К. Ларина Доброе утро, добрый день! А может быть, у кого-то и добрый вечер. Начинается программа «Человек из телевизора». Всё смешалось, все равноудалились. И мы, товарищи, не исключение. Теперь мы все равны. Мы все сидим в разных квартирах разных уголков мира, страны и города, но все очень близки друг с другом. И тому свидетельство — наша встреча в эфире с Ириной Петровской. Ну давай, говори уже!

И. Петровская Ну что, первый мой опыт удаления, удаленки. Я в некоторой растерянности. Я вспоминаю разные картинки, которые, если ты помнишь, где-то размещали разные ведущие, когда ведущий сидит в пиджаке, рубашке и галстуке, а внизу у него треники или, там, пижамные штаны. Вот, собственно говоря, можно и так. Короче говоря, это мой первый опыт. Я никогда и подумать не могла, что это будет вот таким образом. Ну, будем теперь учиться пока что жить в таких условиях.

К. Ларина Будем считать, что это такая тренировка. Знаешь, как бывают учения. Пусть это будет именно учением на случай более тяжелой ситуации, от которой не застрахован мир. Хотя кажется, что сейчас просто невероятно тяжелая ситуация. И во-вторых, всё-таки надо любую негативную историю обращать на пользу человечеству. Мы таким образом развиваем искусство средств массовой коммуникации. Радио давно уже перестало быть просто радио, когда ты включаешь приемник, ищешь точную настройку и слушаешь на конкретной частоте. Нас давно уже все видят. Ну а теперь, собственно, нам даже необязательно иметь ни редакцию, ни студию. Вот сидишь себе дома в тапочках, как говорит Ирина Петровская, и ведешь эфир. Так что поздравляю тебя с дебютом!

И. Петровская Спасибо! И я тебя. Надеюсь, что эти средства связи нас не подведут. Вот единственное, что я могу сказать.

К. Ларина Итак, это был пролог в программе, напомню, «Человек из телевизора», ведут ее Ксения Ларина и Ирина Петровская. Как было сказано, на удаленке. Мы обе по скайпу, а вы с нами, надеемся. Читаю, что я написала в Фейсбуке — наш традиционный анонс, наша афишка, наша программка, которую мы никогда не соблюдаем целиком, но стараемся хоть что-то отметить для вас, чтобы вы обратили внимание на какие-то наши недельные впечатления. Может быть, что-то вы пропустили. Естественно, всегда призываем вас дополнять наш список.
Итак, коронавирус — обзор темы по телеканалам. «Ответственная — доктор Петровская», у меня написано. Онлайн-развлечения — спектакли, фильмы, выставки, лекции, концерты. И онлайн-терапия — врачи и психологи. Ответственная, дежурная по этажу — Ларина. Дальше по интересам. «Редакция» Пивоварова — о новой реальности. Елена Малышева у Ирины Шихман в программе «А поговорить». Возвращение YouTube эфира Матвея Ганапольского в ежедневном режиме. Человек работает после работы для вас. Документальное кино — «Съесть слона». Это Первый канал. Да, Ира?

И. Петровская Да, это Первый канал. Мы его немножко упомянули в прошлый раз, но я в тот момент не успела его посмотреть целиком. А потом я посмотрела.. Правда, вот бывает тема, казалось бы, нелегкая, но там столько позитива и оптимизма — в этих ребятах (они уже не дети) с синдромом Дауна, которые ставят спектакль. Там у них завязываются свои отношения. Всем рекомендую смотреть. Просто получите не скажу удовольствие, но это такой очень важный, оптимистический фильм, который заряжает.

К. Ларина И второй фильм, который тоже был на Первом канале. Это, по-моему, первый такой опыт, когда Константин Эрнст вспомнил, что называется, молодость и в память об Эдуарде Лимонове практически целиком поставил выпуск своей легендарной передачи «Матадор». Выпуск от 1992 года. Это было еще ОРТ, насколько я понимаю.

И. Петровская Нет, это еще даже…

К. Ларина Это еще было телевидение, просто Первый канал. Называется это «Эдуард Савенко в поисках любви». Сериалы. Вот вы всё время ругаетесь, что мы не смотрим отечественные сериалы. Но когда их нет, мы их и не смотрим. А когда они есть, мы на них обращаем внимание. И вот на этой неделе можно отметить 2 работы, которые, безусловно, заслуживают обсуждения уже сейчас. Если успеем, может быть, начнем. Это сериал «Заступники» на Первом канале, и на платформе (так надо говорить) «ТНТ-premier» сериал «Колл-центр» очень известных и очень успешных, очень умных режиссеров Натальи Меркуловой и Алексея Чупова.

И. Петровская Можно вклиниться и сказать, что это не на платформе? На платформе — само собой. Но и по эфирному каналу ТНТ идет этот сериал «Колл-центр».

К. Ларина С ненормативной лексикой?

И. Петровская Ты знаешь, я смотрела еще не всё. Я ненормативную лексику там не наблюдала. Может быть. А может быть, ее запикивают, а может, вырезают. Но в конце концов, это закон. Наверное, так и делают.

К. Ларина Ну и в конце добавляю: Алексей Навальный с его новым расследованием «Паразиты-2» — условно можно назвать так. Опять семейный подряд разрастается. Семейный подряд — династия-то какая! Сколько там людей-то, оказывается. «Большая армянская свадьба» — был, по-моему, такой фильм или сериал. И вот здесь такая большая армянская семья из Кеосаянов и Симоньянов, которая работает на благо человечества, изобретает мирный атом для нас с вами. И вот здесь расследование Алексея Навального посвящено производству фильма «Крымский мост», который вряд ли кто видел из нормальных людей — из присутствующих уж точно никто не видел. Но, тем не менее, есть о чем вспомнить — а именно о том, какой ценой достался этот фильм участникам и авторам.
И еще обращаю ваше внимание на новый выпуск программы Карена Шаиняна — его YouTube канал. В гостях у него Мартина Навратилова, известная спортсменка, которая, по-моему, одна из первых таких публичных персон совершила свой каминг-аут. И вот с этой замечательной спортсменкой и человеком Карен разговаривает, беседует в своей программе.
Я вижу, что здесь у меня Тихон пишет: «Мне кажется, в списке незаслуженно забыт телеканал «Дождь», где и разнообразные марафоны каждый день, в условиях отсутствия половины сотрудников, и все привычные программы неплохо получаются». Тихон, конечно же, я даже не вписала «Дождь». Хотела писать как раз про то, что была замечательная программа его, Тихона, с доктором Комаровским, про которого я говорила в прошлый раз. Называется передача «Сегодня вечером». И вот там как раз был прямой эфир, очень интересный, с Евгением Комаровским. Кто пропустил, обязательно посмотрите. Про «Дождь» мы, конечно же, всегда говорим. Это уже закон. Всё. Ира, обзор! Пошел обзор.

И. Петровская Тихон прав, потому что про «Дождь» мы не упомянули, поскольку он первым начал. Вот мы 2 эфира назад говорили, что телевидение вообще всех стран, и наше тоже, будет обязано перестроиться под новую ситуацию — вот эту вот страшную, вирусную и угрожающую. Когда была объявлена пандемия, «Дождь» переключился буквально на следующий день. И действительно, стал проводить свои эфиры, марафоны — духоподъемные в хорошем смысле слова. Там нет (это я позже скажу) такого некоторого идиотизма, с помощью которого зрителей как неразумных детей пытаются убедить в том, что всё тру-ля-ля, всё будет хорошо. Да, наверное, в конечном счете всё будет хорошо. Но не надо считать зрителя за дитя малое неразумное. Вот у «Дождя» этого нет ни на одну секунду. Как нет и снобизма, так нет и вот этого вот общения со своим зрителем как с идиотом.

К. Ларина Прости, Ира, давай тогда сразу добавим, чтобы действительно по справедливости, что то, что мы обсуждали на прошлой неделе, вот этот марафон «Дождя» «Дома поговорим» продолжается каждый день. Дорогие друзья, с 2:00 дня начинается сквозной прямой эфир со специальным ведущим. Это бывает и сам Тихон, это бывает и Владимир Роменский, это бывает и Павел Лобков, это бывает и Анна Монгайт. Новости обязательно, в практически ежечасном режиме. И естественно, разговоры о ситуации, обзор событий, эксперты, интервью, музыка в прямом эфире, которую подбирает Михаил Козырев, и всегда отличные обзоры мира, что называется.
Поскольку «Дождь» как никто (может быть, Ира меня поправит) держит связь со многими гражданами из разных стран мира — из Америки, из Европы. И каждый день вы можете, что называется, из первых рук узнать о том, как проживает этот день, например, Европа или Америка, или другие страны — Австралия, Новая Зеландия. Вот то, что я хотела добавить.

И. Петровская Надо сказать, что в эфире федеральных каналов это тоже появилось. В новостях нам рассказывают о том, как переживает это Европа и все другие континенты (теперь уже можно так сказать). Я очень внимательно смотрела эфиры, начиная буквально с прошлого воскресенья. И честно скажу, что при всём при том, конечно, если смотреть это всё подряд (а народ сидит в изоляции и смотрит, и многие смотрят всё подряд), то, конечно, можно сойти с ума. Даже у меня, весьма закаленной, к понедельнику произошла первая паническая атака оттого, что коронавирус, безусловно, просто главный герой абсолютно во всех форматах.
Первый канал запустил новое дневное шоу, отрезав полчаса у «Время покажет», что уже само по себе хорошо (собственно, это единственный плюс в этой ситуации), где молодые ведущие (я так понимаю, что это какие-то блогеры, мне они неизвестны) — вот они три притопа, три прихлопа, всё будет хорошо. Давайте посмотрим, какие есть прекрасные маски — есть голубые, есть зеленые, есть со стразами, есть дизайнерские. Какая-то гламурная дива демонстрирует розовую маску, сидя в розовых штанах. Говорит, что можно подобрать под цвет. Весь комизм этой ситуации заключается в том, что не знаю, как у вас, а у нас маски не купишь ни в одной нормальной аптеке.

И.Петровская: Посыл этих программ был в том, что у нас шикарная медицина

К. Ларина Аналогично.

И. Петровская Мы вот с семьей заказали в интернете за довольно большие деньги. Поэтому непонятно, для чего делается вот эта веселуха. Плюс, конечно, сидят какие-то фриковатые герои, которые тоже говорят, что вирус — это всё ерунда, это всё придумали. А некоторые, наоборот, говорят, что всё страшно и не придумали. В общем, какой-то абсолютно дикий формат. Может быть, я подумала, они услышали, когда мы рекомендовали какую-нибудь программу типа «Времечко». Только это не «Времечко», а правда не пойми что. Какое-то шоу, где всем хорошо, весело.
И после того, как наш национальный лидер объявил о том, что с понедельника начнутся свободная выходная неделя, ведущие спрашивают друг у друга: «У тебя нет ощущения, что наступает Новый год или майские праздники?». Она говорит: «Конечно есть! Потому что людям нечем заняться». И дальше следует вот этот экскурс в разнообразие вот этих масок.

К. Ларина Вот хотела тебе задать вопрос, Ира. Это как бы одна из частей — что называется, новый формат, будем так говорить, который, как я понимаю, призван развлечь или, может быть, даже успокоить. А если говорить о всех этих гражданских программах, общественно-политических шоу, которые идут, в том числе и днем. Вот здесь каким образом освещается эта тема? К чему вообще готовят общество? Это серьезная история или бояться не стоит? Как вообще они это преподносят, всю эту тему?

И. Петровская В этом смысле линия меняется. Еще несколько дней назад, а тем более на той неделе, это было, в общем, такое шапкозакидательство, что да, ситуация, безусловно, серьезная, но в других странах, безусловно, она намного страшнее. И следуют страшные апокалиптические картинки из Италии, Испании, прогнозы, графики, сколько умерло, сколько заразилось и так далее. И волей-неволей посыл этих программ был в том, что, в общем, мы какая-то такая отдельно взятая страна, которая успела подготовиться, что у нас шикарная медицина, у нас шикарная, очень хорошо поставленная эпидемиологическая служба.
Сейчас, мне кажется, в этом смысле стало более взвешенно. Скажем, даже в таких форматах, как программа «Время», «Док-ток», постоянно появляются сюжеты из клиник, которые либо принимают, либо готовятся принимать инфицированных людей, где главврачи или просто какие-то квалифицированные специалисты объясняют, как всё обстоит на самом деле. «Паниковать не стоит» — вот такой, я бы сказала, теперь главный мотив. Паниковать не стоит, но быть готовым надо. И самое главное, необходимо соблюдать все меры предосторожности.
При том, что, как человек, который хоть и находится в режиме самоизоляции (не по рекомендации, но на самом деле так надо), я должна тебе сказать, что когда я в редчайших случаях выхожу на улицу или куда-то захожу (стараюсь это делать пореже) — по-прежнему считанные люди в масках, по-прежнему считанные люди в перчатках. И детьми, которые отправлены либо на какие-то бессрочные удаленки-дистанционки, либо на каникулы, буквально кишат детские площадки.
С одной стороны, я дико возмущаюсь вот этим идиотским обращением, как Кирилл Клейменов, мой любимый герой, который после речи нацлидера, который объявил о том, что выходная неделя и что вообще ситуация серьезная, обратился (я даже вчера написала колонку в «Новую газету», где его обильно цитировала), что людям, особенно после 65, не надо бояться — воспринимайте это как детство. Ура, у вас каникулы — как это здорово! Это образчик того, как с людьми обращаются как с какими-то психиатрическими пациентами. Но это тоже не действует. Нам теперь дают бесконечные примеры разных знаменитых людей, которые, наоборот, убеждают простых людей сидеть дома, не рыпаться. Но тоже ужасно странно.
Например, я вчера смотрю — артист Сергей Никоненко, всем известный, говорит, что он по возрасту включен в эту группу, которой рекомендовано (или даже более чем рекомендовано, которую обязывают) находиться на самоизоляции. И он говорит: «Это же прекрасное время для того, чтобы обнять сыновей, обнять внуков». На самом деле, как известно, наоборот, рекомендация самоизолироваться и от детей, и в первую очередь от внуков. Человеку, наверное, не объяснили, и он, значит, вот таким образом убеждает. Был очень смешной момент, когда агитировал за самоизоляцию Сергей Гармаш. Когда он сказал: «В этот трудный период возьмемся за руки, друзья!». Мне захотелось закричать: «Нет, боже упаси! Какие руки?! Наоборот, держаться на дистанции и так далее». Но остальные люди при этом убеждают.
Иногда это выглядит странновато, потому что сидят очень успешные люди, которых, естественно, тоже в случае чего никто и ничто не пощадит. Но они рассказывают, как это прекрасно — жить за городом, в своем доме. «Вот мы самоизолировались, можем вообще днями и годами не встречаться». После чего я представляю себе любого человека, у которого нет такого дома и никогда не будет, а во-вторых, бабушек, у которых какие-то там продуваемые домики, которые они могут посещать только летом, потому что там ничего нет. Тут, мне кажется, тоже надо как-то взвешивать.

К. Ларина Знаешь что, Ира, я думаю, что если об этом говорить, наверное, это тот самый случай, когда, как мне кажется, если всерьез говорить, необходима какая-то государственная кампания. Я вспоминаю счастливые годы 90-х, когда таких кампаний не устраивали, но можно было сделать… Помнишь, у нас была мода на социальные ролики, которые многие делали на Первом и Втором канале — «позвоните родителям» и прочее. Так называемые социальные межпрограммки. Вот сегодня, мне кажется, такое время, что кампания была бы уместна.
Во-первых, все эти записные селебрити давно уже разучились говорить, что называется, от себя, говорить человеческим языком. Потому что их в основном всегда используют только в эпоху предвыборных кампаний, когда нужно что-нибудь отпропагандировать, признаться в любви к власти или лично к Владимиру Путину и одобрить его политику. А вот так по-человечески разговаривать с людьми у нас давным-давно уже никто не умеет.
Поэтому взять бы специального человека в какой-нибудь Администрации президента, назначить «самого человечного человека», который соберет всех и скажет: «Ребята, давайте сделаем отличную, хорошую, человеческую кампанию для того, чтобы а) с одной стороны, успокоить людей, чтобы у них не было чувства паники и истерики б) предупредить о том, что всё серьезно, что это не шутки, не игрушки, что это не заговор инопланетян, или каких-нибудь динозавров, или каких-нибудь американцев вместе с исламистами». И конечно же, подключить к этому не только известных людей, но и представителей социальных служб, представителей здравоохранения, терапевтов. Я, конечно, сочиняю какую-то идеалистическую картину — такая «Россия будущего». Но вот так, наверное, надо. Как ты думаешь? Наверное, так. Чтобы можно было задать свой вопрос любому человеку.

И.Петровская: Это образчик того, как с людьми обращаются как с какими-то психиатрическими пациентами

И. Петровская На самом деле они подключаются — представители разных служб. Они появляются в разных форматах. Другой вопрос, что есть, например, люди (в том числе они там аттестованы как вирусологи и так далее), которые с веселым выражением на лице говорят: «Да ладно, да ну — грипп». Это всё продолжается равно, поэтому иногда ум заходит за разум.
Вот в прошлое воскресенье нон-стоп с 2 и до 6 вечера всё, что было у Гордона в «Док-ток» по коронавирусу. Начиналось у него тоже как будто это всё «да ладно» — швабра для коронавируса и так далее. Елена Малышева сидит и говорит: «Да ну, просто обычные средства гигиены, и помните, что у нас очень хорошая медицина, здравоохранение, бу-бу-бу». А дальше, что называется, по ходу развития сюжета, появились уже совсем другие настроения. Нам дали это в виде такой большой колбасы, где на этом отрезке всё «да ладно», а здесь — уже «ого-го», а здесь — опять «да ну, слушайте, не преувеличивайте».
От этого, мне кажется, человек, который и так ловит каждую крупицу хоть какой-то надежды… Не знаю, как ты, а я читаю ленту в Фейсбуке, где разные люди, какие-то прогнозы, какие-то свидетельства врачей, где высказана хоть какая-то искорка этой надежды — я это воспринимаю просто как бальзам на душу, и говорю: «Спасибо вам, люди!». Потому что всякие страшилки (демонстрация гробов и прочее), конечно, здесь дико угнетающе действуют на психику. Понятно, что с этим внутренним состоянием людям после всего еще тоже придется потом справляться и лечить.

К. Ларина Хорошо бы всё-таки обеспечить людей средствами защиты — и масками, и этими антисептиками. Я тоже вижу это по всем лентам — что ничего нет. И никто, кстати, не собирается ничего предлагать. Хотя в каких-то супермаркетах, более-менее приличных, как я прочитала, есть антисептик, которым можно тут же воспользоваться. Но это большая редкость.

И. Петровская Это мне напоминает: когда-то в 90-е был заголовок в «Коммерсанте». Они там экспериментировали с заголовками. «Гавриил Попов (который в то время был мэром Москвы) велел мясу дешеветь. Мясо не хочет».

К. Ларина Вот на этом мы должны остановиться, сделать небольшой перерыв. Ирина Петровская, Ксения Ларина, программа «Человек из телевизора». Продолжим!

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

К. Ларина Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». Здесь Ксения Ларина, здесь Ирина Петровская. Мы сегодня работаем удаленно — вдвоем и вместе. И вы тоже удаленно нас слушаете, каждый у себя дома. Ира, действительно, ощущение, что мир маленький, сегодня особенно присутствует, согласись? Все как-то переместились в онлайн-эфир и стали очень близки друг к другу.
Кстати, я с удивлением увидела, что появилось очень много форм общения в интернете. Ты, кстати, в одной формуле уже поучаствовала, в одной форме такого девичника, когда, я знаю, девочки, подруги звонили тебе. Получается, вы все вместе. Вроде как они пришли к тебе домой и вы поговорили все вместе — человек 5 или 6. Я вижу, что сегодня люди так отмечают дни рождения — в режиме этих конференций. Настраивают режим конференции в интернете и сидят себе спокойно, чуть ли не столы накрывают каждый у себя, чокаются и поздравляют друг друга с днем рождения. В этом, конечно, что-то есть.

И. Петровская Это называется zoom. Когда ты видишь всех на экране и общаешься. С одной стороны, конечно, это внушает некоторый оптимизм. Если бы этого не было, наверное, мы бы сегодня уже намного раньше, чем сейчас, когда мы постепенно сходим с ума… Но с другой стороны, наоборот, за вот эти последние (как последние — уже долгие) годы свыклись с тем, что мир маленький не потому, что мы можем общаться по скайпу, по зуму — как угодно, а потому, что при желании и при определенных обстоятельствах мы можем друг к другу съездить, навестить. Поэтому у меня в этом смысле состояние как раз ближе к стихотворению Цветаевой:
«Вот эти расстоянья, версты, мили
Нас рассорили, разорили.
Чтобы тише себя вели
На двух разных концах земли».

И правда, вот это ощущение. Даже я, ты знаешь, не очень часто выезжала, но я знала, что у меня такая возможность есть. Ну, есть, опять же, при определенных условиях и обстоятельствах. А теперь, когда ты понимаешь, что ни ты не можешь поехать, ни твои друзья (пока, по крайней мере) не могут приехать, от этого как-то еще более печально и тревожно.

К. Ларина А я сегодня получила записочку от Госуслуг из России. Потом я поняла, что эти записочки получили все граждане, которые находятся за рубежами родины. «Вы гражданин России? Вам нужно вернуться домой!».

И. Петровская А как они узнали, что эти граждане сейчас не дома?

К. Ларина А вот вопрос. Не знаю, Ирочка. Видишь как — все друг про друга всё знают. Скрывать тут ничего.

И. Петровская Но сообщение остановлено. Воздушное, железнодорожное сообщение остановлено. Вы как, пешком пойдете?

К. Ларина Наверное, если бы я ответила, написала бы письмо, что очень хочу срочно домой, наверное, прислали бы вертолет. Я не знаю, у них там есть какие-то специальные чартеры, они там устраивают. Во всяком случае, мы же видим, как та же Мария Захарова везде, на всех каналах рассказывает, как они заботятся о гражданах, которые волею судеб оказались за пределами родины. Мы-то ладно, мы добровольцы. А люди, которые попали случайно? Я имею в виду, прежде всего, туристов, у которых кончаются визы, у которых кончаются гостиницы, у которых кончаются туры, которых застало вот это время карантина — это, конечно, большой вопрос: выбираться им оттуда, не выбираться? Тоже, кстати, к вопросу о том, про что говорить по телевизору — и про это тоже. Не рассказывать, что мы всех любим, а надо как-то рассказывать, что делать.

И.Петровская: Они там все вот так сидели впритирочку друг к другу, за столом. Что делать — всех изолировать?

Вот у меня приятельница в Германии. Она там оказалась по медицинским причинам. Она сейчас не может уехать, потому что операция и нужно какое-то время провести. Но потом-то, через неделю, когда ей можно будет уже встать на ноги и уехать, она уехать не сможет. Вот как быть? Значит, надо каким-то образом дальше оформлять документы, продлевать эту визу, чтобы не превратиться там в нелегала. Не знаю, в общем, тоже отдельная история.

И. Петровская Об этом, без сомнения, говорят. По-моему, 26-го ворота окончательно захлопнулись. Я видела сама, своими глазами большой синхрон Захаровой, которая сказала: «Так, люди, всем явиться 26-го до 00:00 часов, иначе больше возможности не будет». Например, в Индии катастрофа, потому что там, ты знаешь, многие люди традиционно, уже давно проводят вообще большую часть времени. То есть здесь сдают квартиры. В разных местах, не только на Гоа. И там их просто считают разносчиками заразы. Они без отелей, не могут добраться до Дели, откуда был организован, по-моему, единственный чартерный рейс. Конечно, это всё невероятно, помимо всего прочего, я не говорю уж об экономической, политической…

К. Ларина Кстати, ты видела встречу Путина с предпринимателями? Там монолог одной из участниц — невероятной страсти, эмоции и отчаяния, абсолютного отчаяния. Там люди, бизнесмены сидели в зале и плакали. Я видела, там рядом с ней сидела женщина и просто слезы утирала, когда они рассказывали Путину, что не так всё прекрасно, как ему представляется, когда он говорит: «Мы, правительство, предпринимаем меры защиты и прочее». А всё рушится. У людей рушится жизнь. Это показывали в эфире, эту речь, именно этот монолог, его разговор с этой героиней?

И. Петровская Да, показывали. Но дело в том, что мне кажется, что называется, они там наверху всё равно действительно не очень себе представляют. В частности, вот эта рекомендация (даже не рекомендация) — работодателей обязали отправить своих сотрудников на неделю выходных, на каникулы с сохранением заработной платы. Они не очень себе представляют, из чего эта заработная плата складывается. Этих людей не освободили от налогов на это время, не дали им какие-то налоговые каникулы.
Мы видим, что на самом деле в мире чистогана это многие делают. В частности, Германия. Мне только что рассказали, что там специальным распоряжением государства выделено 500 миллионов (или даже чуть ли не миллиардов — не знаю, я в этих цифрах путаюсь) на помощь художникам и людям креативных профессий, которые сегодня теряют из-за того, что нет разных зрелищных мероприятий и так далее. Вот чтобы эта отрасль (назовем ее так) не остановилась, на это выделяются деньги. И министр культуры (или как он там называется) обосновывает, что эта помощь необходима, и это не единственная социальная группа, которой именно государство оказывает помощь. Я уж не говорю о том, что там теперь бесплатный проезд в общественном транспорте, бесплатные стоянки.

К. Ларина У нас наоборот. Общественный транспорт стал платным для пенсионеров.

И. Петровская Вот это у меня в голове не укладывается. Ведь в этой возрастной группе 65+ есть те же самые медсестры, врачи, которые вынуждены ездить на общественном транспорте до места своей работы. Как им быть? Это, правда, какой-то парадокс, ей-богу.

К. Ларина О хорошем, о художниках. Конечно же, та индустрия, которая сейчас на наших глазах (что называется, не было бы счастья, да несчастье помогло) вдруг рванула в интернете. Мы с тобой про это уже говорили в прошлой передаче, но сейчас развивается это новое искусство, появляются новые жанры в онлайн-эфире.
Видим, как мучаются многие учителя. Я там прочитала одну душераздирающую зарисовку, как одна из учительниц просто расплакалась в прямом эфире, общаясь с учениками. У нее там что-то такое технически не получилось, и она от беспомощности расплакалась, и они это видели. И как они притихли. Они сидели на этом зуме, она проводила урок онлайн. И все дети так притихли, смотрят на нее, а она плачет, не может остановиться. То есть там и смех, и грех, что называется.
Музыканты — вот я хотела сказать отдельно. Ты наверняка тоже видела выступление музыкантов, которых собирает Козырев из их собственных гримерок и домов, из квартир, с кухонь. Я тебе скажу: не всё так прекрасно в этом мире. Потому что музыкант, лишенный технологий, лишенный звукоусилителей, ревербераторов и прочей хрени, которая обычно в проводах окружает его на сцене, то есть когда он остается просто с гитарой и со скайпом — это совсем не тот музыкант, которого вы видите на сцене. Здесь очень много такого саморазоблачения. Мне иногда просто их жалко. Думаю: не надо, не пой уже, сохрани эту иллюзию. Давай мы тебя запомним другим — голосистым, прекрасным, прыгучим, с прекрасным голосом, с прекрасно звучащими инструментами. А здесь, конечно, такая кухня, которая не всем идет. Говорю честно.
А если говорить о хорошем, Ира, конечно же, это театр, который просто хлынул в каждый дом. Причем спектакли совершенно уникальные! Я за это время посмотрела «Три толстяка» БДТ — спектакль, который я не могла посмотреть, потому что надо было специально ехать в Питер, чтобы его увидеть. Я его увидела так, как его видят зрители. Я с огромным удовольствием посмотрела «Наша Алла» — была трансляция «Гоголь-центра». Может быть, ты тоже смотрела этот спектакль по мотивам. Прекрасно! Боюсь кого-то упустить.
А, было открытие выставки. Андрей Бильжо открывал выставку в Крокин-галерее в прямом эфире. Вместе с хозяином галереи и со своей ассистенткой художником Люсей Свинаренко они открывали выставку Андрея Бильжо. Он очень переживал. Я видела: он очень хотел, чтобы были люди, чтобы пришла публика. Но Андрей, просто если ты нас слышишь, хочу успокоить. Это было замечательно! Это был абсолютный эффект присутствия. Это было такое доверие, такое чувство. И потом мы рассмотрели: когда толпа на вернисаже, ты не всегда успеваешь посмотреть каждый экспонат. А тут Андрей лично провел по залам нас, своих виртуальных посетителей и гостей, и показал каждый экспонатик. Рассказал его историю, про что это. Это был просто какой-то замечательный новый жанр. Всем рекомендую. Кстати, это, наверное, есть на сайте Андрея Бильжо. Можно посмотреть, если вы пропустили. Боюсь что-то упустить. Может быть, ты что-то еще добавишь?

И.Петровская: Будем теперь учиться пока что жить в таких условиях

И. Петровская Я хочу сказать (это уже ближе к нашей теме) — антивирусный фестиваль, который сейчас организован «Новой газетой» и «Артдокфестом», где каждый день, по-моему, появляется Лариса Малюкова. Она у нас этим занимается из газеты. Новое документальное кино, в том числе и из старых призеров «Артдокфеста». Ну, не старых, а прежних. И новых фильмов, которые, в частности, были номинированы в этом году. Сегодня или вчера, по-моему, показывали «Театр времен Геты и Камы». Это фильм, естественно, про Генриетту Яновскую и Каму Гинкаса, про их совместную работу. Мне кажется, он очень такой достойный того, чтобы его посмотреть. И уже много за это время показали.
По-прежнему рекомендую канал, который ведет Ольга Романова — «МРР», где появляются сюжеты про совершенно простых людей, которые оказываются в невыносимых обстоятельствах. Кто-то оказывается в тюрьмах, кто-то наоборот выходит и начинает помогать другим или вытаскивает своих. В каком смысле они интересны, помимо того, что они сами по себе важны? Они тоже дают вот это ощущение того, что люди много могут. Даже в самых невозможных обстоятельствах они часто оказываются выше их, или, например, побеждает любовь. Как в одном из последних выложенных фильмиков — по-моему, пара из Новосибирска, любовь которых, в общем, спасла их и спасает. Смотрите это тоже, потому что мы за годы благополучия действительно привыкли, что в основном видим селебритиз, а простые люди у нас вообще исчезли из вот этого публичного поля. Вот тут они появляются, и в этом самая главная привлекательность.

К. Ларина Я листаю, чтобы еще что-то не забыть. То, что мы посмотрели, что хочется отметить. Хотела, правда, задать тебе вопрос по поводу следующей недели, вернуться к началу, учитывая, что она нерабочая, как было объявлено. А вот эта нерабочая неделя каким-то образом поменяла сетку эфирного телевидения? Это же, получается, все дни выходные.

И. Петровская Во-первых, это трудно понять, потому что в сетке, которая сверстана и опубликована в разных изданиях и на сайте, они, разумеется, никоим образом не исходили из вот этого сценария. Но в принципе, когда я сейчас подробно смотрела телевизор, я подумала, что ведь очень многие программы сегодня тоже на грани. Например, «Голос.Дети». Вот уже начнутся прямые эфиры. Слепые прошли или проходят (я, честно сказать, мало его смотрю последнее время), но дальше прямой эфир. Это же происходит в прямом эфире, при огромном скоплении народа. А это дети! Как это будет организовано, я не понимаю.
Скажем, проект «Dance-революция», который недавно начался на Первом канале, уже отменен из-за того, что, во-первых, председатель жюри попал на карантин. Сейчас она уже вышла — Айдан Салахова, по-моему, председатель. Плюс еще по договору к ним на монтирование какого-то сложного оборудования должны прилетать канадские специалисты, которые, естественно, сейчас не могут прилететь. А там тоже дошло до полуфиналов, тоже при большом скоплении народу. Проект остановлен.
Вплоть до того, что «Поле чудес»... Понятно, что они снимают пакетами. «Поле чудес» — я говорю так, потому что это «священная корова», сакральное, что народ смотрит, любуется этим, восхищается много лет. Но это невозможно без публики! Там всё на этом построено. Там вся энергия, энергетика создается таким образом. Не говоря уже о том, что люди должны прилететь, в том числе, из разных стран.
И вот я сейчас ловлю себя на том, что я, когда смотрю телевизор, смотрю его еще и с этим прицелом: что вообще останется в эфире на это время, что не останется. Вот последняя история — будем надеяться, не самая трагическая, но на последнем субботнем эфире у Андрея Малахова в «Привет, Андрей» был Лев Лещенко, который через несколько дней был вместе с женой помещен в Коммунарку с двусторонним воспалением легких, и подтвердился коронавирус. Что теперь делать? А они там все вот так сидели впритирочку друг к другу, за столом. Что делать — всех изолировать?

К. Ларина Уж во всяком случае, тестировать точно надо всех. Всем пройти тест.

И. Петровская Не говоря о том, что Лев Лещенко, вернувшись из какой-то своей поездки, не соблюдал карантин и посетил прием у Игоря Крутого, посвященный дню рождения его сестры. Сейчас об этом все говорят и пишут, размещают эти фотографии. Он там обнимался с Игорем Крутым. Игорь Николаев теперь попал в Коммунарку — заболел.

К. Ларина Коммунарка — звучит так страшно. Просто совсем уже что-то жуткое.

И. Петровская Дальше, там же был особый гость — Песков с Навкой. И все они, как это принято у представителей бомонда, да и у многих других, бесконечно лобызались, обнимались, ходили друг с другом вместе, шептались. Вот такие истории. Как проводить такого рода программы, не собирая, хотя бы без публики, но всё равно довольно много людей? Ужасно! Вот сейчас я уже без всякого юмора и злорадства, которое часто сопровождает подобного рода публикации в том же фейсбуке, говорю: ужасно, потому что ты не знаешь, в какой ситуации ты к этому приблизишься. Никто думать не думал.
Я всё время вспоминаю эту фразу из «Москва слезам не верит»: «Ну если уж в Моссовете…». Показывают всяких селебритиз, и нам пытаются сказать, что они такие же, как мы. А потом, опять же, с огромным воодушевлением рассказывают, что заболел или с подозрением принц Чарльз, Борис Джонсон, Лев Лещенко.

К. Ларина Каждый день прибавляются имена.

И. Петровская Я так понимаю, что эти сюжеты призваны именно вот это — чтобы люди схватились за голову и сказали: «Ну уж если в Моссовете! Уж если принц Чарльз…» и так далее.

К. Ларина Я в этой связи с точки зрения терапии хотела посоветовать нашим слушателям вернуться к Матвею Ганапольскому, которого, если вы слушатели «Эхо», слушаете у нас, по-моему, в 2-х программах. Он у нас часто делает еще и авторские комментарии, колонки, но в основном он работает на украинском телевидении — просто звезда украинского телевидения. И вот сейчас, всю эту неделю, как началась уже такая серьезная ситуация, когда все совсем самоизолировались и страны закрылись, Матвей возобновил свои стримы, свои эфиры из своего собственного дома, из квартиры в Киеве по вечерам. Каждый вечер он с вами беседует в течение 1,5, а то и 2 часов. По-моему, в 22:00 по Москве у него начинается эта встреча.
К нему, если это возможно, приходят гости. Ну, гости, которые оказываются там рядом в Киеве. Это и его коллеги-журналисты, и его коллеги по культурной жизни — там бывают и актрисы. Естественно, помогает ему его замечательная Катя, его дочка, ассистирует ему в этих эфирах. В чем отличие от прежних? Если помните, мы с Ирой когда-то подробно обсуждали эфиры Матвея. Они абсолютно перестали быть политизированными. Они очень человеческие, очень доверительные. Есть абсолютное ощущение, что ты вместе с Матвеем сидишь здесь же, за этим столом, гремя или рюмками с вином, или чашками с чаем, и обсуждаешь всё, что ты захочешь. Конечно же, идет поток каких-то комментариев, которые идут в прямом эфире на экране. Матвей их читает и отвечает на какие-то вопросы.
Пока еще нет никакой связи по телефону или как-то. Он работает только сам в эфире, а если рядом с ним кто-то есть, разговаривает с этим человеком и с нами. Но мне нравится. Я люблю такой формат, когда ко мне есть какое-то доверие как к аудитории, как к зрителю, когда я участвую на равных, у меня ощущение, что у меня позвали в гости. Так что всем рекомендую. Потому что, во-первых, тем не менее, обсуждаются актуальные вещи. И не только, и не столько Украина, не бойтесь. Там обо всем — и про вирус, и про кино, и про сериалы, и про Россию. Про что угодно. И еще рекомендация, которую мы с тобой тоже забываем, Ира. Это, конечно, «Итоги» Евгения Киселева. Суперская передача! Просто каждый раз смотрю. Скажи, просто молодчина?

И. Петровская Я как раз ждала паузы. Женя Киселев действительно постоянно фактически в одиночку делает вот эти свои авторские программы «Итоги». И тоже отнюдь не только об Украине, но и про нас тоже, и про вирус. Я считаю, что вообще они молодцы, потому что они действительно освоили эти новые для себя форматы и не бросили, а продолжают их, в общем, вести. Сегодня это тоже большая помощь людям, разобщенным и, к сожалению, рассеянным по разным концам земли.

К. Ларина Ну что ж, споемте, друзья! Возьмем гитару и споем какую-нибудь любимую песню вместе с нами. Мы прощаемся с вами. Пока! Но не прощаемся, мы всегда в эфире с вами. Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире