'Вопросы к интервью
22 октября 2005 г.

11:12-12:00

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Человек из телевизора»

Гость студии: телеобозреватель Ирина Петровская

Эфир ведет: Лев Гулько



Л.ГУЛЬКО: 11 часов 12 минут в Москве. Как всегда Ирина Петровская. Здравствуйте, Ирина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Здравствуйте, Лев.

Л.ГУЛЬКО: Человек из телевизора. Тут вот в одном из сообщений на пейджере говорят: «Ага, значит, вам сегодня за двоих придется отвечать». Поскольку Ксения в небольшом таком краткосрочном отпуске.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я надеюсь, что вы мне поможете.

Л.ГУЛЬКО: Я, как смогу, конечно. Я, конечно, как смогу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мне все-таки не придется совсем уж за двоих.

Л.ГУЛЬКО: Да. Мы, собственно, о телевизоре, как вы понимаете, о программах, которые прошли. Вы, может быть, отметили, уважаемые радиослушатели. Да, правильно я все говорю?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, в общем, да. Если у нас та же самая программа, что и обычно по субботам, то…

Л.ГУЛЬКО: Та же программа, та же. Другой нет. Может быть, о каких-то надвигающихся проектах, программах. Меня, например, я посмотрел программу Максима Шевченко. Как она называется?

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Судите сами».

Л.ГУЛЬКО: Да, «Судите сами» или «Судите с нами». Потому что закончил он: «И судите с нами. До новых встреч», — и пошел Максим Шевченко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, но проблема в том, что, конечно, Максим Шевченко, оказавшись в совершенно новой для себя роли ведущего, очень нервничал…

Л.ГУЛЬКО: А мне понравилось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я это сейчас продолжу, да. Это видно было, что он нервничал, иногда оговаривался – это совершенно естественная вещь.

Л.ГУЛЬКО: Но это не мешало, кстати говоря.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мне это тоже…

Л.ГУЛЬКО: Абсолютно. Вообще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, и потом я просто прекрасно понимаю, что самый что ни на есть свободный человек, который, в общем, привык к дискуссиям, к эфиру, попадая на эту роль – на роль разводящего в дискуссии, ну, конечно, он нервничает. Надо уложиться во все – во время, нужно всем дать высказаться.

Л.ГУЛЬКО: Ну, и очень достойно нервничал, надо сказать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мне тоже кажется, что в этом нет ничего, что он оговорился – ничего страшного. В принципе я глубоко одобряю вообще появление такого рода программы на Первом канале. Если вы заметили, то, конечно, там много общего…

Л.ГУЛЬКО: …с «Основным инстинктом».

И.ПЕТРОВСКАЯ: …с «Основным инстинктом». Я думаю, что даже та же студия…

Л.ГУЛЬКО: Конечно. «Возьмите в руки пульт».

И.ПЕТРОВСКАЯ: …«Возьмите в руки пульт», выведенное название на большом экране, только почему-то очень темной мне показалась студия. Мне кажется, неплохо было бы ее чуть-чуть подсветлить.

Л.ГУЛЬКО: Можно было бы создать как-то, может быть, нет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что, да, есть чуть-чуть ощущение такого мрака некоторого.

Л.ГУЛЬКО: Драматургия какая-то?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Есть там еще пока проблемы в том, что она не вполне еще, как это сказать? Она только вот запущена, поэтому она еще не очень структурирована. Мне кажется, что слишком много участников, может быть, и поэтому возникает некоторая такая…

Л.ГУЛЬКО: Сумбур.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …толкучка. И не всегда ты можешь пробраться к смыслу того, что говоришь. Может быть, Максиму Шевченко нужно чуть-чуть откорректировать свое поведение модератора. А это именно модератор – то есть человек, который просто ведет эту дискуссию.

Л.ГУЛЬКО: Но мне кажется, что только совсем чуть-чуть. Потому что он…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я объясню, в чем. Дело в том, что он ведь частый участник других программ в роли эксперта.

Л.ГУЛЬКО: Ну, и в том числе и «Эха Москвы».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, и «Эха Москвы». И в этот же вечер – ну, так совпало, потому что программа выходит в записи – он был одним из героев на программе «Культурная революция», а потом вот вышла в 0 часов «Судите сами». И вот человек, который привык солировать, ему довольно сложно переключить себя на роль человека, который просто вот дает слово…

Л.ГУЛЬКО: …разводит…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и разводит, да, в хорошем смысле этого слова.

Л.ГУЛЬКО: Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, что это все со временем придет. Чуть-чуть ему, кажется мне, меньше агрессивности. Она немного присутствует, именно когда начинают говорить люди, чья позиция не совпадает с его личной. Но это из тех премьер этой недели, которую я бы отметила как потенциальная со знаком «плюс».

Л.ГУЛЬКО: А со знаком «минус»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Со знаком «минус». Ну, стартовало очередное дневное шоу на канале том же Первом под названием «Большой обед». Не видели?

Л.ГУЛЬКО: Не-а.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это… ну, вот был такой «Большой город». Нет, не «Большой…», просто «Город женщин» — вот как называлась программа. По-моему, это делает та же самая бригада. Ну, на мой взгляд, это такая очередная дорогая нарядная пустышка. Более того, здесь гостей подают в качестве блюда. То есть они так и называются: «Блюдо № 1, блюдо № 2 и блюдо № 3»…

Л.ГУЛЬКО: То есть в этом фишка?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …что невольно, да, — фишка, кстати, тоже вспоминается именно та, что в банке – потому что невольно вспоминаешь знаменитую песню: «Ты служишь украшением стола, тебя, как рыбу, к пиву подают…»

Л.ГУЛЬКО: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И мне кажется, гостям там не очень комфортно, потому что вся эта студия разделена на такие сектора, и вот пока происходит потребление блюда № 1, блюда 2 и 3 сидят там и тихо молчат. А потом зрителям…

Л.ГУЛЬКО: Да, чего они там делают?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ничего – просто сидят и…

Л.ГУЛЬКО: Ничего, да? Нет, вопрос возникает, а чего они там делают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …даже не слышат. Я спросила тут одну гостью, слышат ли они, что происходит в этот момент в соседнем отсеке студии, и она говорит, что нет, ничего они не слышали. И… чего-то вы меня сбили…

Л.ГУЛЬКО: Мы про фишку говорили в банке…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, после фишки…

Л.ГУЛЬКО: Сидят, не слышат. Гости – блюда…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Насчет блюда № 1, 2, 3… А, вот что! Зрители должны прислать смс-сообщение, какое блюдо им понравилось больше. И тогда в конце им дадут добавку. То есть такой…

Л.ГУЛЬКО: В виде кого?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В виде либо первого блюда, либо второго, либо третьего. Вот если большинство проголосовало, скажем, за суп, грубо говоря – хотя это не имеет отношения к пищевым продуктам – то потом в конце ведущий снова приходит вот сюда…

Л.ГУЛЬКО: А это прямой эфир, что ли?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …в этот вот сектор студии и еще общается с теми гостями, которые понравились. Ну, то есть зритель выступает в роли дегустатора этих блюд…

Л.ГУЛЬКО: А это прямой эфир?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, это прямой эфир. Хотя…

Л.ГУЛЬКО: Да, прямой, раз там смс-сообщения…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …там есть такая вещь, как звонки зрителей в студию. И вот наслушанный профессиональный взгляд, точнее ухо, — наслушанный взгляд, это смешно – отмечает некоторую странность в этих звонках. Во-первых, очень хорошо слышно, нет никаких сбоев…

Л.ГУЛЬКО: Ну, они же отслушивают звонки предварительно, там же редактор сидит, вы же знаете…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, Лев, понимаете, да, когда идет прямой эфир, ну, только на прямую линию к президенту звонят глубоко дисциплинированные слушатели и четко рапортуют, задают свой вопрос. Здесь тоже очень большая четкость в задавании вопросов, без всяких там «э-э-э—ме-э-э», «э-э-э—бе-э-э»…

Л.ГУЛЬКО: Ну, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну…

Л.ГУЛЬКО: Могли бы сыграть-то уж, чего же действительно?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Самое главное, что несчастные ведущие – это Фекла Толстая и некий Владимир Гаврилов (мне сказали, что его добыли из канала «Домашнего», где он по утрам вел обзоры прессы, я не видела) – они все время, как сумасшедшие, бегают по этим отсекам. Мне кажется, что им тоже как-то глубоко некомфортно. Причем они пересекаются по ведению, бесконечно, значит, вторгаясь как бы на территорию один другого… И общее ощущение дичайшего какого-то сумбура, совершенной бессмыслицы, совершенной просто. Вот я… вторая там бессмыслица – это «Для тебя» — программа НТВ, где Робски, Верник и прочая. Но там это хотя бы на одной территории происходит – тут тебе и готовят, тут тебе и общаются с гостями. Тоже…

Л.ГУЛЬКО: Тоже такие, да…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …произведения страннейшие, но тем не менее, ну, хотя бы есть какая-то площадка…

Л.ГУЛЬКО: Нет, ну, там понято, для чего там…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …которую ты видишь, и есть некий сквозной гость, который участвует в программе на протяжении часа. А здесь вот эта беготня по отсекам. Фекла Толстая, которая мне почему-то на сей раз показалась – может быть, тоже, потому что она еще привыкает к этой роли – но у нее какие-то бегающие тоже, отсутствующие глаза. Мне кажется, Фекла значительнее и умнее формата, который ей предложен. Ну, поживем – увидим. В любом случае пока мне это кажется совсем вещь неудачная. И еще была премьера. Я ее посмотрела вчера. Это было…

Л.ГУЛЬКО: Вот тут много вопросов как раз по этому поводу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да? Ну, задайте.

Л.ГУЛЬКО: Если мы об одном и том же. Вот по поводу премьеры «Хазанов против НТВ», да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ага.

Л.ГУЛЬКО: Вот: «Огромная студия, отсутствие сцены, длинноногие девушки – это новое слово в юмористических программах», — вот как пишет один из наших радиослушателей, Тертый – фамилия его, из Москвы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это он иронично пишет, или что?

Л.ГУЛЬКО: Ну, наверное. «Вот с юмором проблемы, Хазанов выглядел неуверенно, не в своей тарелке. А вопросы по бумажке. Не ожидал. Одним словом, первый блин комом. А как вы считаете?» Ну, и еще один. Денис. Еще один вопрос из Самары: «Что вчера с Хазановым по НТВ было?» Ну, вот я не буду все перечислять, то, что пишет Денис совсем уж так иронично, поскольку очень люблю Геннадия Викторовича. Поэтому…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я тоже пока пребываю в недоумении. Я точно так же с большим уважением отношусь к Геннадию Викторовичу. Более того, он человек со вкусом, и всегда очень жестко оценивал телевидение. Причем, мне кажется, он очень жестко оценивал вот эту его ипостась развлекательно-юмористическую. И мне казалось, что присутствие Хазанова каким-то образом внесет, как это модно было когда-то говорить, новую струю, или там вдохнет, или чего, впрыснет, как-то оживит, что ли, этот жанр.

Л.ГУЛЬКО: Оттенять будет, что-нибудь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И он покажет, что и в этом жанре можно…

Л.ГУЛЬКО: А это жанр – юмор? Я просто не смотрел.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это не вполне. Это скорее жанр такого вечернего, вот такого вечернего, даже может быть, поздневечернего – хотя это вышло не очень поздно, в 19:45 – шоу. Воскресного дня. На многих западных каналах такие шоу идут и по ночам каждый день. По разному бывает. Помните, был Угольников с… как это называлось?

Л.ГУЛЬКО: «Добрый вечер».

И.ПЕТРОВСКАЯ: «Добрый вечер», да. Тоже как бы… вот ведущий, гости, кордебалет, подпевка…

Л.ГУЛЬКО: Эксцентрика такая, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже и не эксцентрика. Нет. Мне вначале показалось, что Геннадий Викторович хочет сделать некую пародию и на телевидение вообще, и на развлекательное в частности. Но к сожалению, пародии не получилось, потому что он вынужден, видимо, работать… он все время об этом говорил, это опять же было как ход: «Я хочу сделать серьезную программу, а канал НТВ настаивает на том, чтобы развлекательно».

Л.ГУЛЬКО: Ну, да, интрига.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И вроде как он даже не знает, какие гости к нему в следующую секунду придут. Приходили страннейшие гости. При этом тема разговора меняется, ну, каждые пять минут. Якобы некий конкурс идет – кто более остроумен: мужчины или женщины? Ну, извечное – кто кого: мужчина женщин или женщина мужчин? Кто более аккуратен, кто обладает… там, еще чем? Не помню сейчас уже, не важно. И на каждый этот блок приходит гость. Например, на тему остроумия мужского и женского размышлял – если это можно так сказать – хоккеист Павел Буре, и это был нуднейший и скучнейший, но, слава Богу, короткий кусок программы. По поводу фантазии Геннадий Викторович разговаривал с Даной Борисовой. Ну, этот кусочек был поживее, хотя, конечно, там возникли некоторые проблемы со вкусом, в том числе и у самого ведущего. Шандыбин поющий. Вот, ну, набор все тот же самый, традиционный набор. В промежутках все тот же традиционный набор пляшущих и поющих в виде Кати Лель, Димы Билана, кто там еще был? Алена Свиридова.

Л.ГУЛЬКО: Ну, кто платит, тот и заказывает музыку.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Действительно, нет сцены. Есть какая-то лестница или какой-то типа как балкончик выгороженный, на котором сидит Хазанов с гостем. В общем, откровенно сказать, не поняла. Поняла, что это попытка сделать развлекательную программу на НТВ. Самая слабая, кстати сказать, всегда была сторона эфирная НТВ. У них с развлечениями почему-то мало чего выходило. Правда, сейчас беда в том, что и не с развлечениями тоже не всегда получается. Ну, поживем, опять же, увидим. Может быть, Хазанов как-то адаптируется в этой роли как-то. Будет большим автором, что ли. Почувствует больше свободы. Потому что ощущение было, что он действует в рамках какого-то не им написанного сценария.

Л.ГУЛЬКО: Ну, наверняка.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Конечно, он все равно в каких-то там маленьких кусочках, отрывках был…

Л.ГУЛЬКО: Все равно Хазанов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …Хазановым, да, это были какие-то оригинальные или остроумные реплики. Но в целом все равно мне тоже показалось, я согласна с кем-то из наших радиослушателей, что первый блин комом. Хотя, может быть, этот жанр и задумывался – не в смысле блин комом, а вот такое развлекательное шоу – и может быть, не будь на месте Хазанова Хазанов, может быть, это и показалось бы даже… ну, так, вполне, очередное шоу. Кто от развлекательного жанра сейчас чего нового ждет? Но именно присутствие Хазанова вызывает некоторое недоумение и…

Л.ГУЛЬКО: Так он планку поднимает, как говорили раньше.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, но вот планка здесь не поднялась.

Л.ГУЛЬКО: Ирина Петровская. Журналист Ирина Петровская – как всегда «Человек из телевизора». Есть еще вопросы. Есть вопрос на пейджер от Евгения: «Почему никто не отмечает фильм «Время надежд», который прошел по ТВЦ. Впервые демократы откровенно признались, что в их движении было много ошибок». Видели вы этот фильм?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Видела. Это не фильм, конечно, это такой спецрепортаж.

Л.ГУЛЬКО: Ну, я просто то, что пишут. Я, к сожалению, ничего не видел, поэтому…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это просто говорит о том, что… нет, это никакая не вина наших слушателей и зрителей. Они почти все, что видят, называют фильмом. Это был такой расширенный спецрепортаж. Делал его Михаил Дегтярь. Он – руководитель студии «Репортер». Да, мне тоже это было любопытно. Там не то, чтобы демократы признались в чем-то, нет, просто они говорили с достаточной степенью откровенности о тех ошибках и своих иллюзиях, которые были в то время. Там был Попцов, Олег Попцов, там был Николай Травкин, Лев Пономарев – правозащитник. В общем, это было интересно.

Л.ГУЛЬКО: Ну, какое-то… достойная такая передача?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, да. Я еще раз повторю, это не фильм. Потому что это была хроника, которая напоминала о том, что происходило в это время. Ну, давайте назовем фильмом, не имеет значения. И, кстати, еще хотела бы вот что отметить. Канал «Россия» поступил как-то, мне кажется, очень как-то достойно – в день, когда пришло известие печальное о смерти Александра Николаевича Яковлева, он изменил программу и поставил после вечерних 11-часовых «Вестей Плюс» фильм «Монолог» с Александром Николаевичем. Никто, кстати, по-моему, больше такого не сделал ни в этот день, ни в другие. Как-то так очень тихо и скромно встретили это трагическое известие, что очевидно.

Л.ГУЛЬКО: Ну, в новостях было отмечено. Почему? Это естественно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, в новостях, конечно, было отмечено. Хотя – а, нет, я вру – еще во «Времечке» в этот же день показали большие отрывки из «Ночного полета», где Александр Николаевич был гостем какое-то количество лет тому назад. Хотя, я знаю, я, кстати, сама принимала участие в съемках Александра Николаевича несколько лет тому назад. У меня был такой короткий период сотрудничества с АТВ – телекомпанией «Авторское телевидение» и как раз вышла книга воспоминаний Александра Николаевича, и Малкин тогда решил сделать видеоверсию. Такие видеовоспоминания. У него была идея это на кассетах как-то тиражировать. Не знаю, что потом стало с этим материалом. Но обидно, если он пропал. Надеюсь, что не пропал, потому что мы снимали – а меня привлекли, ну, в качестве одного из интервьюеров, чтобы общаться – и мы снимали Александра Николаевича не только в студии, но и ездили к нему в деревню, где он родился, в Ярославскую область. И общались в том доме, где он родился, с его сестрами. А у него, по-моему, было 4 сестры. Ну, на съемках было не меньше, чем три, все родственники. А потом уже приехал как бы в гости Александр Николаевич, и это было удивительно, потому что они все – и сестры, и он, они какие-то удивительно естественные люди. Вот есть разница между простой человек и естественный человек. Уж понятно, что Александр Николаевич никогда не был простым – он был очень-очень сложным человеком. Но вот эта естественность какая-то общения, и естественность поведения…

Л.ГУЛЬКО: Ну, когда с человеком легко.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и существа, никакой позы. Это было удивительно. И я помню, что это на меня произвело какое-то огромное впечатление. И скромность вот этого дома, где продолжали жить его родственники, и куда он наезжал периодически. И какая-то скромность быта, и удивительное при этом какое-то человеческое достоинство и внутренняя интеллигентность. Хотя они, опять же повторю, сельские, достаточно простые люди, но отнюдь не в том понимании, какое мы обычно вкладываем в это вот «простой человек».

Л.ГУЛЬКО: Ирина Петровская – тележурналист и журналист Ирина Петровская. 11 часов 29 минут. Через 20 секунд самые свежие новости. Потом мы продолжим. Я прямо сразу зачитаю вопрос, а, наверное, потом вы, может быть, как-то его прокомментируете. Вернее, даже не вопрос, а мнение: «Чем показывать всякие глупые шоу и ток-шоу в хорошее вечернее время, лучше бы показывали классные западные фильмы. И народ бы поумнел немножко. Спасибо. Ирина Константиновна». Ну, сразу после новостей. Ладно?

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: 11 часов 37 минут в Москве. Мы продолжаем наш эфир вместе с Ириной Петровской. «Человек из телевизора». Вопрос, который я задавал, он пока повис в воздухе. Да убрать эти ток-шоу, действительно, а показывать западные фильмы, и люди станут умнее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, Ирина Константиновна, насколько я помню…

Л.ГУЛЬКО: Не я задавал, а задавала, да, Ирина Константиновна. Я озвучил, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …зовут радиослушательницу. Дело в том, что в позднее время, я так поняла, что речь идет о вечернем хорошем времени…

Л.ГУЛЬКО: В прайм-тайм, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …довольно часто показывают, особенно в выходные, хорошие западные фильмы.

Л.ГУЛЬКО: Ну, совсем в позднее. Куда-то перенесли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, в разное, между прочим, в разное. Бывают и премьеры. Причем, довольно быстро после того, как прошли премьеры там, у себя на родине где-то. Сегодня, кстати, будет, не помню только, по какому каналу, посмотрите, в связи с 60-летием Никиты Михалкова фильм Занусси «Персона нон грата», по-моему, называется, где Михалков сыграл.

Л.ГУЛЬКО: А вчера по «Культуре» было «Свой среди чужих, чужой среди своих».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, ну, сейчас вообще идет.

Л.ГУЛЬКО: Прекрасный фильм, вообще.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сейчас все каналы показывают фильмы, в которых либо снимался Михалков, либо он их сам снимал. Но тут речь о западных фильмах. И западные тоже. Дело в том, что Даниил Дондурей – социолог кино и культуры – он подсчитывал, что у нас фантастически большой процент показа фильмов группы А, как она там называется. То есть этого нет практически ни на одном телевидении мира. У нас довольно быстро до нашего телеэкрана доходят фильмы, которые только-только прошли у себя.

Л.ГУЛЬКО: Ну, молодцы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Больше того, они в некоторых случаях доходят чуть ли не пиратским способом, как было в случае не с западным уже, а с фильмом Алексея Учителя «Космос как предчувствие».

Л.ГУЛЬКО: А чем закончилось, кстати? Это противостояние Первого, Второго и Алексея Учителя?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что там выяснилась какая-то страннейшая история, что там одним из партнеров Учителя была некая дистрибьютерская фирма, с которой потом разорвали отношения. Вот она каким-то образом заполучила копию фильма и продала ее комитету московскому по, там, чему? – коммуникациям, как это называется. А уже комитет, в свою очередь, Первому каналу.

Л.ГУЛЬКО: Ну, да, денег заработали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть Первый канал по сути не спиратничал. Не украл что-то. Они официально купили, заплатили деньги.

Л.ГУЛЬКО: Да, добропорядочные правоприобретатели.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А вот эта фирма, да, она совершила вот эту гадость. Не знаю, как там Алексей Учитель. С кем он будет судиться.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это уже юристы. Дальше уже начинаются казусы юридические.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, там явно работают юристы. Но, конечно, здесь в данном случае пострадавшие – и Учитель, и Второй канал. Мы знаем, какая жесточайшая конкуренция между каналами. И в первую очередь, вот по поводу продажи прав на показ кино.

Л.ГУЛЬКО: Да, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Более того, часто кино еще только запускается. Канал принимает участие либо в финансировании, либо, извините за выражение, в промоушене этого фильма, и уже тогда оговариваются условия эти покупки прав на показ. Я думаю, неприятная история. Ну, вот я заканчиваю с этим. Что касается кино, оно у нас есть. Мне кажется, как раз нам сегодня необходимо как можно больше опять программ, в которых бы с людьми разговаривали умные люди, обсуждали бы проблемы, размышляли бы на эти темы, а не загоняли многие проблемы куда-то там далеко, и якобы их нет. Не говорим – значит, их нет. Как дети – спрятал голову, значит, и все. Он уже невидим.

Л.ГУЛЬКО: Ну, да. Свет выключил – и не видно. Вот, кстати, может быть, об одной из таких программ пишет Алла: «Уважаемые Ирина и Лев, самым прекрасным новшеством на НТВ сегодня является Лолита: мастерство, человечность и юмор. И даже иногда наворачиваются слезы. Нет балагана».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот мы уже несколько эфиров подряд с Ксенией это обсуждали тоже. Что это – и для меня, кстати, тоже это открытие начавшегося сезона, Лолита. Именно потому, что она живая, она умеет с людьми разговаривать, она выбирает удивительно какую-то человечную, человеческую интонацию и не скатывается. Иногда балансирует буквально вот на…

Л.ГУЛЬКО: Это тоже мастерство, знаете, пробалансировать-то.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …туда, где начинается какой-то уже этический беспредел. Да, это, конечно, мастерство. Или же точное в тебе чутье, что вот дальше уже ты не пойдешь. Во всяком случае из того, что я видела. Я, конечно, не каждый день смотрю три часа это шоу, но меня ничто там не коробило. Опять же по сравнению, скажем, с программой, которая теперь называется «Пусть говорят», где что ни тема, и что ни поворот темы… Я, Боже упаси, не считаю себя ни ханжой, и считаю себя не лицемером, и считаю, что на любые темы можно говорить…

Л.ГУЛЬКО: Это там, где Андрей Малахов, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Ну, к сожалению, где Андрей Малахов. Потому что Андрей Малахов, мы тоже уже об этом говорили, в прошлом сезоне был его путь превращения из вот этого дергающегося такого, кричащего юноши в нормального ведущего, модератора и программы с уклоном все-таки в человеческую, социальную составляющую. Потом поняли, что зрители на это идут значительно менее охотно, чем на «Большие стирки». И снова, хотя и вот с другим названием…

Л.ГУЛЬКО: …в другом формате…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …вернулись – и, что самое печальное, в другое время, значительно более выгодное нежели то, в которое шла «Большая стирка», вернулись к самым что ни на есть маргинальным, часто эпатажным темам. И на этой неделе обе программы, которые я видела, они меня совершенно этим потрясли, и я на эту тему как раз писала колонку…

Л.ГУЛЬКО: В пятничных «Известиях»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, в ближайших пятничных «Известиях».

Л.ГУЛЬКО: Просто не моя смена читать газеты, поэтому я не читал, извините.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ах, вы только по сменам? А вот для собственного удовольствия?

Л.ГУЛЬКО: Ну, представляете, если я буду каждый день? Это же ужас – для собственного удовольствия.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А я, представляете, каждый день смотрю телевизор?

Л.ГУЛЬКО: Ну, о вас я вообще не говорю.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, так вот, и одна из программ была как раз… точнее, она оттолкнулась от этой темы, что в Перми местные власти выступили с инициативой брать большие деньги за аренду концертных залов у артистов-представителей нетрадиционной ориентации.

Л.ГУЛЬКО: А-а, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, совершенно очевидно, что это такая дурь. Она ни при каких обстоятельствах не может, эта инициатива, пройти, хотя на местном уровне бывает всякое. Но тем не менее по этому поводу все, кто мог, высказались. А Андрей Малахов пошел дальше и сделал тему, посвященную отношениям женщин почему-то, в первую очередь. То есть первый маленький сюжетик был на эту тему – надо или не надо отказывать артистам нетрадиционной ориентации или драть за них бешеные деньги, за то, что они эту ориентацию представляют. А дальше пошел разговор о лесбийской любви, о детях, воспитывающихся в однополых семьях. Опять же я повторю, я видела и западные шоу на эту тему, ну, ток-шоу. Но здесь, когда в студию вызывается ребенок, девочка одной из таких мамаш, когда сидят две другие дамы. При этом очень смешно – говорится, что они не афишируют свои отношения и скрывают лица, а они сидят в студии – это можно умереть просто, да? Это что. Ну, это ладно, опять, они взрослые люди, они вернутся к себе домой, они где-то в провинции живут…

Л.ГУЛЬКО: Ну, ничего, они переживут. А вот дети…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и я думаю, что они там по полной программе поимеют. Что печально на самом деле.

Л.ГУЛЬКО: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но там еще и мальчика задействуют – сына одной из этих женщин. При этом и как бы, деликатность, понимаете ли, проявляют – лицо не показывают…

Л.ГУЛЬКО: Но называют фамилию и имя, поди, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …рассказывают, что тетя Марина делает с ним русский, а мама – математику. И потом звучит фраза, что мальчик тоже не догадывается об отношениях, которые связывают маму и тетю Марину, и пусть он разберется сам во всем, когда вырастет. Но мальчик, похоже, уже разберется значительно раньше, чем он вырастет. Потом еще более страшная вещь, когда… Извините, я все время откашливаюсь, потому что я простыла. Когда вызывают в студию женщину, и Малахов громко говорит, что она умирает, и она доживает последние дни, и вот у нее маленькая девочка на руках…

Л.ГУЛЬКО: И все хлопают, поди, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, естественно, все там хлопают по любому поводу.

Л.ГУЛЬКО: И все хлопают. Ё-мое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кто кричит, кто рыдает, кто кликушествует. И дальше повторяется, что она доживает последние дни, вот она хочет, чтобы ее девочку усыновили. В общем, это что-то невероятное. И любой здравый голос там тонет в этом крике, оре, гвалте, истерике. Так, например, Александр Градский попросил, то есть не попросил, а ему дали, наконец, микрофон, он там присутствовал, как я бы сказала, натурал, но как артист, который пытался как-то сказать про эту инициативу идиотскую Пермской администрации…

Л.ГУЛЬКО: Ну, зная Александра Градского, конечно…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И когда он очередной раз стал что-то говорить, Малахов поднес микрофон кому-то, кто в этот момент вопил. И Градский, в общем, довольно деликатно попросил дать ему договорить, а не одновременно шесть микрофонов совать в шесть разных ртов.

Л.ГУЛЬКО: Так.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И тут что-то случилось с Малаховым – он сказал, что: «Нечего критиковать мою программу: Я лишаю вас слова».

Л.ГУЛЬКО: Мог получить от Градского по лицу. Градский – человек жесткий.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я вчера как раз на премьере «Гарпастума», мы с ним пообщались по этому поводу. И он сказал, что у него было такое желание огромное, но как все-таки человек ответственный, он понимал, что это идет в прямом эфире. Он говорит: «Если бы в записи, может быть, так бы и сделал».

Л.ГУЛЬКО: И вырезали бы потом.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А тут все-таки люди на Дальнем Востоке видят эту программу в прямом эфире, он все-таки не хотел скандала. Он ушел. В этот момент прямо, как только это хамство получил.

Л.ГУЛЬКО: Ну, естественно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И сказал совершенно ответственно, что это же самое он и руководству канала заявил или уже заявил, что пока этот человек – имея в виду Андрея Малахова, ведущего – работает на Первом канале, он никогда больше там ни в одной программе не появится. Ну, я думаю, это, конечно, он пока находится во власти этих эмоций. Но в целом это очень показательный момент, потому что любому, кто орет, кликушествует, дают слово, тому, кто пытается сказать какие-то здравые вещи, немедленно рот затыкают, причем, что называется, невзирая на лица. Это я просто вот опять же по контрасту с Лолитой. Потому что у Лолиты тоже бывают разные темы. Но то, как она это обсуждает, как удивительным образом никто не оказывается там обижен – не то, что вот рваное: два слова сказал, тут же тебя перебили, заорали. Нет, ощущение, что все как-то сполна высказываются, и зрителям в студии тоже не просто роль хлопающих вот этих попугаев или там кого отведена, а все-таки они тоже полноценные участники. И это, конечно, природное свойство – человек бывает талантлив в очень многом или ни в чем. Но в данном случае у Лолиты вот этот явный талант к коммуникации, общению.

Л.ГУЛЬКО: Но она ведь не одна, правда, с таким талантом? Почему бы таких людей не приглашать? Или все зависит от этого круга, который…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, во-первых, надо пробовать и рисковать. Ведь кому-то же пришла в голову идея пригласить Лолиту.

Л.ГУЛЬКО: Надо. А надо ли это?

И.ПЕТРОВСКАЯ: И вот попали. Есть еще человек, который тоже обладает талантом коммуникации, — Светлана Сорокина, например. Но вот ее сейчас нет в эфире. Потому что она помимо того, что она обладает талантом коммуникации, она человек очень такой острый и независимый и она малоуправляема. Я понимаю прекрасно, что вот в формате общественно-политического ток-шоу – это бесконечная проблема и головная боль, в том числе и у руководства: что там в следующий момент может произойти в студии?

Л.ГУЛЬКО: Вера – значит, программа Максима Шевченко называется «Судите сами», да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, «Судите сами».

Л.ГУЛЬКО: Просто Вера еще раз просит повторить название программы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я повторю. Во всяком случае так написано в программе. Может быть в дальнейшем – как было с «Большой политикой»: в программе написано «Большая политика», выходит теперь как «Реальная политика». Может быть, «Судите сами» трансформировалось в «Судите с нами». Но мне кажется, что «Судите сами» более какое-то такое правильное название.

Л.ГУЛЬКО: Да это в принципе-то одно и то же – что сами, что с нами. Ну…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, в общем-то, на самом деле название не имеет никакого значения, потому что «Основной инстинкт», как мы знаем, ну, в общем, он, если говорить о конкретном толковании этого понятия, он все-таки имел не самое прямое отношение к смыслу программ, которые под этим названием выходили.

Л.ГУЛЬКО: Конечно. «Где получить специальность телекритика?» — спрашивает Максим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Где получить специальность? Ну, я вам про себя скажу, потому что все, наверное, по-разному к этому приходят. Я училась на телевизионном отделении факультета журналистики МГУ, готовилась стать телевизионным журналистом. Частично им была и продолжала быть. Ну, а потом так сложилось, что мне предложили попробовать – я как раз в этот момент растила только что родившегося ребенка – и в журнале «Журналист» мне предложили попробовать написать о телевизоре. Ну, типа – все равно смотришь, чего же добру пропадать.

Л.ГУЛЬКО: Действительно. Ну, Максим, дерзайте.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот так и получилось. Но знание телевизионного процесса, телевизионной кухни, телевизионных персонажей, особенности телевизионных жанров и опыта других стран, и истории, кстати, телевидения вообще тоже, мне кажется, немаловажную роль в этой профессии играют.

Л.ГУЛЬКО: Вопрос от Тани из Екатеринбурга. Даже не вопрос, а тоже такая некая цитата: «Для меня большая удача – проект Первого канала «Охота на изюбра». Абай Карпыков – мой любимый режиссер со времен фильма «Фара». А так замечательно узнавать знакомый почерк – такие благородные черты. Хочу поздравить авторов и себя с такой премьерой». Я, к сожалению, не смотрел «Охоту на изюбра».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я смотрю, и в прошлый раз мы тоже начали это обсуждать. Если бы я не читала книгу Латыниной, может быть, я бы восприняла это произведение иначе. Но я читала. И самое интересное – все, что было для меня у Латыниной, в данном случае вообще ушло. Потому что получилось там… Латынина, как известно, пишет такие экономические триллеры, как кто-то правильно сказал. И там самое интересное – вот эти переплетения все: экономические, политические, экономико-политические. Здесь же это практически ушло, и остались какие-то вот с одной стороны, признаки детектива, с другой – слезливой мелодрамы. На мой взгляд. Ну, опять же вот я смотрю в ваши добрые понимающие глаза, и вы не можете мне откликнуться.

Л.ГУЛЬКО: Не могу, потому что не смотрел.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, к сожалению.

Л.ГУЛЬКО: К сожалению, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И поэтому это какое-то другое произведение. Вот как мне кажется. Хотя могло бы получиться что-то масштаба вот либо «Однажды в Америке», либо «Крестного отца».

Л.ГУЛЬКО: Ну, так нужен сценарист хороший, режиссер хороший, наверное. Я, правда, никого, так сказать, не хочу…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот этот период и проблема – становление капиталов, происхождение капиталов. Это же дико интересно.

Л.ГУЛЬКО: По-моему, рано еще. Вам не кажется?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, книга-то получилась интересная.

Л.ГУЛЬКО: Книга, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Книга получилась захватывающая. И, кстати, сама Юлия в каком-то интервью сказала, что она не смотрит этот сериал именно по этой причине, потому что слишком все упрощено и вот именно переведено в плоскость других жанров. Что ее, как автора, конечно, не может не огорчать. Что-то получилось совсем другое. Но повторю – если не читать произведение, может быть, это даже интересно и увлекательно по-своему. Уже не «Бригада», но еще все-таки не «Однажды в Америке».

Л.ГУЛЬКО: Да слава Богу, что не «Бригада». «Сегодня в телеанонсе журнала «ТВ-Парк», — пишет Александр, студент из Липецка, — прозвучало, что Владимир Соловьев вызывает Владимира Познера на дуэль в ток-шоу «К барьеру» по поводу «Тэфи». Вам что-нибудь известно по этому поводу?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мне ничего не известно. Более того, я не понимаю повод для вызова к барьеру по поводу «Тэфи».

Л.ГУЛЬКО: А что там случилось?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю, ничего, по-моему, пока не случилось. Я – член академии…

Л.ГУЛЬКО: Пока ничего не случилось.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и не слышала, чтобы там случилось что-то такое невероятное.

Л.ГУЛЬКО: Про голосование все объяснили.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не помню троек, честно говоря, выдвигался ли там сам Соловьев и попал ли он в финалисты – может быть, это причина, например, если не попал. Честно говоря, не знаю. Вот мне вчера только привезли из академии опять очередную целую коробку dvd-дисков, чтобы уже отсматривать всех финалистов. Потому что в этом году ведь, как известно, будут выборщики голосовать на «Тэфи». То есть не вся академия…

Л.ГУЛЬКО: Ну, да, там новая система голосования.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …а методом тыка, условно говоря, компьютер выберет 12 человек из академии.

Л.ГУЛЬКО: Американская система.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, из академии… уже опросили всех членов академии, кто готов в открытую голосовать, и я сказала, в общем, я готова. Не исключаю, что, может быть, я единственная так сказала, потому что меня никакие корпоративные в данном случае интересы не связывают ни с кем. Но я думаю, что если Владимир Познер, если вообще такая идея – ну, то есть идея-то любая может существовать – но если она приблизится к осуществлению, то Владимир Познер блистательно, я думаю, выйдет из положения, если он придет на такой поединок. Повода не вижу.

Л.ГУЛЬКО: Если Владимир Соловьев, конечно, позовет Владимира Познера. Решится.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, дело в том, что я не понимаю вот что в этом – Владимир Соловьев хочет выйти к барьеру с Познером?

Л.ГУЛЬКО: Я не знаю, вот я просто процитировал. Ну, может быть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что если он сам вызывает к барьеру Познера…

Л.ГУЛЬКО: …это другая передача.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У нас, кстати, есть такая традиция – Владимир Владимирович иногда звонит к нам в эфир и разъясняет что-то, что мы, допустим, не знаем. И, кстати, попадает в наш эфир. Не слышали никогда?

Л.ГУЛЬКО: Слышали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот он иногда звонит. И вот я думаю, что если он сейчас слышит нас, то, может, он нам разъяснит, успеет, что-то.

Л.ГУЛЬКО: Если это вообще имеет место быть.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но если сам Владимир Соловьев – то это дичь, потому что он ведущий. А кто еще его может вызвать, интересно?

Л.ГУЛЬКО: 203-19-22. Ну, давайте послушаем телефонные звонки. Вдруг действительно Владимир Владимирович дозвонится.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алле, добрый день.

Л.ГУЛЬКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Валентина, Москва. Ирина, вы не могли бы подсказать, куда у нас Лев Николаев делся с «Новым днем»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Лев Николаев…

Л.ГУЛЬКО: С Первого канала?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, с Первого канала.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Насколько мне известно, делает какой-то большой документальный проект, но «Новый день» отодвинули из его времени законного, потому что, как объяснил где-то недавно Константин Эрнст, рекламодатели недовольны невысоким рейтингом этих программ. А как раз, как известно, сейчас ведь основная добыча рекламная вот в этом периоде от 10 вечера и дальше – это пиво. Потому что в другое время пиво не рекламируют. И вот пивные, значит, рекламщики хотят на этом месте что-то более рейтинговое.

Л.ГУЛЬКО: А что, они сами не знают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но я надеюсь, что тем не менее Лев Николаев сохранился в штате Первого канала и будет делать документальные проекты. Я что-то знаю по поводу того, что он делал, и даже где-то уже видела анонсы, историю создания атомной бомбы – вот какой-то документальный сериал. Но уточню. В ближайшее время могу сказать, потому что мы периодически с ним пересекаемся тоже по разным профессиональным поводам.

Л.ГУЛЬКО: 203-19-22. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я из Челябинска.

Л.ГУЛЬКО: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей.

Л.ГУЛЬКО: Пожалуйста, Сергей, ваш вопрос.

СЕРГЕЙ: Вот такой вопрос – на НТВ утром была такая передача «Военное дело». Я очень интересуюсь военной техникой и военным делом. Сейчас очень мало подобных программ. Просто практически нигде нет. Вместо нее осталось вот «Бульвар…»…

Л.ГУЛЬКО: Ну, нет этой передачи, короче, да, утром?

СЕРГЕЙ: Да. Вот как вы прокомментируете?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, если вы видели, Сергей, это вообще тенденция этого сезона. То, что называется гламур. Вот привлекаются такие знаковые, скандальные, часто упоминающиеся светские персонажи, которые приходят в качестве ведущих: в частности, Ксения Собчак ведет этот самый «Звездный бульвар». Ну, что касается военных программ, я против того, чтобы программы делились по принципу медицинская, военная, комсомольская, как раньше. Они должны быть интересные. А здесь интересные программы можно сделать на любую тему, а не то, чтобы она должна быть как «Служу Советскому Союзу» — чтобы там маршировали и рапортовали, а несчастных солдат в частях сгоняли в Красный уголок это коллективно смотреть. Ну, и потом есть канал «Звезда», где тоже появляются программы военно-патриотической направленности. Но там, кстати, я иногда сейчас стала посматривать на канал «Звезда», все-таки вот того, чего мы больше всего опасались – такой кондовой военно-патриотической пропаганды – нет. И это меня радует. Там появились даже уже свои новости. Там показывают хорошее документальное, недавно увидела сокуровский давний фильм про Тарковского, и хорошее советское – действительно советское, российское кино. Мне кажется, что вообще идея военно-патриотических программ связана все-таки с нашим тоталитарным прошлым. Да, наверное, нужно делать программы и о проблемах армии. Но как правило военные программы у нас именно такого пропагандистского толка. Они вредны скорее, чем полезны.

Л.ГУЛЬКО: А если бы это было все в художественных фильмах – как, например, «Девятая рота»? Американцы делают же рекламу.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ради Бога. Я и говорю – в художественной форме.

Л.ГУЛЬКО: Но в художественных фильмах. Откровенно просто.

И.ПЕТРОВСКАЯ: В виде каких-то тем опять же для обсуждения – сколько угодно.

Л.ГУЛЬКО: Может быть, в тех же самых ток-шоу, кстати говоря.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но не то, чтобы вот все по команде лежат, пли, а потом мы знаем, сколько там этих солдатиков мурыжат, чтобы выставить на них свет, камеру, и чтобы они в грязи там ползали.

Л.ГУЛЬКО: Ну, собственно, наше с вами время подходит к концу. 11 часов 59 минут и 30 секунд. Есть такой последний коротенький вопросик: «Как вы относитесь к выходу в финальную часть «Эмми» сериала «Курсанты»?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо отношусь, потому что впервые вообще советский сериал вышел в финальную часть «Эмми»…

Л.ГУЛЬКО: Да, и российский тоже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: То есть российский, извините, конечно.

Л.ГУЛЬКО: Это мы сейчас просто заговорились о патриотизме.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, неважно. Все нас поняли.

Л.ГУЛЬКО: Да, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Российский сериал. Кстати, это был хороший сериал. Так что я их поздравляю и надеюсь, что они дойдут совсем уж до финала. До премии, я имею в виду.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо большое. Ирина Петровская – журналист, телекритик, как всегда в «Человеке из телевизора». До следующей субботы. Счастливо. Пока.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Спасибо. Счастливо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире