К. Ларина Добрый день, доброе утро! Начинаем программу «Человек из телевизора». 4 июля, суббота. Именно в этот день вступают в силу поправки в конституцию Российской Федерации указом президента Российской Федерации. Поздравляю тебя с этим, Ира!

И. Петровская Ура, товарищи!

К. Ларина Теперь мы с тобой не сможем пожениться.

И. Петровская Самое неприятное в этих поправках, я согласна. Ну, как-нибудь, ладно, будем в дистанции.

К. Ларина Да, не вмешивая в наши отношения государства.

И. Петровская Да, зато с нами бог.

К. Ларина Это точно. С нами бог, с нами патриотическое воспитание. Ну что теперь сделать? Так что, друзья, поздравляем вас! Не представились мы пока. Это Ксения Ларина и Ирина Петровская. Привет вам всем!
Ну, вы поняли, что, конечно, главное событие, которое обсуждается во всех программах — это, безусловно, то самое голосование, которое вызвало, с одной стороны, много гнева, много ярости, много претензий, а с другой стороны, что мне больше нравится, очень много осмеяния. Как говорит Ира Петровская, глумления. Мне кажется, оно того и заслуживает.

И. Петровская Ну, не в эфире, прямо скажем. Если говорить о федеральном эфире, там мышь не проскочила и муха не пролетела. Поэтому когда всё уже произошло, и все празднуют этот свой триумф (и свой, и чужой), то очень смешно звучит, когда обвиняют каких-то неких никому неведомых (по крайней мере, в этом эфире) людей, которые якобы выступали против поправок, агитировали.
Ни один человек, естественно, за это время ничего такого не делал. То есть ни один человек, который имел какую-то противоположную точку зрения, в этот эфир просто не ходил. Поэтому там было абсолютное согласие — даже можно просто позавидовать. Никаких особых дискуссий (и неособых тоже) по этому поводу.
И конечно, была элегантно спрятана главная поправка, ради которой все затевалось. И единственным, кто решился этот вопрос каким-то образом озвучить, был бесстрашный Владимир Владимирович Познер, который задал буквально накануне этого голосования, в понедельник — а голосование было в среду…

К. Ларина Последнего дня голосования, скажем так. Поскольку голосовали 7 дней.

И. Петровская Ну да. В понедельник. Но до основного этого, когда уже был всенародный праздник — он же был и выходной к тому же. Владимир Владимирович уже ближе к концу беседы с Эллой Памфиловой спросил (причем именно так издалека зашел): «Те люди, которые считают, что это всё затеяно ради того, чтобы проголосовать за единственную поправку об обнулении сроков — как вы считаете, они правы?». «Лично я, тут же добавил Владимир Владимирович, с этим не согласен. Я считаю, что наоборот, Владимир Владимирович мог бы не прибегать к народному одобрению, голосованию, а мог бы и так это всё сделать. Но, тем не менее, затеяно голосование».
На что Элла Александровна ответила, что она так не думает и не считает. Собственно, в этом и заключался весь ее ответ: она не считает, что всё затеяно ради этой единственной поправки. На что Владимир Владимирович сказал: «Спасибо большое!».
А потом уже я видела, как он в эфире «Дождя» на вопрос Павла Лобкова говорил то же самое: что он вовсе не считает, что всё это затеяно ради единственного пункта повестки дня.

К. Ларина Вообще этот страх оказаться по ту сторону черты, оказаться вдруг в лагере каких-то еретиков по отношению к этим поправкам, меня просто поразил. Я впервые это видела. Мы с тобой это не обсуждали до эфира.
Еще один штрих — это сюжет с Андреем Малаховым, который случайно оказался на Пушкинской площади в день голосования, когда там собралось некоторое количество людей, которые были против этого обнуления и голосования за эти поправки. И как он испугался! Вынужден был даже записать видео и сказать, что это было не так, что он за всё хорошее, что он голосовал за поправки.
Но там одна очень ключевая фраза, которую он сказал, которая просто поразительна для этого рода людей — так называемых государственников. «Я вне политики, я голосовал за поправки», — сказал он. Вот скажи мне, в этой фразе какая-то нарочная логика. Если ты вне политики, зачем ты поперся голосовать за поправки? Скажи мне! Или в политике только те, кто против, получается по этой логике?

И. Петровская Это комическое, на самом деле. Он, видимо, продемонстрировал такую какую-то абсолютно незамутненную искренность и наивность.

К. Ларина Испуг.

И. Петровская Испуг, потому что а вдруг, не дай господь. Там же в чем дело? Кто-то, заметив его, идущего через Пушкинскую площадь, сделал фотографию и разместил. И вот это его дико напугало — что вдруг, не дай господь, его припишут к смутьянам. Собственно, в этом вся причина этого обращения.
Он действительно выглядел достаточно испуганным. Возможно, эту фотографию уже увидел кто-то из начальства и спросил, как это понимать. В общем, это классика. Классическая история «Попал под лошадь», как с Остапом Бендером. И дальше уже сам пострадавший начинает бегать по редакциям и рассказывать, что на самом деле он не попадал под лошадь.
Это да, смешнейшая история. Там был еще один смешной момент. Кстати, я написала про это в колонке. В день голосования поставили фильм «Бриллиантовая рука» на Первом канале. Понятно, что «Бриллиантовая рука» — это такое вечнозеленое произведение, которое всегда к столу, всегда уместно. И как правило, им украшают любой праздник на телевидении, в зависимости от того, кто в этот момент владеет правами.
Но там очень смешно прозвучало… Потому что, естественно, «Песня про зайцев» — «А нам всё равно, косим мы траву» и так далее — все знают это. А у меня это смонтировалось с репортажем, который я прямо за 3 минуты до этого посмотрела на канале «Настоящее время». Там корреспондент (может быть, ты видела) отлавливает прохожих… «Отлавливает» — хорошее слово.

И.Петровская: В этом интервью много от чего можно было похолодеть

К. Ларина Так оно и было.

И. Петровская Отлавливает прохожих на Новом Арбате и задает вопрос, как они проголосовали или собираются проголосовать. И люди отвечают: да, нет, за, нет. Кстати, больше против. Он подсчитывает, сколько против, сколько за. И вот идет уже такая взрослая дома — наших лет, а может, и больше. И он ее спрашивает, как. Она говорит: «За». Тогда он задает следующий вопрос: «А почему?». Она оборачивается: «Да потому что мне уже всё равно».
Вот это одна из разновидностей избирателей, которые голосуют за, потому что им, в принципе, уже как бы всё равно. Но с зайцами это совместилось совершенно идеально.

К. Ларина Ну давай, мы уже, собственно, начали передачу. Это был такой пролог, дорогие друзья. Но тем не менее, хочу напомнить, что мы, по традиции, публикуем на моей странице в Фейсбуке анонс или как бы такой набор наших впечатлений — то, что мы успели посмотреть, и то, что мы рекомендуем посмотреть вам. Потому что мы, естественно, не всё успеваем обсудить в нашей программе. Давай я прочту.
Итак, голосование. Спецэфиры «Дождя» и «Настоящего времени». Репортажи Ольги Романовой на канале «МРР». Сюжеты на федеральных каналах — мы уже начали про это говорить. «Вознесение» Путина (в кавычках, как вы понимаете — это некий образ, чтобы не подумали что-то) в Ржевском мемориале. Потому что картинка была такая, очень говорящая. Элла Панфилова у Познера — Ира тоже начала про это говорить.
Важная телевизионная тема: кадровые перестановки на RTVI. И как бы в качестве картинки, иллюстрации к этой новости — интервью Шнура как генерального продюсера RTVI.
«А поговорить?» Ирины Шихман о деле Юлии Цветковой. Совершенно блестящая передача! Обязательно посмотрите, чтобы вы понимали, в чем вообще суть обвинений в адрес Юлии Цветковой. Она вообще произвела на меня впечатление такого замечательного, умного, тонкого человека. Дай бог, чтобы ее не загнали куда-нибудь в зону, в лагерь.
«Редакция» Алексея Пивоварова о захвате Буденновска. Приурочена эта передача к 25-летию событий. Тоже очень сильное впечатление произвел этот фильм. Алексей Малобродский у Антона Желнова на «Дожде». Это уже пошли интервью. Максим Диденко у Натальи Синдеевой на «Дожде». Сюда же я приплюсовала (как я понимаю, это был один из поводов приглашения Диденко) премьеру веб-сериала «Амрон» («норма» наоборот) — сериал, который снял Максим. Я посмотрела первые 2 серии, если будет время, скажу. Шафран у Собчак, Зыгарь у Евгения Киселева.
«Парфенон» — Леонид Парфенов вышел в прямой эфир и почти 1,5 часа провел со своей аудиторией, с публикой. Плюс там были кусочки, не вошедшие в его последние «Намедни». И плюс еще было такое сквозное интервью с Антоном Лапенко, звездой Инстаграма, звездой Youtube, замечательным парнем и замечательным артистом.
Вот, собственно, всё, что я собрала вместе с Ирой. Мы тут что-то подкорректировали. Подключайтесь, дорогие друзья! Фейсбук у меня открыт. И продолжаем наш разговор. Наверное, надо сказать про «Дождь» и «Настоящее время» — что они, как всегда, молодцы.

И. Петровская Да, потому что как только закончилось голосование, в 8 часов закрылись избирательные участки, я увидела, что начался спецэфир «Дождя», где как раз и было то, чего днем с огнем невозможно сыскать на федеральных каналах — разные точки зрения, прогнозы, анализ произошедшего с участием разных авторитетных экспертов. Вели, как всегда, Тихон и, по-моему, тоже Анна Монгайт.

К. Ларина Аня Монгайт, да. Но при этом были еще сюжеты с избирательных участков. Как всегда, отлично работали репортеры «Дождя». Там, конечно, было много чего интересного. Некоторые сюжеты просто потрясают.

И. Петровская Там был показан, по-моему, единственный на нашем пространстве сюжет о происходящем в то же самое время на той самой Пушкинской площади, куда ненароком…

К. Ларина Зашел Малахов.

И. Петровская Да, в черный для себя день и час зашел Андрей Малахов. Естественно, я смотрела параллельно, как всегда. Справа у меня на мониторе был канал «Дождь». Федералы, естественно, были слева.
На удивление, что меня поразило? С одной стороны, вроде бы голосование — это не выборы. Но при этом какие бы ни были, как это не называй, всё равно это какая-то аналогия выборов. Выбирали в данном случае некое свое будущее на ближайшие…

К. Ларина Вообще непонятно, как это назвать, к сожалению.

И. Петровская Да, непонятно, как это назвать. Но обычно какие-то первые предварительные итоги начинали подводить всё-таки после того, как уже закрывались последние избирательные участки. Даже не в Москве, а в Калининграде — по-моему, он у нас последним закрывается. Мне кажется, итоги начали подводить часов с 3-х, а может, с 4-х — во всех новостях, тем самым дополнительно агитируя людей, естественно, идти на избирательные участки и голосовать. И это были уже не экзитполы, а уже цифры по разным регионам, которые до этого уже успели проголосовать. И эти избирательные участки — или как они называются?

К. Ларина Избирательные пенечки.

И. Петровская Да, пенечки, карусельки и так далее — закрылись. Вот это меня поразило.

К. Ларина Подожди, я думаю, тут всё настолько смешалось, что этой сумятицей, каким-то невнятным юридическим пониманием того, как это назвать, что это такое, они воспользовались. Я имею в виду, организаторы, включая Центризбирком, и все люди, ответственные за это.
Не хочется повторяться, тем более, что у нас на «Эхе» про это тоже круглые сутки говорят. Но тем не менее, 7 дней голосования, Ира! 7 дней! Ты где-нибудь такое видела, чтобы 7 дней длилось голосование? 7 дней агитации и пропаганды по всем каналам.
Накануне (мы сейчас с тобой про это говорили, перед передачей), перед заключительным, завершающим днем голосования — основным, будем считать так — выступает президент с очевидным мессиджем, с очевидным призывом, что сейчас должен сделать каждый россиянин. Мы это видели. Поэтому тут, конечно, очень много удивлений.
Я уж не говорю про все эти сюжеты фальсификацией — совершенно наглых, бесстыдных. Они даже не пытаются это скрыть. Когда из-за пазухи достают бюллетени, бросают туда же, в этот КОИБ. Тут же сидят люди, которые за всем этим молча наблюдают, качая ногами. Ты видела этот сюжет? Он меня совершенно потряс. Вокруг сидят люди, она засовывает эту пачку фальшивых бюллетеней, а вокруг нее сидят люди, которые просто молча за этим наблюдают. С таким лицом, абсолютно равнодушным. То есть это, конечно, уже какой-то запредел.

И. Петровская Видимо, так было решено, что как бы мы будем делать так, и никто не сделает ничего против нас. Никаких наблюдателей. А те, кто были — мы знаем это прекрасно… То есть ужасно. Когда корреспонденту «Медиазоны» Давиду Френкелю сломали руку за то, что он пытался куда-то не туда пройти. Полицейские, которые там были, сломали руку. Это голосование мало того, что растянутое на неделю, но плюс еще и электронное, и надомное, и какое угодно.

И.Петровская: Малахов продемонстрировал абсолютно незамутненную искренность и наивность

К. Ларина То в скорой помощи… Там уже шутили: почему не из морга?

И. Петровская Абсолютно, да. Более того — по-моему, Кирилл Рогов, журналист, политолог, написал (по крайней мере, в Фейсбуке я видела этот пост), что даже по закону нельзя проводить неделю голосования. Тем более по закону от момента, когда объявляется голосование, до момента, когда оно назначается, должен пройти месяц. Вот месяц в данном случае, если иметь в виду начало, вообще никакой не прошел.

К. Ларина Вообще не парься по этому поводу.

И. Петровская В этом и смысл — что не стали париться никто. Ни те, кто должны были всё это каким-то образом…

К. Ларина Кстати, а что за границей? Вот ты хотела рассказать. Я не видела репортажи Оли Романовой из Берлина, которая общалась там с людьми, которые стояли в очереди на голосование — российские граждане, проживающие в Берлине.

И. Петровская Именно так. И канал, который представляет Оля — youtube-канал «МРР» — вообще впервые вышел в эфир. И вот, значит, Ольга Романова с оператором…

К. Ларина В прямой эфир, ты имеешь в виду?

И. Петровская Да, конечно, вышел в прямой эфир. Они двигались вдоль невероятной очереди, которая тянулась на километры — русскоязычных людей, живущих в Берлине. Кто учится, кто постоянно. Вот они стояли для того, чтобы войти в посольство, где был избирательный участок, и, соответственно, отдать свой голос за или против.
Естественно, Ольга идет и общается с людьми: как они голосуют и почему. Как правило, молодые люди — даже не как правило, а 100% молодые люди все говорили, что они идут голосовать против именно потому, что они (и те, кто намерен вернуться, и те, кто не намерен (а те, кто намерен, тем более) хотят жить в нормальной свободной стране. Главным образом претензия была, конечно, к несменяемости власти.

К. Ларина То есть люди, большинство из этой очереди…

И. Петровская Молодых. А дальше Ольга иногда пыталась угадать, кто как проголосует. Иногда и пожилые люди тоже говорили «Против». Но, конечно, там более всего впечатляли люди, которые там давно живут, уже немолодые, и, тем не менее, считают это ритуально важным — прийти, отдать свой голос.
Там были прекрасные моменты, когда Ольга спрашивала: «А какие поправки вам особенно нравятся?». Например, там стояла такая корпулентная дома, который говорила типа: «А что вы имеете в виду?». Она говорит: «Я имею в виду поправки. Какие вам больше нравятся?». — «Что я бы хотела поправить?», — спрашивает она. «Да не что бы вы хотели поправить, а те поправки». — «Не поняла».
Я так предполагаю, что там среди стоящих (она же не всю очередь прошла) было некоторое количество людей, в основном не самого молодого возраста, которые идут голосовать за, просто потому что «чем вам Путин не нравится?».

К. Ларина Ты знаешь, ты рассказываешь, а я вспоминаю тот самый шок, который я также испытала, когда смотрела за тем, как проходит голосование на последних президентских выборах. Это был, по-моему, 2018 год, если память не изменяет? Здесь тоже было очень много репортажей из различных стран, где проживают российские граждане, в том числе из Германии. Тогда еще не было канала… Не помню, где я смотрела — по-моему, на «Ост-Вест» я смотрела такой репортаж, который меня совершенно потряс. Там тоже была огромная очередь в посольство на голосование. Но люди там шарахались от микрофонов.

И. Петровская Многие шарахались.

К. Ларина Потому что они боялись. Но было понятно по лицам. Ты всегда угадываешь, как человек будет голосовать. Это как бы понятно по лицу — тут объяснять не надо, ты понимаешь. И вот я смотрела с ужасом, думая: «Огромная толпа людей, которые здесь живут, голосуют за Путина. Они голосуют за него».
Кстати, на RTVI есть совершенно замечательный маленький сюжет, который есть на их сайте — тоже из этой же очереди, судя по всему. В Берлине женщина в розовом, с буклями, российская гражданка, которая, судя по всему, тоже достаточно давно там живет, и голосовала, конечно, за Владимира Владимировича, читает свое стихотворение на камеру. И не стесняется. «Наш президент, прими мою любовь. Собаки лают — караван идет. Враг не пройдет! И пусть живу я далеко от родины, я всё равно с тобой, мой президент». То есть как бы смысл такой.

И. Петровская Володя…

К. Ларина Володя.

И. Петровская Я понимаю, почему Ольга не задавала этот вопрос: собственно, если вы так любите своего президента и хотите своей исторической родине всяких благ, почему вы здесь? Соответственно, вы голосуете за будущее страны, к которой вы уже имеете крайне слабое отношение. Вот это больше всего задевает, потому что вы живете там.
Молодые честно говорят: «Почему мы голосуем против? Мы хотим, чтобы наша страна исповедовала те же ценности, что исповедуют другие страны — в частности, Германия, где мы либо живем, либо учимся, либо приехали».

К. Ларина Общечеловеческие, как это принято.

И. Петровская Общечеловеческие. И те, что, в общем, всегда назывались именно европейскими ценностями. Либеральные ценности — что называется, в хорошем смысле этого слова, а не в том, которое вообще в любой либерализм, в это понятие вкладывают сегодня у нас на экране. У нас либералы теперь приравнены к власовцам, бандеровцам, недобитым и так далее. Молодые люди это понимают. А люди более взрослые — не знаю, либо не понимают, либо, наверное, всё-таки хотят своей родине не очень хорошего будущего.

К. Ларина Мы делаем паузу. Слушаем новости и возвращаемся в программу «Человек из телевизора» через некоторое время.

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

К. Ларина Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». Ксения Ларина, Ирина Петровская. Понимаете, что мы, конечно же, большую часть времени в первую часть посвятили главному внутриполитическому событию в России. Это голосование по поправкам в конституцию. Не знаю, успеем ли — хочешь поговорить про Путина, который вознесся в небо? Если хочешь, скажи.

И. Петровская На самом деле это ролик, который уже многократно обсудили все, включая телевизионных профессионалов. Многие профессионалы заметили, что он сделан…

К. Ларина На хромакее.

И. Петровская Да, на хромакее. Это такая зеленая тряпка, на которую заводится изображение. То есть во время открытия мемориала все видели, какого масштаба фигура этого солдата с журавлями, и какой там вообще этот холм или как это называется. А тут оказывается, что Путин фактически стоит чуть ли ни вровень с 25-метровым солдатом и смотрит на нас снизу вверх… Ой, наоборот, сверху вниз.

К. Ларина С небес, ты что! Как настоящий Большой Брат из Оруэлла.

И. Петровская «Уперся он главою непокорной», как это было у Пушкина. Не знаю, на какой эффект рассчитывали его создатели, но на самом деле он производит (сам этот ролик с этим изображением) одновременно и комическое, и жуткое впечатление.

К. Ларина Там есть какие стоп-кадры, когда у него лицо просто искажено какой-то ненавистью. Судя по всему, когда он говорил, что, типа, мы отстояли нашу родину от очередных печенегов и половцев — наверное, таков был смысл.

И. Петровская Но помимо этого, у него еще какой-то зеленый нимб над головой.

К. Ларина Так это от хромакея, да.

И. Петровская От хромакея, конечно. Все это поняли. У памятника, который, если на него смотреть объективно, возможно, интересный.

К. Ларина Мне тоже понравился. Он необычный.

И. Петровская Но на этом фоне журавли, которые как бы превращаются в развевающиеся пОлы (полЫ — как это правильно сказать?) шинели, на этом фоне выглядят как летучие мыши. Уже тоже появилось много разных фотожаб — не самых…

К. Ларина Добрых.

И. Петровская Да. Поэтому мне кажется, что там вообще в последнее время есть какие-то проблемы со съемками. Потому что, если ты заметила, даже когда его снимают на совещаниях, это всегда проблема со светом. У него лицо то буро-коричневое, то наоборот, какое-то серо-зеленое и так далее. И просто возникает мысль о том, что какие-то тролли сидят в окружении. Или всем уже стало всё равно, никто никакой свет…

К. Ларина Как у той тети из очереди, или где? — у прохожей. Помнишь, которая сказала: «Да мне уже всё равно».

И.Петровская: Ни один человек, который имел противоположную точку зрения, в этот эфир просто не ходил

И. Петровская Именно. «Почему? Да потому что мне уже всё равно». И конечно, еще финальным аккордом было очередное выступление Кирилла Клейменова, который, заканчивая свою очередную миссию, вахту… Его теперь Родина призывает под ружье в самый судьбоносный момент, чтобы особым своим стилем, особым слогом убедить людей в том, что им нужно сделать.
И вот 30-го числа, накануне голосования, он, заканчивая, обозначил жанр, в котором он работает. Сказал, что аналогия у него с Булатом Окуджавой, у которого есть песня «Исторический роман». Так вот, процитировав «Исторический роман» — строки, где не только «Каждый пишет, как он слышит» и «Не стараясь угодить», прекрасное, но и еще несколько, он сообщил, что создает исторический документальный роман и надеется, что очередная глава этого исторического романа наконец дописана. Он с нами прощается — прощается, но не уходит, как в известном анекдоте.
И это было, конечно, что-то невероятное. Этот персонаж, я думаю, тоже войдет в историю нашего новейшего времени и телевидения. Потому что с таким вдохновением, с каким он это делает… Хотя, опять же, тут есть две стороны. С одной стороны, это кажется каким-то избыточным, невероятным словоблудием. С другой стороны, кажется, что это не может быть всерьез в информационном жанре, и что это тоже какой-то своего рода троллинг.
Я уж не говорю про сюжеты, которыми были наполнены в этот момент все программы, особенно 1-го числа, которые как раз напомнили мне совершенно другое — вот эти «Похороны Сталина», «Государственные похороны» Лозницы. Когда, ты помнишь, там скорбели оленеводы…

К. Ларина И олени.

И. Петровская Да, вместе с оленями и так далее. Вот здесь сюжеты были построены ровно по этому. «А вот бескрайние поля…» — правда, клянусь, такая риторика.

К. Ларина Я тебе верю, потому что мы давным-давно живем в этом состоянии, в этом эстетическом пространстве.

И. Петровская «Вот космонавты голосуют — впервые в невесомости плавает планшет!». «А вот оленеводы с оленями» (те же самые оленеводы). «А вот единодушно голосуют деятели российской культуры». Это всё продолжалось в течение дня, как та же самая агитация. И было понятно, как эти люди голосуют.

К. Ларина Мне бы хотелось, если ты не против, уже перейти к каким-то вещам хорошим, что называется, качественным, чтобы не забыть про это сказать. А то упустим время, а на следующей неделе опять появится что-нибудь хорошее.
Из того, что выбирать, я бы остановилась на фильме Алексея Пивоварова, посвященном событиям в Буденновске. Это 25 лет. Молодое поколение вообще этого не помнит и не знает, что это такое было. Это захват мирных граждан в городе Буденновске чеченскими террористами во главе с Шамилем Басаевым.
Коротко, просто чтобы понять, как я для себя лишний раз поняла, и что четко артикулировал Алексей в этом фильме — что это был очень важный момент такого перелома в отношении государства к своим гражданам, попавшим в беду, и к терактам, которые случались и будут случаться дальше на нашей земле. То, что отвечая на вопрос, что важнее — спасение заложников или уничтожение врага, судя по всему, в последний раз на этот вопрос был ответ «спасение заложников».

И. Петровская Не сразу.

К. Ларина Благодаря Виктору Степановичу Черномырдину прежде всего. И здесь это очень точно акцентировано в этом фильме. Мне кажется, очень важно это запомнить, зафиксировать, что называется, в истории. Об этом говорил и Андрей Черномырдин — его сын. Я, кстати, впервые его видела. Он очень интересный мужик — по-моему, очень толковый, умный и честный.
Естественно, очевидцы событий со стороны жертв, оставшиеся в живых. Это одна из героинь — девушка, которая тогда попала в больницу. Которая, как я поняла, совершенно случайно пришла к сестре.

И. Петровская Да, навестить, принести передачу. И осталась там. Там и врач.

К. Ларина Наш коллега Валера Яков, который в ту пору был корреспондентам, военкором «Известий», работал там. Он тоже попал в число… Но это были добровольные заложники, которые вызвались остаться вместе с гражданскими заложникамив этом страшном автобусе. Судьба была совершенно неизвестна. Ведь никто же уже не помнит, что в любую секунду по этому автобусу могли ударить российские спецслужбы.

И. Петровская Более того. Там участники этой программы, этого фильма вспоминают, что… По-моему, это был корреспондент «Коммерсанта», который вспоминает,

К. Ларина Сергей Тополь.

И. Петровская Сергей Тополь. «Ты особо туда не рвись, потому что живым не доедешь». И других предупредили.

К. Ларина Этот раз Валера говорил. У него там был какой-то знакомый из спецслужб, какой-то человек, который сказал: «Неизвестно, доедешь ли ты».

И. Петровская А расписки, которые им предложили заполнить и подписать: «Я добровольно присоединяюсь к банде Басаева и не буду иметь никаких претензий». Слава богу, они этого не подписали, потому что (это как раз сказал Тополь) это прямой путь в тюрьму.
Там множество свидетельств, от которых волосы дыбом встают. Кстати, штурм, который закончился неудачей, тоже начали вопреки мнению многих. Предполагалось (это говорит уже альфовец), что погибнет 70% спецназа и почти все заложники, но, тем не менее, победа будет за нами, враг будет разбит. И погибло немало людей.

К. Ларина 30 с лишним человек.

И. Петровская Да, и при этом всё-таки Виктор Степанович тогда действительно совершил невероятное, за что он потом много лет шельмовался разными людьми — что он посмел пойти на переговоры с террористами и бандитами. Правда, там есть еще один герой, который говорит: «А кто и когда вдруг прописал это правило, что нельзя идти на переговоры, если есть хотя бы какой-то небольшой, даже малейший шанс на спасение людей?».
Конечно, из всех этих свидетельств Алексей, на мой взгляд, совершил какую-то невероятную работу. Он нашел и участников с одной стороны, и заложников, опросил и журналистов, и Степашина, который в это время…

К. Ларина И Степашин, и Куликов. Но один из главных людей в этом штабе, как мы поняли, который, собственно, отдавал приказы на месте — он отказался. По-моему, Громов?

И. Петровская Михаил Егоров.

К. Ларина Да, простите. Он отказался от интервью. И мне очень нравится, что Алексей говорит честно: предлагали — отказался. Чтобы не было никаких инсинуаций по этому поводу. Вообще очень полезная работа для тех, кто забыл, или для тех, кто вообще ничего не знал. Потому что, поверьте, всё дальнейшее было впереди. И «Норд-Ост», и Беслан — всё было дальше, всё было потом. Тут решалось будущее. Это был очень важный момент.
Конечно, меня поразила девочка — дочка героини, которая была в заложниках. Девочка, которая в ту пору была младенцем. Сколько ей там было? — 10 месяцев. Сейчас, соответственно, ей 25 лет. Вот она стоит рядом с матерью и не может сдержать слез — как будто она сама там побывала, в этом кошмаре.

И.Петровская: Этот персонаж тоже войдет в историю нашего новейшего времени и телевидения

И. Петровская Она побывала.

К. Ларина Только младенцем.

И. Петровская А меня совершенно потрясли врачи, которые абсолютные герои. В прямом смысле герои.

К. Ларина Которым сколько дали? — всем дали 600 рублей.

И. Петровская Это вообще. Это даже не обсуждается. Но у врача, тогдашнего завхирургическим отделением (к сожалению, у меня плохая память на фамилии) была возможность не вернутся. Ее послали как парламентера в штаб, чтобы озвучить требование террористов прислать им для пресс-конференции журналистов. И потом Алексей ее спрашивает: «Вы же могли не вернуться. Зачем вам было возвращаться?». Она говорит: «Как не вернуться?!». А второй врач, который вообще был дома во время захвата и как только об этом услышал, побежал под пулями, чтобы помогать.
То есть врачи, конечно, совершенно невероятные люди, которые, помимо всего прочего, того, что они сами были там заложниками, еще и работали, и спасали людей. И тех, кто там лежал. Не надо забывать, что там в это время лежали нездоровые люди. И плюс огромное количество, которое туда просто согнали как пленных.
Абсолютно ужасная картина, которая, мне кажется, впервые вот так объемно показана спустя 25 лет, когда действительно, как и обо всех прочих терактах, у нас все-таки предпочитают побыстрее забыть — ну так, чтобы на всякий случай.

К. Ларина Я прямо пожалела, что Алексей не снял фильм про «Норд-Ост», про Дубровку. Мне кажется, это было бы очень сильно. Может быть, он еще к этому вернется. Вообще каждый раз, когда ты это смотришь, думаешь: это же должно быть для массовой аудитории, для граждан. Не для тех, кто интересуется, что называется, не для тех, кто в политике, по выражению Андрея Малахова, а для тех, кто вне политики. Прежде всего нужны такие напоминания, такие исторические факты. Причем это люди, которые сегодня живы, с которыми можно разговаривать. Они вам расскажут всю правду. Это, конечно, какое-то поразительное беспамятство, когда сознательно загоняют в это состояние… Как это было у Айтматова? — манкурты, которые ничего не помнят. Всё опять начинать с нуля.
Ужасно жалко (я думаю, что в этой связи правильный логический переход), что Алексей больше не на RTVI. У меня какие-то личные тревоги, как у поклонника этого канала. Я достаточно часто смотрела и пока еще смотрю новостные сюжеты, новости. Я очень любила программу «На троих», которую вели Катя и Саша Филипенко, а до этого сам Алексей Пивоваров с Тихоном Дзядко.
И сейчас, когда мы узнали о том, что новым генеральным продюсером назначен Сергей Шнуров, а Алексей Пивоваров вообще ушел, и его должность главного редактора устранена, тут ясно, что жди чуда или беды. Как ты думаешь, Ира?

И. Петровская На самом деле неделю назад, когда мы с тобой, по-моему, не в эфире, а между собой обсуждали уход… Как раз 25 июня стало известно — Алексей написал заявление… Ну, не заявление, а такое оповещение своих поклонников и зрителей, что он уходит для того, чтобы заняться личными проектами. К каналу у него только самые добрые чувства, он желает всем успеха и надеется на продолжение сотрудничества.
И мы с тобой обсуждали, что что-то, скорее всего, должно было произойти. Потому что мне как-то кажется, что ему не очень мешало заниматься своими проектами в том числе и то, что он возглавлял канал RTVI. То есть он это делал успешно.
Но тут при всем при том существует такое понятие, как некая корпоративная солидарность. Поэтому, как правило, люди, уходящие с тех или иных каналов, сора из избы всё-таки не выносят или выносят в каких-то крайних случаях.

К. Ларина Вот поэтому, Ира, мы абсолютно свободны в своих предположениях и гаданиях. Вот честно тебе скажу, если бы были какие-то комментарии… Их нет. Тогда будем гадать. Что делать?

И. Петровская Мы предполагали, что что-то там такое произошло. И возможно, что-то, что не позволило Алексею дальше там оставаться. Потому что представить, что новый владелец, который у них, оказывается, с 2018 года новый — по-моему, Микаэль Исраелян, который занимается бизнесом в сфере развлечений и недвижимости и живет в Соединенных Штатах.

К. Ларина У него ночные клубы, рестораны — вот такое у него.

И. Петровская Да, представить, что этот новый владелец откажется от такого суперпрофессионала просто так как или не станет Алексея, который вдруг решил уходить, сильно уговаривать и что-то такое ему обещать, довольно сложно. Потому что о таком главном редакторе, таком авторитетном человеке и, кстати, эффективном менеджере… Потому что за время, когда Алексей работает главой канала RTVI, аудитория выросла в 2 раза. Это о многом говорит. Он принял канал с аудиторией 6 с чем-то…

К. Ларина С сохой.

И. Петровская А уходит — 12 с чем-то миллионов. Это результат. И это результат, который свидетельствует о том, что, помимо того, что он журналист, он еще и вполне себе эффективный менеджер. Человек, который понимает, как должен быть устроен канал. НРЗБ что его поставили перед фактом, что генеральным продюсером назначают товарища Шнура.

К. Ларина Но если всё действительно было так успешно… Я с тобой согласна. Я не знала этих цифр, но по всем ощущениям и приметам было очевидно, что он зазвучал как отдельно стоящее и абсолютно независимое средство массовой информации — и по новостям, и по сюжетам, и по репортажам.
Там блестящие репортеры. Вдруг мы увидели это. Кстати, в той же «Редакции», помнишь, когда он рассказывал про Америку — у него как раз было такое совместное производство этого выпуска, и там было очень много корреспондентов и ведущих канала RTVI из Америки. Какие все шикарные ребята! Просто отличные!
И вдруг приходит человек… Я просто записала — не могла промолчать, сейчас просто процитирую вам интервью, которое дал Шнур уже, считается, своей подчиненной Марианне Минскер, которая вела этот эфир с Сергеем Шнуровым. Вдруг он в конце читает такое стихотворение:
Жил канал такой тихонько,
Никого не теребонькал.
Жиденько текла струя,
Но теперь здесь главный я.
Вот тут я похолодела, я тебе скажу честно. Объясни мне, пожалуйста, что это?

И. Петровская В этом интервью много от чего можно было похолодеть. Я не знаю, что это. Мы видели в разное время разные причудливые решения — кого и кем назначали на разные телеканалы. Но, пожалуй, с точки зрения экзотики это самое экзотическое.
У меня какое-то такое подозрение, когда я услышала про то, что владелец занимается развлекательными и прочими делами, что, скорее всего (я хотела бы ошибиться), канал будет постепенно переформатировать во что-то такое универсально-развлекательные. И более того, я уже даже где-то прочитала, что в планах там расширение, существенное увеличение развлекательного контента — развлекательного, познавательного.
Всё равно, как ни крути, в нашем представлении, у нас он ассоциируется всё-таки с информационным и общественно-политическим каналом, каким он задумывался еще всеми предыдущими владельцами, и что является, на мой взгляд, в общем, сильной стороной этого канала.

К. Ларина И успешной, и востребованной, что важно.

И. Петровская Правда, на канале RTVI информационным и общественно-политическим блокам теперь (тоже с июня) занимается Стас Кучер. Это тоже известный журналист, авторитетный. До этого он, я так поняла, в основном занимался развитием американской редакции, а сейчас на него возложена вот эта обязанность. Сам он живет в Нью-Йорке и будет руководить этим тоже из Нью-Йорка.

К. Ларина Мне кажется или я ошибаюсь, московскую редакцию они вообще прикрывают.

И. Петровская Этого я не видела и не слышала.

К. Ларина Потому что было бы странно, если бы человек руководил московской редакцией из Нью-Йорка. Это тоже какая-то дикость, ты меня извини. Как это может быть? Одно дело, когда он комментирует какие-то события международного порядка, а когда ты не внутри и занимаешься новостями, это нереально. Ну невозможно! Таких чудес не бывает. И корреспонденты какие-то должны быть у тебя, и ведущие. Не знаю.
Я еще хочу вернуться к этому интервью. Оно меня еще поразило… Понимаешь, тут мне все рассказывают какие-то небывалые сказки про то, какой Шнур замечательный, тонкий, образованный человек, а это вообще маска. Он тут, кстати, тоже в этом интервью говорил: типа, одно дело я как бы лирический герой группировки «Ленинград», а другое дело, я как человек — другой.
Но послушай, если ты такой тонкий, воспитанный, как ты можешь вот так прилюдно, публично по-хамски опускать всю редакцию, куда тебя пригласили? Которая до этого работала, пахала. У них своя публика, у них прекрасные результаты их работы. Они все, извини меня, не на помойке себя нашли — это высококвалифицированные профессиональные люди. Опускать и редакцию, и то, что они делали, и так, по сути, хамить ведущей.
Она спрашивает его: «Как вы думаете, почему вас пригласили?». — «А потому что я, типа, из любого дерьма могу сделать певицу, могу сделать конфетку». То есть это ужасно, это просто постыдное поведение! Неужели человек этого не понимает?
«Вы такой неравнодушный человек. Почему вы всё время соглашаетесь на такие интересные вещи? Почему вы согласились?». — «Потому что у меня шило в ж…». Не буду оскорблять твой слух, Ира, ты не любишь этого слова, но он так и сказал. Это, конечно, загадка природы. Посмотрим, что будет дальше.

И. Петровская Поскольку мы знаем его как абсолютного циника и человека, который…

К. Ларина Нюх на бабло хороший.

И. Петровская Да, держит нос по ветру, то на самом деле ничего удивительного в том, что он так говорит и так себя ведет, нет. Удивительно только это назначение. Некоторые считают, что это будет прорыв. Ну, тут ничего другого не скажешь, кроме того, что поживем — увидим.

К. Ларина А жить мы будем долго и одинаково. Вечный Путин нам светит. Поэтому над песней я долго думала, но она сама пришла ко мне в голову. Потому что это песня без конца, остановить ее не может уже никто, дорогие друзья. Поэтому привыкайте жить в этом потоке. Счастья вам, дорогие граждане!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире