К. Ларина Доброе утро, добрый день! Начинаем программу «Человек из телевизора». Как обычно, ведут ее Ксения Ларина и Ирина Петровская. Ира, приветствую тебя!

И. Петровская И я всех приветствую от всей души. Доброе утро, добрый день!

К. Ларина Давай начнем с хорошего, как никогда. Я вдруг подумала, что лучшее на свете — это рождение нового человека. Поэтому мы просто обязаны в нашей передаче поздравить Екатерину Котрикадзе и Тихона Дзядко с пополнением. Поскольку у них на этой неделе родился мальчик Михаил. Поздравляем, желаем здоровья родителям, маме и счастливой жизни ребенку в этом прекрасном мире.

И. Петровская Ура! Привет, новый человек! Счастья новым родителям — вернее, родителям с новым человеком.

К. Ларина Молодцы, конечно. И Катя молодец. Она всё-таки старалась уже до финальной стадии беременности работать в кадре. Как я ни говорили: «Катя, уходи уже, уходи от плохих людей, плохих мыслей, плохой энергии», но она всё равно человек, который любит свою работу.

Ну что, я могу сразу зачитать. Потому что каждый раз, когда мы с Ирой готовимся к передаче, разговариваем о том, что вроде ничего особенного не было. А потом, когда начинаем составлять нашу программу-минимум (или максимум), понятно, что мы опять всего не осилим, не охватим.

У нас появился слоган благодаря Светлане Тихановской, кандидату в президенты республики Беларусь, которая на этой неделе совершенно феерично выступила на телевидении Беларуси. И вот слоган из ее речи: «Если вы смотрите ТВ, вы никогда не узнаете правду». Я думаю, что это можно смело отнести, к сожалению, и к нашей жизни. Поэтому мы в нашей передаче говорим правду вместо нашего телевизора.

И. Петровская Более того: мы — некоторые из нас — говорим правду, смотря ТВ. На самом деле всё ее выступление (ну, большая часть) построено именно на этом: вам не покажут по телевизору это, это и это. На самом деле еще смешнее и парадоксальные, пожалуй, что как раз это ее выступление почему-то показали по государственному 1-му каналу «Беларусь».

К. Ларина Ну, это не обязаны. Она же официально зарегистрированный кандидат. Это ее выборная речь. Допустили. Собчак у нас тоже говорила правильные вещи, когда была кандидатом в президенты.

И. Петровская Ну, ты сравнила! Светлана Тихановская пошла на это от отчаяния, и ее тоже почему-то (непонятно почему) зарегистрировали в то время, как ее муж отбывает свой срок в СИЗО, а детей вообще вынуждены были переправить в какую-то третью страну. Поэтому сравнение с Собчак тут точно не подходит.

И.Петровская: Если исключить слово «белорусы», то абсолютная калька, абсолютно зеркально ложится на нашу ситуацию

Но всё равно в такой стране, как Беларусь, а также в такой стране, как Россия, ее вполне могли вырубить на полуслове. И вот почему-то этого не произошло. И я представляю, какой шок и потрясение испытали белорусские зрители, увидев всё то, что она говорила. А она говорила «У президента низкий рейтинг, но вам об этом не скажут», а это правда. «Люди, которых арестовывают на улицах, ничего плохого не делают, но при этом их чморят», и это тоже правда. И так далее.

К. Ларина Может, они подумают, что она говорила про Россию?

И. Петровская Так об этом и речь! Что если исключить слово «белорусы», то абсолютная калька, абсолютно зеркально ложится на нашу ситуацию. Я сегодня, когда писала в газету текст, как раз постаралась на этом и построить: это то, о чем вам никогда не расскажут по телевизору.

К. Ларина Давай я прочту наш списочек. Значит, начали. Хабаровск: спецрепортажи и хроники протеста. Тоже сразу не могу не пожелать здоровья и сил нашему замечательному юному другу, прекрасному журналисту, хабаровчанину Дмитрию Низовцеву, который совершенно отважно работал на улицах Хабаровска и много чего полезного сделал для своего родного города, для своих сограждан.

Но видимо, кому-то он всё-таки наступил на хвост, поскольку буквально на днях пришло сообщение о том, что его избили неизвестные около подъезда, около его дома. Избили сильно. Так что, Дима, держитесь! Вообще-то всё переходит в какую-то страшную стадию, все события там.

Приговор Юрию Дмитриеву — еще один важнейший сюжет. Выпуск «Редакции» Алексея Пивоварова, посвященный процессу Юрия Дмитриева, и главное, посвященный его миссии как правозащитника, поисковика и историка. Комментарий Ольги Романовой на ее канале «МРР», тоже связанный с Юрием Дмитриевым.

Беларусь — то, с чего мы начали: женщины оппозиции против Лукашенко. Дело Светланы Тихановской. Фильм Собчак и Ерженкова «Монастырь особого назначения». Фильм Мелани Бачиной «Шеремет». Это не премьера. Фильм снят несколько лет назад, но важно было показать его в эти дни, когда было 4 года со дня убийства Павла Шеремета.

Выпуск «Белого шума» Толстой и Буржской на очень деликатную и важную тему «Крымнаш?» с очень странным подбором гостей. Недопознер и его медузы — да, такая интрига. Думайте, что хотите. Михаил Ширвиндт ко дню рождения отца сделал замечательный трогательный выпуск под названием «Опережая некролог». Это такой черный юмор от Александра Анатольевича. Только он может так шутить. Здесь большое интервью с ним и ответы на ваши вопросы.

Фильм «План Б» Сергея Нурмамеда и Теодора Курентзиса на Первом канале. 40 лет Олимпиаде-80 — про это много писали и говорили. 40 лет со дня смерти Высоцкого, что тоже важнейшая дата. Высоцкий и завершит наш эфир сегодня. Я написала сериал «Чики», но я думаю, что мы его, наверное, перенесем на следующий раз. Надо отдельно поговорить, и мы это сделаем.

Ну, про Беларусь сказали. Давай тогда пойдем по событиям — по приговору Юрию Дмитриеву. Ты еще хотела сказать, что успели сказать по поводу этого сюжета на федеральных каналах.

И. Петровская Я вчера весь день отслеживала эту тему. И как раз к своему несчастью увидела сюжет на канале «Россия 24», который, как правило, особенно в эфире у такого ведущего, как Алексей Казаков, как раз практикует подобные сюжеты — развернутые и, естественно, с однозначной их оценкой. Точно так же вышел и сюжет, посвященный недавнему приговору. Во-первых, один из авторов (Казаков и еще второй автор даже не хочу запоминать его фамилию) озаглавил его «Приговор педофилу». То есть для них это всё однозначно. Выразил надежду, что он будет пересмотрен, что он слишком мягок, что на суд давили. Давили, естественно, либералы и, как они говорят, «люди с прекрасными лицами», которые вынудили судью дать ему меньше самого минимального по этой статье срока.

Ничего не говорится о том, какие обвинения отвергнуты. Ничего не говорится о том, что Юрий Дмитриев, если всё пойдет нормально, после всех апелляций выйдет уже в ноябре. Наоборот, это, видимо, вызывает у них огромное сожаление. В общем, в таких случаях лучше уже ничего не говорить.

До этого они мало чего говорили. В предыдущий раз, когда был первый процесс по делу Юрия Дмитриева, выходили разные гнусные поклепы (в том числе, на НТВ), где его вина тоже была однозначна с точки зрения авторов. Ну вот здесь вот так.

И еще, что очень важно, он назван не просто «так называемым правозащитникам», но и лжеисториком, который считает и даже не хочет услышать никакого иного мнения, что на расстрелянным полигоне в Сандармохе расстреляны (ну, может быть, и расстреляны в том числе) не только жертвы большого террора 1937 и прочих годов, но и красноармейцы, которых расстреляли финны.

И.Петровская: Ничего не говорится о том, что Дмитриев выйдет уже в ноябре. Это, видимо, вызывает у них сожаление

Это такая популярная версия, которую уже потом довольно убедительно опровергает у себя в целой большой программе, посвященной этому, Алексей Пивоваров. С участием разных авторитетных людей, которые этим вопросом действительно серьезно занимались. Вот, собственно, вся реакция.

К. Ларина Конечно же, важнейшая работа Алексея Пивоварова, потому что она занялась главным. Чтобы понять, почему это произошло с Юрием Дмитриевым, почему такая мощная машина ФСБ, мощный танк, каток так по нему проехался и не отпускает его точка — вот для того, чтобы понять, почему с ним это произошло, надо посмотреть этот фильм, этот выпуск «Редакции». Поскольку Алексей здесь как раз подробнейшим образом рассказывает о том, чем, собственно говоря, занимался Юрий Дмитриев, когда начались эти раскопки.

Там они показывают уникальные кадры, по-моему, 1997 года, когда были первые раскопки. Естественно, в интервью с Алексеем Пивоваровым, помимо адвоката Юрия Дмитриева, есть еще и коллеги Юрия Дмитриева — историки, коллеги по «Мемориалу». Кстати, в качестве экспертов Роман Романов, директор Музея Гулага, и один из замечательных сотрудников тоже этого Музея Гулага.

То есть всё это важнейшие свидетельства, неопровержимые доказательства того, кто стоит за этим делом. Собственно, по-моему, так и называется этот фильм — «Кто стоит за делом Юрия Дмитриева».

И по поводу того, что ты сказала по поводу версии с красноармейцами и финскими карателями. Там интересные вещи. Он, как настоящий профессиональный журналист, естественно, звал в качестве экспертов и представителей, что называется, другой стороны. То есть представителей Российского военно-исторического общества имени товарища Мединского. В том числе тех экспертов или историков, которые были инициаторами новых раскопок в 2017-2018 году, которые, по сути (извини меня, по-другому не скажу), такая массовая фальсификация. Такое замещение исторических фактов новыми фактами. Попробуй там теперь разберись.

Кстати, я вспоминала Катынь — аналогичный случай. Кто там кого расстрелял? Там, типа, не только наши советские НКВДшники расстреливали польских офицеров. Там, между прочим, и фашисты порылись — это, собственно, их мистификация. Вот такое нагромождение забалтывания выдает абсолютную фальшивку. А что настоящее?

Не знаю, как у тебя, но у меня просто такое невероятное чувство бессилия — так оболгать человека. Конечно же, он абсолютный герой. В этом нет сомнения. Профессионал. Но они специально выдумывает такие подлые статьи для того, чтобы замазать человека так, чтобы он не отмылся. Об этом многие говорят, в том числе и люди, хорошо знающие Юрия Дмитриева. Его замечательная соседка.

Так что Алексей молодец. Мне кажется, он очень быстро сделал этот фильм. Побывал в этом Сандармохе. Он там находился, он там всё снимал сам. Он никого не посылал из корреспондентов — он сам там был.

И. Петровская Он всего лишь на прошлой неделе сообщил о том, что они едут в Петрозаводск и будут там снимать программу, посвященную как раз Юрию Дмитриеву. Да, меня потрясает, помимо всего прочего, работоспособность, потому что каждую неделю Алексей Пивоваров выдает, в общем, полноценное либо кино, либо расследование.

Причем это настоящее расследование, когда слушаются разные стороны. У него там есть среди прочих женщина — по-моему, главный редактор какого-то сайта. Она, якобы на основании того, что она видела из уголовного дела, как раз уверена в виновности. То есть он не обходит стороной эту тему. Там принимает участие старшая дочь Катерина Клодт.

К. Ларина Замечательная героиня.

И.Петровская: Те, кто сегодня препятствуют поиску реальной исторической правды, они будто солидаризируются с палачами

И. Петровская Да. Но самое главное то, чего никто не делает, потому что на это нет никакого заказа свыше. Это именно такая вот объемная работа, где действительно представлены разные точки зрения, мнения. И мы видим, собственно, откуда растут ноги этого преследования.

Что совершенно дико, потому что получается, что те, кто сегодня препятствуют такого рода деятельности — поиску реальной исторической правды, восстановлению исторической справедливости — они как будто бы солидаризируются с палачами. Считают себя отчасти преемниками, вместо того, чтобы присоединиться к этому, к этим расследованиям, этим поискам и, наоборот, как можно дальше от них дистанцироваться. Вот это меня потрясает.

К. Ларина Там еще важно, что он был сторонником, что называется, абсолютного называния имен своими именами. Извините за такую корявую фразу, но, тем не менее, это важнейшая вещь. Он очень хотел опубликовать имена всех палачей, всех исполнителей. Как говорил кто-то из его коллег, палачи-руководители все лежат у кремлевской стены, мы их всех знаем. А здесь важны именно те люди, которые нажимали на курок, которые отработали.

Там, кстати, еще одна вещь — мне кажется, она, пожалуй, даже самая важная. Помнишь, они там показывали книжку одного из участников этих расстрельных команд. И там есть очень важные свидетельства людей, которые работали в этих расстрельных командах — что Советским Союзом в то время была отработана технология массовых убийств. Абсолютно бесстрастная, как в фашистских концлагерях.

Вот мы говорим про газовые камеры. Абсолютно без всяких вопросов, без всякого сопереживания, сочувствия — вообще без всяких эмоций. Как машины. Этих людей вели в газовые камеры, раздевали.

Так и здесь. Помнишь, они там читают вот эти свидетельства расстрельщиков? Была отдельная комната для того, чтобы раздеть людей догола. Вторая отдельная комната — чтобы связать им руки за спиной. А дальше их уже выводили и расстреливали в этих ямах. Для чего это было сделано, отработана вся эта технология — чтобы, не дай бог, никто не сбежал. Потому что там был случай, когда одна из жертв сбежала. Это такой нюрнбергского расследования — по мощи издевательств над людьми, по масштабу убийств.

Вот это, мне кажется, пугает их больше всего. Потому что что тут вообще говорить? Как это признать? Как признать, что мы наследники, как ты правильно говоришь, не просто палачей, а наследники этих «синих фуражек»? Наследники убийц, которые по-своему, без расстрелов, но, по сути, продолжают свое дело.

И. Петровская Даже, может, и не наследники, но, по крайней мере, то, как пытаются замалчивать и покрывать, наводит на очень неприятные мысли. Что нынешние люди уже не наследники (ну, в известном смысле наследники — может быть, метафорическом), но в целом каким-то образом солидаризируются (тем, например, что преследуют Дмитриева и каких-то других историков-исследователей) с теми, которые всё это делали. Организация-то одна. Пусть меняла название, но всё равно она осталась. Снова, как мы знаем, засекречены архивы.

Поэтому всё это — самое неприятное во всей этой истории. Не считая, конечно, во многом поломанной жизни (или, по крайней мере, сокращенной нормальной жизни) конкретного человека Юрия Алексеевича Дмитриева, за которого реально вступились лучшие люди не только в стране, но и в мире.

К. Ларина Мы еще даже не знаем, финал ли это. Потому что здесь так выстроена система, что неизвестно, финал это истории или нет. Ужасно.

Кстати, там тоже есть фрагменты интервью, которые он успел дать в перерыве между двумя… Когда его первый раз освободили, когда все, типа, праздновали победу и встречали его с цветами — помнишь? Когда он вышел после первого несостоявшегося процесса, когда обвинение вроде как сняли. Он тогда успел еще дать интервью, сказал такие хорошие слова. Он, конечно, человек отважный, с чувством юмора. Мне кажется, таких людей больше не будет. Ужасно это всё.

Кстати, простите, что мы остановились на этом — там еще важный момент, который я раньше не слышала. Ира, там по поводу Украины. Что на этом полигоне похоронено большое количество украинцев. Причем, как они там говорят, известных, в том числе и украинской интеллигенции, известнейших людей. Там похоронен Лесь Курбас, известный режиссер. И что всегда на все эти памятные дни приезжало большое количество украинцев.

Это было до 2014 года, естественно. И кто-то из экспертов или из коллег Дмитриева там говорит, что резкое изменение отношения властей к нашим поисковым работам, к историческим исследованиям этого периода и этого места случилось после 2014 года, после того, как началась Украина. Этот момент тоже важнейший, сразу привносит такой политический аспект во всю эту историю. Мне кажется, что про это нигде не говорили, рассказывая о деле Юрия Дмитриева.

И. Петровская Вообще когда он показывает эти могильные камни, где написано… Как там написано? Не помню, «сыны» или «дети Грузии, Азербайджана, Украины» и так далее. Как он правильно говорит, это то, что и называлось «весь советский народ».

К. Ларина То, что про Гулаг, тоже интересно. Когда там спрашивают про Музей истории Гулага, по-моему, кто-то из представителей музея рассказывает, что школьники приходят… Да что там школьники! Он говорит: «Когда мы раньше были на Петровке, проходящие мимо люди заходили и не понимали, что это такое, поскольку там везде сплошные бутики — и Музей Гулага. Они спрашивают: «А кто такой Гулаг?»». Да, вот так вот. А теперь на этот вопрос можно ответить хотя бы так.

И.Петровская: Нынешние блогеры делают важное дело, потому что они на самые острые, актуальные и важные события

Мы должны уходить на перерыв. Простите, что так много говорили про этот фильм. Запомните его и посмотрите, кто пропустил — Алексей Пивоваров, «Редакция», «Кто стоит за делом Юрия Дмитриева». Называется, по-моему, «Кто старое помянет».

И. Петровская Да, но я не запомнила название. «Редакция».

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

К. Ларина Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». Ксения Ларина, Ирина Петровская. Пошли дальше. У нас там было много всяких таких больших фильмов, Ира. Фильм Собчак и Ерженкова наделал много шума. И тема такая… Там до этого случился целый скандалище, про который говорили в прошлый раз — когда съемочную группу там встретили тумаками и кулаками, попортили аппаратуру и травмировали Сергея Ерженкова. Ну вот этот фильм вышел. Что ты можешь сказать?

И. Петровская Справедливости ради, травмировали и Ксению Собчак. То ли сломали…

К. Ларина Нет, это не там. Она с таким носом уже приехала.

И. Петровская А по-моему там.

К. Ларина Давай не будем на этом останавливаться, это другая история. Я ее потом тебе расскажу.

И. Петровская Ну хорошо. Ну что, опять же, можно сказать, что тема наиважнейшая, которую тоже, в общем, достаточно аккуратно обходит основное телевидение. Совершенно непонятно, почему. Там уже давно должны были бы работать всякие детские омбудсмены, поскольку стало известно, что там дети, которые, в том числе, подвергаются насилию и так далее. И вообще все признаки того, что там существует абсолютно тоталитарная секта.

Другой вопрос, как это сделано. Мне кажется, что он всё-таки затянут и как-то не очень убедителен. Там есть какие-то очень сильные моменты. Особенно, видимо, снятые неявно — не знаю, скрытой, нескрытой камерой. Это когда изгоняют бесов. Есть какие-то достаточно сильные, убедительные свидетельства. Но в то же время есть, мне кажется, много каких-то проходных, затянутых, совершенно неинтересных интервью, которые, мне кажется, совсем необязательно было туда включать.

Но в целом, повторю, нынешние блогеры (в данном случае назовем блогером и Ксению Собчак, и Сергея Ерженкова) всё равно делают важное дело, потому что они удивительным образом нацелены (не всегда, но часто бывает) на самые острые, актуальные и важные события. Чего я, опять же, не могу сказать…

И.Петровская: Зачем вся эта история? Зачем она рассказывается исключительно двумя основателями издания

К. Ларина Вот ты сейчас обидела людей, просто походя. Вот сейчас из всего, что ты сказала, Ксения Собчак и Сергей Ерженков запомнят только одно — что они блогеры. И всё, и конец тебе, поняла? Они журналисты.

И. Петровская Хорошо, я переговариваю. Они документалисты.

К. Ларина На самом деле по поводу Собчак не скажу, а вот Сергея Ерженкова готова защищать. При всей сложности и многозначности его фигуры, он профессиональный документалист. Мы с тобой видели, сколько он делает блестящих фильмов. Поэтому он не тыр-тыр-тыр.

И. Петровская Но в слово «блогер» я ничего оскорбительного, уверяю тебя, не вкладывала. Наоборот, я, скорее, называю человека блогером, вкладывая исключительно положительный смысл. Потому что сегодня журналисты, во многом превратившиеся в блогеров, делают то, что раньше мы называли таким нормальным телевидением. Только это было так давно, что, к сожалению, дети наши этого, наверное, уже и не вспомнят.

К. Ларина Я могу тебе сказать, что меня смущает в этих работах. Почему-то — это неочевидно. Мне очень сложно прорываться сквозь эго Ксении Собчак. Оно так стремительно растет, что уже целиком заполняет собой весь экран. И что бы она ни говорила… Она берет, может быть, важные, темные, тяжелые, трудные, болезненные темы, как человек и блогер. И спасибо ей за это. Но послушайте, ну отодвиньте немножко в сторону от себя этого внутреннего слона!

Почему я говорю про Пивоварова? Человек занимается делом, понимаешь? Когда человек занимается делом, здесь важно каждое слово, каждый человек, каждый поворот сюжета, как выстраивается драматургия разговора. А здесь ты устаешь от этого бесконечного «я, я, я». И одежка такая..

И. Петровская Да, вот это забавно.

К. Ларина Сиротка Хася — ну невозможно! Ну где какое-то чувство вкуса, стиля? И потом, нельзя так любить себя! Знаю, опять будет обижаться. Всё время меряется рейтингами, кричит: «Вы можете в 25-й раз обсуждать какую-нибудь Синдееву, а у меня миллионные просмотры». Ну, миллионные, да. А у Ивлеевой какие просмотры?

И. Петровская А у Никиты Михалкова в «Бесогоне» — вообще обзавидуешься.

К. Ларина Появился еще один неожиданный фильм тоже буквально в эти последние дни недели. Это фильм недопознера Николая Солодникова, почему-то посвященный истории «Медузы».

И. Петровская Это не фильм, потому что у фильма есть какие-то определенные законы жанра. Сейчас я тебе скажу, как это называется.

К. Ларина «Настоящая история «Медузы»» — по-моему, так.

И. Петровская Нет, не настоящая. Типа, «Как это было на самом деле».

К. Ларина Неважно, не ищи.

И. Петровская Большего недоумения, чем то, которое вызвало у меня это произведение, которое невозможно пристроить к какому-то жанру — точно не фильм, точно не программа. Ну, назовем это «выпуск». Выпуск чего-то.

К. Ларина Уже хорошо. Выпуск чего-то — это уже хорошо.

И. Петровская Ну да, что такое. «О чем это кино? Да ни о чем». 2:49 длится это произведение. Как раньше говорил один мой главный редактор, «у вас хорошее произведение (имея в виду, долгое) творческого марксизма». Здесь, безусловно, нет марксизма.

Непонятно ничего. Зачем вся эта история? Зачем она рассказывается исключительно двумя основателями этого издания — Галиной Тимченко и Иваном Колпаковым? То есть это люди, которые абсолютно однозначно имеют одну и ту же позицию по поводу всего того, что происходило в «Медузе».

На самом деле — ну, происходило. Во всяком издании что-то происходит. Но здесь больше всего потрясает такое ощущение (мы не раз говорили на эту тему), которое присутствует в этих основателях — своей абсолютной исключительности на фоне всех остальных.

Там еще такое предуведомление в начале — опять же, записала, чтобы процитировать: «В этом фильме очень много матерятся. Заранее приносим извинения всем, кого это может расстроить». Да материтесь себе на здоровье! Люди, как минимум, взрослые. Им совершенно необязательно в относительно публичном пространстве. Главное, выглядит это дико и нелепо. Особенно когда Солодников произносит разные слова и говорит известное слово (извините меня, пожалуйста, утренние слушатели) «жопа», он это произносит всё время так…

К. Ларина Ты сказала это!

И. Петровская Я цитирую. Это цитата. Цитировать легче. Как мой ребенок, например, когда произносит какие-то слова, победительно на меня смотрит.

К. Ларина Я сделал это!

И. Петровская Там какое-то дикое сочетание самодовольства гостей, участников, и, с одной стороны, подобострастия, а с другой стороны, наоборот, какой-то фривольности, тоже шокирующей, со стороны этого Солодникова.

И.Петровская: Мы почему-то должны поверить, что они лучшие, что лучше вообще не бывает, и так же восхититься

Я уж не говорю о том, что первые полчаса (я мучительно выдержала примерно час) вообще ни о чем. Где-то они куда-то идут, останавливаются, говорят не пойми о чем. Этот Колпаков почему-то заявляет, что он ненавидит радио, а тот уточняет: «Эхо Москвы». Ну понятно, что что непознеру «Эхо Москвы» любить, безусловно, не за что. И мы тут этому немало поспособствовали. Я потом почитала разные комментарии — в том числе, у Ильи Азара.

К. Ларина Да, я тоже почитала. Там, конечно, много удивления со стороны коллег.

И. Петровская Да, очень много удивления. И про то, что представлена только одна сторона. Илья Азар пишет: «Что, журналистика». И что это похоже на абсолютно безразмерный рекламный ролик издания.

В общем, еще раз повторю, что говорить здесь, по сути, было бы ни о чем, но с другой стороны, могло бы быть как раз интересным, потому что история «Медузы» — это отчасти части истории новейших СМИ, если бы это не было столь комплиментарно и столь односторонне. Не говоря уже о том, что много матерятся.

Разговаривают — какой-то немыслимый междусобойчик. И зачем 2:49? Мне кажется, там не о чем говорить даже 49 минут. И зачем сегодня повторять все эти истории про харассмент, которые уже обсосаны? Зачем? — всё уже сказано. Правильно там написал кто-то из бывших медузовцев: просто работайте сегодня спокойно и постарайтесь, чтобы эти скандалы как-то нивелировались качеством работы.

К. Ларина Вот ты говоришь, что получился такой сладкий, комплиментарный эфир, выпуск. Но он сослужил плохую службу. Если они хотели сделать промоушн «Медузы», не знаю, мне кажется, нормальный человек должен испытать чувство глубокого разочарования. Даже не зная этих людей. Потому что если это портрет современной российской журналистики, то он просто удручающий. По многим параметрам. Вроде бы ничего плохого они как бы и не говорят. Но сам по себе образ, в том числе — и некий такой эмоциональный образ, психофизический — он такой унылый, такой неинтересный. Согласись?

И. Петровская Невыразительный.

К. Ларина Я, честно говоря, отношусь к «Медузе» как к любому независимому средству массовой информации. Думаю, ты тоже поддержишь меня: мы относимся к ним с большим уважением. Когда они занимаются делом, они занимаются им ответственно и профессионально. У них, действительно, много профессиональных журналистов.

Всякие их внутренние терки меня никогда в жизни не интересовали. Все эти харассменты, а потом разборки друг с другом — это всё ужасно. Галя Тимченко, которая без конца на всех обижается, плачет, что ее обидели — это всё какая-то возня, которая не имеет к делу никакого отношения.

И конечно, помимо чувства какого-то недоумения, как ты правильно сказала, я чувствую ещё какое-то невероятное разочарование. К Ивану Колпакову я отношусь с большим уважением. Хороший профессиональный человек. А здесь из них делают каких-то обыкновенных людей.

И. Петровская Не просто обыкновенных. Это всё в этом сочетании — 2:49, вот эта невнятность, отсутствие какой-то более или менее определенной темы — это всё, по сути, дискредитирует и издание, и людей. И в этом «заслуга» исключительно человека, который почему-то решил, что он может, не знаю, о чем угодно делать свое, опять же, не поймешь что, не имеющее никаких жанровых определений. Свои выпуски длиной в километры и весом как раз, наоборот, самым что ни на есть ничтожным.

Почему-то это называется «вот он так придумал». Это он создал что-то такое особенное. Но не бывает особенного! У любого особенного всё равно есть какие-то рамки, границы, хотя бы какие-то минимальные жанровые черты, чтобы это можно было потом под что-то подвести. А не просто «Солодников идет по коридору». Это, извините, Штирлиц. «Солодников идет по городу». «Солодников чешется» — всё время чешется в кадре, прямо надо что-то сделать. «Солодников признается, что он часто плачет» — это мы видим. Здесь вроде не заплакал. Я не досмотрела до конца, но, по идее, конечно, мог бы. «Солодников что-то рекламирует».

Там очень смешно, когда он на 12-й минуте начинает рекламировать какую-то компьютерную программу и говорит, что главный смысл деятельности любого публичного человека и журналиста — сбор информации, умение с ней работать.

Вот к этой 12-й минуте любой человек, который к этому, извините, приобщился, если только это не сами медузовцы и их родственники или мы, не очень нормальные люди — к этому моменту отключился бы любой. Потому что говорят они там черт знает о чем. О ненависти к радио, о Ганапольском, о Никите Михалкове. И всё это для того, что они в кадре ожидают, когда прибудет Галина Тимченко. Она опаздывает и прибывает, по-моему, минуте на 30-й.

К. Ларина Потом еще они, как всегда, пинают Навального. Это любимое занятие — побить Навального, обратить всех в свою веру, предложить им тему — «за что мы ненавидим Алексея Навального». Эта тема тоже здесь присутствует.

Кстати, Ира, извини, завершая. На фоне блестящего разговора, который мы с тобой как раз обсуждали в прошлый раз — Юрия Дудя с Андреем Лошаком. Казалось бы, тоже разговор о журналистике. Насколько он захватывающий, насколько он глубокий! Оторваться невозможно! Там действительно происходит какое-то НРЗБ обаяние. Движение ума, интеллекта.

И. Петровская Правильно, отличие. Там разговор о журналистике, о проблемах и о конкретной судьбе — почему человек отказался от официального ящика. А здесь разговор о себе любимых. И это большая и существенная разница. Мы почему-то должны поверить, что они лучшие, что лучше вообще не бывает, и так же восхититься и так же подобострастно на всё это посмотреть, как это делает инициатор всего этого безразмерного и непонятного по жанру произведения.

К. Ларина Про журналистику не заканчиваем, потому что на прошедшей неделе было 4 года со дня гибели Павла Шеремета, нашего коллеги и во многом товарища, поскольку и Ира давно была с ним знакома, дружила, и я тоже. И вообще для нас это какая-то такая непостижимая и непонятная история. И никому непонятная, поскольку следствие до сих пор ничего внятного так и не сказало. Какие-то обрывки вместо версий. Короче, в Киеве открыли памятник. Ты видела его, да?

И. Петровская Да, очень хороший. Мне очень понравился.

К. Ларина Памятник именно журналисту.

И. Петровская На месте гибели Паши.

К. Ларина Да, на месте гибели. Там такой смятый листок из белого камня, на котором написано «Павлу Шеремету», пустая страница. В связи с этим канал «Настоящее время» показал фильмы Мелани Бачиной «Шеремет», который был снят в 2017 году. Поскольку я тоже его видела, как и Ира, поразилась — опять же, возвращаясь к недопознеру — это небо и земля. Что такое журналистика, что такое уважение к профессии. Может быть, Ира расскажет лучше.

И. Петровская Вообще сейчас, когда уже понятно, что фильм снят по итогам этой жизни, ты видишь, что он был реально живым, очень настоящим человеком. Очень ироничным и самоироничным.

Он умел (это очень важно) признавать свои ошибки. И мы с ним на этом однажды и подружились, потому что когда он вел свою авторскую программу на Первом канале — по-моему, в 1998 году… Тут об этом тоже говорится. Говорится о том, что потом он не смог себе изменять, потому что вынужден был по законам этого жанра и того времени участвовать в информационной войне. Он выдержал, по-моему, год.

И я помню, я когда-то жестоко об этом написала, еще не будучи лично с ним знакомой. Он был совсем молодым, да и я еще была ничего. И когда прошло какое-то небольшое время, где-то на какой-то журналисткой сходке он подошел ко мне и сказал, что после этого текста он понял, что больше не сможет в этом работать, и ему до сих пор за это очень стыдно.

Согласись, что это редчайший случай в нашем сообществе, когда человек не оправдывает себя тем, что было такое время, что так было надо, ипотека и так далее, а именно сам отказывается от вполне себе насиженного и хлебного места, потому что не может себе изменять, потому что не будет себя за это уважать.

И вся его дальнейшая жизнь тоже именно на этом и построена. Там много чего было — и Белоруссия, и заключение, и гибель друга Дмитрия Завадского, и потом уже переезд в Киев, и еще много разного.

К. Ларина А гибель друга Бориса Немцова?

И. Петровская Это вообще. Там есть кадры и говорится, что на похоронах, на панихиде Немцова Паша был не похож сам на себя — он был серым. И до этого он снял совершенно прекрасный фильм. Если ты помнишь…

И.Петровская: Единственное, что отчасти оправдывает киевские власти, то, что они официально поставили памятник Паше

К. Ларина Да, самый мой любимый.

И. Петровская То или к 50-летию Бориса. Лучший фильм, который, на мой взгляд, был — несмотря на то, чтобы потом появились тоже вполне себе хорошие фильмы. И еще вот эта парность случаев, судьбы: такая ранняя, невероятно трагическая насильственная смерть. Они ушли один за другим. В каком году? — Борис в 2015, а в 2016 ушел Паша. И это шок до сих пор. В это невозможно поверить, это невозможно принять.

Единственное, что, может быть, отчасти оправдывает сегодняшние киевские власти, которые пока так и не довели расследование до конца — это то, что они официально поставили памятник Паше. В отличие от наших, которые не собираются ставить памятники ни Ане Политковской, ни Юре Щекочихину.

К. Ларина Буквально на днях, ты слышала, в Московской городской думе Дарья Беседина опять выступила с инициативой переименовать Москворецкий мост в мост Бориса Немцова. Это должны были поставить на голосование. Естественно, большинство, единороссы, проголосовали против, а КПРФ воздержались. Вот тебе, пожалуйста. В том числе там были те коммунисты, которые получили мандаты по «умному голосованию». Они, видишь, не смогли преодолеть себя и опять прокатили эту важнейшую тему.

У нас остается минута. Мы должны уже подходить к финалу. Финал у нас — Высоцкий, поскольку наша передача выходит 25 июля. Это, опять же, круглая дата. Прошло уже 40 лет с момента смерти Владимира Высоцкого, который продолжает свою жизнь после смерти и будет это делать независимо от того, что ему будут приписывать наши потомки в дальнейшем. Ничего к нему не пристает. Он остается таким, как есть. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире