирина Петровская, что называется «падающего толкни»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ни Боже упаси. Боже упаси.

К.ЛАРИНА: Я, например, вот когда бы опрос в «Независимой газете», где я также принимаю участие, как телевизионный зритель, я там в числе худших программ недели назвала в том числе «Ваше Высокоодиночество» Олега Попцова. А на следующие, буквально там через несколько дней пришла…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И ты вся измучилась, понятно.

К.ЛАРИНА: Я не измучилась, моя совесть стала мучиться – правильно ли я поступила?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, видишь ли, в чем дело? У меня такая профессия – я телевизионный критик. И у меня бывало несколько раз в жизни, когда совершенно обычная, плановая публикация каким-то вот непостижимым и мистическим образом…

К.ЛАРИНА: …совпадает…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …совпадала с тем, что потом это оказывалось последней программой. И, естественно, раздавались голоса – ты сама помнишь, и даже на нашей с тобой памяти, когда, скажем, были проблемы у НТВ. И что тогда? И меня тогда начали клеймить и радиослушатели, и читатели: «Как вы можете? Падающий… Им и так трудно». Но невозможно, исходя из очень многих привходящих обстоятельств выносить за поле вот этого вот… ставить вне поля рассмотрения, вне вообще конкуренции тех людей, у которых, возможно, есть проблемы. Ну, конечно, когда уж совсем очевидные какие-то проблемы, может быть, ты тысячу раз подумаешь. Ну, скажем, когда была программа «Намедни», помнишь, тоже так получилось? Как раз был последний выпуск: там были каннибалы, еще что-то, там вот липосакция…

К.ЛАРИНА: …шведский секс…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Шведский секс, да. И, естественно, после какого-то перерыва я об этой программе написала, кстати, уловив те тенденции, которые сейчас полностью возобладали в «Программе максимум». Только в «Намедни» это еще были красочки такие, но уже было понятно, что ищется что-то новое, новые темы…

К.ЛАРИНА: Человечинка.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …для того, чтобы… да, человечинка… чтобы привлечь… все больше и больше зрителей. Опять же повторю, что у Парфенова просто программа была – мы даже не будем сравнивать, насколько более талантливой. Там присутствовало разное. Он исходил из того, что и это есть в нашей жизни, и это. А «Программа максимум» целиком сосредоточена вот на всем этом шоке, кошмаре, помойки и черт знает чём.

К.ЛАРИНА: То есть твоя совесть чиста и спокойна?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И тогда тоже кто-то сказал: «А вот как теперь тебе типа спится, крейсер Аврора, когда последние таланты и совести нации уходят с экрана?» Ну, неприятно, конечно, как бы ощущать, что, может быть, там где-то твой гвоздик тоже в чей-то…

К.ЛАРИНА: В эту крышку…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …гробик, крышку забит. Наверное, это неприятно. Но дело в том, что этот фильм Олега Максимовича при всем, при том, его было и невозможно не оценить. Именно… я писала рецензию ведь, я же не писала… рецензию то есть или анализ содержания того, что он говорил. Я прежде всего исходила из того, как это было сделал.

К.ЛАРИНА: Из формы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, и, в общем, несколько и о чем тоже. И многие критики — я потом специально смотрела в Интернете – написали тоже об этой программе. Повторю – если она была толчком, то это полная глупость. Но мы не застрахованы в нашем государстве от таких глупостей и от политики, которая влезает тогда, когда совершенно, в общем, нет поводов влезать. Но в целом, если говорить совсем объективно и откровенно, то, к сожалению, мы это имеем, и это факт, что канал федерального звучания, имеющий множество партнеров в стране, канал общего интереса при всем при том имеет меньший рейтинг… сейчас мне скажут: «Не надо только на рейтинг…». Ну, да, «Культура» тоже на рейтинг в данном случае не ориентируется. Но «Культура» — нишевый канал и удовлетворяет интересы определенной аудитории, обращается к этой определенной аудитории, у которой запросы выше, чем вот эти общие интересы. Здесь же мы имеем какую-то природную или искусственно созданную аномалию, потому что рейтинги ниже, чем у так называемых маленьких каналов, хотя сегодня уже…

К.ЛАРИНА: Дециметровых. Условно так.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Опять же я говорю, сегодня все это очень условно. Ну, да, не те каналы, которые находятся на обычных шести кнопках в метровом диапазоне. ТВЦ сзади, позади «Культуры», позади «Рен-ТВ», позади СТС, конечно, и даже уже, по-моему, ТНТ перепрыгнул.

К.ЛАРИНА: Ты думаешь, такие объективные причины для снятия с должности Олега Попцова?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, дело в том, что в этот канал закладываются, закачиваются большие деньги бюджетные – бюджетные, города Москвы. И, соответственно, любое предприятие – телевидение, да, говорят, оно там по определению всегда убыточно…

К.ЛАРИНА: Ну, я поняла.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но тем не менее они каким-то образом деньги зарабатываются, отыгрываются на рекламе, а реклама приходит, извините, туда, где есть качественный, привлекательный продукт, который, в свою очередь, вызывает внимание большого количества зрителей. Тут все очень взаимосвязано…

К.ЛАРИНА: То есть ты считаешь, что это не является политическим решением?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не могу ничего считать. Возможно, я еще раз говорю, давай оставим на каких-то несколько процентов эту версию. Все может быть. Нам же никто не докладывает – кто там с каким настроением случайно посмотрел, или это перестраховался сам хозяин Москвы Юрий Михайлович, потому что ему тоже нужно строить отношения с администрацией. Кто его знает? Нам же не говорят сейчас об этом. Нам намекают, что не исключено и т.д. Но помимо всего прочего есть – я еще раз повторю – объективные обстоятельства. Давайте посмотрим, ну, вот просто элементарно, как оформлен канал. Вот я такого оформления, тебе честно скажу, а это очень важная составляющая телесмотрения для сегодняшнего зрителя, который привык уже к том, что картинка, зрелищность, что это должно привлекать глаз – другой вопрос, что за этой зрелищностью может стоять пустота – но в любом случае все равно телевидение за истекшие несколько лет, 10 лет, сделало колоссальный скачок технологический, в первую очередь. Оно стало современным, туда… оно развивается невероятно, как отрасль индустрии. А канал ТВЦ как будто он застыл на месте. И не исключено, что в том числе проблема здесь и в том, что во главе его стоял не менеджер. Ну, во главе канала должен стоять менеджер.

К.ЛАРИНА: Ну, ладно, давай все-таки мы не будем забывать заслуги Олега Максимовича Попцова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я еще раз говорю, я все заслуги помню наизусть.

К.ЛАРИНА: Он вообще телевидение сделал, новое российское телевидение, в конце концов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это была другая эпоха. Вот это тоже большая проблема. Потому что эпоха романтизма в телевидении, она, увы, или так сложилось исторически – времена меняются, эпохи меняются – она закончилась. А вот в отношении к телевидению Олега Максимовича это еще оставалось. И в том числе, в общем, и в «Ваше Высокоодиночество» — это последний всплеск вот этого романтизма, когда кажется, что такая форма обращения с экрана, она может быть действенной.

К.ЛАРИНА: Кстати, на тот период романтизма нашего политического и инфантилизма, она могла бы произвести впечатление. Может быть, и не было бы такого отношения ироничного, как сегодня.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так оно и было. Нет, форма и тогда бы, я думаю, вызвала бы некоторое изумление – форма и то, как это сделано. А в принципе — ну, вот закончилось это время. И оно закончилось даже раньше, чем закончилось время в должности Олега Максимовича. То, что он, безусловно, останется в истории телевидения…

К.ЛАРИНА: Ну, может быть, он еще в телевидении останется – мы тоже этого не знаем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но в истории тем не менее останется, конечно, потому что первое российское телевидение, ВГТРК, было создано при его участии, потом под его руководством существовало. И многие люди там какое-то получили развитие, известность, скажем, та же Света Сорокина. Все-таки она как звезда вот уже такая родилась на российском телевидении, придя с «600 секунд», или как, правильно я сделала? Шестисот сказала.

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: С ленинградского телевидения на российское. И тот же Сванидзе там появился. Множество…

К.ЛАРИНА: Да нет, тут звезд перечислять можно бесконечное количество.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Много людей. Да. Но вот так… Рано или поздно у всего есть свой срок. И срок…

К.ЛАРИНА: Ну, и что ты получила взамен, Ирина Евгеньевна?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Где?

К.ЛАРИНА: Потому что сейчас обсуждаются две кандидатуры – либо это Павел Горелов, который возглавит ТВЦ, либо, извини за выражение, А.Пушков, который возглавит ТВЦ.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, вот я честно говоря…

К.ЛАРИНА: Ты кого выбираешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я никого не выбираю, потому что я думаю, что это отчасти, ну, может быть, даже и сами эти персонажи озвучивают это, желая приблизить, может быть, для себя…

К.ЛАРИНА: …свой звездный час…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …вот этот исход. Я не думаю, потому что тогда, в общем, тогда все будет то же самое. Только, может быть, знаки какие-то поменяются. Одно дело – мы это видели даже с тем же Евгением Киселевым – одно дело, когда человек ведет программу, когда он сильный журналист, и другое дело – когда он еще и руководит компанией, или даже руководит компанией. Но я сомневаюсь, что если Пушков, например, возглавит ТВЦ, он откажется от своей программы «Постскриптум».

К.ЛАРИНА: То есть ты считаешь, что сегодня на руководящие должности в телевидении выбирают людей, исходя из их профессиональных качеств?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я уверена абсолютно, что выбирать на руководящие должности нужно, исходя из профессиональных менеджерских качеств.

К.ЛАРИНА: Это ты так считаешь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я уверена и я вижу, когда есть успех. Что бы мы ни говорили… Мы говорим сейчас вот о… можно сказать: «Я не люблю этот канал…»

К.ЛАРИНА: Особенно хорош в этом ряду Владимир Кулистиков. Просто прекрасен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Оставим сейчас Кулистикова. Я говорю более очевидные вещи…

К.ЛАРИНА: Добродеев, понятно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …где успешный кинопоказ, где осознанно подходят к тому, как они реагируют на запросы зрителей, а иногда их предвосхищают, где есть какое-то понимание, для кого работают. Опять же, со множеством минусов. Нет у нас идеального канала.

К.ЛАРИНА: А тебе не кажется, Ир, что это тоже уходящие натуры? И Добродеев, и Эрнст?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, все мы по-своему, извини меня, в любой момент…

К.ЛАРИНА: Почему?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …вот как Мастер нам говорит, да?

К.ЛАРИНА: Все мы гости на этой земле.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть вернее, не Мастер, а Воланд: «Кирпич упадет на голову, хотя кирпич просто так на голову не падает», — и в этом случае, скажем, отставка Попцова может быть совершенно не просто так.

К.ЛАРИНА: Ты же посмотри на соседние назначения – вот я тебе Кулистикова назвала, а вот господин Орджоникидзе на «Рен-ТВ»? Ты считаешь, что это…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, «Рен-ТВ», ты знаешь, мне кажется, что это просто какое-то недоразумение. Мне кажется, что в ближайшее время там должны быть перемены. Просто если…

К.ЛАРИНА: Еще?! Еще страшнее ты хочешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я имею в виду. Нет, нет, ну, просто если акционеры хотят, и была бы такая цель, погубить канал – это одно. Тогда это оправданно, и приходит вот такой менеджер, который специально работает на разрушение, чтобы потом на этом пришел другой и стал чего-то отстраивать новое. Такое тоже бывает.

К.ЛАРИНА: Ну, мы такую схему видели на примере канала ТВС, по-моему, или НТВ – зачистка…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я это видела, например, на примере, скажем «Общей газеты», в которой я работала, когда «Общую газету» купил некий, никому не известный человек, питерский какой-то бизнесмен. Первое, что он сделал, это он уничтожил, собственно, то, что он купил – раскрученный более или менее бренд – газета, и на этом месте пытался создавать другие. А потом, естественно, и саму газету, и вообще газеты нет. Но это какой-то отдельный подход к бизнесу, когда ты за миллионы покупаешь продукт и потом его собственными руками рвешь на мелкие кусочки. Это какой-то… наверное, может быть, это тоже был бизнес, но нам непонятный и совершенно до сих пор для меня непостижимый.

К.ЛАРИНА: Я бы хотела все-таки…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И тем не менее, я повторю, невозможно руководить каналом, имея собственные творческие амбиции. Творческие. Как творец. Вот смотри – Эрнст, он был, в общем…

К.ЛАРИНА: Матадором.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Матадором, да. И делал по тем временам, сейчас не знаю, если их пересмотреть, но по тем временам казавшиеся вполне авангардными и интересные программы. С тех пор, как он стал работать главой Первого канала, он не лезет в это творчество. И правильно делает. Единственное, что он делает, это выступает продюсером. Но это опять же в свете его непосредственных и обязанностей, и интересов. Иначе это просто невозможно. Это создает нездоровую на самом канале обстановку.

К.ЛАРИНА: Я с тобой не соглашусь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Она неконкурентная в этом случае.

К.ЛАРИНА: Я с тобой не соглашусь в отношении Эрнста, например, поскольку все его творческие амбиции, они видны в том, как формируется сетка Первого канала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Правильно. Вот, да.

К.ЛАРИНА: Это исключительно вкусовые вещи, которые принадлежат именно творческому человеку, а не менеджеру. Менеджер по-другому рассуждает, как мне кажется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я о другом сейчас говорю. Конечно, ну, конечно не может руководить каналом бывший руководитель овощной базы.

К.ЛАРИНА: Почему?

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть он может, наверное, деньги считать.

К.ЛАРИНА: Ну, проктолог руководил?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, бывают всякие неожиданности – потому что тот же Эрнст, извини меня, он биолог, если я правильно помню, или биохимик…

К.ЛАРИНА: Так. Сейчас мы уйдем в такие дебри.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так что, нет, мы все равно о другом – вот либо ты выстраиваешь канал. Да, и чем ты более творческий в понимании того, как этот канал должен быть выстроен.

К.ЛАРИНА: Ну, выстроено все – есть Андрей Караулов, есть А.Пушков, есть продукция, которую делает Авторское телевидение, которое абсолютно вписано в концепт канала ТВЦ, как мне кажется…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А чего зритель-то не идет? Давай спросим.

К.ЛАРИНА: Почему? Он идет, он смотрит.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как? 5-6 процентов – это идет?

К.ЛАРИНА: Это московская аудитория.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Московская аудитория, да. Так она и главная, московская аудитория, для московского канала. И мы много раз на эту тему говорили. Почему в Ханты-Мансийске свой канал смотрит больше народу или там в Сургуте – это я просто тогда узнавала и была приятно поражена – в некоторых отрезках времени и некоторые дни недели свой местный канал смотрит больше народу, чем смотрит Первый.

К.ЛАРИНА: А вот давай сейчас быстренько 203-19-22 – ТВЦ это хороший канал или плохой канал? Давайте 203-19-22 – ваше отношение к этому каналу. Алле, здравствуйте. Алле. Говорите. Жалко времени нет. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Тамара Георгиевна, Москва.

К.ЛАРИНА: Да, давайте, Тамара Георгиевна.

ТАМАРА ГЕОРГИЕВНА: Здравствуйте, Ксения и Ирина Евгеньевна. Ну, ТВЦ для меня пока такой, никакой канал, хоть я и москвичка.

К.ЛАРИНА: Почему?

ТАМАРА ГЕОРГИЕВНА: Ну, честно говоря, мне 62 года и особых передач на свой вкус я там не нахожу, как, впрочем…

К.ЛАРИНА: И на других?

ТАМАРА ГЕОРГИЕВНА: …почти на всем телевидении.

К.ЛАРИНА: …на всех остальных. Я вас отключаю, поскольку хочу именно эту тему сейчас получить. Канал ТВЦ. 203-19-22. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Мне канал ТВЦ нравится. Даже лучше, чем известные каналы, даже чем Первый. Потому что здесь более объективно, как говорится, высказывается мнение о нашей жизни. Больше. А там не поймешь чего. И фильмы здесь идут более интересные, чем на Первом канале или, допустим, даже и на Втором.

К.ЛАРИНА: А какие программы вы смотрите на канале ТВЦ?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я много смотрю. Я смотрю и Пушкова, я смотрю и… как это, фамилия…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Караулова.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Караулова. И смотрю, значит, канал там выступает…. Ой, сразу прямо растерялась… (короткие гудки)

К.ЛАРИНА: Ой, извините, ради Бога, не я виновата – сорвался звонок. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста, ваше мнение.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Мне этот канал нравится. Смотрю в основном Пушкова, иногда Караулова, «Версты», и фильмы там бывают очень приличные. Кстати, выступает когда Попцов, тоже нравится.

К.ЛАРИНА: А как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Людмила Васильевна.

К.ЛАРИНА: Людмила Васильевна, а как вы думаете, вот мы сейчас много с Ириной рассуждали о причинах отставки Олега Попцова. На ваш взгляд, почему это произошло с ним?

ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА: Вы знаете, я затрудняюсь ответить. Просто затрудняюсь. Если это… Нет, затрудняюсь.

К.ЛАРИНА: Ну, хорошо, спасибо вам большое. Вот мы три звонка услышали, двое против одного. Из трех звонков два человека, которые дозвонились в прямой эфир, принимают канал ТВЦ как один из своих любимых и лучших, и наши слушатели или телезрители пытались объяснить, что именно нравится. Я так думаю, что, конечно же, если нравится, то нравится, что там звучит альтернативное мнение. Я бы так, конечно, побоялась определять, что там правда про нашу жизнь – это слишком слишком…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, и альтернативное я бы тоже побоялась.

К.ЛАРИНА: Но другое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В некоторых случаях, вероятно, звучит несколько иное – и то тоже непонятно, с чем сравнивать – иное или отличное от какого?

К.ЛАРИНА: Отличное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Отличное.

К.ЛАРИНА: Да. Ирина Петровская здесь в студии. Через несколько минут продолжим нашу программу. Я думаю, что перейдем к другим темам, поскольку, конечно же, хочется и о кино поговорить.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Тут наши слушатели добавляют еще к звездам ТВЦ Леонида Млечина, конечно же, и Михаила Дегтяря. И беспокоятся, что с ними будет после увольнения Попцова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, этого никто не может, естественно, никогда ничего…

К.ЛАРИНА: Ну, да, действительно. Илья Колосов там еще есть, который ведет ночные «Сегодня, завтра и послезавтра», по-моему.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, там есть люди, да, безусловно. Есть и всегда есть опасения, останутся, не останутся, все зависит от того, кто придет, и как, изменится ли, если можно в данном случае говорить о какой-то такой осмысленной политике. Посмотрим.

К.ЛАРИНА: Теперь давайте перейдем к другим темам. Здесь, конечно же, несколько есть вопросов и реплик по поводу стартовавшего сериала долгожданного «Мастер и Маргарита» — безусловно, событие, можно сказать, года уходящего. Если вообще… Я-то считаю это вообще событием в истории России. Вот это вот является событием. Если говорить то, что останется в истории, когда Ира говорила в предыдущей части программы, вот премьера телевизионного сериала по булгаковскому роману – это событие, которое останется в истории. Я тут подпишусь под словами Валерия Тодоровского, который сказал, анонсируя этот фильм, что в любом случае, как бы там ни обсуждали, Бортко – герой, он сделал это.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот я как раз, собственно говоря, посвятила этому колонку, пока еще так аккуратно разобрав какие-то там очевидные вещи…

К.ЛАРИНА: То, что видели.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …которые, с моей точки зрения, неудачные и с твоей, я знаю, частично совпадают. Но тут есть очень важные вещи. И одна из главных для меня вещей – вот эти 60%, почти 60% людей, включивших в понедельник телевизор, пришедших на «Мастера». Потому что это свидетельствует о том, что народ не безнадежен, народ не быдло, народ не требует только того, что ниже пояса, юмора чудовищного и вот этих всех помоек с мордобитиями в студиях и обсуждениях, кто от кого родил, и кто кого съел живьем. Именно что не знают, к сожалению, наши нынешние сегодня телевизионные руководители нашего зрителя. Они его представили себе вот этой серой массой, людьми, лишенными каких бы то ни было духовных помыслов и запросов, и все время эту жвачку вот продуцируют, клонируют и дают, дают, дают.

К.ЛАРИНА: Ир, ну, это не является открытием, прости ради Бога, что я тебя перебиваю. Прецедент уже был с «Идиотом».

И.ПЕТРОВСКАЯ: С «Идиотом».

К.ЛАРИНА: Это то же самое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я абсолютно это тоже упоминаю, что это уже тоже отчасти доказало, что народ не идиот. Хотя там было почти вполовину меньше. Единственное, чем мы можем измерить аудиторию, тем не менее это вот этими цифрами. Там, по-моему, было 34. Здесь эти 60% это колоссальная победа и успех. И тут мы случайно пересеклись с Олегом Добродеевым и Антоном Златопольским – одним из продюсеров, и я действительно искренне, от души их с этим поздравила. Я считаю, что они чрезвычайно умно подошли к представлению этого сериала – то, что он не перебивается рекламой. При том, что это вряд ли окупит затраты на фильм, вот такая политика. Потому что можно было перебивать, как это часто делается, когда показывают какие-нибудь блокбастеры.

К.ЛАРИНА: А «Черный жемчуг», который рекламирует Маргарита?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он появляется в самом конце перед титрами.

К.ЛАРИНА: Ну, тебя не смущает, что Маргарита его рекламирует?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, послушай, не смущает, потому что все равно, знаешь, 5 миллионов на дороге не валяются, и их все равно нужно будет отбивать. И слава Богу, что это «Черный жемчуг», а не какая-нибудь компания…

К.ЛАРИНА: …с крылышками…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …с крылышками, именно. Это все уже вещи 25-ые, мне кажется, в этой истории. И, конечно, то, что рискнул канал. А это всегда риск. Это огромный риск. Потому что сегодня жесточайшая конкурентная борьба, и за рекламные бюджеты тоже. И то, что Бортко это сделал. Сделал так, как сделал. Да, к сожалению, пока киноязык не, на мой взгляд, не вполне даже не то, что соответствует, а равноценен литературному языку.

К.ЛАРИНА: Это невозможно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это невозможно.

К.ЛАРИНА: Он всегда будет хуже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но все равно у кино есть язык, который отличается от языка литературы. Тем более язык современного кино, позволяющего очень многое сделать даже с помощью тех же компьютерных технологий, нам говорят, что они будут, но пока я увидела – это вот минимум. Ну, разумеется, у всех разочарование – этот драный кот в плюшевом каком-то этом бутафорском костюме с утренника детского. А все ожидали что-то невероятное, а тем более уже посмотрев и «Кинг-Конгов», «Юрский период» и прочее, знают, как это можно сделать хорошо и изобретательно. Вот чего-то такое похожее на, мне кажется, слова – где-то инсценировка или вот такое чересчур какое-то буквальное прочтение, когда исчезает вот эта магия, которая, безусловно, есть у Булгакова. И действительно когда ты… есть люди, которые, кстати, и не любят Булгакова, а я вот любила этот роман всегда и даже помню, в каких обстоятельствах я его читала в первый раз. Это было вот это: «А-а-ах». А здесь ты вот этого ждешь, а оно почему-то не происходит.

К.ЛАРИНА: А потому что наизусть знаешь. Это всегда так.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Наизусть знаешь. И вот это первые две серии мне это помогало, потому что это было на таком узнавании, а потом уже пошло вот не: «А-а-ах», – а «Угм-м-м», – потому как чего-то вот там мне лично не хватает. С другой стороны, конечно, не мог он угодить всем, потому что те, кто читали, имеют в голове у каждого свой собственный фильм, мультфильм, не знаю, что угодно и свои образы, и свои герои. И тем не менее, я смотрю, как сейчас сверстники моей дочери обсуждают в форуме это. Несколько форумов, где всерьез обсуждают молодые люди…

К.ЛАРИНА: А я тоже посмотрела.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …кто кому соответствует…

К.ЛАРИНА: Дети, ничего не понимают еще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как пишут газеты, это, безусловно, ну, конечно, событие. При всех… еще посмотрим дальше, потому что всегда есть опасность как-то вот раньше времени крякнуть и потом стыдливо сидеть и думать, что же я такой идиот и раньше времени.

К.ЛАРИНА: Завтра у меня в программе «Как в кино», у меня в эфире, я надеюсь, мы свяжемся с Владимиром Бортко, он в Ленинграде находится, естественно, поскольку это его родина, он там живет. Но он согласился завтра ответить на наши вопросы. Вот в середине показа мы не будем, естественно, завтра ничего обсуждать, а я знаю, что много вопросов накопилось уже у аудитории конкретных к режиссеру, и я думаю, что на эти вопросы завтра Владимир Владимирович ответит. Ну, с твоего позволения, можно я буквально пару слов скажу, Ир?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Только последнее, потому что я, как ты помнишь, после «Есенина» и всего небольшой поклонник была актерского дарования Сергея Безрукова…

К.ЛАРИНА: Вот тут-то он тебя убедил, я знаю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А вот тут-то совершенно другое дело. И я прочитала очень верную, как мне кажется, заметку Аллы Босарт в «Новой газете», где она довольно точно, хотя ты актриса, может, ты с ней поспоришь, но мне это кажется точным. Она говорит, без оскорбления, это не оскорбительный смысл, что актер – он вот такая форма как бы полая. И очень много… Бывают актеры, заполненные изнутри, и тогда у них бывают проблемы тоже часто с воплощениями и перевоплощениями. А вот в данном случае Безруков, который был сам у себя в руках в «Есенине», вот он, к сожалению, с этим не совладал, это опять же ее мнение и мое совпадает, а здесь он был в умелых руках режиссерских скорее всего. И вот тогда удалось эту форму вот так слепить и сделать, как того, как мне кажется, собственно говоря, и ожидали мы. Потому что он ведь не играет Иисуса, у него нет, я больше всего этого боялась – претензия на…

К.ЛАРИНА: Нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это же невозможно, это вызывает отторжение. Он играет этого блаженного Иешуа, бродягу, казненного, ну и так далее. И он удивительно убедителен. Просто поразительно.

К.ЛАРИНА: Потому что человек талантливый. Я все равно его защищаю…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, конечно, ты… Это, наверное, суть актерского дарования и есть.

К.ЛАРИНА: Он талантливый человек. Очень, мне кажется, интуитивно чувствует, как надо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как актер. Да, мы вот так… Талантливый как актер.

К.ЛАРИНА: Ну, вот скажи, вот интересная вещь – у меня вот ровно наоборот. Я Ире звонила после первых двух серий как-то в полных разочарованиях, делилась своей горечью. А потом…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А у меня был в этот момент, градус еще не снижен ожиданий.

К.ЛАРИНА: Да. А у меня абсолютно наоборот все – поскольку я тоже смотрю это с большим интересом, и от серии к серии моя увлеченность этой работой растет, скажу тебе честно. Я очень боялась появления Мастера и Маргариты, и просто благодарна режиссеру за то, что он так поставил эту встречу, что, во-первых, не звучал канонический текст: «Она несла в руках тревожные желтые…»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но она, конечно, их несла.

К.ЛАРИНА: Что все это была такая реконструкция воспоминаний их. И мне очень нравится, как они работают, актеры и Александр Галибин и Анна Ковальчук – минимум игры, никаких эмоций и страстей в кадре они не играют. И мне кажется, это правильно, потому что это очень решено на таких полутонах. Кстати, обратите внимание, наверняка уже многие поняли, тем более, что это не скрывалось, что Мастера озвучивает Сергей Безруков. Его интонации тоже угадываются. И мне кажется, что в этом есть своя логика, я не знаю, по каким причинам это сделано.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вчера прочитала это в Интернете, в какой-то из статей, что сам Галибин непосредственно во время показа узнал, что его переозвучивал Безруков и пребывает в некотором недоумении.

К.ЛАРИНА: Ну, не знаю, завтра мы об этом узнаем у режиссера. Не знаю, завтра узнаем у режиссера лично.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому как Сергей Безруков хотел тоже играть Мастера, но, очевидно, у режиссера были…

К.ЛАРИНА: Здесь есть свои какие-то смыслы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …свои смыслы, да.

К.ЛАРИНА: Но мне кажется, что оправдано появление этого голоса. Поскольку я эту цепочку так воспринимаю, что Мастер – это альтер-эго автора Михаила Афанасьевича Булгакова, в свою очередь, Иешуа – это альтер-эго Мастера. И поэтому эта цепочка она вполне оправдана.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот так же там это тоже объясняется.

К.ЛАРИНА: И вот то, чего мне здесь не хватает, все плюсы, я думаю, что мы еще будем к ним возвращаться и оценивать подробно каждую актерскую работу, каждая работа достойна обсуждения в любом случае. Я не знаю, может быть, ты со мной согласишься, но мне кажется, каких-то однозначных провалов тут нет абсолютно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Обсуждения, безусловно, достойны. Согласна, да.

К.ЛАРИНА: А вот что касается режиссерской работы, вот мне не хватило тут авторского текста, мне кажется, что зря Владимир Бортко отказался…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, он вложен в уста персонажей.

К.ЛАРИНА: А вот когда авторский текст вкладывается в уста персонажей, он абсолютно литературен и выглядит не очень органично. Во всяком случае монолог, который читал, читал – именно так, за столом Степа Лиходеев, рассказывая нам историю исчезновения жильцов квартиры номер 50 – это, авторский текст. И он, конечно, абсолютно нежизнеспособен. Абсолютно, во всех смыслах и в контексте тоже эпохи и времени. Меня поразило здесь совершенно, что получился образ Ершалаима, получились эти библейские эпизоды, они меня просто так вдохновили и мне так понравилось, как это сделано. Хотя я прекрасно понимаю, что там нет реальных декораций, и знаем, что снималось это…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это Крым.

К.ЛАРИНА: …в Болгарии.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, Крым.

К.ЛАРИНА: В Крыму даже, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кажется, Крым.

К.ЛАРИНА: Но образ получился. Я слышала, что в Болгарии снимали что-то. И как ни странно, вдруг, к сожалению, для меня было открытием, что не получился, пока во всяком случае, не получилось образа Москвы – не потому, что здесь нет переулков, проулков и улиц, которые надо снимать, это же не за счет реальных интерьеров возникает, правда же, образ. Что-то, мне кажется, тут не получилось, куда-то уехало в сторону Ильфа и Петрова, вся эта сатирическая часть, она несколько меня смущает…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да она вот получилась, ты понимаешь, она и не сатирическая, и вообще вся вот эта часть, которую можно было сделать вкусно и красиво – кто-то любит эти сцены, кто-то нет – она получилась плоская и напоминает мне какую-то такую…

К.ЛАРИНА: Декорацию.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …старую газету, нет, фельетон из старой газеты. И что еще меня поражает, что совершенно нету вот этой вот, ну, она всегда есть, тем более в этом романе, вот эта тема художник – власть, взаимоотношения социума – художника. Здесь это как-то вообще, никаких аллюзий, никакой переклички, хотя эта тема всегда перекликается, тем более в нашей стране, и тем более булгаковская. Это как бы существующий отдельно город, страна, не имеющий уже никакого отношения, вот мне так кажется почему-то…

К.ЛАРИНА: Я не знаю, я наоборот это как раз я увидела, я увидела эту тему, безусловно, в противостоянии Иешуа и Пилата.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, это другое. Я сейчас именно говорю вот эти сцены. Конечно, противостояние Иешуа и Пилата – да.

К.ЛАРИНА: Это разве не художник и власть?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я имею в виду сейчас Мастера как такового на фоне вот этого времени, этого города, и вот этого самого города и этих людей.

К.ЛАРИНА: Вот этого города, да, ты права, нету. Потому что для меня, вот если говорить о романе, как он точно это сделал, образ Москвы – это все равно образ такого молоха, такого катка, который пожирает все на своем пути, все, что не соответствует его представлениям о счастье. А здесь города нет. Вот нету образа этого. Удивительно. Хотя есть, Аквариум есть, все живо, есть сад Аквариум. Иди снимай.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да есть, конечно.

К.ЛАРИНА: Все, что угодно, можно все найти, улицы и переулки. Хотя очень симпатичный этот дворик, где они, около дома Мастера, очень симпатичный садик, где они сидят за столом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя он тоже какой-то внегеографический.

К.ЛАРИНА: Короче, мне вот больше да, чем нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я еще раз говорю, посмотрев, на пятой серии я воспряла опять. У меня снова родилось ощущение, что что-то еще будет. На четвертой, я честно скажу, начала скисать и поняла даже, что я даже не смотрю уже часто на экран, а слушаю и в это время что-то параллельно…

К.ЛАРИНА: …записываю…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет.

К.ЛАРИНА: Я записываю, я тетрадочку завела.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, записываю само собой. Нет, я записываю на кассету еще к тому же. Но просто я стала отвлекаться на чтение чего-то, что лежало передо мной, слушаю уже вот просто знакомый действительно наизусть текст.

К.ЛАРИНА: Давай послушаем аудиторию нашу телевизионную.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но еще раз повторю и действительно считаю важным это повторить – событие невероятное. О чем еще, о каком последнем событии телевизионном говорили так, писали столько, я имею в виду.

К.ЛАРИНА: О «Есенине».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, о «Есенине» совсем по-другому.

К.ЛАРИНА: Но говорили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там обсуждали, было ли убийство или самоубийство, а если убийство, то его сначала повесили, а потом отравили или вначале шандарахнули… ну, и так далее.

К.ЛАРИНА: Нет-нет, про идеологию говорили, говорили, спорили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Про идеологию, но тоже говорили… Но там какая-то… В общем, не будем с «Есениным», а то опять поссоримся. Все равно такого масштаба обсуждения и интереса – ну, вот где бы ты ни оказался. Я вот сейчас все эти дни оказывалась все время во всяких разных аудиториях с разными людьми, начиная и от гримеров, когда готовилась к записи своих программок, и закачивая и теленачальниками, и чиновниками, первый, первый вопрос у всех – а что «Мастер», а как «Мастер»? Уже газеты свои газетные сериалы, вот эта вот «Российская газета», например, изо дня в день дает мнения разных критиков, сегодня целую подборку мнений читателей. Да и у нас «Известия» тоже, по-моему, изо дня в день разные, интервью с актерами, которые там снимались, печатают.

К.ЛАРИНА: Будем еще обсуждать обязательно. Когда закончится, уже будем говорить очень подробно – обещаем вам это. А сейчас, пожалуйста, номер телефона 203-19-22. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Александр зовут. Я хочу Ирине сказать, в ответ на ее слова о том, что это вызвало такое обсуждение.

К.ЛАРИНА: Александр, только погромче.

АЛЕКСАНДР: Хорошо. Это роман, понимаете? Это все сила романа. Я не хочу хаить Бортко, но все-таки мне не очень нравится, я бы сказал, совсем не нравится. Я ждал более яркого, конечно… (Гудки)

К.ЛАРИНА: Извините, Александр, не виноватая я, это сорвался звонок, но тем не менее мы вас услышали. Это роман, да, соглашусь, что это роман.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но любой, дело в том, что ведь Бортко в данном случае даже не кинофильм снимал, он снимал сериал, который неизбежно приводит к упрощению.

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Упрощение, к сожалению, к счастью, не знаю, но это заложено в условия существования этого жанра. И тут невозможно все равно представить себе… И даже если бы это было, ну, я не знаю, ну, вот представим, супер что-то гениальное, все равно бы он всех не удовлетворил. Не удовлетворил именно в силу того, что у каждого в голове существуют свои образы, и этот роман больше, чем просто книжка.

К.ЛАРИНА: Кстати, по поводу упрощения, я бы тоже вот согласилась бы с Ириной. Когда наши слушатели или наши гости тут таким образом начинают объяснять, про что книжка, меня иногда это поражает. Я хочу заочно тут поспорить с Леонидом Радзиховским – думаю, что имею на это право, уж коли он так высказался здесь в программе «Особое мнение», буквально позавчера, он вдруг нам сказал по поводу «Мастера и Маргариты», что это вообще роман про Сталина, что здесь зашифрован образ Сталина в Сатане. И что Басилашвили и Сталина и играет, и что Булгаков в Бога не верил, что он отказался от Бога. Как-то мне это все показалось достаточно сомнительным. Но во всяком случае должны быть какие-то сомнения, когда человек вот так вот это определяет, как окончательное и бесповоротное решение – поставлено, уплачено и поставлена жирная точка и печать. Мне кажется, что то, что заложено в этом романе – вот правильно сейчас Александр сказал – это роман, вот роман с большой буквы. И сколько можно спорить, про что это, про что писал Булгаков, про что он говорил, кого он имел в виду – это будет бесконечный, бесконечный снежный ком домыслов и версий. В этом и ценность этого великого произведения.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ты знаешь, еще на прошлой неделе, до того, как начался сериал, в программе «Просвет» был дьякон Андрей Кураев…

К.ЛАРИНА: У него своя версия.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. И он именно с точки зрения, в первую очередь…

К.ЛАРИНА: …христианской…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …православного христианина и вообще религиозного философа – да, наверное, так тоже можно – историка. Он тоже многие вещи в этом романе трактовал. Это было дико интересно. И я подумала – вот жалко, что у нас, а тем более Новый год на носу, там уже все очень плотно, всякие праздничные программы, но представляешь, как было бы интересно (я тогда еще в связи с «Московской сагой» или с «Детьми Арбата», я не помню, нет, я только исключительно говорю о поводе – тоже ведь были дикие дискуссии, соответствует, не соответствует, но не такого накала и объема, но тем не менее, вспомни, кому-то нравится, кому-то не нравится, кто-то называл «картонный», кто-то еще что-то), вот жалко, что нет у нас на телевидении такого формата, когда заканчивается вот такого рода сериал, и до свидания другие программы, потому что в этот момент хочется поделиться.

К.ЛАРИНА: Все хотят. Ну, у Андрея Малахова, пожалуйста.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, это другой канал. Я сейчас говорю о другом канале. У Андрея Малахова в свое время, еще в «Пяти вечерах» были, да, но как правило на середине сериала, это был еще тоже один из способов дополнительного пиара. А вот в большую студию собрать зрителей, собрать несколько умных критиков, собрать историков, собрать…

К.ЛАРИНА: Ну, давай сделаем сами. Давай сделаем на радио?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, не знаю, у нас даже студии такой нет.

К.ЛАРИНА: Как это? Есть. Ты там не была, что ли? Была, ты там с Безруковым разговаривала.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но она не такая большая. Ну, хорошо. На радио, кстати, я когда об этом думала, думаю, на радио можно…

К.ЛАРИНА: Давай. Давай сделаем. Позовем Андрея Кураева, Леонида Радзиховского…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Еще раз повторю – как бы это было интересно…

К.ЛАРИНА: Будет интересно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …в прямом эфире в телевизионном формате услышать.

К.ЛАРИНА: Да они не понимают ничего.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот они этого не понимают. Это бы смотрело тоже 60%, потому что это естественная потребность каждого человека, услышать, насколько совпадает с его мнением.

К.ЛАРИНА: Не продавай идею конкурентам. Мы на «Эхе Москвы» сделаем…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, друзья мои с канала «Россия» — я продаю богатую, роскошную идею.

К.ЛАРИНА: Рейтинг будет суперский.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, устройте это. Актеры, Бортко, ну, может, не все, конечно, но часть актеров. Есть прекрасный булгаковед, например, Мариэтта Омаровна Чудакова, прекрасно говорящая…

К.ЛАРИНА: Мариэтта Омаровна, Анатолий Смелянский – прекрасный булгаковед…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тот же Анатолий Миронович Смелянский, да масса людей, которые могут… актеры, которые, например, снимались в фильме, который так до нас и не дошел Карры. Вот это обсудить. Представляешь, какое? Это было бы дико интересно в прямом эфире.

К.ЛАРИНА: Ну, все, обещаем и собираем всех.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но повторяю, что идея… я ничего не прошу за эту идею, я ее просто вот так кидаю. Если кто-то сейчас, например, Олег Борисович или там Антон Золотопольский слушают, ну, давайте, представляете, как здорово это. И дать на это часа два. Будут смотреть – уверена, не отрываясь.

К.ЛАРИНА: Давайте еще звонок послушаем – 203-19-22. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте. Михаил Николаевич из Петербурга. Во-первых, Ксения, я хочу подтвердить, что снималось в Крыму – это Генуэзская крепость, великолепно превращенная в Ершалаим – я имею в виду на общих планах, и Голгофа. Это Судак. И второе – я хотел немножко возразить Ирине по поводу фельетонности. Дело в том, что я когда читал этот роман первый раз, меня как раз тогда вот несколько смущало в самом романе противопоставление как бы вот этих эпических сцен ершалаимских какой-то вот немножко такой крокодильской, рисованной тушью, подкрашенной акварелью фельетонностью вот этих московских. Потом я все это как-то пережил, и здесь в этом фильме меня, особенно в первых двух сериях, как раз, наоборот, восхитило, наполненность, как Бортко наполнил это жизнью, сделал такими узнаваемыми, реальными какими-то всех этих людей. И противопоставление последнее власти и, как сказать, искусства, вот творчества – оно здесь наоборот даже усилено, может быть, введением этого персонажа. Тут вот тоже спорный вопрос. Введением этого персонажа в исполнении Гафта. Поэтому тут мы можем спорить без конца. А ваша идея о проведении такой вот встречи, конечно, просто изумительна. Спасибо.

К.ЛАРИНА: Проведем, проведем на «Эхе Москвы» обязательно, если «Россия» не созреет. Хотя мы друг другу не помешаем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, может быть, а можно – мы устраиваем это на «Эхе Москвы», а они транслируют.

К.ЛАРИНА: А пригласим, да, а пригласим камеры. Конечно. Давайте еще звонок. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Вот я отношусь к тем зрителям – может быть, 40%, которые хотят посмотреть, но не смогли в силу обстоятельств. Столько моих друзей, вот технической интеллигенции сожалеют, потому что работали.

К.ЛАРИНА: Ну, а записать нельзя?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ну, вот так получилось, понимаете? Получилось, что у некоторых и нет этого. Ведь не все обеспечены.

К.ЛАРИНА: Ну, вы знаете… А вы тоже не смотрите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да вот, очень бы хотелось, потому что роман-то все читали. Это вот то, потерянное поколение – 1947-45-ый год, которое очень много читало книг, любит смотреть передачи, любит и слушает вас.

К.ЛАРИНА: Вы знаете, как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Екатерина Владимировна.

К.ЛАРИНА: Екатерина Владимировна, в любом случае, я думаю, что Ира тоже подтвердит, что это кино выйдет после показа наверняка на dvd-дисках и на видеокассетах. И его можно будет посмотреть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да я уверена просто. И, во-вторых, я уверена, конечно, что его в каком-то обозримом будущем повторят.

К.ЛАРИНА: Конечно. И потом а насчет того, чтобы записать, мне кажется, что это не проблема – ну, попросили бы кого-нибудь записать. Ну, Боже мой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, можно понять, что есть, безусловно, и, наверное, немало людей, у которых нету видеомагнитофонов.

К.ЛАРИНА: Ну, попросить можно друзей.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, хорошо, если друзья записали, а у тебя нет видеомагнитофона, ходить в гости и смотреть на кассетах у кого-то?

К.ЛАРИНА: Ну, можно было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тоже сейчас уже не то время, когда вот так…

К.ЛАРИНА: На видео ходили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …на телевизор ходили. Мне тоже кажется, что все-таки, что повтор по утрам отсутствует, это вот мне тоже это вредит, потому что я вынуждена записывать и смотреть потом в ночи, а я бы лучше посмотрела утром. Но это тоже своя политика. Причем она таким образом еще больше…

К.ЛАРИНА: Рейтинг собирает.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …рейтинг собирает по вечерам, именно не рассеивая его.

К.ЛАРИНА: Алло, да, пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Роман, Москва. Ну, вот я жду, в том числе и от вас какую-нибудь передачу с обсуждением…

К.ЛАРИНА: Алле, алле.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да-а-а.

К.ЛАРИНА: Ой, вы прорвались у нас. Вы откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: «Эхо», да?

К.ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я хочу вот с вами, милые дамы, поговорить по поводу программы «Тем временем», которую я посмотрела…

К.ЛАРИНА: Нет, вы знаете, все. К сожалению, мы уже завершаем программу – не будем уже новую тему затевать. Программу «Тем временем» обсудим в следующий раз.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Она достойна того, кстати.

К.ЛАРИНА: Да. Спасибо большое всем нашим слушателям. Ну, судя по количеству звонков и телеграмм на пейджер, понятно, что телесериал «Мастер и Маргарита» требует обсуждения. И мы обязательно эту тему продолжим. Я еще раз напомню, что завтра в два часа по телефону мы свяжемся с Владимиром Бортко, и какие-то вопросы вы сможете задать ему напрямую. Ну, а по окончании этого фильма, мы обязательно сделаем обсуждение, с Ириной Петровской уж точно, и наверняка соберем какую-то интересную компанию здесь в студии, попросим у Венедиктова два, а то и три часа, и Венедиктова позовем, и обсудим все это дело. Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире