'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: Вот вы никогда ничего что не узнаете, вот все, что мы узнали с Кузьминой и Петровской, вам никогда не скажем, правда?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Смотря что. Потому что что-то является еще пока тайной, что-то уже можно обнародовать, поскольку стало явным.

К. ЛАРИНА: Ирина Петровская здесь в студии. Начать я хотела вот с чего. Традиционно этот самый ваш профессиональный клуб телекритики и телепрессы вручает призы, и определили лауреатов прошедшего телевизионного сезона. Я так понимаю, что это идет перед церемонией вручения ТЭФИ, такие профессиональные награждения по типу Золотого глобуса перед Оскаром.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Спасибо за такое сравнение, и ТЭФИ с Оскаром и нашей премии — с Золотым глобусом.

К. ЛАРИНА: Как ваша премия кстати называется?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Называется «Клуб «Телепресса». Мы никакая ни общественная, ни юридическая, ни прочая организация. Мы просто по такому добровольному принципу объединяемся с газетчиками и с людьми с других радиостанций, которые говорят, пишут, анализируют СМИ, телевидение, в первую очередь.

К. ЛАРИНА: То есть, кто к нам сюда приходит в наши программы про телевизор, это все участники вашего клуба.

И. ПЕТРОВСКАЯ: В том числе, хотя в принципе нас человек 15, это из разных совершенно газет, «Комсомолка», «Московский Комсомолец», «Независимая», и так далее, радиостанции, ИТАР-ТАСС даже есть, там люди, которые тоже говорят о телевидении, и раз в месяц, те, кто читают газету «Известия», видят, что мы подводим там на целую почти полосу итоги месяца прошедшего. В конце мы подводим итоги сезона. И потом на основе уже этих данных мы снова собираемся и пытаемся определить события этого сезона и людей, достойных премии «Телепрессы». Здесь такая история чистая, и трудно заподозрить в сговоре, корпоративных интересах кого-то, потому что издания очень разные, люди очень разные. В целом, конечно, есть у большинства этих людей общее, то, что они с позиции здравого смысла все это оценивают. И конечно, отмечают тенденции, какие-то вещи, важные для развития телевидения в этом сезоне. Этот сезон, в принципе, был очень тухлым, мы знаем, прошедший сезон. Да, еще отмечаем антисобытия, которые естественно не предполагают вручение премии. Антисобытием в этом сезоне стало пропагандистское топорное освещение предвыборных и выборных кампаний, в частности, на Украине, и показательных процессов, все знают, о чем речь идет. И в эту категорию больше всего подпала к сожалению НТВ, которое показывало больше других заказных фильмов, мы знаем, каких, о Ходорковском, помнишь, этот злосчастный фильм, «Миша Саакашвили». А среди наших лауреатов награжденных – это «Гибель империи», 1 канал.

К. ЛАРИНА: Арина Бородина небось там пролоббировала.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Не-не.

К. ЛАРИНА: Арина была инициатором, наверное.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Если ты посмотришь, откроешь итоги сезона наши, то там безусловно «Гибель империи». За прорыв в сериальном жанре, и за то, что 1 канал пошел на то, что поставил сериал в хорошее время, вопреки даже тому, что обычно идет ориентация в это время на безусловно самый высокий рейтинг. Как мы знаем, у «Гибели империи» был хороший рейтинг, но не максимальный. И вторая такая же премия, событие тоже в области сериалов, это «Штрафбат» канала Россия, и на вручение пришел Николай Досталь и продюсер генеральный канала Антон Златопольский. А за «Гибель империи», Владимир Хотиненко сейчас в Риме, получал премию сам Константин Эрнст. Я говорю о том, что руководители канала считают, очевидно, теперь уже на 6-м году существования, вчера как раз пятую вручали премию, эту премию для себя вполне престижной, хотя это все проходит в таких скромных обстоятельствах, в маленьком зальчике в Домжуре, что называется, при участии только своих. Николай Сванидзе за «Исторические хроники» получил премию. И конечно, спецприз, причем его договорились все единогласно, еще до того, как все случилось, присудили Ирене Лесневской за твердость и верность себе. И была тоже Ирена Лесневская, которой, мне кажется, тоже было вчера особенно важно это получить, признание людей, которые в общем со стороны, но в то же время и в процессе. И все эти замечательные мужчины руководящие тоже максимально оказывали ей знаки внимания и поддержки. И «Моя прекрасная няня», как некое новое слово в развитии телевидения.

К. ЛАРИНА: Освоение жанра.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, это такой, для индустрии телевизионной интересный очень проект, и премию за «Няню», получали Александр Роднянский, главный человек на канале СТС, и Александр Акопов, продюсер телекомпании «А-медиа», которая, собственно, этот сериал и производит. Вот такая церемония у нас была вчера небольшая.

К. ЛАРИНА: Всех назвала лауреатов?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да. В этом году у нас не было…

К. ЛАРИНА: Информационно-политических передач, новостников?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, у нас по-другому, у нас события и персона. Вот персону однозначно никто так и не смог выделить, и программу-событие тоже никто не смог выделить. Там были часть из них – это спецпризы, неважно все равно, это то, на чем все безоговорочно согласились. Потому что идея в чем, что выдвигаются всеми представителями нашего клуба те или иные персоны или программы, и те, кто набирает как минимум половину голосов, те тогда уже обсуждаются и становятся, допустим, лауреатами. Если одного два раза назвали 15 человек, и другого два раза, то к сожалению, персона не проходит. Вот таким простым арифметическим способом.

К. ЛАРИНА: Всех назвали?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Всех назвала, и все они были, что особенно приятно, все приехали, хотя вчера были совершенно нечеловеческие пробки. И потом, мы так сидели еще некоторое время в неформальной обстановке, общались, что тоже всегда полезно.

К. ЛАРИНА: Тогда по поводу неформальной обстановки уже комментарии к событиям. Поскольку безусловно главным событием последних дней в области телевидения это уход Ирены Стефановны Лесневской с поста президента Ren-TV, еще добавлю для тех, кто может быть пропустил эту новость, что Ирена Стефановна не просто ушла, она еще бренд Ren-TV с собой забрала.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это пока не вполне очевидно.

К. ЛАРИНА: Скажи, были ли по этому поводу комментарии, можно ли что-нибудь сказать, какую-то конкретику уже, внести ясность в этот вопрос. Что будет дальше? Что решили Марианна Максимовская, Ольга Романова? Меняется ли содержательная часть канала? Меняется ли ориентация? Что известно?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Разумеется, Ирена Лесневская ответить на этот вопрос не может, это называется, поживем-увидим. Вроде бы акционеры заверяют, что ничего существенно не изменится на канале.

К. ЛАРИНА: Но она же уходит.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Уходит. Это самое главное, потому что канал Ren-TV без собственно Ren – Ирены, это уже конечно совсем что-то другое. Но насколько я знаю, пока это правильная позиция. Ирена попросила своих сотрудников не дергаться раньше времени и все-таки работать дальше в тех обстоятельствах, в которых они оказались. Действительно, чего раньше времени гнать волну? И посмотреть, может быть, в конце концов новым акционерам, владельцам, руководителям все-таки будет выгодно, а также тем, кто вообще сегодня курирует все СМИ, может быть, выгодно все-таки сохранять некоторые островки. Потому что, если мы возьмем, посмотрим канал Ren-TV, только речь в общем идет только об информационной составляющей, которая существенно отличается от того, что мы видим на других каналах. А все остальное – это сериалы, развлекательные программы, и кино, и притом это сериалы, которые производит как раз сама компания-продакш «Ren-фильм», по-моему.

К. ЛАРИНА: А Дмитрий остается на канале?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, как руководители наемные, они уходят с канала. Но эта производящая структура киношная, как я поняла, у них остается, и они будут продолжать производить то, что производили. В общем, все равно это абсолютно такое знаковое событие этого сезона. А точнее, итог предыдущего. Потому что по сути канал уже в новый сезон вступит без своих хозяев, долголетних владельцев и идеологов. Разумеется, я так думаю, что присутствие Лесневских на канале все-таки было лучше, чем их отсутствие на канале.

К. ЛАРИНА: Конечно.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И вообще, с уходом Ирены, в большей степени, в меньшей – Димы, потому что он человек современный, он найдет себе и находит занятие.

К. ЛАРИНА: Будет кино заниматься.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Помню, что продюсировал «Возвращение», один из самых успешных с точки зрения в частности вручения всяких призов.

К. ЛАРИНА: Международного признания.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но уход Ирены для меня означает конец романтического подхода к телевидению.

К. ЛАРИНА: Конец, я бы сказала, вообще. Нет такого ощущения?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я не хочу. Это слово имеет свойство, произнесешь плохое слово, и потом сбывается. Но тем не менее, и это для меня важно и печально, конец этой романической эпохи, потому что канал Ren-TV начинался, как мы помним, как канал для интеллигенции, для людей более высоко образованных, и высоко организованных.

К. ЛАРИНА: Они потом кстати отказались от этого, потому что это невозможно.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Потом отказались, потому что выяснилось, что коммерческое телевидение к сожалению не может совмещать коммерческую свою основу…

К. ЛАРИНА: И просветительскую.

И. ПЕТРОВСКАЯ: … И апелляцию к интеллигенции. Но все равно мы помним, сколько людей, действительно настоящих и интересных прошли через этот канал, и Эльдар Рязанов, и Юрий Никулин, и Григорий Горин, и Владимир Молчанов со своей еще той программой.

К. ЛАРИНА: И Рост.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И Юрий Рост, и Евтушенко со своей программой «Поэт в России больше чем поэт».

К. ЛАРИНА: И Доренко.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И Сергей Доренко. Ирена обладала и обладает кажется удивительным свойством аккумулировать такие силы, действительно, силы творческие, и помогать людям, потому что часть людей работала, потому что уже на других каналах не могли работать. Но не потому, что они плохи, наоборот, они хороши, но просто так сложилась ситуация, что некоторые не могли работать, и наверное, не смогут, в нынешней ситуации на других каналах, да их и не возьмут. И это очень печально. И потом. Ирена была среди всего этого собрания мужчин-руководителей каналов такая в общем, при всем при том хрупкая женщина, она обладала таким фантастическим бесстрашием, и действительно пересказывали просто легенды, когда глава государства собирал руководителей каналов, и все сидели тихонькие, поджав хвостики, в этот момент вступала Ирена и говорила то, что она думает.

К. ЛАРИНА: Вообще принципиальный человек.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, что реально это повредило, и то, что она проводит упорно и проводила эту информационную политику, и то, что говорила в глаза царям то, что она про них думает, вот такая она. Помню, на прошлом собрании академии, перед прошлым ТЭФИ, я в первый раз участвовала в этом собрании, как член академии. И нам с Иреной показались несправедливыми результатами в двух категориях троек финалистов. И по одному случаю выступила я и попросила переголосовать, а по другому Ирена. И переголосовали. И действительно результаты изменились. Ирена потом сказала, ой, как хорошо, что ты здесь появилась, потому что раньше здесь я одна была городская сумасшедшая, а теперь будем две. Это я говорю не к тому, чтобы примазаться, я совершенно не столь отважна и бесшабашна. А именно, что нормальный голос сегодня воспринимается как голос городского сумасшедшего. Но счастье, что они все-таки хоть в единичном экземпляре, но существовали. Потому что действительно Ирена обладает способностью сказать то, что она думает, и всех это вдруг дико изумляет, а кто-то может и устыдиться. Но вот такая у нее была функция. Я вчера, когда мне поручили сказать от имени нашего клуба Телепрессы слова в адрес Ирены в связи с тем, что она получила у нас этот специальный приз. Я как раз говорила о том, что кому-то нужны титулы, чтобы представить, рассказать, уточнить, кто этот человек, а здесь Ирена, и в этом сообществе ничего больше говорить не нужно. Это и титул, и функция, и должность, и диагноз, и все что угодно. И как бы дальше не складывалась ситуация и история самой Ирены, и она, знаю, полна желания и планов создать какой-то новый канал. Но в любом случае в историю современного телевидения уже вошла Ирена. Это такой бренд, даже не Ren-TV, а сама Ирена, которая делала многие вещи абсолютно вопреки сложившейся ситуации, и была неким, не хочется пафоса, но тем не менее, моральным ориентиром для многих. Хотя, думаю и знаю, что многим тоже наверное с ней было тяжело работать.

К. ЛАРИНА: И потом она тоже иногда заблуждалась, но ее заблуждения очень искренние, она человек эмоциональный, неравнодушный. И я сама была свидетелем того, как она могла и ошибиться, но при этом и признать через какое-то время, что неправильно, не так оценила какое-то событие или человека, в этом ее и ценность, абсолютно.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И очень много людей знает и помнит, как она умеет помогать, особенно, если человек попадает в беду, не зависимо от того, как складывались с этим человеком отношения. Она никогда это не афишировала. Ирена, и этим всем сказано. И пожелаем ей, чтобы все-таки продолжалась эта история.

К. ЛАРИНА: Да, Ирена Стефановна, очень жаль, ужасно жаль, что больше нет канала Ren-TV.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Он есть пока, давай не будем хоронить раньше времени.

К. ЛАРИНА: Будет другое, наверное. Надеемся, что Ren-TV не пропадет как бренд, это самое главное. Давайте уйдем на новости. И уже обратимся к вашим суждениям, вопросам, мнениям.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Передо мной вопросы, которые пришли на наш сайт до начала программы. «Искренне уважаемые дамы, порой согласен с критикой в адрес Соловьева, но, согласитесь, что последняя «К барьеру» была удачной. С таким сильным полемистом как Проханов он выглядел достойно, парировал удачно, а порой остроумно. Согласны?», спрашивает нас В.Тертый из Москвы.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ну, был нормальный выпуск «К барьеру», да, действительно, в общем, Проханов украсит любую программу.

К. ЛАРИНА: Не люблю, когда он кликушеством начинает заниматься.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да нет, я не могу сказать, что он сильно кликушествовал. При том, что, мне кажется, что вполне был сильный и второй оппонент.

К. ЛАРИНА: Очень интересный человек. Владимир Мединский из «Единой России».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да. Я уже давно его заметила, в каких-то других программах он появляется. Он очень четкий, аргументированный. Другое дело, что, конечно, тема «выносить или не выносить Ленина, хоронить или не хоронить», понятно, что все равно победит…

К. ЛАРИНА: Дружба.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, не дружба. Представитель той точки зрения, что не трогайте раньше времени. Я кстати согласна с этой точкой зрения. Потому что мне кажется это на сегодня далеко не первый пункт на повестке дня. И в конце концов я согласна с теми, кто говорит, давайте уже уважим тех пожилых людей, для которых это будет действительно тяжким ударом, оскорблением, в конце концов, их не так уж много осталось, столько лет пролежал, пусть себе там пролежит. А что касается Соловьева, друзья мои, совершенно критика не исходит наша из того, что вот это этот конкретный персонаж. Более того, мы часто отдаем должное, что этот человек и профессиональный как ведущий, кстати, это в «К барьеру» в большей степени проявляется, чем в «Воскресном вечере», когда у него есть четкая и конкретная функция секунданта.

К. ЛАРИНА: Очень жесткая форма передачи.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Когда он не отходит от этого и не начинает участвовать с кем-то наравне или не подыгрывать кому-то. А так, конечно, если говорить о профессионализме, особенно, на фоне того, что сегодня происходит на том же канале, когда действительно эфир заполонили люди, вообще не имеющие отношения к профессии, то с точки зрения того, как он реагирует, какие он реплики подает часто, ведь это же у него не редактор в ухе, я уверена, наверное, есть редактор, но все равно участие в разговоре, понимание, о чем идет речь, конечно, у него не отнимешь, что говорить. Другой вопрос, что не всегда человек придерживается тех рамок, которых по идее каждый всяких ведущий работать. У каждого из ведущих своя роль. У него здесь роль в чистом виде модератора, он должен просто направлять этот разговор. Дай бог, иногда получаются успешные программы, особенно, когда участвуют яркие люди.

К. ЛАРИНА: «Будьте добры, ваше отношение к программе Малахова с Грабовым», спрашивает Саша из Москвы.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это тема, которая меня занимает после того, как я увидела эту программу, эти дня я про это думаю.

К. ЛАРИНА: До чего мы дожили.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да не до чего мы дожили, а какая-то цикличность в повторении пройденного, притом не лучшего пройденного. Буквально может быть месяц назад, когда показывали Крымскую войну, параллельно на канале «Россия» показали уже как бы исторических фильм документальный про синдром «эффект Кашпировского», когда говорилось о том, что телевидение его сделало. Рассматривались версии, проект ли это КГБ для того, чтобы в тот смутный период направить народные чаяния в какое-то другое русло. И сейчас мы как будто возвращаемся снова в это же.

К. ЛАРИНА: Смутное время.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, я посмотрела сюжет в программе «Сегодня» на НТВ «Возвращение Кашпировского». Он все эти годы гастролировал в Америке и излечивал от недержания мочи русских наших эмигрантов, теперь опять вернулся. Тоже синдром, симптом. Грабовой. Обвиняют нашу газету в том, что она якобы исполняет некий верхний заказ для того, чтобы отвлечь от Беслана, и скомпрометировать матерей Беслана. Это бесстыдство, потому что газета ведет эту тему очень давно. И до Беслана еще начала, и одной из первых об этом человеке сообщала. Именно об опасности очередной разновидности этой тоталитарной секты.

К. ЛАРИНА: Согласись, как-то подозрительно все это раскрутилось сейчас.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю, во всем можно найти какие-то конспирологические мотивы. Не знаю. Да, та раскрутка, которая в результате произошла, наводит на подозрения. И я совершенно не уверена, что этому человеку нужно, одно дело газета, 250 тыс. тираж, ну, 2 человека номер прочитают – 500 тыс. Другое время – лучшее время на самом массовом, самом главном, если говорить из классификации, канале, перед программой «Время». Что бы там ни говорили, да, была попытка показать его истинное лицо, сказать ему, что он шарлатан. Тем не менее, эффекта просто от появления такого человека, явно обладающего какими-то гипнотическими возможностями совершенно невозможно предугадать. А точнее, возможно. Люди, которые не воспринимают это, будут плеваться и уйдут, а люди с психикой подвижной, они увидят симпатичного, очень уравновешенного человека, который не говорит ни да ни нет, а на него все наскакивают. А когда на одного наскакивают, мы знаем, что возникает закономерный эффект жалости, и сочувствия тому, на кого наваливаются всем миром. Вообще абсолютное ощущение средневековья и мракобесия, когда они эту чушь говорят, и сидит воскрешенный мертвец.

К. ЛАРИНА: И всерьез обсуждают.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Как ни обсуждай, всерьез-не всерьез, я еще раз говорю, что, во-первых, когда все вместе на одного, то как ни крути, а у многих эффект сочувствия возникает.

К. ЛАРИНА: Почему он не на скамье подсудимых, объясни мне, ради бога, Ира, почему в эфире?!

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да. Эфир тем самым его еще более пропагандирует и делает его легальной публичной персоной.

К. ЛАРИНА: Бред собачий.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но при этом, смотри, в этот же день я включаю первый же канал.

К. ЛАРИНА: Можно я прочту словами нашего слушателя, по теме, Антон из Санкт-Петербурга: «В среду «1 канал» показал большой фильм о приворотах, заговорах, колдовстве. Целый час нас убеждали в том, что мысли передаются на расстоянии, через фотографии можно влиять на человека, а вода несет магическую информацию, пьянство несет магию, а в деревне большинство семей только с помощью этого и создаются. На многих каналах принято по поводу и без поводу спрашивать мнения священнослужителя. Но именно здесь, где оно было необходимо, любой священник объяснил бы, почему всему этому верить нельзя, его и не было. Не появилось в кадре и ни одного толкового ученого».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Более того, меня еще поразилось, что там появляются эти все колдуньи и ясновидящие, которые себя бесконечно пропагандируют, они до сих пор еще сохранились на мелких каналах, объявления бесконечные, «потомственный ясновидящий исцелит». Но там написано было «экстрасенс», то есть им тоже придают некий статус вместо того, чтобы сказать, ребята, в большинстве своем это просто шарлатаны. Меня это тоже глубоко поразило. Значит, вы в одном сегменте своего эфира пытаетесь разоблачить черную магию. И вообще этот весь бред сивой кобылы, и сказать, что это не может быть, потому что этого не может быть никогда. И Малахов в праведном гневе говорит, если бы я мог, я бы сейчас подошел и ударил. Этим заканчивается программа про Грабового. Проходит полтора часа, и мне на полном серьезе, мне не говорят, что это бред сивой кобылы, а рассказывают, как Марья Петровна чуть было не потеряла мужа, потому что его кто-то приворотил. И как она ходила к бабкам, и они отворот устроили. Показывают какое-то яблоко. Оказывается, такой бывает приворот, если в яблоко вместо сердцевинки засунуть бумажку.

К. ЛАРИНА: Дай-ка я запишу.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И идут титры: «не пробуйте делать это самостоятельно, это небезопасно». Стоят две свечи, некая не пойми кто вырезает из яблока сердцевинку, своей кровью нужно написать имя суженого, или кого ты хочешь приворотить, засунуть в сердцевинку, и тогда вместе с тем, как будет усыхать яблоко, будет сохнуть по тебе и этот твой возлюбленный.

К. ЛАРИНА: Это тоже «спецфильм», как говорит Варшавчик, или там есть какие-то титры, авторы?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Там были какие-то титры, авторы, это не спецфильм, это такая документалка тоже на злобу дня, потому что огромное количество людей этим занимаются – привораживают, отвораживают. Потом нам рассказывается например этом фильме история про то, как покончил самоубийством молодой парень-хоккеист, забыла, из какой команды, там называют, и его мать подала в суд на родственников, этот парень женился, и якобы он женился против своей воли. Это его тоже приворожили родственники. Правда, говорят, ей отказали в этом иске в связи с недоказанностью этого обвинения. Но тем не менее обвинение брошено, там наверное существуют реальные люди, в этом городе, где они живут, их знают. В общем, чего-то мне кажется мы доиграемся с этой историей. Потому что действительно я где-то тут прочитала результаты медицинского исследования, что в какие-то ближайшие годы и десятилетия, людям, нам, россиянам, грозят смерти, заболевания даже не средечно-сосудистой системы, а именно психические массовые расстройства. Это удивительным образом еще входит в противоречие с этими заклинаниями, что наши люди почувствовали стабильность, курс «отвердел», что впервые может быть люди осознали прелесть, суверенность спокойной жизни, а по мне так это все – явление этих мессий, эти фильмы о приворотах и отворотах. Это свидетельство того, что мы опять находимся в каком-то смутном времени, потому что известно и доказано, что признак смутного времени – это появление Распутиных, этих всех самозванных Иисусов и прочее. И когда телевидение таким образом и такое внимание этому уделяет, то оно волей-неволей вводит это в ранг нормального и легального. Мы уже много раз об этом говорили. Даже если имеет целью, как в случае с Грабовым, его вывести на чистую воду.

К. ЛАРИНА: На чистую воду пусть его выведет прокуратура. Я не понимаю, почему она до сих пор этого не начинает делать.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Потому что, как я уже где-то читала, и кто-то говорил, что нет реальных обращений в прокуратуру от реально от него пострадавших. Люди, которые ему заплатили деньги, либо стесняются признаться в том, что они лохи. Либо-таки ждут чуда до сих пор. А потом, никому в голову даже не приходит. Он говорит, что он отменяет факт смерти, событие смерти и всех воскрешает. Слушайте, а где они жить-то будут, если сейчас взять и всех воскресить.

К. ЛАРИНА: Ира.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да нет, я-то согласна, я понимаю, что в некоторых ситуациях действительно мечтаешь и огромное количество людей мечтают, грезят, не знаю, ночами не спят, чтоб только близкие к ним вернулись. Но говорится о том, что всех воскресят. За сколько веков? Или как? Или по желанию? По заказу будут? И этот бред озвучивается как диагностика президентского самолета, и человек сидит, действительно, не поймешь, сумасшедший или мошенник, или то и другое. И действительно, это сенсация, событие, как же мимо него пройти. Но это не умножает психического здоровья населения.

К. ЛАРИНА: А теперь телефон уже хочу включить.

ПОЛИНА: Как раз по последнему вопросу, я не смотрю обычно Малахова, потому что действительно там маргинальность все время ужасно. А тут этот Грабовой. Зачем его было приглашать?! Ну видно же было, что мошенник.

К. ЛАРИНА: Спасибо, понятно. Хочу закрыть тему, поскольку понятно, что мы дальше будем опять спрашивать, зачем, зачем. Мы уже обсудили эту тему. Алло, здравствуйте.

ЮЛИЯ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Я мама троих детей, и я бы хотела сказать, что мы должны всегда помнить, что, кроме взрослых зрителей, есть еще и дети, которые это телевидение смотрит, смотрит не только телевидение, а читает вывески газет, которые крупными заголовками написаны, особенно дети, которые учатся читать. Вот у меня старшая дочка 15 лет, она в общем человек, более устойчивый к такого рода влияниям. А среднему сыну как раз 6.5, он в таком возрасте, когда все, что написано крупными буквами, легко и с удовольствием читает. Все, что говорится в телевидении, все слушается и впитывает как губка.

К. ЛАРИНА: Юля, вы его сами оберегайте.

ЮЛИЯ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Разговор о том, что не хотите, не смотрите, выключите, я скажу такую вещь. Мы не смотрим никаких боевиков, и даже хорошие фильмы приходится выключать, чтобы не было излишнего давления, негатива на детей.

К. ЛАРИНА: Правильно делаете.

ЮЛИЯ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Как только сын пошел в детский садик, выстрелы, полицейские, наручники, аресты, руки вверх, взрыв бензоколонки, это все переполнило детские игры. Стоит в детсадовской группе одному ребенку посмотреть боевик, как правило, на следующий день уже весь детский сад бегает уже, и друг друга убивают.

К. ЛАРИНА: Понятно, спасибо большое. Ира, что здесь можно сказать?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, это самое естественное, не давайте смотреть. Но мы уже много раз говорили о том, что, к сожалению, ребенка невозможно полностью изолировать от этого информационного потока, не дома посмотрит, так в гостях у кого-нибудь, или у бабушки. Бабушки особенно любят смотреть телевизор. И проблема в том, это проблема телевидения всего мира, чтобы учитывать, что в это время, в этом сегменте времени может находиться максимальное количество детей. Поэтому сомнительные темы, которые могут нарушить или повлиять на психику дурным образом в первую очередь детей не следует обсуждать, наверное, в хорошее время, доступное большинству. Уводите это в ночь, как хотите, и не показывайте кровь, которая там может литься рекой. Телевидение всего мира нашло выход из этого положения, оно не показывает, имею в виду нормальное телевидение, то, что может реально повредить психике людей. Наше до сих пор еще все какие-то свои собственные велосипеды изобретают. В ночи, на кабеле, ради бога, платите, смотрите, хоть что угодно, хоть крутую порнуху, она тоже присутствует, только в платном режиме для взрослых людей, и ради бога, вперед.

К. ЛАРИНА: Давайте еще звонок.

ОЛЕГ, ВОЛОГДА: Как вы относитесь к творчеству Шендеровича. Я вопрос задают, потому что он у нас в Вологде почему-то выступает.

К. ЛАРИНА: Почему «почему-то»? Приехал выступить, молодец.

ОЛЕГ, ВОЛОГДА: А я не знаю, что бы это значило.

К. ЛАРИНА: И чего, он артист разговорного жанра.

ОЛЕГ, ВОЛОГДА: Вроде бы и на митингах в Москве выступает.

К. ЛАРИНА: Да.

ОЛЕГ, ВОЛОГДА: И в Госдуму. Какой смысл имел его приезд в Вологду сегодня?

К. ЛАРИНА: Олег, совершенно точно вопрос, который вы задаете, не для Ирины Петровской и не для Ксении Лариной. Я вас умоляю, уж кто-кто, а Виктор Шендерович сам может за себя ответить, что он и сделает, я надеюсь, когда появится у нас в эфире.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И у вас в Вологде.

К. ЛАРИНА: И у вас в Вологде.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И можно прямо сегодня ему этот вопрос задать, что он имел в виду.

СЕРГЕЙ: Я хотел спросить, «Эхо Москвы» — первое СМИ, которое предоставило эфир Гробовому. А теперь вы рассуждаете, осуждаете.

К. ЛАРИНА: Что значит " вы рассуждаете, осуждаете»?! У меня есть конкретное имя и конкретная фамилия. Если вы меня спрашиваете лично, как сотрудницу «Эхо Москвы», как я отношусь к тому, что г-н Грабовой был гостем нашего эфира, я вам отвечу честно, я отношусь к этому плохо.

СЕРГЕЙ: Я тоже плохо.

К. ЛАРИНА: Вот и все, что я могу сказать, больше ничего. Я высказываю свое личное отношение как Ира это делает тоже. Правда же?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да.

К. ЛАРИНА: Я считаю, что это ошибка.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Хотя, опять же повторю, что несоизмеримые возможности охвата аудитории у радиостанции «Эхо Москвы», у газеты «Известия», и у 1 канала, и любого другого федерального канала телевидения, и речь идет об этом. Когда ты работаешь с адресной аудиторией, как работает отчасти «Эхо Москвы», все-таки отчасти адресная аудитория, мы примерно себе ее представляем и в том числе ее критичность мы примерно знаем. Газета любая тоже работает в общем адресно, она тоже знает, на какую она аудиторию работает. Телевидение для всех. Это телевидение общего интереса так называемое, особенно 1-е, 2-е, канал НТВ, те, что работают в метровом диапазоне. И несоизмеримы возможности. И никогда невозможно предугадать, что потом люди, как они усваивают, это ведь особое, этим ведь психологи занимаются, как разные люди воспринимают одну и ту же информацию, одно и то же слово, когда их столько, а это миллионы реальные, то наверное нужно думать об этом самом, извините за банальность, «как это слово отзовется», и как это явление Христа народу отзовется.

К. ЛАРИНА: Безусловно. А все эти оправдания, что мы позвали его, чтобы вывести на чистую воду, как говорят ведущие телевизионных программ, мне кажется, что таких людей надо судить, а не выводить их на чистую воду, это бесполезно, с ними вступать в дискуссии, наприглашали и журналистов, и ученых, и священнослужителей. Бесполезно вступать в дискуссию с такими людьми.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ксюша, важная вещь тоже, ты права абсолютно. Потому что в формате «Эхо Москвы», я не слышала это в эфире, я потом прочитала.

К. ЛАРИНА: Я тоже читала.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Там у него два жестких оппонента – Бунтман и Максим Шевченко, которые его долбают, ты скажи, да или нет. И становится очевидно, что человек юлит.

К. ЛАРИНА: Это для тебя очевидно, Ир.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Хорошо. Но тем не менее, в ситуации, когда есть оппоненты, критично настроенные люди, и которые могут свое слово сказать, это одно. В ситуации ток-шоу, когда каждый умудряется в лучшем случае сказать 5 слов, и все это тонет в шуме, в гаме, в криках, то ли за, то ли против, выступления каких-то заявительниц, апостольш, это совершенно иная история, иной формат. И он выбрал ведь очень мудрый способ поведения. Он как бы не оправдывался. Он единственный раз засмущался, когда корреспондент «Комсомолки» показал этот фоторобот, с которым он пришел к этому, извините, воскресителю, и тот сказал, все, он уже воскресил, и этот человек живет в Южной Америке, тут он смутился, потому что это была очевидная вещь, это называется, сеанс магии с последующим ее разоблачением. Вот оно было разоблачение, да и то для тех, кто понял. Потому что, если бы корреспонденту этому дали реально сказать, как это было, весь эксперимент, а не бла-бла, быстро-быстро, то вот они реальные истории, когда все ваше воскрешение оказывается в чистом виде блефом.

К. ЛАРИНА: Мы уже должны заканчивать, тут спрашивали тебя про следующую неделю. Мы уже один фильм анонсировали с Витой Рамм, который стоит наверное, просто очень интересно посмотреть, это экранизация книги Юлии Латыниной «Охота на изюбря». Я хотела у тебя спросить. Я прочитала твои анонсы в газете «Известия», меня там поразила одна вещь. Почему рассказ о создании фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» в рубрике спецрасследования? Объясни, пожалуйста.

И. ПЕТРОВСКАЯ: У них же рубрикация очень жесткая на каналах.

К. ЛАРИНА: В спецрасследованиях я слышу что-то угрожающее.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Есть конечно, потому что в другом спецрасследовании говорят об ошибках пластических хирургах.

К. ЛАРИНА: А здесь история создания вполне мирного фильма.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Так они решили, называется «Рождение легенды», вообще я искренне сочувствую этим всем документалистам канальным, потому что я не знаю, где скоро они будут искать темы. Уже все, что можно, подняли, тайна смерти того, убийство сего, рождение фильма этого, притом все тайны оказываются просто пересказом версии. А тайны никаким образом не раскрываются. Вот был фильм сейчас про убийство Зои Федоровой. Понятно, что его посмотрело огромное количество людей. Но в результате говорится одно, тайна так и осталась тайной.

К. ЛАРИНА: Тайна сия – телевидение. Так что, дорогие друзья, до следующих встреч, в понедельник встретимся в программе «Коробка передач», а через неделю с Ириной Петровской в передаче «Человек из телевизора».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире