17 апреля 2021 г.

Эфир ведут Ксения Ларина и Ирина Петровская

И. Петровская Доброе утро, здравствуйте! С вами снова мы — наш звукорежиссер Сергей Кузнецов, я, Ирина Петровская, и Ксения Ларина. В прямом эфире — наипрямейшем эфире, как мы, собственно, и мечтали, я бы теперь уже сказала, долгие-долгие и очень зимние месяцы. Здравствуй, дорогая Ксения! Приступаем!

К. Ларина Здравствуйте, дорогие друзья! Привет, Ирина Петровская! Привет всем! Тоже с радостью напоминаю, что теперь мы имеем полное право приглашать вас не только на радио, но и на YouTube, где мы тоже идем в прямом эфире. Там работает чат, и там тоже возможно поставить нам лишний лайк — нам он пригодится.

Ира, давай я сразу прочту. Я предлагаю так сделать. Поскольку мы сегодня в начале написали главные события недели, чтобы ничего не забыть, давай я отдельно их прочту, а ты про каждое скажешь, что говорят про это в телевизорах. Если говорят — может, вообще ничего не говорят.

И. Петровская Скорее всего.

К. Ларина Ну вот, смотри. Значит, главные события недели и их отражение. Состояние Навального, разгром ФБК. Была эта тема?

И. Петровская Ноль.

К. Ларина Обыски и задержания в редакциях DOXA и «Важных историй».

И. Петровская Ноль.

К. Ларина Это мы говорим про федеральный эфир, чтобы вы понимали, дорогие друзья. Суд и приговор Любови Соболь.

И. Петровская Ну, насколько я понимаю, ноль. Я не видела. Вот так я скажу.

К. Ларина Так. Война близко? Это я имела в виду, конечно, отношения с Украиной и вообще тему Украины.

И. Петровская Тема Украины по-прежнему главенствующая, превалирующая. Но к ней, естественно, добавилась тема Америки, которая на этой неделе в какой-то момент немного потеснила Украину, вышла на первое место. Наблюдать за этим было, если бы не было страшновато, то забавно.

Потому что в день, когда Байден позвонил Путину, в студиях общественно-политических шоу было ликование: вот, несмотря ни на что, он первым позвонил! Он понимает, как велико значение нашей страны, нашего лидера. Да, он его назвал убийцей, но он это сделал исключительно для того, чтобы потрафить своим приспешникам где угодно — «ястребам», не помню. А на следующий день, когда он уже выступил с санкциями, снова все были сосредоточены, агрессивно настроены. Припомнили Байдену, как он падал, и снова назвали его всякими нехорошими словами.

К. Ларина Ну вот, собственно, следующую тему ты сказала: Байден и санкции. Ну и дальше из хорошего. Юбилей «Современника». Не знаю, были ли какие-нибудь сюжеты, связанные с этой абсолютно безобидной культурной темой.

И. Петровская Были, конечно. Были, наверное, почти во всех новостях, но я их видела, да. Вспоминали славную историю «Современника». Новостные сюжеты. Я не исключаю — я не видела — возможно, на «Культуре» было что-то более всеобъемлющее, специально юбилейное. Но все каналы так или иначе отметили эту славную дату.

К. Ларина Напомним, что 65 лет исполняется (уже исполнилось в этом году) театру «Современник». Это первый юбилей без Галины Борисовны Волчек. Там произошел такой абсолютный ребрендинг в театре. Мне кажется, ничего страшного в этом нет. Это естественный ход событий. Кончается одна великая эпоха (и она останется в нашей памяти, безусловно, как и люди, которые ее символизировали в этом театре), и наступает другая страница истории, которую мы будем оценивать по ходу ее прохождения.

Мне кажется, что перспективы у театра самые прекрасные, учитывая, что (мы с Ирой это уже обсуждали) Виктор Рыжаков — один из самых ярких режиссеров современной театральной России. И самое главное — режиссер актерский. Мне кажется, он очень подходит именно этому театру. Так что всё будет нормально.

Собственно с этого события, думаю, мы сейчас отдельно начнем. Давай я просто прочту всё, что мы насобирали, чтобы сориентировать слушателей. Выпуски интервью YouTube. Новое расследование ФБК «Тайны валдайской дачи» — это то, что выпустили Мария Певчих и Георгий Албуров. Выпуск «Fake News», разоблачающий пропаганду, на «Дожде». «Намедни» — новый выпуск 2018 Леонида Парфенова на «Парфеноне».

Интервью. Петр Мамонов у Ксении Собчак. Алексей Иванов у Дмитрия Быкова. Данила Козловский у Ирины Шихман. Марина Лошак у Екатерины Гордеевой. Виталий Манский на канале «Команда 29». Спецрепортаж «Редакции»: Саша Сулим (автор этого фильма, по сути) о ворах в законе. И выпуск «Редакции» от городских экстремалах. А также авторские видеоколонки Ольги Романовой, на которые мы всегда обращаем ваше внимание. Это, мне кажется, уже отдельное жанровое произведение.

Из премьер на что обратить внимание. Новый YouTube-канал — вернее, даже авторская программа в рамках канала — это программа Антона Долина «Радио Долин». Так она называется. Она выходит на канале «Медуза». По-моему, отличное начало. Не знаю, Ира посмотрела или нет?

И. Петровская Я посмотрела, да. Там есть, конечно, что совершенствовать. Но в целом такого канала, мне кажется, не хватало. Потому что там есть и рекомендации, там есть и короткий анализ происходящего в кинематографическом, а шире, в культурном пространстве. Ну и вообще Антону Долину, собственно, сам бог велел в таком жанре и на такой платформе отдельно выступать.

К. Ларина Из веселенького — это Ира добавила, я не знаю, что это такое. Шоу Галкина «Музыкалити». Это тоже YouTube-канал Максима Галкина, как я понимаю.

И. Петровская Youtube-шоу, да. Меня случайно кто-то из моих товарищей в фейсбучной ленте навел. Он строится — не «Музыкальный ринг», конечно, потому что Максим Галкин сводит в одной студии представителей двух поколений. Скажем, суперзвезду старшего поколения и какую-нибудь начинающую или уже знаменитую, но в своей аудитории, звездочку нынешнюю. И вот те выпуски, которые я посмотрела. Помимо 2-х с участием Аллы Пугачевой, еще вот этот выпуск меня совершенно пленил. Там были Лариса Долина и совсем неведомая мне 19-летняя Валя Карнавал.

Это была такая сшибка и такой конфликт поколений! На Ларису Долину было страшно смотреть. Она порывалась уйти, потому что, в общем, она столкнулась с совсем незамутненным созданием. Кому интересно, посмотрите. Помимо всего прочего, конечно, всё это украшает собой и максимально расцвечивает Максим Галкин. Удивительно, но вот на что уж я далека от этих треков и нынешних вот этих вот кумиров, мне было дико интересно. И не только потому, что два мира — два детства, как ты видишь. А просто там есть своя вот эта драматургия.

К. Ларина Ну вот, дорогие друзья. Давайте мы вам напомним, что всё, что я прочитала — это на моей страничке в Фейсбуке. Там открыта ветка для ваших комментариев. Вы можете добавлять какие-то свои впечатления. И мы также всегда открыты для ваших рекомендаций. Вот Ира неожиданно посмотрела Максима Галкина. Его шоу никогда не входило в реестр наших передач, как это называется? — в реестр наших предпочтений.

И. Петровская Но мы расширяем собственные горизонты и предлагаем это сделать по нашей рекомендации нашим дорогим слушателям-зрителям.

К. Ларина И вы нам что-нибудь рекомендуйте, дорогие друзья. Всегда с благодарностью принимаем. Давайте мы начнем уже, собственно, сущностный разговор. Как я написала, будем изрекать истины. Заниматься высокой аналитикой. Начинаем опять с тяжелой темы, которая, как мне кажется, опять же, зарифмована двумя эпохами.

Это разгром НТВ. Ровно 20 лет прошло с того самого апреля 2001 года, когда прекратила существовать самая главная независимая телекомпания в стране, и началась совсем другая эпоха средств массовой информации России. По сути, это был конец свободы слова. Абсолютный. И далее шло только по накатанной — всё страшнее и страшнее.

И сегодня мы наблюдаем аналогичный разгром другой независимой компании, которая, конечно же, тоже занимается благим делом — занимается разоблачением коррупционеров и выносит это, опять же, на публику через средство массовой информации, которое называется «Навальный live», YouTube-канал. Я говорю про ФБК. Это, конечно, страшная рифма. Мое предложение Ире про это немножко сказать.

И. Петровская Не менее страшная рифма, что именно в этот день, ровно в этот день 14 апреля, через 20 лет, пришли с обысками в студенческое молодежное издание DOXA. Повезли руководство (все молоденькие, невероятно — просто дети!) на допрос в Следственный комитет. После чего 4-х ребят посадили фактически под домашний арест, введя им ограничения в определенных действиях и установив 1 минуту в сутки, когда они могут покинуть свою квартиру. Это уже что-то отдельное — какое-то такое иезуитство, совершенно не имеющее прецедентов. Ну, думаю, что то ли еще будет.

Да, ты совершенно права: 20 лет — это веха. И можно было бы считать, что она в прошлом, если бы это так не рифмовалось с настоящим. Называется «оттуда всё пошло». И конец прекрасной эпохи, который случился почти тогда, и вряд ли был тогда многими, большинством, осознаваем.

Я прекрасно помню эту тогдашнюю атмосферу, когда газетчики, представители изданий, журналов и газет, безусловно, поддерживали и максимально освещали всю эту ситуацию, в то время, как телевизионные коллеги делали вид, что их это всё не касается.

Это было названо спором хозяйствующих субъектов. В дальнейшем мы знаем, что экономические статьи очень хорошо подходили для того, чтобы осудить на сроки (условные, безусловные) других людей, как это было сказано, с невосторженным образом мысли.

Я как раз писала на эту тему колонку в «Новую газету». Поэтому я очень освежила в памяти всё, что тогда происходило. Кстати, и по своим собственным материалам 20-летней давности. Естественно, пересмотрела многие ставшие историческими кадры того времени. И одно из моих таких впечатлений спустя 20 лет — это ток-шоу в студии «Глас народа». Это был спецвыпуск «Итогов» 3 апреля 2001 год. То есть до окончательного разгрома оставались 9 дней, считанные дни.

Это был день, когда акционер назначил новое руководство, новый менеджмент. Те провели свою пресс-конференцию. И буквально по горячим следам в студии НТВ, в прямом эфире, собрались политики, общественные деятели. В том числе, например, тренер Татьяна Тарасова. Для меня было большим изумлением вдруг 20 лет спустя увидеть, что она там присутствовала и сказала, что без НТВ она в этой стране жить не будет.

К. Ларина По-моему, там и Соловьев был, который как раз тогда еще там работал.

И. Петровская Соловьев был как сотрудник НТВ. Было много кого. Даже если выключить звук, смотришь, поражаешься и ужасаешься. Вот сидит Аня Политковская, которая пришла поддержать НТВ — убита. Вот сидит Борис Немцов, который пришел поддержать НТВ — убит чуть позже. Сам Евгений Киселев, который эмигрировал в Киев и до сих пор (видимо, теперь уже фактически навсегда) там остается.

Но плюс еще за кадром ты вспоминаешь: владелец, Владимир Гусинский, который к этому моменту уже в эмиграции после тюремного (правда, недолгого) заключения и вынужденного отказа от владения этой компанией. Игорь Малашенко, который в 2019 году свел счеты с жизнью. Там, конечно, была совокупность обстоятельств. Но всё равно причина глубинной депрессии — то, что он не пригодился в этой России без НТВ. Так определил тему Евгений Киселев: какой будет Россия без НТВ, какой Россией будущего? И вот, собственно, возьмем это за точку отсчета.

К. Ларина Дальше мы можем назвать много людей, которых нет в телевизоре — Леонид Парфенов, Виктор Шендерович, Светлана Сорокина.

И. Петровская Это уже сотрудники, безусловно. Там еще все вместе, сидят плечом к плечу.

К. Ларина Андрей Норкин, между прочим.

И. Петровская И Норкин, и Мацкявичюс. Естественно, буквально все. И более того: это просто был показатель того отношения, которое было в среде, в этой телевизионной корпорации. Единственный человек со стороны, с другого канала был Владимир Владимирович Познер, который прибежал в этот эфир, приехал, прилетел, увидев, что это началось в прямом эфире. Он счел невозможным для себя в этот момент сидеть дома и смотреть этот эфир со стороны. Поэтому он объясняет: «Я вот во всём домашнем» — он действительно в домашних брюках, в каком-то белом свитере.

И он там говорит именно: «Обращаюсь к тем коллегам, которые думают, что их это не коснется. Вы все думаете, что это не ваше дело. Так вот, друзья, это ваше дело. Это наше общее дело». После чего, естественно, он потом приводит притчу, которую в дальнейшем…

К. Ларина Которую он приводит в течение 20 лет по любому поводу.

И. Петровская Да, которая уже утратила вот этот свой изначальный притчевый смысл. Немецкий пастор, который, пройдя ужасы нацизма, потом сказал: «Когда приходили за евреями, я молчал — я не еврей. Когда за коммунистами, я молчал — я не был коммунистом». И так далее. «Когда пришли за мной, уже некому было замолвить за меня слово».

И дальше он заканчивает это выступление фразой, которая, в принципе, прижилась позже, уже в соцсетях: «Запомните этот день». Вот, запомнили. И в том числе запомнили, понимаем и видим ту трансформацию, которую прошло телевидение вообще и тем более те люди, те персонажи, которые в этот момент находились в студии.

И ты совершенно права. Владимир Соловьев там просто такой карбонарий, говорит: «Мы это всё говорим, а это всё на самом деле чтобы в ушко Путину попало. А так не должно быть. Мы независимые, у нас и у зрителей должен быть выбор».

К. Ларина В общем, короче, давай, чтобы слушатели понимали…

И. Петровская Подожди, одну прекрасную фразу. Дальше он говорит: «Когда через 20-30 лет дети прочитают эту историю и скажут: «Ну что же ты, папа, ну что же ты, мама?», нам всем будет стыдно». А вот мне очень интересно, задали ли этот вопрос самому Владимиру Рудольфовичу его собственные дети. А про стыд я вообще молчу.

К. Ларина Говорят, что некоторые из его детей продолжают трудиться на той же ниве, на которой и он трудится.

И. Петровская Ну, в конце концов, дети за отца не отвечают.

К. Ларина Мы просто не знаем, что они там делают. Но говорят, что кто-то из его детей работает в этом же холдинге ВГТРК. Ира, я просто хотела, во-первых, сказать нашим слушателям, что всё, что Ира говорит, вы можете прочесть в ее колонке — то, что она рассказывает, то, что связано с этой темой. Во-вторых, порекомендовать вам также посмотреть, как это делает Ирина Петровская, старые кадры, что называется. Все эти старые кадры можно найти в сети.

Вот Ира вспомнила одну передачу, а Владимир Кара-Мурза-младший на своей страничке в Фейсбуке повесил ссылки на те самые страшные, трагические кадры, которые снимал его отец, Владимир Кара-Мурза-старший, в ночь захвата НТВ, когда он ходил по коридорам с камерой и пытался задавать вопросы своим бывшим близким друзьям, в том числе, своему однокурснику, коллеге, многолетнему другу Олегу Добродееву, которые уже перешел на другую сторону, Владимиру Кулистикову, который тоже перешел на другую сторону. Это страшно смотреть. Я вспоминаю, как, по-моему, Лиза говорила, что кишками наружу…

И. Петровская Лиза Листова. Кстати, этот эфир чуть позже, в ночь с 6-го на 7-е, «Антропология» Дмитрия Диброва на НТВ, когда пришли НТВшники, в том числе Лиза Листова. Потом туда приехал, вернувшись с полдороги, Леонид Парфенов, который в тот момент ушел НТВ — так он сказал, в никуда. И там разыгрывалась драматичнейшая ситуация, история, когда его коллеги упрекали его в предательстве, а он, в свою очередь, упрекал их. В общем, это был уже почти апофеоз этого довольно долго длящегося кошмара, в котором почти 2 года жила компания НТВ.

Самое главное, что никто в тот момент действительно не мог поверить, что этим всё кончится. И сам Евгений Киселев, который тоже сделал маленький такой, буквально 9-минутный итог в программе «Итоги» в своем YouTube-канале «Кисельные берега», потом в комментариях, когда ему говорят: «Почему так всё случилось?», признает, что они не просчитали наперед. Что они считали демократические ценности, которые прививались в течение десятилетия (и одна из них, главнейшая — свобода слова) — они считали, что это пустило корни и прижилось в обществе.

Не говоря уже о том, что еще вроде бы существовало общественное мнение, какие-то ссылки на западное общественное мнение. Вот они не просчитали, что именно в этой ситуации это всё перестало работать. Потому что была реальная показательная казнь в назидание другим. Сработало, потому что испугались насмерть практически все.

Я всё время думаю: если бы тогда солидарно выступили телевизионщики, которые действительно в тот момент (да и сегодня, наверное) были такой мощнейшей корпорацией, имеющей влияние… Я не знаю, что бы они сделали. Объявили бойкот. Одновременно поставили бы, как во время убийства Влада — был общий черный экран, и сказали: «Мы не позволим так!». Я понимаю — это идеализм, романтизм…

К. Ларина Ира, я тебе скажу. Да, во-первых, это идеализм. Во-вторых, чтобы не путать всех людей, которые вообще не помнят, что это была за эпоха — это была эпоха начала конца. Это был тот самый переломный момент, в котором журналистам (скажу я так, в широком смысле этого слова) пришлось отвечать за 1996 год.

Я убеждена, что именно тогда, в 1996 году, они впервые позволили себе пойти на соглашение с властью. Они это сделали, они показали власти — любой, которая в тот момент была (а она уже была такая же такая, гнилая) — показали, что с ними можно так. И пожалуйста! И человек, который пришел на смену Борису Ельцину, с легкостью справился с уже абсолютно порабощенным журналистским сознанием.

Ира, просто поправить, сказать одну важную вещь. Мы с тобой забываем, что уже живем в другую эпоху. Когда мы называем ФБК, мы обязаны по закону употреблять и напоминать, что ФБК по нынешним законам считается иностранным агентом. Похоже, что сейчас их признают еще и экстремистской организацией, судя по тому, что случилось вчера, как прокуратура предъявила им такое обвинение. Посмотрим.

И. Петровская Просто коротко. В 1996 году все добровольно согласились быть солидарными с властью. И дальше я помню один свой текст (я сейчас тоже его освежила), когда я задавала вопрос: не обернется ли это в дальнейшем, когда они поняли, принуждением? Вот, обернулось.

К. Ларина Обернулось, абсолютно точно. И это был сговор, соглашение, которое все заключили (ты абсолютно права) добровольно. Но это было начало конца.

И. Петровская Это начало конца, но реально разгром НТВ, который произошел в 2001 году — это была уже конкретная месть за то, что они поставили не на ту лошадку. Что они в парламентских выборах и в дальнейших президентских поддерживали не тех, не того. Мы вспомним хотя бы «Куклы», которые не прощали — программу «Куклы».

К. Ларина «Крошка Цахес».

И. Петровская Да, и многое другое. И, опять же, невосторженный образ мысли по отношению к одному конкретному человеку.

К. Ларина А сегодня судят уже за невосторженное выражение лица, когда речь идет о каких-нибудь важнейших государственных событиях. Вот, кстати, и о событиях. Новости, я так понимаю, у нас сейчас?

И. Петровская Да, мы подошли к новостям.

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

И. Петровская Мы продолжаем «Человек из телевизора» после паузы.

К. Ларина Я просто тебе говорила, что нас слышат. Когда мы с тобой находимся в YouTube во время паузы, во время рекламы, нас слушает часть YouTube. И я тебя слышу.

И. Петровская А я вообще молчу.

К. Ларина Я слышала даже, как ты пальчиками стучала по столу, как ты вздыхала. Но неважно. Слушай, Ира. Я хотела прочитать еще одно напоминание, которое мы с тобой забыли. По-моему, я не сказала. Во-первых, нам там пишет Ирина Петрова в комментариях в Фейсбуке, что Карен Шаинян и его канал заслуживает внимания. Это абсолютно так. Мы когда-то отслеживали почти каждый выпуск Карена. Я считаю, что это как раз одна из самых независимых и смелых телевизионных акций в YouTube.

Напомню, что Карен разговаривает с людьми, которые не боятся признаться в том, что они являются меньшинством. Причем в самых разных смыслах — не только сексуальным меньшинствам, между прочим. И вот, кстати, одна из передач, которая была у него (я тоже посмотрела, по-моему, на прошлой неделе) — с отцом Алексеем Уминским как раз о разных формах любви.

Разговор со священником на эту тему, и священник, который соглашается прийти и поговорить на эту тему, и делает это без всякой агрессии, без всякого отрицания, без всякого унижения — это, конечно, дорогого стоит. Я других таких людей из нашей церковной сферы не знаю. Алексей Уминский, вы наверняка знаете, выступил и в защиту Алексея Навального с одним единственным, очень важным и естественным для представителя церкви призывом: проявить милосердие к человеку, который находится за решеткой, и предоставить ему возможность получить консультацию независимого врача. Поскольку он, этот человек, умирает.

Что он за это получил? Ну, зрители телеканала «Спас», если такие есть среди наших слушателей, и даже если нет — вы наверняка слышали, какую совершенно оскорбительную мерзость на этом канале произвели в адрес священника Алексия Уминского. И, ты видела это.

И. Петровская Я видела это. Я была абсолютно шокирована. Уж я не говорю о том, что помимо того, что канал «Спас» православный, но сейчас идет великий пост, когда всякая злоба, как понимаю я, человек невоцерковленный, всякая агрессия и призывы расправиться со священником этой же православной церкви — это не только не по-христиански, это реальное кощунство.

И то, что вот этот человек по фамилии Карнаухов (кстати, постоянный участник соловьевских камланий) нес в отношение отца Алексея Уминского, как он призывал чуть ли не лишить его сана, называл его предателем и так далее, и всячески утверждал, что церковь вне политики… А отец Алексей Уминский, соответственно, привносит в церковь то, что ей несвойственно.

А отец Алексей Уминский не привносил. Отец Алексей Уминский с позиций христианского милосердия призвал к милосердию по отношению к страждущему, даже если, по мнению кого-то, падшему. Милость падшим, по Пушкину. Слава богу, каналу «Спас», тут надо признать, хватило ума, совести и смелости всё-таки…

К. Ларина Ну, извинения-то так себе были.

И. Петровская Тем не менее, мы прекрасно знаем, что многие (то есть, большинство) обходятся без всяких извинений. Но сигнал этот — это очень страшное явление. И опять-таки, бесконечные рифмы. Рифмы, рифмы, рифмы.

К. Ларина Я думаю, что они наверняка неслучайно извинились. Поскольку реакция была естественная. Они же сейчас все бегут впереди паровоза. Любое упоминание в положительном ключе Алексея Навального где бы то ни было сразу является для них такой меткой: давай! Не надо даже спрашивать — мы здесь абсолютно правы всегда. Чем быстрее будем кусать, чем громче лаять, тем будет нам лучше.

Но тут они просчитались, как мне кажется, пока, потому что Алексей Уминский очень популярный священник, очень популярная фигура среди верующих. Тем более, что это его тема в принципе — тема милосердия. Мы знаем, что он, как священник, окормляет как раз людей, попавших в такое бедственное положение — прежде всего заключенных или вышедших из мест заключения. И это, конечно, проверка на вшивость, что называется. Она очень опасная.

Безусловно, это сигнал. У нас таких священников (во всяком случае, из публичных людей) очень мало. Мы знаем, что сделали с Андреем Кураевым. Его практически превратили в изгоя, по сути, вышвырнули. Алексей Уминский, кстати, ведет себя в этом смысле всегда очень достойно. Он всегда прекрасно понимает, чем он рискует. Но он рискует. Это вообще удивительные люди, которые еще остались такие.

И. Петровская Если уж тогда говорить о рифмах, то я бы просто хотела вас направить на вот этот канал «МРР». Ольга Романова тоже по-своему срифмовала. Событие, которое она проанализировала в своей этой видеоколонке — 55-летней давности. Это 55 лет с того момента, когда прошел суд над Синявским и Даниэлем.

Как мы помним, это тоже было своего рода поворотное событие в той эпохе «оттепели», когда стало понятно, что если не буквально повторяется предыдущее, то, по крайней мере, не надо рассчитывать на какие-то ветры перемен. Вот с этого всё начало захлопываться.

И она приводит параллели, которые сегодня ужасают. Как тогдашние деятели культуры выступали, в частности, общественным обвинителями на суде — Сергей Владимирович Михалков и Шолохов. И показывает газеты того времени с заголовками «Приспешники Запада», «Действовали по наущению антисоветских западных организаций», и, конечно, «фашисты» — это понятно.

А дальше, естественно, мостик перекидывается в сегодняшний день. Таким образом, соблюдается еще и преемственность поколений, потому что тогда был один Михалков, сегодня другой Михалков, который выступает ровно с тех же позиций. Посмотрите, там вам будет много пищи для размышлений.

К. Ларина Еще одну рифму тоже предлагаю. У нас сегодня красной нитью проходит вот это рифмование эпох и времен. Петр Мамонов, который на днях отметил 70-летие, стал героем программы Ксении Собчак. Это такое ее интервью у него в гостях.

Я вспоминаю фильм «Такси-блюз» Павла Лунгина, который ты наверняка видела, как и наши слушатели. Это одна из лучших картин Павла Лунгина и одна из лучших актерских работ Петра Мамонова и его партнера (это было абсолютное открытие) Петра Зайченко, замечательного артиста, которого уже нет в живых.

Это было два мира — два… Не знаю, тоже не люблю это общее место. Конечно, два противоположных мира. Мир тонкого художника, абсолютно независимого, свободного, признающего любые формы любви, любые формы высказывания, любую импровизацию в музыке. Это такой символ именно художественного высказывания — то, что играл Мамонов, музыканта-джазиста.

А с другой стороны был абсолютный мракобес, человек, не принимающий ничего нового, которого раздражает любое проявление независимости, любое проявление неподцензурности. Это то, что играл Зайченко — такой абсолютный совок в самом худшем понимании этого слова. Человек, который признает только то, что положено.

И вот сейчас я смотрю программу Ксении Собчак и вижу, как Петр Мамонов к своим 70 годам, прожив свою огромную жизнь, превратился в ту самую свою противоположность. Абсолютный мракобес, человек с пещерным сознанием, гомофоб, сексист, человек, ненавидящий всё, что выходит за рамки нормы. Человек, который может назвать самыми ужасными словами людей, которые чем-то ему не угодили. В том числе, гражданских активистов, которые выходят на улицы.

Это всё Петя Мамонов — человек, который прославлял когда-то свободу мысли. Я не знаю, с чем это связано, но у меня было ужасно тяжелое ощущение от этого эфира и от этого человека. Это абсолютно не тот человек, которого мы знали и помнили по «Звукам Му». Вот тебе еще одна рифма.

И. Петровская Но дело в том, что он не первый и он не последний. Мы это видим на каждом шагу. И тем приятнее и как-то позитивнее открывать для себя, с другой стороны, людей, которые, казалось бы, в общем, совершенно не проявляли какой-то своей гражданской активности. В этом смысле для меня открытием стал Данила Козловский — молодой артист, красавец, очень востребованный — в интервью Ирине Шихман на ее YouTube-канале «А поговорить?».

Я начала это смотреть только для того, чтобы, как обычно, составить представление, и досмотрела до конца. Там, помимо того, что просто много всего интересного и увлекательного, и это теперь уже делается как фильм — в разных, как ныне говорят, локациях (то в поезде снимают, то в репетиционном зале и так далее), но в конце концов, конечно, разговор выходит и на политику, и на того же Навального, и на отношение ко всему происходящему.

И Данила Козловский на моих глазах превращается в думающего, рефлексирующего, тонкого, интеллигентного человека. Вот то, чего я в нем как-то (извините, Данила, если вы нас слушаете) не подозревала в силу того, что образ такой — действительно, прекрасного, востребованного артиста.

Правда, я вспомнила, что мы видели Данилу Козловского на сцене в спектакле Льва Додина. Несколько лет назад он привозил «Гамлета», помнишь? И тогда стало понятно, что его диапазон — художественный, артистический, творческий — шире, чем те роли, которые он к тому времени играл в кино.

Ну а сейчас понятно в связи с выходом фильма «Чернобыль». Его очень зовут, и не только к Ирине Шихман. И он очень много говорит про то, и как снимался этот фильм, и что он узнал, и как он это всё прочувствовал. После чего я поняла, что я в ближайшие дни всё-таки пойду и буду смотреть фильм «Чернобыль». В общем, бывают такие открытия, которые как-то тебе душу греют.

К. Ларина Я могу тут столько добавить, что да, безусловно, большой артист. И театральный артист. Я видела не только «Гамлета» в Малом драматическом театре с участием Данилы Козловского, но еще несколько спектаклей, и тоже подтверждаю, как и Ира, что он артист блестящий. Дай ему бог! «Чернобыль» посмотрим — тут я вижу такие восторженные отзывы.

Ира, пока мы с тобой говорим, пришла новость (вот, прямой эфир), что канал «Дождь» наконец рассекретил того самого тайного гостя, которым он всё пытался нас заманить на свой День Дождения 21 апреля, на концерт. Одного гостя они нам раскрыли — это Noize MC, Иван Алексеев, который хедлайнер этого вечера. Ну а второй гость, также его коллега по жанру — это Дельфин, который тоже будет звездным гостем на этом музыкальном вечере.

У вас еще есть возможность приобрести билеты. Зайдите на сайт «Дождя»… Я уже вступаю на путь рекламы, но мне тоже хочется поддержать — ничего страшного в этом нет. Тем более, что «Дождь» мы любим и желаем, чтобы этот вечер прошел у них без эксцессов. Потому что время такое, страшное — мало ли чего.

И. Петровская Сама приходи, поддержи.

К. Ларина Ну да, я бы с удовольствием пришла. На что-то еще я хотела обратить внимание.

И. Петровская Раз мы пошли по интервью, давай скажем. Потому что реально это почти самое интересное, что мы сегодня находим на вот этом пространстве YouTube — по крайней мере, я. На этой неделе для меня были еще два замечательных… Можно говорить про это «эфир»? Наверное. Будем старую терминологию.

К. Ларина Мы можем говорить всё, что угодно. Что хочешь.

И. Петровская Да, абсолютно. Ну, по мере поступления. Это Алексей Иванов у Дмитрия Быкова на его YouTube-канале «ЖЗЛ» («Жалкая замена литературе»). Замечательное, очень глубокое интервью. Вот так бывает (и ты это знаешь — и у тебя, естественно, так бывает), когда разговаривают два человека, которые абсолютно вовлечены во всё, о чем они говорят. Они прекрасно знают друг друга, поэтому им не надо друг перед другом рисоваться.

К. Ларина Не ищут общие темы для разговора.

И. Петровская Не ищут общие темы. Они естественным образом разговаривают о том, что им кажется важным, интересным, и тем самым мне тоже было невероятно интересно. Разговор был очень широкий. Естественно, не только о литературе, не только об образах или героях… Скажем, откуда Алексей Иванов берет своих вампиров — совсем далекая для меня тема. Но еще раз повторяю: это было не оторваться!

Это завораживающе, когда ты видишь торжество интеллекта. Нет ничего прекраснее этого обаяния ума, который на твоих глазах рождает мысль или какие-то образы, сравнения. Разговор там и о природе человека, и о природе творчества, и о русском национальном характере, которого, по убеждению Алексей Иванова, нет. В общем, вот это одно из моих открытий. Ну, не открытий, а впечатлений недели.

К. Ларина Давайте тогда просто добавим. Я тебе говорила, когда мы это обсуждали, чтобы люди вспомнили. Потому что мы любим так же отсылать к каким-то знаковым эфирам (будем употреблять это слово). Одно из первых мощных интервью Юрия Дудя было как раз с Алексеем Ивановым. Это был большой выпуск, где они были в Ливерпуле, снимали его. Это было невероятно интересно, потому что, помимо всего прочего, Алексей Иванов является страстным поклонником группы «Beatles» и всё про нее знает. Тоже совершенно неожиданное проявление.

Вот они ходили по Ливерпулю, по этой промзоне — такой абсолютно промышленный город. И это был невероятно интересный разговор. Хотя, казалось бы… Вот тут понятно, что здесь два писателя и, по сути, представители одного поколения, это факт — Дмитрий и Алексей. А там было совсем по-другому. И там тоже были очень естественный и глубокий разговор, и было видно, что Алексею Иванову ужасно интересен Юрий Дудь.

И еще была одна большая программа, или даже фильм, который они делали вдвоем с Леонидом Парфеновым. Как раз связанный с Уралом — не помню, как он называется. Большой 2-серийный фильм. По-моему, мы даже еще на телевидении успели его посмотреть. Еще и там его показывали, чуть ли не на Первом канале. Так что, видишь: хорошо, что ты посмотрела и вспомнила.

А еще мы хотели сказать про Виталия Манского. Он, кстати, тоже появлялся во многих эфирах за последнее время, что тоже вполне естественно, потому что, к сожалению (тут скажем так), «Артдокфест», который недавно закончился в Москве, больше был источником негативных новостей.

И. Петровская Просто висел на волоске, буквально.

К. Ларина Да, но главное, что повод для встречи с Виталием — это очередная мерзость, очередной наезд, очередное нападение, очередная попытка срыва какого-то фильма. Мы уже вспоминали, что и на него самого нападали. Виталий, конечно — ты правильно сказала — был в абсолютно яростном состоянии. Даже помню, как Наташа Манская, его жена, написал у себя в Фейсбуке: «Я таким своего мужа видела, только когда он вернулся из Северной Кореи, с таким лицом». Вот до такой степени он был взбешен тем, что происходило в Москве, в московской части фестиваля.

И в таком взбешенном состоянии он давал интервью юридически-правозащитному каналу «Команда 29». Мне кажется, что там, помимо разговора о кино, были сказаны важнейшие вещи вообще про то, что сегодня происходит с нашим обществом. Про тот страх, который съедает душу. И что сегодня именно это слово — страх — является основой общественного поведения, сегодняшней жизни. У каждого по-своему.

И для него это, конечно… Вот я смотрю на Виталия и вижу, что для него это огромное даже не то что событие, а вообще огромная трагедия. Трагедия как для российского гражданина, как для человека, который изучает и фиксирует то, что происходит в российском обществе, через камеру.

И. Петровская Единственное, хотелось бы, чтобы интервьюер, которая там с ним разговаривает, было немножко больше в теме и реагировала соответствующим образом. Это как раз противоположный случай. Понятно, несопоставимо — Быков и девушка по фамилии Таежная. Но какая бы ни была фамилия, всё-таки мне кажется, говорить с людьми масштаба Манского в данном случае надо более подготовленной и вовлеченной в эту тему, а не просто хихикая и задавая какие-то совершенно непонятные, невнятные вопросы.

И чтобы уж совсем не провисло, я хочу сказать еще об одном моем замечательном впечатлении. Это Марина Лошак у Кати Гордеевой. Честное слово, там больше 1,5 часа тоже пролетели как один миг. Она такая естественная, такая настоящая! Она совершенно не рисуется.

Если кто не понял, речь о нынешнем директоре Пушкинского музея. Она прекрасно говорит о своей предшественнице — великой Ирине Александровне Антоновой, о своем понимании вообще мира, в котором она оказалась (правда, давно оказалась), музейного, в нынешней жизни. Честное слово, посмотрите обязательно — тоже совершенно не оторваться. И мы таким образом уже, к сожалению, подошли к концу.

К. Ларина Да, Марина редко дает интервью. Кстати, Марина Лошак в основном соглашается на какие-то информативные форматы для того, чтобы сказать о новой выставке или о чем-то еще. И поэтому это интервью (поддержу Иру) — оно дорогого стоит по степени откровения и по степени непривычности, когда такой человек появляется в таком столь человеческом виде. Не как функция, а как личность. И за это Катерине Гордеевой, конечно, как интервьюеру, кстати, огромное спасибо.

Ну что, у нас сегодня главная тема — это рифмование эпох. Поэтому, конечно же, вполне естественно, мы подходим к финалу рифмованием времени — это юбилей «Современника», с которого мы начали. 65 лет со дня основания этого великого театра, который стал не просто театром, а символом свободы, символом эпохи, символом новых открытых взглядов. Символом «оттепели», наконец.

И вот прошли годы. Мы сейчас услышим стихотворение Дмитрия Быкова «Возвращение домой» в исполнении Михаила Ефремова, которое прозвучало на вечере «Современника» в 2018 году, когда «Современник», как Крым, извини за выражение, вернулся в ту самую родимую гавань.

Читайте полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире