'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА Здравствуйте, Левон Саркисович. Вы в программе, которая называется «Человек из телевизора». Вас можно и так представить?
Л. ОГАНЕЗОВ Моя мама бы очень удивилась, если бы слышала такое.
К. ЛАРИНА Потому что действительно большинство наших слушателей Вас увидеть и услышать могут только по телевизору. На самом деле еще в очень многих юмористических программах Вы всегда принимаете участие. У Вас сейчас есть что-нибудь постоянное?
Л. ОГАНЕЗОВ Сейчас все, что мы называем «программа», «концерт», эта форма общения со зрителем потихонечку исчезает. В основном все хорошие артисты работают заказные концерты день рождения у директора банка…
К. ЛАРИНА Или директора бани.
Л. ОГАНЕЗОВ Директор бани, кстати говоря, не беднее, чем директор банка. В любом ресторане, в хорошем дорогом большом зале ты можешь встретить, если там банкет, хороших артистов, и заодно постоять, послушать.
К. ЛАРИНА А про себя скажите. В постоянных программах, которые Вы делали с Игорем Угольниковым, я помню, даже последняя по времени была передача на каком-то дециметровом канале…
Л. ОГАНЕЗОВ На «СТС».
К. ЛАРИНА Да, «СТС». Там был Слава Гришечкин, там были Вы.
Л. ОГАНЕЗОВ Это была наша попытка, вернее, попытка Игоря, потому что я организационно совершенно ноль, я даже свой день организовать не могу. Я могу написать, но исполнить уже не смогу. Игорь Угольников он такой активный. Он решил реанимировать…
К. ЛАРИНА «Добрый вечер»?
Л. ОГАНЕЗОВ Да, «Добрый вечер», и все организовал, достал где-то средства, и мы сделали это. Но люди почему-то ждут от «СТС» хорошего фильма, программы их на «СТС» не интересуют. У нас традиция сильнее разума, и в нашей стране, и вообще, везде. Традиция есть такая: Первый, Второй, ну, НТВ. По этим каналам смотрят программы. Есть маленький процент людей, которые все время переключают, Первый, Второй и в крайнем случае Четвертый. Поэтому программа на «СТС» у нас была хорошая, но рейтинга не имела.
К. ЛАРИНА А все, что не имеет рейтинга, закапывается?
Л. ОГАНЕЗОВ Да, закапывается. Все равно реанимировать старое глупо. Я Игорю говорю: «Давай придумаем какую-нибудь новую программку», но он пока занимается чем-то другим.
К. ЛАРИНА Скажите, пожалуйста, а когда все-таки в Вашей жизни произошел этот перелом, когда Вы из музыканта, пианиста перешли в качество музыкального эксцентрика? Действительно, наверное, можно назвать так Вашу сценическую деятельность?
Л. ОГАНЕЗОВ Это сильно сказано. Дело в том, что музыкальная эксцентрика это отдельная профессия.
К. ЛАРИНА Человек, который играет на всех музыкальных инструментах.
Л. ОГАНЕЗОВ Не только. Это цирковой жанр. Я бы и мог даже это делать, потому что я считаю, что цирковые и балетные артисты это люди, для которых жизнь это работа. Для нас тоже жизнь это работа, игра такая, но это у нас больше домашняя работа. Цирковой и балетный это люди, перед которыми, конечно, надо снять шапку, потому что больше всего работают над собой они. У них точность движения. Музыкальная эксцентрика это отдельное. Я просто стал разговаривать на сцене. Произошло это внутренне.
К. ЛАРИНА Один из номеров был, по-моему, с Винокуром, когда Вы ему аккомпанировали и разговаривали?
Л. ОГАНЕЗОВ Я смягчаю Ваше определение меня и в то же время его, как говорил Горбачев, «его надо углУбить».
К. ЛАРИНА Давайте углУбим.
Л. ОГАНЕЗОВ Первый раз в жизни я сказал одно слово на сцене. Это было году в 65-м, когда мы поехали, у меня было небольшое трио — контрабас, барабаны и я на фортепиано… Мы поехали куда-то аккомпанировать. Были такие артисты, Миров и Новицкий. И они собирали публику, у них были смешные номера. А им надо по ходу пьесы, два отделения, аккомпанировать какие-то музыкальные номера. И не брать же с собой какого-то ассистента, который должен сказать слово. Миров говорит: «Ты Лева и я Лева. Давай скажем. Смотри, я к тебе обращусь…» Я страшно боялся. Играть пожалуйста, хоть вверх ногами, но сказать слово это как первая брачная ночь. Потом уже не страшно. Сказать слово на сцене человеку, который никогда не разговаривал… Он говорит: «Нужно сказать слово: «Этого делать нельзя». С третьей попытки я только, тут тормоз вдруг, не могу сказать, и все, что-то внутреннее мешает. Потом я разговорился, уже какие-то…
К. ЛАРИНА Реплики.
Л. ОГАНЕЗОВ В 65-м году, когда мне было, пардон, 25 лет, не хочу расстраивать многих женщин, я уже дедушка, сказал. И потом все юмористы, которые каким-то образом были связаны с музыкой, ко мне обращались, потому что я могу и подыграть взглядом, жестом. Это у меня наработалось как-то кулуарно, а уже на сцене… Предположим, я аккомпанировал Андрюше Миронову. Андрюша — очень точный, он человек ортодоксальной актерской школы, хотя он импровизировал так, что, вообще, нельзя было уследить за ним. У него была точность: на 2 см от левой ноги должен отстоять этот предмет, чтобы не глядя его взять. И он говорит: «Лева, когда я скажу это слово, ты должен на меня посмотреть и закрыть крышку рояля, встать и уйти». Что я, идиот? Если медведя учат на велосипеде кататься… Он меня научил, и я ему подыгрывал в какой-то сцене. Он делал сцену, изображал одесского конферансье из спектакля «Интервенция». Надо было просто зло посмотреть на него, закрыть крышку рояля, выйти, потом вернуться.
К. ЛАРИНА А, когда идет долгое-долгое вступление?
Л. ОГАНЕЗОВ Да. Это такая увлекательная вещь. Чем больше деталей в твоей деятельности, в коротком промежутке, тем больше ты находишь там какого-то пространства для импровизации. Вот в чем дело.
К. ЛАРИНА Вообще, это, конечно, удивительно, поскольку мы привыкли к тому, что концертмейстер или аккомпаниатор это, скорее, из сферы услуг, что называется, второй номер. То есть главное — вокалист, который стоит, а я здесь… Вы нашли в этом какой-то новый поворот. Я, правда, не знаю, что было до нас с вами, я не знаю, как выступал Вертинский. Он общался со своим знаменитейшим аккомпаниатором или нет?
Л. ОГАНЕЗОВ Я Вам расскажу. Мне рассказывал Давид Владимирович Ашкенази. Когда Вертинский в 49 году… Он вернулся раньше, но в 49 году ему разрешили работать с сольными концертами. Он устроил кастинг концертмейстеров. Все приходили, он говорит: «Сыграйте, пожалуйста, это», «сыграйте это». И Ашкенази тогда считался номер один. Быстрее, лучше его, более сценично, так ярко никто не играл. Вертинский говорит: «Давид, я Вас не могу взять, Вы слишком ярко играете». Понимаете, какая штука? Все зависит оттого, какую задачу перед собой ставит актер номер один. Если он ставит перед собой задачу он, а все остальное фон…
Помните… Нет, Вы не помните, Вы еще очень молодая. Приезжал сюда Ив Монтан.
К. ЛАРИНА Не помню, но знаю.
Л. ОГАНЕЗОВ Он исполнял, два отделения работал, прекрасно ему аккомпанировал ансамбль, но они сидели за занавеской. Вот в чем дело.
К. ЛАРИНА То есть их вообще не было на сцене?
Л. ОГАНЕЗОВ Они были такой тенью. Было видно, что они сидят за занавеской. Они сидели за занавесом, потому что у него был моноспектакль. Причем здесь нет никакого унижения. Ребята, так нужно по сцене, по задаче этого спектакля. Если нужно сыграть вверх ногами, лежа под роялем, если это оправдано сценически, я буду это делать. Если сценически человек сам не знает, что он будет делать, и на всякий случай он убирает все вокруг, чтобы ему не мешало, это не оправдано. А если человек продумал, как Ив Монтан, себе вот такой моноспектакль, он там что-то делает, у него было специальное освещение, на него все работало, это оправдано и не унизительно для музыканта.
К. ЛАРИНА Когда еще есть образ, а у Вас, безусловно, есть образ, который за многие годы сложился. Я не знаю, может быть, я ошибаюсь, но все-таки это уже не совсем Левон Оганезов. Это, наверное, уже какой-то персонаж, существующий за роялем в предлагаемых обстоятельствах?
Л. ОГАНЕЗОВ Видимо, за много лет работы уже так наработалось, само по себе. Я могу быть незаметным, я могу выйти незаметно и могу хорошо играть. Но это будет моя профессия, это буду не я. Я могу профессионально сыграть… Есть такая замечательная певица в филармонии, с очень красивым голосом, очень красивая женщина, Александра Гришкина. Она оперная певица, у нее колоратурное меццо-сопрано. Это редкий голос. То есть она внизу поет чуть ли ни басом, а наверху у нее колоратура. Мы с ней сделали концерт русских романсов, не таких «эх, раз, пошел…», не цыганских, а просто целое отделение русских романсов. Я Вам клянусь, я там не был ни комиком, не разговаривал. Я сидел и аккомпанировал, как и полагается в нашей профессии. Плохо или хорошо, не мне судить, но вроде сказали: «Ой, как ты ей помогаешь!» Я ей не мешал, не отвлекал на себя внимание. Хотя где-то в пассаже я не могу удержаться, чтобы не поднять руку.
К. ЛАРИНА Отмахнуться, да?
Л. ОГАНЕЗОВ Знаете, есть такой анекдот, когда комика попросили вместо заболевшего Гамлета быстренько войти в роль, сыграть, чтобы спектакль не отменять. Он говорит: «Ладно. А можно я в рыжем парике выйду?» — «Зачем?! Гамлет! Ты что?» «Ага, тогда я в темных очках выйду» — «А зачем?» «Я снимаю, а оттуда струйка воды пойдет» — «Да нет, просто Гамлета». Он говорит: «Ну, ладно. Не хотите? Тогда я просто мимо стула сяду».
К. ЛАРИНА А Вы артистом не хотели быть никогда?
Л. ОГАНЕЗОВ Очень хотел, особенно после того, как я побыл некоторое время артистом. Григорий Израилевич Горин в свое время, к 40-летию Победы, 75 год, написал спектакль для Театра Сатиры, который соответствовал действительности. Действительно, в 41 году небольшая группа артистов Театра Сатиры поехала в какую-то подмосковную часть, чтобы их как-то развеселить. Их разбомбили, они там почти все погибли, а кого-то взяли в плен. Посвящено этому, там есть портреты артистов, которые погибли.
К. ЛАРИНА Это «Прощай, конферансье»?
Л. ОГАНЕЗОВ Да, «Прощай, конферансье», написал Гриша Горин такой спектакль. И там есть такая роль, концертмейстер. Это спектакль об эстрадной бригаде. И концертмейстер, как бы вторая роль. Там по ходу пьесы надо играть. Андрюша долго решался, брать ли меня, насчет того, что он считал меня несерьезным человеком. Предложил мне. Я к этому отнесся совершенно ученически. Я выучил роль, я подготовил себе, как принято у актеров, домашние заготовки, для того чтобы где-то в паузах… Простите, я сбивчиво рассказываю. Там была такая сцена, артисты за кулисами. Все артисты театральные. Я не знаю, как они себя ведут за кулисами, но я за кулисами!.. За кулисами — это мой родной дом. Я знаю, что мне делать за кулисами. Там некоторое время нужно ничего не говорить, просто существовать. А существовать, ничего не делая, когда сидит полный зал публики… И я придумал себе. У меня была сумочка, я вынул спокойно два ботинка в носках. Знаете, как артисты носят? И спокойненько вынул эти ботинки из носков и носками стал их чистить. Андрюша говорит: «Вот, учитесь, как у человека работает этот импульс, домашняя заготовка». И я играл спектакль.
По-моему, мы сыграли 150 спектаклей. Никто не делал мне замечаний. Может быть, из уважения к тому, что я уже все-таки артист, но не их жанра или пришлый, и не клевали. Папанов сказал: «Лева, чтобы такую роль получить, надо 7 лет в театре проработать!» Но я очень с большим удовольствием и на мизерной зарплате, я оставил все концерты, репетиции, моя жена была в ужасе. Она уже думала, что я ухожу из дома, прекращаю зарабатывать деньги, становлюсь артистом. Эта болезнь прошла…
К. ЛАРИНА Неужели такое проходит?
Л. ОГАНЕЗОВ Но метастазы этой болезни остались. Если меня позовут на самую маленькую роль «кушать подано», я пойду.
К. ЛАРИНА Сейчас такое количество и мюзиклов, и музыкальных комедий. Неужели пока еще не было предложений, такого заполучить артиста?
Л. ОГАНЕЗОВ Нет. Послушайте, это специально нужно писать роль. Для оперетты я еще гожусь, для мюзикла вряд ли. Мюзикл — это дело молодое.

К. ЛАРИНА Очень много вопросов, Левон Саркисович. Давайте отвечать.
Л. ОГАНЕЗОВ Давайте, с радостью.
К. ЛАРИНА Поехали. «Уважаемый Левон Саркисович, с удовольствием побывала на Вашем концерте в зале Чайковского 25 декабря. Почему не участвовали все артисты, заявленные в программе? Зинаида».
Л. ОГАНЕЗОВ Я не организатор этого концерта. Если бы я был организатором, я бы сейчас извинялся со страшной силой, потому что программа была составлена по договоренности с этими артистами еще в сентябре, с некоторыми мы даже в мае разговаривали. «Да-да, с удовольствием», но ведь артист человек подневольный. Он предполагает, а бог в лице собственного администратора располагает. Например, Иосиф Давыдович не мог присутствовать, потому что ему в этот день на Украине вручали Орден «Национальное достояние Украины». Я считаю, что он национальное достояние всех республик. Но как можно отказаться, если именно в этот день?..
К. ЛАРИНА Президент вручал?
Л. ОГАНЕЗОВ Но Иосиф Давыдович зато записал свое поздравление на экран и как бы присутствовал. Вова Винокур тоже всей душой хотел бы присутствовать, мы с ним дружим. В этот день Путин ему вручал орден. А у него был сольный концерт, объявленный еще где-то в июне, в Клину. Добраться отсюда невозможно. Сюткин не мог участвовать из-за жутких пробок в Москве. Он ехал с концерта. Он должен был один концерт закончить, заехать к нам, и мы его сразу выпускали, и поехать на следующий. Но из-за пробки он полтора часа простоял на Садовом кольце. Позвонил в последний момент, говорит: «Ребята, хоть режьте меня, но я просто не успеваю». Претензии к ГАИ г. Москвы.
К. ЛАРИНА «Где Вы родились? Сергей».
Л. ОГАНЕЗОВ В г. Москве в Перово. Как сказал один не очень вежливый сатирик, мы ребята из Перово и живется нам отлично!
К. ЛАРИНА «Левон, очень любим Вас. Расскажите о Вас и Вашей семье. Бываете ли Вы в Культурном Армянском центре? Жалеем, что редко Вас видим по телевидению. Ира».
Л. ОГАНЕЗОВ В Культурном центре я был несколько раз. Просто придти и ничего там не делать я не могу, а что-то такое мы собираемся. Тут ко мне ходят несколько вокалистов. Мы хотим сделать вокальный армянский концерт. Это будет, видимо, к Дню Независимости Армении. Мы это сделаем.
К. ЛАРИНА Когда будет? Скажите.
Л. ОГАНЕЗОВ Сам День Независимости… от нас не зависит. Если будет свободный зал, то в этот день.
К. ЛАРИНА Вы нам скажете, мы объявим, чтобы народ пришел.
Л. ОГАНЕЗОВ Да.
К. ЛАРИНА Потому что очень многие люди хотят попасть именно на Ваше выступление в Армянский Культурный центр. «Вы чрезвычайно милы в диалогах со всеми юмористами, но ваши «Вечера» с Игорем Угольниковым были просто блистательны. Пусть Бог вам поможет возродить подобные передачи. Они очень нужны сейчас. Тина Алексеевна».
Л. ОГАНЕЗОВ Огромное спасибо Вам за прошлые заслуги. Новая заслуга будет, мы сейчас попробуем с Михаилом Ефимовичем Швыдким сделать…
К. ЛАРИНА Да, я слышала, вы хотели что-то делать с министром культуры.
Л. ОГАНЕЗОВ Да, но дело в том, что даже не попробуем, а это уже завертелось.
К. ЛАРИНА Что это такое?
Л. ОГАНЕЗОВ Мы придумали такую передачу. Я пока не знаю, как точно она будет называться. Но касается она песен ХХ века. Потому что действительно в ХХ веке все эти песни… Ведь по песне можно определить состояние того или иного отрезка времени, что там происходило. Все главное отражено в песнях. По песне можно определить даже стиль одежды, если немножко задуматься. Сколько прекрасных танго было написано тогда, в 20-30-е гг., и в России, и в Испании, и во Франции. Сколько просто песен! Неаполитанские песни это же тоже песни ХХ века. Все американские песни мюзиклов, с которыми мы просто выросли. Да и просто джазовые в исполнении известных исполнителей. Нет русских переводов, но с удовольствием слушали просто потому, что милы. Слушали с удовольствием и несколько поколений людей любят эту музыку. Почему бы ни возродить и напомнить некоторым молодым людям…
К. ЛАРИНА Что было до нас.
Л. ОГАНЕЗОВ Да. Мы с Аркановым из того, что было, насчитали больше 3,5 песен выдающегося веса, которые нельзя забывать. Нужно их донести до уха.
К. ЛАРИНА Когда передача уже появится? Это будет на Российском канале или на «Культуре»?
Л. ОГАНЕЗОВ На Российском канале, видимо, с 1 февраля.
К. ЛАРИНА Ждем. «Расскажите, пожалуйста, что помогает так блестяще играть абсолютный слух или трудолюбие? Марина».
Л. ОГАНЕЗОВ У меня абсолютный слух, но играть он не помогает. Он, скорее, мешает. Потому что если чуть, немножечко плохо настроен инструмент, начинается аллергия уже.
К. ЛАРИНА А как слушать мешает все остальное!
Л. ОГАНЕЗОВ Короче, это беспрерывный труд и занятия. И еще, знаете, что? Всем, которые учатся играть на рояле, вообще, на музыкальных инструментах, главный совет. Никогда не бойтесь, исполнив традицию, после этого ее нарушить.
К. ЛАРИНА Педагоги этого не любят.
Л. ОГАНЕЗОВ Нарушение традиции это в нашем деле прогресс. Потому что то, что еще 20 лет назад считалось нонсенсом, сейчас уже… Это так же, как с языком. В наш язык постоянно входят какие-то слова и обороты, и язык тогда и живет. То есть если я с Вами сейчас заговорю языком начала ХХ века, Вы подумаете, что я немножко сумасшедший. «Скажите, голубчик…» Меняется все.
К. ЛАРИНА При всем этом, что «скажите, голубчик», все равно в каждой эпохе есть свои жаргонизмы, никуда от этого не деться.
Л. ОГАНЕЗОВ Конечно.
К. ЛАРИНА Просто мы с вами, получается, потребляем продукт, который лежал на поверхности, то, как разговаривали публично люди. А как они разговаривали у себя дома, да еще ночью?
Л. ОГАНЕЗОВ Считается, что раньше был язык трех ступеней: как разговаривали аристократы между собой, как разговаривали мещане и как простолюдины. Все смешалось сейчас в нашем доме, как у Облонских. И сейчас крестьянин может с вами разговаривать, бомж, который сидит в переходе с шапкой, вдруг может высоким стилем сказать: «Не соблаговолите ли, голубчик, кинуть несколько монеток в мою обветшавшую…» У меня на Кутузовском сидит один человек и так вещает.
К. ЛАРИНА «Ваша маленькая внучка чудесно поет. Кем Вы ее видите в будущем? Марина из Челябинска».
Л. ОГАНЕЗОВ Марина, Вы немножко опоздали. Это была дочка, во-первых. Во-вторых, она уже дылда, ей 23 года.
К. ЛАРИНА Она поет?
Л. ОГАНЕЗОВ Поет, теперь только для себя. Когда ей было 5 лет, она чудесно пела, мне нравилось. Пела детские песни, и очень неплохо, достаточно артистично. Когда ей исполнилось 9-10 лет, она говорит: «Не хочу больше про зайчиков, про мишек петь». Сейчас она берет, включает себе музыку Уитни Хьюстон, и один в один с ней поет. У нее очень хороший слух, но она занимается совсем другим делом. Она специалист по пиару и по телевизионной журналистике.
К. ЛАРИНА Хорошая профессия. Главное, нужная.
Л. ОГАНЕЗОВ Пока она в этом еще не работает, но она закончила университет Кларк в Бостоне и имеет такую профессию. В Америке трудно с работой. Она живет в Америке. И здесь я бы мог ее кому-то порекомендовать, но я, честно говоря, не из тех родителей, которые водят до конца жизни своих детей за ручку. У меня старшая дочь сама прогрызла себе путевку в жизнь. Помочь да, а сказать: «возьмите мою дочь»... Я не могу через себя. Меня никто никуда не пристраивал. Мама говорит: «Я тебе образование дала, теперь смотри, где ты можешь пригодиться.
К. ЛАРИНА А в вашем роду были музыканты до Вас?
Л. ОГАНЕЗОВ Слава богу, нет. Достаточно одного в доме.
К. ЛАРИНА Почему же так?
Л. ОГАНЕЗОВ Да ну! Знаете, всегда у артиста, художника должен быть какой-нибудь дядя, как у Ван Гога брат, и этот будет заниматься творчеством, а тот будет платить за это.
К. ЛАРИНА А каким образом тогда получилось, что Вы пошли в музыку? Кто-то же это обнаружил!
Л. ОГАНЕЗОВ У нас была замечательная соседка, Неля Ханум из дворянской семьи. Она первая моя… мне было года 3, она занималась с моей старшей сестрой. Старшая сестра, как все девочки, вроде все понимала, но боялась, вдруг я не то возьму, и все будут смеяться. Я запоминал сразу, я играл, не играя, то, что ей задавали. Я все знал. «Вот кого надо учить!» И отвели меня. Мне было 4 года.
К. ЛАРИНА В музыкальную школу?
Л. ОГАНЕЗОВ Сперва к частной учительнице, а потом она же меня подготовила в ЦМШ в Строгановском переулке.
К. ЛАРИНА И Вы заканчивали ЦМШ?
Л. ОГАНЕЗОВ Я не закончил ЦМШ, меня потом мама перевела в училище из 8 класса. Но я 10 лет учился в ЦМШ: младший приготовительный, старший приготовительный (там были такие классы) и 8 лет натурального прохождения этой службы.
К. ЛАРИНА Скажите, но вообще, эти амбиции существовали в Вашей жизни, стать музыкантом первого класса, в конкурсе? То, что обычно проходит.
Л. ОГАНЕЗОВ Там был такой дух!.. Это даже не амбиции, а не было никаких сомнений, что я пойду в консерваторию. Не было сомнений, что я пойду в аспирантуру. Я и получил рекомендации, но не пошел. Надо было работать. Папа в это время умер, вообще, жить было не на что. Я пошел работать.
К. ЛАРИНА То есть Вы сразу пошли в оркестр, в группу, в концерты?
Л. ОГАНЕЗОВ Я не отказывался ни от какой работы. Там еще есть вопросы, я, может быть, отвечу. Я не отказывался ни от какой работы, связанной с моей профессией. Надо было писать аранжировку, я писал. Надо играть в оркестре? В оркестре. Надо играть в балете? Я играл. Оперному певцу? Играли. Играть с инструменталистом… был такой Витя Данченко, он и есть, он живет в Канаде сейчас, скрипач. Мы с ним ездили, сонатные вечера играли, я ему аккомпанировал, классические. Нас так учили. Ставят ноты, и не надо спрашивать, в каком это жанре. Ты должен сразу определить, что это за жанр и как это надо играть. Венская школа есть свои правила. Если это современная музыка, знаешь, каким звуком. Шостаковича другим звуком играешь.
К. ЛАРИНА Вопрос еще об одном жанре, в котором выступаете. «На Вашем юбилейном концерте позавчера Вы сказали, что исполняете музыкальные пародии последний раз. Это правда? И почему? Артем».
Л. ОГАНЕЗОВ Нет так категорично. Во-первых, это сказал Арканов. Во-вторых, именно эти пародии, которые я показал, я и показываю в последний раз, потому что у меня есть еще другие. Я просто не хочу уже это показывать. Это как бы старый номер. Для того чтобы его показать, мы придумали такое объяснение. Но есть еще люди, которые этого не видели. Если они попросят, я могу показать. Но старый номер не показывают. Был такой замечательный артист, Петр Мартынович Алейников, который всегда читал стихотворение, поэму такую, «Ленин и печник». И другого он ничего не знал наизусть.
К. ЛАРИНА Я знаю такого человека тоже.
Л. ОГАНЕЗОВ И он спрашивал: «Кто в зале сегодня?» — «Учителя». «А, тогда «Ленин и печник» пойдет». «А сегодня кто?» — «Сталевары». «О, «Ленин и печник» пойдет как раз». Этот пародийный номер как раз и был для меня «Ленин и печник». Поэтому я и хочу от него отказаться, чтобы не думали, что я не работаю над собой. У меня есть целая серия новых пародий.
К. ЛАРИНА А Вы что-нибудь не можете показать сейчас, без рояля?
Л. ОГАНЕЗОВ Без рояля нет, миленькая моя.
К. ЛАРИНА Жалко! Нам пора уже рояль заводить. Столько бывает музыкальных гостей! Прямо жалко.
Л. ОГАНЕЗОВ Рассказать про номер…
К. ЛАРИНА «Тут играем, тут не играем».
Л. ОГАНЕЗОВ — ...это все равно, что рассказать про запах шашлыка. Невозможно, особенно вкус описать.
К. ЛАРИНА Есть еще несколько теоретических вопросов к Вам как профессионалу от наших слушателей. Они просят Вас оценить уровень сегодняшней российской эстрады, в том числе и музыкального жанра. Что Вы можете сказать? Что не так все плохо?
Л. ОГАНЕЗОВ Да ничего подобного! Да что Вы! К сожалению, это тоже традиция, у нас этот наш имперский стиль… У нас привыкли: имя есть, и это уже кредит доверия. Я бы подходил к этому по-другому. Если объявили артиста, и ты его никогда в жизни не видел и не знал до этого, внимательно посмотри, что он может. Может, он замечательный. И он не делаем, предположим, ничего, для того чтобы понравиться публике. Он просто делает свое дело. Потому что понравиться публике очень легко. 95% у нас считается публика. 5% разбираются. Артист должен выступать для этого человека, для одного, который сидит в зале и разбирается. Этот человек его и оценит. У нас очень много талантливых музыкантов, более чем талантливых артистов. За последнее время у нас появилось очень много выдающихся и в жанре эстрады, юмора, и в жанре музыки. Не очень много, для нашей страны все равно не хватает. Но несколько просто выдающихся музыкантов.
К. ЛАРИНА Ну-ка, назовите.
Л. ОГАНЕЗОВ Предположим, случайно так получилось, что у моего приятеля Игоря Бутмана сейчас такое имя. Он действительно замечательно музыкант, но он скромный человек. Сам Игорь говорит: «Я вам назову еще 5 человек, которые замечательно играют. Почему их не знают?» У нас не знают людей, потому что привыкли верить заглавным буквами. А если он не дает сольников? Извините, я сбивчиво говорю, но меня это злит немножко. Я знаю, что Денис Мацуев замечательный пианист. Спрашивают: «А кто это?» Елки-палки, ты фамилию «Рихтер» знаешь? Нет Рихтера, он умер. Остались его записи. Ты хочешь остаться на этом уровне? Сейчас очень много молодых людей. Есть Саша Гиндин, прекрасный пианист. Знают только специалисты. Красиво играет, технично. Есть несколько, не хочу перечислять, чтобы не сказали: «Почему ты про меня не сказал?»
К. ЛАРИНА А Вы ходите именно на классические концерты?
Л. ОГАНЕЗОВ Как всегда, конечно. Что Вы! Это такая подпитка для ума, для души, для чего угодно! Обязательно надо ходить. Сейчас Владимир Теодорович Спиваков репетирует уже с большим оркестром. Я думаю, что это будет замечательный оркестр. Он не оставил еще и «Виртуозов». У «Виртуозов» почти весь новый состав, и играют они так же прекрасно, как и раньше. Одно дело собирает или не собирает публику. Совсем другое дело качество исполнения артиста. Качество исполнения у нас очень высокое.
А эстрадные у нас замечательные есть. Вчера только по телевидению я видел новый номер Сережки Дроботенко. Замечательный артист. Максим Галкин замечательный артист. Все нападки на Колю Баскова мне тоже не нравятся. Коля очень хорошо поет, у него хороший голос. И стал он петь даже еще лучше. После концерта в Большом зале…
К. ЛАРИНА Вот это Вы зря сейчас сказали.
Л. ОГАНЕЗОВ Зря?
К. ЛАРИНА Для меня Вы сказали зря.
Л. ОГАНЕЗОВ Послушайте, Вы были на его концертах?
К. ЛАРИНА Что значит «нападки»? Это не нападки, это оценка качества исполнения и уровня таланта. На него никто не нападает за то, что он расклеивает листовки или ведет телевизионную программу.
Л. ОГАНЕЗОВ Это не он делает.
К. ЛАРИНА Говорят исключительно про его дар. Он у него, безусловно, есть. Или, может быть, был.
Л. ОГАНЕЗОВ Коля в Большом зале Консерватории очень хорошо спел. Качественно и как надо.
К. ЛАРИНА Заканчивается наша передача, Левон Саркисович, к сожалению. Я не хочу спорить, потому что не являюсь музыкальным критиком. Но у меня достаточно радикальное отношение к этому человеку. Потому что когда даже сегодня на нашей земле существуют Паваротти, Каррерас и Доминго, то говорить о том, что это золотой голос России, просто неприлично.
Л. ОГАНЕЗОВ Это не Коля сам про себя говорит. Это делает его администратор.
К. ЛАРИНА Если бы он этого не хотел, этого бы не было. Он еще очень молодой человек, а ведет себя так, как будто бы он действительно золотой голос всего мира.
Л. ОГАНЕЗОВ Коля профессиональный вокалист. И я еще знаю у нас очень много замечательных голосов, и у них нет такого администратора, как у Коли, вот и все.
К. ЛАРИНА Вы же сами про это сейчас говорили. Про то, что есть афиша, есть имя, а есть то, что является настоящим.
Л. ОГАНЕЗОВ Вы мне не дали договорить.
К. ЛАРИНА Есть администратор и есть рейтинг так называемый, потому что это имя. А есть талант.
Л. ОГАНЕЗОВ Сейчас есть музыканты… Как у Карцева: «Так, сцепились!..» Помните? Мы не сцепились. Я не говорю, что Коля поет лучше всех. Коля поет хорошо! И хорошо поют у нас еще очень много молодых людей, которых мы не знаем. Почему мы их не знаем? Потому что у нас наш уровень потребления очень низок. Кто сейчас пойдет на концерт камерной вокальной музыки?
К. ЛАРИНА Ходят, ходят. Наши слушатели ходят.
Л. ОГАНЕЗОВ Да, потому что берут маленький зал. А в Чехословакии, например, вообще на все ходят. Очень смешно, в Чехословакии мы были на концерте. Уходишь со сцены, они перестают хлопать. Артист, которого я не хочу называть, мне говорит: «Они что, с ума сошли? Почему они перестали?» Администратор, который нас привез, говорит: «Вы выйдите, они опять будут». Чехи считают, что если ты ушел со сцены, чего хлопать-то зря? Такое ощущение, что полный провал под топот. Ушел не хлопают. Вышел опять хлопают. Он говорит: «Я буду сейчас опять выходить».
К. ЛАРИНА К сожалению, мы уже заканчиваем программу.
Л. ОГАНЕЗОВ Жалко!
К. ЛАРИНА Поэтому Вам остается только поздравить наших слушателей с наступающим Новым Годом и чего-нибудь пожелать красивого.
Л. ОГАНЕЗОВ Новогодний анекдот расскажу. «Расценки на Новый Год. Дед Мороз со Снегурочкой 50 долларов. Снегурочка без Деда Мороза — 200 долларов». Я желаю всем счастливого Нового Года! Год Обезьяны принесет удачу.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Левон Оганезов — эстрадный исполнитель.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире