'Вопросы к интервью


К.ЛАРИНА: Ира Петровская здесь в студии. Добрый день, Ирина.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Доброе утро, Ксения.

К.ЛАРИНА: Доброе утро. Я, как обычно, с трагическим выражением лица читала пейджер.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Долго думала.

К.ЛАРИНА: Ира мне все время говорит: «Почему у тебя такое выражение лица скорбное, когда ты читаешь пейджер?» Очень умный вопрос, Петровская.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот ты меня спасла от того, чтобы читать пейджер, только мне транслируешь.

К.ЛАРИНА: Ну, на самом деле пейджер у нас сейчас занят ответами на вопрос большой юбилейной игры. А вот он освободится для вопросов к программе «Человек из телевизора» во второй части нашей передачи, в 11 часов 35 минут. Но я все равно напомню его номер – 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Телефон обязательно будет включен – 203-19-22. Ну, и наш смс-эфир напомню на всякий случай – 970-45-45. Кроме этого, у нас есть вопросы, которые пришли на наш Интернет-сайт. Здесь уже есть некоторые темы, которые наши слушатели просят затронуть в нашей передаче. Ну, давай мы начнем со свободной темы. Во-первых, да, да, я хотела начать на самом деле с очень важной и печальной новости, так или иначе связанной с телевидением. Было бы странно, если бы мы не вспомнили об этом, я уже говорила сегодня утром, когда анонсировала нашу передачу: ушел из жизни Семён Левин – очень известный телевизионный человек, который не был столь публичной фигурой. Его мало кто знает в лицо, если говорить об аудитории телевизионной. Но тем не менее без его участия совершенно точно мы бы не имели такого красочного, яркого телевидения – прежде всего телеканала НТВ – которое мы имеем сегодня, в 2005-ом году. Потому что именно с Семёна Левина начиналось новое российское телевидение. Я думаю, что Ирина со мной согласится и несколько слов об этом человеке скажет в память о нем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Это очень печальное известие. Потому что он был еще и молодой человек, у него еще достаточно маленький ребенок остался. Конечно, Семён Левин произвел революцию на телевидении. Сейчас уже мало кто помнит, что такое было по оформлению наше телевидение к началу даже 90-ых годов. Мы как-то с Семёном как раз разговаривали, я делала большое интервью еще для «Общей газеты», и вспомнили, что, в общем, весь дизайн каналов он обычно ограничивался тем, что к Новому году вокруг ведущих выставляли маленькие елочки, а к 8 марту появлялись мимоза…

К.ЛАРИНА: …гвоздики…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и тюльпанчики. Такое понятие, как стиль канала, привнес в наше телевидение именно Семён Левин. Вообще, он был дизайнер, он занимался ландшафтным дизайном. Очень интересно рассказывал, как в свое время он пытался продвигать идеи оформления городов – вот таких вот построенных по советскому стилю, когда серые коробки, и у людей развивалась просто натуральная депрессия в таких городах. И дизайнеры предлагали красить дома в разные цвета или делать разные крыши. Вот сейчас мы это видим, например, в городе Ханты-Мансийске, где действительно вокруг достаточно такая депрессивная просто климатическая среда, когда очень много бывает снегов, туманов и т.д. И вдруг появляются в этом во всем красные дома, желтые дома, синие дома. И это поразительно. Вот Семён этим тоже занимался. И первым он сделал канал стилистически едино оформленный, я имею в виду канал НТВ, а следом уже пошли другие. И теперь у каждого из каналов своя одежка. И вот этот вот самый зелёный шарик на НТВ – хотя Семён очень не любил, когда уже спустя 10 лет всё ему про этот зелёный шарик – но тем не менее, вот он стилеобразующим стал. Даже частушка, я помню, тогда появилась: «Мы придумали канал с символом горошиной,

отвяжись дурная жизнь, привяжись хорошая».

Не знаю, насколько привязалась, но в любом случае Семён в телевизионном мире – ну, конечно, да, его в лицо не знают, но это не самое главное – но в телевизионном мире он был безусловным авторитетом. Он, по-моему, не одну «Тэфи» получил за оформление канала. Плюс огромное количество международных премий, где Семёна и все, что он делал, признавали просто как тоже высшего авторитета.

К.ЛАРИНА: А он, кстати, на канале RTVI же он тоже ведь занимался дизайном. И совсем недавно получил как раз за оформление именно канала RTVI.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, ну, вот теперь уже его с этим не поздравишь. И чрезвычайно грустно. Давно я его не видела. Знала, что болел. Но все равно всегда остается надежда, что выздоровеет. Ну, вот не получилось, не случилось. Меня тронуло отчасти, что вчера канал НТВ в программе «Сегодня в 22», которую я по инерции называю «Страна и мир», вспомнил Семёна Левина как одного из отцов-основателей канала. Кстати, Семён всегда со смехом вспоминал свой первый опыт на этом поприще. Если ты помнишь, первый раз когда вышла программа «Итоги» и «Сегодня» — еще на пятой кнопке на питерской – там была такая чудовищная серая студия, как будто из каких-то катакомбов они вещали. Это он говорило о том, что совершенно разные законы у телевизионного дизайна и просто дизайна, потому что на картинке, на компьютере такая студия казалась очень интересной. А когда это оказалось в эфире, то выяснилось, что вот это была одна из каких-то лаж. Но она была довольно быстро исправлена.

К.ЛАРИНА: Тут еще цветовая гамма, соотношение цветов, которое так или иначе становится визитной карточкой канала. Не только дизайн какой-то предметный, но и еще вот это синее с зеленым, и вот с ярко-желтым, которое было в «Герое дня» — эта вот, помнишь, задняя решеточка такая желтого цвета?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, конечно, нет, все, что он придумывал, это всегда шло на шаг впереди даже от каких-то веяний, которые потом появлялись в этой оформительской моде. И, может быть, многие слушатели, зрители, они не обращают внимания на такие вещи, но общее восприятие так или иначе все равно канала зависит от этого – от одежки: во что канал одет. Это не первично, безусловно, потому что мы знаем, бывали истории, когда и программы, и каналы выходили вообще неодетые, что называется, и было интересно. Но в любом случае сегодня уже мы привыкли к этой современной традиции, что помимо того, что там должно быть содержание, это еще должно быть вот красиво, современно упаковано. И Семён первым это привнес на наше телевидение. И я думаю, что уж точно его имя в истории-то телевидения сохранится. Жаль, что теперь уже только в истории. А дальше, будущее – во всяком случае, настоящее уже будет без него. В общем, ему самая, самая светлая память и, ну, дай Бог, я думаю, что… во всяком случае те, кто с ним работал – это нынешние те же самые нтвэшники помнят, любят и, наверное, скорбят.

К.ЛАРИНА: И уж как меняется и содержательная часть, как меняется политическая составляющая, в конце концов, и человеческий фактор меняется очень часто на том же канале НТВ, но смотри – все равно остается горошина, остаются зеленый и синий цвета. И вот мне кажется, тьфу-тьфу-тьфу, что бы ни случилось дальше, все равно вот канал НТВ уже, благодаря Семёну Левину, уже свой флаг имеет и это будет дальше.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да. Но только опять же, дай Бог, чтобы в какой-то момент это не отринули и совсем уж с чистого листа не начали, что тоже наблюдаем.

К.ЛАРИНА: Не хочется. Не хотелось бы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я знаю, что Семён тоже с горечью многое воспринимал из того, что происходит. Потому что он был, конечно, как многие художники вне политики отчасти, но на телевидении работать и быть совсем вне политики, невозможно. И если я помню точно, все-таки во время раскола он остался тоже со старой командой. Точнее, он ни с кем не остался. Он просто ушел в этот момент с канала, организовал собственную фирму – по-моему, «Телеателье» она называлась. И начал уже работать по заказам. И в частности, оформлял канал «Культура» еще.

К.ЛАРИНА: Ну, давайте мы, может быть, остановимся на канале НТВ сразу. Поскольку там достаточно много интересных программ проходит сейчас – ну, не то, что интересных – интересных для обсуждения передач, которые по каналу идут. Но вот я в связи с этим еще хотела вспомнить одну передачу, которая прошла на СТС на этой неделе. «История в деталях» — хорошо тебе известная программа. И там был сюжет, посвященный Андрею Черкасову. Видела ты, Ира, или нет?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, к сожалению, не видела.

К.ЛАРИНА: Андрей Черкасов – это спецкор НТВ…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …в Великобритании.

К.ЛАРИНА: …который вот уже долгие годы работает в Великобритании. И пережил он все эти самые кризисы и смены руководства и остался. Очень грустная была картинка. Я уж не знаю, почему такая мера откровенности была, совершенно какая-то, ну, вот почти пограничная. Мне показалось, что человек какое-то внутреннее решение для себя принял, Андрей Черкасов. Это был сюжет в «Истории в деталях», сюжет про человека. В Лондоне, с ним интервью, его дом, его жена, и его мысли вслух. Так вот, он там сказал очень такую горестную вещь по поводу сегодняшнего своего положения спецкора на канале НТВ, что нет никакой гарантии, что мой сюжет будет показан по телевидению. То есть самое страшное, что может произойти с человеком, который делает что-то, что этот результат своего труда он не видит. То есть практически, как жена его говорит: «Мы каждый вечер садимся смотреть новости, — у них там, естественно, спутниковая антенна, — и наше настроение вечернее настроение зависит от выпуска новостей. Покажут Андрея сюжет или не покажут». И Андрей там делает очень грустный вывод, что сейчас получается, что самые главные новости – это внутренние новости России. Что как бы дают понять, что это никому не интересно то, что я здесь делаю из Лондона. «Но мне кажется, — он говорит, — что это ошибка, что мы это уже проходили. Что все эти битвы за урожай, битвы с губернаторами или губернаторов – все это уже было. Мы знаем название этой передачи. Это программа «Время». Вот он констатировал как раз тот факт, тенденцию к абсолютной уже однотипности всех новостных программ на всех каналах.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тут две вещи. Да, однотипность одно. Но дело в том, что это уже давняя наша тенденция – начиная с начала 90-ых, ее отмечали социологи, что зрителю российскому неинтересно то, что происходит в мире. В отличие от очень многих зарубежных зрителей, американцев, например, которым интересно, что происходит в мире. Почему так сложилось? Наверное от того, что в тот период действительно было интереснее то, что происходит у нас дома, когда пришла вот эта относительная открытость. Плюс прежние собкоры, которые работали в советское время за границей, они изрядно себя скомпрометировали тем, что их заставляли снимать, как мы знаем, то, что совсем не соответствовало действительности.

К.ЛАРИНА: Главное – комментировать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, и снимать тоже. Потому что недавно кто-то из старых международников вспоминал, как ругали здесь в Москве за то, что безработные там, условно говоря, в том же Лондоне оказались в каких-то шикарных, на наш взгляд, дубленках. Поэтому приходилось специально выискивать какие-то помойки, бомжей, чтобы на фоне этих помоек сказать: «Вот она хваленая буржуазная демократия». Один из международников такое вот клише постоянно употреблял. И поэтому сегодня… раньше поезда собкором за рубеж – это был как бы верх, вершина карьеры. К этому стремились. Это было очень почетно. Как правило, политобозреватели ездили, или, возвращаясь, становились политобозревателями. То есть мы практически те, кто то время застал и это, помним всех людей, которые в разных странах работали. Сегодня это, как мне кажется, такая разновидность почетной ссылки – поездка на зарубежный корпункт. Когда человека уже вроде не хотят здесь использовать и по каким-то соображениям, тогда его посылают туда в любой из корпунктов.

К.ЛАРИНА: Как ненужных политических деятелей отправляют послами, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Примерно. В этом есть свое зерно. И действительно люди, которые там сидят, они много снимают. И, скажем, вот тот же Сергей Брилев, который сейчас ведущий, он тоже был собкором в Лондоне. Саша Гурнов был собкором в Лондоне. Они с этим сталкивались, что их материалы многие просто реально не показывают. Они не входят, потому что в этот момент куда-нибудь полетел президент, какое-нибудь произошло заседание правительства. Ну, вот такая сегодня тенденция. Хотя, с другой стороны, когда мы видим… сегодня, например, будет фильм опять Вадима Такменева из Нового Орлеана. Когда происходят какие-то супер-события, тогда, разумеется, мы показывает в полном объеме. Но все равное, мне кажется, это неправильно – разграничивать там и здесь. Мы все-таки уже вошли, в том числе информационно…

К.ЛАРИНА: …в мировое сообщество…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …в мировое глобальное – вот то, что Маклюен называл глобальной, мировой деревней. Большая деревня, когда то, что происходит сегодня на краю света, отзовется и тут, и там, и сям. То есть тут как бы я не вижу, как мне кажется, тут нет такой точной железной и идеологической, в первую очередь, составляющей, что отрицаются или не берутся специально какие-то сюжеты – нет. Ну, просто это, исходя из: а) интереса зрительского общего, и из того, что новости не резиновые, естественно, отбирают то, что…

К.ЛАРИНА: А мне кажется, Ир, все равно, что здесь есть. Потому что учитывая все-таки личность конкретного человека, ну, можно там через запятую назвать еще несколько имен, которые опять же были выпестованы на старом НТВ, вот эта репортерская школа – это же совсем новое поколение вот этих спецкоров там, и… Господи, забыла фамилию спецкора…

И.ПЕТРОВСКАЯ: В какой стране?

К.ЛАРИНА: Франция.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, Вадим Глускер.

К.ЛАРИНА: Глускер, да, и Черкасов, потом Владимир Кондратьев или Вячеслав Кондратьев, который…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, Владимир Кондратьев здесь работает.

К.ЛАРИНА: Но он работал тоже и спецкором.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, ну, это он работал раньше – еще в советское время.

К.ЛАРИНА: Раньше. Да. Тот же Лобков это делал замечательно в эпоху старого НТВ, когда он делал репортажи из-за рубежей нашей родины. В это все равно есть некая, была во всяком случае, некая абсолютно индивидуалистическая свобода подачи материала. То есть человек делал авторский материал. Это не просто рассказ, там хроникальное перечисление каких-то событий: поехал, приехал, в особенности все эти кремлевские пулы. Нет, это был авторский взгляд, и человек свободно, как я понимаю, выбирал темы для своего репортажа и он знал гарантированно, что его сюжет пойдет в новости, потому что там зарезервировано время специальное для репортажа из Лондона, допустим, да? А сегодня этого нет. Мне кажется, что есть какой-то смысл идеологический в том числе. Потому что людям не дают возможности выбирать ту тему, на которую они хотят сделать свой материал.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, им дают возможность выбирать тему. Они делают. Другой вопрос…

К.ЛАРИНА: …что это не берется.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …дойдет ли она до эфира. Точно так же, как любой другой собкор в другом любом городе помимо Москвы, они жаловались. Я помню, что собкоры ВГТРК – было совещание, по-моему, я уже приводила этот пример – они говорили, что вот эти все претензии людей со стороны, в том числе критиков, что как правило на российском экране нет России, есть Москва, есть Кремль, есть Садовое кольцо и ничего больше. «Неужели, спрашиваем мы, мы никому не интересны?» Так почти в каждом городе есть либо собкоры, либо свои филиалы – вот эти местные ВГТРК. И присылаются сюда материалы.

К.ЛАРИНА: Только они никуда не идут.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Они никуда не идут, потому что если рассказывается история какая-то позитивная, , условно, что с конвейера какого-то там нашего автозавода сошел какой-то там новый экспериментальный автомобиль, то, как правило, выпускающий редактор здесь говорит: «Так пусть платят. Это же заказной материал. Это же реклама заводу». И собкору потом говорят: «Будет у вас… Наводнений нет у вас? Нет? Жалко. Пожара нет тоже? Землетрясений не ожидается? Вот когда что-нибудь у вас стрясется…

К.ЛАРИНА: …произойдет…

И.ПЕТРОВСКАЯ: ….сгорит, зальет, вот тогда, конечно, с дорогой душой мы все это покажем». А какая-то жизнь и продвижение этой жизни – это никого не интересует. Наверное, можно сказать, что это политика. Наверное. Ну, я имею в виду, как политика канала, политика конкретной компании, когда упор делается только на скандалы, эпатаж и на то, что происходит…

К.ЛАРИНА: …официальную хронику.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, на официоз. Уж это никак нельзя не осветить.

К.ЛАРИНА: Теперь еще раз об НТВ, «Мертвые души». Здесь есть несколько вопросов по этому поводу. Например, от Фила Шмидта из Минска: «Ирина, как вам понравилось «Дело о метрвых душах»? Удивительно, как такую жесткую сатиру на современную российскую власть пропустили в эфир».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мне интересно, какие еще есть отклики, потому что я как раз думаю…

К.ЛАРИНА: Пока здесь нет. У нас сейчас… Мы может быть попозже включим телефон, про «Мертвые души» вы нам, может быть, скажете.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, каковы отклики?

К.ЛАРИНА: Потому что мы перед программой говорили с Ириной, и вот действительно сложно так сразу определить, что это за жанр, насколько он дееспособен как сериал, как сериальный формат.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, мне кажется как раз, самая большая здесь проблема в том, что это, конечно, не имеет отношения к сериалу и к его законам. Потому что у всякого сериала есть законы, и должна быть не то чтобы понятная, но это должна быть некая история в развитии, характеры и персоны, которые из серии в серию существуют, развиваются. Мы должны как бы к ним привыкнуть. Я сейчас оставляю за рамками Гоголя и «Мертвые души», предполагая, что каждый культурный читающий человек все-таки читал «Мертвые души» и знает основных персонажей, и знает, в чем там дело.

К.ЛАРИНА: Вот не только «Мертвые души» надо было знать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так я о том и говорю. Здесь Лунгин и Арабов, потому что Юрий Арабов был автором сценария, они сотворили такую головоломку, я бы сказала, литературную, потому что когда я смотрю, при том, что я действительно очень люблю Гоголя и, наверное, все читала, что он написал, обожаю просто, они сотворили то, что требует: а) знания вообще всех произведений Гоголя, и умения еще каким-то образом отличить, кто есть кто, и каким образом это все хитро сплетено. Там есть потрясающие актерские работы. Там есть действительно фантасмагория. Это хорошо все снято и сделано. Но только это не сериал. Это произведение, требующее углубленного знания предмета и…

К.ЛАРИНА: …работы ума…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и если уж ты, не дай Бог, пропустил серию, то ты должен заново по новой вникать, что там происходит, какой персонаж в данный момент из какого гоголевского произведения действует. Что касается сатиры, ну, да, при том, что это Гоголь, это абсолютные цитаты – тут, как говорится, не придерешься, не подкопаешься. То есть это говорит только об одном – что мало что изменилось, в первую очередь, в нашем чиновничестве и в устройстве государства российского. Но повторю, для сериала это, мне кажется, чересчур сложная, чересчур такая вот усложненная история. Тем более когда это перебивается рекламой бесконечно.

К.ЛАРИНА: Мы должны сейчас перебиться новостями. Но я думаю, что если нашим слушателям захочется высказать свое мнение по поводу «Мертвых душ», мы обязательно эту возможность вам предоставим. Сейчас новости.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА: Так, ну, что? Давайте мы, наверное, телефон включим? Ир, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Как скажете.

К.ЛАРИНА: Поскольку про «Мертвые души» заговорили. Действительно хотелось бы знать ваше мнение, уважаемые друзья. Вот как вам этот фильм многосерийный «Дело о мертвых душах»? Тут многие вспоминают и экранизацию Михаила Швейцера замечательную, кстати, но там была в чистом виде экранизация. «Мертвые души», где играли также блистательные актеры. Александр Калягин играл Чичикова. Ну, там масса была замечательных ролей. Но я еще знаешь чего вспомнила, как упрекали Бортко после «Идиота», ну, не все, конечно, но многие – в основном кинокритики и его коллеги по кинематографическому цеху, обвиняли его в том, что он сделал такого диванного Достоевского, то есть страничка за страничкой. В чистом виде экранизация без всякого авторского, такого проникающего, многослойного взгляда на это произведение. Я имею в виду «Идиота», вы поняли?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я понимаю. Да.

К.ЛАРИНА: А здесь получается, может быть, что наоборот.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Мне кажется, что есть некоторые законы жанра при всем при том. И действительно, экранизация и сериал, они предполагают вот такое диванное сидение, смотрение, перетекание изо дня в день, вникание в сюжет. Опять же это я, естественно, шутила, что самая читающая страна, что уж всякий мог и должен был прочитать «Мертвые души», но, конечно, ничего подобного: огромное выросло количество людей, которые, даже закончив школу и выучив вроде бы литературу, в которой в школьную программу входят «Мертвые души», конечно, не читали. Поэтому я всегда говорила о том, что прелесть в первую очередь и польза экранизаций в том, что в том числе человек, не читавший, или читавший, но забывший, испытывает потребность после этого схватить книгу и читать. Вот, мне кажется, здесь есть нарушение вот этого – я имею в виду в «Деле о мертвых душах» — есть нарушение вот этих принципов…

К.ЛАРИНА: …законов жанра…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …законов жанра сериала именно телевизионного. Когда, грубо говоря, слишком наворотили, слишком начудили. При том, что, повторю, действительно есть классные работы там – и Гармаш прекрасен, и Ярмольник и многие, многие другие.

К.ЛАРИНА: Абдулов как? Или его еще не было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абдулов будет, по-моему, сегодня.

К.ЛАРИНА: Потому что я… мимо меня прошло. Я очень хочу посмотреть. Я тут солидарна с нашим слушателем, который пишет, что невозможно было смотреть из-за рекламы и из-за того, что так все как-то… и не повторяют как-то утром. То есть или надо все бросить и смотреть каждый день. Вот наш слушатель с нетерпением ждет, когда это выйдет на DVD, чтобы посмотреть все это в целом, в нормальном состоянии и сделать какие-то свои выводы. Я бы посмотрела тоже.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, и я бы тоже уже потом задним числом посмотрела на DVD. Но хорошо ли это, что во время премьеры и просмотра ты ждешь, когда это выйдет на DVD, чтобы посмотреть потом целиком? Мне кажется, авторы, которые делают подобного рода произведения, они должны учитывать особенности теле— конкретно, телесмотрения…

К.ЛАРИНА: …телеаудитории…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, именно телесмотрения. Это не кассета, которую ты возьмешь и можешь посмотреть от и до. Тем более не кинотеатр, куда ты пойдешь. Это очень специфическая вещь. Ты можешь отвлекаться, ты можешь что-то пропустить. Но при этом ты должен… автор, вернее, должен, а зритель при этом ничего не теряет. Он все равно потом входит через 15 минут и очень быстро оказывается в знакомом ему пространстве и понимает, кто есть кто и как дальше, не как дальше, а что вот сюжет развился в данный момент, к этой истории, например. Здесь же все перевернуто. И я думаю, что тут Гоголь шутит, честно говоря. И Гоголь пошутил и над авторами тоже. То есть он довлел до такой степени, что в результате это вот его штучки.

К.ЛАРИНА: Ну, давай послушаем, что думают наши телевизионные зрители. Пожалуйста, 203-19-22. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день. Вы знаете, ну, о «Мертвых душах» мне бы не хотелось говорить. Мне бы хотелось задать вопрос Ирине Петровской.

К.ЛАРИНА: А как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Елена.

К.ЛАРИНА: Елен, ну, пару слов. Вы хоть чего-нибудь посмотрели, хоть фрагмент какой-то? Вот ваши впечатления.

ЕЛЕНА: Вы знаете, вот на бегу это очень трудно для просмотра. Это нужно действительно все оставить, все дела, сидеть, понимаете, и включиться. Просто не было возможности. А вот что думает Ирина Петровская о «Школе злословия»? Вот это было поздно, и в это можно было включиться.

К.ЛАРИНА: Подождите, сейчас опять же алаверды сразу к вам, раз уж вы дозвонились – а вы что думаете о «Школе злословия»? Но только честно.

ЕЛЕНА: Вы знаете, ну, если честно, вы знаете, мне просто вот понравилось их слушать, понимаете, вот эта вот речь грамотная, интересная, и со стороны, извините, девушек, и со стороны…

К.ЛАРИНА: …героя…

ЕЛЕНА: …да, героя. Просто даже приятно было послушать речь, уж не говоря о том, что вообще они говорили какие-то чрезвычайно интересные и важные вещи.

К.ЛАРИНА: Да даже крамольные, я бы сказала. Да? Практически…

ЕЛЕНА: Ну…

К.ЛАРИНА: Куда смотрит цензура, простите, товарищи?

ЕЛЕНА: И зрителю, простите, забавно, конечно. А, собственно, это и цель телевидения, можно сказать.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам за ваше мнение. Сейчас про «Школу злословия» скажем. Ир, давай сейчас несколько звонков примем просто, чтобы подряд, а потом…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да как скажешь.

К.ЛАРИНА: …накопим и уже будем говорить. «Школа злословия» — просто скажем, кто, может быть, не понял, что героем первой программы был Алексей Венедиктов. Но я думаю, что мы успеем об этом поговорить. Пожалуйста, еще телефонный звонок – 203-19-22. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня тоже зовут Елена. Я тоже не смогла, честно говоря, посмотреть «Мертвые души»…

К.ЛАРИНА: А почему? Не захотели? Или просто не получилось?

ЕЛЕНА: Я первую серию пропустила, а потом уже как-то не смогла въехать, что называется.

К.ЛАРИНА: Понятно.

ЕЛЕНА: А вопрос у меня к Ирине Петровской по поводу программы – на МУЗ-Тв есть такая передача «Испытание верностью». Это что-то, знаете, чудовищное. Вот мне бы хотелось узнать ваше мнение.

К.ЛАРИНА: А что это такое? Вы нам, может быть, скажете.

ЕЛЕНА: А это, знаете, если человек сомневается в верности своего спутника жизни или приятеля, он его может заказать, грубо говоря. То есть его снимают скрытой камерой и кто-то его провоцирует… ну, допустим, если это молодой человек, как правило, девушки этим занимаются – проверкой, испытанием чувств. И такая подсадная утка появляется…

К.ЛАРИНА: То есть его соблазняет кто-то?

ЕЛЕНА: Да, всячески, все это снимается скрытой камерой. И девушка вместе с модератором этой программы комментирует. Ну, это хуже, по-моему, программы «Дом» и всех остальных подобных. Спасибо.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам. Я не знаю, смотрела ты, Ир?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я, к сожалению, не смотрела «Испытание верностью». Знаю, что такую штучку придумывало какое-то радио тоже – звонило и провоцировало.

К.ЛАРИНА: Да-да-да, радио. Разводили на секс. Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, если это действительно в реальности, а не подставные люди, как это теперь у нас принято, то, конечно, это отвратительно. Поскольку вообще испытывать людей, и особенно если их ставишь в неловкое положение, мне кажется, не очень приятно и не очень хорошо. Мне тут одна моя коллега, американка, американская журналистка рассказала, как стала жертвой розыгрыша одной из программ тоже одного из каналов. Она вышла из супермаркета, у нее руки набиты пакетами, ну, заняты пакетами, сумка свисала…

К.ЛАРИНА: Где? У себя там?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, у нас здесь. Она здесь живет. И к ней кинулись какие-то люди с криком «Подвези, подвези», и она увидела, что ее машина «Нива» почему-то стоит уже украшенная, как такси. Они кричали: «Вы таксист, обязаны везти. В аэропорт». В общем, она дико испугалась, она поняла, что она попадает в какую-то авантюру, в историю – ну, у нас же очень много с автомобилями связано, когда автомобили отбирают, и могут ограбить. Ну, а потом, через некоторое время к ней кинулись люди, сказали: «Улыбайтесь, вас снимали скрытой камерой». И вот она позвонила мне…

К.ЛАРИНА: Неприятное чувство.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …в полном недоумении. Она говорит: «Я, — я ее знаю, — я, человек, ты же знаешь, у меня есть чувство юмора, но я столько раз именно у вас здесь в Москве попадала во всякие истории, когда грабили, когда обманывали, ну, мошенники разные. И мне кажется, что здесь как-то вот не очень хорошо поступили». И я согласна, не очень хорошо. Особенно если у человека не очень сильное сердце, нездоровое, то можно после этого и приступ какой-то получить. А всем будет очень весело.

К.ЛАРИНА: Короче, будьте начеку все время.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …да, наблюдать, как тебя разводят – очень весело.

К.ЛАРИНА: Давай еще звоночек, парочку даже. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, так сказать. Вас беспокоит Пермь, Николай. Хотел бы задать Ирине Петровской вопрос.

К.ЛАРИНА: Подождите, подождите, Николай, а про «Мертвые души» скажите.

НИКОЛАЙ: Вот про «Мертвые души».

К.ЛАРИНА: А, давайте.

НИКОЛАЙ: Не кажется ли вам, так сказать, Ирина, что главный персонаж похож очень на Путина – сначала молодого, потом, так сказать, чуточку повзрослевшего?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вы Деревянко имеете в виду?

НИКОЛАЙ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Актера.

К.ЛАРИНА: А как вам «Мертвые души»-то?

НИКОЛАЙ: Мне, я с удовольствием смотрю. Мне очень интересно.

К.ЛАРИНА: Вот. Спасибо. Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я, честно говоря, не смотрела на персонажа главного с таким прицелом – похож ли он на Путина. Посмотрю еще. У меня впереди две серии.

К.ЛАРИНА: Спасибо вам. Николай, вы нам дали наводку.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я еще раз повторю – это интересно, да, это интересная работа. Но можно ли это считать сериалом и, главное, вот в этой сериальной цепочке показывать? Вот, может быть, если это все свести в одно кино и исключить рекламу, может быть…

К.ЛАРИНА: Помнишь, как был «Театральный роман» — замечательный совершенно телевизионный фильм, на «Культуре»?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, кстати.

К.ЛАРИНА: Великолепный. Очень интересная работа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Помню очень хорошо. Это, безусловно, имеет право на существование, как некое произведение, созданное явно талантливыми людьми по мотивам разных произведений Николая Васильевича Гоголя. Но только это не имеет отношения к экранизации и к сериалу как жанру. Вот мое мнение.

К.ЛАРИНА: Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: «Эхо Москвы»?

К.ЛАРИНА: Да, добрый день, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Ой, здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Здрасте.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы Ирине Петровской задать вопрос.

К.ЛАРИНА: Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Иван Васильевич.

К.ЛАРИНА: Ну, пожалуйста, Иван Васильевич, говорите.

ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ: Вот я, значит, будучи на даче, принял телевизионный сигнал какой-то Московская область, какой-то город передавал – оказывается, у радиостанции «Юность» имеется свой канал.

К.ЛАРИНА: Телевизионный?

ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ: Вот, он, в общем-то, транслирует православные сюжеты…

К.ЛАРИНА: Телевизионный канал? Иван Васильевич…

ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ: Что вам известно по этому? И вопрос номер два…

К.ЛАРИНА: Господи Боже мой.

ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ: …когда из обещанных четырех телевизионных каналов – два информационных, детский и православный появятся ли в этом году? Спасибо.

К.ЛАРИНА: Уважаемый Иван Васильевич, программы православного канала уже идут… Бросил трубку. Идут на спутниковом телевидении, на НТВ+, это канал «Спас». То же самое можно сказать и про детский канал, это «Школьник-ТВ», который идет на спутниковом телевидении на «Космос-ТВ».

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, но это не совсем тот детский канал, который имелся в виду, когда говорилось о круглосуточном и прочем канале, и о котором говорил Добродеев и Сеславинский. «Школьник-ТВ» — это учебное ТВ, отдельное и дай Бог, чтобы они получили нормальную частоту и начали бы вещать…

К.ЛАРИНА: …для людей, для всех.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …на основную аудиторию.

К.ЛАРИНА: Про «Юность» ты не знаешь, наверное, ничего?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Про «Юность» я ничего, первый раз слышу, честно говоря.

К.ЛАРИНА: Ну, и еще один звонок. Пожалуйста. Алле, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Это Александр. У меня есть несколько ремарок, в том числе и по поводу «Мертвых душ».

К.ЛАРИНА: Давайте, с них и начните.

АЛЕКСАНДР: С «Мертвых душ»?

К.ЛАРИНА: Да.

АЛЕКСАНДР: Вот я смотрел все эти серии, которые до сегодняшнего момента были, и до этого я видел почти все фильмы, за исключением «Бедных родственников» Лунгина, но у меня очень сложное отношение к этому режиссеру. По-моему, он слишком холодный и, как мне кажется, режиссер как-то должен, ну, я не знаю, любить, что ли, своих персонажей. А Лунгин слишком аналитичен. Потом я не совсем понимаю, зачем он сделал такой коктейль из разных произведений Гоголя. К чему это? В чем режиссерская задача была его? Я не понимаю.

К.ЛАРИНА: Так. Дальше.

АЛЕКСАНДР: Это что касается «Мертвых душ». Потом, по поводу изречения Ирины о том, что американцам, в отличие, например, от русских, очень интересно то, что происходит во всем мире. Как раз, на мой взгляд, наоборот. Насколько мне известно, насколько я знаком. Среднестатистическому американцу, откуда-нибудь с Миддл Иста или Уэста, с Среднего Запада, ему как раз по барабану то, что происходит за пределами Соединенных Штатов. Это вот второй момент. Потом третье изречение – вот вы, Ксения, сказали, что Андрей Черкасов очень сетовал по поводу того, что его репортажи не всегда могут выйти на НТВ. Скажите, а какой режиссер может быть уверен, что его репортаж покажут?

К.ЛАРИНА: Репортер, вы имеете в виду.

АЛЕКСАНДР: То есть нужно просто как-то быть, я не знаю, все-таки он же не Махатма Ганди и не граф Лев Толстой, правда?

К.ЛАРИНА: Нет, как-то вы знаете, для меня это вообще не вопрос. Вот то, что вы спрашиваете, задаете вопрос, для меня это не вопрос. Потому что во всяком случае вот здесь, работая на «Эхо Москвы», я знаю, что гарантировано материал, который я сделала, он в эфир попадет. Понимаете? Вот у меня тут вопросов не возникает. Это другие отношения с работодателем. Я вот про что говорила.

АЛЕКСАНДР: Понятно.

К.ЛАРИНА: Вот про что. И мне кажется, что раньше это было бы немыслимо и невозможно на старом НТВ. Либо не заказывают, либо не просят, либо говорят, что, извини, вот на эту тему не надо, но если уж заказали, если уж сделано, то уж точно появится. Ну, если не будет каких-то форс-мажорных обстоятельств. Вот о чем я говорю.

АЛЕКСАНДР: Понятно. Спасибо.

К.ЛАРИНА: Потому что это труд, понимаете? Вы думаете, он должен просто так там сидеть, ради собственного удовольствия и снимать какие-то там сюжеты? Это труд, это затратная вещь. Человек работает, и он обязан видеть результаты своего труда.

АЛЕКСАНДР: Согласен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, помимо всего прочего, это деньги.

К.ЛАРИНА: Спасибо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что содержание корпункта, и так далее.

К.ЛАРИНА: Ну, деньги, понятно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну а как? Это очень важная вещь. Содержание корпункта вылетает в большую копеечку компании. Содержание собкора, содержание оператора, аренда здания ,техника, машина и т.д., и т.п.

К.ЛАРИНА: Потом хуже нет, тогда скажи честно, скажи: «Извини, парень, вот в течение 4 ближайших месяцев нам от тебя ничего не надо – сиди, отдыхай». Понимаешь? Скажите честно. Вот о чем я говорю. Ир, ну, давай уже вернемся к вопросам, которые прозвучали в эфире. Вот про «Школу злословия». Пожалуйста. Вот твои впечатления.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я очень рада, что «Школа злословия» вернулась. Мне кажется, что она вернулась на каком-то таком новом дыхании. Можно это определить, как некоторое структурирование программы. Мы это уже с тобой обсудили. Раньше это был разговор обо всем, а сейчас…

К.ЛАРИНА: …на тему.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …на определенную тему.

К.ЛАРИНА: Ну, ты сама с удивлением узнала, что у тебя тема есть в разговоре. Я сейчас продам тебя с потрохами.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я это к тому, что я тоже была в качестве героя на «Школе злословия», и когда я увидела в анонсе, что там есть тема, я удивилась, потому что мне казалось, что мы говорили на самые разные темы. И, кстати сказать, на все эти темы было интересно говорить. Возможно, потом в процессе монтажа вычленяется…

К.ЛАРИНА: …главное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …главное, да, то, что, может быть, показалось наиболее интересным. Ну, и дай Бог.

К.ЛАРИНА: Это будет, кстати, сразу скажем, что Ирина Петровская в качестве героини будет в понедельник.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вроде бы. Потому что я посмотрела в анонсах, вроде бы анонсировано. И, кстати, я не без трепета жду этой программы, потому что действительно одно дело – сидеть внутри и разговаривать, и могло казаться, что и тебе интересно, и ты, в свою очередь, интересен, а, может быть, на самом деле все не так.

К.ЛАРИНА: А по содержанию.. скажи, тебя не удивила такая смелость? Вот вещи, на которые провоцировали ведущие…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот эта первая программа.

К.ЛАРИНА: …программы Алексея Венедиктова, они, возможны здесь, на «Эхе Москвы». И собственно говоря, я все мысли Алексея Венедиктова, связанные с устройством общества, с общественным мнением, со свободой слова, они мне все понятны и отрадны, но это то, чем мы здесь, собственно говоря, и занимаемся на «Эхе». Но чтобы вдруг получить возможность об этом сказать из телевизора на федеральном канале, это, конечно, для меня это было событие. Я сидела и говорила: «Батюшки! Батюшки святы! Да как же это? Да как же это?»

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это мне тоже потом многие люди сказали: «Что же случилось-то на НТВ? Такие вещи, ты слышала, говорили?» Я подумала: «Какой же ужас!» Какой же путь назад мы прошли за эти буквально 5лет, чтобы какие-то нормальные, естественные вещи, которые действительно мы между собой все обсуждаем, в эфире «Эха» мы обсуждаем, вдруг в эфире это кажется революционно смелым, невероятным.

К.ЛАРИНА: Ну, у тебя не было такого ощущения тоже – а-а-ах? Надо же, вот это да!

И.ПЕТРОВСКАЯ: Было, было. Такое. Дух захватывает. Не может быть. Именно было. Но помимо всего прочего, у меня еще было вот это прекрасное ощущение, уже тоже почти забытое, то, что сформулировал наш радиослушатель – интересно слушать, следить за развитием мысли, интересно и приятно слушать хороший язык. Они действительно – и Дуня, и Татьяна – нормальные, живые люди. Нет вот этой одеревенелости и пустоты в глазах. И ясно, что нет наушника в ухе, где тебе подсказывают вопросы и реакции, как это часто бывает. Не будем сейчас тыкать пальцем, но другие программы, в первую очередь, дневные на том же канале НТВ. Я очень рада, что, повторю, что программа вернулась. Почему она вернулась – для меня загадка. Потому что все шло к тому, что вроде как ее уже задвинули окончательно.

К.ЛАРИНА: А ты хочешь, чтобы ее задвинули уже?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет. Я счастлива, что она вернулась.

К.ЛАРИНА: Умерла, так умерла, это называется?

И.ПЕТРОВСКАЯ: В ночи, что характерно. И это тоже хорошо. И это для меня, ну, такой, пусть даже это разрешенная гласность – никто, в общем, собственно, здесь не будет спорить. Это же не прямой эфир, это запись. Значит, руководство канала понимает, что нужен некий для выпуска пара определенной части либерально-демократической интеллигенции вот некий такой сегментик, небольшой ведь очень – чего говорить-то? – очень небольшой. В 00:15 раз в неделю, в понедельник, там сколько – 39 минут, или 36. Дай Бог, чтобы они сохранились. Дай Бог, чтобы у тех, кто формирует сегодня телевизионную политику, было понимание, что в общем основы не потрясутся.

К.ЛАРИНА: Ира, я боюсь уже надеяться.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я надеюсь, тем не менее.

К.ЛАРИНА: Ты смотри, а то… только ты еще, не выйдешь еще в понедельник.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, в этом смысле?

К.ЛАРИНА: Ну. Вдруг они сами испугаются?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тогда я перескажу все, что было.

К.ЛАРИНА: Испугаются вообще – батюшки!

И.ПЕТРОВСКАЯ: И, кстати, вот я просто хочу, потому что никто почему-то на эту тему не сказал. Мне кажется еще было на этой неделе важное событие. Это четырехсерийный фильм Леонида Парфенова, посвященный 150-летию…

К.ЛАРИНА: Удивительно ни одного нет сообщения по этому поводу. Ни одного вопроса. Про Крымскую войну, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, это тоже вот для меня, ну, все-таки показатель, знаешь, вот говорят: «Совсем уже у нас беда, диктатура и т.д.».

К.ЛАРИНА: А во сколько он был?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Он был в хорошее время – 22:40 первая серия в понедельник…

К.ЛАРИНА: «Мертвые души» параллельно шли.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и 23:40 – вторая, третья и четвертая серии. Ну, я думаю, что это обязательно нужно было посмотреть. Это было на Первом канале. И ты меня перебила, хотела высказать прекрасную мысль, что…

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …раньше, если человека отлучали от эфира, то все – он растворялся где-то, и уже никогда в жизни он не смог появиться бы. Но вот он появился на Первом канале – честь и хвала Первому каналу. И на мой взгляд, это очень хорошая, качественная работа, очень серьезная. Ну, серьезная не в том смысле, что это документальное историческое исследование, нет, без звериной серьезности. Она сделана совершенно в стиле Парфенова, где много Парфенова. И это объяснимо. Потому что довольно сложно иллюстрировать картинкой, а у Парфенова всегда картинка визуальная очень важно, иллюстрировать историческое действо, которое происходило 150 лет назад – не осталось ни хроники, ничего. Он иллюстрирует это и фильмами, то есть кадрами из художественных фильмов, в разное время снятых, посвященных…

К.ЛАРИНА: …Крыму?

И.ПЕТРОВСКАЯ: …Севастопольскому этому сражению, Крымской войне. Плюс еще, я тут же выяснила, ну, я знала, но когда тебе конкретно уже рассказывают о конкретных годах – что вот только-только тогда появилась фотография, и первые фотографии делались именно там. И, кстати, и фотографы погибали тоже. И там масса интересных сведений. И очень жаль, если по какой-то причине многие наши радиослушатели это не посмотрели. Хотя это тоже, надеюсь, что…

К.ЛАРИНА: …повторят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …выйдет на DVD или будет повторено. Но вот, Парфенов, пожалуйста, вот он здесь появился. И, что называется, несмотря ни на что. И ничего не произошло. И точно так же, как вышла «Школа злословия». Поговорили на серьезную очень тему – о том, что у нас нет общественного мнения. Тоже ничего не происходит. То есть чего бояться острых тем и ярких, непредсказуемых часто персонажей. Да нечего бояться. Просто все перестраховываются и с ума сходят, только чтобы куда-нибудь не вляпаться.

К.ЛАРИНА: Значит, у нас получается, резюмируем сегодняшнюю передачу – три главных телевизионных события. Это выход «Школы злословия», это премьера «Мертвых душ», потому что все равно это произведение, это продукт, который обсуждается и будет обсуждаться, и документальный сериал Леонида Парфенова. Я бы добавила к этому, как зрелище, конечно же, наш с тобой любимый футбол Россия-Португалия.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, футбол, конечно же.

К.ЛАРИНА: …достойный, красивый. Хотя и без голов. Но яркий, очень хороший футбол. Ну, вот, пожалуй, и все. Еще я заметила, что девочки-подружки Новоженова сняли очки. Поняли, что это как-то нелепо смотрится на них, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, да, потому что здесь эти очки были…

К.ЛАРИНА: Очки убрали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …исключительно как атрибут некоей серьезности.

К.ЛАРИНА: Атрибут ума.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А все равно ноги-то, они как бы превалируют в данном случае. Поэтому тут надевай очки, снимай очки, а все останутся одни ноги.

К.ЛАРИНА: Мы завершаем нашу телевизионную радиопрограмму. Встречаемся в следующую субботу. Ирину Петровскую мы освобождаем от понедельника, да?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Йес!

К.ЛАРИНА: Отдыхайте, товарищ, отдыхайте. Ну, а к телевидению мы вернемся в понедельник в программе «Коробка передач».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире