К.Ларина Доброе утро, добрый день. Начинаем программу «Человек из телевизора», как обычно, передачу ведут две прекрасные дамы. Одна из них сегодня в цикламеновом – это Ирина Петровская. Здравствуйте.

И.Петровская Здравствуйте. А другая в телогреечке.

К.Ларина А другая в телогреечку… греет телочку свою.

И.Петровская Холодновато видать у вас там.

К.Ларина Холодновато, тоже зима. Всех приветствуем, дорогие друзья. Начинаем нашу программу, все для вас, как обычно. Пытаемся объять необъятное и впихнуть невпихуемое, поскольку вот опять с Ирой совещались перед… что слово есть такое? Ну что делать. Совещались перед программой, друг с другом советовались, что взять, что не взять. В итоге, все записали, все, что есть, за неделю. Давайте я прочту, да, Ир?

И.Петровская Давай.

К.Ларина Итак. События недели. Приговоры по делу «Сети» (деятельность организации запрещена в РФ. – ред.). «Как не стать террористом» — фильм документальный о фигурантах дела «Сети», который выложен на сайте «Новой газеты» и на сайте «Дождя» его можно посмотреть в свободном доступе. Этой же теме был посвящен спецэфир «Медиазоны» на Ютьюб-канале. Лев Шлосберг на своем канале «Гражданин ТВ» в день приговора совершенно блестяще выступил в прямом эфире. Ну, естественно, Алексей Навальный тоже большую часть своей программы, своего четвергового эфира посвятил этим приговорам. Фильм недели, конечно, это Юрий Дудь и ВИЧ в России. «Эпидемия, о которой не говорят» – вот к этому времени почти 10 миллионов просмотров уже этой программы. Видео недели – очень смешное, пока еще не наказуемое. «Путин в лифте» тоже, думаю, что многие смотрели, чуть ли не все… Дальше – по событиям телевизионным и около телевизионным. Собчак-Гордон и их новые в кавычках форматы на «Первом канале». «Дождь»: Барщевский в Hard Day’s Night; Павел Лобков, как ведущий новостей, как репортер – стоит отдельно отметить. «Невозвращенцы» — проект Анны Мангайт с Евгением Киселевым на сей раз. Алексей Венедиктов был гостем Тихона Дзядко в программе «Еще не вечер». Дальше разная рубрика. Проект Карена Шаиняна – звезда Голливуда Билли Портер был гостем передачи. «Последний герой» — Рыбку выгнали с проекта. Это очень хорошо? Дальше – частушка продолжается. Ведущая «Вести Камчатка» Александра Новикова – смех сквозь слезы. Рабочая группа по поправкам в Конституцию Владимир Путин – там тоже были и смешные моменты. «Триггер» — сериал на «Первом», первые впечатления. Илья Колмановский в гостях у Ирины Шихман, Жан-Поль Готье у Ксении Собчак, выпуск редакции Пивоварова о секс-индустрии… Не знаю, сколько программа протянет, но это все, что вообще произошло, и нет этому конца. Вот такие у нас события. В Фейсбуке прочитала, можете там присоединяться, писать, во время нашего эфира, нашей передачи. Ну, а начать, конечно, Ир, хочу тебе этот вопрос задать. Первый – это, конечно, дело «Сети», которая явилось просто… несмотря на то, что предсказуемые были обвинители приговоры, но те сроки, которые объявили ребятам – это произвело, конечно, ошеломляющее впечатление, и мне кажется, не только на близких, но и на тех, кто за этим процессом наблюдал или даже случайно об этом узнал. Ты согласна?

И.Петровская Я согласна, это абсолютный шок и все равно, до последнего, всегда как-то идеалистически веришь, что до этого не дойдет. Мы уже привыкли и радуемся, когда условные дают сроки ни за что, когда не на четыре года, а на год, да, например, сажают. Но эти сроки… они абсолютно сбивают с ног. Они абсолютно ввергают в какое-то отчаяние и бессилие, особенно когда видишь, читаешь последние слова этих ребят, когда читаешь их адвокатов или смотришь, да, которые, в общем, весьма убедительно доказывают, что там не было события, что называется, преступления. Ну а дальше, естественно, я как всегда, я смотрю не только то, что есть у коллег и у товарищей на разных сайтах в Ютьюбе по этому поводу. Там как раз много. Но и то, что есть в эфире. В эфире, должна я тебе сказать, нет по этому поводу ничего. Может быть, в каких-нибудь новостях краем каких-то прошли, просто упомянули – даже этого я не видела в день, когда, например, вынесли приговор. Я специально включила программу «Время», я теперь за этим внимательно слежу. Конечно, там происходят невероятные размывания информационного жанра, но, тем не менее…

К.Ларина На эту тему вообще ничего не было?

И.Петровская Ни слова.

К.Ларина Хотя бы… хоть как-то подготовили бы общественное мнение? Что это действительно террористы. Я знаю, что на НТВ, по-моему, что-то выходило в качестве, ну как всегда у них, заказных псевдодокументальных проектов про подготовку террористов. Что-то типа этого. Но не знаю, было ли это в день приговора.

И.Петровская Нет, по-моему, это было не в день приговора, это было раньше. Но я даже этого не видела, потому что, ну правда, это невозможно нормальному человеку это смотреть. Это настолько уже понятно, что это такие заказные спецоперации, спец во всех смыслах эфиры, когда, действительно, вот надо просто подготовить некую визуальную базу под то, что предполагается сделать с этими людьми или то, что уже сделали. Поэтому, конечно, огромная благодарность людям, которые за этим следили, вели прямые эфиры из зала суда, фильму, который «как не стать» или стать в этих скобочках…

И.Петровская: Эти сроки абсолютно сбивают с ног. Они ввергают в какое-то отчаяние и бессилие

К.Ларина Да. Ты посмотрела?
И.Петровская Я посмотрела. Это сделали те же ребята, «Амурские волны» компания. Александр Уржанов. Автор сценария там, кстати, известная нам с тобою Аня Шинкарецкая. Поэтому они, конечно, молодцы. И они это сделали, по-моему, они выложили это в тот же день, то есть они были, естественно, готовы историю эту, как минимум, они проследили в этом своем фильме.

К.Ларина Тут надо сказать, что основа этого фильма – это расследование журналистов пензенских Екатерины и Евгения Малышевых, которые за этим делом наблюдали с самого начали и провели огромную работу. Они наснимали 50 часов, из которых сделали этот фильм 50-минутный, потому что понятно, что такое огромное количество заснятого материала невозможно упихнуть в одно кино. Хотя, мне жаль, мне кажется, что там есть, что показать. То, что мы потом читали – они же снимали и сам приговор, они снимали все последние слова подсудимых, и там, в этом фильме, есть кусочки этих последних слов, которые мы потом читали полностью их расшифровку в той же «Новой газете». Они публиковали целиком. И это, конечно, просто невероятное впечатление производит, эти слова, эти люди, которые произносят эти слова, они не могут быть преступниками, не могут быть никакими террористами. И еще, здесь тоже очень важно. Здесь просто свидетельства людей, которые подвергались пыткам. И они об этом говорят в камеру. Они об этом говорят на слушаниях в суде. Это свидетельствует, все фигуранты этого дела, которые подвергались этим пыткам, подробно рассказывают о том, как это происходило. И это все снимается в зале. И потом тот же судья, те же судьи, отказывают вообще в возбуждении расследования по этому поводу. В итоге про эти пытки никто не вспоминает и люди получают такие сроки. Это, конечно, что-то такое совсем запредельное, такое зазеркалье. Я не могу понять, как это может быть? Одно дело, когда кто-то там что-то написал «а вот говорят, что». Это не говорят что. Это люди свидетельствуют в суде о том, что их пытали. Никто даже не рассматривает!

И.Петровская Более того. Есть свидетельства, фотодокументы и видео, когда посещали, навещали члены Наблюдательной комиссии и их адвокаты. Они снимали следы вот этих пыток на теле ребят. Но это вообще. Они же вывели это за скобки и назвали это, я имею в виду, в процессе, назвали это давлением на суд и стремлением как-то изменить ход дела. Ну…

К.Ларина Здесь еще, в этом фильме, конечно же, важные свидетельства и прямая речь родных и близких, жен и матерей, семей, в которых эти молодые люди выросли и воспитывались. Есть просто какие-то героические, да большинство из них, ведут себя, я имею в виду, родные, ведут себя просто героическим образом. А уж те письма, которые потом были опубликованы, которые писали матери…

И.Петровская «Гордимся тобой».

К.Ларина Да. Писали уже после приговора. Это просто невыносимое что-то. Какая-то совсем другая реальность. Мне кажется, те люди, которые не хотят понимать или делают вид, что ничего особенного не произошло, не отдают себе отчет, насколько все это страшно и серьезно. Давайте вспомним, что впереди нас ждет приговор по делу «Нового величия» и какие там сроки предполагаются дать фигурантам этого дела – один бог знает. Тем более, после такого.

И.Петровская Более того. На этой неделе продлили им опять эту меру пресечения, то есть те, кто сидел за решеткой, остались за решеткой, а те, кто был под домашним арестом, остались под домашним арестом. Я еще один хочу упомянуть канал, где тоже очень внятно Ольга Романова, наша коллега, на этом новом правозащитном своем канале MRR – My Russian rights – тоже пытается как-то разобрать, проанализировать это дело «Сети» и вот эти страшные совершенно, уму непостижимые приговоры.

К.Ларина А «Медиазона», вот то, что я упомянула в нашем списке – это тоже совершенно отважная работа журналистская. Они делали, естественно, прямую онлайн-трансляцию из зала суда, поминутно рассказывая, что там происходит, вплоть до самого приговора и того, что было после приговора, как отреагировал зал на это и сами подсудимые. А потом провели прямой эфир Сергей Смирнов, главный редактор, и Егор Сковорода, журналист, репортер. Они провели большой эфир, где подробно рассказывали чуть ли не о каждом фигуранте. И про Шлосберга хотела сказать тоже отдельно, что важно. Человек, который все-таки пытается понять и объяснить обществу, зачем это сделано, этот показательный процесс, для чего он нужен. Он нужен для того, чтобы держать общество в состоянии психоза абсолютного. Чтобы люди понимали, что здесь, действительно, существуют заговоры, заговорщики, которые пытаются власть взять, пытаются устроить революцию, пытаются завоевать Кремль и прочее-прочее. Это, конечно, страшно.
И.Петровская Страшно, да. Но это наша реальность, в которой мы теперь существуем.

К.Ларина Ир, все ближе 37 год по атмосфере?

И.Петровская Я не буду говорить про 37 год, я там не жила и поэтому, и вообще, все аналогии всегда хромают. Но просто кажется каждый раз, что пройдена уже какая-то грань и дальше не может просто быть хуже. А выясняется, что может и хуже, и хуже, и хуже. Но это, собственно, в том ключе, в котором на встречу с правозащитниками, с Советом по правам человека, высказался наш президент Владимир Владимирович, когда его спросили, можно ли давать сроки за то, что кинули бумажный стаканчик. Помнишь, как он ответил?

К.Ларина Да.

И.Петровская Сегодня он кинул бумажный стаканчик, завтра – пластиковую бутылку, послезавтра уже просто бутылку, а потом вообще стрелять начнут и типа «бум». Вот, на всякий случай, будем превентивно судить тех, кто, как в этом приговоре написано, планировал планировать, как они считают, террористический акт. Запланировал планировать.

К.Ларина Превентивная мера – 18 лет колонии строгого режима? Это все-таки как-то… слишком.

И.Петровская А в следующий раз подумают, стоит ли вообще думать на какую-либо угодно тему. Так, на всякий случай.

К.Ларина Между прочим, по поводу и того, что это дело сфальсифицировано, и по поводу пыток, и по поводу подброшенных вещественных доказательств, в том числе, по делу «Сети», говорил тот же Николай Сванидзе на встрече с Путиным еще в декабре прошлого года.
И.Петровская Так он доклад целый делал по этому делу московскому, если ты помнишь.

К.Ларина Это я знаю, но это доклад по «московскому делу», а вот по делу «Сети» и «Нового величия» он говорил еще в декабре. Очень подробно пытался донести до Путина весь бред происходящего. А по поводу 37-го года, Ира, я тебе скажу. Дело же… Да, я тоже не жила. Но тот же Дмитрий Пчелинцев, который главный обвиняемый, который получил 18 лет, он как раз говорил о том, что методы НКВД живут и побеждают.

И.Петровская Методы? Да.

К.Ларина Методы. Конечно. Что это показательный процесс, что это самое немыслимое обвинение, что это попытка сделать из этого, действительно, «сеть», что называется, какую-то огромную тайную террористическую организацию – это то, что они делали в Крыму с Сенцовым, который получил 20 лет тоже за планирование планировать. По сути, то же самое. И здесь. И что будет дальше, перед кем они выслуживаются? Ради чего?

И.Петровская Ради звездочек на погонах, ради того, чтобы отчитаться о том, что они не зря едят свой хлеб. Я думаю, что много у них мотивов и стимулов и дальше преследовать и придумывать дела, которых на самом деле, и, тем более, преступления, которых на самом деле нет, не было и даже не планировали планировать.

И.Петровская: Я думаю, что много у них мотивов и стимулов и дальше преследовать и придумывать дела

К.Ларина Ты видела Барщевского в Hard Day’s Night?

И.Петровская Видела.

К.Ларина Вот умение. Вот удивляюсь. Непотопляемый человек. Вот удивительная способность – не отвечать на вопрос вообще.
И.Петровская Это же, нет, и на самом деле, садясь разговаривать с бывшими адвокатами, условно говоря, конечно, нужно очень, очень тщательно продумывать и вопросы, и аргументы. Потому что, ну, конечно, он сшибает с ног, он переворачивает все с ног на голову и дальше я видела, как коллеги, даже подготовленные, пребывали в некотором недоумении. Потому что, на самом деле, это поразительное умение называть черное белым, белое – черным, в случае чего я не в курсе, но скажу просто, в общих чертах – это невероятно. У него как раз, кстати, по-моему, он там и сказал, что политзаключенных он не знает.

К.Ларина Да. Он не знает, кто это такие, в нашей стране их нет.

И.Петровская И статей у нас нет таких, и вообще все более или менее. А если что-то кое-где у нас порой и кто-то жить не может, то, пожалуйста, обращайтесь в суд. Ну и так далее. Мы знаем всю эту аргументацию. На самом деле это называется обычным словом. Такая вот довольно крутая демагогия, которая дезориентирует собеседников, потому что кажется, что человек в лицо, вот так, говорить не может, глядя тебе в глаза и вот то, что он прямо вот на голубом глазу. Нет, может. Может. Зачем только ходит, я не понимаю, на эти эфиры?

К.Ларина Я тоже не понимаю. Тем более, он же был у нас раньше, ходил к нам постоянно на программы «Особое мнение». Потом, судя по всему, как мы поняли, это я, мои домыслы, ему сказали, что не стоит регулярно туда приходить, лучше не надо. Ты – государственное, официальное лицо. Меня действительно поражает эта непотопляемость. Мы вообще не знаем ничего про его деятельность, чем он там занимается. Вот Желнов все пытался выяснить: «Чего вы там делаете? Вот вы, официальный представитель правительства в Верховном и Конституционном суде?» Уже правительство поменялось, уже премьер-министра нет, а он по-прежнему прекрасно себя чувствует в качестве посланца непонятного кого непонятно куда. Что он там делает? Чем он занимается? Вот вопрос. И да, действительно, при этом, как-то ему хочется сохранить лицо и быть таким вот демократичным, открытым, остроумным, обаятельным, обворожительным, но это производит какое-то дикое впечатление. Дикое. Дичайшее. Причем он даже не старается, обрати внимание. Такой с ленцой, все это лениво подбрасывает… И такое еще в них есть, то, что отличается этих людей, которые на службе, что называется, на государевой – такое привычное пренебрежение, снисходительность ко всем, кто задает вопросы, к каким-то журналистам, которые как дети. Ну что вы как дети, что вы там понимаете? Что вы можете знать вообще о великом?

И.Петровская Какой-то колоссальный цинизм, перед которым тоже теряешься, потому что не веришь, что этот человек вот так может с имитацией искренности вот это все, действительно, на голубом глазу говорить. И вот эти, я очень люблю, аргументы, когда он говорит: «Вот, говорят, у нас есть цензура. А у нас нет цензуры! Вот я бываю у Соловьева когда – и обязательно кто-нибудь из «ваших», из либералов, скажет, что у нас цензура. А какая цензура-то, ты это говоришь все в эфире государственного канала, в прямом эфире!..» Обожаю эти аргументы. И действительно, как будто человек живет на другой планете. На самом деле, все они все прекрасно понимают.

К.Ларина Я помню, кстати, один из конфликтов с ним, раз уж так подробно говорили. Он ужасно был недоволен, когда – по-моему, это Ира была Воробьева или я ошибаюсь, кто-то другой из ведущих «Особого мнения», — который пристал к нему с мигалкой. Почему вы с мигалкой ездите? Он был очень обозлен тогда. Это был тот самый случай, когда лицо было потеряно, оно сползло от бешенства. От наглости этого вопроса типа.

И.Петровская И вообще – на святое замахнулись! Помнишь, как на это отвечал другой наш светоч, нравственный ориентир, Никита Сергеевич Михалков, который говорил, что он торопится, ему нужно доехать побыстрее. У него столько разных дел, в том числе государственных, а тут тебе пожалуйста, отдай, мол, мигалку. Ну давай уже перейдем к…

К.Ларина Да-да, по поводу. Давай про Дудя начнем следующую часть. Я просто тогда уже до кучи, если про цензуру, которой, может, действительно нет, потому что был такой случай на этой неделе, такой смешной, когда ведущая «Вести Камчатка» расхохоталась во время записи подводки, связанной с темой…
И.Петровская Льгот.

К.Ларина Льготных выплат, да-да-да.

И.Петровская Пенсионерам.

И.Петровская: Это означает, что в каждом коллективе засланные казачки, которые могут тебя подставить в любой момент

К.Ларина И она расхохоталась, просто не смогла сдержать смех, потому что и деньги смешные, и распределение их особенно ее развеселило. И мы все думали, что ее уволят. Ан нет.

И.Петровская Ну вроде как не уволили и даже как будто бы кто-то там из руководителей этой компании сказал, что, вроде как, и не за что. Тем более, это ведь произошло все во время действительно записи. И она там даже в конце говорит: «Слава богу, что не прямой эфир у нас». И кто-то из добрый коллег этот кусочек, значит, там вырезал, и выложил в сеть, что, конечно, тоже говорит о коллегах.

К.Ларина А ты считаешь, это правильно или нет, вот как ты думаешь?

И.Петровская Я считаю, что это неправильно, потому что это означает, что в каждом коллективе засланные казачки, которые могут тебя подставить в любой момент. Но, вот если глобально говорить, да, что можно просто сделать вывод в том, в той теме, которую мы часть обсуждаем. Эти люди, работающие в этих «Вести Камчатка» — это подразделение ВГТРК, ты понимаешь, да – это вот так называемые «местные вести», у нас московские, в Камчатке свои, они врезаются в основные «Вести». И мы все время обсуждали: «Они на полном серьезе, эти ребята, все делают, вот это говорят, делают сюжеты, произносят те слова, которые они произносят?». И вот в данном случае – это иллюстрация того, что, даже работая там, в этом логове государственного ТВ, люди, безусловно, оценивают то, что они читают, о чем им приходится рассказывать, как, временами, абсолютно маразматические нечто. И можно себе представить, что в любом из этих подразделений, после того, как они выдают в эфир очередной свой выпуск, точно так же они хохочут и потешаются. Но они при этом потешаются, естественно, над вот этим очередным достижением. Ведь это преподносится как достижение. Вот, пенсионеры получат льготы. 900 рублей на то-то, 130 на то-то…

К.Ларина На лекарства – 900, 137 – на путевку, а остальное…

И.Петровская Остальное – на международный (!) проезд к местам отдыха. Поэтому она, естественно, хохочет, потому что она в состоянии представить всю мизерность, или, как сейчас говорят, мизернОсть, — вот этих мер.

К.Ларина Что-то картежное в этом есть – в мизернОсть.

И.Петровская Я поэтому говорю по-старорежимному. Того, что, значит, преподносится народу, как это такое вот благодеяние. Пользуйтесь, дорогие пенсионеры! За 137 езжайте в санаторий, на 900 умудритесь… Знают ли люди, которые утверждают эти деньги, сколько сегодня стоят лекарства? Если речь идет о лекарствах, которые лечат, а не калечат или, в лучшем случае, вообще никакого от них ни вреда, ни пользы. Это уму непостижимо. И поэтому эти молодые ребята, безусловно, хоть они тоже и циники, и, наверное, у них особо не то совесть не гложет, когда они все это сообщают в эфир, но даже они не могут сдержать каких-то нормальных, естественных человеческих реакций, когда они вот это преподносят своему зрителю. Я сейчас смотрю официальные новости, того же, моего любимого человека, Кирилла Клейменова, и когда он с придыханием говорит… Он начинает каждый выпуск обязательно с фразы «сегодня НАШ президент». Он никогда не говорит «президент России Путин» или там что. Всегда «НАШ» президент. А потом хохочет, думаю.

И.Петровская: Знают ли люди, которые утверждают эти деньги, сколько сегодня стоят лекарства?

К.Ларина Ну что ж, у нас сейчас выпуск новостей, потом продолжим нашу программу «Человек из телевизора».

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

К.Ларина Возвращаемся в нашу программу «Человек из телевизора». Здесь, в студии «Эха Москвы», прекрасная Ирина Петровская, а там, в ваших экранах, не менее прекрасная Ксения Ларина.

И.Петровская Неподражаемая.

К.Ларина Ну что же, главный фильм недели. Конечно же, конечно это ВИЧ, «Эпидемия, про которую не говорят». Фильм Юрия Дудя, который собрал уже 10 миллионов почти и, я думаю, что эта цифра будет ползти и ползти, и в Государственной думе говорят, что его показывали. Был специальный показ. И, кстати, один из депутатов, заместитель представителя думского комитета по здравоохранению сказал, что этот фильм вообще замечательный, прекрасный, и даже назначил на 21 февраля – это вот то, что я сейчас узнала – специальные слушания, посвященные теме эпидемии ВИЧ. Что же получается? Что Дудь делал свое дело не только для людей, но и для чиновников?

И.Петровская Получается просто, что один человек на свои частные, да, деньги, неважно, с привлечением, понятно, каких-то других, делает то, что, в принципе, обязана была бы делать система. Ведь это же не проблема сегодняшнего дня – вдруг обнаружилось, что у нас более миллиона ВИЧ-позитивных и, возможно, их больше, потому что не все решаются зарегистрировать, не все решаются пойти провериться. Это длится уже давно. Это эпидемия. И ее в упор не видят, не замечают, только бьются отдельные какие-то люди со своими фондами, с попыткой как-то помогать другим людям. Вот, выходит, один такой Дудь, даже за ним нет этого мощного государственного телевидения, которое может организовать целую кампанию. Государственное телевидение этого, мы заметим, не делает. А один, в общем, не великий, в смысле, худенький и молодой человек Дудь делает огромнейшее дело. 10 миллионов! Там было что-то невероятное, когда за первый день, вот он вывесил, и тут же уже было 5, а потом пошло 6-7… 10 миллионов, и, наверное, будет еще больше. Мало того, посчитали люди, что за время, пока этот фильм выложен, увеличились в разы, там, не знаю, в 40 раз, каике-то показатели в 10 раз – обращения просто в поисковики, в Google, например, с вопросами, что такое ВИЧ, где купить тест, где провериться. То есть это мало того, что привлечение внимания к проблеме, но это еще и вот это то, что раньше у нас называлось при партийном руководстве «действенность и эффективность советской печати». А здесь действенность и эффективность одного отдельно взятого Юрия Дудя на платформе Ютьюба, на своем собственном канале.

И.Петровская: Один человек на свои частные неважно делает то, что обязана была бы делать система

К.Ларина А почему, как ты думаешь? Что это за феномен такой?
И.Петровская Я думаю, что это феномен невероятного к нему доверия. Это первое, что есть. Плюс, он очень адресно работает на свою аудиторию. Эта аудитория, скорее всего, мы можем предположить, в значительной степени молодежь. В значительной. Хотя, судя по тем же нашим лентам Фейсбука, конечно, его смотрят и люди более старшего возраста. И вообще, все, кто имеет возможность и доступ к этим платформам, то, безусловно, его смотрят. И бесконечно распространяют в своих собственных лентах, потому что это производит впечатление невероятное. Почему производит впечатление? Потому что он обладает каким-то совершенно невероятным естественным обаянием. Он никогда не скатывается, никакую скабрезность…

К.Ларина Почему, бывает. В определенных жанрах с определенными героями – вполне себе.

И.Петровская Ты имеешь в виду лексику? Это все равно, это другое. Он исключительно искренен и открыт, и любопытен к тем людям, с которыми он встречается, о которых он рассказывает или к темам, о которых он рассказывает. Плюс, ты точно заметила, это еще два часа почти длится это действие. Самые важные, какие-то реперные точки отмечаются обязательно титрами, которые появляются. Цифры, адреса, какие-то значимые высказывания – а в конце он, опять же, это правильно и хорошо сделал, он делает такое резюме, вот в данном случае конкретном, для тех, кто, может быть, два часа не вытерпел смотреть. Он очень коротко, в сжатом виде, за две минуты, повторяет главные выводы, для чего он сделал этот фильм. Чтобы люди не боялись, чтобы они не скрывали это, чтобы они поддерживали себя с помощью терапии, потому что, если они будут себя поддерживать, они будут жить, и чтобы другие люди, которые стесняются, над ними издеваются, подвергают разным способам дискриминации, чтобы они понимали, что эти люди – если при всем при этом – они не заразны, они могут рожать детей и это, чаще всего, не их беда, а их вина, что с ними такое произошло. И поэтому их можно обнимать и можно руку жать, и так далее. Там одна из героинь рассказывает, что врач надевает две пары перчаток, даже врачи надевают, предполагая, что даже от одного соприкосновения с ВИЧ-позитивным человеком можно заразиться и заболеть. Я знаю, что есть такие программы и тот же самый, кстати, Познер в этом участвовал, когда они делают такие по стране какие-то выездные, не знаю, сессии, не сессии… Валерий Панюшкин, да, чтобы просвещать население по поводу СПИДа, ВИЧ и так далее.

К.Ларина Значит, чего-то не угадано по стилистике.

И.Петровская Что-то не угадано.

К.Ларина А у него получается.

И.Петровская А вот с Дудем… И вот этот тест, который он на глазах у всех сам себе делает и в конце получает эти результаты. Вот удивительно просто. Я говорю, я редко кем так вот открыто восхищаюсь, но тут меня это глубоко поразило. Потому что обычно, например, наши программы, такие как «Здоровье», даже «Жить здорово» — и Елену Малышеву спрашивали, я помню, в одном из интервью, почему они устраивают из каких-то серьезных проблем вот эти вот подтанцовки, шоу, какие-то песни, танец яичек, песня матки…

К.Ларина По поводу скабрезности – вот это как раз к ней тут больше вопрос.
И.Петровская И она объясняет, что у нас формат полу-развлекательный, и никто никогда не будет всерьез слушать какие-то серьезные медицинские разговоры. Вот абсолютно опровергает. Потому что Дудь своего зрителя держит за умного. Не только Малышева, я сейчас не только о ней, просто пример привела. А телевидение наше, оно все время предполагает, что там, где-то, они же не видят своего зрителя, это какой-то Вася с пальцем во рту и вот ему нужно максимально доходчиво, а лучше вот в этих немыслимых фарсовых формах какую-то информацию доносить. Нет!

К.Ларина Тут еще, конечно, выбор героев какой-то потрясающий. Они все очень разные. У каждого свой путь и своя трагедия за спиной, и своя победа над этой трагедией, превращение ее в нормальную жизнь. Посмотри, вот там один парень, который бывший наркоман и бывший вор, девушка, которая из ужасного какого-то депрессивного района, где, как она говорит, я и еще один человек остались в живых из нашего двора, все остальные уже поумирали. Потом совершенно потрясающий этот парень питерский, который давно уже как активист гражданский, занимался как волонтер проблемами ВИЧ-инфицированных и СПИДа. Какие это разные люди! И, конечно, невероятная трагичная эта последняя страничка, встреча с наркоманкой и девушкой, у которой уже ВИЧ перешел в СПИД, в последнюю, терминальную стадию, умирающую в хосписе, которая, как гласит титр, через 17 дней после интервью умерла, ушла из жизни. Здесь все настолько эмоций перемешано важных, и действительно, очень простая подача, очень доверительная. Но я хотела тебе еще сказать одну вещь. Вот не знаю, согласишься ты со мной или нет. Мне кажется, что в какой-то момент Юрий Дудь понял степень своей ответственности перед такой огромнейшей аудиторией и, конечно же, именно той самой адресной аудитории. Что есть люди, которые хавают вот этот самый… деньги стригут, эти купоны от всеобщего обожания и доверия. Таких массу можно привести людей, в том числе и среди стендап-комиков – не все такие прекрасные, как нам кажется. Есть люди, которые стадионы собирают, стригут бабки и вообще не задумываются о том, что они несут со сцены. Мне кажется, что Дудь в какой-то момент понял меру ответственности и, как умный человек, взрослый человек, он это обратил в такую почти миссию. Это вот когда началось? Помнишь, когда пошли у него первый раз, первые герои другого совсем пространства. Тот же Ходорковский, еще там кого-то можно вспомнить из таких людей, не из кумиров молодежи. А потом, когда уже пошло первое кино, я думаю, что здесь уже он понимал, что это очень важно, что столько людей его смотрит.. Здесь нужно быть, очень точно выбирать и тему важнейшую, острую тему, и это супер. Просто супер. Я, правда, таких людей у нас нету, пожалуй, нет.

И.Петровская Кстати, тут информация. По-моему, у него самого – что они снимали целых полтора года. Это не то, что наскоком, галопом по Европам, как у нас принято. Прибежали, быстро прицепили петличку, сел, чего-нибудь сказал. Нет. Тут явно абсолютно, что эти люди доверяют ему даже не просто как Дудю эфирному, которого они видели, а, очевидно, этому предшествовали то, что у нас называется пред-интервью, то есть какая-то еще работа, какое-то еще общение, чтобы их расположить к себе, чтобы они были именно откровенны и не боялись с ним говорить открыто. И вообще, они все с открытыми лицами, ты заметь. Обычно, если кто-то там изредка на каких-то маленьких форматиках, когда об этом заходит речь, люди скрывают свои лица. Здесь никто лиц не скрывает. И это, я думаю, тоже вот эта степень доверия и уверенность в том, что он их не подставит. Хотя, конечно, самим фактом участия, наверно, те, кто, особенно, живут не в больших городах – наверное, они так или иначе подставляются. Потому что потом он все равно им ходить по улицам и общаться с теми людьми, которые все равно уверены, что это вообще чума и зараза, она передается любым способом, просто глянул – и уже вот, пожалуйста.

К.Ларина Они там тоже про это говорят. У всех же дети.

И.Петровская Да-да-да.

И.Петровская: Степень вообще, в принципе, дикости общества или его части – она, я думаю, еще нами до конца и не осознана

К.Ларина Причем дети, рожденные уже после диагноза и тьфу-тьфу-тьфу, здоровые дети. Там они как раз про это и говорят, что скоро он в школу пойдет, сын у этого героя. И он с ужасом ждет и понимает, хотя он при этом говорит, что меня это ужасно заводит и бодрит, что я им там устрою, если вдруг что-нибудь будет не так, буду защищать своего ребенка. Но я думаю, что они, конечно, внутренне готовятся к самому ужасному. А самое ужасное у нас, как выясняется, даже не уровень медицины и даже не уровень просвещения все-таки. Мне кажется, Ир. Самое ужасное – это отношение общества в обществе. Это самое жуткое. Эти две перчатки, надетые на руки врача – это такой символ отношения к людям, больным странными болезнями.

И.Петровская Это, конечно, и уровень просвещения, безусловно, вернее, отсутствие такового. Потому что, смотри: вот сейчас как раз у нас обсуждают на каналах, потому что забыла, в каком городе, человек вернулся из Китая и сам пошел – у нас – сам пошел в поликлинику или в клинику, чтобы сдать анализы и чтобы его проверили. Там персонал весь разбежался, забаррикадировался и открывали ему какой-то черный вход, чтобы он мог оттуда выйти и, значит, никого не коснувшись. Поэтому степень вообще, в принципе, дикости общества или его части – она, я думаю, еще нами до конца и не осознана.

К.Ларина Хочу сказать – неожиданный мостик перекинуть – к герою проекта Карена Шаиняна, Билли Портер. Это такая известная уже голливудская звезда, открытый гей, чернокожий, вот на «Оскаре» зажигал в очередном шикарном наряде. У него всегда такое платье на каблуках, у него туфли шикарный, вообще, такой шикарный мужчина. Он герой очень модного нынче сериала «Поза», один из главных героев. Собственно, с этого и началась его слава, хотя до этого он был очень известным тоже бродвейским артистом, который играл на Бродвее и даже получал несколько премий театральных, в том числе премию «Тони» за спектакли. Но что меня поразило в этом разговоре? Не буду подробно рассказывать. Что Америка все это переживало буквально в 20-ом веке вместе с нами. То есть вот 80-ые годы прошлого века, как свидетельствует герой этого проекта, это было то же самое, что правительство этим не занималось, что скрывали масштабы эпидемии, что никто не объяснял, как предохраняться, никто не говорил про то, что от СПИДа можно предохраняться с помощью презервативов. Говорили, что это болезнь педиков, это я его цитирую, что вот пусть они и умирают, развратники, наркоманы и гомосексуалисты. Это все было то же самое. И Карен как раз это все слушает и говорит: «Слушай, у нас абсолютно то же самое». Я не верю, что это только сейчас. Но у нас уже в 21 веке. То есть там этот путь общество прошло, но тоже не сразу. Тоже не сразу и, опять же, при помощи, в том числе, и таких вот просветителей. Наверняка были такие журналисты, которые этим занимались тогда, и голливудское кино пытались снимать. Я уже не говорю про какой-то общественный активизм, про какие-то акции, общественные организации, которые пытались вдолбить стране, обществу и правительству важность этой темы. Вот мы сегодня опять все сначала, получается, начинаем. Опять все сначала.
И.Петровская Ну хотя бы начинаем. Если даже в Госдуме пытаются на это реагировать. Это просто невероятное что-то. Обычно на это говорят, что все придумали, вы все врете.

К.Ларина Все вы врете.

И.Петровская Да, все вы врете, а тут, видишь… Это говорит о том авторитете, который сегодня есть у самого Юрия Дудя и у его канала, и его программ. И слава богу.

К.Ларина Что говорит вообще, что в голове у людей, которые сегодня приближены к высшим сферам власти, которые сидят чуть ли не на коленях уже у нашего президента, но при этом говорят: «Ой, так здорово, что я в рабочей группе. Я прочитала Конституцию, какая книга интересная!». Книга. Какая интересная книга. И все так awwww. Шутка какая милая, как в семье, «прелесть какая, дурочка». Вот скажи мне, это что такое?

И.Петровская Ничего. Это уровень людей, которые работают сегодня над поправками к основному закону нашего государства. Там много, я думаю, таких, которые впервые эту книжку прочитали, а может быть она вообще первая книжка в жизни некоторых, кто его знает? После азбуки. Может быть. Все может быть. Потому как делается это все вот таким образом. Значит, где-то они там читают, потом такими репликами обмениваются. Слушай, никто уже всерьез к этому не относится. Если ты почитаешь реплики, которые в ленте в нашей, там, во всех, оставляют разные остроумные люди, которые просят то тертого яблочка в Конституцию добавить, то еще что-то.

К.Ларина Ну это мы шутим. Там-то серьезно сидят люди. Там обижаются… Ты видела, как Рошаль обиделся? В интернете, я прочитала в интернете. Как там над нами издеваются, что Рошаль пропишет таблетку… и он так прям сердился на тех, кто в интернете, не понимает серьезность вообще происходящего, как мы нужны нашему президенту в этой тяжелой работе, в этом труде потрясающем, нужном!

И.Петровская Как дети. Помнишь анекдот? Как дети, ей-богу.

К.Ларина Машков, который, как сказал Навальный, упираясь бородой в стол, говорит, как закрепить в Конституции, что ни пяди родной земли мы никогда не отдадим никому. Я говорю: «А забрать вот так? Может, тоже закрепить в Конституции? Не отдадим, но и чужого не возьмем». Или вот Захар Прилепин.
И.Петровская Почему? Если мы объявим эту пядь своей по разным датам и по разной логике, то почему? И заберем. И потом не отдадим этой пяди в очередной раз.

К.Ларина И вот смотри, да? Тут сажают людей на 18 лет за планирование планирования, а там сидит человек, который в открытую признавался в том, что он убивал людей и служил в наемниках.

И.Петровская Ты имеешь в виду Залепина?

К.Ларина Залепина, да.

И.Петровская Захара Прилепина, я не нарочно.

К.Ларина Вот в этом высоком собрании сидит и чего-то там еще вякает. Рассказывает, что самые страшные люди на земле – это пацифисты. Не дай бог пацифист придет к власти и отменит ядерное оружие, что ж мы тогда будем делать. Давайте закрепим в Конституции, что у нас оружие есть.

И.Петровская На самом деле, этот Захар Прилепин… Я после Нового года ни разу не видела его программу, но обнаружила, что она исправно выходит на канале НТВ. Партию создал, интервью время от времени дает, поэтому его признание, что он убивал, закапывал и никто ему по ночам не снится и наоборот, он гордится доблестью своего батальона – видишь, они никоим образом не повлияли на его дальнейшее продвижение все дальше и дальше.

К.Ларина Ну что, мы будем говорить про «Док ток»? Кто не знает, мы с Ирой получили тут обидку от Ксении Анатольевны. Она обиделась, что мы посмеялись над новыми форматами этого потрясающего шоу. Но действительно же… замах был – гора родила мышь. Можно так резюмировать?
И.Петровская Или мышь, да. Или мышь родила…

К.Ларина Или до мышей, да-да.

И.Петровская Больше всего, конечно, поражает, когда вот такие авансы раздаются. Вот если бы они не раздавали эти авансы, может быть, так бы остро все не отреагировали. Авансы же были такие, что это новое слово в телевидении, никогда такого в жизни не было, смотрите-смотрите, это что-то невероятное, это не имеет никакого отношения к прежним популярным форматам типа «Пусть говорят» или малаховским. Это интеллектуальный, спокойный, вдумчивый разговор, а вовсе не ор и не склока в студии. Значит, дальше начинается… все прильнули. Много народу прильнуло, даже из того, что телевизор, в принципе, не смотрит. И видят те же, собственно, как бы это сказать… но только в профиль. Та же студия, причем до просто неразличимости похожая на студию того же Малахова.

К.Ларина Ну и методы те же.

И.Петровская Реконструкция? Ну допустим. Борисов, Малахов реконструкциями не пользуются. Ну допустим.

К.Ларина Полминуты осталось, Ир.

И.Петровская Мы, может, даже раньше закончим, потому что у нас еще впереди, «Док ток» еще не кончается, а только начался, и поэтому интересно даже посмотреть, когда поймут, что это все-таки грандиозный провал.

К.Ларина Ну что, мы должны заканчивать. Заканчиваем мы, возвращаясь к главным событиям не только этой недели, но и последних недель и месяцев. Это нескончаемый поток новых политзаключенных, наличие которых кто-то не желает замечать. Но они есть. И они уже выстраиваются, действительно, в колонны. Я вспомнила песню, которая возвращает нас во времена тридцатых годов и сороковых, и пятидесятых годов прошлого века. Это песня Юза Алешковского, который обращается к товарищу Сталину, который, как известно, большой ученый. К большому ученому мы и обращаемся.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире