'Вопросы к интервью
К.ЛАРИНА: Здравствуйте, Ирина Евгеньевна Петровская.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Здравствуйте, э-э-э… Андревна…

К.ЛАРИНА: Андревна, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Привет, Андревна.

К.ЛАРИНА: Это программа «Человек из телевизора». Ирина Петровская, Ксения Ларина. Вы есть тоже. Я вас ощущаю, я вас чувствую. Ты чувствуешь дыхание аудитории?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Конечно, я как только вхожу даже в здание, уже чувствую.

К.ЛАРИНА: Да, чувствую. Значит, много очень вопросов по разным телевизионным поводам. Есть что обсудить. Наши слушатели активно уже включились в программу. Много вопросов пришло по Интернету. Но я бы, знаешь, с чего хотела начать, Ир? Вот с передачи, которую я, например, первый раз ее посмотрела, и об этом немножко поговорить, мне интересно и твое мнение – с передачи Максима Шевченко «Судите сами». Программа, которая выходит по четвергам в 0 часов. Напомню, что на Первом канале по… каким? – по вторникам Гордон выходит, по-моему, тоже в 0 часов, «2030».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Гордон по вторникам, а Максим Шевченко – дело в том, что из-за праздников тут немножко сбилось, видимо, будет все-таки выходить по средам.

К.ЛАРИНА: Ну, вот передача, которая прошла на прошлой неделе, она была посвящена…

И.ПЕТРОВСКАЯ: На этой.

К.ЛАРИНА: На этой, естественно, событиям во Франции. Очень много было ярких людей, ярких персонажей в этой передаче. Твое мнение – вот как бы ты эту программу охарактеризовала? Что это такое?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вообще, мы уже начинали тогда оценивать, кажется, без тебя, когда ты была в отпуске, когда только первые программы вышли. Мне показалось, что и формат дискуссионный, и наличие в программе нового ведущего – ну, относительно нового лица, до этого Максим Шевченко присутствовал в качестве эксперта и участника многих ток-шоу, а тут он выступил в новой для себя роли. Мне показалось, что это такой, в общем, обнадеживающий момент, потому что, ну, видимо, как-то спохватились, что все дискуссионные форматы были вымыты…

К.ЛАРИНА: Исчезли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …из этого телевизионного пространства. Без них все-таки нельзя, тем более, когда бесконечно происходят какие-то конфликты, да и проблем море, которые необходимо обсуждать. В первых двух программах вот я говорила о том, что – по поводу первых двух – что Максим Шевченко, как мне кажется, ведущий перспективный, но ему нужно немного умерить вот эту агрессию.

К.ЛАРИНА: Расслабиться.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Расслабиться. А третья мне показалась как раз вот худшей по сравнению с предыдущими…

К.ЛАРИНА: Вот последняя?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, вот эта последняя, потому что почему-то в нем там эта агрессия, наоборот, пышным каким-то цветом расцвела. Может быть, такая установка – быть наступательным, что называется. А наступательность выливается в агрессивность, которая мне кажется лишней для ведущего.

К.ЛАРИНА: Ну, я думаю, что еще тут не последнюю роль сыграло участие Михаила Леонтьева, который…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, конечно.

К.ЛАРИНА: …конечно же, заразил – это невозможно. Я сама вот, сама на себе это испытала – это такая вещь заразительная. Ну, невозможно по-другому. Он так задирает эту планку истеричную, и все начинают в таком состоянии находиться все.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно. Именно. И мне показалось, что из-за этого программа была хуже, потому что вместо того, чтобы выяснять все-таки какие-то позиции, в основном все свелось вот к этому крику истерическому. Но надо всегда это иметь в виду, когда зовешь Михаила Леонтьева или Жириновского – людей, которые всегда находятся в таком вот градусе завода. Поэтому в принципе, я повторю, мне кажется, что это нормальный формат. Тем более после того, как ушла Сорокина с «Основным инстинктом», необходимо на канале иметь такую программу. Но все-таки убрать из нее вот эту излишнюю истеричность и агрессивность. И у Максима Шевченко такой типаж несколько с таким демоническим…

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …с демоническими чертами. Поэтому тем важнее, мне кажется, ему сработать на некотором контрапункте – то есть внешность такая, а быть помягче все-таки.

К.ЛАРИНА: А мне еще, знаешь, чего не хватило в нем – я вот просмотрела всю программу, я все равно ее буду смотреть, и я просто рада, что эта программа есть, и пусть она будет, в конце концов, дайте покричать уже, уж где-нибудь, дайте поорать людям. Я так понимаю, что туда все бегут с большим удовольствием, лишь бы дали прокричать что-нибудь в микрофон.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну. Нет больше вариантов, где вообще покричать, поговорить.

К.ЛАРИНА: Поговорить уже и не мечтаем – покричать бы. А знаешь, чего мне не хватило в нем – чувства юмора. Вот чего в нем нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, конечно. Вот заменить эту наступательность свою, вот этот напор, который граничит, в общем, с такой довольно высокой агрессией, заменить ну хотя бы даже таким легким сарказмом, например. И это будет намного более привлекательно. Если это, конечно, есть у него в арсенале его выразительных средств.

К.ЛАРИНА: А вот другой случай. Вот здесь, мне кажется, чрезмерное увлечение иронией и сарказмом, оно забалтывает любую проблему. И тому пример – не знаю, согласишься ты со мной или нет – последняя опять же по времени на этой неделе программа «К барьеру», где взялась очень серьезная тема – взаимоотношения Востока и Запада, одного мира и другого мира, мусульманства и христианства. Не знаю, как угодно можно это определять. Жириновский и Гейдар Джемаль. Гейдар Джемаль – человек умнейший и…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …компетентнейший, в этом вопросе особенно.

К.ЛАРИНА: …компетентнейший, вообще человек, который очень интересен в дискуссии. Он часто к нам приходит, и вот в формате дискуссии с ним всегда очень интересно – потому что он слушает собеседника, он очень аргументированно всегда отвечает. Но здесь настолько все заболтали и обсмеяли, что получился такой балаган, опять же не без участия активного ведущего этой программы. Нет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, согласна, да, согласна. И плюс, конечно, опять же Жириновский, который почти всегда выигрывает, именно потому, что он заменяет аргументы и выступает на дискуссионном поле в качестве такого шоу-мена. Ему же все равно, по какому поводу в принципе выступать – так же, как и его коллеге Митрофанову. Но выигрывает он именно своим тоже этим вот наступательным тоном, тем, что он часто подменяет дискуссию истерикой. И умные, компетентные люди оказываются в проигрыше, именно потому что умные, компетентные люди, они как правило спокойные и привыкли отстаивать свои точки зрения в нормальном тоне. И они теряются на этом фоне, когда на них вот эта вся стихия наваливается.

К.ЛАРИНА: Но больше 100 тысяч. Я такого вообще не припомню, такой цифры, огромная цифра была.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Позвонивших?

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это говорит о том, что людям важно при всем при том, даже если не получается дискуссии, это говорит о том, что людям важно хотя бы имитация участия в этой дискуссии и интересно обсуждение подобного рода проблем. Ведь был период, как ты помнишь, когда нам говорили – это людям вообще не интересно, зрители устали от политики, зрители устали от этого общественно-политического вещания. Видимо, они уже отдохнули и снова, значит, хотят этого же самого. Но без этого нельзя.

К.ЛАРИНА: А Малахова ты давно смотрела? Что там вообще происходит?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, Малахова я на этой неделе не смотрела – признаюсь честно. Но это совсем другая вещь. Это совсем не общественно-политическое вещание. Даже не общественное. Это скандальное ток-шоу, для того чтобы пар выпустить, для того чтобы показать всякие аномальные истории и привлечь тем самым огромное количество людей, которые чувствуют себя осиротевшими, после того как ушла из эфира «Моя семья», «Окна» Нагиева. Ну, а людям хочется – клубнички, жареного, увидеть, подглядеть. Где они еще увидят многих из персонажей, которых приглашают в программу «Пусть говорят».

К.ЛАРИНА: Фильм, который мы с тобой не обсуждали, тоже мне хотелось бы, чтобы ты про него сказала, по-моему, мы с тобой про это кино не говорили, документальное – «Личная жизнь королевы».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Говорили, мне кажется. Хотя…

К.ЛАРИНА: Говорили? А, или не говорили? Или не с тобой?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, дело в том, что он все-таки был уже относительно давно.

К.ЛАРИНА: Ну, просто он так активно обсуждается, буквально у нас на прошедшей неделе Людмила Телень ночью на эту тему беседовала с создателями фильма. Я просто вспомнила, что его главная аргументация в пользу того, что это все-таки хорошо – автора фильма – что рейтинги какие были сумасшедшие у этого фильма.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, рейтинг – это уж вещь совершенно очевидная и банальная, и не всегда означает, что это есть хорошо. Рейтинги зашкаливают у, я думаю, сейчас, например, у фильма «Есенин», а это совсем нехорошо, на мой взгляд, или у того же Малахова чем скандальнее, тем больше рейтинг. Я пересмотрела, кстати…

К.ЛАРИНА: У «людоедов» был наверняка большой рейтинг.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У «людоедов» был хороший рейтинг, ну, конечно. Я пересмотрела перед тем, как писать колонку в «Известиях». Я обычно пересматриваю то, что я записала. Этот фильм не попал в результате в мой обзор, но я все равно – вот мы с тобой на эту тему тоже говорили, не помню вот только в эфире или помимо эфира – я все-таки считаю, что вот это чрезмерное внимание к личной жизни, тем более уже покойных людей, в нем есть какой-то порок. Потому что, что касается самой Гундаревой, она охраняла эту часть своей жизни, и ее родные и близкие охраняли, особенно когда она оказалась беспомощна на койке больничной или в инвалидной коляске. И когда нам рассказывают в этом фильме – вроде бы с осуждением – о том, что некий папарацци все эти 4 года провел на крыше напротив этого окна клиники, где находилась Наталья Гундарева. И вроде как он нехорошо поступал, и он даже сам лицо свое скрывает, понимая, видимо, что делал-то он дело нехорошее – подглядывал за больным человеком. Но при этом не один раз — не один — нам показывают его снимки беспомощной актрисы, которая лежит на каталке или ее везут на инвалидном кресле. В этом есть какой-то элемент…

К.ЛАРИНА: …запредельного цинизма.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …ужасной бестактности, цинизма. При том меня, например…

К.ЛАРИНА: А когда переживали вместе, прости, когда только через окно только снимал: «Ой, к сожалению, невозможно было ближе увидеть. Вот видите, крест какой».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Невозможно, да, и мешала рама…

К.ЛАРИНА: «Вот видите, какой крест у нее…» — это, конечно, чудовищно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И меня еще удивило, что, скажем, не участвуют в этом фильме ее действительно близкие люди – в частности, муж Михаил Филиппов, хотя про него там рассказывается. По всей видимости, он не захотел, потому что, видимо, он тоже считает недопустимым вот это вторжение, в общем, циничных документалистов-телевизионщиков в этот самый тем более тяжкий период жизни. И неприятно меня, скажем, поразила фраза одной из актрис, которая там принимает участие, что якобы Олег Табаков ей сказал: «Худей», — и после этого начались все ее несчастья.

К.ЛАРИНА: Очень осторожно надо быть, конечно, со словами.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, это при том, что она говорит: «Я слышала, как будто бы…». Ну, узнайте тогда, может быть, было ли это или не было. А это могло быть, просто: «Ну, матушка, эка тебя разнесло».

К.ЛАРИНА: Да, может быть, вообще этого не было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, может, и вообще не было. Но теперь уже после смерти…

К.ЛАРИНА: Звучит как обвинение.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И как обвинение, но после смерти человека можно нагородить чего угодно. И… мы многократно на эту тему говорили. Вот этот интерес телевидения… я понимаю, что когда – тоже говорили на эту тему – что когда практически сегодня невозможно исследование документальное современности, вот нашего дня, то все уходят куда-то туда – кто в историю политическую, а кто-то вот в такую историю, которая всегда очень интересна обывателю. Вот тут вот точно – обывателю. А как же действительно, а чего с ней такое случилось, и почему же, значит, она ушла из жизни? Ну, да, телевидение и вообще средства массовой информации, конечно, работают на потребу. Но я повторю, что очень сложно в данном случае соблюсти эту грань и не выйти за этические нормы. Этические нормы, как правило, все равно нарушаются. И именно, я думаю, что люди, которые делают эти фильмы, исходят из того, что смерть человека уже все спишет, и никто уже не вступится.

К.ЛАРИНА: Да, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть вступится – ну, пожалуйста, ради Бога, кричите себе, говорите, а мы будем делать и будем рейтинги эти свои собирать горстями.

К.ЛАРИНА: Вопрос по поводу терминологии, вопрос из Израиля пришел: «Как вы объясните, что такое жесткость и насилие на телевидении?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Объяснить формулировками или примерами?

К.ЛАРИНА: Да, формулировками, наверное, я так понимаю, и вообще, как это определяется. Я думаю, что так вопрос ставится – как это определить, что такое жестокость и насилие на телеэкране?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, как что такое? Жестокость и насилие. То есть если мы видим – а нам это показывали – казни, когда отрубали головы, да, это были пленки, чеченцы с нашими солдатами резали…

К.ЛАРИНА: Не показывать?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, конечно, это нигде и не показывается.

К.ЛАРИНА: А пленки, которые рассылаются «Аль-Каидой» по различным каналам, где заложники говорят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Когда заложники говорят? Так сказать, с террористами все сложнее, потому что если речь идет о спасении людей – а для чего снимаются эти пленки? – чтобы люди, во-первых, продемонстрировали, что они живы, а, во-вторых, чтобы они попросили их спасти и следовательно пойти на какие-то условия: как правило, заплатить деньги за них должны. Здесь, в каждом случае, мне кажется, это должно решаться отдельно, потому что в любом случае спасение человека – во главе всего, даже выше часто каких-то законов. Спасти, а потом уже думать. Когда нам показывают трупы, расчлененные, задавленные и т.д. – это, конечно, тоже жестокость и насилие. Это то, что шокирует, это то, что… в общем, по всем нормам цивилизованным не положено показываться. Хотя опять же в некоторых случаях для того, чтобы показать масштаб злодеяния, возможно, какой-нибудь самый общий план. Но в принципе это довольно тонкая материя. И всякий раз это, конечно же, нужно решать отдельно. Потому что, скажем, в фильме про людоедов, который много шума наделал, показанный каналом НТВ, там же не было как такового насилия. То есть на наших глазах…

К.ЛАРИНА: Так показывали человеческое мясо просто в банке.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, там могло быть любое мясо, в общем, честно говоря. Давай не будем сейчас утром – люди, наверное, еще завтракают.

К.ЛАРИНА: Я просто выключила, переключила, как и нормальный человек должен поступить в таком случае.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это как такового – нам не показали, как людоед ест… собрата.

К.ЛАРИНА: Ты об этом уже мечтаешь, Петровская?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но это все равно подпадает под жестокость и насилие, а самым главным образом это тошнотворно и это шокирующе. И когда нам говорят: «Но ведь это же есть», — ну есть, ну, мало ли у нас есть извращения и аномалии. Совершенно не обязательно об этом рассказывать вот в таких подробностях с показом закрученных банок.

К.ЛАРИНА: Ира, перед новостями вопрос, который, конечно же, все задают, и я его задаю, поскольку он не имеет никакого отношения к телевизору, но имеет отношение к тебе лично – по поводу газеты «Известия». Смена главного редактора, твое отношение к этому, перспективы, и вообще есть ли какая-то дополнительная информация, кроме той, которую мы получаем из информационных агентств.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, пока по факту, да, произошла смена. Я должна сказать, что на моей только памяти это уже, наверное, пятый главный редактор, ежели не шестой. Во всяком случае вот мой второй заход – начиная с 2002-го года я в «Известиях» по новой, вот я пришла при Кожокине, потом был Раф Шакиров, потом сделался Володя Бородин, и теперь… Вот уже четвертый только за эти 3 года. Ну, в редких случаях смены редакторов идут прямо сразу на пользу газете. Я не знаю, скажу честно, что будет. Пока никаких указаний не получала. Я только скажу, что… вот сейчас я могу это сказать, потому что никто уже меня ни в каком лизоблюдстве не обвинит, что Володя Бородин был, на мой взгляд, на редкость хорошим главным редактором. Несмотря на свою оглушительную молодость. И плюс к этому он оказался очень каким-то зрелым, цельным и светлым человеком. И я очень рада, что вот это года полтора, сколько там было, мы с ним проработали. Никто не верил, что такой молодой человек в такой солидной газете сможет вот показать себя столь достойно.

К.ЛАРИНА: С новым главным редактором пока ты еще не встречалась?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не встречалась.

К.ЛАРИНА: Никаких деклараций не было?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Никаких. Я точно так же опять послала свой текст по электронной почте, и его точно так же пока без всяких купюр напечатали.

К.ЛАРИНА: Опубликовали. То есть не вернули обратно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не вернули, ничего не попросили убрать, ничего не убрали. Ну, я думаю, даже если там какие-то задуманы перемены, они не будут так вот сразу совершаться топором.

К.ЛАРИНА: Ирина Петровская здесь в студии «Эха Москвы». Мы продолжим нашу программу после выпуска новостей и завершим большую юбилейную игру. Готовьте ваши вопросы, ваши мнения, суждения – по телефону прямого эфира будем с вами общаться.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Продолжаем нашу программу «Человек из телевизора». Здесь в студии «Эха Москвы» Ирина Петровская и Ксения Ларина. Ваши вопросы принимаются на наш эфирный пейджер 725-66-33. Телефон включим обязательно 203-19-22. Сейчас несколько реплик и вопросов, которые уже пришли на пейджер. «Михаил Леонтьев не истеричен, а темпераментен, а ваш негатив, связанный с ним, объясняется тем, что он является вашим идеологическим противником», — пишет нам Светлана Серафимовна.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да ну, идеологический противник. Мы с Мишей Леонтьевым работали в «Независимой газете», мы с ним знакомы тыщу лет. Это не идеологический противник, а, ну, скажем так, человек, который исповедует несколько иные взгляды, несколько иную точку зрения. И совершенно тут негативизм не с этим связан, а с тем, что часто вот этот… хорошо, извините, будем говорить темперамент заменяет аргументы и всякую логику. Хотя, конечно, Леонтьев еще обладает помимо этого свойством достаточно образно говорить и интересно – кто же бы с этим спорил.

К.ЛАРИНА: «Ваше мнение про программу «Кандидат» на канале ТНТ?» — спрашивает Андрей. Как-то я слышала какие-то отзывы очень положительные об этом реалити-шоу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это было реалити-шоу, оно уже закончилось. Для деловых людей. И призом в этой игре, так скажем, было не, скажем, там поездка куда-нибудь на море или получение денег, а контракт в одной из фирм г-на Новикова, который, собственно, и был руководителем этого проекта. Аркадий Новиков – это известный ресторатор. И с этой точки зрения, что, наконец, не вот этих вот людей мы видим, запертых в четырех стенах, часто симпатичных, иногда не симпатичных, но которые как бы становятся популярными и получают деньги за то, что их просто показывают. На этом основано было «За стеклом», на этом был основан «Большой брат». Ну, уж «Дом-2» — это вообще просто долгоиграющая какая-то история, я поражаюсь, как некоторые люди, которые там участвуют с самого начала, вот уже, сколько там… полтора года жизни…

К.ЛАРИНА: Выпадают из реальной жизни.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно. Это дикое для меня изумление. В общем, такое паразитическое существование. При этом программа совершенно не собирается заканчиваться. И вот я сейчас прочитала, что снова туда вводят новых участников, новые будут там игры. Уже непонятно, за что они там борются, дом, по-моему, давно построили. Не знаю, в общем, это…

К.ЛАРИНА: Разберут его.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Короче говоря, это, видимо, решили сделать такой долгоиграющий, не знаю, может быть, даже на век они разогнались. А «Кандидат» — там были деловые задания на выявление конкретных деловых качеств у людей. Я увидела там, я не могу сказать, что я все подряд смотрела, но тем не менее, на мой взгляд, вот такие люди молодые, новой генерации, которые уже не на халяву, извините, хотят существовать и получать деньги и призы, а именно за свои способности. И это позитивный момент. Я думаю, что рейтинги были, конечно же, меньше, чем у «Большого брата» или у «Голода». Но показывать людей другого типа, то, что они есть, то, что они хотят работать, и то, что способности и мозги тоже вознаграждаются и награждаются…

К.ЛАРИНА: А чем они, кстати, там вознаграждаются?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Контракт.

К.ЛАРИНА: А, это очень важно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Человек поступает на работу в одну из фирм Новикова и получает годовой контракт – по-моему, там что-то типа 1,5 миллиона рублей. Это очень важно – то есть человек должен был доказать, что он способен работать в бизнесе. В этом конкретном бизнесе. И дай Бог, чтобы такого рода программы появлялись, чтобы мы, и наши особенно молодые люди все-таки ориентировались на вот это вот – понимали, что успех – это в первую очередь твои усилия, твой талант, твой труд, а не просто сел и без труда эту рыбку… или как Емеля на печи поехал. Потому что все остальные реалити-шоу на этом основаны. В общем, это счастье, оно сваливается на голову, ну, как бы само по себе – от того, что ты оказался просто симпатичнее большинству зрителей, чем твой собрат по этому реалити-шоу.

К.ЛАРИНА: «Не поразила ли вас программа Хазанова на НТВ?» — спрашивает Елизавета. Я знаю, что со мной произошло, я хочу сказать правду. «Милые сестры, мне хочется каяться». Я очень люблю Геннадия Викторовича Хазанова…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Аналогично.

К.ЛАРИНА: Очень. И поэтому я вчера впервые… меня тоже не было, когда эта программа запустилась. И вчера впервые я увидела эту передачу. Когда она только началась, я поняла, что я не буду ее смотреть, просто потому что я очень люблю Геннадия Викторовича Хазанова, чтобы вообще ничего не знать. Вот лучше …

И.ПЕТРОВСКАЯ: И не стала?

К.ЛАРИНА: Нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сказала себе – и сделала.

К.ЛАРИНА: Да, да, я ушла. Не хочу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я смотрела, естественно, все три подряд.

К.ЛАРИНА: Ну, что это действительно прямо расстройство?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ой, ну, что тут скажешь. Это не расстройство, если… Вернее так, это не было бы расстройством, если бы не было таких ожиданий завышенных именно от Геннадия Викторовича. Это было вполне штатное, заурядное развлекательное шоу, каких на других каналах тоже можно сачком вылавливать в больших количествах. Но именно потому, что это Хазанов, и именно потому, что он многократно в других программах, в интервью говорил о том, как ему отвратительно нынешнее развлекательное юмористическое телевидение, и что понижается грань, и жанр уже совершенно просто такой вот затертый…

К.ЛАРИНА: Ну, понятно, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Расстраиваешься от того, что Хазанов участвует в том же самом, что бы он там ни говорил. Понимаешь, когда первая программа вышла, он появился на экране и стал говорить о том… ну, тоже с юмором некоторым, каких успехов достигло нынешнее развлекательное телевидение, а он будет делать совсем другое. «Хазанов против НТВ». После чего он вышел без штанов. В одном сюртуке…

К.ЛАРИНА: Ну, это смешно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дико смешно, дико. А еще было бы смешнее, если бы в этот момент ему полетел торт в лицо. Мы все понимаем – все эти штучки составляют этот жанр. Но не с Хазановым. Ну, вчера вот было несколько там смешных моментов – когда он вышел в этих перьях красных. Ну, они как бы смешные, но независимо от того, кто бы в этих перьях вышел. Ну, Хазанов, да, вот это смешной момент. А в целом, в целом вот это вот несоответствие ожиданий и того, что мы получаем.

К.ЛАРИНА: Жалко. 1 декабря 60 лет исполняется Геннадию Хазанову. И к своему 60-летию он появится в новой роли драматической. Что всегда интересно. Мне, например, всегда очень интересен его талант актерский в драме. Они делают сейчас, по-моему, по Бернарду Шоу «Корсиканка», спектакль, где он играет Наполеона. Это, по-моему, должно быть интересно, вот посмотрим. Я, кстати, вот про Хазанова заговорили – обижается на нас с тобой Михаил Жванецкий, что мы не упоминаем его передачу. Так мы просто ее…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы постоянно ее упоминали.

К.ЛАРИНА: Мы ее, во-первых, упоминаем и любим. И я опять сейчас вспомнила, что, ну, просто… мне кажется, что сейчас – тьфу-тьфу-тьфу – в замечательной форме находится Михаил Жванецкий не только в профессиональной, но и в человеческой. Мне кажется, что он очень точно определился уже со всеми своими взаимоотношениями и с реальностью, и с жизнью, и с властью, и с политикой в том числе. И это очень ему помогает. Очень какая-то программа с таким вообще воздухом замечательным. Просто хорошая.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, и потом, знаешь, я еще посмотрела как раз последнюю программу, когда его спрашивали по поводу этих новых праздников. И вот это ощущение такого захватывающего чувства… Ух-ты, как вот сказал! Вот это ощущение свежего воздуха, потому что до этого на том же канале шли серьезные историко-просветительские фильмы, которые убеждали нас, что именно случилось 4 ноября, и как это важно было и есть для России. А вышел Жванецкий и легко и точно сказал все по поводу этого праздника – то, что он думает. Я, мне кажется, Михаил Михайлович совершенно напрасно обижается. Я его часто упоминаю и в своих обзорах, да и мы с тобой – во всяком случае в прошлом сезоне, а сейчас вот только-только ведь вторая, по-моему, программа в сезоне идет.

К.ЛАРИНА: Чего-то там подсвистывает где-то.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю.

К.ЛАРИНА: То ли наушники какие-то свистят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет.

К.ЛАРИНА: Возьми их уже, надень на себя наушники.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо. Так что не обижайтесь, нет, мы смотрим, смотрим и, как правило, нам это нравится.

К.ЛАРИНА: Очень, очень хорошо. Ну, что, давайте по телефону 203-19-22 ваши вопросы, ваши мнения, ваши суждения – ну, все, что хотите. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день. Вы знаете, я, может быть, пропустила, был ли отзыв на сериал Митты «Лебединый рай»? Мне чего-то он очень не понравился.

К.ЛАРИНА: Ну, так скажите несколько слов сначала вы, поскольку я, например, не видела этот фильм, не знаю, как Ирина. Скажите. Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Елена.

К.ЛАРИНА: Елен, ну, скажите, что это за кино.

ЕЛЕНА: Ну, в общем-то, это роман-легенда, как-то он пытался это сделать. И я бросилась смотреть, когда начался анонс, вспоминая его «Таежный роман». Вот, но, как-то очень пошловатый и грубоватый. Я даже не смогла досмотреть до конца, случайно включала на какие-то отрывки, и мне становилось совсем грустно.

К.ЛАРИНА: Ну, что ж, спасибо.

ЕЛЕНА: Вот я не знаю, если Ирина Евгеньевна смотрела.

К.ЛАРИНА: Вот сейчас посмотрим, Ирина разделит вашу грусть и печаль?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я, видите, здесь дело в том, что тут ведь случилась интересная вещь…

К.ЛАРИНА: Одно на другое наехало?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет-нет, сериал начался, а потом переехал в глубокую ночь.

К.ЛАРИНА: Да ты что?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.

К.ЛАРИНА: То есть они почувствовали, что дело неладно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: По всей видимости, он огорчил и тех, кто этот сериал размещал. По всей видимости. Хотя объясняли это тем, что не хотели прерывать на праздники. А на праздники все-таки немножко по-другому верстаются программы. И его решили показать в ночи, по две серии. Но мы-то знаем, в общем, как бы ни объясняли, что сие означает. Я не видела весь – вот говорю, только думала разогнаться и посмотреть, как его – раз и загнали в ночь.

К.ЛАРИНА: Давайте еще звонок, пожалуйста, 203-19-22. Алле. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ИЛИ СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алле. (Неразборчиво и сварливо)

К.ЛАРИНА: Ой, что это?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это кто-то там…

СЛУШАТЕЛЬ ИЛИ СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Вот сейчас позвоню вот на станцию…

К.ЛАРИНА: Подожди, мне даже интересно. Это как будто кто-то кого-то записал. Как интересно. Но это не мы с тобой, я надеюсь. (Смеется)

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, нет, у нас таких, мне кажется, интонаций нет.

К.ЛАРИНА: Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Спросите, пожалуйста, у Ирины Петровской – был фильм «Две судьбы», и оборвали его. Будет продолжение или нет?

К.ЛАРИНА: Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ирина Мамедовна.

К.ЛАРИНА: Ирина Мамедовна, я вам скажу, что есть специалист по сериалу «Две судьбы». Это специалист высшего пилотажа, высшей пробы, он знает все про этот сериал. Это наша коллега Арина Бородина. Она следит за судьбой «Двух судеб». И поэтому в следующий раз, когда Арина к нам придет, она обязательно вам расскажет. Мы ей уже этот вопрос задавали – она рассказывала, что сезон кончился, что готовятся следующие серии, так что он еще будет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я тоже слышала, что в силу того, что он оказался чрезвычайно рейтингово успешный, там хотели было закончить, но потом стали все-таки думать о продолжении.

К.ЛАРИНА: Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, я хочу спросить вас отношение к передачам Сванидзе, мне никто не говорит.

К.ЛАРИНА: Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Марианна Захаровна.

К.ЛАРИНА: Марианна Захаровна, а может быть, вы несколько слов сначала скажете сами – что вам кажется?

МАРИАННА ЗАХАРОВНА: Мне очень нравятся эти передачи, вот которые по средам.

К.ЛАРИНА: «Исторические хроники», да?

МАРИННА ЗАХАРОВНА: Да, «Исторические хроники».

К.ЛАРИНА: Спасибо. Я думаю, что здесь никто спорить не будет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вам скажу, Маргарита Захаровна, что не только мы много и часто говорим об этих программах, но и даже Николаю Сванидзе наш клуб телепрессы вручил по итогам предыдущего сезона специальный приз за эти программы. То есть все пишущие о телевидении журналисты отметили высочайшее, на мой взгляд, качество этих программ и вообще их значение. А сейчас идет цикл, вот начался военный, мне он тоже кажется чрезвычайно интересным. Там много и в том числе новых разных фактов.

К.ЛАРИНА: Про Рокоссовского, по-моему, будет на следующей неделе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: На следующей, точно не знаю, но вот те, что уже прошли, это очень, очень качественно и интересно. И, в общем, я действительно не устаю поздравлять Николая Карловича с этим. Потому что ведь работа грандиозная, адова работа, требующая и поездок, и требующая и бесконечной работы с архивами, с кинохроникой. Это вот историческое образование Сванидзе и непосредственное воплощение экранное, вот здесь вот…

К.ЛАРИНА: Все сошлось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Все сошлось, да. И он себя показывает не только ,как талантливый документалист, но и очень вдумчивый и тщательный историк.

К.ЛАРИНА: Очень жду, когда уже на DVD все-таки выйдет этот цикл программы «Исторические хроники». Мне кажется, уж чего-чего должно быть на DVD, так ВТО именно такого рода программы – документальные.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но, по всей видимости, все-таки вначале он должен пройти целиком, а потом уже будет DVD.

К.ЛАРИНА: Должны быть. Понятно. И еще, а то потом забудем, поскольку речь идет тоже о человеке, которого мы с Ириной бесконечно уважаем и всегда с большим интересом смотрим его программы на телевидении – я говорю про Анатолия Мироновича Смелянского. Запускается новый цикл его передач «Предлагаемые обстоятельства» на канале «Культура» театральные его истории. Мне кажется, это надо смотреть обязательно. В 7 часов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, пока идет повтор.

К.ЛАРИНА: Это на следующей неделе.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А на следующей новый уже?

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Пока идет повтор, и эта программа вошла в финал национальной премии «Тэфи» в номинации «Программа об искусстве». И 16 ноября, когда будет первая церемония награждения, первая… знаешь ты, да? И знаете вы, наверное, что поделены номинации – профессии и лица. Вот почему-то Смелянский у нас попал в профессии. Но это не важно. Мы узнаем после 16 ноября, стал ли этот цикл…

К.ЛАРИНА: Должен. Должен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и его автор лауреатом «ТЭФИ».

К.ЛАРИНА: Давайте еще звонок. Алле. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алле, это «Эхо Москвы»?

К.ЛАРИНА: Да, добрый день, здравствуйте. Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я хотела вам задать вопрос, куда у нас делся сериал «Остаться в живых»? Алле?

К.ЛАРИНА: Да, мы поняли, мы просто задумались. Куда же он делся? А он вам так…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Непонятно, вы знаете, мы так интересовались этим сериалом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это американский вы имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да, американский сериал.

К.ЛАРИНА: А-а.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, так мы уже отвечали на этот вопрос. Дело в том, что этот сериал снимается еще в Америке. То есть показали то, что вот сейчас купили. Дальше там еще, в Америке, не показали следующую часть. Вот когда покажут, по всей видимости, у нас закупят снова еще права на следующую порцию серий и будут показывать у нас.

К.ЛАРИНА: Вопрос, который мы еще не обсуждали, но я его хотела тоже задать тебе, Ира, обязательно, поскольку это имеет непосредственное отношение к телевидению. Скандал с роликом партии «Родина», который показывался на канале ТВЦ в рамках предвыборной кампании. Я, честно говоря, этого ролика не видела. Но мы знаем, что чуть ли уже там не рассматривается вопрос о снятии даже самой партии «Родина» с марафона предвыборного. Ты видела что-нибудь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Видела, да.

К.ЛАРИНА: И что это такое? Там действительно можно привлечь за разжигание национальной розни?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, можно, можно.

К.ЛАРИНА: Да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Конечно, можно. Ну, как бы там все прозрачно. Когда люди не русской национальности едят там арбуз или что-то и бросают это, Рогозин и кто-то там второй говорят, что, мол, нехорошо так поступать.

К.ЛАРИНА: Это Юрий Попов, наверное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И вычистим… да, наверное… от мусора. Ну, то есть в этом, конечно, проглядываются определенные настроения. По-моему, на моей, кстати, памяти это первый раз случился скандал. Потому что если вы вспомните, было количество огромное разных, очень сомнительного рода роликов рекламных, и предполагалось, что канал не имеет отношения к их содержанию. В данном случае мне кажется, честь и хвала каналу ТВЦ, который проявил…

К.ЛАРИНА: Проявил инициативу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …ну, как сказать, даже не инициативу, а некоторую гражданскую зрелость и не захотел размещать у себя это в эфире. Потому что зрителям всем не объяснишь, что это не имеет никакого отношения к продукции канала, к программной политике канала. Так всегда случается, что любое произведение, включая рекламу, ассоциируется с тем каналом, который это показывает.

К.ЛАРИНА: Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Поэтому то, что канал ТВЦ вот здесь возбудился и возмутился, мне кажется, это очень хороший позитивный шаг.

К.ЛАРИНА: А вот тут про другой ролик наши слушатели вспоминают: «Почему не говорят про ролик Марии Арбатовой, где она показывает, что «Яблоко» Явлинского совсем гнилое?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, здесь нет разжигания националистических и прочих неприятных настроений в обществе. Я, кстати, не видела этот ролик Марии Арбатовой. Ну, что тут скажешь – наверное, это взаимоотношения между партиями, конкурентная борьба, хотя мне кажется, закон о рекламе в принципе, не знаю, распространяется ли он на рекламные предвыборные ролики. Наверное, частично распространяется. Так вот в законе о рекламе говорится о том, что нельзя рекламировать некий продукт, сопоставляя его или, вернее, на контрасте с другим продуктом, умаляя тем самым качества конкурента. В данном случае, возможно, это подпадает под… вернее, это нарушением будет закона о рекламе – если ты строишь свою рекламную стратегию на том, что ты умаляешь достоинства своего конкурента.

К.ЛАРИНА: Ну, что, наши добрые слушатели. Под финал, конечно, давайте я почитаю что-нибудь такое вот, клубничку. Клубничка у нас такая – ну, во-первых, тебя тут же обвинили в русофобстве…

И.ПЕТРОВСКАЯ: За что?

К.ЛАРИНА: За то, что Емелю вспомнила. Не любишь ты русский народ, Петровская!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так нет, я обожаю Емелю и люблю русский народ. Но дело в том, что ведь известно, русские сказки многие построены на этом. Ведь откуда эти пословицы, поговорки.

К.ЛАРИНА: Да, ну, что ты объясняешь, ну, ладно, ну, перестань.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да ну, может быть, люди забыли, что «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда»…

К.ЛАРИНА: Не обращай внимания, не обращай.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, ну, не будем обращать, но уверяю вас, люблю русский народ.

К.ЛАРИНА: Семью Майоровых хочу особо отметить за, если говорить… глупость сезона: «За несколько лет свиданий с Петровской, вы, Ларина, не задали от нашей семьи ни одного вопроса. Откуда столько злобы, ненависти и пренебрежения к семье Майоровых?» Семья Майоровых… (Смеется).

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы любим вас, семья Майоровых, задавайте нам, пожалуйста, почаще вопросы, и мы будем отвечать на них в первую очередь. Да? Приоритет у нас будет – семья Майоровых.

К.ЛАРИНА: Да. Ну, и, конечно, спрашивают наши слушатели: «Не изменилось ли у вас отношение к сериалу «Есенин»?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не изменилось ли?

К.ЛАРИНА: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. Оно у меня, наоборот, абсолютно полностью определилось. И мне кажется, уже больше не изменится. Мне кажется, что это крайне… мало того, что это в профессиональном плане крайне неудачное произведение, но оно еще и просто вредное, потому что как обычно считается, после сериала должна наблюдаться такая волна интереса к творчеству человека, о котором идет речь. Так вот в данном случае сериал тиражирует все те сплетни, слухи и сомнительные мифы, которые и без того существуют в сознании народном о Есенине, ничего не добавляя. Образ, который создается, он действительно просто по-настоящему – для меня, может быть, кому-то нравится, – тошнотворен. Произведение, по которому это творение создано – я его полистала тут – это что-то невероятное, это просто перл на перле. Это невероятные какие-то стилистические нелепости. И вот этот вот идеологический душок, который там имеется, он мне тоже кажется чрезвычайно вредным. И для меня загадка, в общем, как это произведение появилось на Первом канале, где очень, как правило, трепетно относятся к качеству своей сериальной продукции.

К.ЛАРИНА: Ну, ладно, «Московскую сагу» вспомни.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, знаешь, даже «Московская сага»…

К.ЛАРИНА: Уж такое там иногда бывает, на Первом канале.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Бывает. Безусловно, бывает, но тем не менее, чтобы уж вот так все. Но я думаю, сейчас мы давайте дождемся окончания, и потом как-то более серьезно на эту тему поговорим.

К.ЛАРИНА: Кстати, по-моему, у Лены Афанасьевой уже завтра обсуждение сериала, там кто-то из создателей придет кто-то, не помню, кто. Надо будет уточнить. Но я скажу, если что. А, вот у нас тут есть самореклама, я ее чуть позже дам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А можно я в заключение скажу?

К.ЛАРИНА: А можно я скажу тоже? Потому что я же тоже должна ответить за свои слова?

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, извини, пожалуйста. А, ты по «Есенину»? Давай.

К.ЛАРИНА: А как же? Я скажу тоже, что у меня не изменилось отношение к сериалу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тебе нравится?

К.ЛАРИНА: Ну, я так… Я в таких категориях к нему не отношусь. Тут вопрос в том, что мы все-таки обсуждаем – художественную значимость или что-то другое. Мне кажется, что не стоит его так всерьез обвинять в каких-то вредоносных установках. Потому что то, что касается антисемитизма, все-таки давай, не секрет, что эта тема была в жизни Есенина, еще как была. И он, как любой порядочный человек и воспитанный, и образованный, он в себе этих проявлений стыдился, и стычки у него такие были. И потом он ужасно из-за этого страдал, и просил прощения. И вообще стыдился этого. Это, ну, в конце концов, это заболевание, которое существует. Куда мы его денем. Оно существует. И можно вспомнить немало еще великих русских имен, которые этим страдали, в себе это душа. Вопрос в том, как ты к этому относишься – я имею в виду человек, который в себе это находит и обнаруживает вот эту гадость. Либо я в себе ее уничтожаю – это вонючего клопа давлю, либо я даю этому клопу размножаться почкованием, что тоже мы наблюдали. А то, что касается вообще… я прочитала твою статью, ты говоришь там – нерусские фамилии. Они русские, нерусские – они реальные. Там нет ни одного вымышленного персонажа по сути.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Реальные, только дело в том, что версии, которые выдвигаются и строятся на основании вот этих фамилий и с привлечением этих людей, это, понимаешь ли, плоды вымысла г-на Безрукова старшего.

К.ЛАРИНА: Никто этого не скрывает. Я согласна с тобой по поводу литературки. «Литературки» – я имею в виду не газету, а литературу Виталия Безрукова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, «литературка», да.

К.ЛАРИНА: Это – вообще все, что… если говорить о вкусах, о чувстве меры, чувстве вкуса, к сожалению, и Виталия Безрукова, и Сергея Безрукова, ну, здесь действительно большие проблемы…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И, видимо, режиссера, который до этого снимал исключительно рекламные клипы.

К.ЛАРИНА: Ну, может быть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И потом вот ему доверили это полотно.

К.ЛАРИНА: Проблемы есть. И мы с тобой это наблюдали сами в общении с Сергеем Безруковым, которого я считаю бесконечно талантливым человеком. В хороших руках он замечательный артист. А как только ему… начинает сам себя режиссировать, это, конечно… излишняя эта сентиментальность, склонность к слезливости. Хотя вот, не знаю, мне кажется, что здесь можно обсуждать в том числе и его взгляд на этого героя, на этого исторического персонажа – он есть. Вот это не халтура. Я не назову это халтурой никогда.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тем хуже даже.

К.ЛАРИНА: Можно ошибаться. Можно ошибаться. Можно, в конце концов, пойти вообще по ложному следу. Пусть это будет на их совести. Это их авторский взгляд, это их версия – и они на это имеют право. Вот что мне хочется сказать. Для меня это кино занимательное. Я его все равно до конца досмотрю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тоже досмотрю, конечно. Но ты, как Штирлиц, оставила за собой последнее слово.

К.ЛАРИНА: Ну, говори, говори, пожалуйста.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да ладно, уже новости. Мы досмотрим…

К.ЛАРИНА: Мы еще к этому вернемся.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мы, я думаю, обязательно вернемся, потому что у нас впервые, по-моему, с тобой обозначились четко противоположные взгляды на одно и то же произведение…

К.ЛАРИНА: И слава Богу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, наверное, и слава Богу, конечно. Во всяком случае, это нас не поссорит.

К.ЛАРИНА: Ирина Петровская и Ксения Ларина. Спасибо большое всем нашим слушателям и до встречи. А давай в понедельник приходи. Мы продолжим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, обсудим.

К.ЛАРИНА: Вот, давай, давай. Я хочу позвать Арину Бородину, она тоже любит сериалы смотреть. Давай-давай. Все. Новости.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире