'Вопросы к интервью

11 мая 2019 г.

Эфир ведут Ирина Петровская и Ксения Ларина

И. Петровская Доброе утро, добрый день! Здравствуйте, дорогие наши друзья, слушатели, зрители. С вами «Человек из телевизора» в своём обычном составе на сей раз. Ксения Ларина… Видишь, слышишь нас?

К. Ларина Да, доброе утро, добрый день! Здравствуйте!

И. Петровская Ирина Петровская в московской студии и Александр Смирнов за звукорежиссёрским пультом. Средства связи: смс + 7-985-970-45-45, Twitter-аккаунт vyzvon и, конечно, Youtube-канал, который вы можете не только слушать, но и видеть и комментировать. И, как всегда, Ксения Ларина нашу повестку дня, наши метки изложила у себя на страничке в Фейсбуке. Сейчас она нам их зачитает.

К. Ларина Очень тяжёлая неделя. Давайте попробуем всё-таки всё обсудить. Что я пишу? Смерть Доренко: эпоха Доренко, феномен Доренко, пляски и войны вокруг мертвого Доренко, которые продолжаются по сию пору и ещё, я чувствую, будут продолжаться. День Победы или день победобесия: парад, Бессмертный полк, Сталин, дети-солдаты, телетрансляция на госканалах, на «Дожде» и на новом канале «Победа». Катастрофа в Шереметьево. Здесь тоже о том, как телевизионные каналы отражали эту катастрофу. Я смотрела эфир «Дождя», смотрела «Москва-24». Наверняка Ира тоже скажет какие-то свои слова. «Намедни-1949» — я перенесла это на эту передачу, поскольку мы с Лёвой в прошлый раз не обсуждали. Вот, может быть, сегодня получится до этого выпуска дойти у нас в программе.

95-летие Окуджавы: концерт в Переделкино был на «Культуре» и «Квартирник у Маргулиса» на канале НТВ. Из интервью. Зоя Богуславская в Hard day's Night на «Дожде». Павел Лунгин в программе «На троих» RTVi. Михаил Зыгарь в программе «А поговорить» у Ирины Шихман. Александр Архангельский в программе «Ещёнепознер». Дудь — новый выпуск фильма «Русская Замбия в Африке». Ну и рекомендации, которые я просто хотела бы порекомендовать нашим слушателям — новые YouTube-каналы. Об этом скажу чуть позже, надеюсь. Вот, попробуем. Дорогие друзья, пишите свои впечатления. Ира, про Доренко там сейчас идет фильм, ты говорила, по Первому каналу.

И. Петровская Нет, не фильм. Я тоже думала. Там было просто написано «памяти Сергея Доренко», но повторяют выпуск программы «Наедине со всеми», который в своё время был на Первом канале и который вела Юлия Меньшова, а гость её Сергей Доренко. Там нет ничего нового, только чистый повтор.

К. Ларина Сейчас, кстати, много выкладывают разных, в том числе, старых работ Сергея Доренко — его выступления, его интервью. Это всё можно найти в сети. Я, конечно, в шоке от того, что происходит вокруг него сейчас, когда его уже нет. Первый шок мы все пережили в эти первые минуты, когда узнали о том, что произошло. А то, что произошло потом — для меня это просто какое-то потрясение. Я имею в виду то, что сейчас происходит вокруг уже мёртвого человека. Имею в виду не только высказывания врагов и друзей, но даже высказывания собственных родных, детей. Там что-то происходит, нагнетается какой-то новый скандал. И судя по всему, сейчас и на телевидении начнётся какая-то вакханалия. Что это такое, Ира? Человек такой?

И. Петровская Человек, безусловно, очень спорный, очень неоднозначный, очень противоречивый. Мне вот сейчас, я вернусь, надо будет писать о нём для номера «Новой газеты». И я со вчерашнего дня, узнав про это задание, можно сказать, в смятении и в раздумьях. Одно дело провожать, составлять эпитафии каким-то безусловным людям. А другое дело — написать о человеке, который для меня лично во время нашего взаимодействия, такого опосредованного… Я о нём писала. Я вчера подняла свой архив. Начиная где-то с 1996-1997 года чуть ли не каждый второй материал у меня так или иначе был связан с Сергеем Доренко. Не могу сказать, что это были какие-то позитивные его оценки, за редким исключением.

К. Ларина Он всё читал, кстати, и на всё откликался.

И. Петровская Да, он всё читал. И прошло время, он уже долго-долго не работал на телевидении — и он мне написал в Фейсбуке какую-то небольшую реплику. Смысл был в том, что «я ценю вас (извините, что я привожу это) за некую попытку объективности и за то, что вы настоящая». Вот в этом был смысл его высказывания. Из-за чего я поняла, что, в общем, таких глобальных обид он на меня не таит. Но писала я о нём крайне резко, крайне. Особенно в момент, когда он вел вот эту компанию против Примакова и Лужкова — при всей моей также неоднозначной оценке этих персонажей. Но то, что тогда творилось в эфире Первого канала в его авторской программе — это, конечно, выходит за рамки не просто профессии, а всех представлений о человечности.

И в тоже время я вчера специально пересмотрела этот сентябрьский, последний выпуск его авторской программы, целиком и полностью посвящённый «Курску», гибели подводной лодки. И в очередной раз поразилась тому, что это абсолютная вершина критической, публицистической журналистики вопреки уже тогда определившемуся тренду. Это практически последний раз, когда напрямую журналист федерального канала вступил в конфронтацию с президентом. На каждую фразу в интервью Путина он отвечает с фактами и цифрами, почему это не так, почему это в лучшем случае неосведомленность президента, а в худшем — откровенная ложь по поводу фактов гибели подводной лодки.

Мы знаем, что после того, как этот выпуск программы вышел в эфир, сам Сергей Доренко ещё не успел выйти из студии, как уже был уведомлен — или как это сказать — проинформирован Константином Эрнстом, что с этого момента он больше на канале не работает. И с этого момента Сергей Доренко больше никогда не работал на Первом канале. По-моему, он только лишь был на Третьем, что ли. В общем, это были уже какие-то эпизодические его появления. Последние годы он иногда появлялся в эфире ток-шоу типа «Время покажет». Ну и всё, дальше началась уже его радийная судьба. И, собственно, всё, что дальше произошло, мы теперь знаем.

Эта смерть — она, конечно, абсолютно потрясает какой-то своей невероятной адекватностью самому образу Доренко, его образу жизни. Она как продолжение этого образа жизни. Мне кажется, это особенно потрясло многих людей. То есть не только на коне, но и просто практически «примешь ты смерть от коня своего». Хотя конь (имеется в виду мотоцикл) в данном случае не виноват. Как даже Невзоров сказал, о такой смерти на крутом мотоцикле может мечтать любой мужчина. Хотя я думаю, что Сергей Доренко не только не мечтал о смерти, но и думать о ней не думал, судя по тем интервью, которое я тоже вчера пересматривала. Когда интерьеры (и Дудь в том числе) его спрашивают: «Каким вы себя видите?», он видит себя через 10 лет таким же, совершенно бодрым.

Понятно, что это абсолютно внезапная история и вряд ли она связана с тем, что он там себя не соблюдал или не занимался здоровьем. Вот так бывает.

К. Ларина Я тоже смотрела всякие выпуски, посвящённые ему. Я особенно хочу отметить программу Михаила Фишмана, которая была вчера. Там была большая рубрика, посвященная Сергею Доренко. В этой рубрике Михаил разговаривал с Сергеем Пугачёвым. Тот самый беглый олигарх, если ты помнишь, который как раз был владельцем Третьего канала, где некоторое время работал Сергей Доренко со своей авторской программой. Там было много чего интересного, в этом интервью, в этом диалоге.

Интервью с Сергеем Пугачёвым, который, как и Михаил Фишман, как и Алексей Пивоваров в своей маленькой реплике на канале «Редакция», отмечал одно качество — как мне кажется, очень важное. Это гипнотизм этого человека. То есть все эти передачи, про которые ты сейчас вспоминала — в том числе и программа, посвящённая уничтожению Евгения Максимовича Примакова и Юрия Михайловича Лужкова — это всё такой сеанс массового гипноза. Это то, что он в себе воспитал. Он этот талант и дар, безусловно, в себе открыл и культивировал его. И вот до последнего момента, мне кажется, именно этот талант помог ему реализовать себя как радиоведущему.

Его действительно несло. Вот как он кричал у нас в эфире: «Вперёд, пленных не брать!» — вот действительно он пленных никогда не брал. Ненавидел он бешено (если ненавидел) и уничтожил своего врага (воображаемого или реального) до конца. Вот уже нет их обоих на свете — ни Бориса Немцова, ни Сергея Доренко. Но я до сих пор так и не могу понять природу и причину этой невероятный ненависти Сергея к Борису Немцову. Я пыталась выяснить, понять. Я помню, что там был очень серьезный конфликт, когда Борис Немцов написал в своей книжке про провокацию Доренко, которую он против него устроил: когда он нанял каких-то проституток, которые рассказывали, как они участвовали с Немцовым в каких-то оргиях. Сказал, что это абсолютная ложь от начала до конца.

Я думаю, что это разоблачение каким-то образом Сергея очень сильно подкосило. Он не мог ему этого простить. Я помню, с какой ненавистью он всегда о нём говорил. Во время любых предвыборных кампаний, и в то время, когда он был чиновником, и в то время, когда он был в оппозиции, и в то время, когда его уже мочили, самого Немцова, убирали со всех площадей, тащили в околоток — и тогда Доренко всё равно продолжал его уничтожать во всех своих эфирах.

Но вот как раз мне кажется, возвращаясь к началу программы, Ира, к моему главному вопросу — не что из себя представляет Доренко (об этом будут писать и говорить, и ты об этом напишешь), а что представляет сегодня собой наше общество. Я просто поражена вот этой вакханалией, которая сегодня развернулась на фоне его гибели. Люди, которые обвиняют его в аморальности, в том, что он не признавал никаких моральных и этических законов, сами эту черту переступают. Словно он разрешил им это сделать. То есть как бы поскольку этот человек негодяй, мерзость, мразь и аморальный тип, то и мне можно так себя вести. Но мне кажется, это не так. Это совсем не так! Вот Борис Немцов, я уверена, нашёл бы слова прощания с Сергеем Доренко. Он нашёл бы слова, достойные этого человека, несмотря на то, что они были абсолютными врагами.

И. Петровская Ты хочешь, чтобы я ответила, почему такое происходит? Мне кажется, что практически любая смерть любого, даже идеального человека, тем не менее, часто находит в сети самые непостижимые отклики, когда люди начинают вспоминать то, что даже если какую-то малюсенькую тень и бросало до них, то в любом случае не являлось каким-то основополагающим. Мне кажется, это свойство именно сетевого продукта и сетевых людей, которые утрачивают в какой-то момент вот эти представления о приличиях и становятся как бы на одну доску, считают, что их мнение чрезвычайно кому-то важно. И вот они эту свою правду-матку несут в народ, пытаются донести в умы других пользователей.

К. Ларина Это и по поводу наших коллег?

И. Петровская И коллег, безусловно, тоже. Но, с другой стороны, я думаю, что Доренко, как человек, в общем, при всём при том достаточно искренний и ненавидевший всякое лицемерие (опять же, это странно говорить), был бы крайне поражён, если бы все отклики были исключительно позитивные и люди бы только скорбели в связи с утратой, в общем, конечно, выдающегося, особенно в нашей медиасфере, таланта. Тут уже невозможно оспорить, что действительно Сергей Доренко обладал какими-то совершенно невероятными свойствами, которые пригодились ровно в тот период, когда была свобода со всеми её издержками, и когда понадобились вот такие яркие люди, тяжеловесы.

Опять же сошлюсь на Невзорова, который сказал, что Доренко символично покинул этот мир, в том числе, потому что дальше начинается шоу карликов. И эти карлики, конечно, ни в какое сравнение не идут. Не идут даже не только потому что масштаб личности, но даже то, что делал Доренко в то время, то, что многими сегодня осуждается, не идёт ни в какое сравнение с тем, что творят сегодня эти карлики, возомнившие себя великанами.

Очень смешную историю (я её не слышала до этого или пропустила мимо ушей) сам Доренко рассказал, по-моему, в интервью Дудю, когда тот его спросил, как он относится к Соловьёву. Тот ответил: «Я вообще его не знаю — вернее, знаю, но телевизор давно не смотрю, и то, что он делает, я тоже не знаю. Но однажды Соловьёв меня пригласил на какую-то встречу или интервью. И когда мы уже закончили разговор и выключили камеры, Соловьёв вот так вот завис над столом, наклонился ко мне и сказал: Ты теперь понял, что настоящий телекиллер — это я, а не ты?». То есть этот человек, который считает себя выдающимся журналистом современности, ещё и этим решил помериться. И это, конечно, тоже весьма и весьма характерно и символично.

К. Ларина Вполне допускаю, что это апокриф. Поскольку он сам немало мифов наплодил, Сергей Леонидович. С Соловьёвым они знакомы были. Их переписку в Твиттере можно издавать отдельными тиражами, когда они там соревновались в степени непристойности взаимных оскорблений. Но я бы хотела отметить ещё одну вещь — то, что говорил Пугачёв в интервью Фишману. Что всё равно, при всём при том, что он, безусловно, продавался и исполнял задание заказчика виртуозно и мастерски, при этом он был неуправляемый. И это подчеркивают очень многие люди, которые с ним работали — в том числе и те, которые были его работодателями. Что в последнюю секунду он обязательно срывался с крючка.

Об этом, кстати, тоже говорит и Алексей Венедиктов в своей реплике. Он там сравнивает Доренко с Портосом. Не знаю, насколько уместна эта аналогия — ему виднее, он наизусть знает этих «Трёх мушкетеров». Но мне кажется, он там отметил очень точную деталь: что он служил и этому, и тому, и пятому, и десятому, но в итоге — никому. Он был внутренне абсолютно свободен. Это отмечал и Миша Фишман, и Алексей Пивоваров, с которым, кстати, у Сергея Доренко ещё были большие планы на RTVi. Ведь он там появился — ты видела? — это же практически была авторская программа. Большая, по типу «Особого мнения», где он комментировал события недели. Это был еженедельный выпуск.

И Алексей Пивоваров нашёл очень хорошие слова в отношении Сергея — не только как человека, но и как профессионала и журналиста: о том, что он был человек совестливый, несмотря ни на что; что он был открыть новым формам; что ему было интересно работать во всяких новых форматах, новых видах телевидения, которое он сам осваивал в интернете. Ну, мы это видели. Конечно же, мы его не идеализируем — о чём тут говорить? Сейчас опять начнут нас камнями закидывать, что мы поём осанну негодяю. У него был талант. Бесспорно, он был. Что мы тут будем делать вид, что его не было? Был. Обаяние — безмерное, сумасшедшее обаяние.

И. Петровская И голос, и талант, и обаяние, и ум, что очень важно. Ну, и всё остальное, о чём мы уже проговорили. Я вчера посмотрела сюжет на «России-24» в «Вестях», посвящённый его памяти. Этот сюжет начали с того, что президент России Владимир Путин выразил соболезнования родным и близким покойного, а также приводят слова Пескова, который, в свою очередь, цитируя президента, сказал, что он давно знаком с этим журналистом и всегда ценил его за принципиальность. И вот это почему-то особенно потрясает, потому что мы прекрасно понимаем, по чьей воле и по чьему указанию за эту особую принципиальность Сергей Доренко был удалён из федерального эфира.

Повторю: это был тот самый потрясающий — до сих пор потрясающий душу — сентябрьский выпуск 2000 года авторской программы Сергея Доренко, целиком и полностью посвященный гибели подлодки «Курск», когда Сергей вместе со своей съёмочной группой поехал в Видяево, уже после того, как там побывал Путин на встрече со вдовами, и буквально по пунктам разоблачил ту бесконечную ложь, которую несли из федерального эфира разного уровня начальники, пытаясь максимально скрыть масштаб трагедии, а также оправдаться в связи с неоказанием вовремя помощи погибающим морякам. И это, конечно, производит огромное впечатление просто потому что такого уровня разговоры после этого мы в эфире больше никогда не видели.

К. Ларина Вот вчера Дмитрий Муратов сказал, что вообще профессиональная деятельность Сергея Доренко никакого отношения в журналистике не имеет.

И. Петровская Вот в этом конкретном выпуске, безусловно, она имеет абсолютное отношение к журналистике.

К. Ларина Но как ты его назовешь? Помнишь, кстати, был какой-то момент, когда Доренко начали воспитывать в Союзе журналистов. И когда комиссия по этике, по разбором жалоб на прессу — та, в которой ты состояла, помнишь?

И. Петровская Помню.

К. Ларина Его — уж не помню, за что, за какую провинность — вызвали осуждать. Что он сказал в ответ, помнишь?

И. Петровская Нет, не помню.

К. Ларина В гробу я вас всех видал.

И. Петровская С вашей этикой. Да, это понятно. В этом ужас, кстати, потому что именно этот бастион рухнул, в том числе. Хоть какие-то последние попытки соблюдать этические принципы в профессии, конечно, рушил сам Серёжа. Что тут говорить…

К. Ларина Он породил Соловьёва и Киселёва?

И. Петровская Думаю, отчасти. Вообще это направление журналистики породил Серёжа Доренко.

К. Ларина Тут есть разница, Ира. Они занимаются пропагандой. Он никогда не занимался пропагандой. Он никогда не воспевал власть. Он разоблачал конкурентов, врагов — это да, это было. И он это делал виртуозно.

И. Петровская Да, виртуозно, пользуясь совершенно недопустимыми методами — в том числе и обнародуя частную информацию медицинского характера, как это было в случае с Примаковым.

К. Ларина Ладно, а до этого что — сердце Ельцина не разбирали на части?

И. Петровская Нет, сердце Ельцина разбирали на части, но Ельцин тогда уже был действующим президентом. А здесь речь шла о том, что ему было необходимо обрушить рейтинг тому же Примакову и Лужкову. И сам Серёжа в эфире у Дудя отчасти с гордостью рапортует о том, как 15 программ (как он их называет, «15 серебряных пуль») практически уничтожили конкурентов.

К. Ларина 11.

И. Петровская Он говорит 15, я это запомнила. И в первую очередь потому что он продемонстрировал, как он там сказал, «если титановые протезы будут поставлены Примакову, то нами будет руководить не живой человек, а железный терминатор». Ну и там со всеми подробностями, как мы помним, была показана эта кровавая операция на суставе. Сейчас у нас новости, потом продолжим.

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

И. Петровская Ещё раз добрый день! С вами «Человек из телевизора». Ксения Ларина, Ирина Петровская, Александр Смирнов за звукорежиссёрским пультом. Всю первую часть мы, естественно, проговорили о гибели и всемирно-историческом значении Сергея Доренко. Наверное, нам уже стоит перейти к другой теме. Я только скажу, что пока, по информации, которая есть, прощание с ним состоится завтра на Троекуровском кладбище. Алло, ты нас слышишь, Ксения?

К. Ларина Да, конечно.

И. Петровская Ну давай, пошли к следующей теме.

К. Ларина Ну, что у нас? Наверное, надо сказать про День Победы. Всё-таки такая большая тема. Каждый год мы со страхом ждём, что там будет, и наши ожидания нас не обманывают, к сожалению. Всё краше и краше, всё хорошее и хороше, всё безумнее и безумнее. Я могу сказать, что я смотрела парад на «Дожде». Это был прямой эфир, который вёл Павел Лобков. В гостях у него были Павел Фельгенгауэр и Александр Горбунов — можно сказать, новое лицо на нашем телевидении. Знаете, что это «Сталингулаг» — рассекреченный автор, замечательный, очень талантливый человек. Вот он стал появляться на телевидении в различных интервью и в данном случае был в качестве гостя на эфире 9 мая.

Потом, естественно, я смотрела «Бессмертный полк» на разных каналах. Но, ты знаешь, я не хочу много про это говорить. Может быть, у тебя есть по этому поводу какие-то свои, отдельные наблюдения. Я могу опять же повторить то, что меня поражает: каким образом всё-таки память о погибших превратилась в какое-то воспевание войны, воспевание смерти за Родину. Это то, что говорил Путин — «умираю, но не сдаюсь», цитируя надпись на Брестской крепости. Он это, опять же, преподнёс как некую особую доблесть русского характера и пожелал, по сути, чтобы мы с этим девизом и дальше жили в нашей стране. Умираю, но не сдаюсь вот в этом окружении врагов.

Это с одной стороны. А со второй, меня совершенно поражает, как работают ведущие на этом «Бессмертном полку», на акции «Бессмертный полк». Видимо, у них такая задача, директива — обязательно добиться от собеседника чувства восторга, гордости, радости и счастья. То есть даже когда люди рассказывают, и вдруг прорываются какие-то страшные вещи, страшные истории о своих родных — что им пришлось пережить во время войны, во время оккупации или во время пребывания в концлагере — даже здесь этот диалог обязательно кончается чем-то бравурным: «А теперь давайте мы скажем, что мы гордимся. Вы гордитесь? А ты гордишься?». Эти бесконечные восторги, улыбки, светящиеся от счастья лица с портретами мёртвых людей — в этом есть, конечно, какая-то странность, скажу я так. Меня это удивляет. Мне кажется, что-то здесь неправильно. Какой-то здесь сбой произошёл.

И. Петровская Я смотрела трансляции во время «Бессмертного полка» на Первом и Втором, переключаясь на канал «Россия». На Втором канале в студии прямо на Манежной площади работал Андрей Малахов. И к нему бесконечно приходили гости — как именитые, так и обычные — у которых были считанные секунды рассказать про своих родственников. И от этого у меня создалось какое-то неприятное ощущение такой… отработки номера, что ли. Вот привели людей, посадили.

К. Ларина Как он там микрофон отбирает у них.

И. Петровская Более того: они ещё не успевают вообще ничего сказать, а уже следующий гость. При этом ведущий в силу неудачной мизансцены поворачивается спиной к предыдущим и садится спиной к ним. И тоже вот это выражение счастья и радости Андрея Малахова. И точно так же и у него, и во время прямых включений, где работают корреспонденты, вот этот какое-то восторженное бесконечное: «Какое у вас настроение, что вы сейчас чувствуете? А вот ты, маленький мальчик, что чувствуешь? А ты, девочка — ты помнишь дедушку или прадедушку?». Дети тоже, как правило, говорят какие-то заученные слова. И вот это всё вдруг становится каким-то таким дежурным блюдом вместо того, что, собственно, было вложено в саму идею этого «Бессмертного полка».

Мы же прекрасно знаем и помним (и надеюсь, что не дадим другим забыть), что эта акция была организована в Томске и в Тюмени, когда это было именно в противовес официальным, дежурным государственным победным мероприятиям. Люди по своей собственной воле, инициативе должны были просто в молчании пройти в память о своих погибших родственниках, предках и тем самым как бы продлить их жизнь в этой памяти. Но никакого счастья, радости, удовлетворения не было в это заложено. Это была скорбная акция памяти людей — обычных, самых простых. Памяти, опять же, самых простых родственников, погибших на войне. И в какую противоположность превратилась эта акция, когда на неё уже наложили лапу официальные власти, мы сейчас наблюдаем, мне кажется, во всей красе.

Хотя, конечно, зрелище людей, которые плывут (они бесконечно повторяли «людской поток», «людская река») по Тверской и выплывают сюда к Манежной — выплывают в прямом смысле, потому что полил дождь. Причём такой силы, что это просто уму непостижимо. Особенное спасибо за это, наверное, Сергею Семёновичу Собянину, который так успешно разгонял облака. Поэтому да, ощущение было довольно странным.

К. Ларина Я хочу тебе сказать, прости, Ира, просто про «Бессмертный полк» — нет предела совершенству. Я вчера посмотрела подборку, которую Аркадий Бабченко демонстрировал на крымско-татарском киевском канале АТР. Там всё уже дошло не то что до абсурда, а уже до какого-то Войновича. Не знаю, видела ли ты «Бессмертный заплыв».

И. Петровская Нет, не видела.

К. Ларина Значит, люди в костюмах водолазов, с масками и трубками, держа в руках транспаранты с названиями кораблей, которые, видимо, участвовали в боях, заходили в воду и такой «свиньёй» плыли практически в открытое море. Второе: видела ли ты «Лохматый полк»? Нет? «Лохматый полк» — это парад собак. Тебе это близко. Собаки, которые были на службе у воинов Советской Армии. То есть пограничные псы, псы-санитары. И вот все эти собаки тоже были…

И. Петровская С георгиевскими ленточками?

К. Ларина С георгиевскими лентами, со всей амуницией собак Великой Отечественной войны. И это называлось так. У всех собаководов, которые их вели, на груди были значки «Лохматый полк». Я уж не говорю про парад детских войск. Это, по-моему, было в Пятигорске. Мы тоже наблюдали, всё это смотрели. Так что предела совершенству нет и то ли ещё будет. Они обещают на следующий год устроить «Бессмертный полк» в тюрьмах и колониях.

И. Петровская «Полосатый полк». Ну, на самом деле единственное, что хочу сказать по поводу собачек. Название, безусловно, дикое. Но я совсем недавно прочитала большой материал, что действительно собаки во время Великой Отечественной войны совершали подвиги. И погибали, и вытаскивали людей с поля боя, и искали…

К. Ларина А то мы не знаем.

И. Петровская Просто их было очень много.

К. Ларина Но почему это превращается в такое посмешище?

И. Петровская Да потому что люди такие. Люди без вкуса, без представлениях о чувстве меры. И вот, к сожалению, это превращается в свою противоположность и просто, я бы сказала, приобретает комический эффект. Ну ладно. Акция, которую я смотрела, тоже, конечно, прерываясь — телеканал «Победа», который стартовал буквально недавно. Он был запущен, собственно говоря, как бы в преддверии грядущего 75-летия Победы.

К. Ларина И все ожидали, что это опять же будет что-то такое истерично-патриотическое.

И. Петровская Я впервые посмотрела, именно потому что мне прислали ссылку. И как раз там было то, чего ужасно не хватало всем этим парадным мероприятиям. Там была трогательность. Там было то, что действительно вызывало слёзы. Вот в чём дело: они просто поставили камеры у Вечного огня и под музыку, под такое песнопение, которое обычно сопровождает Минуту молчания, люди шли и возлагали цветы к могиле Неизвестного солдата. В том числе было видно, что это реальные ветераны.

Например, уже абсолютный старик в военный форме с двумя костылями в сопровождении молодого человека поднимался по ступенькам к Вечному огню, с трудом опускался на колени, возлагал цветы и потом так же с огромным трудом спускался вниз. И вот в этом была какая-то подлинность, которую мы совсем утратили в связи с тем, что это превратилась в праздник, который не со слезами на глазах, а исключительно с победными песнями и плясками.

К. Ларина А Минута молчания вообще осталась?

И. Петровская Осталась. Значит, возникла такая коллизия. Почему-то в опубликованных заранее программах передач в газетах везде, кроме Первого канала, «России-1» и, по-моему, НТВ (сейчас не вспомню, какой ещё третий) не значился специально выделенным шрифтом (18-55, как всегда) отдельный скорбный ритуал Минуты молчания. В связи с чем возникло подозрение, что на главных каналах этого не будет, поскольку Минута молчания была утоплена в речи Путина во время парада. Но, слава Богу, я всё-таки привыкла это проверять. И когда началась Минута молчания на канале «Культура», который в этот момент был у меня включён, я стала щёлкать по остальным каналам. Она везде прошла.

Почему её не указали в программе главные каналы, непонятно. Возможно, они вначале решили, что не будут на это тратить время, а потом всё-таки не решились этого не делать, потому как народ привык. С 1965 года существует этот ритуал. Он видоизменялся. С 1967, когда появилась могила Неизвестного солдата, он первый раз видоизменился. И задуман вообще был как молитва. Но сейчас он идёт в сокращённом варианте, последние несколько лет уже без Рахманинова в конце. Но по-прежнему читают Рождественского — «вспомните через века, через года…», метроном отстукивает эту Минуту молчания. Так что вот, пока сохранилась.

К. Ларина О Шереметьево всё-таки надо сказать несколько слов. Об этой катастрофе, которая произошла совсем недавно, а кажется, что это было очень давно. Я знаю, что тебя не было в это время в стране, когда это всё произошло.

И. Петровская Да, но я там смотрела телевизор.

К. Ларина Ты смотрела?

И. Петровская Конечно.

К. Ларина Тут стоит, наверное, сказать — про это говорили уже многие на нашем радио, не только мы с тобой — что, конечно же, опять федеральные каналы, которые в таком расслабленном, отпускном состоянии, мало что предприняли для того, чтобы как-то изменить эфир и делать специальные выпуски. Этого не было. Но вот ты говоришь про «Победу», а я скажу про канал «Москва-24», который вёл сквозной эфир сразу же после первых сообщений о том, что произошло. И до глубокой ночи они целиком и полностью переключились на такой спецэфир и очень достойно сделали эту работу. Я просто хотела их отметить. Поскольку мы обычно всегда отмечаем канал «Дождь» — здесь, естественно, тоже был спецэфир. Что тут ещё сказать? Больше ничего не скажу.

И. Петровская Меня, конечно, поразило (потом уже я читала у тех, кто вообще смотрел постоянно, в режиме нон-стоп), что в новостных выпусках это не было первой новостью. Что довольно долго в начале держалась цифра 1 человек. Потом 13 человек. Потом (это тоже было в первый раз) не упоминалась марка этого самолёта. Называлось как угодно: пострадавший лайнер, потерпевший, загоревшийся, но упорно обходили название самой марки этого самолёта.

К. Ларина А с каким трудом из них выжали цифру погибших! Я первый раз такое видела, чтобы говорили «выживших 37 человек». Как такое может быть? Это абсолютный перевёртыш, когда сознание аудитории настроено совсем на другое. Это чьё-то ноу-хау. Мне кажется, раньше такого никогда не было.

И. Петровская Никогда. Я тоже такого не помню. Именно выживших. То есть ты должен был сам сделать усилие и посчитать, сколько на самом деле погибших, которых оказалось больше, чем выживших. Потом были очень странные сообщения о том, что при нормативе 90 секунд эвакуация прошла за 55. Тоже возникало какое-то ощущение, что если прошла за 55, значит, успели всех вывести. Но если вы за 55 вывели половину, меньше половины, а половина просто-напросто задохнулась и сгорела, то стоит ли записывать себе в победный актив, что 55 секунд вместо 90 положенных? Просто уже некого было спасать. В общем, наистраннейшее именно освещение этой трагедии.

Не говоря уже о том, что все потом (благодаря тем, кто снимал — это, опять же, новая технологическая эра, когда всё тут же снимается на телефоны и так или иначе попадает в эфир) увидели, что самолёт садился вовсе не горящий, как он вспыхнул прямо на взлётной полосе и как некоторое время ещё не было ни пожарных расчётов, ни скорой помощи, и люди бежали по этому летному полю. И людей тут же, мгновенно начали обвинять, что якобы они препятствовали эвакуации.

К. Ларина История, вброшенная специально.

И. Петровская Ведь она мгновенно была вброшена! Ещё когда вообще не было понятно, сколько погибло, сколько выжило, но уже в результате как будто бы ни в чём невиновных людей обвинили в эгоизме, чёрствости, в том, что спасая свою шкуру, они не думали о других. Ужасная история.

К. Ларина Я в связи с этим хочу вспомнить, опять же, Сергея Доренко. Рекомендую всем послушать его последний эфир, который был 6 мая на радио «Говорит Москва». Он выложен целиком и полностью на сайте радиостанции. Этот эфир целиком и полностью посвящён как раз катастрофе в Шереметьево. Сергей там задаёт очень точные и грамотные вопросы. Мало этого, в эфир ему звонили специалисты. Уж каким образом он так аккумулирует вот эти слушательские потоки, что нет ни одного пустого звонка… Ему звонили очень профессиональные люди, которые разбираются в авиационной технике, в самолетах, в лётных проблемах. Короче говоря, это очень хороший, жёсткий эфир. И кстати, он там очень жёстко говорил именно про это враньё, которым кормили с самого начала, с первых выпусков, с первых сообщений о катастрофе. Послушайте обязательно.

И. Петровская Кстати, Сергей Доренко, по-моему, об этом написал у себя: что его позвали только на следующий день. Якобы экстренный выпуск, посвящённый…

К. Ларина Он это говорил в эфире.

И. Петровская А, это он говорил как раз…

К. Ларина И посылал в известном направлении Первый канал.

И. Петровская Да, и там есть какие-то очень жёсткие слова в адрес так называемых «коллег», которые действительно утратили всякое представление о профессиональной чести.

К. Ларина Ну что, надо уже говорить про Окуджаву, а то мы не успеем. У нас же всё-таки большой юбилей, 95 лет. Переделкино я не видела. Там был традиционный концерт. Я помню, что у нас там даже были знакомые на этом концерте. Он был показан на канале «Культура» 9-го числа, да?

И. Петровская Да, это было абсолютное ощущение какого-то настоящего и свежего воздуха. Потому что не было никакой заорганизованности. И выступавшие артисты — тоже, кстати, в большинстве нам с тобой хорошо знакомые — исключительно искренне читали его стихи или пели его песни. И вот именно благодаря тому, что эти уже современные люди поют это и читают, вдруг начинаешь осознавать этот невероятный масштаб, даже гений, можно сказать, Булата Шалвовича. По-моему, Вероника Долина, которая там тоже была и участвовала, читала стихи и пела, потом написала, что становится понятно, что Окуджава был Моцартом наших дней — что касается мелодичности всех его песен, вообще мелодий, и невероятных стихов. В общем, это просто трогало до глубины души.

Но ради справедливости я должна ещё сказать, что на Первом канале вчера утро тоже было посвящено Булату Шалвовичу. Вышел фильм о нём «Надежды маленький оркестрик» с беседой с его вдовой Ольгой. Так что, в общем, я считаю, что день рождения Булата Шалвовича, который вот так совпал с Победой, отметили вполне достойно не только на канале «Культура».

К. Ларина Наверное, надо добавить и канал НТВ — «Квартирник у Маргулиса».

И. Петровская Обязательно, конечно!

К. Ларина Это, конечно, абсолютный прорыв. Я считаю, это какой-то знаковый момент в окуджавоведении. Потому что Оля Окуджава тоже была на этом концерте. Она была в абсолютном потрясении и в восторге, и сказала, что Булат Окуджава был бы счастлив слышать, как его песни исполняют совсем молодые люди, которые вообще не помнят и не знают, что это такое было. Как по-новому открываются смыслы его текстов! Кого там только не было: и панки, и рэперы, и хип-хоперы, и рокеры. И поют они, конечно — очень интересные интерпретации, аранжировки. Замечательная немецкая группа JUNO17, которую я в прошлый раз заводила. Но закончим всё-таки классикой. Это Юрий Шевчук, который был на квартирнике у Маргулиса и исполнил одну из самых любимых песен Булата Окуджавы.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире