К. Ларина Добрый день, доброе утро! Начинаем программу «Человек из телевизора». Приветствуем тебя, прекрасный август! Ксения Ларина, Ирина Петровская.

И. Петровская Привет, привет и августу и всем остальным!

К. Ларина Что ты ждешь от августа, скажи нам правду.

И. Петровская Помня о всяких потрясениях и катаклизмах, которые много лет сопутствуют этому месяцу, последнему летнему, я только уповаю на то, что катаклизмов и потрясений уже столько произошло за минувший период, что, может быть, хотя бы в этом очень нестандартному году он окажется более милосердным по отношению ко всем нам, к стране и миру.

К. Ларина Прекрасные, прекраснодушные ожидания Ирины Петровской, которые, конечно же, вряд ли сбудутся. Потому что мы внутри протестов. Мы это видим постоянное кругом. Непрекращающаяся события в Хабаровске и в Белоруссии. Но в Белоруссии хотя бы понятен цикл. Понятно, что 9 августа это должно либо перейти в другую стадию, либо завершиться — каждый раз думаешь с ужасом, со страхом.
Давай я прочту, что мы написали. События в Хабаровске. И через запятую пишу знаковые имена — Алексей Романов, лидер, скажем так, информационного сопровождения этих событий, журналист и блогер, который, как мы знаем, арестован, задержан, и ему уже присудили 7 суток ареста за то, что он принимал участие в несогласованной акции, да еще и снимал ее на камеру, да еще и публиковал эти видео у себя в социальных сетях.
Естественно, Михаил Дегтярев как персонаж. Миссия Шнура, Сергея Шнурова, который отправился туда то ли в качестве журналиста, то ли в качестве шоумена, то ли в качестве переговорщика. Об этом поговорим подробнее.
Белоруссия, Минск. Огромное спасибо каналу «Настоящее время», который дает в эфире трансляцию буквально всех последних главных митингов. Это, конечно, производит грандиозное впечатление.
Теперь дальше пошли уже по событиям внутрисетевых СМИ. Ксения Собчак у Алексея Пивоварова — большое интервью. Не смейтесь. Тематический выпуск Любови Соболь про средства массовой информации в прекрасной России будущего — какими они должны быть. Парад военно-морского флота в День военно-морского флота для одного-единственного и главного нашего генералиссимуса и адмирала всея Руси Владимира Владимировича П. Сериал «Чики» и скандал вокруг него. Дело Ефремова передано в суд. Уже началось рассмотрение дела по существу, что дало повод нашим героическим государственным СМИ вновь продолжить такой сериал, посвященный делу Михаила Ефремова. Был очередной выпуск «60 минут».
Вот, собственно, всё, что мы с Ирой написали. Но это не значит, что мы не коснемся еще чего-нибудь другого. Могут возникнуть какие-нибудь новые темы в разговоре. И вы нам тоже помогайте! Всегда рады, когда вы нам пишете. В Фейсбуке на моей страничке это можно делать, я всегда открываю комментарии для всех.
Давай по политическим событиям. Поскольку действительно, как ни крути, это главные события, которые, как я понимаю, по-прежнему отсутствуют в федеральном эфире, зато активно присутствуют в жизни. И вот судьба Алексея Романова, конечно, просто поразительна. Человек на глазах стал звездой, и тут же его закрыли.

И. Петровская Его закрыли, причем в прямом смысле. На 7 суток, как ты уже сказала, сегодня посадили под арест. Ему инкриминируют участие в несанкционированных акциях и помеху, которую он якобы создавал движению транспорта. Все, кто смотрели его репортажи, видели, какие помехи там волей-неволей создаются, когда участвует 50, а может и больше, тысяч человек.
Он, конечно, абсолютно профессиональный и по-своему героический человек, который отработал всё это время. Как только началось вот это всё после ареста Фургала, он немедленно приехал в Хабаровск.
Напомню, что он сам из Хабаровска. Раньше работал на телеканале «Губерния», потом уехал. Теперь у него есть свой собственный youtube-канал «Романов». Собственно, так я его и узнала. Наверное, я его видела и раньше, но именно эти репортажи из Хабаровска конечно, потрясают тем, что он удивительно создавал и передавал эту атмосферу. Когда он шел в этом едином строю, если можно так сказать, хабаровчан и по ходу комментировал всё, что он видит, а также опрашивал, разговаривал с участниками всех этих митингов и шествий. И делал это, на мой взгляд, просто исключительно профессионально.
Если помнишь, в прошлый раз мы начали свой выпуск с того, что избили другого репортера, который тоже работал в Хабаровске — Дмитрия Низовцева.

И.Петровская: Репортажи из Хабаровска Алексея Романова потрясают тем, что он удивительно создавал и передавал атмосферу

К. Ларина Тоже хабаровчанин.

И. Петровская Тоже хабаровчанин. Тоже делал репортажи для — как он называется? — «Штаб ФБК», так он называется, этот канал? И мы как раз выразили опасение, что там может произойти и с другими видными блогерами и журналистами. Но такого развития мы, пожалуй, не ожидали. Потому что мы как раз всё время говорили о том, что там пока особо не было задержаний. Ну, задержали водителя, тоже инкриминируя ему то же самое. Но чтобы журналиста и блогера повязали за то, что он впрямую осуществлял свои профессиональные обязанности — это уже какой-то новый поворот. Нет, бывало, безусловно…

К. Ларина Ну как, новый поворот? Это постоянно используется. Я имею в виду, здесь, в Москве, на несогласованных акциях. Но я тебе всё-таки скажу, что это ожидаемо. Поскольку они выдумывают разные формы изоляции лидеров. Ты же помнишь: было нападение на Дмитрия, потом задержание Алексея Романова, но между этими событиями еще были попытки приезжих журналистов из «Открытой России» и Александра Кынева, политолога, который туда приехал, чтобы тоже собственными глазами увидеть, что происходит.
Что они делали? Они выдумывали какие-то мифические карантины. Что вы, типа, там общались с ковидным больным, и вам надо эти 2 недели сидеть под домашним арестом. Пытались заключить под домашний арест, чтобы они только не выходили и, как им кажется, не подливали масла в огонь, не будоражили умы, не рассказывали об этом. Поэтому всё достаточно предсказуемо.
Хотелось бы, чтобы не было, скажем так, более агрессивной расправы с теми людьми, которые являются, по сути, такими опорными личностями в этом протесте. Потому что лидера как такового-то нет — это же люди.

И. Петровская Что и удивительно — что лидеров нет. Опять же, можно вспомнить репортаж, который мы в прошлый раз не упоминали. Я о нем писала в прошлой «Новой газете» в пятничном номере. Единственный репортаж, который, по крайней мере, видела я, который появился в воскресных «Вестях» (которые теперь, правда, ведет уже не Киселев — видимо, ушел в отпуск) и на «России-24».
Некий корреспондент канала «Россия» и «Россия-24», некий Ивлев сделал большой репортаж, где проследил, безусловно, влияние на этот протест разных иностранных представителей, агентов, фондов, Госдепа. В частности, когда он упомянул и показал Алексея Романова, он сказал, что сюда из разных других стран занесло таких вот представителей, которые теперь там мутят воду. А на самом деле известно, что он действует по заданию… — и там упоминается какой-то фонд.
Потом это, кстати, очень остроумно разоблачили «Фейк-ньюс» на канале «Дождь». Потому что это уже было настолько очевидное вранье и передергивание, когда они там повсюду искали иностранных агентов.
И вот, пожалуйста. В том числе, мы знаем, так бывает: на госканалах показали пальцем, на кого надо обратить внимание — и пожалуйста. Вот тебе и эффективность, и действенность нынешнего государственного СМИ.

К. Ларина Кстати, Алексей Романов на этой же неделе, буквально перед своим задержанием, был гостем программы Оли Романовой на канале «МРР». Оля очень остроумно его представляла, лишний раз подчеркнув, что Алексей не является ни ее родственником, ни дверем, ни шурином, ни братом. Но при этом, как Оля сказала, мы с ним абсолютно родственные души, что называется.
Вообще мне этот парень еще очень нравится своим каким-то очень светлым, позитивным началом. Не знаю, обратила ли ты на это внимание. Несмотря на то, что это участие в акциях протеста, это рассказ о бунте, о народном возмущении, и он по определению должен быть таким резким, яростным (ну, как это обычно бывает), в нем совершенно нет этой агрессии. Он такой позитивный человек! Во-первых, его внутренне переполняет это ощущение причастности к каким-то великим событиям. И еще мне кажется, что в нем очень сильна гордость за своих земляков. Это очень важный момент, который очень приятно видеть в человеке.

И. Петровская Я и говорю, он передает это настроение всех горожан. И ты абсолютно права, это совсем не бунт не какие-то агрессии. Это именно ощущение освобождения, высвобождения людей — в том числе от собственных фобий, собственных страхов, собственной робости.
И потом, в отличие от этого корреспондента ВГТРК, который считает, что туда приехали какие-то засланные казачки, мы видим, что это — сколько фактически получается в процентном отношении? — огромный процент хабаровского населения, который вот уже сколько дней каждый день (а особенно по субботам, самые массовые) выходит именно, извините меня за штамп и банальность, по зову сердца. Потому что не могут не выйти, потому что вначале они ощутили, как по их достоинству, по их выбору прошлись кованым сапогом, а потом они уже почувствовали вот это освобождение и силу, когда они все вместе. Когда они, с их точки зрения (и я думаю, что не только с их), выходят за правое дело.

И.Петровская: Это совсем не бунт не какие-то агрессии. Это именно ощущение освобождения людей

К. Ларина Посмотрим. Поскольку мы выходим в субботу, как раз в выходные дни (я имею в виду наш эфир), и как раз в субботу-воскресенье самый пик протестной активности. Мне кажется, что задержание и административный арест Алексея Романова сыграет свою роль.
Давай теперь поговорим про Шнурова, поскольку продолжается освоение новой специальности, нового профессионального пространства для Сергея Шнурова. В прошлый раз мы обсуждали его в образе ежика-комментатора, который комментировал политические комментарии. А теперь он интервьюировал интервью. Причем на самом высоком уровне. Он, по-моему, единственный журналист, который получил право на интервью с самим героем (вернее, антигероем) этих событий — исполняющим обязанности губернатора Михаилом Дегтяревым. Ты посмотрела, да? Его анонсировали.

И. Петровская Да, единственное, я поправлю, что за истекший период Дегтярев пообщался — по скайпу или по зуму, не знаю — с Соловьевым в его «Соловьев Live». И буквально перед тем, как нам с тобой уже сесть перед микрофонами, я увидела кусочек его интервью как раз каналу «Губерния», местному каналу, где ему задают вопрос в связи с расследованием Навального, которое тоже произошло на минувшей неделе, в котором Навальный обнаружил у такого как будто бы совершенно не олигарха и не сильно богатого депутата…

К. Ларина Фамильное гнездо.

И. Петровская Да! Обнаружил недвижимость в виде квартиры и домика где-то в ближнем Подмосковье стоимостью в 125 млн. рублей. А также то, что это переведено на папу — по-моему, гинеколога, который всю жизнь проработал в Самаре. Естественно, задан вопрос, откуда, собственно, как у сына-депутата, так и у папы — простого, даже областного, а не работающего в центральной клинике, гинеколога, такие деньги.
И вот как раз в этом интервью каналу «Губерния» Дегтярев объясняет, что ничего такого особенного. Конечно же, цифры взяты с потолка, а папа просто всю жизнь проработал, а потом продал всё, что у него было, и то ли купил себе готовый, то ли построил — кажется, построил — вот этот скромный домик. А там этот скромный домик показан с дрона.

К. Ларина Ближнее Подмосковье.

И. Петровская Да. И там очень интересная реакция — это вот журналисты и «журналисты». Потому что ведущий в этот момент говорит: «Ну и черт с ним. Давайте продолжим дальше». Ну объяснил человек, что папа продал всю свою недвижимость, переехал из Самары и теперь там воспитывает своих внуков.

К. Ларина Так, Ира, про интервью.

И. Петровская Даже не столько интервью. Потому что я видела много сюжетов, как Шнуров приехал в Хабаровск, тоже вышел на улицу, пытается, как и Алексей Романов, идти вместе с протестующими. К нему подбегают люди, фотографируются.

К. Ларина Девушки, мальчики.

И. Петровская Девушки, молодые родители с младенцами на руках. И у меня такое ощущение… Я вначале подумала: «О, молодец! Действительно, приехал, будет брать интервью у, наверное, самого упоминаемого сегодня персонажа Дегтярева». Потом в какой-то момент я поняла, что это какой-то троллинг со стороны Шнурова. Он троллит и журналистов, которые подходят к нему с какими-то вопросами об отношении к тому, что там происходит, и просто людей. Ну и, конечно, и нас, зрителей. Потому что это же всё показывается. То есть он откровенно — даже не знаю, какое подобрать приличное слово — как бы несколько глумится над всем этим.
Там в каком-то из фрагментов на канале «Романов» тот же Алексей Романов задает ему вопрос: «Как вам кажется, сколько сейчас народу?». И дальше начинается вот это. Там Алексей Романов даже выходит из этого образа такого «своего парня» и довольно жестко с ним разговаривает. Он говорит: «Вы понимаете, что здесь не 6 тысяч, и даже не 10, а, может быть, все 50?». И тот говорит: «Да нет, ну какие 50? Ну, может быть, 20».
Дальше там заходит разговор о журналистах. Романов говорит: «Журналисты это показывают». На что Шнуров ему говорит: «Да какая сейчас журналистика? Сейчас не осталось журналистов». И вот тогда уже Романов жестко говорит: «Я журналист. Я профессионально здесь работаю, и люди это смотрят». И Шнуров говорит прекрасную фразу: «Ну, люди и порнуху смотрят».
То есть отношение во всём этом с его стороны совершенно очевидное. Ощущение, что он приехал именно… Я читала там разные комментарии, что его прислали либо переговорщиком, либо, не знаю, таким успокаивателем. Хотя почему это должен делать именно Шнуров, тоже совершенно непонятно.
Ну а дальше само интервью, в котором тоже могли бы быть вполне жесткие вопросы. А на самом деле из того, что я видела, из того, что выложено, он задает ему вопрос: «Почему вы не вышли к людям?». И тот объясняет: «Мне сейчас не до людей, у меня тут столько бумаг накопилось». И какого-то углубления в эту тему и разговора о том, что есть что-то очень важное, а есть архиважное, не происходит.
В одном случае (ты, наверное, тоже это видела) у Шнурова есть некое отношение — когда он спрашивает: «Если вы услышите три мнения — Путина, Жириновского и людей, какое вы воспримете?». Как-то так.

И.Петровская: В какой-то момент я поняла, что это какой-то троллинг со стороны Шнурова

К. Ларина Какое является превалирующим?

И. Петровская Да, какое для вас будет главным. И тот говорит: «Из всех этих трех субъектов (так он говорит) все они — носители одного-единственного мнения».

К. Ларина «Ничем друг от друга не отличаются».

И. Петровская Да, ничем друг от друга не отличаются. Короче говоря, мне показалось, что тут у него какая-то не очень приглядная роль. Не говоря уже о том, что Дегтярев, выйдя (у него был какой-то пресс-подход), анонсировал приезд Шнура со словами: «Завтра Серёга приедет». Потом Шнуров объясняется, что ничего подобного, они не знакомы. Дегтярев уже извинился перед ним, что это просто так, для красного словца.

К. Ларина Они там в процессе интервью перешли друг с другом на «ты». Я целиком посмотрела интервью. Оно идет, по-моему, полчаса.

И. Петровская А я не нашла целиком.

К. Ларина Нет, уже есть. Как они обещали выложить его в среду, так и выложили в среду. Но там ничего особенного, никакой информации там нет. У меня как раз больше вопросов не к Дегтяреву, а к Шнурову. Потому что всё больше и больше сомнений в чистоте и искренности этого порыва.
По-моему, кстати, Алексей Навальный в этот раз тоже про это говорил в своем стриме — что, судя по всему (это его версия), его подключили к этому процессу, чтобы приехать и, с одной стороны, немножко загасить серьезность этой темы, а с другой стороны, придать человеческий образ этому Дегтяреву, показать его с человеческой стороны.
И вот если это была его миссия, то она абсолютно точно провалилась. Потому что даже во время этого интервью уж как он пытался с ним и пошутить, и посылал ему какие-то знаки: типа, давай, я тебя бросаю мячик; ты не понимаешь? — я тебе бросаю спасательный круг! Давал ему такие маячки. А тот ничего не чувствует, не понимает, и получилось еще хуже.
И еще Алексей Навальный как раз сказал, что, как ему кажется (это я передаю то, что он сказал), даже согласившись (не знаю, почему он согласился на эту миссию, как у них это происходит), но, скорее всего, поскольку Шнуров такой человек, не дурак, ему самому в какой-то момент стало неловко, неудобно обслуживать именно этого персонажа. Поэтому ничего из этого не получилось.
Что там будет дальше, не знаю. Конечно, то, что ты рассказываешь — я не видела этого фрагмента, где он говорит про журналистов, да еще через губу, с таким высокомерием про то, что он не видит, что происходит на улицах Хабаровска. Но да, я вспоминаю — помнишь, у него были такие знаменитые песни, особенно когда был Химкинский или когда был «Юра-музыкант»? Тогда у него было приблизительно такое же отношение и к людям, которые выходят, и к Шевчуку. Тоже такое немножко типа «Москва, кому звонят твои колокола» — что называется, чума на все ваши дома. Он как-то сомневался в искренности людей. Ну, он такой циничный парень. Не знаю, всё это как-то…

И. Петровская Тем более неуместно ерничать в этой ситуации, еще и в окружении людей. Я посмотрела еще какое-то количество хабаровских блогеров, которые тоже очень и очень нелицеприятно оценивают роль Шнурова и его появление именно там, в Хабаровске. Даже его выход. Это как раз можно было бы приветствовать — выход к людям, если бы человек шел без внутреннего (а это было заметно) собственного ощущения, что это всё какие-то бузотеры, и надо уже идти по домам и делами заниматься. Вот такой смысл.

К. Ларина Ну вот, это то, что касается Хабаровска, за которым мы продолжаем следить. Еще раз хочу повторить и подчеркнуть (надеюсь, Ира это тоже подтвердит), что на федеральных каналах по-прежнему нет никаких обсуждений темы хабаровского протеста.

И. Петровская Нет, абсолютно. Я, по крайней мере, не видела. Более того, так же, как (сейчас, надеюсь, мы перейдем к Минску) в этом смысле нет Минска. Минск появился только потому, что там, как известно, задержали «33 богатыря». А до этого не было.
Я регулярно, когда просматриваю какие-то новости, вдруг вижу кадры протеста, приникаю — и понимаю, что это кадры протеста в Америке, вот эти акции. Но они отличаются от минских и хабаровских только тем, что там действительно есть и насилие, и какие-то погромы — то, что я видела, но нет вот этой мирной энергии людей.

К. Ларина На этом остановимся. Вернемся в студию через некоторое время.

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

К. Ларина Возвращаемся в студию, в программу «Человек из телевизора». Ксения Ларина, Ирина Петровская. Да, вот такая у нас протестная повестка. Телевидение не говорит про протесты, а «Человек из телевизора» говорит про протесты. Вот такой вот парадокс, дорогие друзья.
Я вижу, тут уже спрашивают и про Собчак у Пивоварова, и про «Чики» просят поговорить. Давайте мы всё-таки коснемся Минска, потому что там происходят важнейшие события.
Не знаю, по каким источникам следит Ира, а я слежу по «Настоящему времени». Тимуру Олевскому прямо хочется помахать и сказать: «Молодец, Тимур!». Он блестяще работает на улице. Он работал на этой неделе как корреспондент из Минска. Просто молодчина! Как он умеет рассказать про то, что происходит, как он умеет, опять же, передать и настроения, и атмосферу, как он умеет разговаривать на улице с прохожими. Просто молодчина!
Ну а выступление самих девушек — такие белорусские амазонки. Они, конечно, до слез. Это, безусловно, войдет в историю — во всяком случае, то, чтобы было на прошедшем огромном митинге. Вчера или позавчера это было.

И. Петровская В четверг вечером. Я в «Настоящем времени» (я тоже подписана) видела то же самое — просто изумившее количество людей, которые выходят. Выступление тоже, конечно, грандиозное.
Вообще это что-то невероятное. Даже если это не кончится ничем — ни хорошим, ни плохим, то всё равно сам прецедент создан. Ведь совершенно очевидно, что Светлану Тихановскую зарегистрировали просто так, тоже для прикола, что называется — потому что всех мужчин-кандидатов пересажали под разными предлогами.
И вот там дальше, объединившиеся в некую оппозиционную коалицию жены арестованных кандидатов… Вдруг оказалась, что у них это, возможно, просто такая протестная поддержка, потому что народ тоже, в общем, чего-то хочет. Они там скандируют: «Мы требуем перемен!».
Повестки абсолютно очень похожи. Поэтому показывать это сегодня — это фактически вызывать у нашего зрителя совершенно ненужные ассоциации. И тем более изумление: а так тоже можно? Так можно, чтобы выходили города? Это же не только в Минске, там еще и в других — и в Гомеле, и в Гродно, и где-то еще. Это всё примерно одно и то же.
Мне очень нравится (ну, как нравится — она привлекает) повестка, с которой выступает и идет на эти выборы Светлана Тихановская, что она не декларирует свое желание стать президентом. Она хочет только того, чтобы, если она станет президентом, освободить политзаключенных, вернуть нормальные выборы и, даже если она завоюет этот высший государственный пост, уступить его тому, кто придет ей на смену.

К. Ларина Конечно, количество людей потрясает. Мы такого давно не видели. Я, пожалуй, со времен майдана не видела такого собрания в столице государства. Это совершенно потрясающее зрелище. Даже то, что я читала по твоей «Новой газете»: там собралось больше 70 тысяч.
Это огромная цифра для Минска. Это огромная цифра для страны замороженной, из которой, по сути, выдавили, изгнали всех мало-мальски активных оппозиционеров. Или пересажали, или выгнали. Инакомыслящие там либо сидят, либо сидят дома, заткнув рот кляпом, самоизолировались. И вдруг такое движение. Оно, конечно, впечатляет.
Меня, конечно, поразили сами выступления. Особенно когда ты видишь в течение времени. Когда Тихановская только в первые разы появлялась на публике, видно было, насколько она человек непубличный, насколько ей всё это чуждая история — умение говорить на публике. А уж говорить на митинге — это вообще особое искусство. Даже не все политики им обладают. И как быстро, какая невероятная динамика развития этого человека, этой женщины.
Конечно, ей помогают ее товарищи, товарки по этому движению — народно-освободительному, по-другому не назову. Наверное, так и стоит называть. Просто молодцы!
Просто хочу порекомендовать нашим слушателям: обязательно посмотрите эти выступления. Это просто отдельная история. Они говорят без всяких бумажек, но с такой искренностью, с такой пронзительной счастью. Столько личного отношения вкладывают! Просто молодцы. За это им воздастся, ей-богу. В любом случае, то, что они делают, даром не пропадет. Я в этом уверена. Время женщин.
Хорошо, Ира, что тебе еще предложить? Что ты хочешь? Повеселее? Что мы хотим? А то мы в таком восторге сидим тут, говорим: «Боже, как хорошо».

И. Петровская Нет, мы не говорим: «Как хорошо».

К. Ларина Мы говорим: «Какие люди молодцы!». Собчак у Пивоварова, Любовь Соболь про СМИ… Парад! Вот тебе, пожалуйста. Вот где настоящая нация! Это парад военно-морского флота для одного человека.

И. Петровская А согласись, какая красота. Плывут, идут, салютуют: привет Мальчишу! Летят самолеты, идут пароходы.

К. Ларина Меня во всей этой истории поразил один маленький сюжет — его показывали по федеральным каналам с гордостью: когда открыли этого несчастного адмирала Ушакова. Вырыли из земли его мощи, прислали, положили во гроб, чтобы все матросы целовали этот череп. Матросы! Это 2020 год, XXI век! Россия, современная демократическая страна! Вот я не понимаю, кто автор этого безумия? Кто-то ведь должен сочинить эту акцию.

И. Петровская Я аккуратно скажу, что это, скорее всего, сделано с ведома церкви, потому что в другом случае это было бы воспринято как акт абсолютного кощунства. Традиция прикладывания к мощам, к поясу (какой там у нас пояс привозили — Богородицы?), когда совершенно по доброй воле стояли не матросы, которым, наверное, это было велено делать — она у нас как была, так и сохраняется. Люди во всё это (я, опять же, деликатно скажу) верят, это их право.

К. Ларина Во что они верят? Это же не мощи святого! Это не святой адмирал, это просто адмирал. Он военачальник, он, конечно, историческая личность, но он не святой! Если ты поцелуешь его мощи, то никаких твоих желаний не сбудется. Вот скажи мне… Я понимаю, целовать знамя. Хотя лично у меня тоже большое недоверие к этому ритуалу.

И. Петровская На скользкую почву вступаем.

К. Ларина Почему?

И. Петровская Потому что знамя целуют много веков, это воинский ритуал.

К. Ларина Нет, ради бога, но мощи?! Кости мертвого человека! Не мощи, а кости мертвого человека, сгнившего в земле. Я понимаю, портрет или даже икона. Или как эта Поклонская ходила с Николаем II, целовала его — я понимаю: у каждого, что называется, свои трудности. Но тут? Почему ни один офицер не сказал: «Вы что, обалдели?». Ну как это, Ира? Это люди, у них такие традиции бунта, защиты чувства собственного достоинства. Офицерской чести, в конце концов. Вспомни фильм «Броненосец Потемкин».

И. Петровская «Броненосец» — тоже хотела! Держу, думаю: сейчас вставлю свои 5 копеек.

К. Ларина И вот до чего дошло. Стоило вообще прожить столько и перенести столько, выиграть сколько битв, чтобы кончить на мощах Ушакова? Ты молчишь, не разделяешь моего возмущения?

И. Петровская Лучше промолчу, потому что я пребываю в изумлении и не знаю, что на эту тему говорить. Кто конкретно давал приказ, распоряжение, кто придумал этот ритуал? Кого еще потом выроют и куда принесут?

К. Ларина Вот представь себе: ты бы хотела, чтобы ты лежала мирно в могиле, а потом пришла пора, и тебя бы отрыли…?

И. Петровская Всё! Мне будет всё равно.

К. Ларина Вот ты журналист, и отряды юных телекритиков стали бы целовать твой череп.

И. Петровская Я надеюсь, этот кусочек мы каким-нибудь образом купируем.

К. Ларина Хорошо, ладно, больше не буду разжигать. Так, про СМИ. Тоже близкая нам тема, интересная. Любовь Соболь… Сейчас Ира скажет свое мнение по поводу этого выпуска. Любовь Соболь, для тех, кто не знает, на канале «Навальный live» перешла уже к такому, по сути, настоящему журналисткому труду. Судя по всему, она собирается делать такие тематические выпуски — просто такие полноценные журналистские программы, типа круглого стола, где обсуждаются какие-то насущные проблемы.
Первый выпуск был посвящен средствам массовой информации: как должны работать СМИ в нашем как бы идеальном представлении. Она собрала здесь, по сути, звездную компанию. Тут тебе и Алексей Венедиктов, и Галина Тимченко, и Леонид Парфенов — кого только нет.

И. Петровская Наталья Синдеева.

К. Ларина Наталья Синдеева, да. Что тебе показалось, как тебе эта передача?

И.Петровская: Редко когда программы, посвященные цеховым делам, получаются зажигательными и интересными

И. Петровская Давай начнем с того, что понятно, все на удаленке. Кто-то из разных стран, как и мы. Мне кажется, что дискуссии, такого рода разговоры имеют смысл, когда люди вместе, когда они подхватывают друг друга, дополняют. А здесь получается серия отдельных интервью, объединенных некими общими заголовками. Иногда с плохим качеством, иногда качество получше.
С одной стороны, это вроде бы близкая нам тема. С другой стороны, мне показалось, что там как бы очень много общих мест. Мы и сами прекрасно понимаем, какими должны быть идеальные СМИ и какими они при нашей жизни точно никогда не будут. Мы и сами можем наговорить на эту тему тысячу слов: что государственных СМИ не должно быть, что, конечно, независимые СМИ — эта гарантия, в том числе, творческого развития, конкуренции и так далее. Даже олигархические СМИ были свободнее, потому что давали общий спектр всяких мнений и представлений. Но в этом объеме, сколько это там длится, это всё превращается в какое-то селекторное совещание. В каких-то случаях менее скучно, в каких-то более скучно.
Вообще я заметила, что редко когда программы, посвященные нашим конкретным цеховым, ну а шире, вообще индустриальным делам, получаются зажигательными и интересными. Так же, как и интервью журналиста с журналистом.
Мне кажется, что Любовь Соболь в данном случае сама не очень внятно и (мне, опять же, кажется) как-то не очень точно для себя формулировала вопросы. И поэтому получилось всё, откровенно говоря, довольно тягомотно. Хотя там были любопытные истории, когда конкретные люди рассказывали, например, в каком виде существовала или может существовать цензуры. Это необязательно рубим топором и отсекаем. Нет, это звонки, это рекомендации, это желание или нежелание владельца и так далее.

К. Ларина Я добавлю к тому, что ты сказала, что это, как я понимаю, первый опыт Любови Соболь именно как ведущего полноценной телевизионной жанровой программы. Это особое искусство — собрать такое количество людей, записать столько интервью. Мне показалось, что это были даже не фрагменты интервью — это была такая нарезка.
Такую мелкую нарезку я, честно тебе говорю, не люблю. Она ничего не дает. Автору кажется, что он выбирает самые ударные фразы, оставляя за скобками какие-нибудь рассуждения, которые ей или ему не очень интересны, или, как ему кажется, тормозят действие. Но на самом деле это действительно просто такой набор ударных фраз, которые абсолютно по горизонтали. То есть внутрь, вглубь, в проблему уйти и так и не получилось. Может быть, надо было меньше народу — не надо было столько.
И второй момент, который мне тоже показался очень важным — не знаю, согласишься ты со мной или нет. Дело в том, что эту передачу делал человек, который, совершенно очевидно, не никогда не знал настоящей работы настоящих средств массовой информации. То есть почему получился набор банальностей, как мы с тобой это поняли? Потому что человек, который уже пережил это… Вот мы же не просто знаем, как они должны работать. Мы видели это, этот период. Мы видели, как это бывает, как это работает. А Любовь Соболь, как ведущая и автор — видно, что она даже не предполагает, что это вообще было возможно. Это очень чувствуется.
Может быть, в этой программе не хватило людей, которых сейчас нет в этом движении, но которые были звездами в то время. Не знаю, кроме Парфенова, может быть, та же Светлана Сорокина сказала бы свое слово. Люди, сегодня абсолютно независимые, которые не внутри процесса, но они точно знают, как это работает, как это могло бы быть и как это уже было.
Пожалуй, может быть, поэтому не получилось такой глубины. Потому что тема-то хорошая. Она важная, хорошая и полезная. Не только для тех, кто работает внутри, но, в конце концов, и для пользователей, для читателей и зрителей, чтобы объяснить, почему сегодня не получается, а когда-то было. Вот этой главы, что когда-то это уже было, не хватило в этой программе. Собственно, про журналистику и Пивоваров с Собчак — так или иначе.

И. Петровская Да. Меня, конечно, немножко удивил выбор персонажа для Алексея Пивоварова. Но он объяснил, что он решил под занавес сезона поговорить с теми, кто работает примерно на одном с ним поле и даже временами в одном жанре, когда речь идет о новостях, которые изначально начал делать Алексей Пивоваров, а потом во многом подключилась (и, кстати, не скрывает этого), отчасти переняв манеру у него, но несколько ее карнавализировав, привнесла в это (и этим гордится) элементы троллинга, какого-то карнавала. Она ссылается на «Бремя новостей», которое они вели с Лобковым.
Поэтому выбор в этом смысле понятен. Но мне показалось, что самому Алексею Пивоварову было не очень интересно разговаривать. Тем более на протяжении 1 часа 40, или сколько это длилось.

И.Петровская: Показалось, что самому Пивоварову было не очень интересно. Тем более на протяжении 1 часа 40

Вообще, надо сказать, вот эти форматы… Хотя я понимаю, что это не традиционное телевидение, но всё равно надо очень сильно любить кого-то из них — либо интервьюера, либо интервьюируемого, чтобы человек заставил себя отсмотреть все эти 1 час 40 или, как они делают, 1 час 50. Поэтому мне кажется, что оно провисало, а временами вообще было как-то откровенно скучно.
Единственное, что Ксения Собчак, как выяснилось, относится к себе вполне, не сказать критично, но с долей иронии. Она повторила мысль, которую в прошлый раз сказала ты, когда мы обсуждали фильм про Среднеуральский монастырь и этого отца Сергия. Когда Алексей Пивоваров задал ей вопрос: «Как вам кажется (или они на «ты» — как тебе кажется), почему тебя не очень любят, почему ты раздражаешь людей?», она откровенно сказала: «Потому что, наверное, им кажется, что меня слишком много». И вот этот огромный кирпич этого интервью, собственно, лег в это здание — очень много.
Ну а всё остальное: зачем она идет на Первый канал… Во-первых, мы это тоже уже слышали неоднократно. Удивительно только, что она пытается за счет этого, как ей кажется, расширить свою аудиторию и привлечь не самую традиционную. На мой взгляд, происходит наоборот. Потому что наоборот, аудиторию нетрадиционную это, скорее всего, не привлекает, а традиционную отвращает. Потому что это две совсем уж несходящиеся категории людей.
Ну вот как-то так. Скажу откровенно, до самого конца я не дожила и пошла в режим перемотки.

К. Ларина Про «Чики», получается, опять не успеем поговорить, что ли? Успеем, у нас есть чуть-чуть времени. Потому что сериал «Чики», судя по всему, самый обсуждаемый в этом сезоне. Поскольку телевизионный сезон уже закончился, как ни крути. Мне кажется, изначально незаслуженно обсуждаемый, потому что ничего особенного в нем нет. Он неплохой, безусловно. Ира его, по-моему, до конца еще не досмотрела. Досмотри. Мне интересно, что ты скажешь.
Он, безусловно, неплохой. Смотря от чего отталкиваться. Если отталкиваться от среднероссийского мыла, это, безусловно, заявка на фильм, конечно. Но с точки зрения истории, оригинальности идеи, подачи, мне кажется, здесь всё довольно вяло. Все брошенные линии, которые очень интересно начинаются, но в итоге всё бросается и ничего не доводится до своего финала.
Изначально есть такая ложь в подаче, от которой я потом не могла избавиться. Если ты помнишь, там главные героини — проститутки самого низшего пошиба. То есть совсем нищие, которых называют «плечевые» которые работают с дальнобойщиками, стоят на трассе. Но это никак не сочетается с образами, которые играют актрисы. Это совсем другое.
Послушайте, давайте вспомним фильм «Мой друг Иван Лапшин». Помнишь, там знаменитая сцена, где актриса, которую играет Нина Русланова, встречается с реальной проституткой. Помнишь?

И. Петровская Да, конечно.

К. Ларина И что это такое — настоящая проститутка. Когда она наблюдала жизнь, эта актриса. Ее героиня в театре — проститутка. Она попросила Лапшина: «Покажите мне настоящую проститутку», и он показал.
Вот тут тот самый случай. Такое ощущение, что это всё актрисы, которые играют роли проституток, потому что настоящих проституток там никак нет рядом. Но это можно было бы принять — в конце концов, как «Интердевочка». Это тоже высокохудожественное искусство. Но здесь-то на этом всё построено — попытка подняться наверх с самого дна обречена. То есть если ты рожден делать то, что ты делаешь, в этой грязи, то ты в эту грязь и уйдешь обратно. И у тебя нет никаких шансов выбраться. Идея прекрасная. В смысле, прекрасна не сама идея, а она как бы очень понятная, правильная.
Короче говоря, сам скандал, который случился, был совершенно неожиданным. Женщина Баранец, общественная уполномоченная (я даже не знала, что такая должность существует), призвала прокуратуру, следствие и все возможные силовые структуры запретить этот сериал как сериал, который проповедует феминизм и ЛГБТ-отношения. И есть люди, которые сказали: «Да, нам не по пути с этими героинями».

И. Петровская Слушай, всегда есть люди, которые скажут «Да» на самую бредовую претензию к какому-нибудь либо произведению, либо, как в случае с радугой и мороженым… Всегда найдется огромное количество абсолютно мракобесных людей, которые будут это обсуждать на полном серьезе.
Другой вопрос, что в нынешней ситуации это иногда приводит к каким-то серьезным последствиям. Ты никогда не знаешь, чем это закончится: запретят ли фильм, не знаю, вырежут ли оттуда какие-то сцены, потребуют ли авторов извиниться на коленях. Тут возможно любое развитие. Иногда кажется, что уж полный бред чья-нибудь инициатива или предложение, а потом выясняется, что этим начинают всерьез интересоваться вполне себе компетентные органы.

К. Ларина Поэтому, каким бы ни был сериал «Чики», мы на его стороне и будем его всячески защищать, чтобы у него было право быть показанным, продемонстрированным на самом широком экране, чтобы мы могли его обсуждать.
Мы должны уходить. Песня, известная всем. Это песня Гребенщикова — очень старая, которую все мы поем уже не один десяток лет. Но когда эта песня обретает новые предлагаемые обстоятельства и звучит в другом контексте, как меняются акценты и смыслы! Тем более, что эту песню поет Сергей Михалок, один из самых ярких белорусских граждан — музыкант, активист и человек.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире