'Вопросы к интервью

16 ноября 2019 г.

Эфир ведут Ирина Петровская и Ксения Ларина

К. Ларина 11 часов 8 минут. Доброе утро, добрый день! Программа «Человек из телевизора» на своем месте, но все перепуталось опять в нашем доме, все не так, все через… Не буду говорить, через что. Через мобильную связь — отличный выход! Ксения Ларина здесь, в студии. Доброе утро, дорогие друзья! На связи с нами Берлин, и это Ирина Петровская. Ира, ты здесь?

И. Петровская Я здесь, гутен морген!

К. Ларина Гутен морген, дорогая! Ура! Да, именно так мы сегодня проводим этот эфир. Но не подумайте плохого: Ира не специально уехала, чтобы меня не видеть. Надеюсь, что не это было главной причиной твоего, Ира, спешного отъезда.

И. Петровская Давай ты, а потом уже отвечу.

К. Ларина В каком смысле? Я уже все сказала.

И. Петровская А, в этом смысле? Ну, средства связи…

К. Ларина Ты моя дорогая девочка… Давай, рассказывай про себя. Что ты делаешь в Берлине?

И. Петровская Я в Берлине буквально на 3 дня. Здесь проходит уже ставшая традиционной — не в Берлине, а вообще — премия «Профессия: журналист», которую 5 лет назад организовала «Открытая Россия». С тех пор это превратилось уже в такой, в общем, очень уважаемый, престижный, полноценный конкурс, куда посылают рабты журналисты всяких разных — и печатных, и непечатных — изданий. И в этом году из 300 работ эксперты, в число которых вхожу и я, отбирали — нужно было отобрать 35 номинантов по 7 номинациям. И уже сегодня вечером объявят финалистов.

К. Ларина Про финалистов мы расскажем поподробнее. Во всяком случае, то, что относится к нашей сфере интересов — к аудиовизуальному искусству. Теперь уже по заявке Ирины Петровской напомню нашим слушателям, что у нас все работает — есть и смс, и твиттер, и все, что угодно. Есть, конечно же, чат в YouTube. Я уже вижу здесь приветствия от наших пользователей YouTube. Я их очень люблю. Приветствую вас, дорогие друзья! Обычно все время общалась в чате, а сейчас вижу, как передо мной бежит эта ленточка, и очень приятно видеть знакомые имена. Также я, конечно же, повесила на моей страничке в Фейсбуке краткое содержание наших впечатлений. Как всегда не обещаем, что выполним все. Но можно расценивать это и как набор некоторых рекомендаций. Ира, я тогда прочту, а потом уже пойдем в программу.

И. Петровская Да, конечно.

К. Ларина Итак, фильм Ирины Шихман на канале «А поговорить» к юбилею падения Берлинской стены. Огромное кино, 2-часовая панорама, замечательно сделанная. Поздравляю Ирину Шихман с очередным успехом! Евгений Киселев продолжает осваивать YouTube-канал «Кисельные берега», выпускает большие интервью. Вот с Айдером Муждабаевым — это тоже из цикла «Понауехавшие». Новое расследование ФБК в блестящем изложении Алексея Навального и Георгия Албурова. «Гоголь.Тема» — смертная казнь. Это такое ток-шоу, которое ведет Екатерина Гордеева в рамках проекта «Гоголь.Тема» в «Гоголь-центре». Транслируется и записывается, конечно же, для YouTube-канала «Гоголь-центр». Максим Галкин неожиданно взбунтовался против властей. Я так неможнко с иронией это написала. Ну, кто знает, тот знает, кто не знает, мы напомним в течение передачи.

Леонид Парфенов с очередным выпуском — 1957 год. И уже вышел 1958 год. Выпуск «Редакции» Алексея Пивоварова о якутском шамане. Тамара Морщакова — героиня Hard Day’s Night на канале «Дождь». Рекомендации: канал Лизы Осетинской «Русские норм» — тоже скажу отдельно. Вообще, я думаю, нам нужно завести такую рубрику «Рекомендации», потому что у каждого возникают свои новые впечатления. Потому что все мы охватывать не успеваем, но хотя бы порекомендовать нашим слушателям. Ну и антигерой недели: психопат Соколов как орудие пропаганды. Вот таковы наши впечатления от прошедшей недели Напомню, что в Фейсбуке тоже открыта возможность комментариев для всех, без всяких фильтров. Тоже можете туда заходить.

Давай с Берлина мы и начнем. Я тогда вновь задам Ире вопрос, связанный как раз с сегодняшним событием — вот этим фестивалем журналистики, вручением независимых журналистских премий. Кто вышел в финал, кто станет главными победителями в нашем жанре, Ира? Кого там выбрали?

И. Петровская Смотри, значит, вообще по всем номинациям — репортаж, расследование, интервью, региональные медиа, публицистика — так или иначе рассеяны и телевизионные работы. Но, тем не менее, в этот раз появилась номинация «видеодокумент». И туда, в частности, в эту пятерку попал Юрий Дудь с фильмом о Беслане и Алексей Пивоваров с делом Хачатурян — почему это касается каждого. Сергей Ерженков и Илья Жигулев — по крайней мере, Сергей раньше работал на «Дожде», Илья Жигулев, по-моему, тоже с «Дождя». Но тут они представлены как авторы «Медузы».

К. Ларина Даже это уже устарело. Да, действительно, на короткое время…

И. Петровская Из «Медузы» Ерженков тоже уже ушел.

К. Ларина Да, оттуда тоже ушел. Но, по-моему, успел там сделать пару фильмов. Это, по-моему, ты сейчас говоришь про фильм про Зеленского, да?

И. Петровская Да, называется «Зе: от Кривбасса до Донбасса». Но тут еще есть — в частности, в региональных медиа: компания ТВ-2 представила фильм «Яр» о Колпашевской трагедии. Это 30-е годы, сталинские репрессии, когда людей убивали и сбрасывали в этот яр. Потом, уже в 70-е и позже, обнаруживались массовые захоронения. Есть репортажи и самого «Дождя», и репортажи «Ост-Вест» — местной русскоязычной компании. Но тут надо отметить, что выдвигаются не сами люди, которые хотят участвовать, а, в принципе, организаторы могут выдвинуть работу. Например, известно, что Юрий Дудь категорически не принимает участие и не принимает разные премии, которые ему время от времени вручаются.

К. Ларина Как, он же принимал. Он был «Человеком года» по версии GQ, и даже там выступал с речью. Он же принял.

И. Петровская Да, по версии GQ. А там пока еще неизвестно, кто победит. Но тогда та часть премии, которая имеет некоторое денежное выражение, будет по его желанию отправлена куда угодно — в благотворительный или прочий фонд. Вообще я должна сказать, что все наши крики и общие крики, что журналистика умирает, что ее не осталось, что она во что-то превратилась… Вот когда читаешь вал этих работ, то понимаешь, что она не только не умерла — она существует. Только она существует тоже в большинстве случаев уже в разных других форматах, на разных платформах. Из традиционных тут довольно обильно представлена моя родная «Новая газета»...

К. Ларина Поздравляю тебя с новым главным редактором!

И. Петровская ...которую я от души (и себя тоже) поздравляю с новым главным редактором, который вчера в честной конкурентной броьбе был выбран коллективом. Это Дмитий Андреевич Муратов. Ну а дальше, в следующий раз, когда мы узнаем победителей, я тогда коротко расскажу, кто еще участвовал и победил. В частности, Иван Голунов с этим своим похоронным расследованием — тоже среди этих вышедших в финал журналистов.

К. Ларина По поводу того, что журналистика умерла. Я думаю, что все-таки когда мы говорим, что журналистика умерла, мы имеем в виду вполне себе конкретную журналистику — легальную журналистику, которая представлена федеральными СМИ, включая не только телевидение, но и все остальные возможные — и печатные, и тпрочие. Вот тут действительно можно говорить о смерти профессии — о чем мы с тобой и говорим регулярно. А то, что живое, что не сдается — это все уже такой андеграунд, который пробивается через асфальт, существует параллельно.

И слава Богу, что у людей сегодня есть возможность хоть как-то работать. Слава Богу, что есть правозащитные организации или организации независимые, которые устраивают журналистские форумы. Слава Богу, что есть Ходорковский и «Открытая Россия», слава Богу, что есть Фонд Бориса Немцова, который тоже вручает свои премии, в том числе и журналистские. Слава Богу, что существует YouTube, о котором мы сейчас говорим, и свободный интернет. И каждую неделю, когда я пишу наш план, думаю: «Боже мой, мы опять не успеем— и это появилось, и это нужно охватить, и наши слушатели присылают свои рекомендации, что еще появляется. И это все журналистика! Скажи, что нет.

И. Петровская Безусловно. Только я бы не называла андеграундом. Я бы употребила более точное слово — «параллельная». Вот существуют два потока — паралелльные, которые скоро уже вообще никогда не пересекутся: традиционные федеральные СМИ, федерального подчинения — в первую очередь телевидение — и абсолютно свободные, в свободном полете люди, журналисты, которые проводят совершенно фантастические расследования, делают замечательные репортажи, интервью, работают в любых жанрах. Очень мобильные, часто опережают вот эти по-прежнему неповоротливые так называемые главные СМИ. И это, мне кажется, главная примета последних нескольких лет нашего времени, в принципе.

К. Ларина Тут тогда еще важно отметить, что не только на какие-то события сегодняшнего дня, на актуальные откликается новая журналистика, которая существует в параллельном пространстве, но даже откликается и на события прошлого, на какие-то важные вехи, которые отмечаются в мире.

То же падение Берлинской стены — я вообще не знаю, было ли что-нибудь у нас на федеральных каналах. Если и было, то, боюсь, что, наоборот, как обычно, стегали Михаила Сергеевича Горбачева или говорили, что стена рухнула, Холодная война закончилась, и вся дрянь, весь Содом и Гоморра хлынули на наши бедную духовную Россию. Скорее всего, в этом ключе. Могу только предугадать, предвидеть, как это будет, или придумать, как это было. Или тот же Дудь с Бесланом, про которого ты сейчас говорила, или Дудь и Колыма. Или фильм Катерины Гордеевой — это все параллельное пространство. В федеральном эфире люди вообще живут в каком-то странном мире, стеклянном мире, в который не проникает ничего, кроме Украины.

И. Петровская Собственно, они практически дожили до того момента, когда уже даже руководители каналов ставят это на недавно прошедшей конференции НАТ (не НАТО, не путать с солдатами НАТО). Они действительно всерьез озабочены, что делать, когда реально зрительский отток от телевидения, невиданный прежде и малопрогнозируемый еще каких-то, может, лет 7 назад. Именно потому что оторвались от реальной, акутальной и не только актуальной повестки. И до такой степени заигрались в эту пропаганду и обслуживание конкретных интересов (мы знаем, кого), что зритель массово голосует ногами против всего этого.

К. Ларина Тогда переход к представителю федерального канала. Это Макисм Галкин, который неожиданно отметился в такой роли бунтаря на концерте в Новосибирске. Это видео разошлось по всем сетям, все это обсуждают. Мало этого: эта история, опять же, уже просочилась, судя по всему, в федеральный эфир. Я не видела, но знаю. Говорят, что сам Киселев ответил Максиму Галкину, который на этом концерте позволил себе сказать страшную, крамольную вещь о том, что на федеральном телевидении существует цензура.

Да, действительно, там, в этом кусочке видео он говорит, что наше официальное телевидение увлечено только темой Украины, как будто в России ничего не происходит. Очень смешно и остроумно показал, как общаются с вражескими политологами в эжирах федеральных каналов. И, естествено, священное имя Владимира Путина также было упомянуто им со сцены. «Путину самому скучно с нами», — говорит Галкин. — «У нас проблемы. У нас пенсии не те, там не то сделали, тут не то. А он же другими масштабами мыслит. Он же Марс мысленно завоевывает. А мы тут ноем, как нам дальше жить. А он нам: «Потерпите, затяните поясок». И мы все затягиваем — кто на поясе, кто на шее». Вот такие страшные слова.

И. Петровская Да, в принципе, если вспомнить расцвет политической сатиры, который продолжался примерно до 2000 года — или просто вообще существование политической статиры было возможным — конечно, на этом фоне это выглядит довольно бледно. Такие очевидные вещи человек проговорил. Причем еще и не в эфире, а на концерте в Новосибиске. Но по нынешним временам — да, это страшная крамола. И самое главное, она потому особенно страшна и так всех взбудоражила, потому что она исходит не просто от юмориста, а от человека медийного, от Галкина, который является лицом Первого канала, ведет там сейчас, по-моему, 2 шоу — про детишек «Лучше всех» и «Сегодня вечером».

Как правило, люди, работающие в таком пространстве — федеральном эфирном — бывают крайне сдержаны и воздержаны. Да и мы сами видели — совсем недавно, кстати — Максима Галкина в разных форматах. Он тоже, как мне казалось, старался от каких-то прямых ответов на политические вопросы аккуратненько дистанцироваться и уходить. Но тут — раз — и вдруг вот так прогремело. Хотя сказал он вещь очевидную: достала Украина в эфире! Не вообще, а в эфире — достала. И его достала, говорит он. Надоели ли мы Владимиру Путину? Ну да, наверное, несколько поднадоели. Он решает глобальные вопросы. Там было много каких-то моментов. Реакция действительно очень смешная, потому что бросились как раз те самые пропагандисты, которых он разными такими вскользь…

К. Ларина Зацепил.

И. Петровская Самого Соловьева, когда он рассказал, что тот стоит во френче Мао Цзедуна. Шейнина, который бычит на своих героев. Дмитрия Киселева, по-моему, он не упоминал. Но все они сочли необходимым сказать, что Галкин вообще-то говорит не о них, а на нашем канале вообще нет ничего похожего. Имея в виду, что, может, у вас там цензура. Киселев сообщил, что в наше время все так открыто, что с существованием интернета вообще никакой свободы быть не может. Не свободы, а наоборот, цензуры. Свобода как раз может. Вот эта реакция — она, конечно, очень забавная, потому что всегда чем более активна эта реакция, тем больше человек своим, даже маленьким, уколом попал в точку и в цель.

Ну и конечно, еще когда побеждал Владимир Зеленский, начали проводить аналогии, кто у нас из этого же ряда юмористов и комиков может претендовать на высший государственный пост. И уже тогда называли Максима Галкина, потому что молодой, потому что умный, известный и самый главный юморист и комик. Буквально недавно прочитала текст, что операция «Преемник» началась. Хотя сам Галкин, я помню, по-моему, в эфире «Дождя» сказал, что не приведи Господи такой судьбы (имеется в виду, главы государства) — это будет означать вообще полное отсутствие нормальной частной жизни. Но в данном случае сработал эффект ожидания.

К. Ларина Да, я просто думаю, что, наверное, стоит вспомнить: Игорь Яковенко написал, по-моему, очень точную аналогию, связанную с выступлением Галкина. Он вспомнил конец 80-х годов. Вернее, наверное, даже не конец, а с середины — перестроечное время, когда на концертах стали позволять себе «накладные карманы». Стали высказываться самые, что называется, аполитичные и самые лояльные к советскому режиму артисты, которые никогда не были отмечены во фронде. Но в это время это уже можно было делать — не в официальном телевидении, но хотя бы на концертах.

Здесь, кстати, пишут наши слушатели — наверное, те, которые были на концертах Максима Галкина — что она концертах он очень часто высказывается о текущих событиях, актуальных, и тоже весьма резковато, но как бы в своей системе координат, с его степенью резкости. И вот ты вспомнила про «Дождь». Я, кстати, тоже вспоминала: по-моему, это было еще в 2010-2011 годах. Он уже тогда был замечен в такой достаточно открытой поддержке протестных акций. Не знаю, был он на улице или не был, но на «Дождь» он тоже приходил — тогда еще на программу Дзядко «Три», и ребята с ним беседовали как со своим единомышленником.

И надо отдать должное Максиму — не знаю, для меня это не является бунтом. Я так написала, что это бунт — просто, что называется, со скобочками, со смайликом. Потому что на самом деле он уже достаточно давно существует, что называется, сам по себе. У него есть право — как я понимаю, он его каким-то образом заслужил — высказываться вот так, с точки зрения, не знаю, кого-нибудь другого: «Боже мой, зачем он это делает, какой ужас!». А на самом деле это вполне в его жанре. Он давно не стесняется так говорить. И он, и можно назвать еще кого-нибудь. Послушай, а Иван Ургант? Чем он тебе не Галкин — тоже все шутки, достаточно актуальные, позволяет себе в своей передаче.

И. Петровская У себя — да. Но, как правило, в подводках к основному разговору, в несколько иной, конечно, манере. У него такая ирония — иногда даже не всегда считываемая, но, тем не менее, да, он тоже выходит за рамки в своем формате в ночи. И пока, по крайней мере, неплохо себя там чувствует и существует. Видимо, оставляет некие такие клапаны, через которые нужно, чтобы выпускался пар. И, как правило, люди на вот эти маленькие реплички и укольчики Ивана Урганта тоже реагируют очень бурно: вау, что происходит на Первом канале! Это о другом — о том, как вообще зачищена поляна, что даже вот такие мелкие шпильки воспринимаются как страшная фронда.

К. Ларина Да, именно. Кстати, тут еще одна версия, о которой я читала. Она не раз высказывалась в социальных сетях: что типа Максим Галкин и ему подобные, которые позволяют себе, уже сейчас чувствуют грядущие перемены и стараются подстелить себе соломки, чтобы успеть сказать: я вот тоже был в числе несогласных, я тоже протестовал, тоже пытался говорить то, что нельзя, я тоже был смелый человек. Как ты относишься к этой версии?

И. Петровская Мне кажется, что это довольно смешная версия. Не менее смешная, чем высказывания Урганта и Галкина. Ничего подобного, мне кажется, не может быть. В голову, конечно, может прийти, потому что рано или поздно многим — не Галкину и не Урганту, а другим — придется разделить ответственность за происходящее и как-то оправдываться. И поэтому оставляют себе всякие такие запасные ходы и аэродромчики. Думаю, что где-нибудь там наверху над этими версиями очень смеются. По-моему, ничто не предвещает…

К. Ларина Ира, новости! Продолжим через минуту.

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

К. Ларина Возвращаемся в программу «Человек из телевизора». В студии «Эха Москвы» в Москве ксения Ларина, на связи из Берлина Ирина Петровская. Ира, ты здесь?

И. Петровская Здесь.

К. Ларина Еще раз приветствую тебя, моя дорогая.

И. Петровская И я тебя, и всех.

К. Ларина Ира, у меня к тебе такой вопрос, раз ты в Берлине: там есть какие-нибудь следы празднования юбилея крушения Берлинской стены? Или уже все закончилось?

И. Петровская Ты знаешь, я ещё не прошла по этим следам, если они сохранились, потому что прилетела только вчера, уже под вечер. К сожалению, еще не выбиралась, хотя хотела бы посмотреть собственными глазами. Но предполагаю, что, конечно, даже если и есть следы, то они такие совсем остаточные, поскольку время уже прошло. Сейчас тут появляются следы будущего Нового года — разные рождественские палаточки и прочее.

К. Ларина А про Берлин у нас было что-нибудь? Я в начале попыталась смоделировать какое-нибудь политическое ток-шоу на тему 30-летия падения Берлинской стены в сегодняшнем телеэкране. Ты что-нибудь видела до своего отъезда?

И. Петровская Я видела. Ты не поверишь — крайне изумительное для меня зрелище: падение Берлинской стены, эту годовщину отмечали в формате прямого эфира у Малахова. Чем я была дико поражена, поскольку он достаточно редко обращается к таким событиям международного, вот такого масштаба. Там у него собрались разные люди. В основном, конечно, представители разных попсовых и прочих искусств, которые рассказывали свои впечатления и как они это все тогда воспринимали. А на месте работал корреспондент, который расспрашивал приезжающих на празднование в Берлин людей, показывали какие-то кадры хроники. Вот то, что я видела. Конечно, это было в новостных сюжетах. В каких-то других ток-шоу — я подозреваю, что было, но не могу конкретно тебе об этом доложить.

К. Ларина Тогда я займу буквально пару минут, чтобы сказать про фильм, который очень рекомендую посмотреть и нашим слушателям, кто не видел, и моей коллеге и подруге Ирине Петровской. Обязательно обратите внимание на эту работу Ирины Шихман в рамках проекта «А поговорить» — фильм, посвященный падению Берлинской стены. Чем примечателен этот фильм, чем, скажу я так, необычен? Он сделан очень профессионально. Вообще у Иры Шихман профессиональная телевизионная команда — отличный оператор, отличный режиссер, отличный монтажер. Они просто молодцы! Смотрится замечательно, профессиональная работа. Это всё-таки не стрим — это серьёзное телевидение.

Но что еще необычно по контенту, по содержанию — что этот фильм показывает нам взгляд на историю падения Берлинской стены, на историю конца Холодной войны, на историю воссоединения двух Германиий со стороны ГДР. То есть Ирина Шихман поехала в Лейпциг, и там её главные, основные герои, которые живут в Восточной Германии. Естественно, есть люди из Западной Германии, из ФРГ — но они самые разные представители Германии. Это, конечно, удивительно.

Там есть и бывшие политзаключенные, которые сидели во времена ГДР в застенках «Штази». Там есть и вполне себе благополучная советская ГДРовская семья, которая тоскует по временам ГДР, рассказывает о том, как хорошо они жили, что у них было бесплатное образование, бесплатная медицина, ездили отдыхать за границу — в Болгарию и Венгрию. Очень знакомо — что называется, абсолютно наши люди.

Есть бывший сотрудник спецслужб, как я поняла. Он очень хорошо говорит на русском языке. Это такой старый кадр — уж не знаю, может быть, и «Штази», и КГБ одновременно. Но человек абсолютно из советского, коммунистического, социалистического прошлого, с таким же тоталитарным мышлением, который, конечно же, чтит Маркса и Ленина и тоже вспоминает о временах ГДР с большим чувством ностальгии. У него буквально звучит, что вот сейчас мы бы не позволили такого — сейчас все распустились, а вот тогда мы бы такого не позволили. Ну и, естественно, есть люди, которые пережили страшное время — это коммунистическое время.

Там есть несколько признаний, которые меня, Ира, просто поразили в самое сердце. Допустим, там один герой — ему было 18 лет, он переплыл границу через реку. Там же на реке, ты знаешь, до самого дна стоял железный занавес — буквально. То есть было невозможно даже переплыть эту речку во время разделения Германии, в коммунистическое время. Он переплыл, оказался на Западе, прислал письмо родителям из Западного Берлина. И первое, что сделал его отец, когда получила открытку — отнес ее в «Штази» . По сути, донес на собственного сына.

И вторая история — когда один из героев (ттоже перебежчик, который тоже сидел в тюрьме, был политзаключенным, потом убежал) только в этом году, спустя 30 лет после падения Берлинской стены, после объединения Германии получил своё досье из «Штази» и узнал страшную вещь — что его родной брат долгие годы доносил на него, писал на него доносы в полицию. Вот такие признания, конечно… Вот я сейчас говорю — у меня прямо мурашки.

Это фильм, который открывает человеческие истории. Это не политическая история — это история человеческая, история про людей. Поэтому, конечно же, обязательно посмотрите, дорогие друзья! Фильм, посвященный падению Берлинской стены, Ирины Шихман. Вот несколько зарисовок, которые я привела. Там, естественно, есть еще и группа «Scorpions», и песня «Ветер перемен», и история ее создания, и многое другие. Много хроники. Посмотрите обязательно!

И. Петровская Я помню, когда я первый раз была в Берлине, уже давно, это было одно из потрясений — музей Берлинской стены, где как раз собраны истории, фоторафии, каким образом, каким спосбом и как люди пытались за этот занавес, за эту стену пробраться из одной страны в другую, хотя это была не только одна страна, но и один город. Это, конечно, производит колоссальное впечатление. И, конечно, далеко не всем это удавалось. На пути туда было очень много жертв. И тем не менее, все равно…

К. Ларина Сколько расстреливали! В этом фильме произносятся некоторые слова, которые я даже не могла себе представить, что можно так. Люди там говорят, что «Штази» страшнее, чем КГБ, по отношению к нарушителям границы, к предателям социалистического реждима. Говорят о том, что я не знала — например, что они продавали людей! Политзаключенных продавали за деньги во времена Хоннекера! Настало такое время, когда они поняли, что на этом можно заработать, и пачками продавали людей. Как рабовладельческий строй! И Запад их покупал. Платили в казну ГДР. Это вообще жуть. Жуткая история!

Мне ужасно жаль, что у нас так мало времени и внимания уделяют этой истории. Это же до сих пор отзывается, потому что вот эти две Германии — не знаю, мне кажется, что там все очень непросто, что они до сих пор не объединены по-настоящему. Даже в этом фильме очень четко видно, что мышление, менталитет людей, которые прожили на территории ГДР, прожили при другом режиме, все равно другой, иной. Мы в этом смысле очень похожи. А это было важнейшее время — 1989 год. Это же не только Германия. Там и в Праге началась «бархатная революция», там началась и Румыния, которая закончилась кроваво. Это невероятно важный год в новешшей истории мира.

И. Петровская И у нас, можно сказать, началось. Не так радикально, но мы уже были на пороге больших свершений, перемен.

К. Ларина Да, именно в ноябре-декабре 1989 года как раз был съезд народных депутатов, который, во-первых, принял резолюцию, осуждающую вторжение войск в Чехословакию в 1968, вторжение в Афганистан в 1980, пакт Молотова-Риббентропа 1939. Все эти резолюции, осуждения, отрицательные, негативные исторические оценки были приняты на этом съезде. Вот, что называется — все ушло: прошло 30 лет, и мы опять здесь.

И. Петровская Нет, оно никуда не ушло. Просто затолкали саму тему. Как мы знаем, вначале начались лихие 90-е, надо было переложить ответственность на понятно кого. А дальше это уже превратилось в такое клише, когда понятно, что большинствохотят убедить: понятно, что там ничего хорошего не было и быть не могло, и не надо было вообще ничего трогать, устроили себе геополитическую катастрофу на свою голову.

К. Ларина Ну а у нас тем временем главным героем недели остается психопат Соколов — бывший профессор и историк, а нынче — надеюсь, все-таки историк останется в истории, а человек, совершивший такое преступление, иначе как потрошителем, маньяком, психопатом, преступником и убийцей называться не может. Я почитала у тебя в твоей колонке в «Новой газете», что по аналогии с похожей историей с Алексеем Кабановым, который также задушил, а потом разрубил на куски свою жену, он тоже на долгое время стал героем всяких ток-шоу для домохозяек. Даже была драка за право получить интервью у его отца между «малаховскими» и тогда еще, по-моему, «зеленскими». Вот фамилия — уже как-то возникает другая ассоциация. Интересно, как быстро забывается. А сейчас случилось похожее социалистическое соревнование между «малаховскими» и «борисовскими».

И. Петровская Ну, конечно. Это можно было угадать и предвосхитить с самого начала, когда мы только узнали об этом кошмарном преступлении. Потому что таких, простите мне мою чернушность, сладких тем давно не было. Я могу себе представить, как они там рыли весь эксклюзив, а потом этот эксклюзив вываливали себе в эфиры. На Втором канале в прямом эфире 2 вечера подряд было обсуждение этого. На Первом канале сломали сетку, что вообще случай просто невероятный — «Пусть говорят» вышли на 1,5 часа раньше. Но тут еще, понятно, была идея подрезать конкурента. Ну, вот такая тема, которая, в конце концов, вполне достойна того, чтобы эту сетку к черту сломать. Потом был еще эфир, и я уверяю тебя, что это совершенно не последний.

Обсуждали и в других общественно-политических форматах, поднимаясь до совершено диких обобщений и объединяя с другими профессорами, которые выходят за некоторые рамки и флажки. И это звучало не менее дико.

К. Ларина Да, вот это как раз больше всего меня возмутило и поразило. Я даже видела остатки этой мантры, этого сюжета в социальных сетях, где неокторые люди тоже таким образом весьма цинично, гадко и подло подверстывавали историю с Гасаном Гусейновым под историю преступления Олега Соколова. Это, конечно, самое омерзительное, что может быть. Только в головах совершенно подлых людей может рождаться такой вот ряд асоциаций, чтобы это осталось в голове у смотрящего и читающего — типа, вот они такие. Это ужасно! Просто не знаю даже, как это назвать.

И. Петровская Во-первых, «вот он такие», а во-вторых, это также подверстывается под высказанное Киселевым 2 недели назад — его идею про вред гуманитарного образования, его избыточность. Идет, в общем, вот так: посмотрите, что из этого выходит. Мне очень нравится вот это: «Ученые с мировым именем — что они делают со студентами!». Как будто это вообще такая практика различных гуманитарных вузов — делать такое.

Понятно, что если бы, не дай Господь, подобное совершил какой-нибудь дворник дядя Вася с улицы Кондратчука — ну поговорили бы 5 минут в программе «Чрезвычайное происшествие» и забыли. Сказали бы: «Вот смотрите, еще одна дикая история». Здесь же она обрастает и подробностями, и вот этими придуманными, какими-то невероятными обобщениями, которые вообще ни в какие ворота. Да, существует конкретный психопат, который совершил такое. Никаких тут не может быть ни аналогий, ни обобщений.

Там была еще одна идея — что либералы защищают своих. Кстати, сюда приплели уже и Кирилла Серебренникова — что это началось с Кирилла Серебренникова. Да никакие либералы не защищают этого душегуба! Это не пойми кто сейчас защищает этого душегуба и составляет какие-то — не знаю, фейковые или не фейковые — петиции, чтобы признать его — только на тот момент — невменяемым и, не дай Господь, не отправить его на пожизненное или куда там он, безусловно, достоин. Под эту же тему опять возрождают раговоры о смертной казни.

Тут много чего, да. Это прямо такое «дорого яичко к христову дню», простите за кощунство — когда это, во-первых, дико отвлекает от каких-то других тем, от которых, наверное, нужно отвлекать, и, во-вторых, заставляет население с открытым ртом прилипать к ящику. Я уверена, что рейтинги этих эфиров должны были быть нетипичными.

К. Ларина По поводу смертной казни скажу — тоже, может быть, в рубрике «Рекомендации»: обратите внимание на канал в YouTube «Гоголь-центра». У них есть свой канал, где выкладываются не только фрагменты из спектаклей или интервью актеров, но появилось и свое ток-шоу. Мы этого ждали, что называется, когда говорили об этих телевизионных форматах, которые пошли по YouTube-каналам. Уже есть и интервью в больших количествах, и там уже образовалась такая конкурентная среда. Естественно, есть и новостные сюжеты, есть очерки, репортажи, есть документальное кино в сети. Но вот, пожалуй, наверное, ток-шоу — густонаселенное, с большим количеством героев, ньюсмейкеров, общественно-поилитическое — появилось как раз на канале «Гоголь-центра».

Запись этого ток-шоу проходит в театре, с публикой — там есть публика, люди, которые приходят. Они записываются и приходят на съемки этого ток-шоу. Ток-шоу ведет Катерина Гордеев. В гостях у нее бывают люди просто, что называется, первого ряда, звезда на звезде — в позитивном смысле, это не поп-звезды: от Людмилы Улицкой до Григория Остера. Замечательные люди. И темы берутся острейшие. Вот в прошлый раз я смотрела — программа была посвящена цензуре в литературе, книгоиздании. Очень интересный разговор.

Вот ты сказала про смертную казнь — тоже тема, которая сейчас так или иначе всплывает вместе с разными криминальными и политическими сюжетами и, опять же, активно используется, как сейчас тоже сказала Ира, в федеральных каналах как такая тряпка для публики: давайте вернем смертную казнь для некоторых категорий преступлений. Вот у Катерины Гордеевой в рамках этого ток-шоу «Гоголь.Тема» был большой разговор про смертную казнь.

Обращаю ваше внимание — стоит смотреть. Тем более, что Катерина все-таки профессиональный журналист, не просто модератор, не ведущий корпоративов, дело знает. И, конечно же, блестящие гости, один другого лучше. Мне иногда даже кажется, что их слишком много, что они не успевают высказаться каждый. Может быть, пожертвовать количеством и дать им возможность побольше поговорить? И еще, может быть, такая отличительная черта, о которой я не знаю, хорошо это или плохо, Ира. Как «Агора» у Михаила Швыдкого отличается таким странным форматом, нюансом, скажу так: когда люди не вступают в диалог друг с другом, в контакт — высказываются по очереди, а какой-то внутренней дискуссии не возникает. Не знаю, хорошо это или плохо. Мне кажется, что не очень.

И. Петровская Мне кажется, что это скорее плохо, чем хорошо, потому что иногда ты застываешь в недоумении — какое-то такое обрубленное ощущение, что в воздухе застыли какие-то повисшие реплики, которые требовали бы оппонирования или какой-то реакции. А все-таки, мне кажется, дискуссионый формат требует вот этого дискуссионного подхода.

К. Ларина Про кого ты еще хочешь сказать? Давай.

И. Петровская Я хочу сказать, например, продолжая разговор об ученых, конечно, о Юрии Дуде с его совершенно замечательным выпуском. Он съездил в Калифорнию и записал интервью с совсем молодым человеком, которому, по-моему, 34 года — Константин Батыгин. Асторфизик, который близок к открытию, по-моему, 9-й планеты Солечной системы. В астрофизике я ничего не понимаю. Но этот герой абсолютно невероятный сам по себе. Невероятное ощущение свободы, которое от него исходит. При этом он совсем не похож на академических ученых, застегнутых на все пуговицы. Он еще и занимается, по-моему, роком и вообще ведет жизнь молодого свободного человека, при этом занимаясь наукой — самой что ни на есть высокой наукой. И вот этот общий образ этого человека — то, как он говорит, как он думает, как он выглядит — это, конечно, производит невероятное впечатление.

И что меня поразило еще больше, чем герой — это количество просмотров. Ну вот уж, казалось бы, совсем — мы уже изумлялись в свое время, когда у «Колымы» было огромное количество, миллионы, у «Беслана». Но изумлялись не потому что эти работы недостойны, а потому что мы как-то предполагали, что ютубовская, интернетовская молодая аудитория — она, в общем, не по этой части. И вот здесь тоже — разговор с ученым, мало кому здесь известным, если не сказать больше — никому не известным. И опять миллионы просмотров! Я не знаю, это какой-то поразительный эфферкт конкретных дудевских работ.

К. Ларина Тогда я дополню в пандан, что называется, в продолжение этой темы. Канал «Русские норм» Лизы Осетинской. Я раньше знала про него, что он существует. Но вот впервые посмотрела и просто вообще порадовалась. Совершенно отличные интервью! Почему называется «Русские норм»? Этот канал рассказывает о людях, которые сделали карьеру на Западе, которые уехали из России, и их знания, умения, профессиональные навыки и таланты нашли свое применение здесь, за пределами России, и это получилось успешно, получилось здорово. Там и экономисты, и предпириниматели, и модельеры — кого там только нет! Это очень хороший проект, обращаю ваше внимание.

Ира, мы должны заканчивать. Заканчиваю я песней, которая возвращает нас к Максиму Галкину и к судьбе юмориста в несводбодной стране, как это бывает. Это саундтрек к фильму «Юморист» — Face завершает нашу программу. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире