'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА – Ирина Петровская здесь. Доброе утро.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Доброе утро.

К. ЛАРИНА – Ксения Ларина тоже говорит вам доброе утро. Начинается наша телевизионная программа. Давайте мы начнем вот с чего. Поскольку Ира у нас отсутствовала неделю, была в командировке в Швейцарии. Это же была не просто поездка посмотреть и себя показать, что-то еще успеть сделать. Но все-таки по делу, поскольку было в плане журналистского обмена. Что вам там показывали, что ты там увидела?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это даже было шире журналистского обмена. Конечной целью был форум российско-швейцарский с обсуждением того, как Швейцария видит Россию и Россия видит Швейцарию. Должна сказать, что Россия Швейцарию практически никак не видит, потому что они нас часто спрашивали, что мы знаем о Швейцарии, что пишут. Мы рассказали, что пишут всегда, как только очередной сиделец появляется в швейцарской тюрьме, — об этом. И, как правило, другие узники русских тюрем завидуют швейцарским. Сейчас Адамов, раньше Бородин был. Знаем про Альпы, где богатые люди отдыхают, и там дальше традиционный набор: цветы, шоколад.

К. ЛАРИНА – Знаменитая мадам-то, прокурорша.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Ну, вот я и говорю, связанное с какими-то нашими коррупционными делами. Они нас тоже видят, в общем, хотя они все-таки имеет здесь корреспондентов в большинстве крупных газет, телевизионных каналов. И естественно их интересует то, что наши СМИ сегодня интересуют постольку поскольку. Это конечно, в первую очередь: Чечня, Ходорковский, Беслан и на эту темы мы говорили. Хотя естественно пытались рассказывать, что и Россия тоже шире в принципе этого. И без этого обойтись невозможно. И в этом смысле меня удивили некоторые члены делегации, которые по-прежнему существуют в системе координат — у советских собственная гордость, и у вас негров линчуют. Примерно. Что особенно министр Соколов, который выступал на форуме, в принципе речь должна была бы идти о СМИ, а он разразился долгой речью про то, как велика, необъятна, дремуча и экзотична наша страна, про Деда Мороза. Это как раз конечный пункт был наш в Берне этот форум. А до этого, у нас было 11 человек, журналисты разных изданий и нас возили, показывали редакции крупнейших газет, их телеканалы, их радио.

К. ЛАРИНА – Там есть свобода слова?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Там не просто свобода слова, а там все это по закону. У них в частности, например, телевидение только общественно-правовое.

К. ЛАРИНА – То есть?

И. ПЕТРОВСКАЯ — То, что у нас нет. Общественное телевидение, существующее на основе специального закона о телевидении, и абонентная плата налога, который каждая семья, имеющая телевизор и радио, кстати, платит каждый год. То, к чему мы стремимся.

К. ЛАРИНА – А цензура?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ну какая цензура.

К. ЛАРИНА – Нравственная, моральная.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Моральная – да, безусловно. И нам бесконечно они об этом говорили. Более того, поскольку это телевидение общественно-правовое, оно существует на основе закона, они обязаны удовлетворять интересы всех абсолютно без исключения слоев населения. И групп населения. Поэтому в обязательном порядке там присутствуют детские программы в большом количестве, научно-просветительские в большом количестве. В том числе, например, философские программы, чего мы давно себе позволить не можем. В определенной части развлечения, но конечно, не превалирует. Более того, им, например, запрещено свои программы прерывать рекламой. Конечно, новости, конечно, спорт. И поскольку Швейцария конфедеративная страна, то есть она состоит большая часть это немецко-говорящая, часть французская, часть итальянская, еще есть малюсенькая часть, я первый раз, кстати, об этом узнала, так называемая романская. Люди, которые говорят на редком уже практически забытом, но практически искусственном языке на основе латыни. Их всего тысяч 50. Но для того чтобы их интересы не были ущемлены, существуют каналы для них. То есть два немецко-говорящих, два французско-говорящих, два итало-говорящих, и один вот этот романо-говорящий. В парламенте обязателен перевод на все языки, хотя все они естественно говорят и по-немецки и по-французски. И еще большинство говорит по-английски. И что меня еще очень не удивило, а просто разница подходов. Мы были в старейшем, 225 лет газете, «Новая цюрихская газета» и увидели, что это традиционная газета, традиционная в западном понимании, где очень мало фотографий. Кто-то из наших спросил: а как же ваши читатели это читают. Такие кирпичи огромные слепые. Они сказали, что у нас консервативный пожилой читатель. И тогда задали вопрос: а как же они тогда существуют, если это консервативный пожилой читатель, все у нас мы привели пример, все стремятся к молодому активному дееспособному читателю. И тогда они сказали, что наоборот, они знают, что общемировая тенденция, что молодые сегодня меньше читают, они ориентированы на пожилого. Только одно отличие, о котором им пришлось говорить, то есть нам им пришлось рассказать. У них пенсионеры обеспеченные, у них пенсионеры богаче, чем молодые. Потому они, ориентируясь на этого пожилого человека, пенсионера, традиционно читающего газету, не проигрывают, а собирают подписку и у них большие тиражи.

К. ЛАРИНА – И рекламодатели не очень расстраиваются.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Абсолютно. Более того, это их адресная аудитория, во всяком случае, газетная. Так же как на телевидении адресная аудитория тоже, как правило, пожилой человек.

К. ЛАРИНА – Скажи, мне, пожалуйста, что невозможно на телевидении в Швейцарии то, что возможно у нас?

И. ПЕТРОВСКАЯ — В частности, например, нам подробно рассказали, как проходят политические передачи. Если приглашаются политики разных спектров, то каждому предоставляется ровно то время, которое было отведено только что его конкуренту или его оппоненту. Мы сказали, что у нас такое бывает только во время дебатов. А там есть специальный совет, у которого, в общем, рекомендательная роль, но он следит четко за соблюдением вот этого принципа полного равенства в обычных еженедельных, ежедневных политических ток-шоу. И их там кстати у них достаточно много, этих политических ток-шоу, которые с удовольствием смотрит все население. Уже, казалось бы, что в Швейцарии обсудить. Оказывается, что огромное количество проблем там обсуждается. Более того, в Швейцарии проводятся регулярные референдумы по разным вопросам, и тогда еще и эти политические ток-шоу само собой тоже обсуждают вопрос, который обсуждает все население. Что невозможно — я уже сказала, реклама не может прерывать. Разумеется, речи не может быть о показе сцен насилия…

К. ЛАРИНА – В дневное время.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да я так поняла, что в течение всего времени, потому что они общественно-правовое телевидение и их собственно говоря бог – закон. Невозможно никакое вмешательство власти, они сразу всегда говорили, что по закону у них СМИ отделены от власти. Есть один только случай, когда они имеют не право, а обязанность предоставить слово представителям власти. Только какие-то форс-мажорные обстоятельства, война, переворот, как мы знаем, тьфу-тьфу, в прекрасной и мирной Швейцарии этого не было отродясь. А что на меня произвело самое большое впечатление — это когда нас отвезли в Альпы. Как раз была годовщина битвы у Чертова моста, переход Суворова через Альпы и потрясающее место, где уже 100 с лишним лет назад установлен монумент графу Суворову-Рымникскому. И туда раз в год приезжают представители нашей армии и швейцарской армии и устраивают возложение венков. Это все с гимнами, эти альпийские стрелки со штыками. Это что-то невероятное.

К. ЛАРИНА – Такое зрелище.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Даже это не зрелище, а просто в этот момент понимаешь все, и в том числе и роль России в истории Швейцарии.

К. ЛАРИНА – То есть ты попала как раз в этот момент?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, именно.

К. ЛАРИНА – Смену караула.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. И кто-то из наших сказал: представляете, если бы какой-то швейцарец в России памятную битву проводил вот также, был бы монумент, возложение венков, посол чей-нибудь, мы очень сомневались. И потом там знаешь, нависают эти огромные горы и как эти несчастные наши солдаты фактически на пятой точке брали все это приступом, это даже себе невозможно представить.

К. ЛАРИНА – А там народ собирается зрители в этот момент?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, поскольку такое рядом довольно популярное курортное место, то приезжают и просто люди. И было довольно много народу с цветами, возлагали венки, поднимали флаги — швейцарский и российский.

К. ЛАРИНА – А я вспоминаю знаменитый слоган СПС: хочешь жить как в Швейцарии, помнишь они такой вопрос риторический…

И. ПЕТРОВСКАЯ — И что?

К. ЛАРИНА – И два варианта ответа: да и нет. Был такой слоган компании СПС.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне кажется, нам надо жить как в России, но только с учетом некоторых особенностей, в том числе и этой невероятной политкорректности, толерантности по отношению и к собственным меньшинствам и по отношению ко всему остальному. Я думаю, что в принципе, наверное, и залог процветания государства в том числе и в этом. Потому что там совершенно исключены, не то что никогда не слышали ни разу, но думаю, что не могли услышать какие-то намеки на то, мы были в немецко-говорящей Швейцарии и никаких намеков на то, а почему мы должны, хотя нас большинство, предоставлять такие же права меньшинствам этим миноритариям, как они их называют. Нет, все очень взвешенно, все равноправно по отношению просто ко всем гражданам.

К. ЛАРИНА – А то, что называется сексуальным меньшинством…

И. ПЕТРОВСКАЯ — Ты знаешь, на улице мы их видели.

К. ЛАРИНА – А телевизионный посыл?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, нет, это исключено абсолютно.

К. ЛАРИНА – Это же в какой-то мере нарушение прав этого меньшинства.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, это не нарушение. Все равно имеется в виду, во всех телевидениях мира есть понятие норма, а есть понятие аномалии. Ну, мало ли у нас в жизни аномалий. Или даже не аномалия, это может быть просто что-то иное, что-то не похожее. Все равно телевидение в силу того, что оно охватывает всю аудиторию, ориентируется на людей консервативных с консервативным сознанием, оно, слово «пропагандирует» вообще в западной журналистике не принято, но, тем не менее, оно отражает, доносит норму все-таки. А на улицах мы видели, но не в большом количестве. Нормально абсолютно существуют, ходят люди.

К. ЛАРИНА – Еще один вопрос. А то, что касается так называемого молодежного телевидения, которое особенно волны возмущения вызывает в нашей стране. Там оно, в каком виде существует?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я даже…

К. ЛАРИНА – MTV местное.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Это конечно есть. У всех есть полный набор каналов. Я сейчас говорю о чисто швейцарских каналах. Конечно, в наборе, в меню это все есть, и есть немецкие каналы, которые они принимают, каждый может смотреть, и там очень большое количество каналов. И есть немецкий канал, где есть реалити-шоу. Это все представлено. Я не говорю о том, что Швейцария абсолютно стерильна. В полном этом объеме в меню есть, конечно. Но само по себе швейцарское телевидение…

К. ЛАРИНА – Национальное.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Вот оно ровно такое. Может быть, я не знаю, может быть, оно по нашим меркам скучное. В силу того, что я не знаю немецкого и французского языка, довольно сложно понять, но я видела, например, причем по двум сразу каналам передачу с участием пожилого очень, я забыла, как его зовут, он известный узник концлагеря, который всю свою жизнь посвятил тому, что он находил нацистских преступников. И это очень такой медленный обстоятельный рассказ, прерываемый иногда кадрами хроники, фотографиями. И вот так я несколько раз переключалась, и это долго-долго длилось. Этого тоже очень много, разумеется.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Мы сейчас сделаем паузу на новости, а потом вернемся к разговору.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Пару вопросов сейчас задам, Ир, от наших слушателей которые пришли на наш интернет-сайт. «В последней передаче Глеба Пьяных минут 15 без устали отстреливали ворон и голубей в прямом эфире. Реально привлечь автора хоть к какой-то ответственности? И есть ли организации, занимающиеся этим? Спасибо», — Эдуард Смирнов из Нижегородской области.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не в прямом, конечно, эфире я понимаю, что это фигурально. Потому что программа записная. Я думаю, что реально. Но я думаю, что для того чтобы вообще что-то искоренить, необходимо самим зрителям проявить упорство. Потому что есть определенные организации, которые занимаются правами потребителя. В данном случае у вас нарушены ваши права. Не говоря уже о голубях и воронах. Поэтому займитесь этим. Я знаю, что в той же Америке именно зрители добиваются искоренения…

К. ЛАРИНА – Мы уж про это сколько раз говорили.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы много раз говорили. Они специальные родительские комитеты организуют, если они думают, что что-то вредит то, что показывают на экране их детям. Я думаю, что эту практику нам необходимо просто последовательно создавать, потому что существует, например, сейчас создается вот эта общественная палата по жалобам на прессу. Но можете вы себе представить, какое количество посыплется этих жалоб, не общественная палата, прошу не путать с Общественной палатой при президенте. А вот эта большая палата, которая создается М. А. Федотовым, для того чтобы каким-то образом установить вот эту обратную связь между зрителями, слушателями, читателями, газетами. И если люди чувствуют себя обиженными или уязвленными или оскорбленными то, конечно, они могут подавать свои запросы в эту палату. Но она не справится. Мне кажется, что это необходимо в таком судебном цивилизованном порядке как это во всем… Я опять же понимаю, что сейчас идеализирую, у нас судебная система такая, что пока просто элементарно дойдет дело до суда, так ты уже можешь просто на том свете оказаться и проволочки, и оттягивания.

К. ЛАРИНА – И подать уже в другой суд.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Но прецедент мне кажется, необходимо создавать.

К. ЛАРИНА – Еще один вопрос, связанный с программой, которая, по-моему, сегодня стартует впервые. «На канале «Россия» готовится премьера новой программы Дмитрия Диброва и Б. Гребенщикова «Про свет». Каков формат и на кого позиционируется эта передача?», — спрашивает Максим из Минска.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Хорошее слово, на кого позиционируется. Во-первых, посмотрим.

К. ЛАРИНА – Сегодня?

И. ПЕТРОВСКАЯ – Да, сегодня в 16 часов. Насколько я читала описание этой программы, это скорее такой вариант «Антропологии», только в дневном эфире.

К. ЛАРИНА – И не в прямом?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да. Ну что сейчас в прямом, кроме прямой линии президента. Фактически ничего. Мне кажется, что время странноватое. Вот так пока скажем. Посмотрим, поживем, увидим. Потому что там к Диброву должны приходить и, видимо, к БГ разные специфические люди…

К. ЛАРИНА – Алло, мы ищем таланты.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Алло, мы ищем таланты, но не попсовые как я понимаю, не фольклорные, а в области всяких пограничных музык. Не признанных музык, андеграунда, всего такого. Насколько это будет органично в 4 часа времени в субботу, посмотрим. Потому что в ночи, как мы помним эта «Антропология» была исключительно уместна и хороша, Дибров был такой именно ночной собеседник. Сохранил ли он, во-первых, этот запал, то, что мы видели тогда в программе «Я готов на все»…

К. ЛАРИНА – Был не в форме.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы видели, что Дмитрию было не очень интересно, и он был какой-то потухший и погасший.

К. ЛАРИНА – Еще один вопрос про программу уже на Первом канале. Спрашивает Мария Сысоева из Москвы: «Скажите, Вам что-нибудь известно о новой общественно-политической программе, которая планируется на Первом канале?» Я знаю, что там Гордон готовит какую-то ночную передачу.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Причем она почему-то до сих пор не выходит. Там будут обсуждать будущее России. Типа 2030 года с разными тоже умными людьми. Может быть, это будет интересно. Насчет общественно— политической, откровенно говоря, ничего не слышала и, честно говоря, не очень понимаю, куда там ее собираются воткнуть. Канал все-таки в достаточной степени перепрофилировался на развлечения и на новости да, это основные их форматы. И где там общественно-политическая, Сорокиной нет, и не будет вот в этом регулярном варианте. Посмотрим, хорошо было бы, если бы появилась еще одна общественно-политическая. Хотя все, что появляется — все это какая-то имитация общественно-политического вещания. Точно так же как наша политика это имитация, сама себя имитирует. Вроде как политика, а так посмотришь, все равно все это происходит где-то там под ковром, и нам пытаются показать, что есть политический процесс, есть какая-то жизнь, а реально нет. И обсуждать-то по сути нечего.

К. ЛАРИНА – Ир, очень много вопросов по поводу последнего выпуска программы «К барьеру!». Я ее не видела. Ира, наверное, записала.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, к сожалению.

К. ЛАРИНА – Потому что в этот вечер у нас был юбилейный наш прием.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Сачканули с Ксенией. Мы позволили себе расслабиться на юбилейном приеме «Эхо Москвы».

К. ЛАРИНА – Но там очень такая пара беспроигрышная, я так понимаю по драматургии. Алла Гербер и Дмитрий Рогозин. Не знаю, здесь очень разные мнения. Ты не записывала?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, к сожалению.

К. ЛАРИНА – Здесь так сложно получаются какие-то мнения, я бы не хотела так делать, потому что они очень резкие, а поскольку мы не видели программы, не хотелось бы так делать. Ты не записывала?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, к сожалению. Не записала. Но, в конце концов, можем мы один раз пропустить эту судьбоносную программу.

К. ЛАРИНА – Если захотите, можете по телефону что-нибудь сказать более внятное, чем здесь какие-то выкрики по поводу этой передачи. Может быть, и нам заодно расскажете, что вы там видели. Давайте мы уже телефон включим. Несколько звонков послушаем. Ваши телевизионные впечатления, вопросы или мнения и рекомендации. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Людмила. Вы знаете, из разряда — не могу молчать. Однозначно на взгляд разумного зрителя, я и сама мнение свое вынесла, и знакомых поспрашивала, Алла Гербер была на высоте, Рогозин был как всегда он.

К. ЛАРИНА – А кто чего там защищал? По поводу чего был разговор?

СЛУШАТЕЛЬ – По поводу национального вопроса нашей самобытности.

К. ЛАРИНА – То есть вы считаете, удачная программа была?

СЛУШАТЕЛЬ – И что я хочу сказать. На взгляд разумного зрителя, однозначно Гербер была на высоте, Рогозин был не аргументирован, а истеричен.

И. ПЕТРОВСКАЯ — А кто победил?

СЛУШАТЕЛЬ – И, тем не менее, симпатии зрителей просчитали с таким перевесом Рогозина, я не знаю, в какой мы стране живем.

К. ЛАРИНА – Людмила, я все-таки хочу от вас добиться, можно четко сформулировать тему передачи. Какой вопрос, за что боролись люди?

СЛУШАТЕЛЬ – Какой страной быть, как относиться, извиняюсь к национальным меньшинствам, хотя я не считаю национальность по количеству голов. Это не стадо.

К. ЛАРИНА – Понятно. И Дмитрий Рогозин, какую точку зрения защищал?

СЛУШАТЕЛЬ – Ой, вы знаете, даже точка зрения это истерика на базе, какие мы великие и нельзя нас унижать.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам в любом случае за попытку как-то отрецензировать передачу. Повторяю, сложно так, поскольку мы не видели.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Здесь ничего совершенно удивительного нет только в одном, — что симпатии большинства зрителей достались при всем при том Рогозину.

К. ЛАРИНА – А я не знаю, что он говорил, Ир, я тоже так не могу судить.

И. ПЕТРОВСКАЯ – Но, тем не менее, все равно нет в этом ничего удивительного.

К. ЛАРИНА – Я с трудом себе представляю, чтобы Рогозин там кричал: бей жидов, спасай Россию.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, конечно.

К. ЛАРИНА – Ну вряд ли.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он намного более тонко действует. Дело в том, что все разговоры, довольно легко прогнозировать, что говорит Рогозин. Наверняка о том, что в великой стране титульная нация россияне, русские.

К. ЛАРИНА – Вот мы сейчас с тобой фантазируем.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Нет, мы не будем фантазировать. Но я просто представляю, что именно эта точка зрения должна находить отклик в сердцах большинства зрителей. Вот и все. Мы видели множество программ на всякие национальные темы и, как правило, эта точка зрения побеждает.

К. ЛАРИНА – Давайте еще звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Ирина, Петербург. Я хотела сказать по поводу Рогозина и Аллы Гербер. Я была очень удручена неподготовленностью Аллы Гербер к этой передаче. Передача шла не о титульной нации, а о нелегальной иммиграции.

К. ЛАРИНА – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ — И Рогозин защищал собственно не русских, а просто россиян как таковых от нелегалов. И я совершенно согласна с его позицией. А Алла Гербер выглядела ну никак. Счет был перевес в 60 тысяч. Вот так вот.

К. ЛАРИНА – Спасибо, Ирина, за поправку. Вот уже более-менее вырисовывается тема передачи. Огромное спасибо.

И. ПЕТРОВСКАЯ — К концу нашего эфира мы выясним еще больше подробностей фактически, и смотреть не надо будет.

К. ЛАРИНА – Геннадий нам пишет. «Передача «К барьеру!» была об иностранной рабочей силе», — уже ближе к конкретике, спасибо вам большое. Вот еще одна телеграмма пришла. «Программа была посвящена нелегальной или легальной миграции». Понятно. Еще звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день, Ксения, Георгий Васильевич. Я хочу высказать свое восхищение программой Ирины…(обрыв связи)

К. ЛАРИНА – Спасибо, мы не поняли, надеюсь, что вы восхищались программой Ирины Петровской.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Про животных, может быть.

К. ЛАРИНА – Наверное. Я закончила мысль Георгия Васильевича. Но это не я виновата, Георгий Васильевич, простите, связь прервалась. Алло.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Георгий Васильевич у нас упорный, он дозвонится еще раз.

К. ЛАРИНА – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Я по поводу передачи. Алло. Это из Казани. Я хотел сказать по поводу передачи, где Гербер с Рогозиным о чем-то спорили.

К. ЛАРИНА – О чем же они спорили. Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Спорили об иммиграции. И естественно у Рогозина такие четкие были ответы, что вообще у Гербер была возможность только добавлять или что-то отнимать от ответов. У нее вообще, ни обоснованности и какой-то реальности вообще не было в ответах. Вообще странно.

К. ЛАРИНА – Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ – Феликс из Казани.

К. ЛАРИНА – Спасибо. У нас продолжается голосование в программе «К барьеру!»

И. ПЕТРОВСКАЯ — Видишь, уже три против одного. Одна наша слушательница была за то, что победила Алла Гербер, а все остальные говорят про Рогозина. Это еще несколько звонков и мы уже точно представим, кто же в реальности все-таки победил.

К. ЛАРИНА – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я хотела сказать по поводу тоже Гербер и Рогозина. Вы знаете, Алла Гербер выступала с жалостью. Ей жалко этих дворников таджиков, жалко азербайджанцев, которые торгуют на рынках, они самые мастера. Все понятно. А Рогозин говорил только о незаконной иммиграции, что надо навести порядок на границах, и скоро у нас будут только китайцы и вьетнамцы и всякие прочие, а где мы. Вот и все.

К. ЛАРИНА – Вы за кого проголосовали?

СЛУШАТЕЛЬ – Я никогда не голосую.

К. ЛАРИНА – Если бы вас спросили.

СЛУШАТЕЛЬ – Если бы спросили, в данном случае был прав Рогозин.

К. ЛАРИНА – Спасибо вам большое. Первый раз, по-моему, у нас такой случай уникальный. Никто из присутствующих здесь в студии передачу не видел. Не можем поддержать ни ту, ни другую сторону, ни поспорить с вами. Но в любом случае мы поняли с Ириной, что это программа недели.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мы поняли, что она задела слушателей наших и зрителей, что уже само по себе хорошо. Потому что действительно эта тема обсуждается достаточно редко. А если обсуждается то, как правило, все-таки с позиций: давайте их всех отсюда погоним. Наверное, здесь прозвучали какие-то другие аргументы.

К. ЛАРИНА – Давай, Ир, я тебе задам вопросы по другому поводу. А то мне как-то жалко, что у нас осталось 10 минут, мы будем обсуждать передачу, которую мы, к сожалению не видели. Но мы поняли, что программа удалась, она была хорошей. Я говорю без всякой иронии. Итак. «Уважаемая Ирина, ваши впечатления от телемоста президента В. В. Путина». Собственно говоря, Ира подробно изложила свои впечатления в своей колонке.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, это было заметной телепередачей минувшей недели. Именно телесобытие. Мне даже кажется, что, в общем, телевидение продемонстрировало все свои возможности: а) возродило прямой эфир на три часа. И ничего страшного не случилось. Ничего такого, главный выступающий Владимир Владимирович Путин не сказал страшного, что потом бы позволило вообще прямые эфиры запретить. Значит, можно людям все-таки выступать в прямом эфире. И это делает телевидение более живым и более притягательным для зрителей. Оказывается, можно не прерывать программу в течение трех часов рекламой. Тоже согласитесь, совершенно прекрасный результат. Потому что обычно рекламой не прерывают только программы ко Дню Победы, чтобы ветеранов не обижать и какие-то программы, когда объявляется общенациональный траур.

К. ЛАРИНА – Хочешь, чтобы здесь был спонсор показа — колготки «Голден Леди».

И. ПЕТРОВСКАЯ — Телевидение есть телевидение, это коммерческое предприятие. И когда зрители просят не прерывать рекламой хорошее кино, спортивные какие-то трансляции, то им отвечают: а на что же тогда мы будем существовать. Значит либо общие правила игры, либо можно чаще находить какие-то исключения. Или делать это более элегантно, а не так, когда ты только вошел в какой-то трагический эпизод и в этот момент бабах — спонсор показал: колготки «Голден» чего-то или казино. Три часа тоже небывалое для…

К. ЛАРИНА – Я был прикована. Ты смотрела сама?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я не просто смотрела, я писала, потом пересматривала, думаю, еще не раз пересмотрю. Три часа без трех минут, по-моему, это все длилось. И необязательно соблюдать телевидению то, что они называют формат: 39 минут, 52, 26. Это все глупости. Значит, возможно переходить через такие условности. Правда, вот Петросян, тут прямая линия три часа, а у Петросяна «Кривое зеркало» рекорд был, по-моему, 4 часа. И Петросян удерживает аудиторию. И здесь тоже, в общем, герой оказался вполне в состоянии удержать аудиторию. И вообще это надо действительно оценивать по меркам жанра общественно-политическое ток-шоу. Людям интересно слушать, небывалая активность. Очень хорошо, что привлекли интерактивную. технологию, которую любят молодые зрители.

К. ЛАРИНА – Можно я узнаю. Ир, меня мучает этот вопрос с тех пор почти неделю. Почему Брилев так интересовался смайликами?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Моя дочь тоже задала этот вопрос. Но я думаю, что смайлики его не особо интересовали, но просто нужно было как-то внести атмосферу…

К. ЛАРИНА – Человечинку.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Да, человечинку в программу, поэтому он говорил про смайлики, при том, что большинству зрителей я думаю, было не вполне понятно, что он имеет в виду. Смайлик это, уважаемые друзья мои, такая улыбочка графическая…

К. ЛАРИНА – Рожица.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Которую можно вывести, вот вы набираете sms-сообщение, а рядом делаете такую рожицу с улыбающимся ротиком. Как точка, точка два крючочка. Можно плачущую рожицу, а можно так вверх эту дугу и получается смайлик, я насчитала немало там смайликов. Вопросы были тоже очень со смайликами содержательные. Курите ли вы, кто подбирает вам гардероб и так далее. Мне это напомнило немножко, вернее не напомнило, я поняла, откуда Лев Новоженов взял форму своей программы: вопрос еще вопрос, когда тоже такие простые люди, специально подготовленные, они задают вопросы в записи, а Лев Юрьевич как Ленин на все вопросы отвечает. Только он делает, глядя в телесуфлер и поэтому у него такие потухшие мертвые глаза, и совершенно не живая интонация. А наш герой делал это, глядя в глаза зрителям, тут тоже ведь очень важно, как были поставлены камеры, а все сделано было на высшем технологическом конечно уровне. Поэтому создавалась атмосфера доверительности и общения. И, в общем, по сути, я в этой колонке привела слова одного английского историка и публициста. Он сказал, анализируя речи, что в речах важны три вещи: кто говорит, как говорит и что говорит. Причем последнее наименее важно. Но если в процессе телевизионного общения создается вот эта атмосфера доверительности, то человек все равно радуется, он отходит с каким-то сознанием, что ему подарили какую-то надежду, что все обязательно у нас будет. Будет, будет, будет – мне кажется, ключевое слово было в выступлениях. Ну и, наконец, я совершенно взволнована и очень рада за пенсионерку Караченцову из хутора Дегтяревский, которая теперь получит водопровод. Представляете, много лет люди на хуторе жили без водопровода и жили бы и дальше. Не попади на глаза ведущему этого ток-шоу, заметка, что уже два года прошло, как ей обещали водопровод, все нет и нет. И вот теперь туда, и об этом рапортуют наши новости как о великом достижении, что на хутор Дегтяревский подогнали всю строительную технику со всего Ставропольского края, и в срочном порядке делают водопровод, потому что иначе губернатор Черногоров не получит следующий срок своего губернаторства. Я бы, честно говоря, конечно, надо об этом сообщать, но, тем не менее, так бы не педалировала телеканалами эту тему. Потому что создается тогда страннейший эффект, вроде бы нам пытаются все время сказать, что стабильность наступила, и стало жить хорошо, но эта странность, что только выступление президента по телевидению способно решить элементарнейшую проблему. Как в предыдущих линиях в какой-то дом дали тепло. До этого люди мерзли. Там сосульки падали со стен в Иркутской области в самую лютую зиму. Получается, что нет другого такого человека, который в состоянии решить вот такую, в общем, ничтожную, согласимся, проблему.

К. ЛАРИНА – То есть президент вкручивает лампочки в подъездах, получается.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я думаю, что сейчас весь народ живет надеждой, что будет в следующем году следующая линия прямая и вдруг кто-то прорвется и скажет, что у них уже крыша давно обвалилась, например, и они живут, тазы подставляя. Или у детей-инвалидов в какой-то школе-интернате нет телевизора, и тогда они получат. И вот власть действующая, но, правда, только один представитель этой власти…, задавайте, Ксения, вопрос, что вы руку тянете.

К. ЛАРИНА – Вот что меня поражает. Давай, с чего начали. Все-таки прямой эфир. Три часа прямого эфира. Да, подготовленные вопросы, и специально отобранные люди.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Не просто подготовленные. Выученные.

К. ЛАРИНА – Но это же прямой эфир. Люди, ведь когда вы задаете свой конкретный вопрос, который может быть, вас по-настоящему волнует, не навязан вам администрацией президента, администрацией местной власти, вы задаете вопрос и слышите в ответ доклад, почему вы не воспользуетесь этим моментом, что это прямой эфир, и не крикнете: Владимир Владимирович, секундочку, я вас не об этом спрашивал.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Подожди, они не могут уже крикнуть. И в этом же вся порочность.

К. ЛАРИНА – А не работает это уже?

И. ПЕТРОВСКАЯ — Конечно. Подошел заранее, в некоторых областях как писали коллеги, тракты проводились, то есть репетиции.

К. ЛАРИНА – Но он все равно у микрофона в этот момент.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Он не стоит к микрофона. К нему подошел корреспондент, дал ему сказать в микрофон, дальше хоть обкричись. Там был эпизод в какой-то из областей, когда кто-то за говорящей женщиной что-то выкрикнул. И мы этого не услышали, потому что микрофона не было. Более того, если исходить из твоей логики, прямой эфир, человек затвердил свой вопрос, но он знает, что прямой эфир и по идее мог бы его сменить. И ничего тут не сделаешь. Нет, у нас дисциплинированные люди…

К. ЛАРИНА – С какой готовностью…

И. ПЕТРОВСКАЯ – Это же как медаль. Во-первых, это спецразнарядка по пропускам, лучших людей уважаемых. Когда говорят: здрасте, я Петр Иванович, простой врач, потом выясняется, что это не простой врач, а главврач, а это не простой дяденька отдыхающий, а это известный местный политик.

К. ЛАРИНА – А роскошная девушка.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Я потом видела, когда я езжу по стране и вижу на конкурсах новости, в некоторых компаниях рассказывают, как это готовилось. И, в общем, это конечно абсолютный сюр, когда города и улицы зачищаются так, как будто он сам туда президент приехал, а на самом деле стоит монитор, где его голова только. Или когда охраняют так и в таком секрете держат, как будто сейчас…, ну кто может покуситься, в конце концов, на эту голову в телевизоре. Максимум что можно сделать — этот телевизор выключить. Поэтому естественно я надеюсь, что все уловили некоторый иронический подтекст в том, что я говорила. Но можно ли всерьез говорить об этом как о политическом важном событии. Если и есть событие, то это только констатация полной абсолютно деградации местной власти…

К. ЛАРИНА – И общества.

И. ПЕТРОВСКАЯ — И в каком-то смысле общества, но люди не виноваты, в конце концов, в том, что они живут в таких обстоятельствах и вынуждены играть по таким…

К. ЛАРИНА – Никто же не расстреливает.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Раньше помнишь, заказы давали. Пошел на демонстрацию – потом тебе чего-то давали. Нет, не расстреливают, безусловно. Но человек, который оказывается наедине со своей властью в мелком городе, маленьком городе, уверяю тебя, ему в сто раз хуже, чем те, кто оказываются в большом. Там можно потеряться. А здесь тебя будут потом гнобить и твоих детей тоже.

К. ЛАРИНА – Как сказала Елена Ханга в одном из выпусков программы «Принцип Домино»: почему люди такие агрессивные, ведь сейчас жизнь стала лучше, интереснее, нет никаких войн, экстремальных ситуаций.

И. ПЕТРОВСКАЯ — Мне понравилось, что война в Чечне была названа несколько раз «тяжелыми событиями последних 15 лет».

К. ЛАРИНА – На этом мы пока закончим. Я думаю, что мы к этой теме вернемся и в понедельник. Напомню, сегодня с нами Ирина Петровская, обозреватель «Известий» и «Эхо Москвы». На этом мы наш телевизор выключаем.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире