'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 11 часов 12 минут, начинается наша телевизионная радиопрограмма, в гостях у нас, как обычно, Ирина Петровская, обозреватель «Известий» и «Эхо Москвы», добрый день.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Доброе утро, Ксения.

К. ЛАРИНА: Вчера уже вышла колоночка Иры Петровской. Я поняла, что она уже увидела эту премьерную телепередачу.

И. ПЕТРОВСКАЯ: И не один раз.

К. ЛАРИНА: «Я готов на все». У меня к ней одноразовое отношение, я посмотрела один раз, все поняла и больше не хочу, но я то не хочу и не смотрю, а ты будешь смотреть. Напомню, что эта программа выходит на российском канале и ведет ее Дмитрий Дибров. И самое главное у меня ощущение, которые у меня постоянно с тобой смыкаются, от ведущего самого, что ему глубоко все это не интересно, у него очень скучающий взгляд, эти люди ему не интересны, которых он заставляет прыгать, скакать, плавать, падать.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Мне тоже так показалось. Потом, я давно знаю Дмитрия Диброва, долго к нему приглядывалась, довольно долго привыкала, он же был такой достаточно эпатажный персонаж, он был такой гений общения, на мой взгляд, равного ему не было, если ты помнишь, в «Антропологии». «Антропология» вначале появилась на канале «Телеэкспо», потом перешла на НТВ. Ему, в отличие от очень многих других его коллег, интересны были люди, причем самые разные, от суперзнаменитых до чудиков, до невероятных людей.

К. ЛАРИНА: А потом?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Когда закончилась «Антропология», а закончилась она вместе со старым НТВ, и он перешел на Первый канал, мне кажется, что он человек этого золотого века телевидения, перестроечного и чуть-чуть постперестроечного телевидения, когда он существовал явно в условиях абсолютной внутренней и внешней свободы. Как только начались технологические и прочие ограничения, он несколько сразу скис. И понятно, что в ближайшее время ему никто не предоставит того, что он заслуживает, такого формата действительно искреннего и непосредственно общения. Вынужден работать человек в заданных обстоятельствах.

К. ЛАРИНА: Как Владимир Молчанов.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да. Я думаю, что в этом случае у Диброва даже лучшая ситуация, потому что она ему позволяет все-таки разъезжать, в какие-то ситуации попадать или их организовывать. Но программа исчерпываема, как все, конечно, программы исчерпываемы. Если ты заметила, позитивный момент, который я замечаю, что все-таки мы идем от тех форматов, где люди жрали друг друга, уничтожали.

К. ЛАРИНА: За деньги.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Или просто в удовольствие. Если ты помнишь, в программах «Моя семья» первое время те реальные люди, которые приходили, потому что там, вероятно, были те же самые актеры из массовки, которые подрабатывали таким образом, но эти люди приходили просто из желания оплевать ближнего, как раньше шли в партком, как раньше на кухне коммунальной счеты сводили. Есть такая потребность у ряда людей. Потом появились, действительно, те программы, в которых ближнего можно было уже утопить только лишь потому, что на кону стояли большие деньги, а также можно было за эти деньги жрать черт знает что, тараканов жареных и крыс, и вообще унижаться. Пока я хотя бы не увидела в этой программе унижения человеческого достоинства и этого отвратительного, алчного желания любой ценой срубить либо бабки, либо славу. Но другой вопрос, что, конечно, остается все равно недоумение, стоит ли какая-то экзотическая рыбалка мужа такого риска, которому себя подвергала женщина, прыгая с тарзанки. А риск-то не потому, что она рухнет, а потому что действительно никто же не знает, что произойдет с человеческим сердцем в момент прыжка.

К. ЛАРИНА: Может и рухнет, сколько было несчастных случаев.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ужас, который она переживает, никак не стоит даже суперэкзотической прогулки по морю.

К. ЛАРИНА: Программа, видно, дорогая, много денег вложено, судя по командировкам, по съемкам, могли бы подарить человеку экзотическую поездку, все были бы счастливы.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но просто так ни за что.

К. ЛАРИНА: А мучить людей зачем так? Я не понимаю мужчину, который в студии сидит и рыдает.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Все рыдают так, как будто она совершила подвиг не человеческий.

К. ЛАРИНА: Как будто закрыла собою дзот пулеметный. Ну что это такое?! А вам не стыдно ехать после этого на рыбалку?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, если верить здесь авторам, тот, во имя которого совершаются эти страдания и подвиги, не знает, что его половина это делает.

К. ЛАРИНА: Я тебя умоляю.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Будем тогда надеяться, что не знает. Если знает, то тогда просто сволочь, других вариантов нету. Но тем не менее поворот от такого абсолютно ориентации на алчное, грязное, мерзкое, вытаскивающее в человеке низменное, все-таки хоть к какому-то минимальному позитиву произносятся слова «любовь», желание сделать приятное близкому. Все-таки я все равно вставлю в тот маленький плюсик, который я наблюдаю в тенденциях телевидения.

К. ЛАРИНА: Не кажется ли тебе, что новую нишу они будут окучивать, вытаптывать это поле эксплуатации слезных мешочков зрителей и у телеэкранов, поскольку у нас одна была передача «Жди меня» или «Ищу тебя», где все рыдают и плачут.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Но там есть повод плакать.

К. ЛАРИНА: А у тебя нет ощущения, что девальвируют уже и последние ценности человеческие, учитывая «Я готов на все», передачу «Жди меня», «Ищи меня», а сейчас запускается новый проект Андрея Разбаша «Прости».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Он не запускается, он уже выйдет 2 апреля.

К. ЛАРИНА: Где там все будут публично просить прощения за свои грехи. В итоге мы опять получим пустоту взамен настоящих чувств.

И. ПЕТРОВСКАЯ: От телевидения трудно ждать подлинных чувств, настоящести, это даже не искусство. Все зависит, во-первых, естественно, как говорила на одной из программ Елена Ханга, как все исполняется, все это делается. Если это в чистом виде эксплуатация желания порыдать.

К. ЛАРИНА: Как «Короткие встречи».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, хотя там особенно никто и не рыдал, так бездарно все было сделано.

К. ЛАРИНА: Заставляли.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Или заставляют, как хлопать и смеяться заставляют, то, конечно, это не имеет смысла. Я тоже с некоторым опасением прочитала анонс программы «Прости», психологическое шоу Андрея Разбаша, потому что действительно возникает вопрос, там заявлено следующим образом, что есть много людей, которые живут с чувством вины перед своими близкими, они либо не сумели, либо не успели сказать им «прости», и вот телевидение предоставляет им такую возможность. Тогда возникает вопрос, почему бы без телевидения, если ты дозрел, не сказать это «прости», а если человека нет в живых, то наверное «прости» надо говорить в другом месте, в храме, например, а не перед телекамерами. Конечно, в любом случае, всегда телевидение – это в определенном смысле спекуляция, и на чувствах, и на подлинных чувствах. Если это выжимает слезу, краше нет. Даже такая программа «От всей души», если ты помнишь, ее называли в свое время, смеясь, «Плачьте с нами, плачьте как мы, плачьте лучше нас». Хотя там не было эксплуатации ничего непристойного и недостойного. А сводили людей, рассказывали о их часто невероятных, трагических судьбах. Ну, на этом телевидении построено, оно должно что-то выжимать, либо смех, либо слезу. Тут нужно посмотреть, какая будет пропорция. Уже смеха выжали столько, что дальше только колика, почечная и вся остальная, а со слезами, ну, есть потребность у людей порыдать и в студии и сидя у экрана. Опять же, если это только не размазывание этих слюней, слез на пустом месте, пусть, в конце концов, слезы тоже очищают чего-то, человеку душу.

К. ЛАРИНА: Ира, как бы ты ни отказывалась…

И. ПЕТРОВСКАЯ: А я и не отказываюсь.

К. ЛАРИНА: От сериала «Под небом вороны», но про эту ворону у нас спрашивает каждый второй телезритель, «что случилось с сериалом «Под небом Вероны». Что с ним случилось.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я так понимаю, что наверное, сериал хорошо пошел вначале, а потом, видимо, не дотянул до какого-то контрольного рейтинга и его контрольным выстрелом уничтожили, мы это видим сплошь и рядом, на всех каналах. Мне кажется, это очень какая-то недальновидная и даже в общем неприличная по отношению к зрителям практика, потому что это ваше, друзья мои, дело, что у вас чего-то до чего-то не дотянуло, а люди действительно начали смотреть, привыкли, им интересно продолжение, будьте тогда добры дотянуть этот сериал.

К. ЛАРИНА: Переживите свой позор до конца.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, вы деньги в него вложили, во-вторых, поставили-таки в программу. Раз люди спрашивают, значит, это не позор, как минимум.

К. ЛАРИНА: Как в анекдоте с хирургом «ничего не получается».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Руки умыл и пошел, а люди остаются в дураках.

К. ЛАРИНА: Не знаю, такая практика вообще принята в мире?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Мне кажется, такая практика эксклюзивная у нас, но у нас ведь очень жесткая, в отличие даже от многих других тоже рыночных стран, пребывающих в конкурентной борьбе, но у нас она особенно жесткая. Если ты замечала, что если один канал ставит военно-патриотический сериал и срывает на этом огромный рейтинг, то другой тоже может отмести то, что в этот момент пошло и тоже поставить немедленно военно-патриотический сериал. Хотя, мне кажется, что контрпрограммирование все-таки должно заключаться не только в том, чтобы перешибать друг у друга на одном и том же поле зрителя, а в том, чтобы предоставлять разное. Я, кстати, отметила, что на следующей неделе в программе, почти в одно и то же время с небольшой разницей на 1 канале будет «72 метра» Хотиненко, киновариант, который «Золотого орла» снискал, а на втором канале «К-19» американский фильм про нашу советскую лодку с Харрисоном Фордом. Вот такой способ контрпрограммирования, у меня даже иногда подозрение, что есть шпионы-агенты на каналах, которые информируют, чтобы в это же самое время поставить примерно тот же самый, не говорю про качество «К-19» и «72 метра», но на ту же тему, хотя и две разные подводные лодки.

К. ЛАРИНА: Еще одна программа, которая вызывает живое обсуждение на пейджере, это «Большая премьера» на 1 канале. Ирина, «в чем смысл этой программы», «Это очередной междусобойчик псевдозвед или асимметричный ответ «Аншлагу», спрашивает Александр. «Будьте добры, скажите, а что это за передача, неужели она может делать рейтинг и считаться хорошей», спрашивает Светлана и т.д. Здесь много однозначных мнений по поводу этой передачи.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Совершенно правильно определили. Я вчера как раз ее в очередной раз смотрела, что это асимметричный ответ «Аншлагу», «Зеркалу кривому» и прочему, у каждого уважающего себя канала должна быть своя развлекательная юмористическая программа. Конечно, не в пример «Аншлагу» она лучше сделана, просто элементарно, по тому, как сделана картинка, как подбираются номера.

К. ЛАРИНА: Там типа концерт?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, причем там иногда бывает как будто это пародия на пародию. Вчера для меня олицетворением этого был некий пародист, который пародировал Жванецкого, Задорнова, понимаешь, да, сатирик, пародирующий еще и сатириков, плюс они еще стараются делать некие «прикольные» номера, когда либо известные люди выступают в несвойственных им амплуа, либо объединяют их в какие-то дуэты.

К. ЛАРИНА: Что, весело?

И. ПЕТРОВСКАЯ: И все это пронизано еще конферансом двух Ургантов, младшего и старшего, Ивана и Андрея. Я не могу не то, что интересно, а я разделяю здесь недоумение, потому что я смотрю и мне ни весело, ни интересно, ни забавно. Мне немножко забавно всегда Иван Ургант, но поставленный в условия «Большой премьеры», даже он все-таки теряет свое обаяние. Он такой стебный человек, и для это нужно что-то другое, что, понять не могу. Ну раз такое ставят на 1 канале в такое время, практически в лучшее время, в пятницу, после программы «Время», очевидно, ожидают перебить те же самые рейтинги «Зеркал» и «Аншлагов».

К. ЛАРИНА: Мне кажется, стоит особо отметить программу «Русский крест» о Георгии Жженове, показанную по российскому каналу в прошлую субботу, пишет Лариса. Почему-то у меня ощущение, что она сегодня должна быть.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я объясню, это документальный фильм Сергея Мирошниченко, он 2— или даже 3-серийный, он получил ТЭФИ, причем не в этом году, а в прошлом. И это действительно совершенно фантастический документальный фильм, когда Сергей Мирошниченко. Это очень хороший, известный документалист. Он провез Георгия Жженова по местам его заключения. И, разумеется, этот эффект, он не был там, слава тебе господи, много лет, но когда он оказывается примерно в той же камере, во всяком случае, в той же тюрьме и все это видит, это невероятные по искренности и подлинности вызывает у него эмоции. И там есть такой, я не знаю, в первом фильме или во втором, если можно сказать, забавный эпизод, когда нынешние тюремщики, его встречая, встречают его как лучшего выпускника школы, типа только осталось повесить стенд «наши лучшие выпускники». Это очень хорошая работа, действительно, крайне достойная и посмотреть ее продолжение сегодня.

К. ЛАРИНА: Вот вам ответ, Меланья, на вопрос, какую передачу Ирина Петровская смотрит с удовольствием. Вот как раз одна из программ, которую Ира с удовольствием посмотрела.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Потому что это настоящее документальное кино, это не монтажное кино, которое состоит из встык склеенных свидетельств очевидцев, как сегодня многое документальное кино делается, масса синхронов так называемых, то есть интервью, встык данных, хроника, вот тебе документальное кино. Нет, здесь все придумано, здесь придуман ход. Здесь документалист проживает со своим героем отрезок жизни целый отрезок жизни, привыкает и к герою, и очень важно, приучает героя к себе, так работали мастера лучшей в своих проявлениях советской документалистики.

К. ЛАРИНА: Ну что, тут еще Гордона «Стресс», тоже бросила смотреть эту программу, раньше смотрела, раньше не смотрю.

И. ПЕТРОВСКАЯ: У нее теперь крайне неудобное время.

К. ЛАРИНА: Как и «Школа злословия».

И. ПЕТРОВСКАЯ: «Школа злословия» хотя бы по воскресеньям в 12, а это в пятницу, около 6 вечера, и просто физически невозможно поспеть. И главное, никак не можешь к этому привыкнуть просто рефлекторно. Кстати, «Школа злословия», я пропустила момент, хочу задним числом отметить, 2 недели назад была совершенно потрясающая Мариэтта Омаровна Чудакова в программе. Причем она была настолько хороша, естественна и не похожа ни на кого, такой совершенно отдельный персонаж абсолютно без позы, без рисовки, что это некоторое, то, что у нас с тобой вызывало раздражение, что Дуня Смирнова и Татьяна Толстая, если уж кого любят, то взахлеб, а если ненавидят, то до судорог. Вот здесь они даже сами оцепенели от этой искренности невероятного ума, который исходит от этой женщины, и мне не нужно тут даже злословия никакого.

К. ЛАРИНА: Надо мне позвать как-нибудь Мариэтту Омаровну, поскольку собеседник она потрясающий.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Потрясающий. Она была у меня на пресс-клубе, я могу сказать, что иногда имею честь разговаривать по телефону. Вот она была равна себе в этой программе. Плюс она именно поразила, они даже сказали в конце, вы заметили, что она иная, как в «Ночном дозоре», иная абсолютно, ни на кого не похожая. Я думаю, что довольно много, хотя не так много, как хотелось бы, есть персонажей есть в нашей российской действительности, которое телевидение как-то не замечает. Мы говорим, нет новых лиц, не открывают новых имен, хотя Чудакова, конечно, никакое не новое. Просто этим людям должна быть предоставлена трибуна в первую очередь.

К. ЛАРИНА: Чтобы закончить все-таки тему «под небом вороны», хочу отозвать вас вот куда. Газета «Газета» в пятницу вышла с подробным рассказом об истории создания этого сериала от журналиста Вениамина Гинодмана, вся проблема там в том, судя по тому, что он написал, что это так называемое дешевое производство, это чисто израильский сериал, который по дешевке НТВ купило, оказался он просто несостоятельным как художественное произведение, поэтому, наверное, его и сняли. Если хотите подробностей, прочтите, хорошая статья, там подробно очень изложено, что касается этого сериала, который мы не видели с Ирой, в отличие от счастливчиков.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Теперь я вспоминаю, что видела, когда ты сказала, что израильский. И кстати, удивлялась, странноватый антураж, но думала, что это только эпизоды.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем встречу. Я посмотрела, какие пришли вопросы на пейджер. Хотелось спросить, «Выводы» Петра Толстого, видела ты какую-нибудь передачу в обновленном формате?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Нет, еще не видела.

К. ЛАРИНА: Сегодня надо посмотреть. Потому что Алексей пишет телеграмму гневную, Ира, вы смотрели последние «Выводы» Петра Толстого, это абсолютно погромная и националистическая программа, цитирую я слушателя, правда ли, что канал «Московия» станет основой православного телеканала во главе с Демидовым и Толстым. Есть у тебя такая информация?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Основой православного – не знаю, но там, как вы заметили, присутствует очень сильный мотив, и православный, и державный. Другой вопрос, что сам Петр Толстой не был замечен в экстремистском отношении к политики и действительности. Но кто знает, может быть, люди меняются, надо посмотреть. Я, когда отсматривала программы этого канала, в частности, когда ТЭФИ был, именно это меня настораживало, некий присутствующий иногда националистический, иногда еще какой-то душок, невозможно было справиться с этим ощущением. С «Выводами» особенно, потому что был период, когда это была довольно любопытная и иная программа, не похожая на собратьев.

К. ЛАРИНА: Что у нас в интернете. Опять сериалы, «Под небом Вероны», давайте телефон включим.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я только скажу, что увидела отличную программу. Я давно уже смотрю «Исторические хроники Сванидзе», и на этой неделе был отменный выпуск, если можно так сказать, применительно к герою, посвященный Осипу Мандельштаму. Сванидзе сделал просто удивительную программу именно о судьбе художника, взаимоотношения художника, хотя какие могут быть отношения у художника с властью, судьба художника именно в условиях тоталитарного режима. Каждый выпуск у него становится все лучше и лучше. Следующий будет 35-й год, посвященный Кирову, в среду. Просто посмотрите, потому что в отличие от многих других так называемых исторических программ, где вся история опять же дана исключительно в изложении или очевидцев, или экспертов, или историков, у Сванидзе это свое расследование, как мне кажется, очень точное и скрупулезное, потому что он сам историк, и по-другому подходит.

К. ЛАРИНА: Про Радзинского просят сказать тебя, смотрела ты выпуск.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ой.

К. ЛАРИНА: Честно говоря, я все равно больше люблю читать его, чем слушать, это мой личный выбор.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Именно. Существует отдельный жанр Эдвард Станиславович Радзинский, которого я люблю читать, даже больше скажу, я как-то была на его вечере, и когда есть много публики, он зажигает зал и тоже возникает некое ощущение, совсем отдельное от того, что возникает от просмотра телепрограмм. Здесь же у меня возникает такое ощущение, что о чем бы ни говорил он, он говорит сам о себе, и он единственный, кто запоминается, потому что слишком его много. И потом, в силу того, что у него очень специфическая особенность есть и говорить, и интонировать, то его уже довольно часто и успешно пародируют. Поэтому ощущение возникает, что это самопародия. Плюс, если говорить конкретно об этой программе, мне кажется, невероятно безвкусно оформлена. Невозможно смотреть на человека в течение часа почти в этом красно-черно-фиолетовом колорите. Ей-богу, телевизионные опусы Радзинского мне кажутся намного слабыми, чем его книжки. И кто-то сказал когда-то, видимо, ему, что он большой артист, и он поверил. И он настолько переигрывает, что тем самым заслоняет смысл, о чем говорит, причем это очень важно, о чем он говорит, часто интересно, но это тот самый случай, когда от наигрыша забивается суть.

К. ЛАРИНА: Все-таки Андронников это Андронников.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, я тоже хотела сказать, Андронников, он тоже умел играть и имитировать, больше того, те, кто его слышали и кто знали при жизни, говорили, что Ираклий Андронников обладал способностью не просто пародировать мимику, манеры, а он, изображая человека, о котором он рассказывал, он умел как бы проникать в строй его мысли, он имитировал вплоть до того, как человек строил фразы. Но как дозированно это делал, никакого наигрыша, перебора. И те, кто помнит, сейчас иногда, изредка это показывают, черно-белое еще телевидение, все очень скупо, а перед глазами встает то, о чем он говорить. Хотя, говорю еще раз, там изобразительного ряда практически ноль.

К. ЛАРИНА: Про Жженова просят уточнить, в какое время. По-моему, сегодня, в субботу.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Днем.

К. ЛАРИНА: В районе 16 часов.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Надо посмотреть программу, или в 15, там идет обычно линейка документального кино, просто посмотрите по программе.

К. ЛАРИНА: Да, чего вы у нас спрашиваете, «Русский крест» называется.

И. ПЕТРОВСКАЯ: 2-й фильм, просто замечательный, я в свое время даже о нем писала.

К. ЛАРИНА: Когда он ТЭФИ получал.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Раньше еще, потому что это была премьера большая, даже большие были напечатаны приглашения, где был портретик Жженова-арестанта в фас и профиль. Просто это очень хорошая, отменная, достойная работа.

К. ЛАРИНА: Наш телефон 203 19 22, мы готовы принимать ваши реплики.

ГАЛИНА: Здравствуйте. Во-первых, спасибо за вашу передачу. Ваши впечатления о канале «Домашний».

К. ЛАРИНА: А ваши сначала впечатления скажите.

ГАЛИНА: Какие-то практические советы можно взять, такое впечатление, много патоки.

К. ЛАРИНА: Все такое сладкое.

ГАЛИНА: Хотелось бы, что бы это было как-то более соответствующе нашему времени.

К. ЛАРИНА: Видите, все же требуют позитива, большого светлого чувства.

ГАЛИНА: Не такой же, как заставки с подвязыванием галстучка и выглядыванием из-за газеты.

К. ЛАРИНА: Понятны ваши чувства. Теперь Ира скажет свои ощущения. Она как-то полюбила с самого начала.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я совершенно не полюбила, я много раз повторяла, что это совершенно не мое, так же, как я не читаю, будучи женщиной, последние страницы журнала «Работница», «Лиза» и прочие произведения журнального производства, но есть спрос огромный.

К. ЛАРИНА: Но «сюсю-мусю» там конечно из всех щелей. Я согласна с Галиной.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я тоже, хотя единственное, что мне там нравится и привлекает, что они стараются выработать режим диалога, это приятно, потому что у нас действительно мало осталось живого. Просто в силу того, что ведущие пока «притираются» к задачам.

К. ЛАРИНА: Ведущие там мощные, конечно.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Чего от него ждать, что он будет каналом «Культура»?

К. ЛАРИНА: Что «Домашний» будет для дома, для семьи, а он для тетенек получился.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Для домохозяек пока что, в большинстве своем, да. Может, кому-то и дяденькам интересно, как ремонт сделать.

К. ЛАРИНА: Есть такая гадость на спутниковом телевидении «ТДК», видела когда-нибудь, то же самое.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Пока перебор в эту сторону. Но они только начали. Я почему так говорю.

К. ЛАРИНА: Осторожно?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Не набрасываясь, потому что не ждала от этого канала интеллектуального прорыва. Было очевидно, что они работают на эту задачу, на домохозяек. В какие-то промежутки времени, когда аудитория прибавляется, к вечеру, идет кино, бывает вполне приличное кино.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, там ошибка, там очень хорошо продумали содержание, у них огромное количество рубрик и передач, но форму не придумали, образ канала, кроме этих шотландок клееночек, там ничего нет, эмоционально, мне кажется, там ошибка есть в образе канала. Что-то там не получилось.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Он еще месяц не вещает. Наверное, нужно посмотреть, потому что пока еще действительно апробация, потом, может быть, что-то менять. Но необязательное общение меня дико тоже раздражают, там есть такой персонаж Вадим Тихомиров.

К. ЛАРИНА: Который был совершенно на месте на М-1.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А здесь его так много, когда он в эфире, он суетится под клиентом.

К. ЛАРИНА: «Сюсю-мусю».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Именно сюсюкает, мне кажется, им какие-то задачи поставлены, может быть, потом их им трансформируют.

К. ЛАРИНА: Потому что Лена Ищеева тоже там такая же «сюсю-мусю».

И. ПЕТРОВСКАЯ: Она была ровно такой же в «Принципе Домино», так что ничего удивительного в этом нет. Я бы удивилась, если бы увидела там Савика Шустера, который ведет эфир, но так меня не удивляет набор персонажей в силу того, что они уложены в определенный.

К. ЛАРИНА: Уложены.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Конечно, подряд.

К. ЛАРИНА: И завернуты.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Другой вопрос, я пока еще там не успела посмотреть, как его воспринимает зритель по рейтингам, насколько меньше рейтинг, чем у предыдущего М-1, или больше.

К. ЛАРИНА: Посмотрим.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я хотела сказать насчет «под небом Вероны», сериал этот был, шел и закончился, его перенесли.

К. ЛАРИНА: Давайте не будем к нему возвращаться. Я уже видела, из ваших телеграмм уже можно книжку составить про сериал.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Чем же он вас так захватил?

К. ЛАРИНА: Не спрашивай, а то будут отвечать.

ВЛАДИМИР: Есть канал Рен-ТВ, и на нем прекрасную передачу ведет Павел Астахов, «Час суда». Может быть, это мое предвзятое мнение, после каждого дела выступает писательница с подробным анализом, и когда я ее вижу и слушаю, у меня возникает ощущение, что я идиот, и я ничего не понял.

К. ЛАРИНА: То есть, вы считаете, что она там не нужна?

ВЛАДИМИР: Конечно, там все прекрасно по полочкам разложено, и это ее дополнение… Я чувствую себя недоумком каким-то.

К. ЛАРИНА: Нет-нет, успокойтесь, с вами все нормально. Там мне кажется действительно проблема, может быть, Ира скажет, проблема с формой. Я не очень понимаю, что это за комментарий от Татьяны Устиновой.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Да, я тоже не понимаю, потому что в принципе все абсолютно понятно, дело завершено, присуждено тому или другому человеку та или иная денежная компенсация, хотя все должны иметь в виду, что там не реальные люди, а реальные истории, их исполняют актеры, и это канал не скрывает, там не выходим я, истец, а ты, Ксюша, ответчик, а вместо нас выходят специально обученные люди.

К. ЛАРИНА: … Марина Неелова. Ты бы хотела, чтобы кто тебя сыграл? Алиса Фрейндлих?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я не против.

К. ЛАРИНА: А я бы хотела, чтобы меня – Инна Чурикова.

И. ПЕТРОВСКАЯ: У нас с тобой мания величия. Да, Татьяна Устинова там, я ничего не хочу против сказать, но у меня ощущение, что появление раскручиваемых, модных писательниц входит в некую общую пиар-компанию, когда рекламируется книжка, потом сериал по книжке, и непосредственно сам персонаж. Опять же, вспоминая Мариэтту Чудакову. Человек появляется 1 раз в сто лет на телеэкране, а тут буквально каждый день, тем более, когда сказать нечего.

К. ЛАРИНА: Не понятно зачем.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Сказать нечего, поэтому говорят такие банальности, типа «жизнь прожить – не поле пройти», «От тюрьмы да от сумы не зарекайся», это не возможно слушать, и самое главное, совершенно бессмысленно.

К. ЛАРИНА: Зато она была очень симпатичная в программе «Что? Где? Когда?»

И. ПЕТРОВСКАЯ: Видела, да.

К. ЛАРИНА: Там меня очень многие персонажи приятно удивили, например, совсем по-другому я начала относиться к Коле Баскову, именно так нежно мне хочется его назвать после этой программы, поскольку раньше презрительно я называла его по фамилии, даже без фамилии иногда. Очаровательный, остроумный человек, очень мобильный, очень добрый, то же самое Таня Устинова, там была на месте, очень яркая женщина.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А потом, это еще говорит о том, что когда они оказываются в ситуации игровой, когда азарт захлестывает, позорно же проигрывать на глазах у всех страны, то люди совершенно по-другому проявляются. И я, например, не помню, рассказывала или нет, начинала играть в «Что? Где? Когда?» в 77 году, когда еще только-только набирали первый состав, и я очень хорошо помню ситуацию, когда действительно обо всем забываешь. И только одна задача – любой ценой, накидав как можно больше версий, добиться истины, ответа. Причем тогда приветствовались ответы на сообразительность, не на знание, на остроумие. И здесь эта ситуация показала, что люди в сущности азартные, и это используется по делу. Когда не по делу, то уж извините.

ЛАРИСА: Скажите, пожалуйста, почему «Женский роман» прекратили неожиданно.

И. ПЕТРОВСКАЯ: По той же причине, так же провалился по рейтингам, и его перестали показывать или может перенесут на другое время. Но это та же история, либо вы, ребята, заявились и показывайте, либо заранее, у вас есть такая возможность, посмотрите и подумайте, что вы показываете.

К. ЛАРИНА: Вообще, это дикость, этот позор человек должен пережить сам, это его проблема, он это создал. Представляете, спектакль идет, и вдруг посреди спектакля они понимают, что все не так, не пошло, извините, у нас сегодня не получилось, пока, а люди деньги заплатили.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это Хармс, «театр закрывается, нас всех тошнит».

ВЛАДИМИР ЛЕОНИДОВИЧ: Симпатии к вам большие испытываем. Помогите вашим авторитетом немножко яканья поубавить. Ведь смысл сводится к ведущему, к его представлению по 3-4 раза за 5-минутный выход.

К. ЛАРИНА: То есть?

ВЛАДИМИР ЛЕОНИДОВИЧ: Это же раздражитель страшнейший, посмотрите на этого Токмачева, Анучкина, «я», «я», «я», до рекламы, после.

К. ЛАРИНА: Где вы все это видите?

ВЛАДИМИР ЛЕОНИДОВИЧ: НТВ.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Это программы типа «Чистосердечное признание».

К. ЛАРИНА: В первый раз слышу, может быть, ему как раз и надо представляться почаще, чтобы запомнить.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю, давайте попробуем отследить, сколько раз они якают, хотя я такой проблемы не замечаю, проблема яканья и выпирания себя в прошлом, сейчас чаще звучит «мы» или что-то безличное. Присмотрюсь, может быть, в этом есть проблема.

К. ЛАРИНА: Могу посоветовать тем, кого раздражают ведущие, чаще обращаться к каналу «Культура», например, к программе «Линия жизни», которую я обожаю за то, что там нет ведущего, когда мы без посредников общаемся с человеком, который представляет ценность. На прошлой неделе была программа с Васильевой, великолепная программа.

АЛЕКСАНДР: По поводу «Русский взгляд» и «Выводы», которые делает 3 канал, я согласен с вами, думаю, это вообще подтасовка, вместо «Русского дома» ввели этих прокремлевских товарищей.

К. ЛАРИНА: Хочу поправить, мы не высказывали мнения, мы цитировали слушателя.

АЛЕКСАНДР: Хорошо, я согласен с его мнением. Вот «Русский дом» была хорошая передача, не было никакого лебезения перед властью. И вот почему-то ее запретили, и по этому поводу демократическая общественность ни разу не высказалась. Я понимаю, что у вас разное мнение, но все-таки солидарность должна быть.

К. ЛАРИНА: Какая? С кем? С Александром Кротовым?

АЛЕКСАНДР: Он журналист, у вас же журналистская должна быть.

К. ЛАРИНА: Прежде всего, человеческая солидарность. Не знаю, как Ира, мне бы с Кротовым не хотелось солидаризироваться ни по какому вопросу.

АЛЕКСАНДР: А демократическая солидарность, по поводу того, что зажимают?

К. ЛАРИНА: Кого зажимают? Ксенофобские, националистические программы? И правильно делают.

АЛЕКСАНДР: А в «Русском доме» была ксенофобия?

К. ЛАРИНА: Абсолютная.

АЛЕКСАНДР: А в «Русском взгляде» есть ксенофобия?

К. ЛАРИНА: Я не вижу пока.

АЛЕКСАНДР: Понятно, потому что там лебезение перед властью полное.

К. ЛАРИНА: Почему лебезение, там просто воспитанный человек ведет программу. Что я вступаю с вами в перепалку. Ира тоже вас слышит.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Слышу, да, но никак не могу, даже пытаясь вызвать солидарность с «Русским домом» и с Кротовым, мне кажется, что это, мало того, что ксенофобская, еще периодически до такой степени мракобесная, что тут даже не о демократической, даже о профессиональной солидарности речи быть не может. Ничего, кроме удовлетворения, что программы этой не стало, я не испытала. В этом смысле «Русский взгляд», конечно, большой шаг вперед по сравнению с «Русским домом». Но опять же повторю, что есть определенные нюансы, которые меня смущают. Пусть у нас будет отдельный православный канал, пусть его смотрят люди с большим удовольствием. Когда это идет в открытом эфире, меня несколько смущает.

К. ЛАРИНА: Ну что, последний звонок.

И. ПЕТРОВСКАЯ: А мы не будем говорить, что будет на следующей неделе?

К. ЛАРИНА: Ты хочешь сказать, что будет, или лучше послушаем?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я, конечно, лучше послушаю.

К. ЛАРИНА: Нет, давай, я выдаю тебе пакетик леденцов и расскажи, что будет на следующей неделе.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Во-первых, к 80-летию Иннокентия Михайловича Смоктуновского будет несколько программ на «Культуре», в частности, «Острова», также там будут спектакли с его участием, и кстати, завтра будет «Пестрая лента» на 1 канале, посвященная Смоктуновскому. Начинается трилогия «Неизвестный Олег Ефремов» на 1 канале, 1я серия будет во вторник. Вообще, на следующей неделе 10-летие будет отмечать ОРТ, 1 канал, считается официальным днем рождения 1 апреля.

К. ЛАРИНА: Ох, боюсь-боюсь.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Ничего пока особенного нет, там есть спецвыпуск «Поле чудес», но он приурочен одновременно и к 1 апреля, и ко дню рождения канала ОРТ, и будут участвовать люди, рожденные 1 апреля.

К. ЛАРИНА: Неужели сам Владимир Владимирович Познер?

И. ПЕТРОВСКАЯ: Я  тоже подумала, не исключено, как ни смешно, он родился 1 апреля. Будет премьера фильма «Брежнев» с Шакуровым в главной роли, автор сценария Валентин Черных, последняя работа его «Дети Арбата» как сценариста, а до этого, как мы знаем, «Москва слезам не верит», и режиссер Сергей Снежкин. Жену играет Крючкова, а подругу-медсестру Маша Шукшина. Посмотрим, если это не в чистом виде пародия и издевательство, может быть, это довольно любопытно. Опять же, программа Разбаша «Прости» 2 апреля. Исторические хроники, я сказала. 2 апреля вечер в Ленкоме вечер памяти Горина, «Улыбайтесь, господа», который покажет канал «Культура». Вот собственно, и все из того, что я бы хотела сама посмотреть и вам бы посоветовала.

К. ЛАРИНА: Я бы хотела ответить на вопрос Марии, которая просит высказать свое мнение о «Хиромант». Я его посмотрела весь, практически весь, от начала до конца, очень понравился, несмотря на натянутость сюжета, понравилось, как сделано и как работают артисты. Она спрашивает о игре молодого артиста Юрия Чурсина, «что он играет и где, что вы о нем знаете?». Юрий – актер Московского художественного театра и театра Олега Табакова. И последняя премьера театральная, где он уже прозвучал как артист очень яркий, в спектакль «Лес» у Кирилла Серебренникова, который мы с Ириной смотрели, он играет там молодого Буланова, по-моему очень симпатично.

И. ПЕТРОВСКАЯ: Замечательно. И здесь тоже от него не оторваться. Вообще, что-то есть затягивающее в этом сериале. Я тоже не все посмотрела, но когда я попадала и смотрела, то действительно вовлекалась, что-то там есть мистическое.

К. ЛАРИНА: Так что, спасибо, на позитиве мы и закончили. До встречи, мы встречаемся по субботам, в 11 часов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире