'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА — У нас сегодня будет проблемная передача. Потому что обычно в этой программе мы встречается с деятелями телевизионных искусств, которые в торжественной обстановке докладывают нам о своих успехах, а наши слушатели шлют им благодарственные письма, телеграммы восхищения. Сегодня у нас будет проблемная передача. Я представляю наших гостей. Татьяна Черняева — руководитель творческой мастерской программ для детей и юношества телеканала ТВЦ. Здравствуйте, Татьяна.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Добрый день.
К. ЛАРИНА — И известный человек, кинорежиссер, а также президент фестиваля визуальных искусств в 'Орленке', который на детях собаку съел, извините за выражение, Владимир Грамматиков. Здравствуйте.
В. ГРАММАТИКОВ — Здравствуйте.
К. ЛАРИНА — Когда я готовилась к программе, я хотела поговорить о детском телевидении, о детском телевещании. Я в Интернете копалась, по разным сайтам телевизионных каналов бродила и поняла очень грустную вещь, что детского телевизионного вещания в нашей стране нет. Никаких тебе 'Будильников', никаких тебе 'Отзовитесь, горнисты', никаких тебе 'До 16 и старше'. Ничего этого нет в помине. И это удивительно, потому что большинство телевизионных деятелей, которые сегодня являются лицами центральных каналов, они все вышли из детского телевидения. Давайте вспомним и '12 этаж', и первые программы авторского телевидения, молодежная редакция — это все было посвящено детям и подросткам. Сегодня у нас все заполонено мультипликацией самого дешевого пошиба, мультсериал у нас появился, новый такой жанр, который крутится по всем телеканалам. И это, собственно, все, что мы можем предложить подрастающему поколению. А потом удивляемся, отчего оно у нас такое. Какое мы хотим, такое и получается. Мой первый вопрос простой. Согласны ли вы с тем, уважаемые гости, что детского телевещания сегодня в России нет?
Т. ЧЕРНЯЕВА — Согласна.
В. ГРАММАТИКОВ — Естественно.
Т. ЧЕРНЯЕВА — И что, на этом заканчивается наша программа?
К. ЛАРИНА — Я думаю, что на этом можно сказать спасибо, до свидания. Давайте покопаемся и поймем почему. Неужели дело только в пресловутых рейтингах, в рекламе и в деньгах? Только ли это является причиной отсутствия телевизионных программ на рынке сегодняшнем?
Т. ЧЕРНЯЕВА — Можно вопрос, может быть, не очень корректный?
К. ЛАРИНА — Пожалуйста.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Вы нас пригласили сегодня, 29 мая.
К. ЛАРИНА — Накануне Дня защиты детей 1 июня.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Последние 10 лет обычно накануне Дня защиты детей вспоминают про детей, про детское телевидение в том числе, поскольку именно в эту пору я хожу, даю интервью, рассказываю про беды детского телевидения.
К. ЛАРИНА — Я об этом, честно говоря, не подумала. Простите, что так банально все получилось. Был бы повод.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Это все равно хорошо. Потому что если бы не было Дня защиты детей, видимо, про нас бы и не вспомнили совсем.
В. ГРАММАТИКОВ — У меня есть еще другая дата. 1 июня — мой День рождения. Поэтому я думаю, что все приурочили как раз к моему Дню рождения.
К. ЛАРИНА — Хороший у вас день получился, в День защиты детей родился Владимир Грамматиков, детский режиссер.
В. ГРАММАТИКОВ — Мама сказала: знаешь, Володенька, есть примета народная, что если родишься в мае, то будешь всю жизнь маяться, ты, умница, цеплялся до последнего, родился в 4 утра 1 июня. Немножко все равно помаялся в этой жизни.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Так на вопрос, почему нет детского телевидения, давайте вначале решим, что такое детское телевидение, какую функцию оно выполняет. Я точно знаю, что детское телевидение выполняет функцию воспитательную, образовательную, развлекательную и еще функцию социологизации детей, т.е. введения их в мир, в общество.
К. ЛАРИНА — Я и окружающий мир.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Да. Все эти 4 функции безумно важны для ребенка, особенно для семьи. И заменить их на телевидении ничем нельзя — ни мультфильмами, ничем. Мы, отказавшись от детского телевидения, я имею в виду общество и государство, делаем огромную ошибку, которая отзовется и уже отзывается. Знаете чем? У меня есть один знакомый, он с русскими корнями, но американец по подданству. Он сказал: ваше телевидение воспитывает патриотов моей страны. Знаете, как обидно стало. И действительно, диснеевские фильмы воспитывают патриотов американской страны.
К. ЛАРИНА — Я не думаю, что мы будем с вами говорить про заговор ЦРУ против российского общества. Это же мы сами своими руками это делаем.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Абсолютно.
К. ЛАРИНА — Никто нас не неволит.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Это полная недальновидность в государстве, я считаю.
К. ЛАРИНА — А почему? Давайте объясним причины, попробуем их сформулировать. Почему нет? Это что, невыгодно? Понятно, что это рынок, это большие деньги.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Абсолютно невыгодно. С тех пор, как наступила рыночная экономика, детское телевидение самое беспомощное, потому что дети не имеют денег, они для рекламодателей мало интересны. Кроме этого, последнюю точку в том, чтобы убить детское телевидение поставили наши законодатели, когда внесли поправку к закону о рекламе, запретив рекламу в детских передачах и приравняв спонсорство в детских передачах к рекламодателям. Представьте себе, 'АБВГДейка', которую я веду уже 30 лет, в принципе, популярная передача, на ней выросли много бизнес-мам и бизнес-пап, и они поначалу с удовольствием шли, вспоминая свое детство, спонсорами. Мы могли, например, сделать такие подарки детям, как поездка туристическая с папой, с мамой по Золотому кольцу. А когда вышел закон о рекламе, запрещающий спонсорство, то, стало быть, спонсор, предоставляя такую поездку, которую он с удовольствием может предоставить, он должен еще заплатить рекламные деньги на канал. Среди олигархов, среди бизнесменов, среди предпринимателей много добрых людей, но они все умные, они не будут платить дважды.
К. ЛАРИНА — Кстати, в Интернете, когда я готовилась к программе, нашла замечательную статью, которая посвящена проблемам детского телевидения. Больше всего мне понравилось ее название — 'Все лучшее дядям'. Я бы хотела, чтобы Владимир Грамматиков подключился к разговору. Согласны ли вы с тем, что говорит Татьяна? Может быть, что-то добавите, если говорить о причинах.
В. ГРАММАТИКОВ — В основе, конечно, экономические причины, если говорить о телевидении. Но надо сказать, что свернулось не только детское вещание на телевидении, свернулось и производство детского кино, свернулась детская литература. Т.е. этот процесс серьезный, он приобрел уже такие масштабы, национального бедствия, можно сказать. Равнодушие государство уже преступно в этом плане. Естественно, первопричина была в том, что была совершена величайшая ошибка именно в законодательной зоне, в том, что нам казалось (в том числе и Ролану Антоновичу Быкову, и мне, мы приняли в этом участие), мы были против рекламы внутри передач детского вещания. Но мы были тогда не очень образованы в этом плане и с азартом, свойственным и нам, и депутатам, был записан смертельный приговор детскому телевизионному вещанию — что отсутствие вообще рекламы. Выяснилось, что во всем мире между передачами замечательно рекламируются все 'Марсы', 'Сникерсы', все жевательные резиночки, зубные пасты, именно не внутри, а между детскими телевизионными передачами. Поэтому потом, как клеймо, придумано было фантастическое слово 'нерейтинговая передача' — детское вещание на всех центральных каналах стало сворачиваться, как шагреневая кожа. Все мотивации были, что это невыгодно. И результат ужасный. Потому что создание среды — это вопрос долголетия. Т.е. создания сообщества драматург — режиссер, режиссер — редактор, это нельзя указом президента решить, потом нужно долго этот бульон варить. И составляющие его, они уникальны. Это штучные вещи. Я не прославляю детскую режиссуру, но тем не менее это, действительно, штучное производство.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Абсолютно согласна.
В. ГРАММАТИКОВ — Поэтому на сегодняшний день есть более страшная проблема. Дело в том, что специалисты посчитали, что вхождение в мир ребенка, он входит через информативное пространство, медийное, не литературу, не кино, т.е. это компьютер, это игровые программы. Слава богу, еще остался предмет русская литература, учат понимать Пушкина, Толстого и Достоевского. Но никто не учит, как разобраться в этом рухнувшем на ребенка фантастическом информационном мире. Он сам начинает бродить по Интернету, он сам отыскивает какие-то пути. Надо сказать, что чаще всего он сваливается в этот примитив слогана 'оттянись', 'расслабься', 'найди крышку'.
Т. ЧЕРНЯЕВА — 'Возьми от жизни все'.
В. ГРАММАТИКОВ — Да. Вот это уже вещь чрезвычайно серьезная. Правильно, что детское вещание образовательное, просветительское в первую очередь должно быть. Но еще ужасно то, что сейчас, например, Министерство образования в этом году закончит, ставит 40 тыс. компьютеров в сельских школах, а нет программного обеспечения. Это очень хорошо. Им дали окно в мир, но опять через Интернет, опять через неуправляемый процесс. А я убежден — решение уже обсуждалось, — что вообще закрыть Интернет, мало ли куда они залезут. Поэтому и мы и делаем в 'Орленке' фестиваль визуальных искусств. Потому что это не только кино, это телевизионные передачи, детские региональные. Вот в регионах детское вещание есть, и оно очень интересное.
К. ЛАРИНА — Может быть, вы мне поможете, поскольку вы в телевизионном пространстве существуете практически постоянно. У нас же есть номинация на 'ТЭФИ' детская передача. И кто туда номинируется? Я помню, что 'Самый умный' был, Тина Канделаки. И всё.
В. ГРАММАТИКОВ — Я номинировался там дважды с передачей 'Улица Сезам'. Но дважды мне не дали. 30 лет было 'Спокойной ночи, малыши' один год, а второй — я догадываюсь, по каким соображениям. Дали городу Новгороду за не очень хорошую телевизионную передачу.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Я хочу добавить к этому, что номинация одна — детская передача, а детская аудитория, естественно, делится, по крайней мере, на 4 возрастные группы. И рядом ставить, предположим, программы 'До 16 и старше' и 'Спокойной ночи, малыши'
В. ГРАММАТИКОВ — Свалили всех в одну кучу.
Т. ЧЕРНЯЕВА — В номинации 'Детская программа' должно быть, по крайней мере, 4 передачи, 4 приза.
К. ЛАРИНА — Вот вы представляете, извините, программу-ветеран, 'АБВГДейка'.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Я этим горжусь.
К. ЛАРИНА — Есть еще более старшая программа, которую мы уже с вами упоминали, это 'Спокойной ночи, малыши'. Это, пожалуй, единственные 2 программы, которые остались с нами еще от того времени, когда и мы были детьми, когда родители наши были детьми, поскольку давно существуют эти программы. Но время катастрофически меняется. Мне кажется, что очень важная тема в нашем разговоре — это все-таки способ разговора с сегодняшним ребенком. Плохо, что детского телевидения сегодня нет. Но, допустим, мы его какими-то способами, с помощь государства ли, с помощь меценатов ли, попробуем возродить. А каким оно должно быть? Это тоже вопрос вопросов. Потому что я не уверена, что 'Спокойной ночи, малыши' или 'АБВГДейка' в том же самом формате, в котором они были рождены, могут существовать долгие 10-летия, через поколения проходить.
Т. ЧЕРНЯЕВА — А я уверена.
К. ЛАРИНА — Можно так, не меняясь?
Т. ЧЕРНЯЕВА — Доказываю. 'АБВГДейка' имеет свой целью подготовить детей к школе. Наступает период, когда детям становится 5-6 лет, их нужно каким-то образом подготовить к школе. Мы появляемся на экране, помогает родителям. Так вот когда бы ни родился ребенок, то, что придумало человечество за какой-то период, он должен это освоить. Другое дело, что современные дети осваивают эти 95% жизненной информации, общей для всего человечества, для всех детей, и нынешних, и детей 10-20-30 лет назад, чуть быстрее. В 4 года он уже сидит за компьютером, хлопает по клавишам, потому что у него есть этот компьютер. Но на самом деле цель и задачи 'АБВГДейки', как 30 лет назад были подготовить детей к школе в веселой, развлекательной форме, научить общаться, любить учиться, так и сейчас. Другое дело, что мы делаем это уже сейчас современными телевизионными технологиями. У нас осталась та же самая песенка, которая была 30 лет назад. И родители, которые включают детям свою песенку из своего детства, счастливы. У нас осталась та же самая схема обучения клоунов. Это, я считаю, гениальная придумка Эдуарда Николаевича Успенского, потому что клоун, он и не взрослый, и не маленький, он может ошибаться и не будет дураком, над ним можно подшучивать, и это не будет обидно. У нас осталась программа дошкольного воспитания, которая чуть-чуть изменилась сейчас в соответствии с современными требованиями Министерства образования, но тем не менее она базовая. Мы изучаем буквы, учим счет до 20, знакомим ребят, что больше-меньше, шире, длиннее, выше, т.е. с основными понятиями, которые каждый ребенок в каком-то возрасте должен освоить.
К. ЛАРИНА — В этом смысле, наверное, 'Улица Сезам' — следующая ступенька возрастная после 'АБВГДейки'?
В. ГРАММАТИКОВ — В принципе, это одна зона. 'Улица Сезам' рассчитана от 3,5 до 5,5 лет. Джим Хенсон, до того как он придумал 'Маппет-шоу', он придумал 'Улицу Сезам'. Идея была очень проста. Он обратил внимание, что дети очень легко запоминают рекламные слоганы. И тогда он своей группе разработчиков предложил направить этот феномен в какое-то позитивное русло, сделать образовательно-просветительскую передачу, которая состоит из маленьких сегментов, маленьких кусочков с четкой системой повтора через определенный цикл передач. И тогда были придуманы эти персонажи. Но абсолютно, как и 'АБВГДейка', образовательная, просветительская передача. Немножко больше есть. Там, например, о толерантности стоит вопрос, о том, что детям нужно говорить, что есть люди разных национальностей. Но когда она адаптируется в стране, она сейчас в 140 странах, то сначала идет огромное количество семинаров и изучаются те проблемы, которые необходимы этой стране — России, Норвегии, Дании.
К. ЛАРИНА — Там же не просто буквальный перевод на русский язык в данном случае? Вы как режиссер адаптировали ее именно для русского зрителя.
В. ГРАММАТИКОВ — Естественно. Было огромное количество семинаров. Мы работали с педагогами младших классов, мы работали с воспитателями, причем не только в Москве, а по всей России. Это было огромное количество семинаров. Фантастический труд у меня лежит изыскательный, Анна Генина вела эту работу, замечательный исследователь. Мы не будем говорить об 'Улице Сезам', хотя я бы с удовольствием мог говорить о ней часами. Это был фантастический опыт, потому что вынуждены были раскрыть профессиональные секреты. Он делается совершенно по другим принципам линейного производства, типа сериала, абсолютно. Я узнал величайшую тайну в этом плане. Но есть одна проблема. Мы говорим о детях, и правильно Татьяна говорит о том, что нужно дифференцировать возраст. Для самых маленьких забивают, действительно, американскими мультфильмами, которые покупают за 3 копейки, причем перепродают с канала на канал, это ужасно все.
К. ЛАРИНА — А 'Телепузики', которые у нас недолго жили?
В. ГРАММАТИКОВ — 'Телепузки' — это абсолютно антироссийский продукт, он у нас не приживется.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Мало того, это не детский продукт, это индустриальный проект: вначале запускаем образ, потом запускаем книжки, кукол, продаем много-много.
В. ГРАММАТИКОВ — Там другие задачи. Но совершенно брошено поколение подростков. Никто не хочет возиться.
К. ЛАРИНА — Они все на MTV сейчас. Вот вам, пожалуйста, детское телевидение, подростки там сидят.
В. ГРАММАТИКОВ — Но это же все в зоне все равно 'оттянись', 'расслабься'.
К. ЛАРИНА — Это пограничная зона, я бы сказала так.
В. ГРАММАТИКОВ — Заполняется зона досуга, так я бы сказал.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Потом еще подростки появляются в криминальных наших передачах, убийство таджикской девочки
К. ЛАРИНА — А еще подростки у нас появляются в качестве героев в рекламе пива.
В. ГРАММАТИКОВ — Все равно нужен новый формат. Естественно, с ними уже нужно говорить другим языком, это понятно и естественно.
К. ЛАРИНА — Конечно.
В. ГРАММАТИКОВ — Я очень благодарен каналу 'Культура', в первые новогодние дни была премьера моего нового сериала 'Сибирочка'. Это первая экранизация Лидии Чарской, замечательной русской просветительницы. Мы как раз ориентировались на семейный просмотр, чтобы дети, подростки и папа-мама вместе сели, учитывая все законы мирового семейного показа. Там пуговички Ане Михалковой мы не расстегнули две, оставили. Там очень много есть вещей, которые потом сторона не купит, из этих соображений. Мы все это изучили, все сделали. Но абсурд в том, что центральные каналы сейчас не приобретают 'Сибирочку', потому что они говорят: мы не знаем, куда это вставить, в нашу сетку этот продукт мы не можем поставить. Я говорю 1-му каналу: хорошая же у вас сетка, что вы не можете поставить собственный национальный продукт. Теперь мы подошли к самой главной проблеме, что не производится собственный продукт, собственная мультипликация, собственные детские телевизионные передачи. Вот это уже беда.
К. ЛАРИНА — На этом пока остановимся, поскольку у нас будет выпуск новостей, потом продолжим нашу передачу.

К. ЛАРИНА — Сегодня в нашей телевизионной радиопрограмме мы рассуждаем о проблемах детского вещания, о том, каким образом все-таки детские программы появились бы на наших телеканалах, как они должны выглядеть. В гостях у нас Татьяна Черняева. Татьяна Кирилловна. Так зовут?
Т. ЧЕРНЯЕВА — С 'АБВГДейки'.
К. ЛАРИНА — Да. Руководитель творческой мастерской программ для детей и юношества телеканала ТВЦ. И режиссер Владимир Грамматиков. Мы остановились на том, что каналы отказываются от собственного продукта, предпочитая задешево покупать продукцию иностранную, в основном американскую. Опять же мы упираемся в деньги. Но, с другой стороны, я хочу вернуться к тому вопросу, а каким оно должно быть, сегодняшнее детское телевидение. Как сегодня с ребенком разговаривать? Мы уже поняли с вами, что совсем другое поколение, другие дети. Они быстрее все улавливают, они быстрее переходят на взрослый птичий язык. Потому что раньше дети на улице росли, а сейчас они растут около телевизора.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Воспитывает мама, папа и телевизор. И я телевизор поставила бы на 1-е место. И какой язык льется сейчас с экрана, какой язык существует в эфире, то они и воспринимают. А вот как с ними разговаривать? Я лично разговариваю так, как со взрослыми, стараюсь говорить на литературном языке. А второе — для того чтобы общаться с детьми, нужно чувствовать, есть такой дар, мне кажется, у меня он есть, это не моя заслуга, просто так дано — меня не раздражают дети. Ни один ребенок меня не раздражает, мне всегда с ними интересно. Мне интересно с детьми, которые приходят к нам на передачу. Мне интересно с детьми, которые живут у нас во дворе. У нас кооперативный дом, я с ними общаюсь каждый день, особенно с тинэйджерами интересно общаться.
К. ЛАРИНА — Нельзя сказать, что государство вообще наплевало на собственное молодое поколение. Потому что попытки каким-то образом организовать досуг детский предпринимаются. Например, сейчас все настойчивее ведутся разговоры о возрождении в каком-то виде пионерской организации, не важно, как она называется, вот детская организация, которая должна заниматься досугом, чтобы дети не болтались после уроков, чтобы они чем-то были заняты. Не знаю, насколько это все эффективно, насколько эффективны такие методы. Потому что все равно здесь есть опасность вернуться опять к формализму, которым мы были перенасыщены во времена советской власти. Вспомните. Это как разводятся муж с женой, потом проходят годы, вспоминается только хорошее. Так и мы сейчас, у нас такая милота по отношению к прошлым годам, к 70, которые мы прожили в другой стране. Но помимо 'Будильника', замечательной передачи, либо 'Умелые руки', я очень любила эту программу, 'В гостях у сказки', тетя Валя там, 'Спокойно ночи, малыши' те же самые классические, было масса дряни, прочистки мозгов. Особенно, кстати, в том опасном подростковом возрасте, на котором мы сейчас с вами остановились в нашем разговоре.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Вы в пионерском лагере были?
К. ЛАРИНА — От звонка до звонка, весь срок отмотала.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Вам это нравилось?
К. ЛАРИНА — Не скажу, чтобы очень.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Значит, может быть, не так пионерский лагерь?
К. ЛАРИНА — Они были разные.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Нет пионерского лагеря, нет пионерской организации, зато появились скинхеды очень организованные.
К. ЛАРИНА — Вы думаете, оттого что пионеры пропали?
Т. ЧЕРНЯЕВА — А есть потребность у детей все-таки сбиваться в стаю, в ватагу. Это я точно могу сказать по детям, которые живут у нас во дворе. У нас есть такой пятачок — я председатель кооператива еще, — где мы поставили теннисный стол, сейчас там собираются тинэйджеры, ребята 16-17 лет, они общаются, и у них есть пространство. Поэтому желание выйти во двор и где-то иметь свое пространство, свой угол и свою среду общения со сверстниками, у каждого ребенка наступает такой период, и оно всегда есть, это желание.
К. ЛАРИНА — Но они же зомбированные выходят из собственны квартир, где они опять же проводят 24 часа в сутки либо у телеэкрана, либо у компьютера. Они зомбированы той информацией, которую они там получают. Если вы при этом создадите параллельно пионерскую организацию и скажете — а теперь все в пионеры, не думаю, что они тут же ринутся. Они же такие же, как и были.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Это надо по-умному делать просто.
К. ЛАРИНА — Наверное, стоит опять же начинать с этого ящика.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Одно дело — ты подходишь к ребятам, которые сидят на площадке у меня, курят и бросают окурки, встать в позу и сказать: что вы делаете, как вам не стыдно! Другое дело — я похожу: ребят, окурки-то. Они между собой закраснелись, застеснялись, никто не встал. Я говорю: хорошо, тогда показываю, как это делается, пожалуйста, уберите ноги. И начинаю по одному эти окурки складывать в урну. Они все встают, наклоняются — и теперь у меня чисто на этой площадочке.
К. ЛАРИНА — Вы, по-моему, Владимир, вели со своим сыном одну из передач 'Акуна Матата'.
В. ГРАММАТИКОВ — Мы начинали первые циклы.
К. ЛАРИНА — Хорошая была передача.
В. ГРАММАТИКОВ — Мне очень нравилась она, она была живой. Я думаю, что синтегрировать подрастающее поколение сегодня в той социальной среде исключено, это не получится. Я понимаю, что руководящие партии сейчас занимаются серьезно этим вопросом. Естественное желание у детей собраться на уровне спартаковского движения, скинхедов существует, это верно, они компании, команды очень любят, потому что они чувствуют свою защищенность хотя бы в этой группе людей, даже небольшой. Сегодня общество очень расколото социально, потому что есть класс абсолютно супер-имущих и есть класс супер-неимущих, и собрать их под едиными знаменами навряд ли удастся. Я разделяю отчасти как дед (у меня 3 внука и 2 сына, мужская команда футбольная) желание, чтобы все-таки какая-то идеология в государстве возникла. Потому что то, что у нас, если говорить о национальном характере, отсутствие чувства меры. Мы фантастически энергично можем бежать в одну сторону, задравши хвост, и потом, не остановившись, не подумав, не обсудив, мы можем развернуться на 180 градусов и с той же энергией бежать в другую сторону. Вот как занималось пионерами и октябрятами государство, просто занималось индустриально. Посмотрите, как не хотели, чтобы дети оставались в семьях, государство хотело захватить, это была экспансия. Не только в детском саду, не только в школе, потом придумали продленку, т.е. чтобы не было укрепления семейного очага. Ребенок должен чувствовать себя государственным винтиком, начиная с детского сада. И конечно, желание сейчас соединить, я его разделяю, чтобы государство наконец, осознав степень ответственности, не кокетничая, когда они говорят, мы думаем о подрастающем поколении, придумало свою идеологию. Это будет момент непростой. Но то, что уже занимаются этим, для меня это уже позитивно.
К. ЛАРИНА — Ведь самое главное, доверяешь ты этой идеологии или нет. Ведь как мы воспитываем своих детей? На собственном примере самое лучшее воспитание. Ты знаешь, что твой папа или твоя мама такой поступок никогда не совершат, потому что они как говорят, так и делают. И это самый главный воспитательный момент. И то же самое отношение к тем словами, которые произносят с экраном телевидения дяди и тети, обличенные властью. Они могут вам какую угодно идеологию навесить по поводу патриотизма, любви к родине, но любой 12-14 летний подросток прекрасно знает, как живет сегодняшняя страна, из чего складывается эта политика, какие деньги получает человек, который с экрана ему рассказывает, каким он должен быть солдатом, верным отечеству товарищем. Как говорил незабвенный министр обороны Павел Грачев про чеченскую войну первую, что наши солдатики умирают с улыбкой на устах. Вот этот цинизм, который длится на протяжении последних 10-12 лет, мне кажется, свое дело уже сделал. И сейчас очень трудно вернуть доверие. Ведь оно же было.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Но надо же возвращать.
К. ЛАРИНА — Каким образом?
Т. ЧЕРНЯЕВА — Каким образом не знаю, я не берусь говорить за всех политиков. Я только точно знаю, что телевидение для маленьких — я возвращаюсь к теме нашей программы, — оно должно существовать. И начинать надо с 2-3-4 лет. Надо возвращать изначальное детское вещание. А как вернуть детское вещание? Очень просто. Нужно потребовать, чтобы все каналы условия лицензии, закон для канала, где написано 15% от объема вещания отдать детям, стало быть, эти 15%, и бюджет под эти 15%.
К. ЛАРИНА — Вынь да положь.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Отдай. И какие-то контролирующие организации должны смотреть на это не сквозь пальцы, а строго спрашивать. Потому что если сейчас объем вещания детского — совершенно точные цифры — от всего объема вещания на федеральных каналах только 3%. Извините, из этих 3% опять 38% принадлежит каналу, на котором я имею честь работать, каналу ТВЦ, чем я горжусь. Потому что федеральный канал 'Россия', например, имеет по будням 8 минут программы 'Спокойной ночи, малыши' и больше ничего, остальное все мультфильмы. Посмотрите на программу телевизионную буквально этих дней, в 6:30 начинаются мультфильмы для детей. Покажите мне ребенка, который встает в 6:30, если это не грудничок, которому нужно пососать мамино молоко. Это уже идет манипуляция даже теми цифрами, которые есть как закон для канала. Ну да, вот у нас есть. В какое время? Какое время детское, какое не детское. На НТВ, например, я увидела мультфильм, который идет в 0:55.
К. ЛАРИНА — Может, какой-нибудь эротический?
Т. ЧЕРНЯЕВА — Не знаю. Но он тоже входит в систему детского телевидения.
В. ГРАММАТИКОВ — Профанация существует. Даже 'Дог-шоу' считается детской передачей по отчетам. Поэтому вроде бы отчитываются.
К. ЛАРИНА — 'Пока все дома', 'Дог-шоу'.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Когда совершенно замечательная программа 'Устами младенца' была выдвинута на 'ТЭФИ' в номинации 'Детская программа', извините, это программа взрослым о детях. И это все манипулируется и скрывается. Я думаю, что проблемы детского вещания скоро станут проблемой политической. Сейчас комитет по делам женщин, семьи и молодежи ГД под руководством Лаховой уже занялся этим вопросом, был проведен 'круглый стол', где-то в октябре собираются быть парламентские слушания. Сейчас, пользуясь тем, что 'Эхо Москвы', вероятно, слышат в своих автомобилях и депутаты ГД, я обращаюсь к ним. От них зависит поправка к закону о рекламе, с тем, чтобы мы могли существовать, детское телевидение, как и детское кино должны быть дорогим продуктом. Это и костюмы, и сказки. Почему сейчас сказок не снимают? Потому что не на что. В этих парламентских слушаниях помнить о том, что уже один раз выплеснули ребенка вместе с водой, сделав поправку к этому закону. Т.е. продумать законы о рекламе. Тогда телевидение детское будет рентабельным хотя быт чуть-чуть. И второе — тем организациям, которые обязаны осуществлять контроль за исполнением лицензии, строже к каналам.
К. ЛАРИНА — Министерство культуры сегодня отвечает за телевидение, да?
Т. ЧЕРНЯЕВА — Да.
К. ЛАРИНА — Министерство культуры и информации.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Дети, не видя своего продукта, они смотрят все остальное. А потом будем спрашивать, почему они не хотят слушать Вивальди, Чайковского. Да потому что они не знают, кто это такие. Они знают, что такое 'Аншлаг' и 'Кривое зеркало.
В. ГРАММАТИКОВ — Обязать каналы сейчас сложно. Даже если будет поправка, шансы есть, но незначительные. Вопрос нужно ставить более стратегически, просто о детском телевизионном канале. Было такое задание дано нам, еще был жив Валерий Приемыхов, он был на студии Горького у меня главным редактором. И нам дали задание к слушаниям в Думе составить, это были такие мечты — составьте сетку детского телевизионного канала. И мы собрались, нас было человек 8-10, и стали фантазировать, какой бы мог быть детский телевизионный российский канал. И составили. Надо сказать, что, на мой взгляд, замечательную сетку. Потому что ее основной принцип был дифференциации. Мы точное нашли время, когда с самыми маленькими можно общаться, точное время, когда ребенок приходит из школы, готовит себе еду, разогревает, начинает делать уроки, это одна была передача. И точно нашлось место и образованию, и просвещению, и развлечению. Развлечению, но немножко другого качества, чем дают сейчас наши каналы.
К. ЛАРИНА — Мы с вами до программы вспоминали Сергея Супонева. Я хотела бы, чтобы это имя тоже было произнесено у нас вслух в передаче, поскольку, действительно, то, что делал Сергей, он делал это по любви. Как вы говорите, Таня, про себя, так же и Сережа, он умел общаться с детьми, причем с детьми любого возраста, он умел находить общий язык, ему дети очень доверяли. Все, что он успел сделать на 1-м канале, это были замечательные программы. И 'Зов джунглей', еще что-то у него было. Замечательные передачи. После него все остановилось. Получается, что это штучное производство.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Абсолютно штучное. Сейчас телекомпания 'Класс' производит детские программы профессионально. Больше я никого назвать не могу. Может быть, еще телеканал 'Школьник ТВ'.
К. ЛАРИНА — Кабельное, да? 'Космос-ТВ', да?
В. ГРАММАТИКОВ — Да, надо иметь сеть кабельную по Москве.
К. ЛАРИНА — Давайте назовем еще что-нибудь позитивное, чтобы никого не обижать. Есть замечательная программа 'Умники и умницы' Вяземского, есть передача 'За семью печатями', тоже викторина для подростков, которая идет на канале 'Культура', мне кажется, очень хорошая. Про маленьких мы совсем уже забыли. Пожалуйста, мультфильмы в 6:30 — и будь здоров.
В. ГРАММАТИКОВ — И проблемные передачи для подростков, отвечать на них вопросы. Это крайне необходимо.
К. ЛАРИНА — 'Акуну Матату' смотрели с огромным интересом и удовольствием. И абсолютно были откровенны в этой передаче.
Т. ЧЕРНЯЕВА — Тогда вопрос. Почему она остановилас